В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Давай дружить!


Давай дружить!

Сообщений 31 страница 50 из 50

31

Гостья восприняла предложение с энтузиазмом. Впрочем, Скотт не заметил, отказывалась ли она от чего-нибудь вообще. Может стеснялась и боялась сказать "нет". А может искренне радовалась возможности подольше побыть в новой компании. Должно быть, ей не часто удавалось куда-нибудь выбраться. Как бы там ни было, Скотти твердо решил отстаивать право Ниши остаться у Годфреев с ночевкой. В том, что мама с папой будут не против, он не сомневался. Тут проблем возникнуть не должно. Но вот о реакции мисс Лоуренс ничего конкретного сказать было нельзя. Слухи о проблемах в неполной семье его гостьи никак не касались Скотта, поэтому он и не представлял, как на самом деле все запущенно.
Он помялся с ноги на ногу и задумчиво посмотрел куда-то поверх головы Ниши, фильтруя последнюю фразу, сказанную ею. Вообще не звонить маме? Она что, боялась собственную мать? В голове мальчика никак не укладывалось такое. Как вообще можно бояться такого близкого человека? Хотя, пояснения с упоминанием наказания оказалось вполне достаточно, чтобы он поверил ей на слово.
- Не боись, мы что-нибудь придумаем, - заверил девочку Скотти, подбирая всевозможные варианты выхода из сложившейся ситуации, правда, пока ничего путного в голову не шло.
- Линда, Мэри, Скотт, кто-нибудь помогите мне уже! - раздался голос Стивена Годфрея из коридора. Он был крайне удивлен тому, что сын еще не крутился возле него - подобно тому, как это делал Буллит, активно мешающийся под ногами - ведь он каждый вечер на протяжении почти целого месяца спрашивал, когда привезут елку. И вот теперь, когда это, наконец, произошло, пострел даже не вышел встретить любимого папу. Должно быть случилось что-то совсем из ряда вон, раз такие дела.
Глава семейства Годфреев оторвался от развязывания шнурков теплых зимних ботинок и поднял голову. Перед ним стоял Скотт, держа за руку темноволосую девочку в знакомой пижаме, которую он не видел уже незнамо сколько лет. Следом за ними вышла Линда. Приобняв обоих детей за плечи, она улыбнулась мужу.
- А у нас гости Стив, знакомься, это Ниша Лоуренс - констатировала она неоспоримый факт. А потом тут же поменяла тему, - какую красавицу ты принес! Раздевайся скорее, потом с ней разберемся. Ужин еще не остыл, ты как раз во время. И ты не поверишь, сколько всего случилось, за последние четыре часа!
- Здравствуй, юная леди, - добродушно обратился Стивен к девочке, вешая пуховик в плотиной шкаф, а потом наклонился к ней и протянул руку для рукопожатия. Он не сразу сопоставил ребенка, что стоял перед ним, с именем, поэтому смутился, когда осознал, что девочка его не видит.
Скотт подумал, что сейчас самый удобный момент для того, чтобы внести свои предложения по поводу дальнейших планов на вечер, поэтому заговорил, как бы замяв неловкую ситуацию.
- Мам, пап, а можно Ниша останется у нас на ночь? - в его голосе не было и намека на мольбу, однако говорил он таким тоном, который располагал к положительному ответу. - Елка классная, пап! - добавил он с энтузиазмом и крепче сжал ладошку Ниши.
Чита Годфреев переглянулась. Несмотря на то, что Стивен не узнал Нишу сразу, он был лучше жены осведомлен о положении в семье Лоуренсов. По крайней мере, не имел никаких предрассудков по поводу отношений отцов и детей, а в данном случае матери и дочери. И он сомневался, на сколько разумно будет согласиться. Кроме того, он не представлял, как маленькая мисс Лоуренс здесь оказалась, и грешным делом уже подумал, что ее мамашу лишили-таки родительских прав. Впрочем, это не объясняло, почему ребенок находился сейчас в их доме.
- Давайте, обсудим все вопросы после еды, - предложил Годфрей-Старший, отсрочив принятие решения, все тем же добродушным тоном и, потрепав сына по голове, исчез в гостиной.
Скотти посмотрел на Нишу, в поисках ее взгляда, и, не найдя отклика в огромных пустых глазах, проговорил:
- Смотри, еще чуть-чуть, и они сломаются. Я умею уговаривать! - с оттенком хвастовства заключил он. - Хочешь елку потрогать?

+2

32

Уверенность Скотти давала надежду. Надежду, что сегодня маму она не услышит, а если даже и услышит, то точно не пострадает от её наказаний. А ещё надежду, что до завтра мама забудет о сегодня и тогда вообще наказывать не станет, особенно если удастся вернуть тросточку. И тут главное было самой не забыть сходить за ней на пруд перед школой.
- Угу, - кивнула Ниша, соглашаясь с тем, что выход действительно получиться найти и сразу отвлеклась на мужской крик, что звал Скотта, его маму и ещё кого-то. И сомнений что это был папа её нового друга, даже не возникло, а вот кто такая Мэри стало интересно.
Вообще семья у Скотта оказалось такой большой, что Ниша даже почувствовала себя как-то неуютно. Отчего её стали разбирать сомнения по поводу идеи остаться в этом доме на ночь. Ведь определённо только одним своим присутствием доставит всем немало лишних хлопот, а миссис Линде и так, похоже, было нелегко. Однако высказать свои опасения она не успела, Скотт повёл её в сторону голоса, а там уж лучше было помолчать и сосредоточиться на стуке коготков Буллита, чтобы случайно на него не наступить, ведь он то и дело носился туда-сюда.
Дойдя до места назначения, Ниша напряглась. Новые знакомства было не тем, что она особо любила, тем более, когда дело касалось родственников её знакомых. Всегда боялась показаться не такой, как её уже знал тот, кто приводил знакомить, и ещё больше боялась не понравиться новым людям. Хотя таких случаев пока не случалось, но возможно из-за того что просто не так уж и часто с кем-то знакомилась.
Отвлечься от дурных мыслей помогла мама Скотта, что вовремя пришла и сама её представила, а ещё приобняла, тем самым заставив Нишу машинально задрать на неё голову, словно хотела посмотреть и удостовериться, кто это пришёл. От этой привычки она никак не могла избавиться, хотя на самом деле и не старалась даже, не мешала.
- Здравствуйте, - поздоровалась Ниша в ответ на приветствие от папы Скотта, уже как бы посмотрев на него, сказать же что-то ещё побоялась, но возможно стоило, так как на некоторое время воцарилась неловкая пауза.
Однако можно сказать ситуацию спас Скотт, высказав предложения остаться ей на ночь, отчего Ниша напряглась ещё сильней. Этому поспособствовала и сжатая до лёгкой боли ладошка. А всё дело заключалось в том, что создалось ощущение, что ей словно должны были вынести приговор. Хотя где-то так оно и было. И когда вердикт родители Скотта отложили, Ниша аж тихонько выдохнула скопившийся в ней воздух за время ожидания ответа. Ведь какое бы решение они не приняли, оно пугало её одинаково. Чего нельзя было сказать о Скотти, с его энтузиазмом и весельем в голосе.
Ниша кивнула, соглашаясь с тем, что ему почти удалось их уговорить, а после уже голосом добавила ответ на вопрос о ёлке:
- Да, хочу.
Не сказать, что она не знала как выглядела ёлка, но, тем не менее, потрогать ароматную красавицу действительно хотелось. И в принципе по приятному запаху смогла бы найти её сама, но Скотти и тут помог сориентироваться.
Присев рядом с ёлкой Ниша аккуратно протянула руку, чтобы погладить веточки с острыми иголками, на которые как не старалась, а всё равно напоролась. Но это вышло совсем не больно, а даже приятно.
- Холодная, - с улыбкой сказала она, повернув голову в сторону Скотта, - и колючая!

+2

33

Он подвел девочку к благоухающей хвойным лесом зеленой красавице. Кое-где, на веточках мерцали подтаявшие и уже почти превратившиеся в капли воды льдинки, а под елкой успела набежать маленькая лужица, которая грозила очень скоро не хило так увеличиться в размерах. Чуть склонив голову, Скотти наблюдал за тем, как Ниша изучает дерево. Хорошо бы найти замену ее палке хотя бы на время. Не может же Годфрей везде таскать Нишу за собой. Это не значило, что он собирался оставить гостью без своей компании. Но он прекрасно понимал, что, к примеру, брать ее на чердак за елочными игрушками - идея не из лучших.
- Еще бы! - усмехнулся Скотт. Ниша выдавала до смешного простые истины. А еще небо голубое и трава зеленая. Хотя, в правдивости этих утверждений у незрячего ребенка все же могли возникнуть некоторые сомнения. - Пойдем, поможешь мне нарядить елку. Но прежде, мне нужно будет залезть на чердак: там все елочные украшения, - объяснял он.
Скотт даже забыл о разговоре с Большим Кирстом. Он хотел было уже в который раз взять Нишу за руку, как заметил надломленную хвойную веточку. Приделать ее обратно все равно не выйдет, как бы ни хотелось, а потому он потянулся за ней и отломал окончательно. Исколотая хвоей рука тут же начала чесаться, как это всегда бывало, когда Годфрей наряжал елку.
- Держи, - буркнул Скотт, протянув подруге колючий цветочек, и только после этого повел ее в гостиную, подхватив девочку под локоток. По дороге туда он высказал предположение о том, что веточку можно поставить в воду, так она должна дольше прожить. Впрочем, Ниша вольна делать с ней все, что захочет, это же теперь ее веточка.
Добравшись до дивана, Скотти усадил на него Нишу, сгреб в охапку Буллита, усадил и его туда же, чтобы девочке было не скучно, а потом заверил, что вернется очень скоро, и вприпрыжку помчался по лестнице наверх. В чулане он быстро отыскал специально предназначенную для открывания люка палку с крюком на конце и, здорово так удлинив себе руку, зацепил им кольцо на потолке, потянул вниз. Заскрипел механизм, и перед мальцом возникла лестница, приглашающая на чердак. Прежде, чем темнота под крышей дома Годфреев поглотила его, он приставил к стенке пластмассовый черенок от швабры, который, как и палка, томился в чулане и непонятно по какой причине не был утилизирован.
- Скучаешь? Куда делся этот лоботряс? - мягким голосом спросил Стивен, присаживаясь рядом с девочкой. В этот раз он покончил с ужином быстрее обычного, - А мама знает, что ты сейчас в гостях? - продолжил он завуалированный допрос, все ближе подбираясь к сути дела. Ответ был очевидным, да и мужчина заранее знал, каков он будет, так как Линда ввела его в курс дела, но считал нужным поинтересоваться у гостьи лично.
Притихший было Буллит, неистово завилял хвостом и забеспокоился на коленях Ниши. Переминаясь с лапы на лапу, он соскальзывал с худеньких ножек девочки и нетерпеливо смотрел на отца, мол, когда тот обратит на него внимание и почешет наконец за ухом.
- Давай сделаем так: сегодня ты останешься у нас, а завтра я отвезу вас со Скоттом в школу, согласна? - предложил Стив и легонько похлопал девочку по спинке, а после недолгой паузы добавил, - Но маме позвонить все же придется, чтобы она не начала бить тревогу и не переживала понапрасну.
Скотти, тем временем, с благоговейным трепетом тащил вниз большую серую коробку, перевязанную бечевкой. Она была объемной, но не тяжелой. И все же мальчик ступал аккуратно, опасаясь оступиться и рухнуть со своим сокровищем. Под мышкой Скотт сжимал палку для Ниши, что создавало дополнительные неудобства в спуске. Эта палка мало походила на ту, которой пользовалась девочка: слишком толстая, слишком длинная и не такая легкая, однако лучше, чем ничего.
Добрался он все же без происшествий и, водрузив коробку на тумбочку, недалеко от того места, где планировалось поставить ель, подошел к дивану.
- Это еще не все. Там пара мелких осталась. О чем болтаете? - полюбопытствовал Скотт. Он облокотился на палку и смотрел то на папу, то на Нишу.

+1

34

Ёлка словно супер пилюля от горя, в один миг стёрла из памяти Ниши весь накопившийся за день негатив. Забылась и неприятность с прудом, и даже возможность хорошо получить от мамы за всё хорошее и не только. В голове осталась лишь радость и восторг, что удастся опробовать что-то новое и это новое ещё больше приблизит её к обычным детям.
- Да! - на радостях согласилась Ниша наряжать ёлку, и в этот момент ей было всё равно, что могло банально не получиться и что не сможет увидеть плоды своей работы. Главное в воображении она уже представляла, как будет развешивать красивые игрушки на пышное и волшебно пахнущее дерево. - Что это? - поинтересовалась она, ощутив в руках нечто схожее на колючую веточку, но осознав, что это она и была, заулыбавшись ещё сильней, сразу добавила, - спасибо!
За один вечер это был уже второй подарок от Скотта, и если так пойдёт и дальше, то не сможет забрать всё себе домой. Правда тогда получалась замечательная возможность придти в гости ещё раз, что, конечно же, уже хотелось. Хотя будь такая возможность, то она бы даже и не уходила. В семье Скотта ей очень понравилось и не важно, что знала о ней совсем ничего, зато была уверенна, что плохие люди в этом доме не жили. Ниша даже была готова стать самой послушной девочкой на земле, лишь бы её оставили, но в тоже время понимала, что хотела слишком многого, так как дети не имеют права выбора семьи.
Оставшись на диване вместе с мистером Медведем, веточкой от ёлки и  Буллитом, Ниша отложила игрушки в сторону и переключила всё своё внимание на щенка. Он впервые при ней повёл себя очень спокойно, за что получил массу поглаживаний по голове. А вообще его хотелось сгрести в охапку и больше не отпускать, но проделать такое она не рискнула. Уж пусть лучше спокойно лежал на ногах, что тоже было очень приятно.
Внезапно прозвучавший голос отца Скотта заставил Нишу вздрогнуть, а всё из-за того что сильно увлеклась Буллитом и не услышала, как к ней подошли. И чтобы скрыть свой испуг сразу замотала головой в ответ на вопрос о маме. А вот говорить как Скотту, что ей и звонить не надо было, не стала. Взрослым было не дано понять её проблемы, а может просто не хотели вмешиваться, ведь иначе уже давно что-нибудь да сделали.
- Спасибо! - воскликнула Ниша, услышав, что ей таки разрешили остаться на ночь, и, поубавив одолевшую её радость, а заодно и придержав заёрзавшего Буллита, добавила, - хорошо, но я не знаю номера.
В этот момент как раз вернулся  и сам Скотт как специально, чтобы услышать хорошую новость.
- Мне разрешили остаться! - тут же радостно сообщила она, обернувшись в сторону мальчишки. - Теперь надо чтобы и моя мама разрешила остаться! - И повернувшись обратно к папе Скотта, спросила, - вы ведь попросите её?

+1

35

- Здорово! - воскликнул Скотт, разделяя радость девочки. - А у меня для тебя еще кое-что есть. Ну, ты же без нее не можешь, вот, пока это побудет заменой, - он всучил палку в руки Нише, как делал со всем, что приходилось ей передавать, и вернулся к коробке. Ему не терпелось ее открыть, вдохнуть пыльный запах, увидеть, как множество световых бликов играет на каждой стеклянной игрушке.
- Смотри не обломай свой длинный любопытный нос, - парировал Стивен на вопрос сына и отправился на поиски телефонного справочника.
Тот и искать не пришлось. Толстенный журнал пылился здесь же, в гостиной на подоконнике. Какое-то время Стив безрезультатно бегал глазами по мелким строчкам, тщетно пытаясь отыскать фамилию Лоусон. И только, когда случайно наткнулся на Лоуренс, осознал, что искал не то. Нехотя набрав номер, он приложил трубку к уху и долго вслушивался в гудки на той линии. Уже собрался было бросить это бесполезное занятие, но раздался щелчок, и из динамика послышался раздраженный, сонный женский голос. Его обладательница даже не пыталась скрыть неприязнь, однако выслушала вкрадчивый рассказ Стива. Не удостоив его никаким мало мальски внятным ответом, она потребовала передать дочери трубку.
На лице старшего Годфрея против его воли проступило облегчение, которое, как он ни старался, не мог скрыть. Он понимал, что ему предстоит возобновить этот малоприятный диалог и пожалел, что вовремя не спихнул это дело на жену, хоть и понимал, что его шансы договориться с мисс Лоуренс выше, чем у Линды.
- Ниша, это тебя, - сообщил он, передавая трубку девочке. Глядя на эту беззащитную малышку, Годфрей-Старший попытался представить, какого быть родителем такого ребенка, но у него плохо получилось.
Скотти замер с большим стеклянным красным шаром в руках, ожидая, во что все это выльется. Ему показалось, что этот звонок произвел на гостью примерно тот же эффект, что недавний, адресованный Скотту. До его слуха долетали отдельные слова, но суть оставалась предельно ясна. Мисс Лоуренс была недовольна. И свое недовольство она выражала в грубой форме. Скотт не припомнил, чтобы его родители когда-нибудь так с ним разговаривали, даже когда злились.
- Черт возьми, Ниша, где тебя черти носят?!  - донеслось из трубки. Если Ниту пыталась хоть как-то сдержать гневные выпады, ей это не удалось, на первых порах уж точно. Все те события, что буквально только что пересказал Стивен Годфрей, влетели в одно ухо, не задержались и на мгновение в еще не проснувшемся сознании женщины и благополучно вылетели через другое. Она сделала паузу и продолжила уже с меньшей экспрессией, - Что опять стряслось? Мне что, опять придеца таскаца с тобой в школу? Забирать тоже? И так каждый день? Как маленькую, да? Для этого я столько денег отдала за эту хренову палку? А? - из трубки донесся звук закрывшейся дверцы холодильника. Выпады иногда разбавлялись редкими вопросами, отдаленно напоминавшими настоящие материнские, - ты поела? А знаешь, что я нашла на столе? Знаешь? Угадай, ну?! Мо-ло-ко! Так какого черта оно там делает, когда должно стоять где? Правильно, в хо-ло-диль-ни-ке! Для кого я, черт возьми, все это дерьмо покупаю? Нише нужно то, Нише нужно это! Ты там не мерзнешь, не?
Ниту не была до конца уверена, убирала ли пакет с молоком, когда в последний раз самолично доставала его, но, как известно, лучшая защита - это нападение. Она уже перешла на тему, ни каким боком не касавшуюся отсутствия дочери и прервалась только тогда, когда во время очередного словесного порыва смахнула злосчастный пакет с молоком на пол.
- Черт, черт, черт!! Бл...ааа!! - Она резко и пронзительно закричала ругательства, не предназначенные для детских ушей в принципе. Их отчетливо слышали все присутствующие в гостиной, а Скотт залился румянцем, ибо отлично понимал их значение.
Ярость, двадцатифутовой волной накрывшая мисс Лоуренс, отхлынула так же неожиданно быстро, как и накатила. И вот она уже чуть ли не слезно просила прощения у дочки, а, когда извинения кончились, не знала, что еще сказать, хоть и ощущала в этом острую потребность.

Отредактировано Scott Godfrey (2017-04-24 08:15:03)

+2

36

Ниша сразу поняла, что Скотт вложил в её руку деревянную палку, так как самые обычные материалы легко научилась распознавать на ощупь ещё в самом начале. Проблемы с этим появлялись только, когда они были чем-то покрыты, как например лаком или краской. Однако и тут удалось найти ряд нехитрых подсказок помогающих почти безошибочно определять, что из чего было сделано. А то, что это была именно палка, стало понятно из её формы и распределения веса. Да и из-за тяжести она сразу клюнула в пол, тем самым ещё больше дав представления о своей длине.
- Спасибо! - радостно выдала Ниша, одновременно пытаясь  совладать с новыми "глазами".
Она аккуратно стянула Буллита с колен, на что тот резко соскочил с дивана и куда-то убежал, и поднялась, желая испытать палку. Та, конечно, вышла длинноватой и довольно тяжелой, что ощутимо осложнило её контроль. Отчего с ней Ниша стала что-то вроде "плохо видящей" слепой, но даже так это было намного лучше, чем ходить с выставленными перед собой руками и бояться запнуться о какой-нибудь порог или ступеньку.
С новой тросточкой, если её можно было так назвать, она обошла вокруг дивана и столика. Разумеется, делала это очень аккуратно, чтобы ненароком ничего не испортить. Палку-то постоянно заносило из стороны в сторону, а ещё пришлось водить её по полу, потому как после попыток привычно поднимать и переставлять, рука быстро устала. Таким же образом она дошла и до папы Скотта, когда он позвал к телефону, правда сделала это с видом, будто её ждала смертная казнь.
Конечно, Ниша понимала, что разговор с мамой был неизбежен, но не думала, что он случится так быстро и так неожиданно. Вследствие чего растерялась и когда взяла трубку, просто не знала что говорить, не придумала.
- Мама..., я у Скотта, - неуверенно ответила Ниша дрожащим голосом на заданный ей сходу вопрос. Ответить же более конкретно не могла, так как сама не знала, где именно жил её новый друг. Однако мама и не стала вдаваться в подробности, вместо этого начала отчитывать за несамостоятельность. На что Ниша сразу взмолилась, - нет, мама, не надо, я справлюсь! Это больше не повторится! Правда! Я смогу! Обещаю! Обещаю!
Делать это она стала вовсе не из-за того, что побоялась снова ходить вместе с мамой в школу. В этом ничего плохого не видела, даже наоборот так было проще и безопасней, ведь никто тогда бы не рискнул обижать её после уроков. Просто не хотела вновь доставлять те хлопоты, с которыми могла и сама справиться. Всё же маме и так было нелегко с ней. 
Дальше Нише и слова нормально вставить не получалось, не успевала сообразить. В итоге только и делала, что запиналась на полуслове, соглашалась и извинялась, а вот что-либо отрицать побоялась, как например, с молоком, которому самостоятельно даже не прикасалась сегодня. Ведь пусть сейчас мама и не могла её наказать, но потом-то этого всё равно было не избежать.
Когда же в трубке раздался гневный крик, Ниша аж пригнулась, словно ей вот-вот и должно было хорошо влететь. Она так испугалась, что даже заплакала, правда незаметно. Выдать это, пожалуй, могло только начавшееся шмыганье носом, так как слёзы по щекам хоть и побежали, но редко, да и, то скрывшись за волосами.
- Мама? - осторожно спросила Ниша, когда гнев сменился на милость, и наступила тишина, - а можно мне сегодня остаться у Скотта? Я... - запнулась она, так как хотела пообещать сделать все уроки, но только сейчас осознала, что всё это время была без школьного рюкзака. И, разумеется, что сообщать о такой оплошности было не самое удачное время. - Я в школу не опоздаю. Обещаю! Пожалуйста! Пожалуйста!

+2

37

Ниту не слышала просьб дочери, но уже решила для себя, что этот вечер будет принадлежать ей одной. Эта беседа протекала и закончилась так же, как практически любая другая. Ниту вышла из себя, выпустила пар, испугалась, извинилась и, дабы загладить свою вину, позволила Нише, чего там ей изначально хотелось. При том, так и не вникла в суть вопроса. Но ведь голова так сильно болела, а когда у мисс Лоуренс болела голова, ее тошнило. Вот и сейчас она ощутила, как с каждым ударом молота боли о наковальню ее многострадальных мозгов, в районе солнечного сплетения рождается отвратительное ощущение, грозящее подняться выше, подкрасться к горлу, чтобы выйти наконец наружу.
- Да, малыш, - все, что она смогла выдавить сквозь зубы. Ей было хорошо известно: еще немного, и она снова сорвется на дочь, если та не скроется с глаз или не сгинет из головы, иными словами просто не исчезнет. И все начнется заново. по кругу. А голова болела. Как сильно она болела!
- Спокойной ночи, Ниша, будь хорошей девочкой, малыш, - интонации были неровными, а телефонная связь еще сильнее искажала голос. Ниту сглотнула. Больше сказать было нечего.
Скотт стоял с разинутым ртом, глядя на Нишу, на то, как меняется выражение ее лица, как срывается голос, хотя было видно, она очень старалась подавить эмоции. Поэтому он отвернулся, уставившись на Буллита. Стивен Годфрей не выдержал и слинял еще в самом начале.
Голос в трубке стих, сошел на нет, а потому глухие гудки показались мальчику особенно громкими. Он подошел к Нише и забрал трубку, боясь любым своим действием вызвать бурю эмоций и фонтан слез. Пикнула кнопка отбоя, прервав частый монотонный звук. Годфрею было неудобно, неуютно и почему-то немного стыдно от того, что он оказался свидетелем этого разговора. Папа был умнее и тактичнее. Что за вечер дурацких звонков!
- Ну, что? - наконец тихо спросил Скотт, не совсем понимая по реакции Ниши, какой ответ дала ее мама, а потом просеял. - Давай пять!
Радостно смеясь, он шлепнул девочку по ладошке и сразу же кинулся на кухню, сообщить хорошие новости, если кто еще не в курсе. Буллит, обеспокоенный такой реакцией своего маленького хозяина, метнулся было за ним, но заметив движение со стороны гостьи, вернулся и принялся уже знакомым манером облизывать пальцы ног девочки. Так же быстро он переключил внимание на палку, ведь ее можно было грызть посильнее, чем нежную детскую кожу, и даже тянуть на себя, к чему он с превеликим удовольствием приступил.
Скотти вернулся, таща с собой два спальника. Этого добра у Годфреев хватало: в походе без спальника никак не обойтись, а походы семья Скотта любила, по крайней мере большинство членов.
- Здесь и будем спать! Прямо под елкой! - он бросил спальники рядом с коробками и добавил, критически оглядев то самое место, где собирался разбить лежбище, - только сперва ее нужно нарядить, ты же мне поможешь?
Таинство украшения рождественской ели уже года два целиком и полностью принадлежало Скотту. Сестра давно забила на весь этот "детский бред", поэтому он был полноправным решателем важнейшего вопроса: куда, когда и в каком количестве повесить тот или иной шарик. По плану, в первую очередь на елке должна была появиться гирлянда. Скотт достал из потрепанной коробки спутанный моток. Обычно с этой проблемой играючи справлялась мама, словно не провода разматывала, а пряла. Однако, сегодня был не тот случай. Сегодня у Скотта были гости, и он не мог спасовать перед такой безделицей. В конце концов, с наушниками он все-таки через раз справлялся.
- Держи, а я пока буду разматывать, - сказал он, протянув Нише не без труда найденный свободный конец провода, усеянный лампочками.
Пальцы превратились в толстые колбаски, как у Большого Кирста, и никак не хотели слушаться, и это начинало изрядно бесить. Стиснув зубы, Скотт напряженно изучал замысловатые нити, похожие на лабиринты в учебниках для дошколят. А провода, как назло, только сильнее путались.
Вошел папа и, украдкой поглядывая на детей, принялся не спеша устанавливать ель.

Отредактировано Scott Godfrey (2017-07-08 20:39:53)

+1

38

Иногда плохая мама со своим безразличием была полезна, точнее удобна, как вот сейчас не став вникать в детали и допрашивать спокойно разрешила остаться у Скотти. Такое, конечно, случалось совсем не часто, но случалось. Правда, не смотря на, казалось бы успех мероприятия, Ниша почувствовала себя очень плохо вот только не физически. Душу буквально разорвали чувства брошенности и одиночества, и посодействовало этому возможность посмотреть, как живут другие, а именно Скотти.
- Да мам, хорошо, - очень сдавленно и слабо ответила Ниша, из-за всех сил стараясь не допустить, чтобы пробегающие по щекам одинокие слёзы не обратились в бурные реки. - Спокойной ночи, мама.
Когда же связь прервалась, она не двинулась и с места так и продолжила стоять и слушать короткие гудки. Словно вместо них снова мог появиться голос мамы и сказать что-нибудь хорошее, порадоваться за нового друга и просто сказать, что любит, но нет, ничего не произошло. В ожидании Ниша даже не заметила, как подошёл Скотт. Опомнилась лишь, когда он забрал трубку, которую к слову она не очень-то и жаловала отдавать, так как не теряла надежду и благодаря этому держалась.
- Мама разрешила, - с небольшой задержкой ответила Ниша, всё ещё пытаясь не разрыдаться и в принципе, это уже давалось легче, а на предложение дать пять протянула руку на голос.
Восторг же Скотти несомненно не мог пройти мимо неё, и ощутив энергичный шлепок и услышав его смех Ниша невольно улыбнулась и сама. И правда, чего это она грустила, когда получила, чего хотела, а именно друга и хорошую семью, пусть и всего на одну ночь. И оставшись, судя по всему одна, Ниша спешно принялась вытирать глаза и щёки рукавами пижамы. В этот момент она решила, что больше не будет грустить и хорошо проведёт данное ей время. Ведь когда ещё выпадет такая возможность?
Вот только полностью привести себя в порядок Ниша не успела. Вернулся Буллит и снова прицепился к ногам, попытка же его остановить лишь переключила внимание на палку.
- Нельзя! - сказала она присев и попытавшись забрать свои глаза у щенка, но только больше его этим раззадорила. - Брось! Буллит, нельзя...
Естественно, что Буллит её никак не послушал и продолжил грызть трость, так что та бедная аж хрустела. И ощущая это, Ниша обеспокоилась, что испортила вещь. Ведь мало ли для чего и где использовалась эта палка. И естественно когда вернулся Скотти, побоялась ему об этом рассказать.
- Хорошо, - неуверенно согласилась она помочь наряжать ёлку, не представляя как вообще это делать, но в тоже время воодушевилась ожидающим её необычным местом для сна, и осторожно пойдя на звуки создаваемые мальчишкой, поинтересовалась. - А что я должна делать?
Что же должна была делать, Ниша поняла, как добравшись с палкой за спиной, получила в руку что-то похожее на провод. Подержать его было не трудно и главное приятно, так как могла почувствовать себя нужной. И не получив ещё каких-либо поручений, отвлеклась на Буллита, что продолжал мучить её глаза. Похоже, в этом доме с палкой ей было не суждено ходить.
Когда же в комнату вошёл кто-то ещё, Ниша невольно отследила всю его траекторию движения, словно видела. И интуиция ей подсказывала, что это был папа Скотти, либо какой-то другой мужчина, если он попал в дом где-то в другом месте.
- А где вы взяли ёлку? - поинтересовалась она у пришедшего мужчины, всё же считая, что это был папа, - там ещё есть маленькие?
Ниша даже показала, какой примерно размер её интересовал, а именно где-то по голову, правда в этот момент она сидела на коленях. В общем, ей хотелось чего-то небольшого, чтобы поставить у себя на столе и постоянно наслаждаться приятным запахом.

+1

39

Если бы Ниша не заговорила, Скотт так и не заметил бы папу, настолько ему хотелось расправиться с коварной гирляндой. Впрочем, он и ухом не повел, только заметнее скрючился, как скряга над своим богатством, и сильнее сощурился, словно это помогло бы разглядеть хитросплетения проводков. Он не замечал даже нападок Буллита на палку. Пресытившись всевозможными резиновыми мячиками на любой вкус и цвет и плюшевыми игрушками, в изобилии наличествовавшими в арсенале его развлечений, Буллит с упоением оставлял следы своих зубов на рифленом пластике. Хвостатый начисто забыл о карающем тапке и о том, что бывает, когда грызешь предметы, не предназначенные для этого дела. Кроме того, ему никто не препятствовал, а значит, все можно.
Развинчивая шурупы в стареньких креплениях, Стивен с любопытством, присущим родителю, впервые заметившему необычное поведение своего чада, то и дело поглядывал на детей. Определенно, сын вел себя странно. По наблюдениям старшего Годфрея в присутствии девочек Скотти чаще всего щетинился, как лесной еж, задирал нос и становился неадекватным капризным ребенком. Странность его поведения как раз в том и заключалась, что этих симптомов не наблюдалось. Не нужно быть гениальным сыщиком, чтобы догадаться о причине неадекватности. Только проявление ее было необычным, что ж, дальнейшее наблюдение покажет почему. А эта самая причина уже переборола свой страх и стеснение и проявляла любопытство, как любой нормальный ребенок.
- У Стенли Чепера есть разрешение на разведение и сруб деревьев как раз для этих целей. Да у старого хитреца монополия! Каждый год, аккурат за неделю до Рождества на городской площади разворачивается настоящий рынок. На наш город хватает любителей хвойного запаха и выковыривания иголок из ковров. – Последнюю фразу Стивен пробурчал с деланным недовольством и покосился в сторону кухни, где его благоверная чем-то занималась под монотонный бубнеж радио. – Там можно найти ели и сосны на любой вкус и размер, - он улыбнулся, - правда, пожалуй, таких малышек я там не видел. Разве что были какие-то подобия букетов из веток, но они долго не стоят. А вы с мамой не наряжаете рождественское дерево? В лесу можно отыскать совсем маленькие экземпляры. При желании, такую малютку можно и в горшок посадить, как думаешь, Ниша?

Елка уже стояла и ждала, когда же ее украсят, папа ушел под очередным предлогом, а Скотт не распутал и половины гирлянды.  Было ясно, как день – не распутает и к следующему Рождеству. Все попытки – жалкие бесполезные потуги. Маме удавалось справиться с этой непосильной задачей почти играючи. А ведь у нее зрение было хуже, чем у Скотта! Да, будь у него хоть сотня глаз, как у мухи, это ничего не изменило бы. Мысль, пришедшая Годфрею в голову, показалась такой естественной, что он аж просиял. Ну, конечно же! Мама была женщиной, Ниша тоже женщина, пусть и маленькая, а значит, у нее все получится.
- Попробуй, может, у тебя лучше выйдет. – Предложил он, заранее отметая все «может» и «возможно». Он забрал у Ниши ту часть гирлянды, которую она так безукоризненно держала, и всучил ей свою. Избавившись от этого клубка колючих змей, Скотт почувствовал настоящее облегчение. Но, оказавшись на месте Ниши, он очень скоро понял, как неинтересно просто стоять и держать свободный конец. Спасибо папе, он хотя бы занял Нишу разговором, чего как раз самому Скотту в голову не пришло. Постояв так с минуту, он решил, что это его предел и отполз в сторону коробок. Ему не терпелось приступить к самому интересному – к развешиванию игрушек на елку, которая уже смирилась со своей участью и раскинула хвойные колючие лапы над головами детей.
Скотти забрался носом в одну из коробок, натянув свой конец гирлянды до предела, как поводок, и выудил струящийся серебристый дождик, потрепанный с прошлого Рождества, но еще вполне годный. От нечего делать он водрузил его подруге на голову и весело отметил, что ей идет.
- А ты в Санту веришь? – перестав мешать Нише, полюбопытствовал Скотт скорее для статистики, нежели из праздного любопытства. Год назад он узнал правду, и теперь ему казалось такой глупостью, ждать подарков от Санта Клауса, ведь его работу  выполняли родители. Совсем другое дело монстры и приведения из легенд и рассказов. В них Скотт еще как верил.

+1

40

Никакого Стенли Чепера Ниша, разумеется, не знала и даже краем уха не слышала, а если таки кто-то и упоминал его имя рядом, то настолько невзначай, что и в памяти совсем не задержалось. Да и сейчас оно почти не имело смысла. То, что он торговал ёлками и соснами и имел какую-то монополию, а такого слова она даже и не знала, мало что давало. Денег у неё не было, а маму на покупку не упросить. Однако на городскую площадь всё равно решила потом сходить с расчётом найти какую-нибудь упавшую веточку или получить её в подарок, поскольку той, что дал Скотти, казалось, не хватит на комнату. Да и, по словам его папы, она быстро засохнет, что огорчало. Вариант же с лесом не рассматривала, если конечно не сходить туда вместе со Скоттом, но об этом решила поинтересоваться у него утром по дороге в школу.
- Нет, не наряжаем, - с ощущением сильной неловкости ответила Ниша, так как понимала, что ёё ситуация не являлось нормой, но чтобы быстро уйти от этой темы поспешила высказаться на другой более удобный вопрос. - А посадить можно. Я обязательно скажу об этом маме! Эта идея ей должна понравиться.
Она же понравилась и самой Нише, ведь это реально давало возможность заполучить новогоднее дерево и не платить за него каждый раз. Решение проблемы оказалось таким простым, что в его успех даже трудно было поверить. Тем не менее, всё равно воодушевило, и когда папе Скотта нужно было снова отойти, она уже энергично закивала ему в след, лелея надежду, что теперь и у неё дома может появиться ёлка или сосна.
Из радостной фантазии в реальность Нишу вернул Скотт, когда выхватил конец провода и сунул в руки вместо него непонятный пучок, что быстро определила как провода. Что он этим жестом от неё хотел, она поняла не сразу и какое-то время просто сидела и думала, как вообще такое мог ей поручить. Однако раз поручил, значит, в этом ничего сложно не было и, кивнув с ощутимой задержкой, принялась тянуть за отдельные проводки, абсолютно не понимая, затягивала ли их или всё же распутывала.
Отвлеклась от своей уже не лёгкой задачи в сравнении с просто держанием проводка Ниша лишь, ощутив касание к голове, поскольку увлеклась проводами настолько, что не заметила, как Скотти копался в коробке и после подошёл к ней. Естественно, что она подняла на него свой слепой взгляд, ожидая пояснений, но вместо них получила вопрос, который озадачил ещё больше.
- Верю, - коротко ответила Ниша, опустив руки с уменьшившимся пучком проводов себе на колени, - но он похоже в меня не верит. Все дети получают от него подарки, а про меня он всегда забывает. А ты веришь? Тебе он приносит подарки?
Говорила она ровно, без какой-либо обиды в голосе, так как давно смирилась с тем, что особенная и возможно из-за этого просто не заслуживала на подарки. А может, была ещё в чём-то причина. Например, у неё мог быть такой же слепой, как и она, Саната, который идя к ней, всегда терялся по пути, или же она верила в него недостаточно.

+1

41

Такая заинтересованная Ниша, с серебрящимся в искусственном свете потолочных ламп дождиком, который успел сползти на бок и походил на седину в ее чернющих, как смола, волосах, выглядела одновременно и радостной, и жалкой. Радостной потому, что была занята, а жалкой... она всегда так выглядела. До непосредственной встречи с Лоуренс Скотт не задумывался о том, что некоторые дети рождаются в неполных или неблагополучных семьях, теряют родителей, а у иных вообще никого нет. Лишись он разом всего, Скотт оказался бы совершенно неприспособленным к жизни. И не потому, что был ребенком. Все дело в том, к каким условиям он привык. А условия эти не располагали к самостоятельности. Такие мысли пришли на ум, когда он открыл для себя тот факт, что Ниша не получала подарков от Санты, а следовательно, от родителей. Ведь это было так естественно – писать длинные письма, перечисляя заветные желания, стараться не уснуть в рождественскую ночь, караулить на лестнице и засыпать в позе, самой неудобной из всех неудобных, и буквально скатываться с этой самой лестницы, спеша увидеть, лежит ли под елкой долгожданный подарок. Это было настолько естественно для мальчика, выросшего в благополучной семье, что отсутствие всего этого казалось дикостью.
- А мама дарит тебе подарки? – все же уточнил Скотт. Ведь миссис Лоуренс могла просто не придавать суевериям особого значения.
Теперь встал вопрос о том, сохранить ли веру в Санту самой Ниши, пусть эта вера слабо походила на нормальную. Вполне возможно, для девочки, которая никогда не получала подарков от вымышленного деда, он представлялся не добряком в красных санях, запряженных семеркой оленей, как для остальных детей, а настоящим Гринчем, который украл ее личное Рождество. Но больше всего Скотта удивило равнодушие, с которым Лоуренс говорила об этом.
- Верю, - в который раз солгал Годфрей. Убежденность в том, что во всем виноват какой-то старый толстый дядька, который за что-то невзлюбил маленькую слепую девочку, лучше, чем осознание того, что твои собственные родители не уделяют тебе должного внимания. – Может, твои письма просто затерялись где-то по пути. Или эльф, который их привозит, болеет каждый год… - Скотт, как мог, попытался сгладить острые углы. Он пока еще не задумывался над тем, почему всеми правдами и неправдами старался оградить Нишу от плохого (на его субъективный взгляд).
Он навис над ней, изучая проделанную ею работу. К его великому удовольствию, клубок проводов, основательно потрепавший его нервы, значительно уменьшился. Скотти заметил один узелок, но он никак не мешал процессу распутывания. Теперь даже он мог справиться с остатками перекрученной гирлянды, но ему показалось, что правильнее будет доверить эту ответственную работу Нише. Она заслужила.
Между тем, ему стало страшно интересно, где папа Ниши. Ведь о нем она ни разу не обмолвилась, ни единым словом. Скотти вообще ничего о нем не знал. Если он существует, почему она спрашивала разрешения только у мамы? А если его нет, то почему? Если так подумать, Годфреи толком не общались с семьей Лоуренс, по понятным причинам, чего уж говорить о самом Скотте. Не удивительно, что тайна жизни Ниши покрыта мраком и толстым слоем слухов.
- А почему ты не спросила разрешения у папы? – выпалил Скотт. Чувство такта, так старательно закладываемое миссис Годфрей в его голову, сработало слишком поздно.
Неуютную паузу, которая возникла после этого вопроса, нарушила хлопнувшая входная дверь. Повеяло зимним холодом, и в арке, служившей проходом из холла в гостиную, показалась голова Мэри.
- Привет, придуркам, - весело и почти беззлобно кинула сестра туда, где сидели дети. Скотт раздраженно зыркнул на нее.
Лишь когда Мэри добралась до середины гостиной – расстояние, необходимое, чтобы попасть в кухню – девушка заметила, что с ним были отнюдь не его друзья, такие же придурки, как ее никчемный мелкий братец. Она даже приостановилась, не веря своим глазам. Это же слепая Лоуренс – Ниша Лоуренс. Та самая, кого вечно шпыняют. Мэри удостоила Скотта заинтересованным вопросительным взглядом и подобно приведению продефилировала в кухню. Там она непременно все выведает у мамы с папой. А пока она была очень голодна, чтобы как следует переварить увиденное.

+1

42

Распутывать провода оказалось несложно, для этого потребовалось лишь немного сконцентрироваться, чтобы лучше запоминать, что и куда тянула и воображение, чтобы представить всё в голове. В итоге результат удивил даже саму Нишу. Не ожидала она, что сможет так легко справиться с этой задачей. Однако ликовать от успеха, спешить не стала, дело-то ещё не закончила. Оставалось совсем чуть-чуть, но разговор отвлекал, и пришлось временно опустить пучок на колени.
— Дарит, — коротко ответила Ниша.
Мама и правда дарила подарки, но не так уж и часто и, как правило, это были обычные вещи. Каких-нибудь игрушек дождаться от неё было почти нереально. И причиной тому, как удалось подслушать, служила слепота. По её мнению слепому ребёнку они были не нужны. Однако сама же Ниша не отказалась бы отчего-нибудь интересного, не смотря на то, что уже почти разделяла мамину точку зрения. Всё же любовь к мягким игрушкам не так легко было искоренить.
— Они наверно не умеют их читать, — дополнила она версии Скотта, — я пишу буквы точками и они не такие как у всех. Можешь посмотреть у меня в тетрадке.
Вопрос же за папу, заставил Нишу замолчать и задуматься, но не из-за того, что как-то переживала с этого повода, ей, если честно было всё равно, просто это удивило своей неожиданностью. А так мама не стала выдумывать ничего красивого и рассказала, как было, а именно что папа испугался и сбежал ещё до её появления на свет. В прочем это нисколько не расстраивало, но иногда всё же подкидывало мысли, что будь он рядом и всё могло быть иначе, лучше.
— У меня... — собиралась уже ответить Ниша, но появление в доме нового человека её отвлекло и заставило обернуться.
От потянувшего в этот момент холодка она вздрогнула и по еле уловимому запаху духов догадалась, что пришла девушка ещё до её весьма странного приветствия. Сомнения, что она пришла в гости отпали сразу, поскольку гости себя так не вели и это даже немного озадачило. Было непривычно, что в одном доме находилось столько людей. Нет, она слышала о больших семьях, мама как раз вышла из такой, но, тем не менее, привычка жить вдвоём брала своё.
Новую девушку Ниша провела слепым взглядом аж до самой кухни. Понятия, что таращиться на чужих людей нехорошо у неё можно сказать не существовало. Ведь поскольку она ничего не видела, то значит и не смотрела. А ещё, вообще могла этого не делать, да даже оборачиваться ей не имело смысла, чтобы представлять, кто и где находился. А потому делала всё это интуитивно и опять же по привычке.
— Кто это? — спросила Ниша, обратно поворачиваясь к Скотту, как только снова остались одни. Вместе с тем вспомнила и о проводе, который стала ощупывать, чтобы уже закончить с ним. — Да, папы у меня нет, и никогда не было, — ответила она спокойно без каких либо эмоций. — А тебе как с папой живётся? Лучше с ним или без него?

+1

43

На глазах Скотта творилось чудо. Его чутье, ещё детское, не оформившееся, не подвело его. Маленькая слепая гостья медленно, но уверенно расправлялась со злосчастной гирляндой. Значит, огонькам быть! Малец довольно улыбнулся и пояснил:
- Знакомься, это моя дура-сестра, Мэри, - ругательство он буркнул неразборчиво, чтобы мама не услышала. Скотти сказал бы, что Ниша могла видеть ее в школе, но это было не так.
Он задумался. Его папа был самым хорошим на свете, он точно это знал, даже когда Стивен Годфрей ругал его. Мальчик полагал, что так думают, если не все дети, то подавляющее большинство. Правда, случались и исключения. Такие как Ниша. Можно ли назвать хорошим папу, которого нет? С одной стороны - да. Если отец все же плохой или такой же, какой была Ниту Лоуренс, его отсутствие, несомненно, лучше, чем присутствие. Скотти однажды даже видел фильм, который подтверждал эту теорию. И нет, если ее папа был таким, как старший Годфрей, что маловероятно, учитывая, что он бросил их, когда Ниша ещё даже не родилась. Скотти точно не помнил, откуда ему это известно. Наверное, Счастливчик Гаррисон или Большой Кирст во время очередной издевательской тирады упомянул об этом. Как бы там ни было, однозначного ответа на вопрос Ниши быть не могло.
Поразмыслив над этой проблемой ещё немного, Скотт озвучил следующее:
- У меня классный папа. И конечно же с ним лучше! Когда я был маленьким, он катал меня на шее, это было просто супер! Малышам такое нравится, по себе знаю. - заверил он, признавая, что когда-то сам был малышом. - Мы даже в войнушку играли. Маме ворчала, но мы всего чуть-чуть. А ещё у него есть классная коллекция разных макетов, - Скотти углубился в воспоминания, перечисляя все значимые, на его взгляд, моменты и положительные стороны наличия папы. - Но если бы он был плохим, лучше было бы без него, - со всей серьёзностью добавил мальчик.
Тем временем от жуткого клубка не осталось и следа. Скотт не знал как, но она это сделала. Восторгу его не было предела.
- Лоуренс, ты офигенная! Я не смог бы сделать лучше и через сотню лет! - расчувствовавшись, он стиснул гостью в объятиях. Если сейчас Ниша отпихнет его, Скотти не обиделся. - Ща мы ее повесим, а потом игрушки!
Он унесся за стремянкой и очень скоро вернулся, громыхая алюминиевой конструкцией на весь дом. Повесить гирлянду было той ещё задачкой, не такой трудной, конечно, как распутать ее, но все же.
- Держи, - он снова всучил Нише конец гирлянды со штепселем и разъяснил, - твоя задача медленно ходить вокруг ёлки и останавливаться, когда скажу.
Другой конец Скотт зажал во рту и карабкался вверх по ступенькам. Даже под его небольшим весом стремянка жалобно стонала, скрипела и не вызывала доверия. Годфрей не боялся высоты, но перспектива ухнуть вниз его совсем не радовала. Он зацепил конец гирлянды у самой верхушки и скомандовал "начали". Скотти внимательно следил за передвижениями Ниши и не переставал удивляться, как ей удается это делать. Ему не хотелось слишком часто слезать вниз, передвигать конструкцию и снова залезать наверх, потому он тянулся до последнего. Сердце ушло в пятки, когда мальчик ощутил, как правая передняя ножка чуть сдвинулась.
- Стой! - почти выкрикнул он и резко выпрямился, выпустив гирлянду из пальцев.
Сделав ещё пару ходок туда сюда, сопровождаемых скрипом, лязгом, неизменным "стой" и "начали", Скотт наконец смог обойтись без помощи стремянки-убийцы, а когда дело было сделано, вилка воткнута в розетку, и гирлянда мигала разноцветными лампочками, он уселся напротив ёлки, полюбоваться незавершенным творением двух гениев.
- Ты молодец. Мне нравится, жаль только, ты этого не видишь. А как ты, кстати, не видишь? - осторожно спросил Скотт, - у тебя все чёрное перед глазами или наоборот белое, как в фильме "Слепота"?

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-17 11:56:39)

+1

44

Странные отношения были у Скотта с сестрой, хотя если всё происходило понарошку, то даже очень забавные. Хотела бы и она иметь кого-то столь близкого, с кем можно было бы так дурачиться и вообще играть днями напролёт, но нет, ни младшую сестру, ни брата ей точно ждать не приходилось. Маме и её одной хватало за глаза, а иногда даже казалось, что она и вовсе с радостью бы избавилась от непутёвой дочурки. Однако верить в такое Ниша отказывалась. Пусть мама и не была лучшей на свете, но поступить так точно не могла.
Рассказ же Скотта о классном папе ещё сильней заставил Нишу окунуться в море грусти. Отчего уже даже начало создаваться ощущение, что её появление на свет произошло в результате какой-то ошибки и в итоге на неё, просто не хватило счастья. А может она и вовсе была создана, чтобы забрать себе все чужие несчастья. В общем, гадать тут было бесполезно, как и плакать от разбирающей обиды, а ведь очень хотелось, но Ниша, чтобы сдержаться, и так уже, сколько за сегодня слёз пролила, ещё сильней сконцентрировалась на запутанном проводке.
Естественно, что найти в себе силы, ответить что-то конкретное она не смогла. Это бы подкосило её стойкость, что непременно привело бы к раскисанию, а потому лишь молча, покивала, соглашаясь с тем, что без плохого папы было лучше, хотя и не особо представляла как.
Внезапный же восторг Скотта чуть не заставил Нишу передёрнуться. Такой бурной реакции она никак не ожидала, ведь не сделала ничего особого. Подумаешь, распутала какой-то провод, словно это было что-то невозможное, правда вначале ей так и казалось.
— Ничего такого... — пробубнила Ниша в ответ, ощутимо застеснявшись такой внезапной похвалы и искренних объятий.
Это настолько её взволновало, что даже когда Скотти убежал, она осталась сидеть на полу и обнимать себя, пытаясь вернуть только что испытанные довольно странные, но в тоже время очень приятные ощущения. И, разумеется, что ничего не добилась, но старалась, аж до громкого возвращения Скотта. А чтобы не было лишних вопросов, встретила его уже с опущенными на колени руками.
— Хорошо, — согласилась Ниша, приняв новое задание и поднявшись, встала у ёлки.
Выполнять поручения Скотти, а по сути, просто помогать, ей определённо нравилось. Вообще нравилось ощущать себя полезной, ведь не часто выпадала такая возможность. Большую часть времени она как раз чувствовала себя бесполезной, а порой и вовсе помехой, что изрядно угнетало.
Вокруг ёлки Ниша ходила аккуратно, а чтобы не потеряться скользила ладошкой по веткам. Палку же оставила где-то на полу, отчего после нескольких кругов окончательно её потеряла, да и в целом немного дезориентировалась в пространстве, но виду этом не подала в отличие от лёгкого испуга из-за внезапно громкой команды стоять. Однако к счастью ничего плохого не произошло, и процесс обматывания ёлки продолжился в прежнем темпе.
По окончанию Ниша довольно кивнула на похвалу и осталась стоять на месте, поскольку уже не представляла, куда следовало двигаться, чтобы вернуться к дивану. Обширный дом, который до этого держала в голове и постоянно дорисовывала в нём детали, словно ластиком стёрли из памяти, и теперь она снова будто стояла на маленьком клочке земли.
— Чёрное, — спокойно ответила Ниша, — как будто выключили свет. А что, то за кино? Почему у людей всё было белым?

+1

45

- Я считаю, фильм был снят ради концовки, - рассуждал Скотти, как заправский кинокритик, - в этой самой концовке  тётка смотрит на небо, такое белое, как лист бумаги или парное молоко. А ты помнишь, как выглядит белый? - внезапно поинтересовался он прервав объяснение, а потом продолжил, - Фишка в том, что все, кроме нее, ослепли, а она видела и пользовалась этим, чтобы выжить. В итоге они - ну, все остальные - всё-таки прозрели снова, а она подумала, что ослепла, ну, глядя на это небо. Оно же было белое, на нем не было ни точки - пустота. На этом все закончилось. Ну, типа интрига, - мастер повествования умолк и задумчиво посмотрел на Нишу, - как думаешь, есть такие, кто ничего не видят, но не как ты?
На самом деле, расслабляться не стоило, да и стремянку отставлять далеко тоже. Хоть лампочки мигали и переливались, окрашивая колючки в разные цвета, этого слишком мало. Были ещё игрушки, непременно стеклянные и старые, ещё  из бабушкиных запасов: всевозможные зверушки, санты, ангелочки, шишки, грибки, фонарики, множество шаров - куда ж без них -  любимый олень Скотта и конечно же верхушка. Их было две, и на прошлое Рождество мальчику пришлось самому сделать сложный выбор. Теперь он решил перенести ответственность на Нишу.
- Звезда или ангел? Просто скажи, что тебе больше нравится? - попросил Годфрей, задумчиво переводя взгляд с одной верхушки на другую, - замётано! - одобрил он решение девочки. Впрочем, с этим Скотт, пожалуй, немного забежал вперед. Ведь верхушка ставится в последнюю очередь, как завершающий штрих. А большая часть работы была по-прежнему впереди. И непременно нужно было привлечь гостью. У Скотти в голове не укладывалось, как можно прожить девять лет и ни разу не нарядить новогоднюю елку! Необходимо срочно исправить такое плачевное положение дел. Ниша, конечно не видела что и куда вешать, но она могла пощупать, проверить, в чем Скотт уже ни раз убедился за этот вечер. В одиночку малец справился бы куда как быстрее, но это было даже как-то неинтересно. Он выудил стеклянный шар, припудренный блёстками, которые образовывали выпуклую картинку, и в который раз перехватив ручку Лоуренс, подвёл ее к тому месту, где по плану эта игрушка должна была смотреться лучше всего.
- Попробуй, это не сложно, только выбирай веточки потолще, - давал он инструкции. О, сколько игрушек побил сам Скотт, пока не научился следовать этой простой истине.
Когда первый шар встал на своё законное место, малец дал девочке ещё один, а сам обошел ёлку и распределил по всей ее площади целое семейство шишек.
В проёме, соединявшем гостиную и кухню собралось другое семейство. Мама с папой застыли, боясь пошевелиться, словно это могло вспугнуть их сына-инопланетянина и его маленькую подружку. Даже Мэри задержалась, выпучив от удивления глаза и не нашлась, что сказать, прежде чем ретироваться в свою комнату. Молчание нарушил Стивен, глянув на часы, стоявшие на каминной полке. Большая стрелка неумолимо ползла вверх.
- Как на счёт сыграть во что-нибудь всем вместе, разумеется, когда закончите? - подал идею Годфрей-старший. Игра - идеальный предлог, чтобы узнать о Нише Лоуренс ещё что-нибудь.
- Ага, - крякнул Скотт, пытаясь дотянуться до очередной расположившейся слишком высоко ветки. Когда родители скрылись и перестали сверлить их этими непонятными даже жутковатым взглядами, он сам попытался развить эту тему, - во что ты любишь играть? Или любила раньше?
Попутно, Скотти пытался вспомнить все-все игры, в которые можно было играть, не задействуем зрения. На ум приходили только дурацкие "слова", но это так скучно!

+1

46

Ниша попыталась представить описанное Скоттом белое небо, но картинка тут же посыпалась, лишь стоило ему спросить, а помнила ли она белый цвет. До этого момента над этим как-то и не задумывалась, и всё было нормально, а теперь визуальные образы сразу разваливались. Особенно если пыталась их разукрашивать и это немного разочаровывало. Ведь получалось, что так она ещё сильней отличалась от других детей.
— Кажется, я забыла белый цвет, а за людей не знаю, — ответила Ниша, когда Скотти наконец закончил рассказывать про кино, которое было бы интересно посмотреть, хотя если честно, то сейчас любое бы посмотрела с удовольствием. — Я не встречала других, которые ничего не видят, а так мне тоже интересно.
Ниша улыбнулась и поняла, что ей действительно не хватало человека со схожей проблемой, у которого можно было бы поспрашивать всякое разное. А лучше двух таких. Один чтобы был ровесником, а другой взрослым. Ведь не всё можно было обсуждать со взрослым, а ровесник не ответил бы какого оно во взрослой жизни.
— А? — возвращаясь в реальность, Ниша не сразу поняла, чего от неё захотел Скотт, но в итоге так и не докопавшись до сути, ответила, — ангел. — Выбор свой, разумеется, сделала, опираясь на познания об этих существах, что в её представлении  были самим добром и теплом, когда как звезда ничего особого из себя не представляла.
Дальше же Скотти вместо того чтобы провести к дивану или подать палочку, хотя возможно ему об этом следовало сказать, вручил в руки холодный шершавый шар и помог прицепить его на ёлку. Ниша этого естественно немного испугалось, поскольку быстро поняла, что шар был ещё и стеклянным, а значит, могла его легко разбить. Однако удачная первая попытка вселила в неё уверенность и данное занятие из страшного стало интересным.
— Ага, — ответила она на полученные инструкции и принялась ощупывать веточки в поисках нового места под вторую игрушку то и дело, отдёргивая руку от острых иголок.
Однако быстро успеха достичь не удалось, и когда за спиной раздался голос папы Скотта, Ниша ещё искала удачное место для шара и делала это уже присев на корточки, поскольку все веточки вверху ей показались ненадёжными. Внизу правда тоже что-то не складывалось, но одна таки попалась хорошая, отчего пока цепляла игрушку, даже проигнорировала вопрос. Да и ещё ей казалось, что её он не касался, ведь во что она могла играть со зрячими?
— Не знаю, — неуверенно ответила Ниша на сложный для неё вопрос, поскольку и сама с собой не играла-то толком, — я не играю дома. А раньше не помню..., рисовала, а ещё у меня было немного игрушек.
Отвлёкшись, она прицепила шар не очень надёжно и потому как только отпустила веточку, он сорвался и упал. Однако из-за небольшой высоты не разбился, только покатился в неизвестном для Ниши направлении. Отчего она сразу принялась испуганно ощупывать вокруг себя пол не рискуя сдвинуться с места, дабы не наступить на него случайно.

+1

47

- А можно поиграть в стикеры, - рассуждал мальчик, ломая голову над сложной задачкой «придумай игру для Ниши», - Когда пишут на бумажке имя кого-нибудь, кого все знают, клеят на лоб - это обязательно, потому что так веселее - а потом угадывают, каждый свою бумажку. Вопросы можно задавать только такие, на которые ответом будет да или нет. Это смешно, особенно когда вместо человека тебе загадывают предмет, например трусы, - Скотт глупо хихикнул.
Ниша возилась у одной веточки страшно долго, неуверенно примеряясь, и постоянно передумывала. Оно и понятно, но Скотту все равно с трудом удавалось с этим смириться. Это не укладывалось в его голове точно так же как то, что Лоуренс в итоге удалось  распутать  гирлянду. Он просто не представлял, чем можно заниматься целыми днями, когда ты ничего не видишь. А главное, как с этим жить. Но пугало другое. Пугало, как просто относилась к этому сама Ниша. По крайней мере, так выглядело со стороны. Как могла девочка возраста Скотта, даже младше, относиться к жизни с такой апатией. Примерно те же мысли, разве что немного по-другому оформленные, пришли в голову и Стиву. Они с Линдой переглянулись. Нет, Ниша не была бездушной куклой, она была обычным ребенком со своими страхами и радостями. Просто первого у нее было гораздо больше. Тогда почему бы не порадовать ее немного, например вкусным горячим какао.
Годфрей-младший уже развесил все игрушки, что сумел взять в этот заход, и боковым зрением улавливал потуги Ниши. К тому моменту, как игрушка соскользнула с ветки, Скотти уже во все глаза глядел на растерянную, испуганную девочку и катившийся по полу в противоположную от нее сторону целый и невредимый шар. Он не разбился, даже если бы упал с большей высоты. Ковролин собирал шерсть, грязь и пятна от чая и кофе. Прежде чем Буллита приучили ходить в туалет куда надо, на ковре частенько красовались лужицы собачей мочи, что страшно выбешивало миссис Годфрей, зато разбить о подобное покрытие что-либо было довольно проблематично. Скотт вышел из ступора первым и поймал Нишу за плечи.
- Все норм, он не разбился, - заверил малец, почти оттаскивая девочку от елки к дивану, - у тебя почти... - он осекся на середине фразы.
Когда шар достиг эркера, с лестницы - ведущей на второй этаж, а не стремянки - спикировала серая тень. То была кошка, выпущенная, наконец, на волю. Все это время никем незамеченная она сидела на шестой ступеньке снизу и внимательно следила за тем, что происходило в гостиной. А теперь хищно подпрыгивала и стучала мягкими лапами по полу, норовя пнуть неожиданный клубок. Как раз по этой причине все стеклянные игрушки вешались повыше, чтобы волосатое чудовище до них не добралось. Скотти метнулся к обнаглевшему в край животному и успел изъять шар прежде, чем с ним случилось что-нибудь непоправимое. Он тут же занял почетное место на елке. Кошка, возмущенная таким поворотом событий, тем временем, переключила свое внимание на Нишу. Она вальяжно прошлась, красуясь и милуясь, принялась тереться о ноги девочки.
- Чай или какао? – вставила Линда и, не дожидаясь ответа, ибо и так все услышит, ретировалась на кухню.
Теперь можно было считать, что Лоуренс знакома со всеми членами семейства Годфреев, за исключением разве что бабушки, но, раз она до сих пор не пришла, значит уже не появится, ибо спать она ложилась очень рано. Мысль о бабушке навела Скотта на другую.
- А сказки ты любишь? Я обожаю слушать сказки, особенно на ночь… - Скотти прикусил язык. Наверное, сказки это как-то не по-взрослому, - истории, мне очень нравятся разные истории, - поправил он себя, разбрасывая по елке еще одну порцию игрушек. – Расскажешь?
Разобравшись с ними, он плюхнулся передохнуть на диван рядом с гостьей и брезгливо посмотрел на кошку. Когда уже Буллит откусит ей голову, а где он. Кстати?

+1

48

Ниша не поняла идею стикеров, да и само слово для неё оказалось незнакомым. Может если бы Скотт повторил всё сначала и более доходчиво, да и шар не убегал, что прихватил за собой все мысли, тогда бы и сообразила что к чему, а так звучало забавно, но не более. Однако на хихиканье она таки улыбнулась, правда больше за компанию, чем над трусами. Последние в её представлении ничем не отличались от тех же штанов, что сейчас на ней как раз и служили заменой.
Тем временем шар всё не находился, на что Ниша ускорялась и увеличивала зону поиска. Ей казалось, что если его не нейдёт, то на него непременно кто-нибудь наступит и поранится. Кто-нибудь, кто был не таким внимательным и осторожным как она. Да, иногда Ниша забывала, что в темноте жила только она.
Поиски прервал Скотт помогший добраться до дивана, когда это было так некстати.
— Где он? — не без волнения спросила Ниша, но в ответ получила лишь заверение, что шар не разбился и, в принципе этого хватило, дабы вспомнить, что все остальные прекрасно знали, куда закатилась ёлочная игрушка.
На этом она выдохнула с облегчением. Теперь из-за неё никто не пострадает, а значит и мама не накажет. Ведь каким-то невероятным образом она постоянно всё узнавала, словно всегда ходила где-то рядом и следила за каждым шагом.
Дальше Ниша стала просто ждать, пытаясь понять, что происходило вокруг, и попутно раскручивая пуговки на пижамной рубашке. И из всех окружающих её звуков внимание привлёк лишь самый громкий — топот бегающего туда-сюда Скотти. Куда он так спешил, оставалось только догадываться, но это быстро стало неважно. Об ноги внезапно что-то потёрлась, что-то нежное, на что она хоть и дёрнулась от неожиданности, но тут же наклонилась и поймала кошку. Этих славных пушистых зверей Ниша очень любила, а вот они её нет. А потому очередная жертва крепких объятий с силой вырвалась на свободу и убежала в неизвестном направлении.
— Аа... — обернувшись к маме Скотта всё, что ответила Ниша на вопрос о напитках.
Она растерялась, поскольку не только не привыкла к выбору, а ещё и вспомнила, что находилась в гостях, где как ей казалось, было некрасиво что-то просить. А ещё мама так быстро ушла, что продолжать отвечать стало бессмысленным.
— Да, — живо вставила Ниша, когда Скотти заговорил за сказки.
Ей, правда, их почти не рассказывали, но иногда чудеса таки случались. Однако в большинстве случаев сказками она баловала себя сама, если их можно было так назвать. Чаще всего это были просто бессюжетные истории, не имеющие ни начала, ни конца.
— Мм, не знаю... — заколебалась Ниша и забралась на диван с ногами, чтобы сесть по-турецки насколько позволяло место и после заговорщицки добавила. — Ладно, есть у меня одна.
Она специально потянула время, желая понять, не собирался ли их кто-нибудь подслушать. И это было сделано вовсе не из-за того, что её рассказ содержал неблагоприятные для взрослых слова и сцены, а просто из-за банального стеснения.
— На самом деле существует два мира! — взялась рассказывать свою историю Ниша, приправляя её жестами, а заодно и адаптировать именно под рассказ. — Один мир он обычный, в котором мы все живём. А другой он как зеркало обычного и в нём ещё есть много чего такого, чего нет у нас. Например, волшебство и всякие чудища. А главное люди, когда смотрят в зеркало, на самом деле видят не себя, а на свою копию из другого мира. И в том мире тоже самое. — Она сделала маленькую паузу. — И вот однажды одна девочка по имени...  Сани, собиралась в школу. Она жила в том другом мире. И пока её верный друг медвежонок Кап собирал рюкзак, девочка пошла в ванную комнату умыться. Когда она туда зашла, то обнаружила, что всё было залито водой. Кто-то забыл закрутить кран. Сани, конечно, поспешила остановить воду, но поскользнулась и упала... а после она уже очнулась у себя в кровати глубокой ночью. Точнее это она так думала, а на самом деле это было днём и в кровати Сани из другого мира. А всё так получилось из-за того, что наши отражения иногда превращаются в двери в другой мир и в них можно провалиться. А люди когда проходят в эти двери сливаются со своими копиями и перестают видеть, потому что у них пропадает отражение.
На этом Ниша замолчала, поскольку ощутила, что людей в комнате стало побольше, чем когда начинала.

+1

49

Буллит, в свою очередь, смел новую порцию корма. Как будто не разделил с Нишей ее ужин и не был накормлен каких-нибудь часа три назад. Все это время он ходил за Линдой по пятам, как привязанный, вздернув охочий до различных вкусных запахов нос и гипнотизируя женщину молящими глазками-бусинками. Еда всегда стояла для Булли на первом месте. Кажется, мама забыла, что совсем недавно кормила собаку, да и как тут упомнишь, когда голова занята совсем другими вещами. Миссис Годфрей так и не получила вразумительного ответа на предоставленный детям выбор, а потому положила на свой собственный вкус и заверила мятного чая с лимоном и медом.
Кошка сидела на подлокотнике и зыркала на детей каким-то очень уж недобрым взглядом. По крайней мере, так казалось Скотту. Эта хвостатая тварь не долго погостила на руках у Ниши, что с одной стороны удивило Скотта, а с другой почему-то обрадовало. Впрочем, он не долго размышлял над природой этого явления. Все его внимание привлекла сказка Лоуренс. Она начала ее не так, как обычно принято приступать к повествованию сказок. Никаких тебе в некотором царстве, в некотором государстве... или за далекими морями, лесами, болотами, долами, горами и так далее до бесконечности. В общем, никаких пространных выступлений и предисловий. Ниша бросилась с места в карьер, как частенько любил говорить папа. Она поведала настоящую историю.
Скотт слушал, разинув рот, и даже не обратил внимание на то, как кошка слетела с насиженного места, унося свою драгоценную шкуру от поползновений Буллита, проявившего живой интерес к изменению состава присутствовавших в гостиной. История Ниши не походила на те, что он слышал раньше. Может быть оттого, как рассказывала девочка, а может оттого, что Скотт с самого начала чувствовал какой-то подвох, который окончательно обозначился после того, как Лоуренс запнулась, резко оборвав свой рассказ. И если бы аналогия с реальностью не прослеживалась столь четко, Годфрей подумал бы, что это еще не конец. Позже, когда рядом не будет родителей он спросит у Ниши о том, что же было дальше, хотя, сам интуитивно догадывался.
- Знаешь, мне как-то уже расхотелось играть, - медленно начал Скотт, нарушив молчание.
Он не обращался ни к кому конкретно. Просто разом расхотел шуметь и смеяться. От сказки Лоуренс веяло чем-то по-настоящему серьезным. В каждой сказке должна быть мораль, и здесь она прослеживалась очень четко. Это почувствовали все. Мама застыла над журнальным столиком с двумя чашками чая с мятой, не донеся их до гладкой стеклянной поверхности каких нибудь пару дюймов. Папа хмурился, задумчиво изучая полку книжного шкафа, на которой была собрана коллекция настольных игр для всей семьи. Скотти уставился на круглый циферблат часов, стоявших на каминной полке. Ложиться спать было еще слишком рано, однако мальчику резко захотелось именно этого. Или не этого, а просто подумать. Ведь было о чем. Он поднял глаза на папу. Руки у того были пусты. Стив понял сына без каких-либо дополнительных объяснений.
- Пойду проведать живность, - сообщил старший Годфрей и, набросив рабочую куртку на плечи, выскользнул из дома. Вернулся он уже тогда, когда дети спали. Или делали вид.
Линда была не против пораньше отправиться на боковую, однако не могла заставить себя оставить детей одних. Она наблюдала, как Скотт разворачивал сперва один спальник, а за ним второй, потом забрался в последний. Но прежде помог с этим делом гостье. Чашка горячего чая перекочевала в руки Нише. Ёлка мигала разноцветными огоньками, и доктору Годфрей стало как-то тепло, а глубоко внутри защемило и закололо. Она поцеловала сына в лоб, погладила девочку по темноволосой макушке, пожелала детям спокойной ночи и, погасив свет, скрылась в родительской спальне.
- А что было дальше? - полюбопытствовал Скотт спустя какое-то время, когда чай успел подостыть, и кружку можно было осушить одним большим глотком.

+1

50

Вместе с Нишей замолчали и все остальные, точнее не осмеливались подать и звука. Да что уж там, даже кошка с собакой умчались куда-то. И это очень насторожило, если не сказать, что вообще напугало. Ведь мало ли вдруг наговорила чего-то такого, что могло обидеть или оскорбить. И, похоже, так и случилось! После продолжительной паузы заполненной монотонным клацаньем часов, на которые она уже не смогла не обратить внимания, как и на вкусный, запах чая, Скотти наконец нарушил тишину и сделал это так, словно у него испортилось настроение.
Отказ от игр для Ниши прозвучал сродни не разрешению мамы остаться в гостях на ночь, если бы оно случилось. И не последнюю роль в этом сыграла вина. Ведь не расскажи она эту глупую историю, и вечер мог бы сложиться очень интересно, а так, что теперь делать дальше не знала и все остальные видимо тоже. Однако будь у неё тросточка и своя одежда, непременно поспешила бы домой. И всё равно, что была ночь на дворе, темнота её не пугала. Вот только предложить этот вариант так и не осмелилась. Отказ был слишком очевиден.
Вместо этого Ниша, сама порядком расстроившись из-за сложившейся ситуации, чуть ли не до слёз, решила пропасть. Нет, не забраться под диван или стол, а просто ужаться, замолчать и совершать как можно меньше движений. Дома не редко так проводила время, чтобы мама её лишний раз не замечала. И это работало и как, оказалось, сработало и тут. Вокруг началась, какая-та суета, а её ничего больше не спрашивали и не трогали, правда, недолго, но хватило, чтобы взять себя в руки и не расплакаться.
В итоге как быстро стало понятно, вся эта возня оказалась обычной подготовкой ко сну. Да, мама тоже нередко гнала её спать, будучи в плохом настроении. А ещё ей всегда было не важно, что за окном щебетали птички. Сейчас конечно птички уже спали, но время явно было не поздним. Однако Ниша не воспротивилась, и даже слова не сказала. Она вообще так и продолжала молчать с того самого момента как закончила сказку. 
И оказавшись в явно импровизированной кровати, первое, что сделала, это поставила кружку горячего чая на пол, а дальше зарылась в мешок по голову и отвернулась от Скотта. Это может и выглядела как обида с её стороны, но на самом деле Ниша просто пыталась изолировать мир от себя, или скорее наоборот, чтобы как ей казалось, всем снова стало хорошо и весело.
Вопрос же Скотта удивил и заставил её обратно повернуться к нему.
— Ты, правда, хочешь знать? — поинтересовалась Ниша шепотом. — Моя же сказка всех обидела...
Однако вместо ответа она получила встречный вопрос, что запутал ситуацию ещё больше, но в тоже время и дал лучик надежды, что всё было не так, как она себе представляла.
— Ну... — замялась Ниша и так же шепотом продолжила, — ты вдруг перехотел играть и все почему-то быстро разошлись, ничего не сказав. И решили лечь спать. Уже поздно?

+1


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Давай дружить!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC