В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Nine 1/2 Weeks


Nine 1/2 Weeks

Сообщений 31 страница 54 из 54

31

Руди не знал плакать ему или смеяться. Или лучше сразу скорую вызвать. Сколько там по статистике случаев, когда пациенты "не доезжают" до больницы? В том, что Макрея отделают будь здоров, он не сомневался, потому что сам же тренировал его нынешних противников, и теперь просто ждал, смиренно и обреченно, когда Джонстоун натешится с беднягой. Быстрее бы уже. Чем быстрее Макрей выйдет из игры, тем раньше все это для него закончится. И тем больше у него будет шансов восстановиться без риска получить инвалидность в итоге. Господи, о чем он вообще думает?!
Бросив на девчонку усталый взгляд, Руди только головой покачал. У него не было никакого желания объясняться с ней, да и сил тоже не наблюдалось. Усталый и бледный, за последние несколько минут он, казалось, постарел лет на двадцать. Почему-то его ничуть не обеспокоил тот факт, что она все видела. Ну и что с того? Пусть она хоть тысячу раз его прилюдно обвинит, теперь-то ему уж точно нет никакой разницы. Теперь поздно переживать за свою репутацию.
Звуки ударов, долетающие до его слуха через галдеж возбужденной толпы, выкачивали из него последние силы. Руди привалился к стене, наконец-то повернувшись лицом к рингу. Сейчас он как никогда был рад тому, что оказался таким низкорослым и не мог видеть даже отчасти то, что там происходило.
— Это были стимуляторы, — проскрежетал он бесцветным голосом. — Он должен был выиграть. Должен был пройти травлю до конца, но теперь...
Поднявшийся после очередного смачного удара вой и не думал утихать, как обычно бывало после какого-то особенного, но короткосрочного момента. Напротив, он нарастал, превращаясь в настоящий рев, как на переполненном болельщиками стадионе. Что-то было не так. Руди нахмурился и отлип от стены, выпрямившись в полный рост. Что-то случилось там на ринге. Нет, не случилось. Что-то происходило на ринге прямо сейчас, в этот самый момент, пока он тут прохлаждается. Руди сорвался с места и бросился в толпу так стремительно, что его рубашка, надетая поверх футболки, надулась как парус. Продираясь через толпу, он не уставал костерить себя за то, что так малодушно оставался в стороне все это время. Это был его боец и он должен был быть рядом с ним даже в моменты поражения. Поражение. Неприятная мысль, уместившаяся в одно это слово, запульсировала в висках и застряла где-то в глотке, когда он наконец-то прорвался через толпу к октагону и увидел то, что привело зрителей в такой бешеный восторг. Потому что поражением тут и не пахло. Макрей, как чертов осьминог-убийца, опутал противника своими конечностями в сложном болевом захвате и теперь медленно, но верно душил, время от времени мощным мускульным усилием вскидывая тушу Джонстоуна и ударяя им о пол ринга. Упертый сукин сын, который явно не ожидал, что какой-то зеленый сопляк сможет провернуть нечто подобное, буквально выл от боли каждый раз. Тупое ослиное упрямство и страх перед перспективой оказаться объектом насмешек не позволяли ему попросить пощады. Всего-то и нужно было постучать ладонью. И судя по всему Макрей этого и добивался. Он вцепился в своего противника мертвой хваткой как бульдог и не собирался отпускать, несмотря на боль, которую сам же и испытывал, прилагая неимоверные усилия, чтобы сдерживать все попытки своей жертвы вырваться. Обливаясь потом от напряжения, он тупо ждал, когда Джонстоун признает свое поражение.
Руди прильнул к сетке вплотную и стал обходить ее по кругу в надежде поймать взгляд своего протеже, не отвлекая от боя. Когда ему это все же удалось, он сделал то, что решило исход поединка в одночасье. Он просто кивнул, и Джетро его прекрасно понял. Хруст, раздавшийся вскоре после этого, вызвал новую волну восторга. Джонстоун взвыл от боли в сломанном плече. На ринг тут же выскочил рефери с парой крепких помощников, которые взялись оттаскивать Макрея от его рыдающего противника. Поражение было засчитано автоматически. Воспользовавшись тем, что остальные были слишком заняты проигравшим, Руди бросился к Джетро с полотенцем в руках. Взгляд на короткое мгновение зацепился за девчонку, которая не отставала от не ни на шаг.
— Воды принеси! — на этот раз его тон был иным и сама фраза была почти похожа на просьбу. Осторожно вынув капу изо рта Макрея, он протер его помятое лицо от пота, который так и норовил затечь в глаза, и покачал головой.
— Поверить не могу, что ты пошел на это. Этот прием... Он же, типа,"подлый". Ты сам так его называл.
— Не хотел ее разочаровать, — прохрипел Джетро и оглянулся в ту сторону, где еще до начала боя видел Ирэн. Проследив за его взглядом и почти сразу же догадавшись, что к чему, Руди хмыкнул.
— Бабы страшная сила. И никакого допинга не надо.
[info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-09 04:02:31)

+4

32

Сердце в груди пропустило удар. Ирэн уставилась на мужчину так, словно он на ее глазах откусил цыпленку голову и проглотил, не подавившись. Допинг... Он хотел дать Джетро допинг, чтобы тот победил. Почему она не поняла этого сразу? Где-то в ее загудевшей от эмоционального перенапряжения черепной коробке трепыхались слабыми слепыми мотыльками неясные оправдания. Она ведь не знала. Она просто увидела, как он подсыпает что-то в воду, и сделала то, что посчитала правильным. Она не могла знать, что все так обернется. Вой, поднявшийся в зале, вернул Ирэн в реальность. Она вздрогнула, оглянулась на столпившихся вокруг ринга людей и снова посмотрела на Руди. Он как-то резко побледнел, а потом и вовсе сорвался с места. Сама девушка помедлила всего секунду, прежде чем последовать за ним. Она ругала свои каблуки, ругала людей, которые и не думали расступаться перед ней, ругала собственную неспособность с легкостью растолкать их всех. Все на французском, конечно, поэтому ее вряд и кто-нибудь понял, если вообще расслышал во всем этом реве. Она давно потеряла Руди из вида, но продолжала продираться через скопление народа, взяв за ориентир просвет, в котором угадывался ярко освещенный ринг. Она вывалилась из толпы как раз в тот момент, когда кто-то и двоих сцепленных в один живой узел противников вдруг взвыл, как раненный зверь, и все происходящее на ринге заслонили какие-то крепкие парни, бросившиеся разнимать бойцов. Бой окончился, а Ирэн так и не поняла, что же, собственно, произошло и, самое главное, кто победил. Она металась взглядом по мощным фигурам и лицам, готовая в любой момент разреветься, просто чтобы уже выплеснуть накопившееся напряжение, но стоило ей наткнуться на решительное лицо Руди, как волна схлынула. Он посмотрел прямо на нее и что-то сказал. Она не услышала за общим гомоном, но по движению его губ распознала, чего он от нее хочет и, кивнув, снова стала продираться через толпу уже в обратном направлении. Вода, ему нужна вода. Но кому? Выстроить элементарную логическую цепочку девушке удалось только после того, как она наконец-то выбралась из толпы и смогла свободно вздохнуть без риска получить локтем в бок и от неожиданности выплюнуть часть столь необходимого ей кислорода. Он ведь тренер Макрея, значит вода нужна именно ему, а не его противнику. Значит, он победил, разве нет? Глаза лихорадочно заметались по обстановке, выискивая хотя бы одну официантку с подносом, которая могла бы принести ей воды, но вместо этого Ирэн наткнулась взглядом на барную стойку, притулившуюся в углу. Какой-то паренек деловито натирал стаканы и кружки, поглядывая в сторону ринга без особого интереса. К нему она и подошла, а точнее почти подбежала цокая каблуками так, что он услышал ее прежде, чем увидел. Смазливый, но какой-то хлипкий на вид, особенно по сравнению с теми ребятами, что столпились вокруг ринга, он расплылся в улыбке, явно приятно удивленный тем, что в таком месте водятся такие девушки. Неуместные. Ирэн с самого начала чувствовала себя неуместной, но только прочитав это на лице едва знакомого парня, который тоже был как прутик в связке дров, поняла, что это ее ничуть не трогает. Она была здесь по очень веской причине, и причине этой сейчас требовалась вода.
Заполучив вожделенную бутылку и пропустив мимо ушей слова парня, который, похоже, решил попытать счастья и познакомиться с ней, пока местные альфа-самцы были слишком заняты не самым эстетичным зрелищем бойни, Ирэн заторопилась обратно. На этот раз она без особого напряга проскользнула через толпу и остановилась только когда оказалась на ступеньках у входа в клетку. Джетро был совсем рядом. Полуголый и мокрый от пота, он стоял в одном из углов многоугольного пространства клетки, согнувшись и ссутулившись, и даже на расстоянии Ирэн чувствовала исходящий от него запах. Ее простыни до сих пор хранили воспоминание о нем, а она даже не думала о том, чтобы их сменить.
- Чего вам девушка? - спросил у нее какой-то хмурый бугай, расхаживающий по рингу как хозяин. Рефери. Ирэн вспомнила это слово, но так и не поняла, в чем заключается его смысл и само назначение этого человека. Кажется, это кто-то типа судьи. В любом случае, ее это интересовало мало. Она показала бутылку и посмотрела в сторону Джетро и суетящегося рядом с ним Руди. Бугай все понял и кивнул, разрешая ей пройти.
- Привет, - первым делом поздоровалась она, когда подошла к Джетро, и радостно улыбнулась, как если бы они встретились на улице или в коридоре университета, но на этом весь ее запал сошел на нет. Она не знала, что нужно говорить и как вообще вести себя, но у нее была бутылка с водой, хороший повод просто побыть рядом.
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2017-07-09 20:39:24)

+3

33

Перерыв ощутимо затягивался, но желающих намекнуть на это так и не нашлось. Разгоряченная случившимся на ринге толпа все еще возбужденно гудела, провожая Джонстоуна в своей манере. Кто-то кричал "Слабак!", кто-то "Мужик!", кто-то "Так тебе и надо, ублюдок!". Так или иначе, все были в восторге. Громила, успевший заработать себе репутацию почти непобедимого бойца, хоть и покидал ринг на своих двоих, но видок у него был такой, что в пору было подгонять носилки. Впрочем, скорую уже вызвали, так что прокатиться на этом виде транспорта ему еще только предстояло.
— Дальше будет проще, — бормотал Руди, покрывая лицо своего подопечного специальной мазью, в которой в одинаковой пропорции были намешаны вазелин и ментолатум. — Теперь они тебя боятся. Используй это против них. Слышишь?
Вспухшую от последнего удара Джонстоуна скулу приятно захолодило, болезненная пульсация почти сошла на нет. Макрей покосился на оставшихся четырех бойцов. Еще в начале травли они пренебрежительно пофыркивали в его сторону. Мол, сопляк еще совсем, что с него взять. Теперь же поглядывали настороженно и с опаской. Джонстоун был самым сильным и самым опытным из них и тот факт, что этот "сопляк" его уделал, производил должное впечатление. Руди был прав, нужно использовать это.
— Не расскажешь, что за девчонка? — вопрос оказался настолько неожиданным, что Джет даже малость растерялся и бросил на тренера затравленный взгляд пойманного с поличным воришки, на что тот рассмеялся и покачал головой. — Я не настаиваю, мне просто любопытно. Она с таким пылом меня отчитывала...
— За что? — не понял Макрей. — Что ты сделал?
Руди только головой покачал, запоздало осознав, что ляпнул лишнее. Он оглянулся на выход из клетки, словно собирался сбежать от ответа, как раз в тот момент, когда там показалась Ирэн. Ее пропустили без его вмешательства. Руди выхватил бутылку из ее рук, как только она подошла к ним, и таки успел бросить на девчонку предупреждающий взгляд. К счастью, он остался для Макрея незамеченным. Тот был слишком занят, разглядывая свою подружку с ног до головы, как если бы у них тут свидание было назначено. Видок у него при этом был такой, словно он одним махом скатился на несколько ступенек вниз по эволюционной лестнице. Стоило признать, что красотка сама по себе была довольно таки неплохим отвлекающим маневром. Настолько неплохим, что про себя Руди решил, что уведет ее куда подальше от клетки и не позволит стоять у самого ринга и мешать его бойцу выбивать дурь из противников. К тому же им было о чем поговорить. Наедине.
— Давай, промочи горло, — Руди заставил Джетро сделать несколько глотков, после чего взялся прополаскивать капу. — Постарайся не затягивать с ними. Войт и Лютер хилые, им будет достаточно пары прицельных ударов, чтобы вывести из игры. МакГилл покрепче будет. Не давай ему повалить себя в партер. Эта падла фанат граунд-энд-паунд, так что сам понимаешь. А у Саммерса ребра еще с прошлого раза не зажили. Бей по корпусу и он загнется от боли.
Макрей слушал, кивал, а сам смотрел на Ирэн. И без того большие глаза теперь казались просто огромными на ее бледном от волнения лице. Интересно, что она успела увидеть, подумал он. И что успела подумать о нем. Это почему-то заботило его куда сильнее, чем все остальное.
— Только не смотри, хорошо? Обещай, что не будешь смотреть, — почти попросил, не потребовал даже, хоть и мог себе это позволить.
— Я это обеспечу, — тут же встрял Руди и, подхватив Ирэн за локоток, увлек за собой на выход. — Мы готовы!
Последнее он бросил рефери, который уже недовольно посматривал на часы. Однако, недовольство его вызывали совсем не Руди и его подопечный, а следующий по списку боец, который явно не торопился подниматься на ринг. На этот раз он действовал куда деликатнее и провел Ирэн через толпу почти как джентльмен, держа под руку с предельной осторожностью.
— Слушай, я буду очень признателен, если это недоразумение останется между нами. Ну, ты поняла, о чем я. Ему лучше не знать, что я... сомневался в нем. Я не сомневался, я просто...
Найти нужные слова оказалось чертовски сложно и Руди застопорился на полуслове, хмурясь на девчонку и неосознанно прислушиваясь к тому, что происходило на ринге. Теперь он не переживал. То есть переживал, конечно, но не так, как раньше. Главный противник был сражен, а остальные не представляли серьезной угрозы.
[info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-09 04:03:25)

+3

34

Если до этого момента Ирэн еще сомневалась в правильности выбора своего наряда, который определенно не подходил для этого места точно так же, как и она сама, то под пристальным взглядом Джетро все ее сомнения улетучились, словно их и не было вовсе. Девушка утвердилась в том, что поступила правильно, когда надела именно это платье и именно эти туфли, высокие каблуки которых уже успела проклясть за вечер не один раз. Ради одного этого тяжелого взгляда, прокатывающегося по всему телу жаркой волной, она и вырядилась именно так и никак иначе, и теперь ее старания окупались сторицей. Ирэн краснела как глупая школьница, кусала губы и стыдливо отводила глаза, но неизменно возвращалась взглядом к Джетро, который все смотрел и смотрел на нее, слушая своего тренера и даже чему-то кивая. Сама девушка едва ли слышала, что говорил Руди. Его голос мешался с окружающим арену гулом и не представлял для нее особого интереса, в отличие от глаз Макрея. Так он на нее еще не смотрел. Даже тогда в пабе, когда на кону была некая ставка и выигрыш в пари, он смотрел на нее иначе. Тогда им руководил азарт и лишь отчасти интерес к ней самой, теперь же в его потемневших глазах читалось обещание чего-то такого, о чем Ирэн стеснялась даже думать. Это зародило внутри нее знакомый трепет предвкушения, нарастающий с каждой минутой все сильнее и сильнее.
- Не буду, - с готовностью пообещала она и погладила его по напряженному плечу, обжигая ладонь о его мокрую от пота кожу. Она ощутимо вибрировала той первобытной мощью, которую он все это время прятал под мешковатой одеждой и за образом задиристого студента и которая теперь рвалась наружу. Ирэн была вынуждена признать, что это возбуждает куда сильнее, чем лоск всех тех приглаженных и одетых с иголочки красавцев, которыми она всегда любовалась. Со всем своим образом жизни Джетро совершенно не соответствовал ее вкусам, но сейчас это не имело для нее никакого значения. Она хотела его, избитого, потного и злого, такого, каким он был прямо сейчас, и она его получит, как только закончится эта чертова бойня.
От этих захватнических и откровенно собственнических мыслей Ирэн опомнилась уже за пределами клетки, когда Руди вел ее прочь через толку, держа под руку. Хоть не тащил на этот раз, на том спасибо. Еще до того, как мужчина открыл рот и заговорил, девушка уже знала, что он хочет ей сказать. Его взгляд, там на арене, был красноречив сам по себе, и Ирэн предполагала, что он захочет убедиться в том, что случившееся останется для Джетро за кадром.
- Вы просто хотели его уберечь, - закончила за него девушка и понимающе улыбнулась. - Я все понимаю, правда понимаю. Он ничего не узнает. Идите к нему, вы нужны ему сейчас.
Она действительно понимала. Мысленно поставив себя на место Руди, Ирэн подумала о том, что, наверное, поступила бы точно так же. Пусть это было нечестно, кому какая разница. Лишь бы с Джетро все было в порядке, независимо победит он или нет.
Пробил гонг, и толпа снова взревела, подбадривая бойцов, послышались звуки первых ударов. Ирэн отвернулась, чтобы даже случайно не увидеть бой, и поискала взглядом барную стойку. Ей стоило выпить чего-нибудь покрепче, чтобы уберечь свои и без того изрядно растрепанные нервы и дожить до конца вечера.
Парнишка, стоящий за стойкой, лучезарно заулыбался, когда увидел ее снова. Ирэн ответила на улыбку и устроилась на высоком стуле у самого края стойки, чтобы иметь возможность наблюдать за толпой со стороны, но при этом не видеть того, что происходит на ринге, как и обещала. Так, за бокалом вина и ненавязчивой беседой с долей ни к чему не обязывающего флирта Ирэн дотянула до того момента, когда после очередного восторженного взрыва толпа, до сих пор обступающая арену плотным кольцом, начала расходиться. Встревоженная тем, что так и не услышала, кто же победил, Ирэн поспешила к клетке, но внутри уже никого не было, зато она успела увидеть краем глаза, как кого-то выносят из зала на носилках. Сердце пропустило удар, а ноги сами понесли ее в том же направлении.
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2017-07-09 20:37:38)

+3

35

В какой именно момент он сорвался, Джетро не помнил и едва ли смог бы восстановить в памяти все досконально, даже если бы захотел. К последнему бою он вымотался настолько, что едва стоял на ногах, обливаясь потом и нервно подергиваясь на каждый жест рефери и особо громкие окрики толпы, которая продолжала непрерывно гудеть как растревоженный улей. Подвергшийся серьезной проверке на прочность и выносливость организм бунтовал, но исправно функционировал, что не могло не радовать. Макрея в частности, потому что после того, как он заборол Джонстоуна, сливаться на такой посредственности, как МакГилл, было как-то даже стыдно. Кто же знал, что одного единственного удара этой самой посредственности хватит, чтобы вскрыть неведомый доселе резерв. Рассеченная бровь и вид собственной крови вывели его из щадящего режима.
Вспышка ярости, сопроводившая всплеск адреналина, ослепила и оглушила Джетро в одночасье. Он так и не понял, что же именно произошло. Только что он злобно глазел на МакГилла, который заметно воодушевился тем, что пустил ему кровь, а в следующий момент уже сидел на нем и методично избивал, размочаливая его ирландскую морду в мясо. Отпустило Джетро, только когда двое помощников рефери оттащили его от избитого до беспамятства противника и прижали лицом к сетке, обтягивающей октагон по периметру. Первые секунды он инстинктивно вырывался и рычал что-то несвязное, но потом до него дошел смысл того, что они ему говорили. Им пришлось в буквальном смысле орать на него, чтобы достучаться до его затопленного жгучей неконтролируемой яростью сознания.
— Да успокойся ты уже! Все кончилось! Слышишь?! Ты победил! — внушал ему громила справа, подкрепляя каждую свою фразу ощутимым тычком.
— Победил? — прохрипел Макрей недоверчиво. Дергаться он перестал и уставился в пространство перед собой сосредоточенным взглядом, но из-за обжигающего глаза пота почти ничего не видел. Его отпустили сразу же, как только на арену поднялся Руди. Разглядеть, что стало с МакГиллом, тот ему не дал. Развернул так, чтобы суета над поверженным противником осталась вне зоны видимости, и основательно ощупал лицо, ключицы и ребра, проверяя, все ли цело, в то время как более или менее проморгавшийся Макрей разглядывал свои перчатки. Выглядел он при этом так, словно видел их впервые в жизни и не догонял, что это вообще такое. Трогал голыми пальцами их перепачканную чем-то поверхность и растирал подушечками красную субстанцию, гадая про себя, что это за херня такая. О том, что это кровь, он подумал не сразу, но когда эта мысль все же пришла ему в голову, Джетро испытующе уставился на тренера.
— Я же его не убил?
— Живой он, живой. Что с ним станется? — прозвучало как-то не шибко убедительно. Руди чуть накренился, чтобы посмотреть, как МакГилла укладывают на носилки, и покачал головой. — Правда, отделал ты его знатно. И какая только муха тебя укусила...
Снимая с Джетро перчатки и разматывая бинт, он старался не смотреть ему в глаза. Боялся, что тот увидит в них тревогу, граничившую с самым настоящим страхом, который Руди так и не смог подавить, когда увидел, как его боец сорвался на противнике. Пусть это принесло им обоим победу и нехилые бабки в качестве выигрыша, это не отменяло того факта, что Макрей изрядно всех перепугал. В частности Руди.
— Давай в душ, малец. Тебе нужно остыть, — он хлопнул его по плечу и, как только МакГилла вынесли с арены, заторопился следом, бросив через плечо. — Я все улажу.
Что именно он должен был уладить, так и осталось загадкой, но Макрей догадывался, что дело было не только в скорой помощи, с работниками которой еще нужно было объясниться, чтобы они не вызвали полицию, как в прошлый раз. Если Руди не нагнал, что поставил на него, то Джет только что обеспечил ему крупный выигрыш и мог рассчитывать на значительный процент помимо платы за саму травлю. Можно считать, что поездку в Пакистан он уже оплатил. Эти привычные, почти обыденные мысли помогли ему успокоиться и вернуться в привычную колею. Осталось только вернуть себе человеческий вид. Все та же парочка громил, что оттаскивали его от МакГилла, возникла рядом как по волшебству. Прямо двое из ларца какие-то. Они ненавязчиво сопроводили победителя в раздевалку и остались караулить у дверей, чтобы никто ему не помешал. Желающих все равно было немного. Все были слишком заняты происходящей в главном зале вакханалией. Традиционная гулянка только набирала обороты.
Руди как раз распрощался с одним из парамедиков, в кармане которого уже поселился пухлый конверт с затыкающим рты баблом, когда мимо проскочила знакомая девица. Он едва успел ухватить ее за локоть.
— Куда намылилась? — мог бы и не спрашивать на самом деле, все было написано на ее лице огромными буквами. — Да не он это, не он. В раздевалке твой парень. Потерпи чуток. Ему нужно время, чтобы в себя прийти.
[info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-09 04:04:15)

+3

36

Катастрофически не успевая, Ирэн продиралась через толпу, ослепшая и оглохшая ко всему тому столпотворению, что происходило вокруг нее. Впереди маячила облаченная в форменную куртку спина одного из парамедиков, который торопился на выход вслед за своими коллегами, что несли пострадавшего на носилках прочь с места происшествия. Ирэн снова и снова ловила себя на том, что подскакивает на ходу, силясь разглядеть, кто же там. Она уже была готова увидеть Джетро, избитого до неузнаваемости и едва живого, когда ее резко выдернули из намеченной колеи и словно встряхнули, разом вернув в шумную реальность, где все веселились, пили и галдели как на уличном базаре, то и дело восклицая «Вот это бой!» или «Ну парень и отчудил!» и обмениваясь между собой прочими восхищенными отзывами об увиденном зверстве. Для Ирэн все это было именно зверством и, если бы не Джетро, она давно сбежала бы отсюда сломя голову. Это место было не для нее, а всех этих людей она попросту не понимала. Из глотки так и рвался негодующий крик: «Вы что, все с ума посходили?! Это же люди! Их нельзя стравливать друг с другом как зверей!!!», но все ее негодование улетучилось, едва перед ней возникло бородатое мужское лицо.
В первые несколько секунд оно показалось Ирэн совершенно незнакомым, настолько она была рассеянна и расстроена, но потом, узнав Руди, девушка вцепилась в него с такой силой, что ее короткие ногти впились в татуированную кожу мощных предплечий. Задать столь важный для нее вопрос она так и не успела, мужчина как будто прочитал ее мысли и выпалил разом все то, что ей так хотелось услышать. Где-то в груди в одно мгновение расслабилась сжатая до предела пружина. У Ирэн даже ноги подкосились, но она каким-то чудом устояла. Наверняка, только за счет того, что продолжала цепляться за тренера Джетро, как за спасательный круг.
- Он в порядке? С ним точно все хорошо? Вы уверены? - как автомат стрекотала девушка. В какой-то момент Руди махнул рукой куда-то в сторону, в сознании осело слово «раздевалка», и Ирэн, запомнившая, что Джетро как раз там и находился, сорвалась с места, не обращая внимания на то, что ей кричали вслед. Все, что ей сейчас было нужно, это увидеть его и убедиться в том, что с ним действительно все в порядке. На слово Руди она не то чтобы не верила. Верила потому что знала, что у него нет причин врать, но сердце отказывалось принимать на веру чужие слова и успокаиваться. Оно требовало более убедительных доказательств.
Влетев в мужскую раздевалку подобно урагану, Ирэн встала столбом на пороге забитого однообразными жестяными шкафчиками помещения и уставилась на пару громил, что стояли тут же, подпирая собой косяки. На девушку, вломившуюся на исключительно мужскую территорию, они уставились во все глаза и, кажется, подвисли в недоумении, не зная, как на нее реагировать. К счастью, Ирэн нашлась довольно быстро и заулыбалась со всем очарованием, на которое была в принципе способна.
- Здрасьте, - вырвалось прежде, чем она подумала о том, что нужно сказать хоть что-то. Какое-то время девушка стояла и просто смотрела то на одного здоровяка, то на другого, задрав голову, словно не могла выбрать, к кому обратиться. По факту она просто тянула время, потому что нужные слова все никак не находились. Первым нашелся тот громила, что стоял чуть в стороне от входа и загораживал собой узкий проход между шкафчиками. Далеко за его спиной слышался плеск воды. Душевая, догадалась Ирэн. Скорее всего Джетро был именно там. Где ему еще быть?
- Тебе чего? - прервал ее измышления здоровяк. Он смотрел на нее как на убогую, но с явным интересом и неким подозрением. Ирэн оглянулась на его приятеля, что теперь стоял за ее спиной, и снова посмотрела него. Она собралась уже было соврать, что ошиблась дверью, но потом поняла, что так ничего не добьется, и решила пойти иным путем, а именно сказать правду.
- Я хочу к нему, - без лишних слов и, главное, честно призналась Ирэн и, стрельнув взглядом за спину здоровяку, снова подняла на него глаза. - Можно?
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2017-07-09 20:36:45)

+3

37

Конский ржач, загрохотавший гулким эхом где-то под самым потолком упакованного в кафель помещения, вполне мог бы спровоцировать где-нибудь небольшое землетрясение. Внезапное вторжение холеной красотки в мужскую раздевалку само по себе производило эффект определенного рода, довольно таки схожий с эффектом разорвавшейся бомбы. Но то, зачем она пришла, произвело на громил еще большее впечатление. Один ржал во всю мощь своей луженой глотки, запрокинув голову, другой пребывал в состоянии легкого шока и смотрел на девчонку так, словно думал, что ослышался, и очень надеялся, что она повторит свои слова, но уже более внятно, чтобы он услышал то, что его скудный мозг готов был принять и понять.
— К кому? К нему что ли? — все еще не до конца догоняя ситуацию уточнил он, указав большим пальцем себе за спину. Его едва успокоившийся товарищ вновь заржал, но уже над ним.
— К комуж еще? У нас тут пока только один чемпион отмокает! — он снова заржал, но на этот раз быстро успокоился и воззрился на девчонку, которая несмотря на высокие каблуки едва доставала ему до плеча. — А ты ему кто? Сестра? Подружка? Или фанатка просто? Пропустить тебя к нему просто так мы не можем, сама понимаешь. Вдруг ты из тех, кто просадил все бабки на ставках, и хочешь ему отомстить? Все может быть, — громила пожал плечами, мол, чем черт не шутит, и глянул на своего приятеля. — Да, надо было ставить на мальца. Руди был прав. Говорил я тебе...
— Нихрена ты не говорил, — тут же скривился второй, которому уже малость поднадоело тупить всем на радость и подавать лишние поводы для насмешек. — Пусть идет. Он только что шестерых мужиков заборол. Что ему какая-то девчонка.
На это громиле ответить было нечего. Он смерил девицу оценивающим взглядом и после недолгого раздумья велел ей разуться, расценив тонкие шпильки ее туфель как какое-никакое, но все таки оружие и своеобразную угрозу жизни как таковую. На этом досмотр был завершен. Отмеченную клеймом фанатки девушку пропустили в святая святых — душевую мужской раздевалки и тут же начали делать ставки, кто начнет орать первым. Макрей, девчонка или все же Руди, которому едва ли придется по душе тот факт, что они пропустили к его подопечному совершенно незнакомую девчонку и даже не потрудились узнать ее имя при этом. Все это сопровождалось громогласным ржачем, который заполнял собой все уголки довольно просторного помещения раздевалки и легко просачивался в душевую.
За плеском воды и шумом крови в ушах Макрей почти ничего не слышал. Он стоял, упираясь руками в стену, под упругими струями ледяной воды вот уже несколько минут и ждал, когда блаженное онемение наполнит все его избитое тело до самой макушки. Уже налившиеся кровью синяки туго пульсировали тупой болью, обещая безрадостное утро и самую натуральную ломку в качестве бонуса, но это-то как раз и было привычным делом. Непривычным было ощущение горящей в мышцах нерастраченной энергии, которую нужно было куда-то деть. И откуда она только взялась? Обычно тренировки его выматывали настолько, что он буквально валился с ног от усталости. Сегодня он потратил куда больше сил и энергии, но почему-то все еще стоял на ногах и, более того, был готов от души навалять кому-нибудь еще, не уступающему по комплекции и мастерству тому же Джонстоуну. С этим нужно было что-то делать. Джетро стукнул пару раз кулаком в неровно положенный кафель в надежде, что это удовлетворит все никак не унимающееся желание крушить и ломать, а боль в незащищенных перчатками костяшках прояснит голову, но тщетно. Даже ледяная вода, омывающая его с ног до головы, не гасила этот огонь. Отчаявшись, Макрей вывернул кран с горячей водой. Помещение моментально наполнилось паром. В какой-то момент до его слуха донесся громогласный смех из раздевалки, но Джетро решил не обращать на него внимание. Холод, сковавший его мышцы, начал таять, а вместе с ним крайне неохотно таяло и напряжение. Понадобится много времени и много горячей воды, чтобы прийти в норму. Правда, его никто пока не торопил и не ограничивал в водных ресурсах, что не могло не радовать.
[info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-09 04:05:07)

+3

38

Пока парни ржали и препирались между собой, Ирэн притихла и так и стояла между ними, украдкой поглядывая туда, откуда раздавался плеск воды. Ей даже показалось, что по каменному полу поползли едва различимые змейки пара от горячей воды. Она должна попасть туда, чего бы это ей не стоило. Ей нужно было туда попасть. Девушка закусила от отчаяния губу и вскинула глаза на загораживающего проход охранника. Она уже была готова умолять, когда ее вдруг решили пропустить. Просто так, даже не спросив имени.
- Правда? - недоверчиво переспросила Ирэн, глядя то на одного, то на другого громилу. У нее уже ныла шея от того, что приходилось постоянно задирать голову, чтобы смотреть в их лица. Когда ее заставили разуться, стало еще хуже, но Ирэн уже было все равно. Ей разрешили пройти, а о большем она не смела и мечтать. Разувшись, она оставила туфли и сумочку на одной и скамеек, что стояли между рядами шкафчиков, и под хохотки все никак не унимающихся громил направилась в сторону душевой. Она едва сдерживалась от того, чтобы не броситься бегом, поскольку подозревала, что это вызовет у них еще больше веселья, но уже у двери в душевую вдруг обнаружила, что ее одолевают сомнения в том, а стоит ли вообще заходить внутрь. Не будет ли правильнее дождаться его здесь?
Правильно... Это слово уже настолько осточертело Ирэн, что неожиданно для самой себя рассердилась и решительно толкнула дверь в душевую, выпуская в раздевалку поток теплого влажного водуха, остро пахнущего каким-то морским гелем для душа из тех, что продают в спортивных магазинах вместе с сильными дезодорантами, лосьонами после бритья и прочими средствами для мужской гигиены. Если честно, она не очень хорошо в этом разбиралась, несмотря на то, что еще в начале учебного года была чуть ли не помолвлена и жила с молодым человеком, который на себе в этом плане не экономил. Было чертовски странно думать о нем сейчас, стоя среди клубов душистого пара и глядя на широкую спину застывшего в одной позе под потоками воды парня. Он просто стоял, упираясь руками в стену, выложенную дешевым кафелем, и ничего не делал. Вода била упругим потоком ему прямо в макушку, стекала по его раскачанным плечам и скатывалась по спине, теряясь в зависшем на одном уровне зыбком тумане, скрывающем все самое интересное. Весь такой напряженный, он походил на огромное каменное изваяние, выточенное из цельного куска гранита скульптором, слишком гениальным, чтобы создавать идеалы, отвечающие современным канонам красоты. Коренастая фигура с перекатывающимися под мокрой кожей мышцами, мощная как у племенного быка шея, увитые вздувшимися венами сильные руки. Это была дикая, первобытная красота, которую мало кто мог оценить.
В голове снова вспыхнуло и медленно погасло слово «правильно», начертанное кроваво-красным росчерком, но на этот раз Ирэн не рассердилась на себя за эти мысли. Потому что она совершенно не думала о том, что поступает неправильно, спешно раздеваясь и бросая одежду прямо на пол. Она не думала о том, что скорее всего, ничего у них с Джетро не получится. Она вообще не думала ни о чем, кроме того, что хочет его. Такого, каким он был сейчас и, вероятнее всего, будет всегда. Диким, необузданным, опасным. Способным ударить, причинить боль и даже забить другого человека до полусмерти. Низ живота сладко подвело от этих мыслей. Ирэн тяжело дышала, путаясь в собственном белье, и ни на секунду не сводила с Джетро горящего нешуточным возбуждением взгляда. Сердце начало колотится где-то в горле, когда она, полностью раздевшись, подошла ближе и почти целиком окунулась во влажное тепло, сконцентрировавшееся в этом укромном уголке огромной душевой. Их уже разделяло всего несколько шагов, когда Ирэн почувствовала его запах. Тот самый запах, который мерещился ей всюду вот уже несколько дней и заставлял просыпаться среди ночи, задыхаясь от жара, и лезть рукой в вымокшие насквозь трусики. Словно сорвавшись с цепи, Ирэн кинулась к Макрею и прижалась к нему всем телом, обхватывая его широкую грудную руками и утыкаясь лицом куда-то между лопаток. Вода тут же окатила ее с ног до головы, вымачивая тщательно уложенные волосы и смывая макияж. Сейчас Ирэн было глубоко наплевать на то, как она выглядит, потому что это было совершенно неважно.
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2017-07-09 20:35:52)

+4

39

Если бы не уверенность в том, что та парочка охранников, которые остались в раздевалке караулить его драгоценное уединение, никого к нему в душевую не пустит, Джетро скорее всего отреагировал бы иначе. Договорился со своими рефлексами заранее и все бы обошлось. В конце концов ему и прежде доводилось испытывать подобное нервное напряжение, превращающее его в налитую под завязку бочку напалма с надписью "только спичку поднеси". Если припомнить все причины и следствия, то именно оно, это чертово нервное напряжение первого года в Эдинбургском университете, и привело его под заботливое крылышко Руди. Тренер научил его справляться с этой проблемой, глушить рефлексы, когда это было необходимо, и не поддаваться сиюминутным порывам, из-за которых у Макрея были проблемы как с преподавателями, так и с сокурсниками. Кому понравится, когда в ответ на тупую шутку или беззлобную подколку прилетает полноценный хук? К тому же стоматологи нынче недешевы. У Руди получилось уравновесить его задиристый норов, но лишь отчасти. Сбои по-прежнему случались время от времени, хоть и довольно редко. Ирэн просто не повезло.
Джетро не почувствовал ее приближения, не услышал шагов. Он и предположить не мог, что у нее хватит смелости заявиться в мужскую раздевалку и тем более зайти в душевую. Именно поэтому он среагировал так, как среагировал, а именно просто схватил ее и, с силой дернув вперед, грубо приложил грудью к выложенной кафелем, холодной стене, заломив обе руки за спину. Пальцы сомкнулись на ее запястьях и тонкой шее стальной хваткой. Вода теперь лупила ему по загривку и не заливала лицо и глаза как прежде, мешая толком рассмотреть того, кто решил так неосторожно напасть на него со спины. Макрею понадобилось несколько мучительно долгих секунд, прежде чем он смог осознать, что никакой угрозы эта вымокшая с ног до головы тощая девчонка с потекшим макияжем не представляет. И только после этого до него дошло, что это вообще-то Ирэн, а значит ни о какой угрозе в принципе речи быть не может.
— Какого черта?.. — с хрипом выдохнул Джетро и разжал пальцы, отпуская девушку. — Какого черта ты тут забыла?
Он уперся руками в стену по обе стороны от Ирэн и угрожающе навис над ней, глядя с высоты своего роста, как она разворачивается к нему лицом. На ее шее все таки остались отчетливые белые следы от его пальцев, которые потом скорее всего нальются кровью и станут полноценными синяками. С запястьями, наверняка, была та же фигня. Какое-то время Джет с досадой смотрел на то, как медленно раздражается нежная кожа, а потом поднял глаза на раскрасневшееся лицо Ирэн. С потекшим макияжем она походила на ведьму и панду одновременно. Он бы пошутил на эту тему, если бы не был всерьез озадачен самим фактом ее появления здесь именно в этот самый момент. Закономерный вопрос уже был готов сорваться с его языка, когда он наконец-то обратил внимание на то, что она совершенно обнажена. На ней не было даже белья. И надобность в ответе отпала сама собой. Он и без того все прекрасно понял. Его закаменевшее в недоверчивом выражении лицо подернулось рябью усмешки.
— Серьезно? А подождать ты не могла?
Видимо не могла, раз пошла на такой откровенный риск и заявилась прямиком в душевую. Как ее вообще сюда пропустили? Уж не Руди ли подсобил? С него бы сталось. К счастью, вопросом, что ему теперь с ней делать, Макрей не задавался. Глупый был вопрос на самом деле. Он блуждал потемневшим взглядом по ее обнаженной груди и прислушивался к собственному организму. Несмотря на усталость и довольно сильную помятость, тот был явно заинтересован в дальнейшем развитии событий, но Джетро опасался, что в таком кипучем и совершенно неуравновешенном состоянии навредит Ирэн гораздо больше, чем просто наставив синяков по случайности. Даже сейчас он все никак не мог справиться с собой и нервно дергался на посторонние шумы, отфыркиваясь от воды и озираясь по сторонам, словно следом за Ирэн в душевую могла завалиться целая толпа недобитых Джонстоунов.
— Тебе лучше уйти, — заметно подсевшим голосом заметил Макрей, не убирая, тем не менее, рук и не отстраняясь, чтобы дать Ирэн дорогу. — Ирэн, я серьезно. Уходи.
[info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-09 04:05:57)

+4

40

Реакция Джетро буквально выбивала почву из-под ног. Меньше всего Ирэн ожидала, что ее грубо схватят и прижмут к стенке, заломив руки так, словно она нарушила закон и ее сейчас будут арестовывать. Девушка успела только ахнуть от неожиданности и тут же запищала, сотрясаясь всем телом.
- Холодно, холодно, холодно...
После горячей спины Макрея прижиматься к холодной кафельной плитке было весьма сомнительным удовольствием, от которого по телу галопом забегали крупные мурашки. От контраста температур захватывало дух. Даже боль в запястьях и шее отошла на второй план, но ненадолго. Отойдя от первичного шока, Ирэн все же почувствовала мощную хватку мужских пальцев и скривила рот в беззвучном крике. К счастью, продлилось это недолго. Джетро выругался и отпустил ее, при том так резко, что на секунду девушка почти потеряла равновесие и уперлась онемевшими руками в стену, чтобы не упасть. По рукам от вывернутых плеч и до кончиков пальцев словно прокатилась огненная волна, но это была ерунда по сравнению с пульсирующими нешуточной болью невидимыми отпечатками, оставленными на шее и руках. Покусывая губы, Ирэн осторожно обернулась и уперлась взглядом в широкую мужскую грудь, по которой ручейками стекала вода. Вниз по животу, теряясь в тумане из пара. Во рту тут же пересохло, а в низу живота что-то сладко провернулось. Она резко вскинула глаза и встретилась с Джетро взглядом. Он нависал над ней хмурой горой и, кажется, действительно не понимал, зачем она здесь. Или это такой странный способ показать, что он рад ее видеть? Судя по выражению его лица, все таки первый вариант. Ирэн снова прикусила губу, изнывая от жгучего желания поинтересоваться ехидненько, не сильно ли его стукнули по голове, раз он элементарных вещей не понимает, но надобность в этом отпала сама собой. Макрей все понял сам и даже усмехнулся в уже знакомой манере.
- Не люблю ждать, - парировала Ирэн и, подняв руку провела кончиками пальцев по его напряженным грудным мышцам. Его взгляд она ощущала физически и чувствовала, улавливала своим женским чутьем, как меняется его состояние по мере того, как она приближается к нему, дюйм за дюймом сокращая разделяющее их расстояние. Вокруг клубился тяжелый пар, летели брызги, шумела вода, но Ирэн слышала или скорее даже ощущала под пальцами как гулко бьется в груди его сердце. Он был все еще на взводе, это было видно по его поведению, но Ирэн очень надеялась, что все это не помешает его возбуждению, а напротив поспособствует ему. Сейчас Макрей напоминал дикого хищного зверя, только что пойманного и посаженного в клетку, и ей хотелось... ей очень хотелось, чтобы он на нее напал и растерзал своими зубами и когтями в клочья. Страх и желание смешались и поселились томной тяжестью внизу живота. Джетро мог прогнать ее, мог вышвырнуть ее прочь на потеху тем амбалам, что остались в раздевалке, но Ирэн знала наверняка, что никуда не уйдет, пока не получит то, за чем пришла.
- Не уйду, - она помотала головой, прижалась к нему всем телом и скользнула губами по его груди, ощущая солоноватый привкус его кожи. - Ты же не хочешь, чтобы я уходила. Признайся.
Но признания ей были не нужны. Она чувствовала, что он возбужден, и прижималась к нему еще плотнее, потираясь животом о его напряженный член. Ее всегда настораживали такие габариты, но в ту первую их ночь она узнала о своем теле много чего нового и теперь уже ничего не боялась. Вскинув на Джетро шалый от желания взгляд, она стала медленно опускаться вниз, скользя по его телу своим и держась за него руками. Встав на колени, Ирэн почти целиком скрылась в тумане и, наконец-то, позволила себе прервать их с Джетро зрительный контакт. Теперь у нее снова появилась возможность, совсем как в то утро, показать ему, что она француженка во всем. И теперь он уже не убежит, сославшись на какие-то там дела, и не оставит ее ни с чем. А если попытается... Не прекращая своего занятия, она резко впилась своими короткими ногтями в крепкие мужские ягодицы, давая понять, что его ждет в таком случае.
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2017-07-05 14:55:18)

+4

41

Каждое ее прикосновение отзывалось в нем крупной дрожью, пробегающей по телу резко, как сильный электрический разряд. В бессилии противостоять ее напору Джетро стиснул зубы с такой силой, что на скулах заходили желваки, а во рту появился стойкий медный привкус. Само его молчание было признанием ее правоты и полнейшей капитуляцией по факту. Потому что он действительно не хотел, чтобы Ирэн уходила. И не дал бы ей уйти, вздумай она последовать его рекомендации. Похоже, она вообще не рассматривала этот вариант.
— Ирэн... — последнее хриплое и совершенно неубедительное предупреждение так и не состоялось. Джетро почти задохнулся, когда эта сумасшедшая посмотрела на него своими ведьмовскими глазами и стала опускаться на колени. Он сгорбился, загородив девушку от потока воды из смесителя, и, опустив глаза, стал смотреть на то, что она с ним вытворяет. Ему бы вполне хватило одних только ощущений, что доставляли ему горячий рот Ирэн, ее тесная глотка и, конечно же, язык. Но он хотел еще и видеть. Хотел видеть, как двигается ее голова, как наливаются кровью ее губы и как смотрят снизу вверх ее поддернутые поволокой глаза. Стоило отдать Ирэн должное, она знала, что делать и как. У него почти подкашивались ноги каждый раз, когда она особо усердствовала, не жалея себя. Казалось, что она с таким извращенным изыском мстит ему за что-то. И ведь было за что. Макрей припомнил, как сбежал от нее наутро после бурной ночи, оставив голую и возбужденную скучать в постели, а потом распустил руки прямо на паре при всех, и усмехнулся, отметив про себя, что мисс Морель помимо всего прочего еще и довольно злопамятная особа. Впившиеся в его кожу острые коготки только утвердили его в этом мнении. Повинуясь какому-то неконтролируемому желанию причинить ей не меньшую боль, он схватил Ирэн за мокрые волосы на загривке и силой заставил прекратить свое занятие и запрокинуть голову. Потемневшие от возбуждения глаза девушки казались почти черными на ее побледневшем от воды и пара лице. И только натруженный рот багровел, как свежая рана.
— Я тебя предупреждал, — выдохнул Макрей и, рывком подняв Ирэн с колен, грубо развернул ее к себе спиной и заставил упереться руками в стену. Вода хлынула на узкую спину девушки и рассеялась в разные стороны целым фонтаном брызг. Острые лопатки, цепочка позвонков, трогательно проступающих под кожей, и округлая задница с уже знакомым созвездием родинок на правой половинке. Джетро огладил их пальцами, словно хотел стереть как свежие брызги туши, и это было последнее деликатное, что он с ней сделал. Нерастраченная агрессия, желание причинить кому-нибудь боль и настойчивая потребность что-то сломать или разрушить наконец-то нашли выход. Грубо схватив Ирэн за бедра, он буквально насадил ее на себя. Разом и до упора, едва не задохнувшись от тесноты и нестерпимого жара девичьего тела. Шелестящая плеском воды тишина душевой наполнилась звенящими пошлыми звуками ритмичных столкновений мокрых женских ягодиц о мужские бедра, порывистым хриплым дыханием вразнобой и замученными стонами, которые улетали куда-то под потолок и отчаянно бились там, как перепуганная птица. Оглохший от грохота собственной крови в ушах, Джетро ничего этого не слышал. Со скоростью отбойного молотка он вколачивался в податливое женское тело, в этот пылающий влажный жар, что бушевал внутри нее, и копил напряжение, нарастающее с каждым толчком все сильнее и сильнее, словно хотел опытным путем узнать насколько его хватит и как далеко он сможет зайти. Где была та грань, через которую ему лучше не переступать, если он хочет, чтобы Ирэн осталась после всего этого безумия? И была ли эта грань вообще? Вопросом, действительно ли он хочет, чтобы Ирэн осталась, Джетро не задавался. Он вообще не думал о том, что будет потом. Куда больше его волновало то, что происходило сейчас. Женские ягодицы расцветали яркими пятнами кровоподтеков от его пальцев и отзывались упругими волнами на каждое его движение. Это было упоительное зрелище.
[info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-09 04:07:01)

+5

42

Резкая боль пробудила мощную волну жара, прокатившуюся от загривка по всему телу и скопившуюся внизу живота сладко пульсирующим томным клубком. Ирэн вскинула глаза и растеряла все то дыхание, которое у нее еще оставалось после глубокого минета. Так на нее не смотрел никто. Люди вообще так не смотрят, а вот хищные звери вполне. В глазах Джетро, потемневших до поглощающей свет космической черноты, полыхало нечто, чему не было названия в их цивилизованном мире. Самый жуткий кошмар не пробудил бы того страха, что зашевелился внутри Ирэн, когда она встретилась с ним взглядом. Но страх был не один. Опаляющее неестественным жаром возбуждение, бегущее по венам и сжигающее ее изнутри подобно лихорадке, резко подскочило до критической отметки, когда Джетро поднял ее на ноги и развернул лицом к стене. В ушах отдаленными громовыми раскатами все еще рокотал его голос, хоть он уже давно замолк и говорил одними только пальцами, оглаживающими ее кожу. Ирэн оглохла от собственного крика, когда он резко вошел в нее. До этого момента ей и в голову не приходило, что он мог щадить ее в ту первую их ночь и не позволял себе лишнего. Теперь же он не сдерживался, и она поняла, что он имел в виду, когда просил уйти, когда предупреждал ее. Вцепившись в стену, чтобы не упасть, Ирэн почти визжала, срывая голос до хрипа и захлебываясь собственными воплями. Болезненное удовольствие прокатывалось по ней и внутри нее как паровой каток раз за разом. С каждым проникновением, с каждым толчком. Первый оргазм, казалось, спровоцировал настоящее землетрясение и обрушил все здание целиком. По крайней мере у Ирэн сложилось такое впечатление. В глазах было темно, в ушах звенело, а во рту поселился стойкий металлический привкус из-за содранного криками горла, но все это было ерундой по сравнению с тем безумием, что происходило с ее телом. Ноги подкосились, и девушка упала на колени, увлекая за собой партнера.
- Не... не останавливайся... - задыхаясь от нехватки воздуха и воды, Ирэн кое-как завела дрожащую руку за спину и нащупала Джетро, чтобы убедиться в том, что сбитые с толку физические ощущения ее не обманывают, и он по-прежнему рядом. Потоком бьющая из смесителя вода теперь жалила каплями, настолько чувствительной стала кожа. Коленкам и ладоням тоже было несладко из-за неровно выложенной плитки пола душевой, но Ирэн была готова стерпеть и не такое, только бы Джетро не останавливался. Он как будто и не собирался и даже передохнуть ей толком не дал, продолжая свою пытку, от которой Ирэн буквально сходила с ума, снова и снова оглашая гулкое помещение душевой хриплыми выкриками. И несмотря на боль, несмотря на бешеное сердцебиение и вероятность того, что в конечном итоге она действительно свихнется или схлопочет сердечный приступ как минимум, Ирэн требовала еще. Требовала, просила, умоляла, слезно завывая, как раненая волчица. Она поддавалась бедрами ему на встречу и насаживалась на его член, каждый раз задыхаясь от ощущения, что он проникает так глубоко, чуть ли не до самого горла. Все ее представления о возможностях женского организма били тревогу, но куда сильнее пугал собственный аппетит, граничивший с одержимостью.
Очередной оргазм, которым она уже потеряла счет, лишил ее последних сил и почти лишил сознания. Ирэн обмякла и растеклась по полу душевой бескостной массой. Мимо нее струилась вода, убегающая в сток, а ее мокрые волосы, поддаваясь течению, колыхались у лица. Они облепили щеки и шею, когда она приподняла голову, чтобы оглянуться назад и убедиться в том, что все это не плод ее больного воображения. Джетро был реален и он был с ней, а о большем она и не мечтала. Подобно обезумевшему от жажды человеку, который наконец-то дорвался до воды, Ирэн чувствовала, что никогда не напьется этим мужчиной вдоволь, и сколько бы не старалась, не могла убедить себя в том, что это не последний их раз и будет еще. Много, если у нее получится удержать его, и всегда, если он будет принадлежать ей одной. Кажется, безумие уже уступило в свои права, раз она всерьез размышляет о том, чтобы заполучить его во что бы то ни стало. Несмотря на довольно юный возраст, Ирэн не верила в любовь, а уж в любовь с первого взгляда и подавно, зато она прекрасно знала, что такое одержимость. Теперь знала.
[nick]Irene Morel[/nick][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon]

+4

43

Едва ли Джетро смог бы восстановить в памяти все, что произошло, и в точности сказать в какой именно момент они с Ирэн оказались на полу в недвусмысленной позе, еще больше приблизившей их к животным, которыми по сути они сейчас как раз и были. Совершенно обезумевшие, они уже не занимались сексом. То есть, конечно же, занимались, но просто сексом это уже сложно было назвать. Нечто первобытное, намешанное из одних только голых инстинктов и потому совершенно неконтролируемое — вот, что это было.
Ирэн почти завывала, срываясь на хриплые вопли, и это подстегивало его двигаться еще быстрее и резче, проталкиваясь еще глубже в ее содрогающееся тело. Он забыл о том, кто он сам и кто эта девчонка, дергающаяся и извивающаяся перед ним, как пойманная за хвост змея. Все это перестало иметь значение. Осталось только одуряющее ощущение от мышц, крепко стискивающих его глубоко внутри измученного женского тела, и судороги чужих оргазмов, перебегающие разрядами от ее тела к его все чаще и чаще. Силы были на исходе. Джетро задыхался, плотно стискивая зубы, но даже не думал сбавлять обороты. Он крепко держал Ирэн, то впиваясь пальцами в бедра, то хватаясь за острые плечи, то за волосы на загривке. Намеренно причиняя ей боль, он не мог не заметить, как охотно она подмахивает ему после каждой его грубости. Ненормальная. Они оба ненормальные.
От очередного ее вопля у Макрея заложило уши, а потом он и вовсе ослеп. Яркая вспышка вышвырнула его из собственного тела, казалось, на целую блаженную вечность, но когда он вернулся назад, то обнаружил, что отсутствовал всего ничего. Ирэн еще ломало, но она уже не двигалась, а только медленно опадала в его руках, стекая на пол душевой так, как если бы утратила все кости разом. Сквозь шум крови в ушах, наконец-то пробился шелест воды и его собственное хриплое дыхание. Стряхнув с лица капли воды, розовые от крови из вновь открывшегося рассечения на брови, Джетро огляделся. Все как раньше, только нерастраченная в бою ярость, так и клекочущая глубоко в груди все это время, куда-то подевалась. Куда-то... Как будто он не знает куда.
— Ирэн? — он склонился над девушкой, которая как-то совсем уж подозрительно притихла, и дотронулся до ее лица. Облепившие щеки мокрые пряди казались черными, а глаза, которые она все же открыла после того, как он поддел ее пальцами за подбородок, и вовсе стеклянными. Она до сих пор цеплялась за него так, словно чего-то боялась. Макрей подхватил ее на руки, прижал к себе и откинулся вместе с ней назад, прислонившись к стене спиной. Голова Ирэн теперь покоилась затылком на его плече, а поток воды бил им на ноги и не мешал обзору.
— Я вижу, ты в порядке, — голос Руди прокатился по душевой раскатом грома. Джетро повернул голову и уставился на своего тренера снизу вверх. Тот подвисал на безопасном расстоянии, чтобы не намокнуть, и смотрел на голую парочку во все глаза. Как давно он был здесь и что успел увидеть, не хотелось даже думать. Наверное, лицо у Макрея было красноречивее всяких слов. Руди фыркнул и повернулся было уйти, но потом вспомнил зачем вообще пришел и снова посмотрел на Джетро.
— Твоя доля в твоем шкафчике. С букмекеров навар чуть позже будет, но, думаю, обижен не будешь. Ты хорошо поработал, малец, — он замолчал, когда Ирэн зашевелилась, и, понизив голос, добавил: — И своди девушку на нормальное свидание. Здесь ей точно не место.
Джетро что-то невнятно проурчал, не открывая рта, и кивнул, прикрыв глаза. Мол, и без тебя знаю. Сейчас он был в том блаженном состоянии полнейшей гармонии с сами собой, которое делало его податливым как разогретый пластилин. И даже идея сводить Ирэн на свидание казалась ему не такой уж и глупой. После всего, что они тут устроили, он как минимум должен был ее как следует накормить и доставить домой. Прошло какое-то время после того, как Руди ушел, оставив их приходиться в себя, и Джетро все же решился побеспокоить Ирэн.
— Эй, ты как? — он потянулся к крану, чтобы выключить воду и, когда та перестала осыпать их мелкими брызгами, убрал налипшие на бледное лицо девушки мокрые пряди волос, и похлопал ее по щеке. Он старался не смотреть на цветистые синяки на ее плечах и бедрах и содранные в кровь колени. И отмахивался от мыслей о том, что мог бы быть с ней помягче, если действительно захотел.
— Больше никогда... Слышишь меня? Больше никогда не вынуждай меня делать с тобой такое.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon][info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info]

Отредактировано Jethro McRay (2017-07-31 12:06:24)

+4

44

Сознание возвращалось крайне неохотно. Ирэн не помнила, как вообще погрузилась в это блаженное небытие, опутавшее ее как паутина. Она просто в какой-то момент оказалась в каком-то вакууме, в котором не было ни звуков, ни ощущений, ни времени, и поддалась его умиротворяющей тишине. Впрочем, тишина эта царила недолго. Голос Джетро все же пробился сквозь толщу небытия и добрался до ее сознания, выманивая ее на поверхность реальности своей щекотной вибрирующей хрипотцой. Был и другой, но его Ирэн приняла за эхо.
- Ты что-то сказал? - переспросила она осипшим голосом, с трудом разлепив ресницы. То, что она принимала за шум крови в ушах, на поверку оказалось шелестом воды все из того же смесителя. Когда Джетро завернул кран, стало так тихо, что Ирэн даже растерялась и, часто заморгав, сфокусировала взгляд на лице склонившегося над ней парня. Из ранки на его брови сочилась кровь. Она стекала вниз, собирая по пути мелкие капли воды, и девушке вдруг захотелось слизнуть эту розоватую дорожку, но она не могла даже пошевелиться. У нее просто не было сил. Однако, смысл слов, что Макрей произнес с таким серьезным выражением лица, что в пору было насторожиться, до нее таки дошел. Стоило ли говорить о том, что она собиралась вынуждать его творить с собой подобные вещи и впредь? Ирэн изломила брови в нарочито жалобном выражении и округлила глаза.
- А по праздникам можно?
Кажется, до Макрея еще не дошло, что за девушка попала к нему в руки. Она и сама еще не до конца поняла, что это такое. Распущенность и развращенность или все же какая-то психологическая патология. Какая разница?.. Ирэн уткнулась лицом Джетро в шею и забыла об этом, потому что знала - чем бы это ни было на самом деле, с ним это точно никогда не станет проблемой. Может быть она действительно была нимфоманкой, пусть так, теперь у нее был мужчина, который мог дать то, что ей было нужно.
Ирэн не помнила, как вернулась в тот вечер домой, но, проснувшись по утру, она снова обнаружила в свой постели Макрея. На этот раз он не сбежал, сославшись на дела, потому что в воскресенье никаких дел у него не могло быть в принципе, и Ирэн воспользовалась этим по полной программе, несмотря на то, что вымотанный после вчерашнего организм все еще не пришел в себя и просил пощады. Сказать по правде, девушка просто боялась выпускать Джетро из постели и потому занимала всеми возможными способами. То же повторилось на следующий день, правда, тогда Макрей все же сбежал, потому это был понедельник и ему нужно было на лекции, как, впрочем, и самой Ирэн. Тем не менее, на этом все не закончилось к вящему удовольствию обеих сторон, но по какой-то причине ей все равно было тревожно, каждый раз когда они расставались больше, чем на пару часов. Всем время казалось, что она с минуты на минуту проснется, и все это окажется не более чем просто сном.
Дни складывались в недели, недели в месяцы. Смутные опасения Ирэн стали приобретать по-настоящему серьезные масштабы, когда она вдруг обнаружила, что ей мало одного только секса. Его было много, по мнению ее подруг, которым она не рассказывала и половины из того, что они с Джетро вытворяли, его было даже слишком много, но в один прекрасный момент Ирэн поняла, что хочет большего. Не просто трахаться при каждом удобном случае и где припечет, порой попадая в нелепейшие ситуации из-за этого, а по-настоящему встречаться. Ходить на свидания со всеми этими банальными цветами и конфетами, которые ей всегда казались совершенно бессмысленной ерундой, и, конечно же, познакомить Макрея со своими родителями. Одним словом Ирэн влюбилась, вот так вот неожиданно и совершенно безнадежно. Осознание этого пришло довольно быстро, спустя всего пару недель, а вместе с ним пришла уверенность в том, что иного способа удержать такого парня, как Джетро, кроме как забеременев от него, попросту нет. К тому моменту Ирэн была одержима им настолько, что отчаянное решение перестать принимать контрацептивы далось ей легко и без лишних раздумий.
[nick]Irene Morel[/nick][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon]

+4

45

Стоило отдать Ирэн должное, своего она в итоге все же добилась. Джетро не знал, как так вышло, но отношения, которые завязались в одну ночь из-за глупого спора и в которых не было никакого смысла, кроме, разве что, бесперебойного секса, в какой-то момент стали вполне настоящими. Так по крайней мере виделось со стороны, да и им самим ощущалось вполне однозначно. И все же, несмотря на то, что они почти все время проводили вместе, никаких перспектив Джетро все равно не видел. Они с Ирэн были совершенно разными людьми. И эта разница была слишком очевидна, чтобы не обращать на нее внимание. Но Макрей со всем присущим ему пофигизмом, не придавал этому значения. В конце концов, его все устраивало. Что же касалось Ирэн... Эта девушка была изобретательна, ненасытна и загадочна в той мере, которая не столько настораживает, сколько интригует. Макрей не задавался вопросом, что творится в ее хорошенькой головке. Он на задумывался об этом, даже когда они поссорились из-за того, что он наотрез отказался праздновать Рождество с ее родителями. Скандал был бурным, примирение ему под стать, но в конечном итоге все осталось так же, как и прежде, и праздники они провели порознь.
Последняя неделя перед новым годом выдалась довольно суматошной. Все зачеты зимней сессии были сданы, с экзаменами Макрей расквитался еще раньше, так что он наконец-то смог с чистой совестью погрузиться в подготовку к поездке, которую планировал с самого начала учебного года. Сроки поджимали, так что сборы проходили в спешке, но время на то, чтобы повидать перед своим отъездом Ирэн, которая как раз должна была вернуться от родителей после праздников, Джетро все же нашел.
Был вечер четверга, когда он ввалился в ее крохотную квартирку, весь взъерошенный и усталый после очередной тренировки в зале. Руди никогда его не щадил, а после той травли и вовсе стал настаивать на более интенсивных тренировках, как если бы готовил своего подопечного как профессионала. В принципе Джетро был этому даже рад, но ему к концу года он так измотался, что ему не помешало бы немного отдохнуть и как следует выспаться. Впереди маячило целых три дня, которые можно было провести в постели безвылазно, что бы это не значило. Правда, в случае Ирэн, это почти всегда значило что угодно, но только не здоровый и крепкий сон.
— Ирэн? — с порога позвал Джетро, прислушиваясь к шуму воды в ванной. — Ты дома?
Он сбросил сумку себе прямо под ноги и, на ходу снимая с себя одежду, которую из-за рождественских холодов приходилось надевать на себя буквально слоями, прошел вглубь крохотной девчачей обители. За два месяца, что они с Ирэн встречались, тут прибавилось его собственных вещей. Их было немного. Макрей всегда жил по-спартански и обходился необходимым минимумом, но даже этого минимума оказалось достаточно для того, чтобы захламить чужую жилплощадь и внести в упорядоченный женский бардак долю мужского хаоса.
Поскидав в сумку все свои футболки и толстовки, найденные при беглом осмотре, Джетро достал со дна сумки небольшую коробку, завернутую в пурпурную подарочную бумагу и перетянутую плетеным шнурком вместо ленты, и, пристроив ее на видном месте, чтобы не забыть, бухнулся поперек постели и потянулся всем телом до приятного хруста в суставах. Судя по тому, что шелест воды в ванной не стихал, Ирэн его не услышала, что было даже хорошо. Он прекрасно знал, что она могла проплескаться там не один час, а это значило, что у него появилась возможность хотя бы немного подремать. За последние несколько недель это стало почти непозволительной роскошью. Поэтому, пристроив на лице в раскрытом виде один из учебников по нумизматике, что валялись тут же, давным давно смешавшись с литературой по классической архитектуре, Джетро почти сразу же, без промежуточной дремы, провалился в глубокий сон и упустил тот момент, когда шелест воды в ванной комнате все же стих.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon][info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info]

Отредактировано Jethro McRay (2017-08-26 19:18:41)

+4

46

Это был уже далеко не первый тест на беременность, который делала Ирэн, а результат был один и тот же. Неудовлетворительный. Раздраженно бросив коробку с последним болтающимся в нем не использованным тестом в урну рядом с умывальником, девушка уставилась на свое размытое отражение в запотевшем зеркале и провела ладонью по гладкой поверхности. Собранные на затылке с помощью заколки волосы поблескивали перламутром бальзама-ополаскивателя, который она планировала смыть где-то минут через десять, но мелкие прядки все равно выбились из пучка и теперь липли к мокрой после душа коже. Ирэн критически себя оглядела и закусила губу от досады. Бледность ее лица бросалась в глаза, даже мама заметила, а на утро после рождественского ужина ее тошнило, хотя она совсем не пила, да и ела совсем немного, потому что аппетита не было. И что же это получается? Несвежие продукты виноваты? Или кулинарные изыскания ее матери? Но ведь у нее задержка на целых два дня! При других обстоятельствах Ирэн не придала бы этому значения, в ее цикле и прежде бывали сбои, но теперь она была заинтересована в куда более серьезных причинах, чем просто нервы или нехватка витаминов в рационе.
За шумом воды, которую она так и не выключила, Ирэн еле расслышала, как хлопнула дверь. Тем не менее, она ждала этого звука и ждала оклика, который последовал почти сразу же. Внутри все радостно подпрыгнуло, стоило ей только услышать голос Джетро, и все же она подавила сиюминутное желание выскочить из ванной и наброситься на него. Каких-то четыре дня. Они не виделись всего четыре дня. Почему ей кажется, что прошла целая вечность? С замиранием сердца Ирэн прислушивалась к тому, что происходило в комнате, прижимаясь ухом к двери ванной комнаты, но шелест воды за шторкой ванны мешал расслышать хоть что-то. Взгляд переметнулся на урну и лежащую среди прочего мусора коробку с последним тестом. Через три дня Джетро уедет в Пакистан. Сама мысль об этом ввергала Ирэн в панику. Неизвестно, сколько он там пробудет, но не это пугало ее больше всего. Там с ним могло случиться все, что угодно, а это было в разы страшнее. Возможно, этот тест - ее последний шанс отговорить его от этой поездки. Как одержимая, Ирэн бросилась на колени перед умывальником и принялась копаться в урне. Последний тест, пусть он будет таким же отрицательным как все остальные, но она должна была его сделать.
Когда Ирэн вышла из ванной комнаты, завернутая в полотенце и с волосами, мокрыми и вкусно пахнущими цветочным бальзамом, Джетро мирно спал, развалившись поперек кровати и накрыв лицо одним из своих учебников по истории. Она далеко не в первый раз заставала его в таком состоянии, но по прежнему недоумевала, почему парень вроде него пошел в историки. Но сколько бы раз она не задавала ему этот вопрос, ответа, который мог удовлетворить ее любопытство, так и не получила. Поверить в то, что история ему просто нравится, она не могла сколько не пыталась. Собственно, сейчас этот вопрос ее не интересовал совершенно. Бесшумно ступая, она приблизилась к кровати и осторожно на нее забралась, изо всех сил стараясь не потревожить спящего. Убрать с его лица учебник оказалось тем еще квестом, но даже с этим Ирэн справилась и, устроившись у Джетро под боком, стала разглядывать его лицо. Судя по всему, ему праздники тоже дались тяжело. Под глазами пролегли тени, а лицо из-за щетины казалось слегка осунувшимся. Так же он выглядел в то утро, когда впервые проснулся в ее постели и в ее жизни, и совсем как тогда Ирэн любовалась им, искренне недоумевая, как так вышло. Она уже хотела разбудить его в своей обычной манере и даже потянулась рукой к пряжке ремня его джинсов, но тут ее взгляд напоролся на коробку, что стояла на тумбочке в изголовье кровати. Подарок? Он принес ей подарок?! Любопытство, жгучее как перец чили, моментально заставило ее забыть о своем первоначальном плане и потянуться за коробкой. Та оказалась легкой. На долю секунды Ирэн даже заподозрила нехорошее, хотя сама так и не поняла, что именно, но потом она открыла коробку и обомлела.
- О, Господи! - ее громкий возглас, наверное, можно было расслышать даже снаружи, но девушке было все равно, пусть хоть вся улица сбежится на ее вопли. - Это же кашемир! Настоящий кашемир!
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

+3

47

Побудка получилась довольно таки внезапной. От звонкого голоса Ирэн, прозвучавшего почти над ним, Джетро буквально взвился на кровати, подорвавшись всем телом. Секунду или даже две он искренне не понимал, где находится и что вообще происходит, но потом увидел Ирэн, восторженно попискивающую над распакованным подарком, и все встало на свои места. Макрей выдохнул с облегчением, тут же обмякнув и вновь откинувшись на покрывало.
— Господи, орать-то так зачем? — прохрипел он севшим после недолгого сна голосом. Потерев лицо ладонями, чтобы согнать остатки дремы, Джетро коротко глянул на часы и сосредоточил все свое внимание на Ирэн. Мокрая и в одном полотенце, она сидела рядом, источая запахи луговых цветов и какого-то незнакомого мыла, скорее всего французского, и комкала в руках темно-коричневый шерстяной палантин. Его для своей подруги привез прямиком из Пакистана один из приятелей Макрея. Дорогого подарка неверная подружка так и не дождалась, и Джетро его присвоил, проставившись взамен коллекционным виски знаменитой марки. Обмен не самый равноценный, но приятель был только рад избавиться от этой тряпки и обмыть это дело все тем же вискарем, так что все остались в выигрыше. Макрей в свою очередь избавился еще и от головной боли, которую мог повлечь за собой выбор подарка. Таким девушкам, как Ирэн, что попало не дарят.
— Нравится?
Вопрос был задан скорее для проформы, потому что он и так видел, что Ирэн в восторге от подарка. Ее обычно бледная кожа сияла таким счастливым румянцем, что хотелось протянуть руку и потрогать его. Удостовериться, что он настоящий, а не нарисованный той большой и пушистой кисточкой для макияжа, что торчала среди прочих на туалетном столике Ирэн. Вместо этого Макрей взял из ее рук почти невесомый шерстяной палантин и, развернув его, укутал девушку. По цвету он напоминал молочный альпийский шоколад, и Ирэн теперь казалась выточенной из цельного куска марципана фигуркой, облитой этим шоколадом. Изысканное лакомство. Джетро облизнулся, но первичные позывные быстро отступили. С небольшим опозданием, но организм все же напомнил, что устал и вообще... Подтянув к себе одну из подушек, Макрей откинулся на нее, чтобы иметь возможность смотреть на Ирэн, не поднимая головы, и потянулся всем телом, похрустывая суставами.
— Рождественский подарок прямиком из Пакистана. Ирвин привез. Говорит, там этого добра завались и стоит все в разы меньше, чем в европейских бутиках, и.... кажется, я зря тебе это все говорю, — Джетро изобразил испуг. — Забудь. Это просто охренительно дорогой кашемир. Я все магазины оббегал, чтобы его найти, и истратил все свои заначки. Пришлось даже свинью-копилку разбить. Ты мне веришь?
На этот раз Макрей изобразил щеночка, напрудившего в тапки и попавшегося на горячем, но уверенного в том, что ему все сойдет с лап просто за одни только красивые глаза. Он протянул руку и, подхватив Ирэн под задницу, притянул к себе. Она почти опрокинулась ему на грудь. Несколько капель воды сорвалось с кончиков ее мокрых волос и упали ему на лицо. Он машинально слизнул ту, что попала ему на подбородок. Слабый химический привкус затерялся в глубоком и неспешном поцелуе. С этого и нужно было начинать. Наверное, должен был случиться долбанный зомби-апокалипсис и парочка ядерных зим, чтобы он начал вести себя так, как положено нормальному бойфренду. Правильные слова, правильные поступки, правильные подарки, добытые правильно.
— А ты как провела Рождество? — дежурный, казалось бы, вопрос, который он просто не мог не задать как все тот же правильный парень, в действительности оказался тем единственным, ответ на который, его и в самом деле сейчас интересовал. — Как родители? У них все хорошо?
Послушать про чужую семью, только чтобы не думать о собственной. То еще извращение. Но это было вполне в его стиле.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon][info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info]

+4

48

Радости Ирэн не было конца. Не переставая восторженно попискивать, как попавшая в мешок с зерном мышь, она отвлеклась лишь на секунду, чтобы одарить Джетро взглядом, преисполненным самым искренним обожанием.
- Ты шутишь? Конечно нравится!
Она смяла шерстяную ткань, ощущая насколько она мягкая и невесомая, а затем прижала ее к груди. Совершенно не колючая и как будто ласкающая своими прикосновениями, она согревала, как объятия любящего человека. Можно ли придумать лучший подарок на Рождество? Когда Джетро развернул палантин и накинул его Ирэн на плечи, она даже не знала, что сказать. Казалось бы обычный жест, не несущий в себе никакого потаенного смысла, а внутри что-то сладко замерло и заворочалось до тесноты в горле. Стало тепло и так отчаянно хорошо, что Ирэн вдруг подумала, что это, наверное, самый романтичный момент за все время их знакомства. Слишком поглощенная этим ощущением и слишком оглушенная его силой, она смотрела, как Джетро откидывается на спину и потягивается, подобно крупному хищнику семейства кошачьих, и не могла отвести от него глаз. Он что-то говорил, но Ирэн едва его слышала.
- Мне все равно, даже если ты его украл, - она рассмеялась, когда он состроил до смешного умильную морду, и, взвизгнув от прикосновения его неожиданно холодных рук, опрокинулась ему на грудь. Тепло, что ей дарил кашемир, не шло ни в какое сравнение с тем жаром, что прокатился по всему ее телу от одного единственного поцелуя. Жадно, как изнывающий от жажды человек, не один день прошатавшийся в самой знойной пустыне, Ирэн припала к его губам и оторвалась от них, только когда ей стало катастрофически не хватать воздуха. Она сразу же переключилась на его шею и уже прикидывала, как бы снять с него футболку с минимальными временными затратами. Меньше всего ей сейчас хотелось рассказывать о том, как она провела Рождество, и уж тем более рассказывать о самочувствии своих родителей, но Джетро был так серьезен, когда спрашивал об этом, что было сложно этого не заметить. Ирэн нехотя оторвалась от своего занятия и заглянула ему в глаза.
- Тебе действительно интересно? - в ее голосе слышалось явное сомнение. - Прости, но, если это так, то почему ты просто не поехал со мной? Я же не просто так тебя звала, - она выдержала паузу, но особой надежды на внятный ответ у нее не было, и потому Ирэн просто пожала плечами. - У них все как всегда, ничего нового или интересного. Честно говоря, я уже жалею, что сама поехала к ним на Рождество. Лучше бы осталась здесь с тобой. Мы бы точно не заскучали.
Она многозначительно поиграла бровками, улыбаясь с видом заговорщика, но поцелуй, который вскоре последовал, был не таким жадным и затягивающим, как первый. Скорее уж мимолетным, как укус, но многообещающим. Ирэн скатилась сначала с Джетро, потом с кровати и закрутилась перед зеркалом, разглядывая обновку уже со стороны. Ей очень шел этот цвет. Он контрастировал с тоном ее кожи, но в то же время делал его теплее, как подогретый белый шоколад.
- Ирвин, это тот парень, с которым ты собираешься ехать в Пакистан?
Как бы Ирэн не хотелось, чтобы ее голос прозвучал беспечно, как если бы предстоящая поездка ее ничуть не беспокоила, у нее ничего не получалось, а собственное отражение в зеркале, которое Джетро прекрасно видел с постели, выдавало ее с головой. Ирэн была не просто обеспокоена, она была в отчаянии и теперь, когда радость встречи и неожиданного подарка отошли на второй план, скрывать это стало еще сложнее. Последний тест ничего не дал. У нее не было ни одного козыря.
- Если я попрошу тебя не ехать... - она посмотрела на лежащего на ее кровати парня в отражении зеркала. - Если я попрошу тебя отказаться от поездки, ты останешься?
Только задав этот вопрос вслух, Ирэн поняла, что не хочет услышать ответ. Потому что где-то в глубине души она его уже знала.
[nick]Irene Morel[/nick][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon]

+3

49

Макрей соврал бы, если бы сказал, что ему действительно есть дело до родителей Ирэн. Он их не знал и, если честно, не хотел исправлять этот недочет от слова "никогда". Он и сам не совсем понимал, зачем спросил о них. Однако, это и не было обычным вежливым интересом. Ведь про своих родных ему спросить было не у кого. Ну, кроме профессора Робертса, разве что.
— Просто любопытно, — он неопределенно пожал плечами в ответ на преисполненный сомнения взгляд Ирэн и ей этого как будто хватило. А ему хватило ее короткого, но очень даже содержательного ответа. Тема была закрыта. Джетро не успел толком ответить на внезапно прилетевший поцелуй от Ирэн. Та бодренько соскочила с кровати и принялась крутиться перед зеркалом, любуясь обновкой. Макрей тоже любовался, но не палантином, а завернутой в него девушкой, ощущая, как с каждой минутой уплывает глубже и глубже обратно в блаженную сонную негу. Если бы Ирэн не заговорила, он, скорее всего, так и уснул, лежа поперек ее кровати. Однако, что-то в ее голосе его насторожило настолько, что он, сам того не заметив, стряхнул себя сон и, сощурившись, уставился в ее отражение в зеркале.
— Да, а что? Я же вроде рассказывал тебе о нем. Мы с ним уже давно сговорились об этой поездке. Ждал, когда он вернется.
На самом деле Макрей вполне мог сорваться и без Ирвина, поскольку это была уже далеко не первая такая поездка. Индия, Пакистан, Непал... Там были самые высокие горы и самые сложные в плане восхождения вершины. Покорить все восьмитысячники — мечта идиота, которым он стал, когда подсел на альпинизм еще на первом курсе. Шаг за шагом, вершина за вершиной, но он шел к ней и не собирался останавливаться. Ирэн это знала, потому что он говорил ей об этом. Она знала, как это для него важно. И, тем не менее, подняла тему, которую он не был готов обсуждать. Не потому что это было сложно. Для такого, как он, не существовало сложных тем. Он просто не хотел говорить о том, что не обсуждалось в принципе. Потому что он уже все решил. Это была одна из не самых его приятных черт. Если уж Макрей что-то вбил в себе в голову, то это серьезно. Не упрямство, но упорство. Он не успокоится, пока не получит то, что ему нужно, или не сделает то, что задумал. Это была их фамильная черта, которая, как та же устойчивость к выпивке и убойное обаяние, передавались по наследству из поколения в поколение.
— Ты это сейчас к чему?
Джетро и сам не заметил, как напряглось все его тело. Как перед прыжком в воду или перед нападением на противника. Это сказалось на его голосе, на его тоне, на его взгляде, которым он уперся в слегка искаженное отражение Ирэн. Она выглядела так, словно уже и сама жалела, что заикнулась об этом. Но, как говорится, слово не воробей. Выждав пару секунд, Макрей перекатился по кровати и встал с нее, вытянувшись рядом с Ирэн во весь свой немалый рост. Он не хотел на нее давить, но иначе заставить ее сказать все, что было у нее на уме, было невозможно. Проходили уже.
— Ирэн? — он угрожающе навис над ней и, чтобы смягчить это наверняка не самое приятное впечатление, улыбнулся и вопросительно вскинул брови. — Ты же знаешь, что я планировал эту поездку несколько месяцев. Ты знаешь, как это для меня важно. И что? Ты не хочешь, чтобы я ехал? — он даже руками развел в недоумении. — Почему? Что не так?
Его не оставляло ощущение, что он что-то упускает. Что-то важное, но важное не совсем для него. Для Ирэн скорее уж. Она явно чего-то не договаривала. У Джетро было смутное подозрение, что это началось уже давно, просто он не замечал этого прежде. Возможно, намеренно. Бывало с ним и такое.
— Эй, — он поднял руку и дотронулся до раскрасневшейся щеки Ирэн, ненавязчиво давая понять, что он все еще рядом. — Это ведь всего лишь каникулы. Несколько недель в горах. Трекинг, восхождения и все такое. Что в этом такого?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon][info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info]

+3

50

Взгляд Джетро, отразившийся в зеркале, прошил Ирэн насквозь. Девушка замерла, не смея даже моргнуть, но глаз не отвела и выдержала это испытание с достоинством самоубийцы. По-настоящему она испугалась, когда он скатился с кровати и встал прямо перед ней, как нерушимый колосс, застилающий свет и весь небесный свод. Он мог улыбаться сколько угодно, но это давящее чувство, что буквально обрушивалось на плечи, когда он вот так нависал, грозно глядя с высоты своего роста, никуда не девалось. Про него легко можно было забыть, когда улыбка была искренней, и Ирэн все чаще забывала, но сейчас Джетро улыбался иначе. Он как будто подкупал ее уже знакомым добродушием, но она-то знала, они оба знали, что добродушие это не более чем дымовая завеса, скрывающая то, о чем он думал на самом деле. Но проблема была в том, что Джетро озвучивал свои мысли вслух, один за другим задавая вопросы, на которые Ирэн была не готова отвечать.
- Я просто не хочу, чтобы ты уезжал! - не выдержала она под конец и, сверкнув на Джетро затравленным взглядом, опустила глаза и уставилась ему в грудь, словно хотела просветить его взглядом как рентгеном насквозь и увидеть как бьется его сильно сердце.  Ее собственное колотилось в груди, беспомощно ударяясь от стенку ее грудной клетки, а учащенное дыхание оглушало. Ирэн прекрасно понимала, что сама же и загнала себя в ловушку, заговорив об этом, но отступать было уже слишком поздно, да и некуда.
Острожное прикосновение к щеке, заставило девушку вздрогнуть и против воли поднять на Джетро глаза. Он смотрел на нее своими изменчивыми глазами, без какого-то особого труда выворачивая ее на изнанку, а она не знала, как ответить на такой простой, казалось бы, вопрос. Что в этом такого? Ничего. Ничего такого в этих так называемых каникулах не было. Джетро был прав, как ни крути. Но он не видел то, что видела Ирэн. Несколько недель представлялись ей бесконечностью, а невозможность связаться с ним хотя бы по телефону казалась настоящим издевательством. Если бы он поехал отдыхать куда-нибудь в Европу или на море, в тот же Египет или Грецию, она бы так не заморачивалась. Скорее всего она бросила бы все и поехала с ним, наплевав на учебу и зимнюю сессию, до начала которой остались считанные дни. Ирэн горько усмехнулась и, подняв руки, погладила его по груди ладонями. Если бы он позвал ее с собой, она бы с радостью поехала с ним куда угодно. Но он не позвал. Он держал ее на расстоянии от себя с самого начала и до сих пор ее все устраивало. Что изменилось?
- Пойми, я просто не могу представить себе, как буду без тебя все это время, - честно призналась Ирэн. - Несколько дней были полнейшим кошмаром, а тут несколько недель. Это же... - она изогнула брови в выражении почти болезненного недоумения и помотала головой. - Нет, это слишком, Джетро. Я ведь даже позвонить тебе не смогу, а сам ты все равно не станешь. Что это за каникулы такие, если с тобой даже связаться нельзя?
Ирэн толкнула Макрея в грудь и прошла мимо него обратно к кровати, на ходу стягивая с плеч палантин и аккуратно складывая его. Неожиданно для самой себя она начала злиться. Как так вышло, что оправдываться пришлось ей, а не ему? Это ведь он уезжает и бросает ее на несколько недель совершенно одну! Ее движения обрели нервную резкость, выдавая стремительно ухудшающееся настроение.
- В этом-то и проблема, тебе все равно, что я буду сидеть тут и беспокоиться о тебе каждую гребанную минуту, пока ты развлекаешься где-то там в своем сраном Пакистане, - сердито заговорила она спустя минуту и в сердцах запустила коробкой из-под палантина в стену. - Я не хочу, чтобы ты уезжал, потому что не хочу, чтобы мы вообще расставались. Никогда! Понимаешь?
Запал резко сошел на нет, когда Ирэн увидела свое отражение в зеркале. Почти голая, в одном полотенце, едва прикрывающем все ее подробности, со встрепанными мокрыми волосами и с совершенно дикими глазами чокнутой на всю голову влюбленной девчонки. Она не узнавала себя, но впервые за долгое время точно знала, чего хочет.
- Я соврала тебе. Соврала, когда сказала, что меня все устраивает. Ну, во всем этом, - она развела руками, охватывая не столько обстановку своего скромного жилища, сколько свою не самую скромную жизнь. - Типа, секс без обязательств, никаких знакомств с родителями, семейных ужинов и планов на будущее. Я соврала. Я хочу этого. Очень-очень хочу! С тобой.
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

+3

51

Рано или поздно это должно было случиться. И, конечно, как подавляющее большинство представителей мужского пола, Джетро надеялся, что случится это как можно позднее и вообще в его отсутствие. Но с его везением надеяться особо было не на что. Он прекрасно знал, что Ирэн не все устраивает в их отношениях, которые и отношениями-то назывались только потому, что другого емкого определения они так и не подобрали. Но не думал, что все настолько серьезно. Ирэн хотела большего. Он понял это прежде, чем она заговорила об этом напрямую. Прежде, чем оттолкнула его от себя, возмущаясь из-за невозможности с ним связаться в предстоящей поездке и чего-то еще, пока еще неопределенного, но уже ощутимо сказавшегося на ее настроении. Возможно, он понял это даже прежде, чем она вообще заговорила на эту тему. Если подумать, то он всегда знал, что это всего лишь дело времени. На сколько их хватило? Макрей подвис в расчетах, безучастно глядя на то, как Ирэн складывает палантин и тщетно пытается справиться с нахлынувшими эмоциями. Девять недель получается. Девять с половиной недель, если быть точным. Была в этом некая своеобразная ирония. Джетро не удержался и хмыкнул, но усмешка быстро слетела с его лица, когда Ирэн взялась швыряться коробками.
— Какого черта?! — не удержался он от возгласа, инстинктивно отшатнувшись, хотя коробка из-под палантина пролетела достаточно далеко от него. Да и сама Ирэн едва ли целилась конкретно в него, если вообще целилась. Плотину наконец-то прорвало и все, что она держала в себе все это время, хлынуло наружу потоком откровений. Джетро было чертовски неприятно осознавать, что чужие признания его не трогают. Не так, как должны, по крайней мере. Все, что он сейчас чувствовал, это смертельную усталость и желание как можно скорее закончить разговор, который совершенно точно ни к чему хорошему не приведет. Любые разговоры о будущем, которое виделось ему весьма смутно, всегда сводились к одному — его называли несерьезным, обзывали ребенком и советовали уже повзрослеть, а когда он спрашивал, зачем взрослеть, если эта хваленая взрослая жизнь предполагает одну лишь сплошную скуку, и вовсе отказывались говорить с ним на серьезные темы. О серьезных отношениях и говорить нечего. У него их никогда не было.
— Хочешь серьезных отношений?
Чтобы не ходить вокруг да около Макрей задал вопрос, ответ на который мог бы не только прояснить ситуацию, но и поставить в ней основательную жирную точку. Он подошел к Ирэн и, поддев костяшкой пальца ее подбородок, заставил поднять голову и заглянул ей в глаза. В них плескалось такое ядреное отчаяние, что в пору было задуматься. Чувства этой девушки к нему были куда сильнее, чем он думал, и куда сильнее его собственных. Хотя что он в этом понимал. Та единственная девушка, в которую он, возможно, был влюблен, предпочла ему другого, куда более правильного парня, и не то чтобы это так уж сильно его расстроило. Можно сказать, Макрей был настроен весьма скептично по отношению ко всем этим возвышенным чувствам, о которых трубят на каждом шагу. Может быть в этом и была проблема? Проигнорировав неприятный укол чувства вины, он привлек Ирэн к себе. Сколько они так простояли, он не засекал, но его толстовка успела промокнуть от ее мокрых волос.
— Раз так, давай попробуем, — произнес Джетро, спустя довольно долгое молчание. — Чем черт не шутит, может и правда получится что толковое. Родителям твоим я все равно не понравлюсь, но, думаю, это не так уж и важно. Верно?
Собственно родители Ирэн беспокоили его меньше всего. Подкрутить чуток дозиметр его фамильного обаяния и все будет путем. Даже галстук не понадобится. Куда сильнее, чем все эти мелочи, Джетро беспокоила его личная свобода. Не свободное время, не друзья и не другие девушки, на которых он и без того не смотрел. Когда дело касалось верности, в силу вступал принцип одной-единственной, которого придерживались все мужчины рода Макреев. Нет, Джетро беспокоила свобода, на которую Ирэн уже покусилась, заговорив об отмене поездки. Поездки, которую он ждал месяцами, к которой готовился, которую предвкушал, как ребенок предвкушает Рождество. Он просто не мог отказаться от нее сейчас. Не хотел отказываться.
— Можешь отдать меня на съедение своим родителям разу же, как-только вернусь из Пакистана. Я даже сопротивляться не буду.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon][info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info]

+3

52

Иногда Ирэн пугало то, как легко и просто Джетро ее понимал. Она столько раз слышала фразу «как открытая книга», но только с ним начала понимать, что это в действительности значит — быть как открытая книга для кого-то. Это пугало и в то же время завораживало вплоть до совершенно наивных мыслей о том, что все это скорее всего не просто так и, наверное, это какой-то знак свыше. Глупо так думать, конечно, но Ирэн все равно думала и лелеяла эти мысли, как великую драгоценность. Что, если в ее жизни уже никогда не будет такого человека, который мог бы понять ее так же легко? Что, если Джетро вообще один такой на всем белом свете?
Ирэн вздрогнула всем телом, словно очнувшись ото сна, когда он подошел к ней и, поддев пальцем за подбородок, заставил поднять голову и посмотреть ему в глаза. Ей было так стыдно за свое поведение и свои мысли, что Ирэн была готова разреветься как маленькая, а когда Джетро привлек ее к себе и обнял стало совсем невыносимо. Закусив губы до боли и зажмурившись, чтобы не позволить слезам перелиться через край, девушка вцепилась в него, обнимая насколько хватало рук, и уткнулась лицом ему в грудь. Она уже привыкла не удивляться охватывающему ее в такие моменты поглощающему чувству ликования. Мое! Мое и ничье больше! Но страх потерять то, что, как она думала, принадлежало ей целиком и полностью прямо сейчас, шел с ликованием под руку и не отставал ни на шаг, заставляя Ирэн цепляться за Джетро еще сильнее и еще отчаянее, если это вообще было возможно. Казалось, что если она его сейчас отпустит в эту глупую поездку, то он уже не вернется к ней никогда. Глупо. Глупо и иррационально. Ирэн не знала, что ей со всем этим делать и уже отчаялась исправить ситуацию, которую сама же и испортила, когда Джетро вдруг заговорил. Чуть отстранившись, Ирэн вскинула на него свои огромные глаза и неверяще на него уставилась.
- Ты шутишь? - из груди вырвался не шепот даже, а едва слышный шелест, который вдруг резко окреп до возгласа, преисполненного самого искреннего негодования. - Если это такая шутка, то ты еще больший засранец, чем я думала, Макрей!
Но Джетро не шутил. Он был так убийственно серьезен, что становилось даже немного страшно. Ирэн нелепо хлопала глазами, глядя на него снизу вверх, как маленькая девочка, впервые в своей жизни увидевшая слона, и по мере того, как до нее доходило, что все это происходит на самом деле, ее лицо светлело, глаза начали восторженно искрить, а губы дрогнули в неуверенной улыбке. Волна восторга схлынула резко, стоило только ему вновь заговорить. Ирэн резко оттолкнулась от него, отступила на шаг и вцепилась в завязанное на груди полотенце обеими руками, словно боялась, что узел развяжется и оно упадет к ногам в этот не самый подходящий для обнажения момент. Она все равно чувствовала себе голой, почти ободранной до костей и лишенной хоть какой-то защиты. Это было так больно, что хотелось кричать, и Ирэн закричала.
- Вот об этом я и говорю! Ты не идешь на уступки! Ты... ты подкупаешь и только обещаешь, а сам... - девушка не выдержала и всплеснула руками, забыв о полотенце и ненадежности узла. - Этот твой Пакистан, чтоб ему!.. Дался он тебе?! Я не хочу, Джетро, я не хочу, чтобы ты туда ехал. Я не хочу, чтобы ты вообще уезжал. У тебя защита скоро, а ты собрался черт-знает-куда. Почему ты не можешь жить как все нормальные студенты? Все эти твои бои и горы... Что с тобой не так?!
Внутри что-то оборвалось, когда Ирэн поняла, что именно сказала, но это пламя уже было не потушить. Оно сжигало ее изнутри, выпаривая весь здравый смысл и даже страх перед возможным разрывом и выплескивалось наружу обжигающими искрами. Злые слезы брызнули из глаз, Ирэн толкнула Джетро в грудь и бросилась мимо него обратно в ванную комнату. От грохота захлопнувшейся двери, казалось, даже стены затряслись.
- Убирайся! - донеслось из ванной почти сразу же. - Не хочу тебя видеть!
[nick]Irene Morel[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info]

+3

53

Резко изменившись в лице, Ирэн оттолкнула его от себя с такой силой, что Джетро почти отшатнулся. Ощущение от ее ладоней, упершихся ему в грудь на какие-то доли секунды, оставалось с ним еще на какое-то время уже после того, как девушка отступила от него. Словно она оставила невидимые отпечатки на его груди, которые пульсировали и горели, прожигая плотную ткань толстовки насквозь. Не совсем понимая, что именно он сделал не так и что такого сказал, Макрей хмуро уставился на девушку. Он даже открыл рот, чтобы задать этот вполне логичный вопрос, но Ирэн его опередила, разразившись очередным потоком негодования. От ее крика неприятно зазвенело в ушах. Джетро поморщился, но выслушал все до самого конца, не перебивая и зорко наблюдая за всеми изменениями, что происходили с Ирэн, пока она изливала душу. И, как это обычно и бывает, самое главное она оставила напоследок. То, что на самом деле ее беспокоило. Всегда.
— Что со мной не так? — Макрей издал нервный смешок и удивленно вскинул брови с нарочитом удивлении. — С каких пор это вообще тебя волнует?
Вопрос был риторическим. Тем не менее, он все равно хотел бы услышать хоть какой-то на него ответ. Услышать и попытаться понять, почему именно сейчас его столь вопиющая неправильность и полное несоответствие запросам такой разборчивой девушки как Ирэн вдруг стали настолько важны. До сих пор они не имели никакого значения, ни для нее, ни уж тем более для него самого. Так что же все таки изменилось? Сваливать все на поездку было глупо. Тут и без того было ясно, что дело совсем не в ней. Она просто стала поводом затронуть эту тему. Очень хорошим поводом. Но ответа Джетро так и не дождался.
Еще один сильный тычок в грудь заставил его отступить на шаг. Ирэн пронеслась мимо душистым ураганом и скрылась в ванной комнате, потеряв по пути полотенце, за которое так старательно цеплялась все это время. Висящая на стене картина с осенним пейзажем покосилась от того, как сильно хлопнула дверь. Голос, раздавшийся вскоре, едва стены перестали дрожать, ясно дал Макрею понять, что с разговорами на сегодня покончено. И не только с ними.
— Черт...
Бормоча себе под нос что-то про баб и их пресловутые предменструальные синдромы, он поднял с пола махровое полотенце, хранившее тепло тела Ирэн, и повесил на ручку двери в ванную комнату. Несколько секунд он так и стоял, прислушиваясь к тому, что творилось внутри, но, так ничего и не услышав, стал собираться. Оставаться у Ирэн теперь и правда не имело никакого смысла. Это была далеко не первая их ссора, но обычно они оба быстро меняли приоритеты и не менее бурно мирились, выплескивая напряжение и раздражение куда более приятными способами. На этот раз все было по-другому. Что-то подсказывало Джетро, что одним сексом тут делу не поможешь. Серьезного разговора не избежать. Они его уже начали, но закончить, похоже, придется теперь уже в другой раз. Может оно и к лучшему. Им обоим есть над чем поразмыслить.
На то, чтобы побросать в сумку оставшиеся вещи и учебники, которые ему нужно было вернуть в библиотеку перед отъездом, ушла всего пара минут. Джетро накинул на плечи куртку и снова подошел к двери в ванную комнату. За ней царила полнейшая тишина. Ирэн никогда не вела себя так тихо, особенно когда злилась. Всегда чем-то гремела, чем-то швырялась или ругалась себе под нос. Тишина же внушала некоторое чувство тревоги.
— Ирэн, ты в порядке? — Джетро негромко постучал в дверь и прижался к ней ухом. — Или ответь, или отойди подальше, потому что, если ты не ответишь, я эту дверь вынесу к чертовой матери.
Тишина продлилась еще несколько секунд, а потом в дверь по ту сторону ударилось что-то тяжелое. Макрей инстинктивно отшатнулся, глухо выругавшись себе под нос, но это было лучше чем ничего. По крайней мере теперь он знал, что с Ирэн все в порядке. Он хмыкнул и, подхватив свою спортивную сумку, снова обратился к двери.
— Я позвоню, как вернусь, — он помолчал немного, прислушиваясь, и добавил: — И на счет твоих родителей и всего остального... Я говорил серьезно. Просто, чтоб ты знала.
На этот раз Джетро не стал ждать ответа или хоть какого-то подтверждения того, что его слова были услышаны и приняты к сведению. Он просто ушел, аккуратно притворив за собой дверь, и был уверен, что еще вернется.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/41534.jpg[/icon][info]<br><hr>21 год, студент<hr>[/info]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-18 20:11:16)

+3

54

Ирэн поняла, что на самом деле произошло, как только за ней захлопнулась дверь и она оказалась в ванной комнате одна и при этом совершенно голая. В ушах стучала кровь, в глазах стояли слезы, застилающие все вокруг, а на сердце было так тяжело и погано, что хоть ложись и помирай. Так плохо ей не было уже очень давно, а так стыдно, наверное, и вовсе никогда. Она сорвалась, она затронула то, что обещала себе никогда не трогать, и теперь ей было стыдно перед Джетро за это. Ведь он все правильно понял. Его последние слова... Она не должна была этого говорить, но это оказалось сильнее ее. Ирэн бесило то, что она не может его исправить, переделать под себя и свои запросы, но в то же время она прекрасно понимала, что именно неправильность Джетро, его несоответствие стандартам, которые она возвела для себя в абсолют, и делало его таким уникальным. И она только что его прогнала. Сама!
Понимание этого обрушилось на нее вместе со звенящей тишиной, которая затопила всю ее квартиру до самого потолка. Ирэн стояла посреди ванной комнаты и прислушивалась к тому, что творилось за захлопнувшейся дверью. В отличие от нее, парень, оставшийся по ту сторону, не пытался сохранить тишину. Он шуршал, топал, бормотал что-то себе под нос и, судя по всему, собирался уходить. Все верно, ведь она его прогнала. Задавив первые позывные заскулить как побитая собака, Ирэн привалилась к холодной кафельной стене между унитазом и раковиной и опустилась на пол рядом с урной, из которой торчала коробка из-под этих проклятых тестов на беременность. Она могла бы соврать, что ждет ребенка, и Джетро наверняка остался бы. Ирэн не была уверена в том, как именно он отреагирует на такую новость, но подсознательно угадывала в нем то исключительное, что делает мужчину настоящим мужчиной, а не пустышкой с одними только половыми признаками в качестве главного аргумента. При всей своей неправильности, он был самым правильным из всех парней, с кем Ирэн доводилось встречаться или просто общаться. Именно поэтому она так и не смогла заставить себя сделать это. Он не заслуживал быть обманутым. А теперь что? Он уходил из ее жизни вот так вот просто?
Голос, раздавшийся совсем близко у двери, заставил Ирэн вздрогнуть и насторожиться. О, она не сомневалась, что Макрей сдержит слово и вынесет дверь, если она не отзовется как можно быстрее, но девушка боялась что-либо говорить, потому что знала, что голос ее обязательно подведет. Дрогнет или сорвется, не важно. Она не хотела, чтобы он подумал, что она тут рыдает или раскаивается в своих словах. Порывисто стерев с щек бегущие по ним слезы, Ирэн схватила стоящую под рукой пачку стирального порошка, купленную не так давно с большой скидкой в соседнем супермаркете, и запустила ею в дверь. От удара плотный пакет лопнул и упал на пол у двери, осыпавшись своим содержимым. еще одна катастрофа в довершение этого дня. Но это все же сработало. Джетро снова заговорил, и Ирэн почувствовала, как в груди все сжимается. Сожаление, восторг и щемящая нежность смешались в один ядреный коктейль. Она тихо заплакала, спрятав лицо в ладонях, как только услышала, как за Макреем захлопнулась дверь. Какая же она дура! Дура, дура, дура... Ирэн могла повторять это сколько угодно, но Джетро это все равно не вернуло, не заставило бы его изменить свои планы и совершенно точно не заставило бы измениться его самого.
Прошло несколько мучительно долгих минут. Воцарившаяся после ухода Джетро тишина начала давить всерьез, и Ирэн, не выдержав, все же поднялась с пола и вышла из ванной, кутаясь в халат. Полотенце, которое она так бездарно потеряла в процессе побега, висело на ручке двери, а в воздухе витал слабый запах мужского дезодоранта. На первый взгляд в комнате все было по-прежнему, но присмотревшись внимательнее, можно было заметить, что среди ее книг по архитектуре не было больше ни одного учебника истории, а среди тряпок, развешенных по спинкам стульев, по крючкам и вешалкам, не попадалось больше ни одной мужской вещицы. Только подаренный Джетро палантин, лежащий на покрывале аккуратной стопкой, напоминал о том, что он вообще здесь был. Ирэн подхватила его и зарылась лицом в мягкую шерстяную ткань. Он сказал, что позвонит, и она верила ему на слово, но как долго продержится эта ее вера, Ирэн не знала. Она уже сомневалась в том, что он вернется к ней. Возможно, потому что считала, что не заслуживает этого.
[nick]Irene Morel[/nick][info]<br><hr>19 лет, студентка<hr>[/info][icon]http://s4.uploads.ru/Mke3i.jpg[/icon]

+3


Вы здесь » North Solway » Летопись » Nine 1/2 Weeks


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC