В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Пехота


Пехота

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s3.uploads.ru/jfrDm.jpg
Группа в поиске детей взяла на себя северо-восточное направление.

Штормовой остров, 23 июня 2016 года

Ian Welsh, Undine Kroenen, Catherine Hayes, Keitline Hayes, Storm
Очередность согласно логике повествования

+1

2

Кажется, лето в Северном Солуэе вспомнило о своем предназначении и стало бороться за собственные права, оттого погода 22 июня выдалась просто прекрасной. Небо безоблачно, солнце по-настоящему согревало, а чайки с еще большей прытью ныряли в море, ловя рыбу.
Неудивительно, что в такую погоду детские голоса в городке разносились буквально отовсюду. К тому же учебный год уже подходил к концу, а впереди летние каникулы – до самого августа!
Но кто бы мог подумать, что такой теплый день омрачится. Первой тревогу забила миссис Годфрей, когда ее сын не явился к ужину. Сначала женщина обзвонила всех его друзей, которых смогла вспомнить – безрезультатно. Она все еще не подозревала ничего плохо и первое время думала, что мальчишка просто дурачится и прячется у кого-то из одноклассников. Родители мальчика объехали округу, поговорили не только с другими мальчишками, но и их родителями. Все убеждали, что Скотта они после школы не видели. Теперь-то и настало время для настоящего беспокойства.
Мистер и миссис Годфрей по пути домой заехали в полицейский участок, заверив дежурного, что Скотт обязан был явиться к ужину, но так домой и не пришел. Они так же рассказали и о его безрезультатных поисках по округе. И в такой поздний час, когда на безоблачном небе уже ярко светила луна, несколько констеблей принялись обходить дома горожан и расспрашивать местных о мальчике. Кто-то, вроде бы, его видел днем, но никак не вечером. Не прошло и часа, как о пропаже Скотта Годфрея знал практически весь Солуэй. Телефонная линия обрывалась, когда жители начали созваниваться и делиться новостями, спрашивать о ребенке и вспоминать сами. Ох и сколько слухов сразу же поднялось на поверхность! 
Ночь была беспокойной.
А утром самые активные горожане начали собирать людей, готовых помочь в поисках Скотта. Опасались, что с мальчиком могла случиться беда, на острове были места, которые детям посещать не следовало, да и взрослым опасно. Снова посыпались обвинения в мэрию и Городской Совет о том, что остров не безопасен, кто-то даже дозвонился Джонатану Кингу с требованием сделать уже что-то с «этой вашей долбанной шахтой, ведь дети там пропадают». Вспоминались так же и неблаговидные жители прекрасного северного городка.
А чуть позже, когда суматоха была в самом разгаре, объявилась миссис Лоуренс, пробудившаяся наконец-то после вчерашней усталости, которая сморила женщину еще до ночи, и заявила, что ее дочь тоже пропала, и утром она не обнаружила маленькую Нишу в кровати. Так Северный Солуэй захлестнула новая волна переживаний.
Спасательная служба принялась обследовать скалы со стороны моря, предполагая самое худшее, полиция прочесывала город и окрестности, принимала звонки и домыслы горожан, а жители собрались прочесать оставшуюся часть острова.
Собравшись на втором самом популярном месте города – у причала, жители разделились на группы по несколько человек. Царила свойственная большому скоплению людей суета, группы делились в добровольно-принудительном порядке, и горожане легко могли попасть не в слишком приятную для себя компанию. Но разве кто будет задумываться об этом, когда причина настолько трагична – пропало двое детей! Когда о маленькой мисс Лоуренс узнали, страх за нее превысил даже первое беспокойство о Скотте. Люди надеялись или, может быть, убеждали себя, что эти двое оказались где-то вместе. Впрочем, подтверждений тому до сих пор не находилось.
Время близилось уже к полудню, когда группы стали отправляться каждая в свою сторону.

+3

3

Солнце уже перевалило зенит. Высокая рыжая девушка сняла видавший виды чёрный долгополый кожаный плащ с дождевиком и осталась в поношенной рубашке цвета хаки, воротник которой перехватывал безвкусный серебристый галстуком-боло с изображением воющего волка, потёртых чёрных кожаных штанах, подпоясанных широким ремнём с пряжкой в виде волчьей морды, да стоптанных чёрных кожаных тупоносых сапогах. Чуть слышно вздохнув, она накинула пыльник на серебристый мотоцикл, в профиле которого безошибочно угадывался самый известный во всём мире тип, наиболее популярный в Великобритании и Соединённых Штатах Америки – круизёр, чьи торчащие в стороны цилиндры двигателя и изображавшие стилизованные пропеллеры бело-голубые эмблемы на бензобаке давали понять, что это некогда весьма популярный, но ныне уже не один год как снятый с производства „BMW R 1200 C“. Надев через плечо чёрную кожаную сумку, подозрительно напоминавшую офицерский планшет, мотоциклистка водрузила на нос тёмные очки, после чего обвела сквозь них невидимым за тёмными линзами, сердитым взглядом двух темноволосых девушек, одна из которых была чуть младше неё и пониже ростом, вторая же выглядела ровесницей и могла посмотреть на обеих сверху вниз.
Воздух на заправке насквозь пропах бензином и машинным маслом. Рыжая мотоциклистка направлялась по своим делам и намеревалась залить полный бак горючего, когда обе сотрудницы заправки вдруг попросили её помочь им в благом деле – поиске двух совсем юных горожан, куда-то пропавших почти сутки назад. Любительница кожаной одежды прекрасно знала об исчезновении слепой дочери выходцев из бывшей жемчужины в короне Британской империи и одного из местных сорванцов – в пабе накануне вечером и этим утром только и разговоров было, что об этих ребятишках.
Островитяне, кто на что был горазд, выдвигали самые немыслимые версии того, что могло случиться с детьми. Кто-то грешил на диких хищников, коих, впрочем, на Штормовом острове вряд ли было так уж много, да и летом они, как правило, старались держаться от людей как можно дальше. Кто-то полагал, что школьники стали жертвами стихии, решив искусить судьбу в морском гроте, что уходил под воду каждый прилив и появлялся вновь, стоило начаться отливу. Оптимисты полагали, что дети могли заплутать в лесу или забраться в старую шахту. А самые смелые или пьяные любители притвориться детективами за кружкой пива полагали, что к исчезновению ребятишек причастен один не так давно вернувшийся на остров горожанин, некогда запятнавший своё имя в глазах закона.
Самой рыжей не было особого дела до чужих детей, как, впрочем, и до взрослых островитян, а потому она намеревалась отлучиться из города, но выбрала очень неудачный момент, чтобы заехать на заправку. Возможности придумать хоть сколько-то ни было благовидный предлог не участвовать в поисках «Гензеля и Гретель», как она за глаза окрестила пропавших детей, с каждым из которых ей волею судьбы уже пришлось познакомиться достаточно близко, у неё не было, а потому ей оставалось лишь присоединиться к сёстрам, словно специально караулившим всех проезжавших мимо водителей.
– Есть у кого-нибудь собаки или, хотя бы, какой-нибудь план, как нам действовать? – стараясь скрыть недовольство, обратилась она сразу к обеим девушкам. В её голосе чувствовался сильный немецкий акцент.

+5

4

Девушка бесшумно рассекла недвижный воздух, холодная сталь блеснула под оранжевым лучом раннего солнца. Дрожащей рукой она не сразу смогли застегнуть кожаный футляр с таким же, как на лезвии, выбитым волком. Если к исчезновению мальчика действительно причастен тот, о ком все говорили, то Кэтрин хотела бы посмотреть ему в глаза. Она думала, что это был в полном смысле слова жестокий человек. И жестокость его сказывалась не только в действиях, а еще и в полном равнодушии ко всему на свете, ничего святого для него не существовало. Представляла, как будет всматриваться в его бессовестные глаза, если предоставится такая возможность. В самых неподходящих обстоятельствах Кэтрин имела свойство перейти от радости к отчаянию, зачастую страдая от беспрепятственных душевных потрясений. Как часто ей приходилось прилагать необыкновенные усилия, чтобы не рассмеяться в ту минуту, когда смех мог показаться оскорблением или же просто результатом душевной ненормальности. И какие мрачные, почти физические тяжелые предчувствия одолевали ее иногда, в то время когда складывалось все благополучно. И во всем этом ее вел точно какой-то фальшивый магнит и она попадала ни туда, куда надо, и не тогда, когда нужно.
Хэйс понимала, что она может строить только предположения по поводу пропавших детей, потому что информации у нее было недостаточно. Но самыми интересными были сообщения, из первых уст, которые предоставляла миссис Макфарлан, засевшая в новоиспеченном  колл центре. В каком именно месте находилась эта штаб квартира, где наверняка не умолкают телефонные трели сотовых и местных линий, Хэйс не знала, но то, что информация поступает с частой периодичностью и к тому же во всех красках — устраивало обеих девушек. Последняя новость окончательно внушила тревогу и большой страх. К списку пропавших присоединилась еще девочка, она была слепой, и теперь искать нужно было двоих. Кэт надеялась, что дети находятся хотя бы вместе, если они еще живы.
- Кажется, я слышала голос миссис Макрей! Хотела бы я на это посмотреть со стороны,- сочувственно произнесла девушка, заведомо зная, что долго с Макфарлан общаться не предоставляется возможным и только ее мать постигла этот дзэн. Выйдя замуж и переехав в Северный Солуэй, она сдружилась с Мэйси Макфарлан, которая была на одиннадцать лет ее старше. По сей день женщины оставались лучшими подругами, любили сплетничать и сетовать о благополучии своих прекрасных дочерей. Именно она сообщила Маргерет новость сегодня рано утром. Местных жителей всерьез напугало происшествие, не только в семье Хэйсов завтрак начался с бурных обсуждений, предположений и грандиозных планов на сложение поисковых групп из добровольцев. Кэтрин больше склонялась к версии, что в городе орудует маньяк, к тому же ходили недобрые слухи о Мактавишах. Оставалась еще одна надежда, что ребенок заигрался и заблудился. Хуже, если он попал в передрягу и действительно нуждается в помощи. В любом случае, во что бы то ни стало, нужно было найти подростка. Мистер Хэйс переживал, словно пропал его собственный сын, которого у него никогда не было. Он активно принимал участие в переговорах и даже побеседовал с Мэйси, которую недолюбливал уже много лет как, но терпел, ради супруги. Отец отправился в место сбора, чувствуя себя полезным. Девочки уехали на заправку. По договоренности, после обеда сестер должна была подменить их мать и тогда они присоединятся к поисковым бригадам. В планах Кэтрин было сколотить себе бригаду из клиентов на заправочной станции, чтобы не отправляться на поиски только вдвоем, но казалось, что сегодня топливо нужно только приезжим, ибо местные уже обшаривают каждый куст и камень пешим ходом.
- Раз их уже двое, давай еще печенье. Шоколад растает, что мы потом делать будем? - разделяя припасы по-новому, ответственно обратилась Кэтрин к сестре. Девушки забивали свои некогда школьные рюкзаки необходимыми вещами. Внизу каждой сумки аккуратно была уложена одежда, сверху они укладывали сухпай, на случай если на их долю выпадет отыскать детей, которым наверняка захочется есть, пить и быть может переодеться.
- У нас дома только кошка, думаю вряд ли она сможет нам помочь,- отшутилась девушка и развела руками.
- С минуты на минуту родители подъедут и мы можем выдвигаться,-  отметила она, сверяя время на наручных часах с настенными. Покоя не давал внешний вид попутчицы, если подумывать об идеалах сочетания одежды и аксессуаров, то у Кэтрин был один из таких, в ее рюкзаке.
- Кейтлайн, может еще упаковку батареек прихватим, или ты тоже надеешься, что дети найдутся до наступления темноты? Главное, чтоб их не стало больше к вечеру.

Отредактировано Catherine Hayes (2016-11-22 14:09:50)

+5

5

Когда ты живешь в маленьком городке, то ты должен быть готов, что соседи, продавцы ближайших и отдаленных магазинчиков, работники ферм и тем более одноклассники и преподаватели школы всегда в курсе всех новостей, касающихся твоей личной жизни. Здесь никогда и ни от кого невозможно скрыть что-либо. Порой кажется, что даже у стен в твоей ванной комнате есть глаза и уши, которые пристально следят за каждым твоим шагом. И насколько бы не был этот факт раздражающим, Кейтлайн всегда с толикой гордости наблюдала за тем, как жители Штормового острова были способны сплотиться, если беда постучалась в чьи-то двери.
Дом Хэйсов с ночи превратился в маленький осиный рой. Маргарет, всегда старавшаяся оказываться на пике событий, в период своего обыденного обмена новостями с одной из многочисленных подруг, охнув, осела на край кухонного стола, прикрывая длинными пальцами пухлые губы и монотонно покачивая головой. Со стороны могло показаться, что хозяйка дома впала в какой-то транс для связи с космосом или какими-то астральными субстанциями. Так продолжалось, почти, четверть часа. Лишь изредка с губ матери срывались встревоженные вздохи и сумбурные фразы, которые Кейт не могла сплести в единую канву. Та гамма обеспокоенности и удрученности, которая грозовыми тучами путешествовала над головой Маргарет во время телефонного разговора, остались тайной для Логана и Кэт. Отец, сегодняшней ночью, решил остаться на АЗС, чтобы немного разобраться с многочисленными накладными, которые дочери складировали в верхний ящик под кассой. У Кэтрин была более ответственная миссия, её, как владелицу авто не находившегося в ремонте, делегировали в магазинчик, для передачи ужина единственному представителю сильной половины человечества в семействе Хэйсов.
Естественно Кейтлайн не смогла проигнорировать состояние матери, отчего, как только телефонная трубка вернулась на рычаг, Маргарет была подвержена настоящему блиц опросу. Ситуация, для Солуэя, была вопиющей в крайней степени. Скотт Годфрей, один из сорванцов-подростков, не вернулся в отчий дом к ужину. Казалось бы, что такого, ведь в таком бунтарском возрасте любой из мальчишек мог засидеться в гостях у друга, или того хлеще, заиграться со своей компанией где-нибудь на побережье. Погода благоволит любому, кто ищет приключения. Несколько добровольцев, констеблей и родственники семьи, столкнувшейся с ужасом потери ребенка, уже прочесывали улицы Солуэя, а также прибрежную зону. Миссис Хэйс, порывавшаяся подключиться к поискам сиюминутно, была усмирена решительностью дочери, огласившей вполне логичный вывод, что если ребенка не найдут, то присоединяться к волонтерам стоит утром, так как самые труднодоступные стороны острова лучше обследовать при полноценном освещении.
Ночь прошла у Кейтлайн в странном и щемящем чувстве ожидания. Естественно, она надеялась на то, что Скотти уже вернулся домой. Пусть они и не были знакомы с этим подростком, но на Штормовом острове все были одной семьей и все проблемы переживались скопом. И как Хэйс не старалась, чувство неотвратимой беды острыми когтями терзало засыпающее сознание, подбрасывая разуму картины кровавой расправы. Было ли тому виной возвращение в город Мактавиша, осталось для младшей из сестер загадкой. Солнечные лучи, прокравшиеся в комнату Кейт и оповещавшие о том, что утро уже вторгалось в по-прежнему обеспокоенный городок, принесли с собой почти забытое чувство беспокойства.
Всю первую половину дня Кейтлайн искренне старалась бороться с рассеянностью и невнимательностью, за что обыденно получала нагоняй от старшей сестры. Вот только сегодня, когда к послеполуденной пересменке на АЗС, выяснилось, что потеряшек уже двое, Кэт взяла на себя роль лидера в их маленькой поисковой бригаде. Хэйс механически выполняла её распоряжения, стараясь заставить голову работать не только в разрушительной стезе.
- Печенье, хорошо! – Кейт быстро скрылась в подсобке и вернулась с несколькими пачками крекеров. – План есть, как ты могла догадаться, нам нужно найти детей.
Кейтлайн уже была знакома с немкой Северного Солуэя. И пусть на их общем счету имелось одно не самое спокойное путешествие, Хэйс всегда было невдомёк поведение Крёнен. Казалось, что русалка Штормового острова стремится ни с кем не завязывать более-менее дружеских отношений, отчего всегда держится отстранённо и холодно со всеми коренными жителями. Но сейчас, когда все стремились сплотиться для преодоления общей беды – высокомерность чужестранки стала настоящим катализатором выпуска иронии Кейт. И, если бы Кэтрин не стала тем самым дипломатичным послом доброй воли, то младшая сестра вряд ли смогла удержать язык за зубами.
Последние минуты ожидания перед прибытием родителей, которые планировали передислоцировать свой штаб на заправку на окраине города, тянулись нескончаемо долго, отчего Кейт, расхаживавшая по магазину, то и дело натыкалась на стеллажи. Руки сами собой начинали поправлять перекошенные пачки и брошенные не туда шоколадные батончики. И только фраза сестры, обращенная к Кейтлайн, вернула её в реальность. Отвечать на просьбу не было необходимости, девушка молча проследовала к необходимым полкам и, вооружившись двумя пачками батареек, вернулась к рюкзакам.
- Девочки мои, вы готовы? – встревоженный тон матери ворвался в магазинчик быстрее, нежели её физическое воплощение. Хэйс обернулась к знакомому голосу и внимательно осмотрела Маргарет. Женщина, которая уже имела за плечами несколько десятков лет, умудрялась в свои года сохранять нескончаемый оптимизм, даже когда все оборачивалось против её семьи. Длинные локоны цвета льна аккуратно были собраны в высокий пучок. Вереница морщинок, обычно собиравшаяся вокруг глаз, когда лицо миссис Хэйс озарялось улыбкой, сейчас добавляли ей лишних десяток лет, а кожа, посеревшая от бессонной ночи и постоянного волнения, больше не излучала жемчужного свечения счастливой жены и матери. Джинсовые шорты и светлая майка, выглядели опрятно, но не совсем женственно, что не сильно соответствовало жизненному кредо Маргери.
- Здравствуй, Ундина, - немного рассеянно обратилась к девушке миссис Хэйс, одаривая её благодарной и светящейся улыбкой, и, уверенной походкой направилась к Кэтрин. – Вы всё взяли? Ничего не забыли? Точно? Ты уверена? – разговор матери и дочери стал для Кейтлайн белым шумом, когда к ней приблизился отец. Не сказать, что отношения в семье были напряженные, но младшая из сестер всегда была любимицей Логана, о чем долгое время шептались все подружки Маргери, уверяя, что это плохо скажется на взрослении Кэт.
- Милая, как ты видишь, ваша мать сейчас перепроверит припасы. Я уже побывал на месте сбора волонтеров. Вам необходимо направляться на северо-восток. Мобильники зарядили? – в голосе отца Хэйс отчетливо слышала беспокойство, отчего, всматриваясь в серые глаза, машинально кивала на каждую фразу. – Ах, да! Чуть не забыл. Помимо мобильников на площади я раздобыл вам рацию. – Мужчина покрутил в руках небольшой короб с антенной, едва видимый в массивной ладони, и, словно нехотя, вложил в ладонь дочери. – Будьте осторожны, - легкий поцелуй коснулся лба Кейт, отчего девушка судорожно вздохнула. Все происходящее напоминало какую-то грустную сцену сопливой драмы.
- Па, не переживай! Всё будет хорошо. И я присмотрю за Кэт. А еще – с нами поедет Ундина, ты же её знаешь, - Кейтлайн легонько чмокнула отца в щеку и направилась за стойку, чтобы помочь сестре забрать рюкзаки с припасами. Больше придаваться долгим разговорам не было смысла. Боковым зрением Хэйс увидела, как Логан приблизился к Крёнен и, в своей привычной неловкой манере, тряс её ладонь. Осыпая рыжую немку словами благодарности, словно она направлялась на поиски его собственных детей, мужчина, казалось, не был готов разомкнуть рукопожатие.
- Пап, нам пора, - немного настойчивее обратилась Кейтлайн к родителям и, не дожидаясь ответа, скользнула за дверь. – Может быть, ты оставишь мотоцикл здесь? Мы быстрее доберемся на одной машине. Кэти, рюкзаки забросить в багажник? – Кейт была уверенна, что чем быстрее они двинутся в путь, тем скорее будут найдены дети. Принимать сторону старшей сестры, что подростки могут быть уже мертвы, девушка не желала. «Такой жестокости не место в Солуэе. Здесь просто нет людей, способных на это», тихо уговаривало уже вымотанное сознание.

+5

6

Наблюдая за сборами сестёр, рыжая с трудом сдерживалась от иронической улыбки. Конечно, не стоило осуждать кого бы то ни было за вполне естественный человеческий порыв прийти на помощь ближнему в трудную минуту, и всё же она считала, что именно для подобных случаев на острове есть полиция, поскольку от дилетанток вроде них вреда могло оказаться куда больше, нежели пользы.
– Лучше водой запастись, а не едой, – наконец, заметила она таким тоном, словно была экспертом по выживанию в дикой природе. – А если и брать еду, то лучше сухари, а не печенье, а если и печенье, то несладкое. Да, крекеры прекрасно подойдут, – немка кивнула, продолжая прилаживать плащ на мотоцикл, чтобы он точно не упал. – Если у вас есть походный холодильник, то шоколад будет лучшим выбором – у него максимальная энергетическая ценность, – добавила мотоциклистка, словно надеясь, то ли, что после этого её прогонят пинками и избавят от необходимости тратить своё время на поиски чужих детей, то ли, что сделают главной в этой бригаде амазонок.
– Найти детей, это – наша цель, и план нам нужен, чтобы её достичь, – всё тем же менторским тоном обратилась она уже к младшей из сестёр. – Если наш план атаки – атаковать, мы только время впустую потеряем, а то и сами сгинем. Куда отправляемся мы на поиски? В лес? На побережье? Обыщем окрестные шахты и карьеры? – наконец, уложив плащ так, что он уже точно не сполз бы с мотоцикла, она выпрямилась и потянулась.
Тем временем на сцене появились и истинные хозяева бензоколонки. Глядя на этих абсолютно искренне сопереживавших своим соседям людей, рыжая почувствовала лёгкий укол совести. Хотела девушка того или нет, но уже почти год она являлась жительницей Северного Солуэя, а потому – одним из членов той большой семьи, какими почти всегда становятся подобные изолированные поселения, и её материковый эгоизм был сейчас совершенно неуместен. Впервые за долгое время внутри немки зашевелились подозрения, что у местных могут быть и куда более весомые причины недолюбливать её, нежели недоверие к приезжим, на которую она всё списывала.
– Добрый день, фрау Хэйс, – ответила Ундина на приветствие, чуть наклоняя голову. – День всегда добрый – никто, каким вечер будет, не знает, – добавила она на всякий случай, чем только усугубила двусмысленность своих слов.
Наблюдая за тем, как родители проверяют готовность дочерей к поискам чужих детей, она вновь почувствовала себя неуместной, но стоило ей подойти к машине, чтобы проскользнуть в салон, исчезнув таким образом со сцены, как к ней подошёл глава семейства Хэйс.
– Не стоит… Я проезжала мимо всего лишь… – негромко пробормотала девушка, заливаясь краской. Ей не всегда удавалось спокойно воспринимать даже заслуженную похвалу, а сейчас она просто оказалась не то в нужное время в нужном месте, не в ненужное в ненужном. Усугубляло ситуацию то, что в могучей длани мужчины её рука тряслась, словно тряпичная.
Наконец, вновь обретя свободу, Ундина поспешно юркнула на переднее пассажирское сидение машины сестёр и тут же захлопнула за собой дверь.
– Три мотоцикла были бы эффективнее для поисков, чем один автомобиль, – произнесла она с прежним скепсисом в голосе. – Так мы не сможем, если это потребуется, разделиться. Но, ладно. Откуда начнём мы поиски?

+5

7

Нашла коса на камень. Немка действительно считала, что сестры не прихватили с собой питьевую воду? Походный холодильник — конечно! Целых два и совсем не походных, а самых настоящих, отлично бы смотрелись на горбу этой заносчивой и высокомерной девицы. Не исключено, что вместо шоколада уже необходимо было взять с собой две простыни, чтобы накрыть холодные тела детей.
Кэтрин знала, что с собой в поход надо брать проверенного человека, но так уж вышло, что выбора особо не было. Девушка смотрела на рыжую в недоумении, удивленно приподняв брови, пытаясь свыкнуться с третьей лишней, ведь она уже чертовски бесила.
- Мы всегда на связи, пока это будет возможно. Не переживайте, все будет хорошо, - отозвалась старшая дочь, делая пару последних глотков кофе из своей кружки. Девушка кротко кивнула Кейтайн и зажала на брелке кнопку открывания багажника, тем самым одобряя новое местоположение рюкзаков. Выходить из торгового зала ей суждено было последней. Она чмокнула маму в щеку и, проходя к двери, мимо отца, остановилась под его строгим взглядом.
- Береги ее, - сурово и чинно проговорил мистер Хэйс. Кэтрин стояла ровно, устремив свой взгляд на девушек, крутившихся подле ее автомобиля. Также ровно она приняла это оскорбительное обращение и просьбу.
- Ты действительно считаешь, что мне она дорога меньше, чем тебе? - сухо, скрывая обиду, спросила девушка.
-ЛОГАН! - громко и укоризненно вырвалось из уст матери. Она всегда старалась вмешаться в такие моменты. Кэтрин обернулась к прилавку, смерив Маргерет неискренней улыбкой. Она то знала, как сейчас попадет отцу, который так и не научился правильно распределять свою любовь.
- Все нормально, -  сухо отозвалась Кэтрин, мысленно убеждая себя, что лучше и быть не может.
На улице ртуть заметно подтягивалась на плюс и ярко светило солнце, обыденно доставляя неудобства в такие теплые дни. Девушка с упоением вспоминала, как еще сегодня, каких-то несколько часов назад, в кухне, басовитым тембром, ей пожелали доброго утра, а сейчас она ощущала себя разбитой, отдаленно прислушиваясь к причитаниям матери, посыпавшихся на собственного мужа кипой негодования.
Было заметно, как Кейтлайн не терпится отправиться в путь. Взглянув на сестру, Кэти сумела заразиться боевым настроем и выкинуть из головы их семейные разлады. Отныне девушку больше волновало, что возомнила о себе незнакомая ей немка, впершаяся своим не местным задом на переднее сиденье ее машины.
- Все нормально? Ни где не жмет? - поинтересовалась Хэйс, постучав в закрытое окно. Она вовсе не имела в виду  какой-нибудь там ремень безопасности, а совесть. Обыкновенную совесть и воспитанность, которые обязаны проживать с пропиской в каждом нормальном человеке. Недовольно цокнув языком, Кэтрин обогнула машину и села за руль.
- Медленный Лори, а ты-то как упустила свое законное место? - язвительно поинтересовалась старшая сестра, вглядываясь в зеркало заднего вида, чтобы полюбоваться большими, блымающими глазищами, выкатившимися из орбит словно, как у  пушистого зверька, родом из влажных джунглей в краях Азии. Прозвище зацепилось за сестру еще в раннем детстве из книги про животных, со временем видоизменившееся на вполне нормальное имя Лорейн.
Ключ провернулся, двигатель завелся, что называется, с полуоборота и девушка выудила из джинсов мобильный телефон для связи с нужным человеком, в очередной раз смерив недовольным взглядом защебетавшую пигалицу.
- Терпение, фрау, сейчас мы будем в курсе всего...Миссис Макфарлан, выдвигаемся в количестве трех девушек, куда нам держать путь?- этот разговор занял пару минут, казалось, что ему не будет конца, хотя финал оказался весьма фееричным.
- Вы в курсе, что не безопасно трем молодым, незамужним девушкам прочесывать побережье Северного моря, так что ждем благородного рыцаря, который там к нам присоединится. А еще, группа добровольцев выдвинулась верхом на лошадях, - небрежно забросив мобильник в отделенную для него секцию и накрутив погромче кондиционер в своем немолодом фольксвагене, вместе с ненавязчивой песней по радио, тронулась с места. Три коротких сигнала и неустанные прощальные  помахивания ладошками - послужили обязательным знаком перед родителями.
Пока девушки ехали по извилистым дорогам Северного Солуэя, в голове Кэтрин неторопливо выстраивались первые впечатления и соображения по делу пропавших детей. До моря было совсем недалеко, как в принципе от любой точки их небольшого городка. Притормозив в приглянувшимся месте, поближе к береговой линии, открывая красоты здешних широт, девушка обратилась к Ундине:
- Нравится у нас? Но чтобы окончательно освоиться, надо породниться. Скоро к нам присоединится для поисков потенциальный жених, присмотрись повнимательнее, — отшутилась старшая Хэйс и покинула машину, направляясь к уже открытому багажнику.

Отредактировано Catherine Hayes (2016-11-28 13:59:33)

+4

8

Море. Оно отличалось от тех, что красовались на ярких фотографиях с пальмами и блестели своей прозрачно-голубой водой и песчаными пляжами. Северное море даже на вид было холодным. Темные серо-синие воды опоясывали Штормовой остров, и уже ни у кого не оставалось сомнений, кому он на самом деле принадлежал. Только морю.
Бухта острова ютилась между двумя выступающими берегами. Если стоять на пляже и смотреть точно на море, то с правой стороны более пологий и невысокий склон, покрытый зеленой травой. Под ним менее каменистая почва и глубокое дно. Во время приливов смелые подростки прыгают оттуда в воду. Благоразумные взрослые, конечно, запрещают подобное развлечение, но пока молодежь отделывается только красными животами от сильного удара о воду при неправильном прыжке.
Слева же – отвесная скала, с которой начинается самая опасная часть острова. Большие валуны, лежащие под ней, грозно бьющиеся о них волны – мечта самоубийц всех времен. Во время прилива скрытые водой камни становятся еще более опасными. И все-таки на острове находятся люди, которые любят начинать свой путь к опасностям с этого места. Впереди пещеры, открывающиеся, когда вода уходит. Туда же часто прибывает все, что скапливается в море. Частенько местные «искатели сокровищ» находят там через некоторое время потерянные горожанами вещи, просоленные и промытые морской водой.
Сейчас же местные птицы облюбовали каменистый склон и радостно кричали об этом.
С юга, откуда к пляжу вышли девушки, растительность не такая густая, а вот к северу уже отсюда можно увидеть часть леса, постепенно переходящий в горы.
Песок на острове имеет сероватый оттенок, и в нем еще можно разглядеть маленькие кусочки ракушек. Следов на нем не видно, но вода только недавно ушла, смыв любые признаки присутствия человека, если таковые были, конечно.

+4

9

Немка явно нарывалась на оскорбления. Или же так интерпретировалась сложившаяся ситуация только в голове Кейтлайн. Чему виной было такое агрессивное восприятие реальности, девушка толком не понимала, но вступать в спор со своей компаньонкой на ближайшие несколько часов в самом начале поисков не сильно хотелось. Поэтому Хэйс, с силой прикусив внутреннюю сторону щеки, и, сдерживая клокочущий праведный гнев, осторожно поместила пару рюкзаков в багажник автомобиля. Сейчас Кейт была искренне и в полной мере благодарна своей сестре за то, что Кэт брала на себя нелегкое общение в их поисковой группе.
Резким выдохом брюнетка опустошила легкие от теплого летнего воздуха. Наглость, с которой немка впёрлась на переднее пассажирское сидение, заставила Кейтлайн едва сдержаться, чтобы не закипеть как кухонный чайник со свистком. Они еще не успели выехать, а девушка уже искренне сожалела о благодушии сестры, которая, ради банального расширения поисковой группы, имела неосторожность привлечь к поискам чужеземку. Хэйс, медленно втянула воздух трепещущими от злости ноздрями и, юркнула на заднее сидение.
- Оправдываю своё описание, - недовольно буркнула девушка и, стараясь не вникать в происходящее, подставила лицо прохладным струям воздуха, которыми наполнялся салон автомобиля. В далеком детстве Кейтлайн таила обиду на старшую сестру за, как тогда казалось, очень неуместное прозвище. Вот только теперь, с течением лет, мудрость постучалась и в голову младшей из рода Хэйс, подсказывая, что «медленный лори» - проявление скорее сестринской любви, нежели стремление поставить родню в неловкое положение.
Разговор Кэтрин с миссис Макфарлан был как обычно оживленным. Казалось, что эта подруга Маргарет, больше всех радела за продолжение рода Хэйсов, отчего активно стремилась выдать девушек замуж. В то же время, эта абсолютно искренняя женщина, в полной мере переживала за любые происшествия, которые возникали на жизненном пути двух юных особ. Динамик мобильного телефона отдавался насколько звонкой трелью, что Кейт искренне сочувствовала сестре, умудрявшейся сохранять хладнокровие при такой информационной атаке. Итог беседы был такой же, как и всегда, подруга матери не преминула возможностью упомянуть о необходимости мужской составляющей в их поисковой бригаде. Девушка прыснула от смеха, как только мобильник умолк.
- Благородного рыцаря? Он планирует отбиться от кавалерии? Или у нас будет эконом-вариант? Без белого коня? Я на такое не соглашалась, – Кейтлайн демонстративно надула губки, словно затаила страшную обиду на земную несправедливость. Казалось, что это маленькое ребячество должно разрядить наэлектризованную атмосферу в салоне автомобиля.
Активно помахав родителям в ответ на их полные любви взгляды, Хэйс отправила им воздушный поцелуй и, удовлетворившись своим подвигом, умостилась на заднем сидении. Сейчас Маргарет и Логан напоминали парочку из американских фильмов, которая имела за плечами титанический опыт семейной жизни, но всё еще продолжали трепетно любить друг друга. Девушка поёрзала на своём месте, стараясь подобрать удобную позу. Она в принципе редко путешествовала на заднем сидении автомобиля. А в компании сестры… Такого на её памяти вообще никогда не было. И теперь, словно нашкодившая школьница, Кейт была вынуждена мириться с несправедливостью жизни и наглостью компаньонки. Поездка проходила в молчании поискового отряда под монотонное мяуканье радиоприемника.
Выскочив из затормозившей машины, Хэйс распрямилась и, воздев руки к высокому и необъятному небосводу, спокойно улыбнулась. Золотистые лучи солнца приятно скользили по светлой коже девушки. На побережье знойное лето, словно, отступало, позволяя горожанам наслаждаться ласковым бризом и могучими, почти зловещими просторами вод, которые даже при полном штиле умудрялись, будто поглощать свет, разбивающийся о морскую гладь.
- Вот так, да? Нет, чтобы своей сестре предложить кавалера – она сватает редкого свободного мужчину чужестранке, - Кейтлайн стерла с лица чрезмерно счастливую маску и, быстро обернувшись к немке пробормотала. – Прости, закон джунглей, выживает сильнейший, - подмигнув Ундине девушка хихикнула и, рванув за лямки один из рюкзаков, вручила сестре.
- Ну что, командиры? – вооружаясь второй ношей, достаточно тяжелой для долгого путешествия, Хэйс обернулась к девушкам. – Куда пойдем? В лес? На крутые утесы? Ундина, ты тут больше всех интересовалась планами? Предлагай. Все дороги открыты.
Девушка обернулась к каменистому склону, с которого, взрывая воздух отчаянными криками, срывались олуши, вырисовывая косые линии в воздухе ярко-голубыми лапами. Кейтлайн вполне могла бы насладиться этим днём, если бы внутри не продолжало разрастаться чувство тревоги. Обведя взглядом разнившийся пейзаж северного побережья, Кейт медленно выдохнула, стараясь отогнать гнетущие мысли, которые въедались всё глубже в сознание, уверяя, что чем дольше они бездействуют – тем больше шансов найти уже остывающие тела.

+5

10

В ответ на непонятный вопрос старшей из сестёр немка лишь молча покачала головой. Она так и не поняла, к чему он относился – пристёгиваться она не стала, а потому ремень безопасности ей жать не мог, да и пятая точка у неё была куда более скромных размеров, чем это часто приписывается женщинам её нации, а потому места на переднем пассажирском сидении для неё было более чем достаточно. Впрочем, стоило ей увидеть выражение лица Хэйс-младшей и услышать, как назвала её Хэйс-старшая, как всё встало на свои места – последней просто хотелось видеть подле себя привычное личико первой, а вовсе не наглую рыжую морду, в которой, впрочем, волчьих черт было куда больше, нежели лисьих.
Только задумавшись о том, на какого зверя похожа водитель, заставило рыжую понять, что «медленный лори» – это разновидность низшего примата, а вовсе не характеризующее скорость прилагательное вкупе со вторым именем девушки. В младшей из сестёр и в самом деле было что-то от этого забавного тропического зверька. А вот старшая сейчас напоминала находящегося на пределе своего терпения добермана-пинчера – подтянутое тело, чуть вытянутое лицо и плохо скрываемый гнев в глазах.
Но стоило ей ответить на телефон, и бойцовый пёс сменился сенбернаром. Мотоциклистка чуть слышно вздохнула и поправила корды галстука-боло. Её пальцы скользнули по волчьей морде. Руководи поисками пропавших детей она, и та старая перечница, что сидела сейчас на телефоне в штабе, была бы отправлена на кухню – готовить гречневую кашу с тушёной свининой для поисковых отрядов, а на связь были бы отобраны люди, умеющие говорить чётко, коротко и по делу. И к таким вполне можно было отнести старшую из сестёр Хэйс.
– Небезопасен даже утренний завтрак – каждый яйцом всмятку подавиться и умереть может, – пренебрежительно парировала рыжая. – Миссис Макфарлан может своего благородного рыцаря в свой низкородный зад засунуть. Мы не будем никого ждать, кому нужно – догонят, – не то что бы ей так уж не терпелось приступить к поискам пропавших детей, но просто сидеть посреди неизвестности и ждать, пока их догонит кто-то там ещё, она не собиралась.
Впрочем, её попытка вновь накалить обстановку в салоне автомобиля растворилась в смехе младшей из сестёр, отнёсшейся к словам старшей со свойственным всем уроженцам Британских островов юмором, и дальнейший путь до морского побережья прошёл не только в молчании, но всё же и без намёка на желание перегрызть друг другу глотки.
Однако, стоило машине добраться до пляжа, и Хэйс-старшая уже сама перешла в наступление. И младшая её в этом тут же поддержала. Рыжая смерила обеих холодным взглядом зелёных глаз, который те, впрочем, всё равно вряд ли могли увидеть сквозь стёкла тёмных очков.
– Союз глупой женщины и глупого мужчины порождает мать-героиню, союз глупой женщины и умного мужчины – мать-одиночку, союз умной женщины и глупого мужчины – обычную семью, союз умной женщины и умного мужчины – лёгкий флирт. Беда в том, что меня мужчины глупее меня не интересуют, а мужчины умнее меня – не попадались. И не думаю, что на этом острове такие вообще водиться могут. Так что дарю его вам. Шведская семья получится, – с плохо деланным сарказмом огрызнулась она и быстрым тяжёлым шагом, от чего её поступь делалась почти бесшумной, направилась к пляжу, не дожидаясь, пока её вынужденные напарницы достанут багаж.
Ничьих следов на песке видно не было, но признаки недавнего прилива красноречиво говорили о том, что они могли попросту не сохраниться. Немка расправила плечи и осмотрелась по сторонам. В своих прогулках по Штормовому острову она не раз оказывалась заворожена великолепием северной природы, а потому даже сейчас, когда все её мысли должны были быть заняты лишь пропавшими ребятишками, нашла время для того, чтобы просто полюбоваться пейзажем. Наконец, она обернулась к догнавшим её вынужденным напарницам.
– Птицы спокойны, значит, под скалами и в море ни живых, ни трупов нет, иначе они бы вились вокруг них. Лучше не приближаться к этим пернатым – они в бреющем полёте с ног до головы обгадить могут, – спокойно произнесла она в ответ на предложение Хэйс-младшей составить план поисков самостоятельно. – В лесу случится с детьми что-нибудь навряд ли, а потому там их в последнюю очередь искать стоит. Поправьте меня, если я ошибаюсь, но в местных скалах подтопляемые и затопляемые во время прилива гроты есть. Нам начать именно с них стоит. Так мы не уйдём далеко от машины, и этот ваш благородный рыцарь легко нас найдёт, а в лес далеко вглубь уходить придётся, – немка развернулась к скале и быстро зашагала вперёд. – За мной! – произнесла она словно приказ.

Отредактировано Undine Kroenen (2016-12-04 13:51:27)

+5

11

О пропаже детей он узнал не сразу. Весь последующий день после праздника горцев был посвящен налаживанию отношений с Эйдой, которая вела себя так, как будто была не дочерью, а женой, и молчала, замкнувший, а Иэн пытался угадать, в чем же он виноват, и потому весть о Скотте и Нише он спроецировал на собственную ситуацию и чувствовал не обеспокоенность, а глухое раздражение, посчитав, что все это – проявление детской мстительности, что-то подстроенное самими детьми; вероятно, побег; одному не разрешили посидеть допоздна за видеоигрой, другой в сердцах сказали грубое слово, вот они и убежали из дома; или, что еще легкомысленней, убежали из дома, играючи.
- Как думаешь, куда они могли пойти? Куда бы пошла ты? – Иэн внимательно посмотрел на дочь, ставя перед ней тарелку с блинчиками и собираясь вместе с ней после завтрака в центр.
Эйда пожала худыми плечиками, ссутулившись и обхватив стакан с напитком.
- В Глазго, – она наконец отозвалась и прикусила зубами край пластмассового стакана с изображением одной из кукол Monster High. Иэн скривился: это означало «к маме».
- До Глазго пешком не дойдешь, – он не удержался, чтобы не ответить в тон, но подумал, что дети действительно могли попытаться уплыть с острова.
Наскоро поев, Иэн отвел Эйду в организованный кризисный центр и предложил свою помощь: бойкая миссис, которую он видел еще на танцевальном вечере, безапелляционным тоном велела ему присоединиться к группе, прочесывающей побережье, и была так убедительна, что Уэлш уже собрался было возразить, хотя не имел ровным счетом никаких предпочтений относительно места поисков, более того, он хотел быть просто чем-то занят, хотел отвлечься, не думать об Эйде, о Кэтрин, Катрионе, Мэри, о рисуемой игре, несправедливости, странной фразе из недавно прочитанной книги, морской легенде, об Ундине, деньгах, налогах, ужине, письме от начальства, сексе, словах извинения; обо всем том, что постоянно крутилось в его голове, не давало сразу уснуть, влияло на настроение, мимику, выражение глаз и всячески усложняло жизнь. Но, естественно, возразить он не успел и вообще передумал; просто кивнул: «Окей», оставил Эйду под присмотром женщин, заметил среди них миссис Макрей и вновь пешком вернулся домой, чтобы собраться. Автобусы в связи с происшествием не ходили.
Он переоделся в темную футболку, темно-зеленые болоневые штаны, удобные кроссовки с толстой подошвой, легкую непромокаемую ветровку, упаковал в спортивный рюкзак толстовку, дополнительную пару носков, резиновые сапоги, полуторалитровую бутылку воды, несколько пачек орешков и крекеров, телефон, солнцезащитные очки, кепку, антибактериальное средство, бинт, кусок чистой ткани, спички, моток веревки, охотничий нож и пару фонариков, найденных в закромах Кавендиша. 
Время было уже за двенадцать, когда Иэн добрался до пляжа, еще не устав, но ощущая легкое напряжение в ногах, и сориентировавшись на машину, прошагал прямиком к уже стартовавшей было группке из трех добровольцев, равнодушно отметив, что здесь собрались одни девушки, и по мере приближения узнавая в одной из них Ундину, которая после радиопередачи стала казаться ему давно знакомым человеком, а не единожды увиденной в пабе рыжей официанткой, и Кэтрин: он нахмуренно свел брови, облизнул нижнюю губу и, вероятно, на этот раз верно истолковал энтузиазм той миссис из центра, направившей его именно сюда.
Доносившиеся до слуха слова были неразборчивыми, но по диспозиции и жестам он понял, что Ундина зовет в сторону гротов, что казалось логичным и ему самому, а две другие девушки почему-то не спешат за ней последовать. Иэн прибавил шаг.
Он приветственно приподнял руку, выдохнул еле слышно что-то похожее на «Хэй!», коротко кивнул Кэтрин с более звучным и бархатистым «мисс Хэйс» и, расценив Ундину как лидера, сместился ближе к ней.
- Иэн Уэлш. Мне сказали присоединиться к вашей группе, – Иэн чуть пожал плечами, обратившись к Ундине, скользнул взглядом по Кэтрин и улыбнулся единственной незнакомке. – Полагаю, двигаемся к пещерам? Если дети играли у моря, то могли забраться туда. Что-то могло произойти, отчего они не могут выбраться сами. Если, конечно, они вообще вдвоем. Насколько знаю, Скотту по нраву подобные авантюры. Так что… Можем разделиться, чтобы быстрее прочесать эти места. Думаю, все станет понятно даже при беглом осмотре. И не обязательно всем лезть в пещеры.
Он с сомнением покосился на голые коленки, кеды, кожаные штаны, не представляя, как девицы будут скакать в таком виде по скользким, острым камням и выхаживать целый день. За время, проведенное на острове, Иэн отчасти привык к подобным упражнениям и уже автоматически перебирал ногами, разминаясь и готовясь в путь. Он был по-прежнему спокоен и уверен – в том, что дети найдутся, и в самом себе, хотя физически, даже не глядя в ее сторону, ощущал присутствие Кэтрин; пожалуй, тот поцелуй можно было счесть за неудачу, но он все равно горделиво держал голову и вел себя так, будто ничего не случилось; в конце концов, она и должна была уйти, лишь едва коснувшись его губ.

+5

12

Лямки лифчика больно впились в кожу девушки под ремнями увесистого рюкзака. Пришлось несколько раз подпрыгнуть на одном месте, чтобы вещи как следует утрамбовались и ноша не приносила никаких неудобств. Кэтрин захлопнула багажник, закрыла машину и припрятала ключи в небольшой карман, в месте где хранила, еще в школьные годы, ключи от своего дома, когда еще не являлась обладательницей прав на вождение. Старшая Хэйс не могла не сдержаться и облегченно выдохнула, как только Ундина заторопилась вперед.
- Ты же меня не сдашь, если сегодня по моей вине  пропадет рыжеволосая девчонка с немецким акцентом? Одним больше, меньше… - недовольно причитала Кэт так, чтобы ее слышала только сестра.
- Может проедем чуть дальше, а ее оставим здесь, - не унималась Кэт, помогая Кейтлайн с рюкзаком, поправляя выбившиеся застежки. Но это, конечно же, все были глупые шутки, но заметно поднимающие настроение обеим сестрам. Они ехидно скалились вслед напарнице, начиная только спускаться к береговой линии.
Море в любое время года завораживает своей красотой, пусть то будет его благоговейное спокойствие или же бушующий шторм. Ветер своими резкими порывами трепал пряди девичьих волос и в то же время оседал своим солоноватым воздухом. Жалеть о составе команды добровольцев было поздно, оставалась надежда, что на поиски пропавших детишек уйдет не так много времени, пока девушки с колких изречений в адрес друг друга не перешли на девчачьи бои с правилами и без. Но то ли Кэтрин о себе много возомнила, то ли рыжая действительно передышала полезным морским воздухом, между прочим  никоим образом ей не принадлежавшим. В тот момент Хэйс вспомнилось что-то о налогах. А заприметив в небе приличных размеров птицу, мысленно была выражена ей благодарность, в том, что даже эти жители Штормового острова не принимают чужаков, как могут, правда, но и на том спасибо. 
- Кажется, кто-то уже испытал на себе проворность местных пернатых, - быстро отозвалась Кэт, подталкивая сестру под бок, артистично старясь выразить искреннее сочувствие. Но всему должен был быть свой конец, к тому же дело горело весьма серьезное и не терпело отлагательств, а тем более пустого трепа.
-Так, девочки, нам в любом случае нужно собраться,- бойко выдала взбудораженная азартом Хэйс. Она резво развернулась к сестре лицом, а к Ундине спиной, пятясь назад, хлопая в ладоши, чтобы подбодрить путниц. Начала оно говорить вместе с немкой. Кто из них был первый - сложно было отследить, но Кэтрин осеклась, а чужеземка продолжила свою громогласную тираду. Чтобы та не говорила, хотя ее предположения казались на первый взгляд весьма правильным и вполне дельными, но Кэт смотрела на нее из под нахмуренных бровок и кажется начинала закипать. Девушка сверлила ее взглядом, сцепив губы, ожидая извинений хотя бы в конце, но и конец не принес ожидаемых результатов.
-Знаешь, что я хочу тебе сказать? Давай мы сразу определим кто…,- сомкнув руки в кулаки перед собой, словно успокаиваясь, обратилась она к Ундине.
Ее речь внезапно оборвал знакомый голос. Хэйс настолько была увлечена своими эмоциями, что даже не заметила, как к ним приблизился Иэн. Все, что она хотела высказать своей нежелательной напарнице вылетело из головы разом, как следы смываются на песке в один заход волны. Обе руки моментально зарылись в распущенные волосы от неожиданности, от мысленного проклинания некой Мэйси Макфарлан.
- Здравствуй, - все, на что сообразила растерянная девушка, запутавшаяся в обвинениях и разом нахлынувших воспоминаниях. Глаза ее расширились и из всех присутствующих, только родная сестра могла понять потерянное состояние Хэйс.
- Ундина Крёнен, а это моя младшая сестра, Кейтлайн, - поторопилась представить девушка компанию. Так она позволила себе дать еще время, чтобы Иэн был увлечен другими.
- Давайте поторопимся. Я неплохо знаю местные гроты, делала фотографии, но и лес я бы со счетов не списывала, - обратилась она к немке.
-Так что давайте без вот этих вот «за мной», - вновь смерив взглядом рыжеволосую девчонку. - И пока держимся вместе, - Кэтрин невинно развила руками. Брать бразды правления на себя, она не собиралась, хотя очень сомневалась в лидерских способностях Ундины, наверное относясь к ней весьма предвзято. Мельком взглянув на Иэна, развернулась. Теперь он видел ее другой, уже без красивого платья, вечернего макияжа и чрезмерную робость сменил энтузиазм. Но в ее аккуратных и грациозных движениях ничего не изменилось.
- Холодное ли море? - спросила Кэт у всех, подцепив пальчиками прохладную воду, шествуя за Ундиной, которая оказалась впереди, видимо как того и хотела, упершись рогом в собственную самоуверенность. Это было еще одно отвлечение внимания, девушке казалось, что Иэн сейчас на нее смотрит и думает о том же, о чем и она сама. От этих ощущений ей стало не по себе.
- Кейтлайн! - встревожено вырвалось из уст Хэйс. Кэти потеряла ее из виду и это было неудивительно, ведь младшая сестра еще не успела догнать быстро шествующих вперед. Как терпкое вино, хорошая мысль сбила душевные переживания, на беспокойство о дорогом ей человеке, ее Кейтлайн, которая обязана была не теряться из поля зрения.

Отредактировано Catherine Hayes (2016-12-07 17:40:30)

+5

13

С самого юного и нежного возраста Маргарет и Логан стремились воспитать своих дочерей с пониманием одной простой истины. Когда из жизни уходят родители – роднее сестры на земле не остается никого. Кейт и Кэт не сразу принимали этот факт. Скорее напротив, ретивая Хэйс-младшая, искря лбом по полу, до хрипоты доказывала матери и отцу, что не сможет понимать заносчивую старшую сестру. Казалось, что их противостояние росло с каждым часом. А родители, в своей борьбе за воспитание любви сестер друг к другу, выбивались из сил. Но время, постепенно, расставило всё на свои места. Теперь они научились слышать друг друга, понимать, поддерживать. Было не важно, права сестра или нет в сложившейся ситуации, за Кэти Кейтлайн была готова вступить в неравный бой. А дороже поддержки сестры у Хэйс-младшей ничего не было, да ничего и не требовалось. И сейчас, когда накал страстей то и дело доходил до своей вершины, намереваясь обрушиться на девушек лавовыми цунами, именно Кэтрин своим звонким, спокойным голосом и искрометными замечаниями, умудрялась сбивать спесь со своей Лори.
Пока Ундина рассуждала о союзе мужчины и женщины, Кейт недовольно закатила глаза. Слышать такие мысли из уст девушки, которой немного за двадцать – было, по крайней мере, странно, отчего на лице Хэйс появилась неуместная ухмылка. «Может ей на самом деле 48, просто она это тщательно скрывает», - язвительно отозвалось сознание журналистки.
- Ты так рассуждаешь, будто имеешь пару неудачных браков за плечами, - фраза была обронена таким невинным тоном, что не сумела бы сильно задеть чувства немки, даже если бы эта цель преследовалась. Девушка сомневалась, что Крёнен вообще обратит внимание на её слова. У этой чужеземки имелось одно, но очень удивительное свойство, заключавшееся, казалось бы, в избирательном слухе. Благодарно кивнув за помощь сестре, Кейтлайн, ухватив её за запястье, потянула вперед. Насколько бы она не была против сложившейся системы управления в их маленькой команде, терять время на выяснение отношений не хотелось. Они должны были найти живых детей.
- Знаешь, если мы её потеряем, то кто же станет тут главным командором? Смотри, какой у неё порыв! Можно предположить две вещи: либо у неё такой задор оттого, что наше общество её бесит, и она хочет скорее с нами расстаться, либо оттого, что она прониклась поиском детей и скорее желает реализовать свой порыв гуманизма. И что-то мне подсказывает, что стопроцентным стал первый вариант, - Кейт улыбнулась сестре, прервав свою монотонную тираду. Журналистку не сильно заботило, насколько сильно вникает в их разговор немка. Казалось, что их сотрудничество не задалось с самого начала, поэтому, сделать хуже было просто невозможно.
Хэйс внимательно изучала фигуру Крёнен, пытаясь всё-таки понять, похожа ли эта немка на ту, с которой уже была знакома Кейтлайн. И пока схожих черт становилось с катастрофической скоростью меньше, чем хотелось. Казалось, что эта девчонка спряталась в свою ракушку, плотно захлопнув створки, и не подпускает никого из внешнего мира к себе настоящей. Причины такого поведения оставались туманными для коренных жительниц острова.
Кэтрин, не желавшая делить первенство с чужестранкой, попыталась расставить точки над «i», вот только выяснение отношений было прервано бестактным, но приятным мужским тембром. Кейт так резко обернулась на звук, словно слышала выстрел и стоны раненной жертвы. Бровь вопросительно изогнулась. Реакция сестры на появление мистера Уэлша была совсем недвусмысленна, отчего девушка, едва подавив неуместный вопрос, дружелюбно улыбнулась мужчине, как только было произнесено её имя.
Участвовать в диалоге Хэйс-младшей не требовалось. Мудрые и взрослые могли решить всё самостоятельно. Кейтлайн сейчас, пользуясь недолгим разговором, координирующим действия поискового отряда, испытующим взглядом скользила по худощавому лицу с ярко-выраженными скулами. Девушка толком не понимала, обижается она на сестру или ревнует, однако, какое-то въедливое, щемящее чувство ужом залегло под сердцем. Закравшаяся мысль о том, что кто-то может стать для Кэт ближе, чем родная сестра, была мгновенно репрессирована из сознания, оставив за собой мутный след приближающихся перемен.
Наконец, поисковая группа снова двинулась. Кейтлайн, сперва поравнявшись с Кэти, затем немного отстала. Смотреть со стороны на эту разношерстную компанию было интереснее, чем являться её частью. Мозг истерично шарил в архивах памяти, стараясь подобрать персон, схожих с Иэном, но в очередной раз выбрасывал неподходящее досье. В сознании Хэйс не нашлось ни одного события, связанного с Уэлшем. Кейт нахмурилась. Ей было не совсем ясно, отчего Кэтрин умолчала о таком странном для себя знакомстве.
- Привет, - Кейт помахала обернувшейся сестре, расцветая искренней улыбкой. – Ну и чего ты паникуешь? Я тут! Или ты думала, что меня русалки украли? Главная вот, впереди идет, - ускоряя шаг, щебетала Хэйс, стараясь максимально быстро нагнать группу.
- Кэтрин, милая, позволь, украду тебя на мгновение, - девушка одарила нового знакомого очаровательной улыбкой. Увлекая за собой сестру, Кейтлайн просеменила вперед и, повиснув на предплечье сестры с жаром пробормотала. – Вот я даже не знаю, есть ли у тебя совесть. Как ты могла мне не рассказать, что ты познакомилась с одиноким, он же одинок? И ничего таким на мордашку – мужчиной? Или делиться с сестрой своими тайнами – это уже пройденный этап? Кэти, ну мне же небезразлична твоя судьба! Что у вас с ним? Где вы познакомились? Точнее, даже не так - как вы познакомились? И что у вас уже было? Что-нибудь было? Вы же взрослые люди! Вам уже можно, если что! - Затихнув, Хэйс-младшая заговорщически окинула взглядом Ундину и Иэна. Наверное, Маргарет была права, говоря, что нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы.

+5

14

Рыжая медленно обернулась. Из-за тёмных очков понять, каким взглядом она наградила Хэйс-старшую было невозможно.
– Я командую этим отрядом, – холодно произнесла она тоном, не терпящим возражений, и хотела было что-то добавить, как на сцене появился тот самый прекрасный принц, которого она незадолго до этого предлагала отправить в задний проход персоне, направившей его вслед за девушками.
Имя у мужчины оказалось отнюдь не благородное, как, впрочем, и едва ли не у всех, кого судьба занесла этим летним днём на побережье. Ундина обернулась к нему, и его несколько зловещее лицо отразилось в линзах тёмных очков. От неё не укрылось, как вдруг на несколько мгновений переменилось настроение Хэйс-старшей, стоило Уэлшу появиться, и уже хотела было поддеть их обоих, как вдруг они высказали согласие с её планом поисков. Девушка, впрочем, не преминула попытаться поставить её на место. Немка довольно улыбнулась.
– Я командую этим отрядом, – вновь произнесла она безапелляционным тоном. – Я исходила городские окрестности вдоль и поперёк, – добавила мотоциклистка, чтобы хоть как-то подкрепить свои амбиции.
Сама она предпочла бы бросить бесполезных для себя напарников и заняться поисками в одиночку, полагая, что так она сэкономит массу времени. Появление мужчины её совершенно не обрадовало, так как она не сомневалась, что он захочет взять командование на себя, апеллируя к своим возрасту и полу, а потому, когда он предложил разделиться, с трудом сдержалась, чтобы не поддержать его, сбагрив на него обеих сестёр Хэйс. Но те и так уже успели сперва потерять друг друга, а потом вновь обрести и отбиться от отряда.
Ундина через плечо обернулась к Иэну
– Проследите, чтобы они никуда вместе с машиной не подевались, – скомандовала она и быстро зашагала вперёд по направлению к чёрному провалу преддверия грота в одной из скал.
В том, что мужчина не станет ей подчиняться, девушка почти не сомневалась, но её это не слишком-то и беспокоило. Ей отнюдь не нравилось, какие настроения воцарились в их отряде, но всё уже успело зайти слишком далеко, чтобы ситуацию можно было хоть как-то исправить. Ундина была уверена, что попытайся она пойти на мировую, и Хэйс-старшая сочла бы это своей победой, а этого немка допускать не желала. Скорее всего, шотландка думала точно так же, а потому никакой речи о хотя бы попытке найти общий язык быть не могло. Оставалось только действовать по своему усмотрению и не обращать внимания на возмущённый гомон со стороны сестёр.
Вход в первый попавшийся на их пути грот был достаточно тесным и низким – Ундине пришлось чуть ли не сложить пополам, чтобы проскользнуть внутрь. Только очутившись в почти непроглядном мраке пещеры, рыжая поняла, что поторопилась.
– Кто-нибудь, дайте мне фонарик! – громко скомандовала она, оборачиваясь к выходу.

+5

15

По грубости тона, которым девушки перебрасывались между собой фразами, Иэн сделал вывод о каких-то напряженных отношениях в троице, сформировавшихся, видимо, еще до его прихода, и в неприязненном, вопросительном удивлении изогнул бровь, глянув на Кэтрин как на единственную из присутствующих, кто мог бы дать ему пояснение. Но разбираться в женских склоках не было ни малейшего желания, потому лишь мимикой выразив свое недоуменение, Уэлш неторопливо двинулся вслед за Ундиной, рассматривая ее фигуру и все пытаясь понять, зачем эти девицы выбрались на поиски – вероятно, лишь с целью поучаствовать в «движухе». Северный Солуэй предлагал ограниченный список развлечений.
- Одни опытные исследовательницы вокруг, – Уэлш едва слышно пробормотал с иронией, не веря, что кто-либо из девушек на самом деле имеет более-менее четкое представление о скалах.
Ни одна из них не походила на молодую мать или хотя бы ту, что с нежностью относится к детям. Чуть склонив голову, Иэн оценил крепкое телосложение мисс Кренен и ее наряд и ощутил укол легкого раздражения, как всегда при виде женщин, которые пытаются замаскировать свою женственность под маской грубоватой неряшливости или строгости. В походке сквозило упрямство, но вместе с этим нарочито бесцеремонным командованием, ее рассуждениями накануне и красивым оттенком волос Ундина все же вызывала интерес.
У пещер Иэн остановился и стал переобуваться, дожидаясь приотставших сестер Хэйс и не сомневаясь, что Кейтлайн уже знает о его знакомстве с Кэтрин, и потому ее можно было сразу вычеркнуть из списка потенциальных союзниц. Он внутренне подобрался, готовясь при случае отразить шутливую атаку, и оттого выглядел еще серьезней и спокойней, чем обычно.
- Кэтрин, если ты знаешь гроты, то можно определить, где в принципе можно укрыться. Так сэкономим время и силы. – Он вновь выразительно глянул на обувь. – У вас подошва не скользит? Ноги не промокнут? Повторюсь, не обязательно всем лезть вглубь. Будет лучше, если хотя бы один останется снаружи и при необходимости вызовет подмогу.
Упаковав кроссовки в пакет и в рюкзак, Иэн взял два фонарика и нырнул в пещеру.
- Держи. Обувь не скользит, воду не пропускает? – он протянул фонарик Ундине и, устроившись в полуприсяде у стены, посветил перед собой. – Скотт?
Иэн негромко позвал, сочтя, что за счет акустики, какой-либо звук достигнет тех, кто прячется в глубине пещеры, и те отзовутся. Имя девочки он произнести так и не смог.

+4

16

Самая большая замочная скважина в истории человечества - личная жизнь родной сестры. Чтобы упростить задачу для Кейтлайн, наверное давно стоило начинать, если не  вывешивать сводки новостей каждый день, то хотя бы удовлетворять ее интересы рассказами. Однако, истории Кэтрин были таким редким явлением, что в пору было устраивать праздничные, семейные застолья в моменты трогательной откровенности.
- Оставь Лори, ничего не было. Мы с ним танцевали, только и всего. Тогда, на празднике, - скучно отозвалась девушка и загадочно улыбнулась. В полной мере оправдывая, что объяснения отнимают у вещей всю ценность и прелесть. Она всячески пыталась придать своему тону и подаче безразличия. Думала о том, как может охарактеризовать Уэлша и объяснить самой себе, что произошло между ними тем вечером.
- Он очень интересный человек, правда. И я совсем уже не держу зла на Макфарлан, но ничего себе не начинай придумывать, пожалуйста, - настоятельно порекомендовала Кэтрин, зная, что сестра  все равно не прислушается к ее завышенным требованиям. Приближаясь к гротам, старшая Хэйс выудила из кармана сотовый телефон. Разговор был весьма коротким, девушка просто оповестила свою мать о том, где они находятся, кто к ним присоединился и что они незамедлительно приступают к поискам.
- Да, я догадываюсь где мы можем остановиться,- учтиво проговорила девушка, кивнув Иэну. - Все хорошо, на подошву можно будет наклеить пластырь из аптечки, если что, - ответила она на чрезмерные мужские беспокойства, улыбаясь.
Как скоро у всех из отряда разыграется мигрень от командного тона Ундины и ее симуляции военачальника — оставалось вопросом на засыпку. До чего быстро согрело душу и позволило самореализоваться Кэтрин, когда немка затребовала фонарь.
- Тц-тц-тц...Как же ты собираешься нас вести дальше, если не думаешь на несколько ходов вперед? - шутливо спросила она, покачивая головой и подсвечивая экраном телефона грот. Счет был открыт: 1:1, но интереса к такого рода соперничеству не было никакого. Кэтрин давно определила, что действовать надо сообща и желательно как можно быстрее.
- Стоит ли идти за тобой это большой вопрос, - копаясь в телефоне, отвлеченно добавила она, представляя лицо Ундины в этот самый момент. Хэйс не хотела, правда, но рассмеялась. Это было неправильно с ее стороны, но сдерживать позитивные эмоции, продлевающие жизнь совсем не собиралась. Проводив взглядом и Иэна, она копалась в интернете, чтобы найти график приливов, но телефон уже плохо ловил сигнал. Наступила пора признать, что и она сама не продумывает наперед свои действия, осознавая, что интерес надо было проявлять где-нибудь поближе к цивилизации.
- Давайте первый грот — вместе, а дальше каждый сам, а один снаружи ждет. Будем меняться, да?  - припрятывая сотовый обратно в карман, Кэтрин подмигнула сестренке и скользнула вслед за отрядом, но никак не за командиршей. Если все не уладиться надо будет начинать голосовать. Два голоса были у Кэтрин в кармане: ее и сестры, остался еще один.
- Привет! - немного навалившись на Иэна в гроте, резво выдала девушка, держась за его плечо. Вроде бы случайно, конечно, расплылась в очередной милой улыбке, с которой тот был уже знаком. С первым шагом Кэтрин споткнулась об высокий выступ, снова замешкавшись от внезапной близости. Еще парочка таких романтичных спотыканий и недостающий голос у нее в кармане, а там можно будет передать бразды правления в мужские руки и быть абсолютно спокойной.

Отредактировано Catherine Hayes (2016-12-10 13:31:36)

+5

17

- Ничего не было? Просто танцевали? Не хочу выглядеть ворчливой старой каргой, но тебе 28 лет, а значит – в твоём возрасте просто танцевать уже не приемлемо, - безразличие, сквозившее в тоне Кэтрин, больно укололо младшую из сестер. Можно было бы немного приврать, сказав, что Кейтлайн всегда чистосердечно признавалась в своих привязанностях. Однако, та скрытность, которую приобрела Кэти, вернувшись в родной город, вызывала у четы Хэйсов всё большее беспокойство.
- И всё? Это и всё, что ты мне расскажешь? – Кейт демонстративно надула губы, выражая на лице вселенскую обиду. – Интересный, интеллигентный, воспитанный, умный. Хочешь, я тебе еще миллион синонимов приведу, для восторгов твоим новым ухажером. Только пойми, меня интересует отнюдь не его человеческие качества. Я же вижу, что между вами что-то произошло. И это был отнюдь не просто танец. И если ты не хочешь мне ничего рассказывать – твоё право, - младшая сестра, отцепившись от допрашиваемой, ускорила шаг, всеми силами показывая, что диалог признан бессмысленным.
- Могла бы и не язвить, Кэт, - безэмоционально обронила Хэйс, стараясь не встречаться взглядом с сестрой. Журналистка сама не ожидала, что отсутствие чистосердечного признания Кэтрин так больно заденет её душевный настрой. И, если в начале путешествия Кейтлайн испытывала неприязнь только к чужеземке, теперь это чувство распространялось на весь поисковый отряд.
Как только вторая фигура скрылась в гроте, Хэйс-младшая нахмурившись, наблюдала за действиями Кэтрин. Сказать, что старшая из рода автозаправщиков цветет и пахнет в обществе мистера Уэлша, это было бы явное преуменьшение. Рюкзак Кэт, нагло плюхнувшись рядом с вещами их сопровождающего, оповестил о намерениях лезть в темноту.
- Мудрая ты наша, а вещи чайкам оставим? Подкормим местных обитателей крекерами из отцовского магазина? Я, конечно, абсолютно за командные действия, но, сохранность рюкзаков тоже обеспечить нужно. Вы всё равно с ними не развернетесь внутри, - спокойно проговорила Кейт, бегло скользнув взглядом по тесному входу.
- Так что – давайте без меня, пока. Только не шалите! Сначала найдете детей, а потом можете и уединиться втроем. Мешать не буду, - девушка подняла руку вверх, -  честное скаутское.
И пусть большая часть тирады была обращена исключительно к сестре, которая последней пробиралась в грот, Хэйс вполне отдавала себе отчет в рациональности своих действий. Птичий щебет Кэтрин из каменистых глубин снова заставил Кейтлайн удрученно качнуть головой. Она даже не предполагала, что простая встреча с мужчиной настолько сильно пошатнет гормональный фон Кэтрин, что она станет вести себя настолько несуразно. Усевшись на огромный валун, расположившийся в паре метров от входа в грот, Кейт внимательно осматривала кромку леса. Её по-прежнему глодало чувство, будто они избрали неверную тактику поисков.

+4

18

Влажный песок тонким слоем покрывал каменистое дно грота и совсем не смягчал боль от мелких выступов и неровностей. К тому же, попадая на более ровную поверхность какого-нибудь большого валуна, можно запросто поскользнуться и подвернуть себе что-нибудь. Узкая и низкая пещера виляла, углубляясь, и дальше становилось еще более мокро.
Пахло морем. Вернее, гнилыми водорослями, рыбой и всем тем, что выносится волнами на берег.
Эхо от голосов уносилось глубже, звук ударялся о стенки пещеры, возвращаясь обратно гораздо тише, но в ответ – ничего. Ни детских голосов и плача, ни всхлипов и просьб о помощи. Дальше проход сужался, но местные «следопыты» хорошо знали это место – пролезешь и попадешь в просторную пещерку, которую заливает в сильные приливы, но в остальное время тут очень здорово и скрыто от посторонних глаз, а также множество уходящих дальше ущелий. В них, конечно, лучше не соваться – можно застрять, но так хочется…
В темноте Ундина поставила руку на что-то, что по ощущениям совершенно отличалось от окружающего пространства. Детский резиновый сапог темно-синего цвета, размера третьего или около того, на правую ногу. Полностью промокший изнутри, но выполированный водой и почти блестящий чистотой снаружи.

+4

19

Байкерские сапоги Крёнен хоть и выглядели не лучшим образом – невозможно было не заметить, что она носит их уже далеко не первый год – прекрасно справлялись не только со своей главной задачей – позволять своей хозяйке уверенно чувствовать себя на дороге и не бояться горюче-смазочных материалов – но и не пропускали воду, а потому вынужденная ссутулиться из-за низкого потолка пещеры, Ундина, снявшая тёмные очки, лишь смерила мужчину презрительным взглядом зелёных глаз, который чуть смягчился, когда он протянул ей фонарик.
– Детей уничтожать нужно, – мрачно пробормотала она. – Я выкопала бы для этого в центре Северного Солуэя глубокую яму и туда бы их бросала, – по её тону было невозможно понять, шутит она или нет.
Прежде, чем немка успела сказать что-нибудь ещё, в грот ввалилась Хэйс-старшая, чуть ли не сразу же повисшая на Уэлше. Рыжая презрительно фыркнула.
– Вижу, вам двоим и в самом деле совершенно незачем дальше идти. Можете в этом гроте уединиться, – она демонстративно развернулась на пятках, едва не упав, лишь чудом сохранив равновесие, и направилась вглубь грота с таким видом, словно только она и занималась поисками детей, которых буквально только что хотела бросить в яму, вырытую специально для этого в центре города.
– Годфрей! Лоуренс! Если вы здесь, немедленно вылезайте! – рявкнула немка в темноту. Ответа не последовало, лишь короткое эхо ещё почти минуту металось по пещере.
Подсвечивая себе путь фонариком, Ундина быстро зашагала вперёд и почти сразу же за это поплатилась – её нога заскользила на отполированном волнами камне. Совершив совсем неизящный подскок, немка не удержала равновесия и с размаху шлёпнулась на пятую точку. Сдавленный стон, гулко отдавшийся под сводами пещеры, возвестил, что посадка вышла жёсткой. Бормоча отборнейшие ругательства на родном языке, рыжая поднялась было на ноги, по почти сразу же опустилась на четвереньки, чтобы поднять выпавший из её рук фонарик, а после этого тут же змеёй юркнула в узкий лаз, ведший в куда более просторную пещерную залу, в которой, не будь грот подтопляемым, можно было бы и жить.
Обточенная приливами и отливами галька больно царапала ладони девушки, но та уверенно двигалась вперёд. Она была в нескольких сантиметрах от выхода из лаза, когда её рука наткнулась на нечто, явно появившееся в пещере не само по себе. Немка подхватила находку и, преодолев остаток лаза, выпрямилась во весь рост, внимательно разглядывая её в лучах фонарика. Тёмно-синий резиновый сапог, явно с детской ноги, выглядел вполне прилично, словно попал в грот достаточно недавно.
– Все сюда! – рявкнула на всю пещеру Крёнен, потирая ушибленное место. – Есть след!

+5

20

Вряд ли можно было рассчитывать на то, что кто-либо отзовется, однако Иэн отчего-то пришел в уверенность, что никто в гроте не прячется и не скрывается, и от этой мысли успокоился. Одновременно, вглядываясь в неприветливую и сырую тьму пещеры, он понимал, что не хочет продвигаться вглубь, но ощущение некого долга, непонятно перед кем и когда обретенного, заставляло его дойти до конца.
- Ага, – он поддержал Кэтрин за локоть, помогая встать устойчиво, быстро глянув ей в лицо и высвобождаясь от прикосновений под язвительные замечания Ундины. – Будь осторожна.
Иэн проводил взглядом мисс Кренен, не понимая, что вызвало такой всплеск ревности и негодования: ему казалось, что всем девушкам он уделил одинаковое внимание, а эпатажные высказывания никогда не воспринимал всерьез. Иэн медлил лишь по одной причине: сама пещера вызывала чувство тревожности, и былое спокойствие, как тот прилив, вновь отхлынуло, оставив его беспомощным и одиноким, хотя уже Кэтрин гнала его вперед, придерживаясь за него для опоры, и эти руки оплетали его цепкими водорослями, он словно тонул, но не знал, почему его тянет не на дно, а куда-то вдаль; острый кулачок деликатно прошелся по его позвонкам.
Заслышав глухой звук падения и стон, Иэн не окликнул Ундину, чтобы не смущать ее еще сильней, но невольно стал передвигаться еще осторожнее и осмотрительней. Необходимость преодолеть узкий лаз и вовсе отвлекла от иных мыслей, и он полностью сосредоточился на переходе.
- Сейчас! – Ундина что-то нашла, и он дернулся, поцарапав запястье. Выступила кровь. – Что там у тебя?
Иэн вытер кровь быстрым движением, опустил руку, чтобы не привлекать к незначительной ране излишнего внимания, и вынырнул рядом с Ундиной. Взяв сапожок, он покрутил его в руках.
- Для мальчика маловат. Ну, или впритык, что было бы странно. Нишу я ни разу не видел. Моей дочери девять, для нее, пожалуй, было бы велико. Но она в принципе миниатюрная. И не согласилась бы на такой цвет. Впрочем…
Он осекся, не став добавлять, что для слепой девочки, вероятно, цвет обуви и одежды не представлял какого-либо интереса.
- Скорее всего, его принесло водой. По-хорошему, лучше бы узнать, не терял ли кто из ребятни, но это займет время. Да и произойти подобное могло давным-давно. Но если это кто-то из наших пропавших… Без сапога вряд ли далеко уйдешь.
И все равно ему казалось, что дети не здесь.
- Вот что. Кэтрин могла бы вернуться наверх и передать сестре новость о находке. Возможно, факт пропажи можно как-то проверить через кризисный центр. Все равно там сейчас толпятся родители, может, кто-то узнает. И, конечно, узнать у родителей Скотта и девочки. Мы в это время можем дальше проверить грот. Или хочешь вернуться с Кэтрин?
Иэн вопросительно посмотрел на Ундину, намекая на ее недавнее падение.

+5

21

Кейтлайн внимательно осматривала острые выступы скал, прокручивая в голове возможные варианты развития событий. Вот только счастливых сценариев разум не предвидел. Каждая новая картинка была наполнена криками ужаса, приглушённым эхом, вырывавшимся из темноты узкого лаза грота. Она будто видела происходящее глазами сестры. Растерзанные тела детей, неровные дорожки темно-алой крови, впитавшейся в камни. Остекленевшие взоры. Металлический запах, запутавшийся во влажном, спёртом воздухе. Хэйс с силой растерла лицо, несколько раз мотнув головой. Наваждение отступило, притаившись в глубине сознания, подбирая удачный момент для наступления. «Не хватало еще умом тронуться», девушка резко поднялась и, пробравшись на пару метров к северу от входа в грот, снова осмотрелась. Побережье казалось излишне умиротворённым.
Журналистка, вернувшись к оставленным вещам, крепче затянула ремешки и с силой подергала карманы рюкзаков, убеждаясь, что выпотрошить содержимое их ноши будет не так-то просто. Подтащив заплечные мешки ближе к входу в грот, Кейтлайн перевернула их лямками вверх. «Чайкам и другим обитателям придется изрядно попотеть, прежде чем полакомиться нашими запасами», удовлетворенно отметила девушка, усерднее умащивая сестринский рюкзак.

Кэтрин Хэйс

Насколько бы не был неприятным тот факт, что командиром в отряде стала самопровозглашенная немка, Кэтрин была вынуждена машинально следовать за Ундиной, по одной причине – расходиться было некуда. Спертый, влажный воздух неприятно прилипал к коже, оседая на тонких ключицах прозрачными бусинками. Была бы воля Хэйс, она бы сама повела отряд вперед. Ну, или, в крайнем случае, возложила ответственность за поиски на мужчину, что было бы логичнее. Иэн единственный имел опыт взаимодействия с детьми. Хотя, быть может, основную роль в передаче пальмы лидерства играли совсем другие мотивы.
- Вот, будешь громко высказывать, своё недовольство происходящим, можешь не так легко отделаться, - язвительно отозвалась Кэт, скрывая улыбку удовлетворения в через чур тщательном изучении скользких камней под ногами. Даже самый тихий вздох, отражаясь от испещренных водой каменных стен, эхом убегал вперед, теряясь в темноте извилистого хода.
- Ниша не похожа на дюймовочку, - рассеянно пробормотала Кэтрин, выглядывая из-за плеча Уэлша, стараясь внимательней осмотреть находку. Брать детский сапожок в руки она не намеревалась. Вот только размеренное изучение улики было прервано меланхоличным предложением единственного в их поисковом отряде мужчины. Если сейчас он решил взять в руки бразды правления женским коллективом, то выбрал не самую безопасную тактику. Включить режим медузы Горгоны в обществе Иэна, Кэти не могла, поэтому, медленно выдохнула и, переступив с ноги на ногу, внимательно уставилась на нового лидера.
- То есть моя депортация из грота не обсуждается? – Хэйс старалась придать голосу максимальную долю безразличия. – Вообще-то это не меня ноги не держат. Поэтому, вполне логично отправить на поверхность нашу коллегу, а нам углубиться в грот. Не думаю, что есть необходимость проходить его вдоль и поперек весь, но исследовать наиболее доступные пещеры – надо. И лучше сделать это максимально быстро, - девушка извлекла из кармана телефон, и, на мгновение, взглянув на циферблат, зажгла фонарик. – До прилива остается не так много времени.
Последняя фраза была обронена тоном, не терпящим возражений. Легко переступая по влажной поверхности камней, Кэтрин двинулась вглубь грота.

офф

да простит меня систер!

+3

22

Ундина перевела луч фонарика со своей находки на лицо мужчины.
– Резиновые сапоги разлагаются очень долго, не отрицаю, но очень, что они так же долго товарный вид сохраняют сомневаюсь, – холодно заметила она. Девушка чувствовала, как и без того условный контроль над ситуацией стремительно уплывает из её рук. Заоблачная гордыня немки просто не позволяла ей играть в отряде любую скрипку, кроме первой, даже если это ставило под угрозу общую цель.
– Уйти далеко без сапога сложно лишь тогда, когда просто прогуливаешься, если же от кого-то или чего-то убегаешь, то не только сапог, но что угодно бросишь, – парировала рыжая, обводя лучом фонарика своды грота.
Ситуация же определённо стремилась к точке кипения – если поначалу появления Уэлша пусть и смутило, но, скорее, успокоило Хэйс-старшую, то теперь в ней вновь начало нарастать внутреннее напряжение. Крёнен чувствовала его интуитивно.
– Скажи спасибо, что у нас слишком важная задача, или я бы тебя субординации живо научила! – сквозь зубы процедила немка в ответ на колкости шотландки, однако бросаться за ней не стала, лишь проводив взглядом до выбранного той лаза. – Но, признать вынуждена, ты права – нам разделиться стоит! – с этими словами она, всё ещё потирая ушиб, быстрым шагом направилась к уходившему едва ли не в противоположном направлении от выбранного оппоненткой лазу. Высота его свода позволяла ей на пригибаться, но узкие стены заставляли идти боком.
Ундина нервно сглотнула, но поборола начавший зарождаться приступ клаустрофобии. Она не боялась замкнутых пространств, и всё же перспектива видеть или только каменную стену прямо перед собой или непроглядную темноту, из которой холодный светодиодный свет выхватывал лишь точно такие же стены, не внушала ей оптимизма. Шероховатый песчаник чуть слышно царапал рубашку и брюки. Проход был достаточно широк, чтобы девушка могла идти по нему, хоть и боком, но не протискиваясь, а потому не было сомнений, что если дети и в самом деле забрели в пещеру, то смогли бы пройти здесь безо всякого риска для себя. Немка уверенно шагала вперёд, глядя только перед собой, от чего её шея вскоре начала уставать. Лаз постепенно сужался, но она заметила это только тогда, когда стена у неё за спиной начала ощутимо оттягивать рубашку. Крёнен остановилась, чтобы заправить ту поглубже в штаны и машинально повернула голову. Фонарик светил ей под ноги, но даже в том скудном свете, что отражался вверх, она увидела, что рискует уткнуться носом в камень, если хоть чуть-чуть наклонит голову. Паника нахлынула внезапно, и девушка не успела подавить её. По каменному мешку разнеслось тяжёлое частое дыхание. Ундина завертела головой по сторонам, пару раз больно ударившись сперва затылком, а потом и теменем. Фонарик выпал из её руки. Рыжая хотела было закричать, но в этот момент неудачно повернулась, от чего ей показалось, что она застряла, и воздух тут же вылетел из её легких следом за решившим выпрыгнуть из груди сердцем. Немка громко всхлипнула и повернула голову в единственном, как ей казалось, доступном теперь направлении.
Фонарик не погас при падении и светил теперь в том самом направлении, в котором она шла. Лаз куда-то заворачивал, но словно бы вновь расширялся, словно всего в паре – тройке метров от злосчастной рыжей открывалась карстовая полость.
Успевшая сосредоточиться лишь на мыслях о возвращении прежним путём, обещавшем ей немало пренеприятнейших минут в объятиях каменного мешка, а потому не решавшаяся проверить, действительно ли она застряла, девушка не сумела устоять перед соблазном вновь вздохнуть полной грудью и, извернувшись, словно зажатая диваном кошка, за которой гнался пылесос, рванулась вперёд. Ткань рубашки недобро затрещала, но усилие себя оправдало, и немка, подобно вылетевшей из бутылки игристого вина пробке, с шумом упала на пол карстовой полости, оказавшейся, впрочем, куда теснее, чем ей показалось, а потому больно ударившись головой о стену.

+3

23

Иэн чувствовал себя неуютно, не понимая причин вражды между девушками. Разочарование в Кэтрин росло с каждой минутой, оставляя послевкусие сожаления о прошедшем празднике горцев (ну, не глупо ли он в очередной раз поступил?); Ундина же, звучавшая так волшебно на радио, из-за чего он даже отложил дела и сел у приемника, слушать, подперев кулаком подбородок и задумчиво рассматривая кроны деревьев вдалеке, – он отчего-то нечасто мог позволить себе такое безмятежное утро на террасе, хотя, казалось бы, дел у него не всегда было много; голос, повествующий о легендах, соединялся со смутным воспоминанием об официантке из паба, а сейчас… Мисс Кренен оказалась какой-то мелочной, если не мелкой, а прекрасная незнакомка, согласившаяся на танец…
Он вспоминал их первую встречу с Мэри и вертел оставшийся в руках сапожок. Надо же, Эйде уже почти девять. Совсем большая. И все-таки. Если бы пропала она? Допускать подобную мысль, конечно, неприятно, но… Что бы все-таки сделал он? Приложил бы больше усилий в поисках, поднял бы огромный переполох. В конце концов, где родители детей? Они сами-то их ищут? Или сидят в кризисном центре, в ожидании новостей? Иэн поморщился: вот, ему опять чудится, что он делает слишком мало. Может, ему вовсе не стоило лезть в это дело. Избежал бы встречи.
- Похоже, к голосу разума никто прислушаться не хочет, – он пробормотал, глядя на расползшихся по углам девиц, и кашлянул, прибавляя голосу громкости. – Хорошо, я сам поднимусь на поверхность. Я быстро. Будьте аккуратны! Если что…
Он не договорил, подумав, что предупреждение не двигаться с места в данный обстоятельствах прозвучит абсурдно – они и так не смогут особо пошевелиться в тесноте пещеры, да и, в общем-то, никто не желает слушать его предостережения или предложения, а у него нет особого желания перечить и бодаться за мнимое лидерство, как он и не понимал истинных причин такого соперничества в группке из трех-четырех человек. Не впечатление же они пытаются на него произвести? Не такими же методами, в самом деле.
Иэн поспешил обратно, на ходу поднес руку к лицу: вновь выступила кровь, надо бы перевязать запястье, чтобы больше не отвлекаться. Он ощущал какое-то беспокойство и недосказанность оттого, что при нем был лишь один детский сапог; где же все-таки пара? Его страх, безусловно, суеверный и иррациональный, это уж точно ничего не значит… Иэн подумал о словах Ундины, с которыми не стал спорить: нет, убежать по скользким камням в одном сапоге не удастся. За детьми никто не гнался – людей в Солуэе наперечет, никто в последние часы их не видел и об их шалостях не рапортовал.
Поспешив навстречу солнечному свету, Иэн поскользнулся и коротко выругался. Ногу, как жгутами, стянуло болью. Он осторожно покрутил ступней. Больно. Чуть прихрамывая, он продолжил путь и выбрался на поверхность.
- Твоя сестра и Ундина продолжают поиски. Вот что мы нашли, – Иэн протянул Кейтлайн детскую обувку, не уточняя, что сам, в общем-то, воспользовался этим предлогом, чтобы оставить неприятную компанию. – У тебя есть описание детей? Я не помню про обувь. Хочу уточнить у координатора, не наших ли это. Кто, когда мог потерять. У тебя телефон здесь ловит? Или я сбегаю на высоту.
Иэн невольно переступил с ноги на ногу. Бежать не получится, но признаваться в этом он не хотел.

+3

24

Едва Кейтлайн собралась с духом и решилась, как ей казалось, на самый отважный поступок в её жизни, как пустая глазница грота, где совсем недавно скрылись трое её компаньонов по поискам, дохнула эхом затерянных во тьме слов. Хэйс, бросив обреченный взгляд на соседний лаз, вернулась к рюкзакам. Если они выбираются наружу, значит, этот каменный лабиринт пуст, и нужно перебираться к следующему. Худощавая фигура Уэлша, достаточно ловко, насколько позволяли торчащие по краям камни, выбралась из узкого хода. Он прекрасно понимал, что будут вопросы, отчего сразу заговорив, протянул журналистке находку.
- Главное, чтобы потом не пришлось искать этих двоих, - бесцветным тоном бросила Кейт, рассматривая резиновый сапожок. – Описания нет, и телефон так себе ловит, - девушка внимательно уставилась на Иэна, словно пытаясь что-то припомнить. Вести разговор со штабом, то и дело, теряя сигнал сотовой вышки, а значит, драгоценные крупицы информации и минуты не хотелось в крайней степени. Взгляд скользнул по мужским чертам лица, слишком острым, если говорить о вкусах, худощавому телу, жилистому, вполне вероятно - выносливому, на мгновение задержался на окровавленной руке и застыл на светлых глазах. Сейчас, то ли от переживаемых эмоций, то ли от изменчивости света - радужка была окрашена в васильковый оттенок. Брюнетка нахмурилась, но, вернув сапожок, опустилась на колени перед вещмешками.
- Есть рация. А что с твоей рукой? Хотя, какая разница… Надо перебинтовать. Ты знаешь, насколько этот грот большой? Долго их ждать придется? Я хотела обследовать местность неподалёку. Или хотя бы следующий грот. А то такими черепашьими темпами, мы будем искать детей целую вечность, - журналистка, подхватив маленькую аптечку, только что брошенную на каменистую почву, поднялась. – Рацией пользоваться умеешь? Я, как-то, не особо, - сменив деловой тон на более дружественный, Хэйс протянула мужчине чёрный коробок с антенной, любовно вручённый ей отцом.
- Руку? – Кейтлайн требовательно протянула ладонь, желая скорее закрыть пункт медицинской помощи и направиться на поиски детей. Еще раз оставаться в качестве пугала от чаек, младшая из Хэйсов явно не собиралась.

Кэтрин Хэйс
Каменистый проход, извиваясь вперед путаной лентой, заставлял девушку заметно нервничать. Быть может, она лелеяла пустые надежды, что компанию ей составит недавний партнер по танцам. Только у мужчины, обладавшего обворожительными джентльменскими манерами тем вечером, явно имелся свой план Б. Когда решимость, с которой Кэтрин удалялась от последней пещеры, где поисковый отряд еще не дробился на своих и чужих, оставила её, дыхание стало вырываться судорожными вздохами, будто она пробежала пятнадцатикилометровый спринт. Сердце бешено колотилось. На лбу выступили мелкая испарина. Воздух вокруг стал похож на густой туман или дым. Паника цепкими когтями вползала внутрь, оставляя за собой склизкий след.
Она остановилась, коснувшись ладонью шершавых внутренностей гиганта, артерии которого исследовали сейчас жители Солуэя, возомнившие, что хитрее самой природы. Сглотнув тягучую слюну, Кэт медленно повернула голову в ту сторону, откуда так стремительно сбежала. Сейчас в голову лезли те мысли, которые так долго удавалось держать под контролем. Хэйс прикрыла глаза, переводя дух. Она слишком часто ретировалась с поля боя. Слишком часто пряталась в своей ракушке. Слишком часто молчала. Слишком часто шла наперерез логике. Слишком часто…
- Стоп, - хрипло скомандовала себе Кэти, резким выдохом опустошив легкие и, на секунду сдержавшись, медленно вдохнула. Сердце успокаивалось. Девушка обернулась в сторону темного прохода, круто сворачивающего вправо. Белёсый луч света убежал вперед, заставляя каменные выступы отбрасывать причудливые, пугающие, зловещие тени.
- Все страхи, только в нашей голове, - тихо произнесла Кэтрин, крадущимся шагом углубляясь в темноту грота и прислушиваясь к отголоскам собственной речи. – Ниша, Скотт, вы здесь? Ребята? – уже громче обратилась к мраку девушка, с замиранием сердца ожидая ответа.

+4

25

- Да это ерунда. Просто поцарапался, – он пожал плечами, оглянулся, словно что-то ища, но ни на чем не задерживая взгляд, в конце концов улыбнулся и подал руку. Было досадно и приятно одновременно; сам Иэн, как ему казалось, не акцентировал внимания на «царапине». С большей осторожностью он переступил с ноги на ногу и прислушался к ощущениям. – Но ты, наверное, права. Проще забинтовать, чтобы не отвлекаться.
В другой руке он покрутил рацию, вспоминая фильмы из детства с перестрелками и короткими переговорами по радиосвязи. Он не представлял, как будет звучать его собственный голос, преображенный или же обезображенный устройством. Крутые парни из фильмов всегда говорили глубоким, низким голосом, то и дело ловко ввернув ругательство. В реальной жизни все это будет грубым и смешным. Нет, не нравились ему все-таки эти вестерны. Он предпочитал, спрятавшись, из-за дивана подглядывать родительский «Твин Пикс».
- С Кэтрин мы виделись на празднике горцев. Ну, помнишь, тот, что прошел пару дней назад, – Иэн счел, что если уж они с младшей мисс Хэйс оказались наедине, то нужно прояснить ситуацию. Весьма вероятно, что информация, переданная ей сестрой, была представлена в ином, искаженном свете. Иэн пошевелил пальцами, не двигаясь с места. Кажется, нога все-таки ноет.
- Я пока свяжусь с центром, – он тянул время, чтобы разобраться, как включить рацию. Сдвинув бегунок сбоку, Иэн услышал шипение радиоэфира и в первое мгновение вздрогнул: почудился отдаленный крик о помощи. Похоже, он все-таки изрядно нервничал.

Совместно со Storm.

- Прием, это Иэн Уэлш. Прием. Мы у одного из гротов. Нашли детский сапог, примерно 34 размер, темно-синего цвета. Он может принадлежать кому-то из пропавших детей? Прием.
По рации ответил женский голос, наперебой с помехами.
- Говорите медленнее и громче, вас плохо слышно! Повторите! Прием!
- Мы у грота. Нашли детский сапог. Где-то 34 размер, темно-синий. У кого-то из детей был такой? Прием.
- Сейчас узнаю!
Ожидание чуть более минуты, пока рация опять не зашумела.
- Прием! На наших детях такого не было! Как поняли?! – небольшая пауза. – Прием!
- Вас понял. Передайте информацию в штаб, не было ли потерь. Мы прочесываем пещеры у побережья. Как успехи у остальных? Будут рекомендации по месту поисков? Прием.
- Дети еще не найдены! Боимся, что они могут быть в горах или заблудились в лесу. Прием!
- Окей. Мы постараемся еще прочесать шахту. Конец связи.


От напряжения вспотела ладонь. Иэн аккуратно вытер рацию о штанину и протянул ее Кейтлайн, немного недовольный собой: хотелось бы добиться большего.
- Ты все слышала. И, знаешь, нет смысла лезть в пещеру сразу втроем или вчетвером. Девчонки там неплохо справляются, – он подхватил рюкзак. – Можно справиться и одному. Так что я пойду во-о-он в ту пещеру. Советую и тебе проверить, скажем, вот этот грот.  Как начнется сильный прилив, пойдем в шахту.
Махнув мисс Хэйс забинтованной ладонью, Иэн развернулся и зашагал к дальней пещере. Он шел медленно, щадя ногу и делая вид, что всего лишь осторожно выбирает, куда ступить.

+5

26

Откуда-то сверху в подземную залу, неуловимо похожую на своеобразную природную каморку, лился тусклый свет. Потирая ушибленную голову, Ундина подняла глаза на каменный потолок. Прямо над ней разверзла свой зев небольшая карстовая воронка, из которой во время прилива, скорее всего, бил солёный фонтан. Девушка села на камнях и обвела подземную залу внимательным взглядом. Единственным выходом из неё был тот самый лаз, по которому она пришла, а места внутри определённо было слишком мало, чтобы играть в прятки. Крёнен мрачно вздохнула.
– Годфрей? Скотт? Ниша? Есть кто-нибудь тут? – на всякий случай позвала она, хоть и почти не сомневалась, что только зря нарушит тишину злополучного подземелья. Выбранный путь привёл её в тупик, в котором никого не оказалось. Девушка что-то сердито пробормотала и поднялась на ноги. Набитые шишки не давали о себе забыть, пульсируя тупой болью. Наспех осмотрев себя и убедившись, что её одежда, вроде бы, не пострадала при попытке вырваться из каменной ловушки, она заглянула в тёмный лаз, дышавший сырым известняком. Неприятные воспоминания о недавних переживаниях тут же заставили её сердце забиться куда чаще, чем ей хотелось бы. Ундина почувствовала, как её вновь начинает захлёстывать паника. Она хотела было позвать на помощь, но почти сразу же отказалась от этой идеи – даже приди сейчас кто-нибудь на её зов, единственным выходом из каменной тюрьмы всё равно был только этот тёмный лаз – карстовая воронка в своде пещеры определённо была уже плеч пленницы, да и тот путь, которым она пришла в свою темницу, никто не смог бы расширить, не прибегнув к помощи динамита, вот только после этого вряд ли узницу подземной ловушки удалось бы достать на поверхность живой.
Крёнен почувствовала, как у неё защипало глаза, а к горлу подошёл ком. Впрочем, голосу разума, всё же, удалось перекричать волны паники. Раз уж ей удалось пройти по лазу в одну сторону, должно получиться и в другую. Стараясь дышать как можно слабее, Ундина, развернувшись боком, шагнула в темноту. Она хотела было выключить фонарик или закрыть глаза, но в темноте ей становилось даже страшнее, чем когда она видела каменные стены, словно вознамерившиеся её раздавить. Девушка медленно шла по подземному коридору, старясь смотреть только перед собой.
Внезапно её нога ступила на край камня и, соскользнув с него, подвернулась. Немка вскрикнула от боли и, потеряв равновесие, упала, при этом повернувшись. Послышался треск ткани, и она с ужасом почувствовала, что не может пошевелиться.
– Помогите! – в панике закричала рыжая, и эхо её исполненного неподдельным страхом голоса многократно отдалось от сырых стен. – Кажется, я застряла!

+4

27

«Мне плевать, где вы виделись. Кэт уже взрослая девочка. Она не обязана отчитываться передо мной за свои действия», мысленно проговорила Кейтлайн, в ответ на мужские объяснения. Ей действительно было это безразлично. Больше всего её задевал тот факт, что эту простую истину, без лишних прикрас, сообщил чужой для Хэйс человек, а не родная сестра. Вежливо улыбнувшись на минуту откровенности и расставления всех точек над i, девушка всё своё внимание обратила на царапину.
Уэлш был прав, в ней не было ничего опасного для жизни. Если исключить тот факт, что даже в такую ранку могла попасть грязь и вызвать, пусть и не значительное, но всё же воспаление. В загноившейся царапине, пышущей жаром коже вокруг, и прочих прилегающих обстоятельствах было мало оптимистичного. Быстрым движением открутив крышку антисептика, Кейт осторожно промыла травмированный участок и, краем уха вникая в переговоры по рации, принялась накладывать повязку. Она никогда не отличалась трепетным отношением к тем, кто нуждался в помощи. Если бы это было так, то она выучилась бы на врача или ветеринара. Однако сейчас важнее было ускорить поиски, а значит быть расторопней. Сухой женский голос по рации не сообщил никаких новостей, которые смогли бы воодушевить поисковые отряды.
- Слышала, - неизвестно зачем глухо подтвердила Хэйс, нахмурившись. – Справляются? Ну да, Кэт справится. Дважды, - склонившись над рюкзаком, тихо проворчала Кейтлайн, убирая остатки бинта и бутыль. – Хорошо, ты в пещеру, я в грот, - уже громче проговорила журналистка повторяя за Иэном, не желая следовать примеру старшей сестры и вступать в споры и бессмысленные процедуры отстаивания лидерства. Взяв фонарик и, запихнув телефон глубже в карман, девушка поднялась, оборачиваясь к удаляющемуся Уэлшу.
- Эй, - устремляясь в сторону указанного хода, крикнула Хэйс. – Через полчаса на выход. Место сбора около первого лаза, хорошо? Иначе будем тут ползать нескончаемо медленно, - быстрым взглядом девушка скользнула по фигуре парня. – И, если у тебя сильно болит нога, то лучше не суйся далеко. Мы тебя потом можем не вытащить, - журналистке не нужно было говорить о своих травмах. Благодаря знакомству с Ундиной она сама научилась мастерски скрывать различные виды синяков и ссадин при помощи косметики, а прихрамывание – изучение почвы под ногами.
Присев на корточки, перед зияющим темнотой ходом, Кейтлайн включила фонарик и, максимально расторопно перебирая конечностями, скользнула внутрь. Чернота влажными объятиями окутала журналистку, заставив несколько секунд привыкать к иной плотности воздуха. Сделав несколько глубоких вдохов и успокоив первую волну паники, она двинулась внутрь, внимательно вслушиваясь в убегающее вперед эхо шагов.
- Скотти?! Ниша?! Вы здесь?! – голос, устремляясь вперед, отражался от каменистых стен и искажался до неузнаваемости.
Кэтрин Хэйс
Темнота оставалась безмолвной. Настолько, что если вдаться в обширные художественные обороты речи, Кэтрин могла слышать, как растут горы, как вода обтачивает внутренности грота, как её дыхание, судорожно вырываясь изо рта, теряется в луче электрического света. Отсутствие ответа рождало в теле девушки тупое отчаяние. Мысли всё чаще возвращались к тому, что детей стоит искать на ферме Мактавишей и в округе. А здесь, в каменных тюрьмах, на побережье, в лесу. Везде, где сейчас находились поисковые отряды – была пустая трата драгоценного времени.
Протискиваясь через узкий ход, не замечая, как не обточенные водой края камней расцарапывают предплечья и назойливо цепляются за одежду, Кэтрин рвалась вперед. Как только её фигурка вырвалась в наполненную влажным воздухом пещеру, она на мгновение остановилась, взглядом загнанного зверя осматривая обступившие её стены. Дальше хода не было. Это был тупик. Тихо выругавшись, Хэйс обернулась и, уже медленнее, сохраняя силы, стала протискиваться в обратную сторону.
Голова полнилась осознанием того, что нужно продолжать поиски в шахтах, в лесу, где угодно, только не здесь. Крик заставил Кэт замереть на месте, задержать дыхание, затаиться. Искаженный эхом голос явно не принадлежал детям, но то отчаяние, которое звучало в нём, заставило девушку вслушиваться в последующую фразу.
Пусть она ненавидела немку. Оставить её на гибель здесь – не могла. Кричать в ответ заносчивой Крёнен она не собиралась. Напротив, крадучись, но спешно, добравшись до развилки, Кэти свернула в тот проход, куда так рьяно рванулась гостья Штормового острова. Два других лаза были слишком малы для того, чтобы туда смог протиснуться взрослый человек. Хэйс всё больше понимала, что они похожи на слепых котят – тыкающиеся своими мордочками в стенки и искренне не понимающие, почему это не мама.
- Эй! Ты тут? – голос звучал спокойно, даже немного удручённо. На одно мгновение Кэтрин захотелось, чтобы эта рыжая девчонка физически почувствовала то одолжение, которое ей оказывают.

Офф

На самом деле Кэти душка))

+6

28

Острый каменный выступ впивался в ногу Ундины, расцарапав кожу. Не смертельно, но больно, не позволяя вытянуть ногу без повреждений. Ударившийся о пол фонарик погас, и некоторое время ей пришлось проторчать в полной темноте, пока не откликнулась Кэтрин, и не появилась поблизости.

Между тем время неумолимо бежало вперед. Воспоминания о морских приливах периодически возникали, но так и не было установлено точное время. Впрочем, море никогда не действует по расписанию. И не сообщает о своих намерениях.
Когда Иэн и Кейтлайн скрылись в пещерах, волны продолжали бить о камни, выступающие далеко в воду, но, когда им настало время выходить, обнаружив внутри лишь морской мусор и пустоту (а Кейтлайн даже повезло наступить в полуразложившуюся рыбную тушку, взбудоражив не только мелких ее пожирателей, но и самый настоящий Запах), морские валуны уже скрылись из виду, и вода приблизилась ко входам в пещеры. Волны теперь били у самого края, не оставляя даже мало-мальски сухого прохода, и вода уже стояла по щиколотку.
Впрочем, это были далеко не все проблемы, вдруг свалившиеся на пехотинцев этого маленького островка. Девушки до сих пор оставались в первой пещере.

+6

29

Страх – самое древнее и самое сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх – страх неведомого. Когда фонарик, который и без того позволял только хоть как-то ориентироваться в пещере, лишь слегка рассеивая вечный мрак, выпал из её руки и, с глухим стуком упав на камни, погас, Ундину захлестнула тошнотворная волна паники. Если бы она заявила, что боится темноты, то солгала бы. Её пугала даже не перспектива утонуть, когда начнётся прилив, а то, что все про неё забудут, и она так навсегда и останется под землёй, забытая во тьме.
Крёнен попыталась было вырваться из ловушки, но лишь беспомощно упёрлась плечами в шершавые камни, а её подвернувшуюся ногу пронзила боль, снова заставившая девушку взвизгнуть. Острый камень впился ей в голень под самым коленом, пропоров кожаную штанину. Рыжая попыталась было извернуться, но узость лаза не давала ей такой возможности, принуждая её так и стоять, пав на одно колено, под которое и воткнулся злополучный камень, и самым причудливым образом повернувшись в пояснице, от чего её плечи упёрлись в стены на разной высоте. Девушку не покидало ощущение, что если она пробудет в этой позе достаточно долго, то её собственные кости разорвут тело, пытаясь принять естественное положение.
Но хуже всего было то, что никто так и не отозвался на её зов о помощи. Все про неё забыли, а может и вовсе вздохнули с облегчением, не дождавшись её выхода из пещеры, и бросили умирать в одиночестве и забвении. Ундину захлёстывала ненавистная ей жалость к самой себе. Подстёгиваемая паникой, она взяла вверх над волей несчастной девушки, и по её щекам заструились слёзы, а из груди вырвались раскатистые рыдания. В тишине тёмной пещеры они казались ей громоподобными, но она ничего не могла с собой поделать и лишь ревела всё громче и громче, словно маленькая девочка, которую в наказание за капризы заперли в тёмном чулане.
В непроглядной темноте время течёт иначе. Секунды растягиваются на минуты, минуты – на часы. Если бы не холодный камень, окружавший её со всех сторон, немке в пору было подумать, что она повисла в пустоте бескрайнего космоса, где уже никто и никогда не найдёт её. Сейчас же она казалась себе погребённой заживо. Сосредоточившись на ужасе своего положения и борьбой с собой, Ундина не сразу поняла, что к ней кто-то обратился. С минуту она так и продолжала подвывать, хлюпая носом и роняя слёзы и сопли себе под ноги.
– Кэтрин? – в её голосе не осталось и тени прежней заносчивости, только страх, отчаяние и искренние радость и надежда. Никого в этот день Крёнен не была рада слышать так, как старшую из сестёр Хэйс, с которой они друг друга не так давно едва ли не мечтали поубивать. – Кэтрин! Кэтрин! Я здесь! Прошу, мне помоги! Пожалуйста! – в её мольбе не было и тень фальши. Радость от того, что её всё-таки не бросили умирать в каменном мешке, заставила Ундину пуще прежнего разреветься в три ручья.

+5

30

Девчачьи вопли, ударяясь об каменистые стены, жадно расползались эхом по всей площади грота, а потом еще назойливо лезли в голову Хэйс, пугающими отголосками. Сердце забилось глухо и гулко, девушка торопилась к источнику звука, нащупывая ногами дорогу, выставив перед собой мобильник. Здесь, больше обычного, запах сырости принялся обволакивать ее лицо, забивая ноздри. Она шагнула через невидимый порог, зацепив его носком и наткнулась взглядом на глаза Ундины.  Зеленый, болотный огонь слегка мерцал на их дне в неярком освещении экрана телефона. Такими бывают блуждающие огоньки на топях, о которых Кэтрин знала только по книгам. Застывшими от ужаса льдинками, вобравшими холод страха, Кренен смотрела неподвижно, словно намеренно старалась заразить девушку своей паникой.
-Не вздрагивай. Не люблю, когда боятся,- громче положенного и твердо произнесла Хэйс. Голос у нее был хриплый, резкий и волнующий скрытой рассудительностью. Кэтрин не опускала глаз, глядела немке прямо в лицо, чьи рыжие пряди волос прикрывали наморщенный лоб. Очерченные дуги бровей опустились к зажмуренным глазам, порождающим слезы. А в чуть вздернутом  и хлюпающем носе было что-то птичье, не местное. Девчонка молила о помощи, пронзая копьем своих тревожных глаз. Ее худощавые плечи впились в стены.
Кэтрин глубоко вдохнула воздух со странным привкусом, с томящим, горько-сладким запахом, прежде, чем осмотреть девушку. По корчившемуся от боли лицу было мало что понятно.
- Ну, тише, тише. Все будет хорошо, - торопливо попыталась приободрить Хэйс, разрыдавшуюся девчонку. Все плохое, что случилось в недалеком прошлом, не имело сейчас никакого отношения к девушкам. Была бы на месте немки младшая сестра, Кэтрин скорее бы делала все то же самое, но, быть может с большой эмоциональностью и рвением.
Совсем немного проступила кровь на черной кожаной ткани - в месте, где впилось острие каменного выступа. Быстро стало ясно, что попытки высвободиться из капкана, причиняют девушке боль. В конце концов, не может же такая сильная морально с виду особа рыдать на весь грот, завывая волком просто так.
- Ранение не такое уж серьезное,не реви, - быстро проговорила девушка, аккуратно отодвинув лоскут ткани, осматривая повреждение под ярким светом телефонного фонарика. 
- Куда больше переживать надо за свои почки, развалилась она тут, видите ли, как на пляже, — разводя руками, отшутилась Кэтрин примерно прикидывая тактику высвобождения пленных немцев. Было ясно, что сил у нее не хватит сдвинуть  остроугольную глыбину. В запасе был еще старый, верный способ, но на него нужно было время, много времени.
- Не думаю, что нам нужен тут жгут, главное, чтобы я не сделала тебе хуже. Ты себя хорошо вела в этом году? - отвлекая болтовней, Кэт уже приступила к делу. Оказалось, что разорвать плотную ткань не так-то просто, тянуть за поврежденную ногу - нельзя, да и двигать камни — не научилась. Причитать про себя, что все будет хорошо, тоже не возымело большого успеха.
- Потерпи еще немного, - с этими словами, небольшим камнем Кэтрин принялась долбить выступ — это был тот самый способ, отложенный на крайний случай. Нужен был человек, чтобы держал телефон для хорошего освещения, перекошенная и часто страдальчески гримасничающая Ундаина на эту должность не подходила. Еще требовалась дополнительная рабочая сила, после пары минут ударов камень об камень, не приносящих никаких результатов, Кэтрин вынуждена была прибегнуть и к этому выводу. Только когда в кроссовки через носок начала попадать вода, Хэйс бросила сизифов труд и ,продолжая болтать обо всем и не о чем с Ундиной, подняла с пола фонарик. Чудо не произошло и в этот раз, источник света не заработал после сборки, разборки, вынимания батареек, даже постучать пару раз — не помогло. Кажется, вода начала приходить быстрее.
-Не боишься темноты? Вот и правильно! - не давая ответить девушке, пролепетала Кэтрин. - Я скоро вернусь. Осталось совсем немного, но боюсь, что надо будет сразу обработать рану. Эти ужасные условия могут принести серьезные последствия, - обманывала не краснея девушка. Она просто потратила время впустую и не могла признаться в этом, боясь напугать Кренен еще больше, хотя та скорее всего догадывалась о серьезности своего положения. - Я вернусь, слышишь, только никуда не уходи! - Хэйс старалась не терять позитивного настроя, пусть он и мог начать раздражать.
-Обещаю, - честно оставляя свое слово напоследок, чтобы не вызывать сомнений.
Направляясь к выходу из грота, Кэтрин думала, о том, как можно оставить человека в беде, и неужели действительно существуют такие люди. Именно таким безразличным, холодным, эгоистичным Хэйс представляла себе Мактавиша, не зная его. И окажись Итан сейчас на месте девушки, она была уверена, что тот уже бы спасал собственную шкуру, из-за всех сил карабкаясь к солнечному свету. Кэтрин же поступала иначе.

-КЕЕЕЙТЛАААЙН! - истошно орала Хэйс во всю глотку, сбившись со счета в который раз, не понимая как сестре пришло в голову оставить свой караул. Девушка уже была вся в грязи, мокрая, руки были покрыты многочисленными ссадинами и готовы были проступать синяки. Тонкий лучик света падал на ее лицо, правая сторона которого была в крови, вперемешку с грязью. Она пыталась выбраться из грота самостоятельно, но каждый раз терпела поражение. В груди рождался плач, но она сдержала его. Когда пальцы в очередной раз  бессильно соскользнули, девушка, наконец, всхлипнула от бессилия и досады.
Кэт понимала, что больше не имеет права терять время на бессмысленные мольбы и остающийся без ответа зов. Там, в каменистой ловушке находилась Ундина. Человек, которого час назад девушка готова была лично привести в чувства, отвесив ей хлесткую пощечину. Но теперь все изменилось. Немке была нужна помощь. И единственная, кто откликнулся на мольбу загнанной в тупик девчонки, осталась Кэт, не имевшая морального права бросить нуждающегося.
Хэйс торопилась обратно, спотыкаясь, понимая, что у лежачей Кренен не так много времени, чтобы не начать глотать морскую воду. Кровь, от адреналина, растекавшегося по венам, шумела в ушах. Она не слышала ничего, кроме отчаянного стука взбесившегося сердца. С каждым новым шагом, Хэйс ощущала пребывавшую ледяную воду, жадно облизывавшую голени, припечатывавшую джинсы к ногам.
- Эй! Смотри, я уже здесь! Представляешь, они уже нашли девочку, с ней все в порядке. Отец уже едет за ней! Совсем скоро и к нам прибудет помощь. Но, думаю нам стоит поторопиться к выходу, чтобы быстрее попасть к медлительному Лори. Ты же знаешь Кейт. Она такая... Такая копуша, - ложь сама собой срывалась с губ Кэтрин. Ей хотелось успокоить мятущуюся немку, хоть немного унять сковывающую панику. Девушка опустилась на колени перед заложницей бесчувственных камней. - Давай, ты должна мне помочь! На счет три, я тебя начну тянуть. Можешь кричать во всю глотку, - руки с силой вцепились в воротник Кренен. - Но не смей сдаваться, поняла?! Раз... Два...Три!

+5


Вы здесь » North Solway » Летопись » Пехота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC