В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

НОВЫЙ FAQ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Rette und bewahre


Rette und bewahre

Сообщений 31 страница 46 из 46

31

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Сейнер можно было окончательно записывать в затонувшие корабли. Он скрипел и стонал всё тоскливее и яростнее, сползая в море под жуткий скрежет металла обшивки. Фактически судно болталось на рифе, который и стал причиной крушения, как эксимо на палочке. Из-за крена одна его часть оказалась наверху, и теперь можно было видеть один из ведущих винтов. К счастью, замерший в неподвижности из-за окончательно и бесповоротно сдохшего мотора.
   - А ты? – дернулась Джоанна. До нее только что дошло, что Ундина обессиленно повисла на лебедке. Шлюпка висела на двух канатах, так что опустить её в воду можно было, только находясь на палубе. Раньше, чем МакАлистер успела возразить и предложить поменяться местами, немка нажала на рычаг и… Тот с негромким треском отломился, оставшись у Крёнен в руке. – Твою же мать! – выругалась девушка. На этой чертовой посудине, кажется, все хотелось отправиться в иной, лучший мир и ломалось, стоило только его коснуться. – Давай сюда! – крикнула МакАлистер. Лебедка яростно захрипела, резко бросая лодку вниз. Но до воды девушка так и не долетели, зависнув над поверхностью моря в метрах пяти. Носовая часть шлюпки едва заметно накренилась вперед, подсказывая, что стоит присмотреться к держащему её канату. Он тоже не был новым и не содержался в порядке, как и остальное оснащение сейнера. От времени он слегка перетерся и теперь грозил под весом двух девушек и шлюпки оборваться вообще. Первой плачевное состояние каната заметила Джоанна.
   - Смотри! – девушка ткнула пальцем в перетершееся место, находившееся совсем близко от места крепления каната к лодке. – Надо пилить веревки, иначе так и останемся тут. Или вообще рухнем в воду без лодки.
   И МакАлистер первой вытащила нож и подала пример. Какое-то время девушки сосредоточенно пилили канаты каждая со своей стороны, пытаясь подгадать так, чтобы они оборвались одновременно. Суровая пеньковая веревка не желала поддаваться, боролась с лезвием до последнего. Но в итоге канаты оборвались с разницей в долю секунды. Шлюпка камнем полетела вниз, перевернувшись у самой воды и накрыв собой девушек. К счастью, по голове никто из них не получил и сознания не лишился.
   Джоанна чудом догадалась задержать дыхание. В который раз за сегодняшний день оказавшись в холодной воде, да еще и под корпусом лодки, она сначала запаниковала и бесполезно забилась, как попавшая в силок пташка. Справиться с затопившим сознание приступом почти животного ужаса удалось спустя несколько секунд, когда воздуха оставалось все меньше. МакАлистер догадалась ухватиться за лодку и, ведя рукой по ней, плыть в поисках края. Борт шлюпки обнаружился достаточно быстро. Девушка поднырнула под него и, уже практически израсходовав весь свой кислород, показалась на поверхности. Судорожно пытаясь отдышаться, она ухватилась за перевернутую лодку и принялась искать на воде рыжую макушку немки.

+1

32

Ундина мрачно выругалась и выхватила свой нож с подозрительной символикой на рукояти, которую, впрочем, сейчас невозможно было разглядеть за длинными пальцами немки. После того, как едва ли не всё на злополучном сейнере, доживавшем свои последние минуты, ломалось и разваливалось едва ли не при первом же прикосновении, прочность старых верёвок оказалась для неё большой неожиданностью. Однако, в каком-то смысле, ей стоило, наоборот, порадоваться – ведь и эта шлюпка запросто могла быть смыта штормом, а тогда девушкам пришлось бы разделить судьбу старого капитана, непонятно как до сих пор каждый раз возвращавшегося в порт.
Злополучная шлюпка полетела вниз настолько неожиданно, что немка едва не выронила нож, но в последний момент сумела, что было сил, сжать руку на рукояти. По счастью, она успела и задержать дыхание. От холодной воды у неё едва не свело сразу все мышцы, но, вместо того, чтобы барахтаться под перевёрнутой лодкой, девушка, словно стремясь соответствовать своему имени до конца, сумела заставить себя не пытаться удержаться на поверхности или тут же всплыть, а, напротив, устремилась в глубину, стараясь не напороться на одну из скал, образовавших риф, на котором и нашёл свой конец злополучный сейнер. Сапоги и плащ-накидка мешали ей плыть, но Крёнен даже не подумала их сбрасывать. Ритмично шевеля руками и ногами, периодически выпуская из лёгких немного воздуха, чтобы погрузиться глубже, она удалялась всё дальше от пробивавшегося сквозь мутную морскую воду света в вечную тьму неведомых глубин. Когда её диафрагма судорожно задёргалась, повинуясь непроизвольной команде мозга сделать новый вдох, девушка замерла и принялась запихивать нож обратно в ножны. В тот же миг её тело медленно, но верно понесло наверх – к жизни и воздуху. Клинок, пусть и не с первой попытки, вошёл в ножны, и Ундина заработала руками и ногами, пытаясь выплыть. Больше всего она боялась не успеть добраться до поверхности до того, как ей уже не удастся сопротивляться рефлекторному желанию глубоко вдохнуть, а даже не вероятности оказаться под злополучной шлюпкой или, что было бы ещё хуже, сейнером, в любую минуту готовом рухнуть в море, чтобы уже никогда не всплыть, а заодно – попытаться забрать с собой не только своего капитана, но и посмевших бросить вызов безжалостной стихии девиц, накрыв их волной.
Вода внезапно расступилась над головой Ундины в тот момент, когда в её голове уже появился характерный шум, означающий кислородное голодание. Девушка тут же принялась жадно хватать ртом воздух, яростно отплёвываясь от солёной воды, но почти тут же сумела совладать с собой и повернуться на воде так, чтобы оказаться на спине. От волн это, правда, не спасало, но, всё же, позволяло экономить силы. Чуть приподняв голову, рыжая сориентировалась, где оказалась Джоанна и, увидев её, тут же принялась грести руками и ногами, время от времени осматриваясь, чтобы убедиться, что не сбилась с курса.
– Джо! – слабо крикнула она, – нужно лодку перевернуть! Нельзя долго здесь оставаться!
И словно в подтверждение её слов сейнер громко затрещал.

+1

33

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Рыжая макушка Ундины Крёнен показалась над мутно-зеленоватой гладью моря как раз в тот момент, когда Джоанна приняла решение нырять за ней. Девушка с присвистом выпустила из легких набранный для погружения воздух.
   - Порядок? – первым делом крикнула МакАлистер, желая удостовериться, что немке не требуется её помощь. Та гребла в направлении подруги по несчастью вполне самостоятельно и бодро, но кто его знает?
   - Есть план? – спросила девушка, барахтаясь возле шлюпки. Сейнер угрожающе громко трещал, обещая развалиться если не сейчас, то буквально через пару минут. И в этот момент МакАлистер хотелось бы оказаться как можно дальше от погибающего судна, чтобы на добавку ко всем бедам этого дня не быть погребенной под каким-нибудь из его обломков. Плана у Ундины не было, пришлось импровизировать на ходу.
   - Попробуй приподнимать лодку на меня, - крикнула Джоанна, решив, что рисковать получить шлюпкой по голове будет именно она. Теоретически у констебля была большая физическая подготовка, да и плавала она хорошо. Проблема состояла в том, что и возможностей у Крёнен могло не хватить. – Сможешь? Только сначала привяжи канат к уключине и перекинь второй конец мне.
   В воде болтался обрывок веревки, так и не отпиленный до конца. План МакАлистер состоял в том, чтобы Ундина начала переворачивать лодку, хоть немного приподняв её от поверхности воды. С другой стороны, Джоанна тянула бы шлюпку в ту же сторону, повиснув на канате. В момент, когда злосчастная лодка перевернется, девушка собиралась нырнуть, спасая свою макушку от встречи с её днищем. Выглядело всё это безумно, но могло сработать. Когда-то давно констебль наткнулась в Интернете на видео, описывавшее похожую технику выживания в случае крушения на воде. Информация самовольно всплыла из пучин памяти, а ничего получше всё равно не было.
   Джо подплыла к носу лодки, где болтался самый длинный кусок каната. Веревка с другой стороны оборвалась практически у самого места привязки, что делало её непригодной к использованию. Кое-как орудуя ножом, МакАлистер перепилила канат и бросила его Ундине.
   Оказалось, что длины веревки едва-едва хватает для того, чтобы привязать её к уключине и перебросить через дно шлюпки Джоанне. Руки, ухватившиеся за самый край каната, постоянно соскальзывали из-за воды.
   - На счет три? – предложила МакАлистер, упираясь ногами в бок лодки. – Раз, два, три!
   Отчаянный рывок под аккомпанемент очередного стона погибающего сейнера закончился пшиком. Шлюпка приподнялась над морской гладью и шлепнулась обратно, когда руки Джо соскользнули с каната, и констебль с плеском упала в воду. Изо всех сил работая руками и ногами, МакАлистер вынырнула на поверхность. Отплевалась от соленой воды и снова упрямо схватилась за канат, исхитрившись намотать его на ладонь. На этот раз получилось более удачно. Ундине удалось поднять шлюпку достаточно высоко, чтобы повисшая на веревке Джо перевесила её. Лодка, подняв кучу брызг, перевернулась в правильное положение. Констебль в последнюю секунду нырнула, ощущая боль в ссаженной до крови пеньковым канатом ладони.
   - Залезай! – теперь девушка предстояло забраться в шлюпку, умудрившись при том снова её не опрокинуть.

+1

34

Переворачивать опрокинутые лодки Ундине, несмотря на сравнительно бурные детство и юность ещё не доводилось, а потому она предпочла довериться плану Джоанны, хотя и полагала, что шлюпку можно попытаться, наоборот, слегка подтопить и перевернуть уже под водой – её конструкция всё равно не позволила бы ей утонуть. С другой стороны, успех идеи шотландки гарантировал им, что шлюпка окажется почти неподтопленной, в то время как вариант немки обрёк бы девушек на плавание по пояс в воде, а потому рыжая предпочла озвучить его только в том случае, если план шатенки всё-таки не сработает.
Приподнять лодку над водой оказалось куда сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Главной проблемой стало отсутствие опоры – хоть Ундина и плавала как настоящая русалка, и держалась на воде просто безупречно, шлюпка была достаточно увесистой, а потому не столько её борт поднимался над водой, сколько немка погружалась под неё.
– Раз! Два! Ундина! – рявкнула Крёнен, пытаясь приподняться над водой, словно дельфин или морской лев, но лодка почти сразу же отправила её обратно. Девушка тут же вынырнула, яростно отплёвываясь, но почти сразу же вновь погрузилась под воду, на этот раз уже сознательно. Нырнув метра на четыре, рыжая резко перекувырнулась и стрелой устремилась на поверхность, в последний момент выставив перед собой руки. По ним тут же разлилась тупая боль – удар и в самом деле оказался неслабым, но расчёт себя оправдал – шлюпка накренилась достаточно, чтобы Джоанна сумела завершить переворачивание.
Ундина тут же приникла к ней, ухватившись за край борта и вытянувшись вдоль него. Ей уже не раз доводилось забираться в лодки из воды, а потому она прекрасно знала, как нужно себя вести. Закинув на борт ногу, немка резко подтянулась, одновременно кувыркаясь в бок, и почти что вкатилась в лодку, вытянувшись поперёк банок. С минуту она так и лежала, уставившись в почти прояснившееся после шторма небо, а потом резко села и нагнулась через борт к Джоанне.
– Джо, быстрее! – она протянула подруге руку.
Сейнер уже трещал, не переставая.

+1

35

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Лодку девушкам удалось с воистину огромным трудом, но ничуть не менее легкой задачей оказалось снова в неё забраться. Даже чисто теоретически Джоанна понимала, что, попытайся она перелезть через борт, чертова шлюпка вернется в исходное состояние «вверх днищем». На этот случай план оказался у Ундины. МакАлистер внимательно наблюдала, как та вытянулась вдоль борта лодки и ловко кувыркнулась в нее. Шлюпка покачнулась, но не опрокинулась.
   - Даю! – рявкнула девушка, хватаясь за протянутую руку и с трудом переваливаясь через бот лодки. Бок и локоть, которыми она приложилась о дно, дружно взвыли. Джо тут же завозилась, игнорируя боль, в попытке сесть. – Надо грести отсюда! Весла вставляй в уключины! – выкрикнула МакАлистер. Треск со стороны окончательно разрушающегося сейнера слышался уже практически не переставая. Окончание фразы и вовсе потонуло в плеске, с которым в воду неподалеку от лодки упал то ли крупный кусок обшивки корабля, то ли что-то тяжело с палубы.
   У их шлюпки, как это ни странно было для девушки, оказалось два набора вёсел, аккуратно закрепленных вдоль нее. Джоанна перегнулась через борт и дрожащими от напряжения и паники руками принялась их отсоединять и пихать в уключины. Одно она едва не упустила в воду, умудрившись поймать лишь в последний момент. Потом Ундина едва не заехала другим веслом МакАлистер, но в итоге девушки всё же вставили их на места.
   - Гребем на счет три! – выкрикнула Джоанна. Сейнер уже начал окончательно разваливаться, и шлюпку в любой момент могло зацепить обломком. Треск стоял просто ужасный. – Раз, два, три! – на последнем слове МакАлистер налегла на весла, сделав мощный гребок. Ундина сделала тоже самое, так что лодка ощутимо дернулась с места. – Раз, два, три! – повторно выкрикнула девушка, снова налегая на весла. Считать пришлось до тех пор, пока они не отплыли на достаточное расстояние и не синхронизировались настолько, чтобы грести мерно и вместе уже без команд. К тому моменту, когда это произошло, Джо успела вымотаться и взмокнуть. Струившийся по лицу пот заливал глаза, ладони украсили новые мозоли, мышцы упрямо ныли. Судорожно хватающая губами воздух, сбившаяся с дыхания девушка могла найти только один плюс – они всё еще живы.

+1

36

– Знаю! – сердито рявкнула Ундина в ответ на распоряжения Джоанны. Хоть она и не умела ходить под парусом и так и не научилась водить машину, но с вёсельными лодками и мотоциклами едва ли не с самого детства была на «ты», а потому сориентировалась едва ли не быстрее подруги, хоть и чуть не хватила её веслом по голове, будучи непривычной к плаванию вдвоём. Немка и сейчас предпочла бы, чтобы в шлюпке нашлась лишь одна пара вёсел – грести в паре с кем бы то ни было ей ещё не доводилось, да и уверенности в том, что она прекрасно справится одна, ей занимать не приходилось, но на этот раз рыжая предпочла не перечить шотландке и послушно налегла на вёсла по команде.
Подгоняемые страхом, девушки каким-то чудом сумели действовать почти синхронно, а потому шлюпка не завертелась на месте, а они не запутались в вёслах, и обречённый сейнер начал стремительно удаляться от них. Зловещий треск всё ещё прорывался через голос моря, а в тот момент, когда злосчастное судно, наконец, развалилось пополам и рухнуло в мутную воду, подняв волну, неизбежно отправившую бы шлюпку на дно, накрой она её, Крёнен едва не бросила вёсла, так впечатлило и восхитило её кошмарное зрелище. Стена воды поднялась над морем, потянулась за убегающей шлюпкой, подобно огромной длани, но почти тут же рухнула обратно, чтобы вновь подняться, потянуться за беглянками и слиться с породившей её стихией. Когда волна настигла лодку, она, уже потеряв изрядную часть своей ужасающей силы, лишь приподняла её над водой, после чего с громким плеском низвергла, подняв тучу брызг. Для старого сейнера и его вечно пьяного капитана всё было кончено.
Ундина изо всех сил налегала на вёсла, не обращая внимания на саднящую боль в ладонях и мышцах плеч. В том, что без Джоанны она бы не выгребла, немка уже почти не сомневалась, но всякий раз, когда она открывала рот, чтобы поблагодарить шотландку, ей тут же переставало хватать дыхания на греблю, а потому они так и гребли – молча, тяжело дыша и не смея обернуться, чтобы убедиться, что не сбились с курса.
Наконец, Крёнен окончательно выбилась из сил и отпустила вёсла. Потряхивая кистями, чтобы хоть немного остудить их и ослабить жжение в наливавшихся сукровицей мозолях, она обернулась к МакАлистер.
– Нужно немного передохнуть, Джо, – хватая ртом воздух, произнесла она. – И понять, как далеко мы от берега.

+1

37

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Страх за свою жизнь оказался просто великолепным стимулом. Перепуганные девушки на удивление быстро разобрались, как обращаться с веслами, как грести, не мешая друг другу, чтобы лодка не завертелась на месте подобно детскому волчку. Шлюпка сначала неуверенно, а потом всё быстрее и быстрее удалялась от терпящего крушение сейнера. Немка и шотландка усердно налегли на весла, старательно отгоняя свое утлое плавательное средство в сторону берега.
   Отчаянный треск разваливающегося напополам судна пробился сквозь неумолчный шелест моря. Джоанна, впрочем, как и Ундина, на какие-то пару секунд забыла о веслах, завороженно наблюдая, как обломки сейнера падают в море, поднимая огромную волну. При взгляде на стену воды, потянувшуюся вслед за удирающей в направлении берега шлюпкой, перехватывало дыхание. МакАлистер, подгоняемая плещущимся в крови адреналином, изо последних сил налегла на весла, уже безо всякого счета гребя в унисон с Крёнен. Лодка и волна побежали наперегонки, пока последняя на настигла беглянок. Но к тому времени она уже растеряла большую часть своей ужасающей мощи. Сил хватило лишь на то, чтобы приподнять шлюпку на гребне, качнуть и, подняв в воздух мириады брызг, уронить обратно. Это была жирная точка в судьбе судна и его капитана, чьи расхлябанность и пьянство погубили и сейнер, и его самого.
   Ещё какое-то время девушки молча гребли. Джо сосредоточилась на дыхании и мощных движениях рук и корпуса. Стёртые и ссаженные до крови ладони, разъеденные соленой морской водой, саднили. Поясница, мышцы рук и плеч противно ныли при каждом движении. Каждый вдох давался со все большим трудом. Но мокрая МакАлистер упрямо сжимала зубы и делала очередной рывок, стараясь абстрагироваться от того, что он дается ей в разы тяжелее предыдущего.
   Ундина сдалась первой, где-то за пару минут до того, как выбившаяся из сил Джо объявила о своем поражении. Девушка, чью душу немного грел тот факт, что не пришлось запросить пощады, с облегчением оставила весла и устало ссутулилась на скамье. Ладони горели огнем, пришлось подуть на них в надежде хоть немного облегчить боль в них. Грудь МакАлистер, судорожно хватавшей губами воздух, тяжело вздымалась.
   - Ты хотя бы примерно представляешь, откуда и как мы приплыли? – девушка уже успела немного отдышаться, но кислорода упорно не хватало. Слова вырывались с большими промежутками. Они находились посреди огромного водного пространства, и единственным ориентиром мог бы служить только едва торчащий над поверхностью остов сейнера. – Надо ориентироваться относительно места крушения и дальше идти по солнцу, пока не увидим берег.

+1

38

Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась бескрайняя водная гладь, из которой лишь в одном месте вздымалась указующим в небо перстом скала, на которой нашёл свой конец злополучный сейнер. Дул лёгкий бриз, в голубом небе медленно плыли кудрявые белые облака, а о борта лодки бились пока ещё слабые, увенчанные барашками, волны. Каким бы ни был последний путь злосчастного судна, он оказался достаточным, чтобы оказавшиеся посреди моря девушки уже не смогли увидеть родной для одной из них остров даже точкой на горизонте.
Ундина мрачно посмотрела по сторонам и обернулась к Джоанне.
– Грести посменно придётся, – устало произнесла она, кивая на корму. – Кто-то должен на руле сидеть, – немка взяла шотландку за руки и пару минут внимательно разглядывала её ладони, сравнивая их со своими. – Перебирайся, – произнесла она наконец. – Твоим руками нужен отдых больше, – рыжая подвинулась на банке, чтобы пропустить подругу.
По выражению лица Крёнен несложно было догадаться, что она весьма смутно представляет себе, как сориентироваться в их положении, хотя на суше у неё таких проблем не возникало никогда. Рыжая ещё раз внимательно посмотрела по сторонам, задержав взгляд на останках сейнера, всё ещё едва заметно вздымавшихся из воды. Мрачно вздохнув, она вновь повернулась к МакАлистер.
– Допустим, – неуверенно произнесла она. – Сейнер пришёл с той стороны, в которую он сейчас развёрнут. Тогда нам туда, – рука немки указала куда-то в сторону горизонта. – Это при условии, что он не слишком рыскал. Нам найти бы сейчас хоть какую-то сушу – серьёзных волн нам в этой шлюпке не пережить, – последнее девушка произнесла едва слышно, после чего тут же схватилась за вёсла и, морщась от боли в натёртых ладонях, принялась грести наугад.

+1

39

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Вода была везде, насколько хватало глаз. Искрящаяся серебристыми бликами гладь без конца и края, плавно перетекающая в небо и линию горизонта. Джоанна в отчаянии запрокинулась лицо к лицу, словно это могло помочь выступившим на глазах слезам не пролиться, и тоскливо шмыгнула носом. Ситуация была патовая: пребывая в рубке, они совершенно не отслеживали курс корабля. И МакАлистер даже примерно не представляла, насколько сильно метался сейнер по волнам.
   - Подожди, сейчас бы чем-то руки обернуть, - девушка лихорадочно полезла в карманы, выуживая их содержимое. Перчатки без пальцев, которые она неизвестно зачем натянула перед пробежкой, теперь были настоящим сокровищем. Его Джо обнаружила в застегнутых по привычке на молнию карманах жилета. – Вот держи, будем посменно грести в перчатках. Так хотя бы призрачный шанс есть, что руки будет сдирать не настолько сильно, - МакАлистер протянула перчатки Ундине, вызвавшейся сидеть на веслах первой, а сама полезла на руль. Минут пять они бестолково глазели по сторонам, пытаясь хоть как-то сообразить, где какая сторона света.
   - Мы шли на северо-запад, когда я последний раз смотрела в рубке на курс, - задумчиво пробормотала девушка, запрокидывая голову и пытаясь по солнцу определить, как развернуло сейнер. С небольшими погрешностями всё выходило правильно: нос корабля, продолжающий медленно погружаться в воду, сейчас смотрел с небольшой поправкой на северо-восток. – В принципе мы окружены со всех сторон и можем атаковать в любом направлении, - скривила губы в горькой усмешке Джоанна. Хрен редьки был не слаще в их положении, грести придется в любом случае наугад. Сидя на банке, пока Крёнен налегала на весла, МакАлистер пыталась в уме высчитать, с какой скоростью двигался сейнер и когда можно будет по отсутствию острова в зоне видимости определить, что они плывут откровенно не туда.
   - В следующий раз я лучше сдохну, чем полезу с тобой туда, где что-нибудь может пойти через известное место. Мы с тобой определенно приносим друг другу приключения на нижние сколько-то там.
   Когда Ундина выдохлась, Джо сменила её на веслах. Она гребла до иступления, до дрожи в перенапряженных мышцах, на каждое движение отзывавшихся тупой ноющей болью. Ладони уже не спасали даже перчатки. Время растянулось, кажется, вовсе перестав сдвигаться с места. Шлюпка всё плыла и плыла, а окружающий её пейзаж не желал меняться. Ундина сменила взмокшую Джоанну. Несмотря на прохладу, ей было жарко, по вискам струился пот. Девушка садились на весла и отправлялись отдыхать раза три или четыре, когда окончательно выбивались из сил.
   - Да когда-нибудь это море кончится, черт его дери! – зло выкрикнула МакАлистер. Девушка облизала пересохшие губы и тупо уставилась туда, куда сейчас плыла лодка. Там впереди что-то маячило. Девушка прищурилась и до рези в глазах всмотрелась в линию горизонта, на которой теперь темнела точка. – Смотри, смотри, Ундина! – констебль ткнула пальцем вперед, привлекая внимание подруги. – Смотри, там, кажется, что-то есть!

+1

40

По тому взгляду, которым Крёнен встретила протянутые ей перчатки, невозможно было не понять, как она относится к подобным предметам гардероба. Немка полагала, что перчатки должны защищать всю ладонь целиком и никак не меньше, а потому воспринимала отсутствие пальцев как дефект покроя.
– Спасибо, – кисло кивнула она и вновь взялась за вёсла, но прежде чем вновь начать грести, предпочла выслушать штурманские рассуждения МакАлистер, которая, впрочем, оказалась в морском деле почти таким же профаном, как и она сама.
Плыть и в самом деле можно было абсолютно в любую сторону, тем более, что удачей для девушек было бы не только найти остров, но хотя бы оказаться на пути какой-нибудь рыбацкой команды или парома в Абердин. Добраться аж до самого шотландского города-порта немка не рассчитывала, справедливо сомневаясь в качестве доставшейся им с шотландкой шлюпки.
– Да ладно тебе! – с нарочитой обидой отозвалась она на восклицание подруги, произнесённое явно в сердцах. – Зато жить нескучно! – на бледном лице рыжей заиграла натянутая улыбка. Немка прекрасно понимала всю незавидность их положения, но отчаянно пыталась сохранять присутствие духа, а потому, сиди она не на вёслах, а на руле, то принялась бы вспоминать все их прошлые приключения, вот только необходимость беречь дыхание заставляла девушку сосредоточиться на гребле.
Вёсла послушно толкали шлюпку куда-то вперёд. Ундина то и дело бросала вопросительные взгляды на Джоанну, всматривавшуюся в горизонт, но по напряжённому лицу той без слов было понятно, что никаких признаков земли она не видит. И Крёнен ещё сильнее налегала на вёсла. Ей не раз приходилось управляться с лодкой в одиночестве, вот только она ещё никогда не оказывалась на водоёмах, крупнее Боденского озера, да и на нём не отходила слишком далеко от берега, а потому она не подумала, что от скорость шлюпки важна куда меньше, нежели силы гребца, и вскоре ей пришлось поменяться местами с МакАлистер, обливаясь потом и тяжело дыша.
Оказавшись на руле, Ундина хотела было всё-таки разрядить постепенно накалявшуюся в шлюпке атмосферу воспоминаниями о какой-нибудь своей выходке, после которой Джоанна грозилась всё-таки засадить её за решётку, но усталость взяла своё, и немка лишь угрюмо молчала, тяжело дыша и мрачно глядя поверх головы шотландки на горизонт.
Сменить друг друга на вёслах девушкам пришлось ещё не раз. К жгучей боли в стёртых до крови, несмотря на перчатки, которые с каждым разом становилось всё труднее снять, ладонях прибавились тянущие боли в плечах и лопатках и ломота в пояснице – сказывалось мышечное перенапряжение. Однако главным врагом девушек было время – хоть ветер и не усиливался, а потому волны, хоть и обдавали их солёными брызгами после каждого удара в борта шлюпки, но пока не угрожали её захлестнуть, – а вот вечер медленно, но неуклонно вступал в свои права. Летняя ночь в Шотландии не грозила быть тёмной, но даже сгустившиеся сумерки могли скрыть от подруг линию горизонта, а соберись к закату тучи, и темнота бы всё же наступила.
Пытаясь отвлечься от становившихся всё более невыносимыми болей во всём теле, Ундина настолько сосредоточилась на гребле, что не сразу услышала голос Джоанны, и только когда та указала куда-то ей за спину, запоздало обернулась.
– А? Что? – скорее устало, чем удивлённо спросила рыжая.
На горизонте и в самом деле появилась какая-то точка, которая постепенно увеличивалась в размерах, причём происходило это явно куда быстрее, чем если бы это был заветный остров.
– Оно идёт прямо на нас! – только и смогла произнести немка.

+1

41

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Шлюпка вызывала у Джоанны справедливые опасения. Если уж сейнер, основное плавсредство и кормилец, был в таком бедовом состоянии, то что говорить о запасной лодке? Ею некоторые рыбаки так ни разу и не пользуются, счастливо избегая штормов и крупных крушений. А уж такому разгильдяю, как погибший капитан, явно было недосуг её в порядок приводить. Девушкам ещё повезло, что она не дырявая, и одна из подруг по несчастью имела возможность переводить дух, а не черпать воду, пока вторая сидит на веслах.
   - Серьезно! – нарочито строго кивнула МакАлистер. – Ты прямо-таки мой талисман, но со знаком притяжения приключений, - не удержавшись, девушка коротко хохотнула. Смех, на самом деле вышел какой-то немного истерический, к тому располагала вся ситуация, еще далекая от того, чтобы можно было подумать, есть ли надежда на встречу завтрашнего дня. – Помнишь, как первый раз встретились? И во сколько нелегких ситуаций вылилось то маленькое путешествие? – Джоанна улыбнулась, на этот раз почти искренне и без нервического оттенка. Но чем дальше они плыли, попеременно оказываясь то на веслах, то на руле, тем сильнее душу подтачивал червячок сомнения. МакАлистер то и дело возвращалась мыслями к выбору направления движения и с отчаянием думала, не толкают ли они по ошибке шлюпку, наоборот, в открытое море? С их удачей такое вполне могло иметь место быть, и чем дальше, тем сильнее склонялась девушка именно к этому варианту.
   Сначала они пытались разговаривать друг с другом. Точнее, болтала, травя байки и бородатые анекдоты, та, кому выпала очередь переводить дух на банке. Вторая сосредоточенно гребла, внимая молча пустой болтовне спутницы и подруги по несчастью. Но со временем говорить хотелось все меньше и меньше, даже отчаянное желание орать от обиды и безысходности уступало место тупой, монотонной необходимости грести и грести, лишь бы что-то делать. Большинство мышц ломило от перенапряжения, некоторые даже подергивало судорогой. Ладони Джоанна, кажется, стерла уже до мяса.
   День плавно перетекал в вечер, сгущающий серые краски вокруг. Солнце неуклонно скатывалось за горизонт, окрашивая небосвод ало-золотыми мазками. Волны мерно ударялись о борт лодки, море успокоилось и не обещало шторма в ближайшее время, что было уже большой удачей. На этом утлом суденышке, поднимись сейчас ветер, девушек смыло бы практически сразу.
   Точка на горизонте быстро приближалась. Скорость, с которой она сначала превратилась в пятнышко, а потом и в небольшое рыболовецкое судно, была непропорциональна скорости их шлюпки, так что Джоанна тут же сбросила унылую вялость и тоже схватилась за весла.
   - На счет три гребем нахрен с его курса! – скомандовала девушка. – Раз, два, три!
   Еще четверть часа назад время тянулось тошнотворно медленно будто нарочно растягиваясь, подобно фильму в замедленном воспроизведении. Теперь же оно играло против девушек, из последних сил пытающих убраться с пути куда более крупного корабля. Забурливший в крови адреналин на время отогнал и усталость, и боль в ноющих от перенапряжения мышцах, и отчаяние, оставив только острое желание вырвать у судьбы шанс спастись. Девушки, которым очередная опасность, бывшая и невиданной удачей одновременно, придала сил, гребли поразительно синхронно и слаженно.
   - Хээээй! Ээээй! Помогите нам!!! – закричала Джоанна, размахивая руками и едва не роняя весла, когда их лодка оказалась сбоку от приближавшегося судна, едва-едва с ним разминувшись. – Ээээй! Слышите?! Помогите!
   Звонкий голосок констебля, судя по тому, что на судне наметилось оживление, был услышан. У борта нарисовался сначала заспанный парнишка, тут же крикнувший кого-то из старших. Корабль, почти прошедший мимо, замедлил ход и остановился, когда лодчонка оказалась уже почти у его задней части.

+1

42

Перспектива погибнуть не в борьбе с безжалостной стихией, а под винтами невесть откуда взявшегося траулера заставила немку, которая, будь она в шлюпке одна, уже готова была бы бросить вёсла и отдаться на волю волн, собрать остатки сил в кулак. Судно шло так, словно за его штурвалом никого не было, иначе он бы, скорее всего, всё-таки заметил лодку на пути ещё до того, как отвернуть стало бы уже почти невозможно. Двум едва живым девицам было почти нечего противопоставить дизельному мотору, и всё же они налегли на вёсла, не желая сдаваться. И их усилия оказались вознаграждены – шлюпку лишь едва не опрокинуло кильватерной волной, но всё-таки не задело.
Ундина принялась отчаянно размахивать вёслами, пытаясь выровнять курс и остановить лодку, пока Джоанна решила привлечь внимание экипажа едва не потопившего их траулера. Услышали ли её крик, или же кто-то всё-таки заметил шлюпку в иллюминатор, но вскоре на палубе появился не то матрос, не то юнга – уж больно молодо выглядел рыболов. С минуту он так удивлённо и смотрел на невесть откуда взявшихся в открытом море девиц, а потом, наконец, сообразил крикнуть в рубку, чтобы мотор судна заглушили. Траулер резко сбросил скорость и вскоре замер. На корме, за которой покачивалась на волнах злополучная шлюпка, собралась вся команда – пять человек. Ундина устало усмехнулась – все они были завсегдатаями в городском пабе. Сами рыбаки, впрочем, судя по их недоумевающим лицам, не то так и не узнали ни констебля, ни официантку, не то никак не могли сообразить, откуда те взялись посреди водной пустыни. Молчание продлилось пару минут.
– Эй, вы, подойдите поближе! – скомандовал, наконец, капитан – коренастый усач с дымящейся сигарой в уголке рта. – И ловите конец!
Один из матросов подхватил какой-то канат.
Девушки послушно вновь взялись за вёсла. Минуты через три шлюпка оказалась достаточно близко к корме траулера, чтобы в неё сбросили канат. Вот только сил на то, чтобы надёжно привязать его ни у одной из девушек уже не осталось, да и их истерзанные долгой греблей руки вряд ли смогли бы завязать надёжный узел.
Понаблюдав за усилиями полуживых девиц, капитан покачал головой и кивнул матросам. Вскоре шлюпку подтянули к борту траулера баграми, и один из рыбаков ловко спрыгнул в неё, чтобы, наконец, надёжно пришвартовать её, а заодно помочь подругам перебраться на палубу.

+1

43

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Шлюпка мощно качнулась на кильватерной волне, заставив сердце замереть в ожидании того, что их хлипкая лодчонка опрокинется, но все же удержалась в нормальном положении. Если бы Джоанна могла, то заспанного молоденького рыболова, первым появившегося на палубе, она бы расцеловала на радостях. С минуту парень потупил, глядя на размахивающую руками девицу и вторую, отчаянно гребущую в попытке выровнять курс шлюпки. Потом до него, наконец, дошло и морячок что-то выкрикнул и помчался к вышестоящим рыбакам. Траулер резко начал замедляться.
   - Мы спасены, спасены! – сияющими глазами глядя на Ундину, крикнула Джо и рассмеялась, нервически, как безумная, стирая со щек слезы. Собравшаяся на корме команда траулера глядела на пару приключенок с недоумением, то ли соображая, не приснилась ли им шлюпка в открытом море, то ли прикидывая, как половчее подобрать на борт болтающихся в ней на волнах девиц.
  МакАлистер покорно взялась за весла, морщась от боли в до мяса содранных с непривычки руках. Но, видимо, у организма, обнадеженного близким спасением, иссяк запас адреналина. Кое-как девушки подгребли поближе к траулеру, но этого все равно было недостаточно. Рыбаки, плюнув на потуги жертв кораблекрушения все же поймать конец сброшенного каната, взялись за багры. Тот самый парнишка, что заметил их шлюпку, с ловкостью обезьянки спустился вниз. Первой он обвязал веревкой Крёнен, махнул рукой и ее принялись поднимать.
   - Замерзла? – сочувственно поинтересовался молодой рыбак у Джоанны. До нее только что начало доходить, что температуры основательно опустилась, а мокрая одежда, мягко говоря не греет. Девушка только кивнула, стуча зубами от холода и крупно дрожа то ли от холода, то ли от осознания пережитого. Парнишка вздохнул и принялся расстегивать куртку.
   - С-с-сп-п-пасибо! – простучала зубами МакАлистер, кутаясь в наброшенную ей на плечи одежду. Парнишка ловко обвязал ее веревкой, сам оставшись в лодке.
   - Давайте, констебль, - подбодрил девушку кто-то из рыбаков, узнав в дрожащей мокрой девице местного служителя правопорядка. Сильная рука ухватила ее за шиворот и легко, как котенка затащила на траулер. Джоанну отправили в рубку, где уже грелась Ундина. В руки ей тут же ткнулась фляжка с чем-то отчетливо спиртовым, а на плечи легло какое-то пахнущее рыбой одеяло. Привередничать Джоанна не стала и с удовольствием приложилась губами к горлышку, чувствуя, как обжигает нутро потекшая в горло жидкость.

+1

44

Полуживая от холода и усталости, Ундина сумела лишь почти бессмысленно улыбнуться в ответ на бурную радость Джоанны. Вымотали ли её их очередные приключения, или же сказалась привычка немки считать все свои достижения, к коим можно было с натяжкой отнести и это плавание, чем-то самим собой разумеющимся и не достойным особого внимания, но она ограничилась лишь столь блеклым согласием с торжеством подруги.
Возможно, именно поэтому первой рыбаки подняли на борт траулера именно Крёнен, решив, что раз у МакАлистер сохранились хоть какие-то силы продемонстрировать им свою радость, то она выдержит ещё несколько минут в злополучной шлюпке. Ундина и в самом деле выглядела не лучшим образом – бледнее, чем всегда, с трудом пытающаяся обнять себя, чтобы сберечь жалкие остатки тепла, закрывающая потускневшие зелёные глаза. Рыбаки о чём-то возбуждённо говорили между собой, явно не стесняясь в выражениях, но рыжая почти не разбирала их слов. Она попыталась было сопротивляться, когда с неё принялись снимать мокрый плащ-накидку, непромокаемость которого сыграла с хозяйкой злую шутку – после всех её купаний резиновая подкладка намокла, и только усугубляла переохлаждение, задерживая воду на теле девушки.
– Да не выбросим мы его! – громко произнёс кто-то ей на ухо. – Хотя и следовало бы! Где ты только его откопала?
– Уил, она сейчас вырубится, а тут ты такое спрашиваешь! – одёрнул кто-то его. – Ты ещё начни выяснять, какая холера занесла их так далеко от берега, или не подаст ли она тебе пинту светлого! – он говорил что-то ещё, но его слова потонули в громовом хохоте – рыбаки узнали и чудаковатую официантку, постоянно издевающуюся над человеческим языком, вечно краснеющую от комплиментов, но всегда безупречно вежливую.
Во вспышке мужского хохота сознание Ундины померкло окончательно. Вернулось оно вместе с обжигающей болью во рту. Приди она в себя сразу, и точно выплюнула бы влитый в неё виски, но первым сработал совершенно другой рефлекс, и немка проглотила, как ей почти тут же показалось, зажжённый напалм. Рубка траулера тут же наполнилась удушливым кашлем и новым взрывом хохота. Ундина вздрогнула всем телом и обвела помещение почти бессмысленным взглядом мутных зелёных глаз. Их с Джоанной усадили рядом и даже накрыли одним одеялом, по всей видимости решив, что так они быстрее согреются, или же просто не желая мочить слишком много одеял.
– Ладно, повеселились и будет! – произнёс вдруг капитан траулера, не столько взывая к тишине, сколько борясь с собственным желанием вновь засмеяться. – Это ведь про вас двух передавали с берега. Вернее, про одну, – он повернулся к констеблю. – Тут всем судам радировали, что вы, мисс МакАлистер, оказались в открытом море на каком-то сейнере, а потом связь прервалась. А теперь оказывается, что вас было две, и вы обе почему-то гребли прочь от Штормового.

+1

45

[indent] Закутавшись в какое-то покрывало, быстро ставшее мокрым от влажной одежды, и продолжая дрожать от холода, Джоанна сделала еще пару глотков отдающего дешевым пойлом содержимого фляжки и тоже закашлялась. Моряки разразились новым взрывом смеха, кто-то притащил еще какое-то одеяло и набросил его на девушек.
[indent] - Да, про нас, - стуча зубами, отозвалась МакАлистер. – Я была на пробежке в порту, увидела, как пьяный капитан рыболовецкого сейнера споткнулся и громыхнулся. Пока мы с Ундиной полезли, пока немного прояснили, что он отключился и пытались привести его в чувство, оказалось, что корабль не был надежно пришвартован. Он ушел в самоволку. Руль, еще какой-то рычаг – всё заклинило. На некотором расстоянии отсюда, - Джо ненадолго замолчала, в уме прикидывая скорость и направление, с которым они плыли от места крушения, чтобы уточнить местоположение обломков сейнера. – Там мы наскочили на подводную скалу, корабль дал течь. Пытались откачать воду помпой, но вышло откровенно провально. Сейнер попросту развалился на две части. Мы спаслись на лодке, правда, капитан до нее не добрался – как раз тогда, когда мы ползли к шлюпке, корабль еще сильнее накренился и мужик свалился в воду, долбанувшись головой при этом, - МакАлистер ненадолго замолчала, прикидывая, не слишком ли паршиво смотрится её версия событий. Как-никак, а капитан-то отправился рыбкам на корм. Девушка украдкой глянула на Ундину, прося хоть какой-то поддержки и весомого подтверждения своим словам для пущей убедительности. – А гребли мы в открытое море, потому что всего лишь две хрупкие девушки и не знали, куда грести, - завершила свой рассказ о морских злоключениях Джоанна. Капитан подобравшего их рыболовецкого судна он, кажется, показался достаточно убедительным и правдоподобным, чтобы не вызвать шквала подозрительных вопросов, так что девушка облегченно выдохнула.
[indent] Им нашли какое-то сухие вещи с чужого плеча, на более худых и тонкокостных девушках висевшие мешками. Но и это было за благо с учетом того, что такие вещи, в отличие от их собственных, промокших до нитки, хотя бы грели. Переодевшись, Джо почувствовала себя практически счастливой. Она спаслась, она находилась на корабле, шедшем в порт Солуэя, никто больше не спрашивал про чертова капитана и затонувший корабль и можно было робко надеяться на то, что на сегодня лимит гадостей от судьбы исчерпан. МакАлистер устроилась в уголке и, сложившись в компактный клубочек, прикрыла глаза. Проснулась девушка от того, что кто-то тряс её за плечо.
[indent] - Вставай, соня, - во все тридцать два заулыбался еще толком не проснувшейся Джоанне тот самый паренек, которых заметил их шлюпку. – Мы входим в порт, скоро сойдете на берег.
[indent] - Ага, спасибо, - пробормотала МакАлистер, пытаясь подняться и потянуться. От сна в неудобной позе мышцы задеревенели и неприятно ныли. Но сейчас это не казалось проблемой. Главное, что еще немного - и они окажутся на берегу.

+1

46

Когда капитан траулера начал задавать вопросы, бледное, усталое лицо Ундины исказила обида – она прекрасно помнила короткий разговор по рации, благодаря которому о сбежавшем из порта сейнере вообще стало известно. Из него тем, кто был на берегу, должно было быть известно, кто именно находился на борту злополучного судна, но они радировали находившимся в открытом море судам лишь о констебле МакАлистер, словно забыв о рыжей официантке, хотя та даже успела представиться до того, как связь оборвалась. В другой раз Крёнен даже обрадовалась бы такой забывчивости – как-никак гордиться ей во всей этой истории было совершенно нечем – но тот факт, что на кону стояла и её жизнь, заставил девушку обиженно надуться. Именно поэтому она даже не попыталась ответить за Джоанну. Однако поймав взгляд подруги, всё же проглотила обиду и нарушила молчание.
– Он начал свой сейнер пришвартовывать и меня помочь попросил. Вернее – приказал себе помочь. А потом приложился к фляжке и отрубился. Я полезла жив ли он проверить, тогда-то ко мне Джо… – немка осеклась и тут же попрвавилась, – …констебль МакАлистер и присоединилась. А пока мы пытались его в чувства привести, сейнер отвязался и в море сам вышел. А дальше всё было именно так, как Джо… – Крёнен вновь осеклась, но на этот раз уже не стала исправляться, – …рассказала, – девушка умолкла и громко закашлялась. Кто-то тут же вновь сунул ей под нос резко пахнущую спиртным фляжку. Немка хотела было отрицательно помотать головой, но горлышко с глухим стуком уткнулось ей в зубы.
– Пей, русалка, – усмехнулся капитан. – Тебе сейчас нужно согреться и побыстрее. Я очень огорчусь, если ты схватишь воспаление лёгких и не сможешь подать мне пива завтра вечером.
Стёкла в рубке зазвенели от дружного хохота.
Матросский костюм, доставшийся Ундине, напомнил ей, как она в былые времена одевалась на распродажах и в секондхэндах, где ей очень редко удавалось подобрать что-нибудь по размеру, а потому она не слишком огорчилась от того, что в доставшейся ей одежде поместилась бы ещё полторы – две Крёнен. А потом усталость окончательно взяла своё, и немка уснула подле шотландки, почти так же свернувшись клубком, словно прикорнувшая на снегу одинокая волчица.
Сон отступил так же резко, как и пришёл. Немка открыла глаза и резко села, настороженно осматриваясь. Она не сразу сообразила, где находится и как попала в это месте. Память вернулась к ней в тот момент, когда молодой рыбак вошёл разбудить Джоанну, определённо произведшую на него впечатление. Ундина ощутила какой-то странный укол где-то не то в голове, не то в груди, но лишь холодно кивнула парню, который словно и не заметил её. А мгновение спустя рыжую запоздало накрыло то чувство радости, которому её подруга дала выход ещё на кануне в шлюпке. Немка с трудом подавила желание рассмеяться и лишь широко улыбнулась.
– С возвращением домой, Крёнен, – неслышно прошептала она. – С возвращением домой.

+2


Вы здесь » North Solway » Летопись » Rette und bewahre


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC