В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Сюжетные эпизоды » День Независимости Шотландии


День Независимости Шотландии

Сообщений 31 страница 60 из 92

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

☼ МАССОВЫЙ ЭПИЗОД ☼
вход свободный

http://sh.uploads.ru/t/9ZOkM.jpg

Центральная площадь, прилегающие дома и улочки

http://sa.uploads.ru/rIBMg.png
24.06
+14...+16
Ура-ура! День независимости Шотландии!
В этот замечательный день, несмотря на дождь, пройдет празднование Дня Независимости Шотландии. Красочные флаги появились на главных дорогах города, на площади пройдет концерт, который завершится народными гуляньями и танцами. Домохозяек ждем на конкурс по приготовлению национальных шотландских блюд, где жюри будут выбирать победительницу. Но вы сможете попробовать и сами замечательные блюда всех конкурсантов!

немного о правилах

Участвовать в эпизоде может любой персонаж или нпц. Прийти и выйти из эпизода можно по-желанию в любой момент. Для удобства будем писать в самом начале поста место, где вы находитесь, а если вы с кем-то взаимодействуете, то и его имя. Эпизод предлагаю экспериментальный, развлекательный и "как пойдет". Кто-то завис больше, чем на три-четыре дня - мы его с легкостью пропускаем.

Jonathan King написал(а):

Сцена.
Шел туда, откуда слышалась музыка.
Ginny McNamara
Проходя мимо, случайно задел девушку:
- Ой, прошу прощения.

Обсуждение ТУТ

Отредактировано Ginny McNamara (2017-01-15 00:17:46)

+3

31

Какое же у этой странной дамы, что назвалась Эвелиной, было неудобное любопытство. То и дело хотела засунуть свой нос, куда не следовало. Ну вот, какое ей было дело до того, как звали подругу? Чтобы потом всем знакомым и не только рассказать где живёт иностранка и соответственно заклевать Кей-чан вопросами и упрёками? А может она относилась к местному сообществу ведьм и сейчас пыталась узнать, куда идти за новой жертвой для жертвоприношений? Ведь в такой дыре по любому все друг друга знали, а потому скажи имя и сразу бы стало ясно, где следовало искать. И именно этот момент не дал Юзуки сходу назвать чьё-то левое имя, так как не попади, и вопросами просто закопают.
Однако выбора-то особо и не было, если конечно попросту не проигнорировать, но это вышло бы некрасиво. Потому пока делала очередной глоток чая, вспомнила, самое как ей показалось банальное, которых даже тут должно было насчитаться несколько штук.
- Её Эммой зовут, и живёт она недалеко, - спокойно ответила Юзуки, после чего уже с улыбкой добавила, - правда... разве в этом городке что-то может быть далеко?
Поняла ли её шутку местная, как-то не особо волновало, ведь это пристанище для доживающих своё бабушек и дедушек и правда можно было обойти за один день несколько раз. Чего уже тогда тут обижаться? И чтобы снова увести диалог в безопасное русло, Юзуки отхлебнув немного чая, продолжила отвечать на ещё один ранее поставленный вопрос.
- А на счёт остаться, даже не знаю... я вообще собиралась всего лишь позавтракать, - она сделала паузу, отвлекаясь на остатки чая, - поэтому была бы крайне благодарной, если бы вы мне показали, как пройти до кафе, а гостиницу как-нибудь и сама найду потом. Главное, что теперь я знаю, что она есть!
Последние слова Юзуки договорила с улыбкой, которую сразу же спрятала за стаканчиком, допивая последний чай. После чего, как и Эвелина уже постой стакан отправила в урну. Теперь она была готова отправиться на поиски кафе, правда вот не особо рассчитывала, что её проведут. Она бы этого точно не стала делать, если бы это вышло не по пути.

+3

32

Торговые ряды
Крёнен чуть заметно покачала головой.
– Не стоит всем новшествам противиться, – заметила она, чуть скосив зелёные глаза на собеседника. – Не думаю, что по локальному каналу только новости морского и других промыслов, как в Германской Демократической Республике, показывать станут, – попыталась она было возразить, но тут Макнамара ухватился за явно куда более интересную для него тему, позволив рассуждениям захватить себя, как часто делала сама немка.
– Бегает, – поддакнула девушка в ответ на обвинения в адрес своего начальника. Защищать репутацию своего работодателя, с которым у неё отношения не сложились с самого начала и с каждым месяцем лишь ухудшались, она не собиралась. Однако столь явное акцентирование внимания на моральных качествах нынешнего владельца паба заставило рыжую насторожиться. Она и в самом деле была далеко не так глупа, как могло показаться людям, привыкшим судить о других по престижности их профессий и достатку.
Его типично мужской жест, она хотела было проигнорировать, тем самым подтвердив свои граничащие с феминистскими убеждения, о которых говорила на радио, однако предпочла на этот раз побыть обычной девушкой и опёрлась на локоть старого шотландца.
– Я слышала о сокровище, но никогда пиратской романтикой не увлекалась, – осторожно отозвалась девушка на очередной поворот темы и без того почти беспредметного разговора, но тут старый шотландец и сам вдруг предпочёл вернуться к одной из уже затронутых. Комплимент заставил бледные щёки Ундины порозоветь, а напоминание о преступлении, совершённом ею в первую же неделю своего пребывания на Штормовом острове и вовсе покраснеть, однако смущение лишь усилило её подозрительность, заставив в очередной раз задуматься, к чему же всё-таки клонит Макнамара.
Использовать обраставшие с каждым разом всё более причудливыми деталями слухи о её похождениях, против неё не смог бы никто – более сомнительной репутацией на острове мог похвастаться, разве что, один недавно вышедший из тюрьмы тип. Впрочем, мужчина вскоре сам же развеял толком не успевшие появиться подозрения Ундины, вновь пройдясь по Макрею и его родственникам. На обретшем привычную бледность лице вновь заиграла лукавая улыбка. Война кланов. В этом все горные народы. Вот только на этот раз на кону не только фамильная честь, но и весьма прибыльное дело. Иначе стал ли бы Макнамара так сетовать о безрадостной судьбе паба?
– Времена меняют нравы, и почти всегда на худшие, – кивнула Крёнен, решив подыграть мужчине. Она уже почти поняла, к чему он клонит, но не спешила предвосхищать его слова, позволяя шотландцу закончить мысль, пусть это и грозило растянуть его речь ещё не на один десяток минут.
Внезапный подарок вызвал в немке смешанные чувства. С любовью к старине в детстве она впитала и своего рода страсть к холодному оружию и действительно весьма неплохо, по крайней мере, для девушки, в нём разбиралась, а потому могла оценить кинжал по достоинству, однако её уже начавшая было засыпать, стоило ей понять, куда ветер дует, подозрительность, разыгралась с новой силой. Подарок вполне мог оказаться своего рода инвестицией Макнамары в будущее, за которую ей потом пришлось бы дорого заплатить, и всё же она предпочла принять его. Перспектива оказаться втянутой в тайную войну кланов её отнюдь не прельщала, но возможный союзник, в любом случае, был бы весьма кстати.
– Большое спасибо, герр Макнамара, – негромко произнесла девушка. – Уверена, мы ещё встретимся, – она развернулась и неспешно зашагала в противоположном направлении, сжимая в руке кинжал.

Отредактировано Undine Kroenen (2017-06-28 12:59:57)

+2

33

[Торговые ряды]

Джорджина Ливингстон сидела на большом складном стуле под навесом, крутила в руках курительную трубку, иногда поднося ее к губам, несмотря на отсутствие табака в ней, и смотрела на прохожих из-под копны рыжих волос. На самом же деле Джорджина курила крайне редко и только трубку. Приобрела она эту привычку уже после смерти своего супруга, который любил сидеть вечерами, когда уже темнело, на веранде, покуривая. Трубка в ее руках была та же самая, бриаровая, с красивыми темными и светлыми прожилками дерева.
Под тем же навесом, но уже за стойкой, хлопотали ее старшие невестки. Помимо традиционных круглых пирогов Ливингстоны продавали сладости и закуски: леденцы, популярные сладости во фритюре, которые могли готовиться тут же, печенья. К тому же тут можно было приобрести вкусный сидр и яблочный бренди – их делал Виктор Ливингстон.
Сама Джорджина не утруждала себя готовкой и стоянием за стойкой, она сидела с краю и была не прочь поболтать с кем-нибудь, а, может быть, скоро пойдет прогуляться по площади, заглядывая к друзьям и соседям.
Но тут где-то среди прохожих раздалось детское хныканье, и Джорджина выцепила внимательным взглядом этот комок несчастья, которым, конечно же, оказался один из младших Ливингстонов.
- О-о, Шейнчик, дорогой, что у тебя произошло? – Джорджина тут же подалась вперед, разговаривая с четырехлетним малышом так, как обычно женщины в возрасте разговаривали со всеми детьми: с характерным сюсюканьем.
Мальчонка что-то невнятно пробормотал, утирая сопливый нос.
- Ну не плачь, маленький, - продолжила Джорджина, - Вот, держи конфетку, - мисс Ливингстон вынула из кармана платья маленькую карамельку и протянула Шейну. Тот, чье внимание тут же завладелось конфетой, сразу позабыл все обиды.
[AVA]http://s5.uploads.ru/2eO6X.jpg[/AVA][NIC]Georgina Livingstone[/NIC]

+2

34

Торговые ряды
Крёнен повернула кинжал в ладони так, чтобы он упёрся головкой рукояти ей в пальцы, а клинок прижался к запястью, одновременно развернув руку так, чтобы оружие оказалось скрыто. Со стороны невозможно было не заметить, что девушка что-то прячет, но понять, что именно, не смог бы никто. Она воровато оглянулась и юркнула за один из навесов – подальше от любопытных глаз, после чего окинула себя быстрым взглядом. Разгуливать с кинжалом в руке ей вовсе не хотелось, а потому нужно было его куда-то спрятать. Вот только её дирндль подходил для этого немногим лучше, нежели шотландский национальный костюм Макнамары. Пытаться закрепить оружие под резинкой гольфа у всех на виду ей отнюдь не улыбалось, а её верные байкерские сапоги, за голенищами которых можно было спрятать и куда более серьёзные клинки, ожидали её в прихожей съёмной квартиры. Оставалось лишь два варианта. Рыжая ещё раз воровато оглянулась и задрала подол дирндля. Приладив ножны к поясу в внутренней стороны, она поправила костюм, разглаживая складки, и, как ни в чём не бывало, вышла из своего укрытия. Убедившись, что никто не обратил на неё внимания, немка довольно улыбнулась и вдохнула полной грудью.
В нос ей ударил приятный запах выпечки, напомнив, насколько ранним и скудным был её завтрак. Крёнен осмотрелась в поисках источника соблазнительных ароматов и заметила навес в нескольких метров от того, за которым она только что пряталась. При виде чуть неровных рядов пирогов у вечно голодной девушки тут же потекли слюнки. Её рука потянулась было за кошельком, но ничего не нашла – рыжая, опасаясь не выдержать того обилия искушений, какими так богаты ярмарки, оставила его дома. Просветлевшее было бледное лицо мгновенно помрачнело. Если до этого напускное презрение к островитянам позволяло чужеземке противостоять соблазнам, то теперь она уже ничего не могла с собой поделать. Да и в животе у неё неприятно заурчало.
Воровато оглядываясь, Крёнен подошла к заветному навесу, старательно делая вид, словно выставленные на продажу пироги и сладости интересуют её не больше, чем профессиональную балерину, вынужденную даже чай пить без сахара. Внимательный взгляд голодно блестевших зелёных глаз скользил по хлопотавшим за стойкой женщинам, временами перепрыгивая на пожилую леди с трубкой в руках. В этой женщине, чьи волосы тоже были рыжими, пусть и заметно светлее, нежели у немки, девушка без труда узнала Джорджину Ливингстон. Наибольшую опасность сейчас представляла именно она – если остальные члены её семейства были поглощены готовкой и общением с покупателями, едва ли не с каждым из которых они были хорошо знакомы, а то и крепко дружили, то старая леди, сидевшая в гордом одиночестве, уж точно замечала всё, что происходило вокруг, а потому вряд ли проглядела бы двигавшуюся почти бесшумно девушку, решись та испытать удачу и потихоньку стянуть что-нибудь с прилавка. Но тут судьба словно решила пойти рыжей немке навстречу – заплакал какой-то ребёнок, и рыжая шотландка тут же переключила всё своё внимание на него.
Крёнен тут же оказалась возле прилавка и, воровато осмотревшись напоследок, быстро подхватила небольшой пирог, пряча его под передник дирндля.

+1

35

Джорджина утерла сопливый нос внука платком и отпустила мальчишку заниматься своими делами, но тот отошел лишь на пару шагов, чтобы развернуть конфетку и сунуть ее в рот. Уж за что, а за конфеты маленький Шейн готов был забыть все на свете обиды, и не только их.
- А ну-ка, милочка, подойди сюда, - раздался голос Джорджины, углядевшая поблизости ярко-рыжую девчонку, которая была ровесницей одной из дочерей, но все же точный возраст немки миссис Ливингстоун назвать не могла. Она лишь слышала про эту девицу, вот и все. И не то, чтобы Джорджина тут же углядела кражу, но чутье у нее было, словно у ищейки – не обманешь. И сейчас оно ей подсказало, что стоит обратить на девушку внимание.
Старшие сыновья Ливингстоуны еще будучи подростками всегда удивлялись особенности матери узнавать то, что им бы не хотелось ей рассказывать. Например, как старшие мальчишки в школе учили их курить. Или как Виктор собирался на свидание, вместо того, чтобы выполнить материнские наказы и работу на ферме. В общем, воспитав столько детей и продолжая воспитывать пятнадцатилетних сорванцов, Джорджина была способна на многое.
При этом женщина вовсе не выглядела строгой или злой. Она слабо улыбалась всем своим видом показывая, что целиком и полностью безобидна. Просто девочка, по ее мнению, выглядела как-то зашуганно, зачем же пугать ее еще сильнее?
В любом случае, сорвись Ундина с места и пустись в бегство, Джорджина уж точно не собиралась отправляться следом. Максимум, что она могла сделать в этом случае, предупредить всех Ливингстоунов о данном происшествии, и это было куда страшнее бегущей пожилой женщины следом. Хотя бы потому, что это огромное семейство находилось повсюду, и далеко не все из них носили данную фамилию, что неплохо их конспирировало. Так, кажись, могло набраться достаточно народа, учитывая так же тот факт, что каждый Ливингстоун мог позвать с собой друга.

[icon]http://s5.uploads.ru/2eO6X.jpg[/icon][nick]Georgina Livingstone[/nick][info]<br><hr>61 год, домохозяйка<hr>[/info]

+3

36

Торговые ряды

Услышав голос старой шотландки, немка замерла и медленно обернулась, так и держа руки под передником. Первым её порывом было броситься наутёк, но осознание того, что её всё равно бы узнали, а потому бегство ничего бы не дало, заставило девушку подчиниться больше похожей на просьбу, нежели на приказ, команде женщины. Она почти не сомневалась, что та заметила её преступление, но не спешила оправдываться, пока её не обвинили, а потому заставила себя выпрямить спину и расправить плечи.
– Фрау Ливингстон, полагаю я? – намеренно перепутав английское обращение к почтенной даме с аналогичным немецким, произнесла рыжая, устремив на «фрау» вопросительный взгляд зелёных глаз, и замолчала, ожидая встречных вопросов или прямых требований заплатить за украденный пирог, надёжно скрытый под передником. – Сегодня прекрасная погода, не так ли? – на всякий случай добавила девушка столь традиционный для начала разговоров в Соединённом Королевстве вопрос.
Несмотря на напускное спокойствие, в рыжей голове роем вились мысли, как ей теперь выкручиваться из сложившейся ситуации. Даже не попытавшись скрыть, кто она – других немок на острове не было, – Крёнен лишила себя и без того весьма условной возможности к побегу, а потому ей оставалось или до конца отчаянно делать вид, словно она ничего не украла, или же попытаться хоть как-то оправдаться, вот только на голодную нищенку она похожа не была и прекрасно это понимала.

+1

37

Если бы Джорджина знала, что ее, пусть и только в мыслях, назвали старой – пришибла бы. Ей-то стукнуло всего ничего за шестьдесят, и сама женщина никак не считала себя старой. Даже наоборот, она могла дать фору многим молодым: шутка ли, всю жизнь проработать на ферме. Да в ней еще сил видимо-невидимо!
Миссис Ливингстон с подозрением прищурилась. И вовсе не потому, что девушка говорила на ломаном английском, Джорджина знала, что бедняжка из другой страны. Почему бедняжка? Потому что Джорджина все другие странны неизменно воспринимала как варварские. Для нее даже поездка в Абердин была сродни долгому путешествию, а несколько раз даже пришлось навещать дочь в самом Эдинбурге, и это было что-то мучительное. Родной Солуэй – вот по-настоящему райский уголок.
А еще погода была сегодня на самом деле паршивой, то и дело лил дождь. Дождя Джорджина не боялась, чай не сахарная, но сидела все равно под навесом, чтобы лишний раз не мокнуть, но периодически выставляла свой стул чуть вперед, наслаждаясь редкими просветлениями. Благо, было не очень холодно.
- Паршивая погодка, - честно ответила миссис Ливингстон, она всегда славилась своей прямолинейностью, - А ты у нас, - махнула она головой, - чего учудила? – Джорджина в ожидании ответа сунула трубку в рот.
Говорила она все с той же интонацией, ничуть ее не изменив. Этакая добродушность, которая вот-вот может повернуться задней свой частью и показать, в прямом смысле, совершенно другую сторону характера.
[nick]Georgina Livingstone[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/2eO6X.jpg[/icon][info]<br><hr>61 год, домохозяйка<hr>[/info]

+1

38

Ответ женщины на её, в общем-то, скорее призванный соблюсти традиции, а потому являвшийся почти что риторическим, вопрос заставил девушку внутренне напрячься ещё сильнее. С другой стороны, погода на День Независимости и в самом деле выпала какая-то совсем непраздничная, что несколько уменьшало опасения огненно-рыжей, не заподозрила ли её рыжая в чём-то не слишком законном, что, впрочем, было бы вполне справедливо.
Крёнен колебалась. С одной стороны, чистосердечное признание в краже вряд ли спасло бы её положение, с другой – Ливингстон достаточно было просто спросить у девушки, что у той под передником, а потом попросить или потребовать показать руки. Впору было хвататься за спрятанный под юбкой кинжал и разыгрывать сцену, достойную в лучшем случае Монти Пайтон, в худшем – шоу Бенни Хилла.
– Что имеете вы в виду? – ответила вопросом на вопрос девушка, не придумав ничего лучше. Не покидавшая её с самого утра уверенность в том, что, несмотря на недавний разговор, закончившийся для неё весьма ценным подарком и своеобразным предложением покровительства, приход на праздничную ярмарку был большой ошибкой с её стороны, тут же усилилась. И всё же Крёнен не отвела нарочито дерзкого взгляда зелёных глаз от лица Ливингстон, словно предлагая той или обвинить её прямо, или оставить в покое. Сама она надеялась именно на первое, так как планов на тот случай, если события разовьются по второму варианту у неё не было.

+1

39

Танцплощадка у сцены.

Если честно, Триш не собиралась идти на праздник. Вот совсем-совсем не собиралась. Но почему-то все таки пошла, закрыв ателье на все замки и вооружившись зонтиком, чтобы не пострадало выбранное для выхода нарядное платье, сшитое как раз к случаю. Веселье зацепило ее уже на подходе громкой музыкой и заразительным смехом. Женщина сама не заметила, как начала улыбаться и ускорила шаг, чтобы добраться до эпицентра как можно быстрее. В первую очередь ее манили вкусные запахи разного рода выпечки, что распространились по округе несмотря на дождь. Такие праздники были еще хороши тем, что можно было заболтать кого-нибудь из местных кумушек насмерть и разжиться под шумок парочкой новых рецептов. Вот, собственно, и все, чего она ждала от этого праздника. Ну, почти все.
Была у нее маленькая такая, скромная надежда, что среди всего этого хмельного веселья ей все же удастся выловить Джетро. Она не видела его уже неделю и не говорила с ним даже по телефону. Сначала потому что он был в отъезде из-за Чарли, потом потому что не получалось до него дозвониться. То есть дозвониться-то как раз получалось, потому что звонила Триш по очереди то в паб, то на пивоварню, вот только трубку каждый раз брал либо Рори, либо кто-то из его братьев-близнецов, которые обитали один в офисе, другой в пивоваренных цехах. И все как один твердили, что начальства нет на месте и когда оно появится неизвестно. Судя по тому, как они это говорили, можно было не сомневаться в том, что им уже все известно. Патрисия махнула на это рукой, но к концу недели она начала подозревать, что Джетро ее попросту избегает, и уже было решила разозлиться по этому поводу, но потом вспомнила, в каком состоянии был Макрей в тот вечер, когда они рассорились, и как-то резко присмирела. Он имел полное право избегать ее, игнорировать и даже злиться. В конце концов прошла всего неделя. Нет, подумала Триш, мысленно качая головой, прошла целая неделя, а это слишком долго по ее меркам. Она успела банально соскучиться, как если бы его не было месяц, а то и больше.
Бурное веселье подхватило Триш, стоило ей только нырнуть под центральный навес, где во всю танцевал и веселился народ. Отряхнув зонтик, она сложила его, оправила все же слегка вымокший подол платья и огляделась. Сплошь знакомые лица вокруг. Люди, которых она знала всю жизнь. Они здоровались с ней, махали издали и даже что-то кричали, не то поздравляя с праздником, не то просто привлекая к себе внимание, чтобы она подошла. Патрисия разрывалась и уже почти решила примкнуть к стайке что-то со вкусом обсуждающих домохозяек, чтобы хоть как-то оправдать свой приход, но в последний момент зацепилась взглядом за знакомую пышногрудую фигурку, весело скачущую у самого края танцплощадки.
- Катриона! Кэт!!!
Ее голос безнадежно утонул в громкой музыке, и Триш решила, что куда проще добраться до подруги, чем докричаться. Ее пригревала мысль, что Стюарт могла знать, где пропадает Макрей, раз уж даже под навесом, где разливали пиво и эль, его не было видно, и женщина решительно направилась в сторону танцующих, то и дело отмахиваясь от знакомых, которые так и норовили утянуть ее во все это мракобесие.

Отредактировано Patricia Wilson (2017-07-27 14:14:06)

+2

40

Навес на площади, где продают эль и другие напитки

- Ой, ну не хочу я никуда идти. Я вчера ноги натерла! – Айрис отбрыкивалась от наседавших на нее Джоуи и Майте уже битый час. Вчерашний забег по полям и лесам, а затем полуночные бдения в больнице сегодня дали о себе знать натуральным упадком сил. Какая может быть площадь, какие могут быть танцы, если хочется только одного – зарыться в гору подушек, чайник бабушкиного чаю с мелиссой и очередной сезон «Однажды в сказке».
- Давай, Эмма Свон ты наша, поднимайся и пошли, - Майте решительно отключила сотую серию, в которой капитан Крюк в очередной раз признавался в любви к Спасительнице всея Сторибрук.
- Ну вот что ты делаешь, а? - Айрис вяло отбрыкивалась, но младшая сестра уже нырнула в стенной шкаф, перебирая платья.
- Как ты живешь, с таким скудным гардеробом? На, вот это пойдет. И не переживай, обойдемся без каблуков, сейчас только чуть-чуть тебя накрасим, что бы люди не пугались бледной немочи имени Айрис, и будешь как новенькая…- щебетала Майте, порхая по комнате и делая несколько дел одновременно. Айрис и глазом не успела моргнуть, как была вытащена из своего убежища, накрашена, расчесана, одета в легкое летнее платье и вытолкана из дому.
- Мэйди Эбигайл, ты невыносима! – с чувством проговорила Келли, усаживаясь на переднее сидение машины. Майте и Джоуи в ответ на это заявление переглянулись, расхохотались, и машина двинулась с места.
По дороге на площадь Айрис помалкивала, не желая портить родне развлечения, которые они уже предвкушали. Во всяком случае Майте щебетала только об этом, прикидывая, что она съест, выпьет и сколько раз станцует с Робом. У Джоуи еще были кое-какие дела, которые он намеревался решить, не отходя далеко от палатки с выпивкой, и только одна Айрис решительно не понимала, чем себя занять. Впрочем, праздник дело такое – нужно только начать, а там уж как пойдет. А если категорически не пойдет, всегда можно вернуться домой.
Так что некоторое время спустя Айрис в компании темного нефильтрованого и булочки с корицей подпирала столб у палатки с напитками, разминувшись с Тришей буквально на несколько минут. Джоуи чуть в сторонке толковал с одним из поставщиков о запчастях, Майте, которую уже подхватил Кинкейд, растворилась в толпе. Айрис ничего не оставалось, как медленно потягивать эль и рассматривать проходящих, время от времени перебрасываясь парой слов со знакомыми.

Отредактировано Iris Kelly (2017-07-24 18:18:19)

+2

41

Навес на площади, где продают эль и другие напитки
   Всеобщая атмосфера веселья подхватила Джоанну и закачала на своих волнах, выбрасывая то в кругу танцующих, то к навесам с едой и напитками. Хохоча, девушка поймала какого-то скромно жавшегося в углу парнишку интеллигентно-интровертного вида. Он ужасно покраснел, но МакАлистер это ничуть не смутило. Она бойко водрузила его руки себе на талию и потащила танцевать. Следующий кавалер поймал едва успевшую перевести дыхание Джо уже сам, ловко перехватив за запястье и притянув к себе. Девушка рассмеялась и положила руки на плечи парня, тем более, что он был как раз в её вкусе – светловолосый, с нахальной улыбочкой и задорным огоньком в голубых глазах.
   Дотанцевав, МакАлистер чмокнула кавалера в колючую щеку и юркой рыбкой ввинтилась в толпу, пока он не успел опомниться. Придерживая одной рукой берет, а второй – сумочку, чтобы не подрезали ненароком, она заскользила между людьми, заприметив в качестве ориентира яркий навес над местом, где продавали еду и напитки. Вынырнула она аккурат у длинного стола, заставленного бочонками с разливным элем. Пить после танцев хотелось просто ужасно, так что Джоанна без сомнений полезла в сумку за деньгами. Но замерла на половине пути, заметив знакомый силуэт в паре шагов от себя.
   - Айрис! Какие люди! – весело смеясь, девушка налетела на подпирающую столб Айрис, обнимая её одной рукой за плечи. От кружки с элем, с перепугу выплеснувшимся на землю, она предусмотрительно отстранилась. Очень хотелось надеяться, что доктор уже успела основательно пропитаться атмосферой праздника и эта выходка сойдет констеблю с рук. Чуть привстав на носочки лакированных туфелек, МакАлистер звонко чмокнула Келли в щеку, оставляя на бледной скуле яркий отпечаток накрашенных помадой губ, и тут же отстранилась. – Ты чего столб подпираешь? Без тебя не упадет, - девушка снова весело рассмеялась. – Уже успела натанцевать до упаду?  Кстати, как тебе костюмчик? – Джоанна отступила на пару шагов назад, чтобы Айрис могла её хорошенько рассмотреть, важно поправила чуть сползший набок берет и покрутилась, показывая пышную клетчатую юбку, новую белоснежную блузку с великолепными кружевами на вороте и у присобранных вокруг тонких запястий рукавов, и чертов корсет, мешающий дышать, но безумно украшающий фигуру. – Надеюсь, меня в таком виде много коллег не засекут. Иначе потом все отделению языками трепать будет.

+2

42

[AVA]http://s3.uploads.ru/t/ap0XM.jpg[/AVA][NIC]Baz McNamara[/NIC][STA]капитан порта[/STA]
Торговые ряды. НПЦ - Бэзил Макнамара

Вроде бы женщина, а по сути - девочка. Бэз безошибочно всегда их чувствовал, непроизвольно представляя их рядом с собой, как они реагируют на его слова, как стонут под ним, как требуют что-то, каждая свое. Эта была мягкая, податливая и суетливая. Потерянная. Щериться она может сколько угодно, но обмануть ему рыжую ничего не стоит, как ребенка. Он не хотел ее обманывать, просто рассматривал как предмет, изучая со всех сторон. Смотрел ей вслед, наблюдал как она взяла в руку кинжал. Вот уж, угодил оказывается. Дал ребенку игрушку. Пусть играется, только бы не заигралась. Какая-то девочка-черная дыра. Щерится, строит из себя невесть что, а внутри холодно и пусто. Одиночество, заставленное безделушками и якобы чем-то важным и нужным. Сама же смущается, слишком эмоционально реагирует. Не женщина, девочка, но испорченный ребенок, недолюбленный кем-то, во время в угол не поставленный. Бэзил оглянулся по сторонам на идущих мимо людей. Где же его собственная оторва? Сразу как-то захотелось выпить. Выпить и прижать к себе солуэйскую вдовушку посочней. Не девочку.
Он стоял на дороге, посреди потока людей, движущегося вдоль торговых рядов, но они как-то, не сговариваясь, огибали его, разделяясь и за его широкой спиной соединяясь снова. Бедовая, вот - он вспомнил это слово. Такая, что и не узнает в какую беду вляпалась. Вроде бы взрослая, а ее бы саму на коленки, поукачивать, а, если начнет возникать, то и отшлепать ремнем. Бэз хмыкнул в усищи и пригладил их не спеша рукой. Моросящий, шотландский дождь успокаиваться не собирался, а Макнамара не собирался останавливаться на том количестве алкоголя, что уже принял на грудь: праздник был в самом разгаре. Он подмигнул каким-то девицам, идущим мимо, чьи лица казались смутно знакомыми, они разулыбались в ответ, и, довольный собой, Бэзил не спеша двинул в сторону места, где ему снова нальют.

Отредактировано Ginny McNamara (2017-07-25 16:19:16)

+3

43

Танцплощадка у сцены.

Кэт давно так не веселилась. Партнер по танцу достался ей еще зеленым, ужасно стеснительным и по сути, не смотря на совершеннолетие, совсем мальчишка. Куда только делось его напускное веселье? Сама же Стюарт чувствовала себя королевой, как минимум Шотландии. Весь мир звенел и кружился вместе с ней. Мальчишка улыбался, робко краснел, когда она прижималась к нему, отводил глаза, когда она подмигивала ему и хохотала. Не будь она Катрионой, если бы не поняла, что понравилась ему. Пусть он еще совсем юный, неоперившийся, но он больше не будет роготать над женщинами. Он будет заглядываться на них украдкой, когда-нибудь наберется смелости и с кем-нибудь познакомится. В общем, у него все еще было впереди. И первая влюбленность наверняка тоже. Чтоб ее черти съели.
В воздухе пахло дождем и морем. Пивом, хмелем и немного цветами. Девочки, девушки, женщины, каждая пахнущая как особый вид цветка, пусть иногда даже кактуса, проносились мимо, оставляя позади себя шлейф неповторимого аромата. Одна пахла сандалом, другая элем. Всего понемножку, но это было чертовски мило. Катриона остановилась, тяжело дыша, и почувствовала как рука, которую держал парнишка, немного дрожала. Его рука. Он волновался и не знал как быть дальше. Сказать спасибо не пробовал? Нет же, юный дурак. Всему вас надо учить. Под аплодисменты, Кэт неожиданно потянулась вверх, так как была ниже ростом, и поцеловала мальчишку. Смачно, в губы, поделившись тем жаром, что скопился внутри, и восторгом от танца. Ему хорошо, ей очень хорошо, все в выигрыше. Отмахнувшись от подбадривающих выкриков соседей по танцплощадке, она выпустила чужую руку, не глядя на молодого человека, и была такова. Люди, лица, смех и веселье в глазах, вкус неоперившегося юнца губах: все это опьяняло почище любого пива, но промочить горлышко все равно просилось.
Триш.
Удивительно, но именно эту рыжую макушку она узнала из всех других. Можно сколько угодно пытаться отличить одного рыжего в Шотландии от другого, это будет непросто, но не узнать Трис просто не представлялось возможным. Сколько бы лет не прошло - она была хороша. Кэт слишком чувствовала ее приближение, то, как реагировали люди, как оборачивались мужчины. Кэт закатила глаза и ринулась на баррикады, вызваляя подругу из плена плечистых парней, которые загородили проход к ней.
- А ну раступись! - маленькая, но очень упрямая и боевая, она сумела, - Трис! Как хорошо, что ты здесь! - не дожидаясь, что ответить подруга, Кэт бросилась ее обнимать до хруста в ребрах (Трис или Кэт - неважно), но когда зазвучали первые аккорды новой мелодии, испуганно отскочила.
- Нас растопчут! Тут весело. И ужасно жарко! Мне просто необходимо что-нибудь выпить! - заговорщически улыбнулась и, взяв женщину за руку, потянула ее за собой, все также не замедляясь и добиваясь того, чтобы им давали пройти. Им давали. Они плыли в толпе, пока она не выплюнула их к палатке, где уже столпилась километровая очередь за спиртным. Ладошка у Трис была маленькая и прохладная в отличии от пышущей жаром Стюарт. И абсолютно сухая. Ее хотелось согреть.
- Поберегись! - пропела Кэт, привстав на цыпочки, чтобы ее заметил тот, кто стоял на разливе. Увидев знакомую рожу, он понял все сразу: не сам нальет, так возьмут измором, посмеялся чему-то и замахал рукой.
- Пить будешь,- не спросила Стюарт и скользнула вперед, обворожительно улыбаясь тому мужчине в килте, мимо которого она протискивалась.. Он был не против и пропустил ее без лишних слов, при этом не уступив ей ни дюйма. 
- А если с собой? Там для меня обещали оставить, - скуксила она умилительную мордашку, а стоящие позади мужчины одобрительно загудели. Чья-то рука опустилась на ее талию, но в общем веселье сегодня это было нормально. Всех этих людей она давно и хорошо знала. Продираясь обратно к Трис, Кэт, зажимая в руках бутылку с элем, наступила богатырю в килте на ногу. Они были квиты и весьма счастливы.
- Веди, - выдохнула она Уилсон в грудь и снова взяла ее за руку. Та все еще была холодной. Второй рукой Кэт прижимала к себе драгоценную ношу. Им снова начали махать, улыбаться, пытаться заговорить. Кэт бросила взгляд на подругу и простонала:
- Надо куда-то спрятаться. Подожди!
Резко остановившись, Катриона открутила пробку от пластиковой двухлитровой и потому довольно тяжелой тары, и отпила залпом с таким удовольствием, что у нее чуть не треснули щеки.
- Ой, хорошо! - улыбалась и тяжело дышала она, - Думала умру - так хотелось пить.

Отредактировано Katriona Stewart (2017-07-25 20:29:23)

+4

44

Торговые ряды

Эх, не знала эта девица, что творила Джорджина Ливнгстон, будучи в ее возрасте. Это сейчас она была матриархом огромного разветвленого клана и неоспоримым тираном половины острова. А до замужества славилась своим взбалмошным характером и ветреным поведением. Поэтому, что бы не говорили об этой рыжеловолсой немке, Джорджину ничем невозможно удивить.
- Я вижу тебя насквозь, девочка, - предупредила миссис Ливингстон, так и не вынув трубку изо рта, характерно щурясь при этом, смотрела на немку, - Стащила чего, да?
Интонация голоса лишь немного изменилась, теперь Джорджина не улыбалась и говорила строже. Но зато рядом стоящие люди уже начали обращать внимание и на нее (что было совсем не трудно), и на немку поблизости. Невестки Джорджины даже стали перешептываться друг с другом. Никакого рукоприкладства миссис Ливингстон учинять сама не собиралась, хотя хватка у нее железная. И максимум, что она могла сделать – овтесить подзатыльник кому-нибудь из сыновей. Старшие в детстве еще и ремнем по задницам могли получить, несмотря на известное мнение, что сыновей она любила больше дочек. Но девочек Джорджина никогда не била, даже если кто-то из них совершал действиетльно серьезные проступки. С другой стороны, Джорджина имела такой авторитет, что могла просто серьезно посмотреть на виновника, и тот уже чувствовал себя крайне паршиво и боялся поднять взгляд. Что ж, воспитание детей дает большой опыт в жизни. Уже после троих можно подумать, что способен справиться с вражеской армией в одиночку. А после тринадцати…[nick]Georgina Livingstone[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/2eO6X.jpg[/icon][info]<br><hr>61 год, домохозяйка<hr>[/info]

+2

45

Навес на площади, где продают эль и другие напитки

Прошла ровно неделя с момента, как Джесси прооперировали. Тот должен был еще находиться в больнице, поэтому на празднике Кросс был почти в одиночестве. Вчера он клятвенно пообещал Джесси забежать к нему ближе к вечеру, когда все самое интересное подойдет к концу, и празднование больше будет напоминать собрание анонимных алкоголиков, которые решили подзабить на свои обещания. К тому же доктору Тейлору могла понадобиться помощь в больнице. В такие дни люди очень любили попадать в различные неприятности, и будет крайне странно, если на этот раз все пройдет тихо и мирно.
Утром Уолтер забежал к маме, которая готовилась «выйти в свет» со своими подругами, и даже дождь не мог этому помешать.
«Помнишь, как твой отец водил всех нас смотреть на соревнования? - вспоминала миссис Кросс, - Вы с Джесси заставляли меня поволноваться, пока бегали кругами туда-сюда».
Теперь Уолтер шел по площади, уже отведав вкусного пирога и залив его восхитительным сидром. Собственно, это больше всего привлекало его в праздниках подобного рода – отличная еда, которую не часто приходилось делать дома. Мама, конечно, баловала иногда названных братьев пирогами, но ни один, ни второй с готовкой не дружили. У Уолтера и яичница на сковороде могла превратиться в угольки, не говоря уже о беконе.
Но тут Уолтер углядел среди других гостей праздника высокую фигуру. Было бы глупо думать, что после стольких лет знакомства, длиной всю жизнь, он мог не узнать его.
- Джесси! Я тебя вижу, наглая ты морда! – провозгласил Уолт, указывая туда, где только что находился друг, и поспешил в его сторону. Чертов засранец должен был находиться в больнице, а не разгуливать по городу. Мужчина, который явно пытался скрыться от доктора Кросса, исчез рядом с какой-то палаткой, куда следом и пошел Уолтер.
[icon]http://se.uploads.ru/1PQyI.jpg[/icon]

+3

46

Торговые ряды, опустевшие прилавки.

Успев все же набрать в легкие побольше воздуха перед нападением, Патрисия хекнула Катрионе в ухо и хрустнула ребрами в ее объятиях. Или это все же был зонт, как и она попавший в мощный захват маленькой, но очень сильной женщины? Так или иначе, обошлось без жертв.
- Раздавишь, - мученически прохрипела Триш, все равно улыбаясь глупой улыбкой, пока на них поглядывали мужики в килтах, явно довольные успешной состыковкой таких разных, но таких симпатичных дам. Если честно, женщина была готова к тому, что Кэт затянет ее в этот бешеный водоворот из танцующих людей, и была даже не проч немного развеяться таким нехитрым образом, но подруга потянула ее прочь с танцплощадки и не куда-нибудь, а прямиком к навесу, где толпился умирающий от жажды народ. Очередь была громадная. Триш зависла в самом ее конце, пока Катриона, как маленький боевой катер, пробиралась к своей цели, играючи обходя все преграды и заторы. Можно было не сомневаться в том, что уж эта миссия не провалится ни в коем случае.
- Девочки развлекаются? - посмеиваясь, поинтересовался один из стоящих в очереди бородачей. - А, мисс Уилсон?
Только услышав свое имя, Триш обратила на мужчину внимание и немного растерянно улыбнулась, неожиданно для самой себя опознав в нем одного из своих соседей. Пекарь по профессии и по призванию и, наверное, самый неприметный из всех, кто жил на их улице, сейчас мистер Хилл был до умопомрачения хорош в национальном костюме с беретом и яркими гольфами. Он как будто даже помолодел и выглядел весьма и весьма привлекательно.
- Девочкам нужно развлекаться, - отозвалась Триш с игривой улыбкой и, подхватив подоспевшую Катриону, увлекла ее за собой. Спрятаться, да, им нужно было спрятаться, но попробуй сделай это, когда вокруг столько народу. Они остановились у самого края палатки, прямо перед завесой серебристого дождя, и пока Кэт утоляла жажду, хлебая эль прямо из бутылки, Триш умыкнула со столика с одноразовой посудой и салфетками пару больших пластиковых стаканов.
- Пошли во-он туда, - она махнула рукой на один из небольших навесов, что рядами стояли по периметру площади. Примыкающие к торговым рядам, они, судя по всему, уже давно опустели. Только несколько лопнувших воздушных шариков, что поблескивали яркими цветным плевочками на асфальте перед ними, выдавали их предназначение. Шарики закончились - разошлись по рукам, разлетелись или просто лопнули - а навес остался. Туда Триш и повела Катриону, прикрывая их обеих от дождя зонтиком.
Посмеиваясь и повизгивая, когда холодные дождевые капли все же попадали за шиворот, они добрались до своего укрытий и Патрисия тут же заскочила на прилавок, усаживаясь на него как на высокий подоконник.
- Наливай, а то я тоже пить хочу, - она подставила стаканы и оглядела оставшийся за стеной дождя праздник. Даже музыка и та долетала до этого уголка с трудом, но зато от палатки с напитками громкие возгласы долетали исправно. - Ты там Макрея не видела? Он вообще здесь, не знаешь?
Начала издалека, называется. Триш пригубила эль, жмурясь от приятного, чуть медового привкуса, и посмотрела на Катриону. От нее так и пышело жаром и нескончаемой живой энергией. Про таких говорят, кровь с молоком, а в данном случае еще и с шоколадом.

Отредактировано Patricia Wilson (2017-07-27 17:01:53)

+3

47

Навес на площади, где продают эль и другие напитки

Начать нужно было с того, что Джесси был яро против его нахождения в больнице уже после четвертого-пятого дня. Живот уже давно не болел, аккуратный шов чесался, выказывая всем своим видом, что заживает полным ходом. К чему эти скучнейшие больничные вечера? Он ровно также мог посидеть и дома, где имел возможность в любое время сходить к холодильнику, нормально помыться, разгуливать в одних трусах, читать любые книги и прочее, и прочее.
Уолтер же настаивал на том, чтобы он оставался под присмотром медицинского персонала еще неделю, пока швы не снимет. «Но ты ведь мой врач!», - возражал Джесси, глядя на друга щенячьими глазками, - «Ты можешь курировать меня и дома. Просто переедешь ко мне на недельку, отлично проведем время, ну же». Но Уолтер включил доктора Кросса, и уговаривать последнее было делом абсолютно бесполезным, в чем Джесси убедился уже давно.
Сегодня же и вовсе было тошно. Маленький остров праздновал День Независимости. Все, кому было не лень, были в центре: пили, ели, танцевали и веселились. А Джесси лежал в своей одинокой палате, глядя в телевизор, от которого его уже тошнило. Уолтер, конечно, тоже был там, подлец, хотя и пообещал посетить друга вечером. Только до вечера нужно было еще дожить! В обед к Джесси заглянул Гарри, его молодой интерн, который сегодня работал в паре с другим реаниматологом до восьми вечера.
- Что, упырь, сегодня мы собратья по несчастью? – невесело усмехнулся Джесси, хотя визит живого (или почти живого – по этому не разберешь со стопроцентной уверенностью) человека его несомненно порадовал. Впрочем, оказалось, что Гарри особенно-то и не хотел идти на праздник. Он не был любителем шумных вечеринок, толпы людей и прочего, что заставляло Джесси широко улыбаться. Картер этого никак не понимал. Он ценил одиночество, как и все люди порой, но нужно же было иногда и проводить время в обществе.
Они еще немного поболтали, и Гарри ушел на свой «пост». И спустя полчаса Джесси не выдержал. Ему ведь уже можно было гулять по больнице и дворику, так ничего же не случится, если он доедет до праздника и немного погуляет там. Обратно снова на машине, и никто ничего не заметит. Приняв данное решение за пару секунд, Джесси переоделся в джинсы и майку, и аккуратно пошел на выход. Надо ли говорить, что даже те, кто заметил крадущегося реаниматолога, не смогли его остановить?
Еще через какое-то время Джесси был в толпе, улыбаясь и наслаждаясь долгожданной свободой. Он неторопливо ходил, все еще чувствуя позорную слабость, не смотря на то, что времени с операции прошло предостаточно. Наверное, он просто все себе отлежал – решил Джесси, и продолжал гулять до тех пор, пока сзади не раздался до боли знакомый голос, который мужчина не перепутал бы ни с кем. Так звучал его персональный похоронный марш.
- Ой-ой, - пробормотал под нос Джесси и, не оборачиваясь, направился к какому-то навесу, где продавали всякие вкусные штуки. И вот незадача, у одной из опор стояла, будто бы скучая, доктор Келли. Они как будто сговорились совершить на него облаву! Быстро прикинув в голове, Джесси сделал выбор в пользу Айрис, она его и так порой считала совершенным идиотом, так что мнение не изменится. Максимум махнет рукой и глаза закатит, мол, этого я от тебя и ожидала. А вот разъяренный доктор Кросс – дело куда посерьезнее.
- Мисс, вы обязаны меня спасти от маньяка. Я не хочу помирать бесславно таким молодым, - обратился он к незнакомой юной девушке в клетчатой, по традиции, юбке. Договорить он немного не успел, Уолтер, будучи абсолютно здоровым, настиг его слишком быстро, поэтому Джесси был вынужден мягко обхватить красотку за плечи и выставить ее перед собой как живой щит. Защита, конечно, получилась так себе – незнакомка едва доставала его плеча макушкой, но попытаться стоило.
- Счастье мое ненаглядное, какая неожиданная встреча, совсем не заметил тебя, - беззаботно воскликнул Джесси, нагло улыбаясь, глядя на недовольное лицо товарища. Кажется, Уолтер был совсем не в восторге...

+2

48

Навес на площади, где продают эль и другие напитки

- МакАлистер, ты меня заикой сделать хочешь? – Келли проводила грустным взглядом разлившийся напиток. К счастью, кое-что в кружке все же уцелело, иначе бы Айрис от столь экспрессивного поведения Джо была бы категорически не в восторге. А так ничего, обошлось, и Айрис в свою очередь выпачкала щеку Джоанны нежно-розовой помадой, столь любовно нанесенной Майте. Майте обожала косметику, умело ей пользовалась и всегда была готова прийти на помощь ближним и дальним своим в деле наведения неземной красоты. Да и наряды Майте всегда выбирала со вкусом и к месту. Вот и сейчас стараниями младшей сестры на Келли было нежное летнее платье с цветочным принтом, подобранные в тон браслет и серьги, изящные туфельки на невысокой платформе. От каблуков Айрис нынче категорически отказалась, поскольку ноги не казенные.
- Костюм хорош, и тебе идет, а коллеги…да что коллеги, пусть говорят, все они…. - пожала плечами Келли. Все-таки люди-то везде одинаковы, будь то больница или полицейский участок, всегда найдутся любители перемыть кости за чужой счет. Насчет же танцев Айрис предпочла промолчать, поскольку танцевать ей не хотелось вообще.  Джоуи, заметив Джоанну, помахал обеим девушкам рукой, приветствуя, и вновь вернулся к прерванному разговору.
Но не успела Айрис закончить предложение, как подобно чертику из табакерки откуда-то нарисовался Джесси. Вместо того, что бы лежать себе на больничной койке, лопать бульон с сухариками и наслаждаться просмотром сериалов, коллега, не взирая на возможные осложнения, явился на праздник.
А как известно, где один – там будет и второй, поэтому Келли быстренько пробежалась глазами по толпе. Да, так и есть. И сейчас вместо спокойного отдыха начнется черт знает что.
- Джо, знаешь, я хочу купить у миссис Ливингстоун пару пряников. Обещала Барби принести вкусненького с праздника. Доктор Кросс, - мило улыбнувшись и кивнув на прощанье Джесси, Келли подхватила под локоток Джо, и, делая вид что никуда она на самом деле не торопиться, двинулась через толпу. Недопитая-недоразлитая кружка эля осталась ждать своего часа на пустом ящике, служившим импровизированным столиком.
Правда, Айрис сильно сомневалась, что там что-то да останется к ее возвращению, но деньги у нее были, так что это не самая большая проблема в жизни. Собственное душевное спокойствие важнее, а слушать очередные выясняловки кто кому чего дает у этой сладкой парочки, у Келли не было ни малейшего желания.

+2

49

Они так и смотрели друг на друга – умудрённая годами мать огромного семейства и словно неспособная повзрослеть, но, вроде бы, и неглупая девушка, внутренне убеждённая, что у неё-то детей не будет никогда. Словно зеркальные отражения друг друга. Украденный пирог жёг немке руки, но она гордо стояла перед шотландкой, не отводя от её ставшего суровым лица усталого взгляда зелёных глаз.
Психологический поединок затягивался. На стороне шотландки были возраст и авторитет в маленьком городке, на стороне немки – убеждённость в собственном превосходстве над окружающими, по сути своей являвшаяся всего лишь маской так и не научившейся выстраивать отношения с людьми девчонки, призванной хоть как-то оправдать её перед самой собой, и тот факт, что этот самый маленький городок её так и не принял, а потому она не чувствовала того единства, что в этот день, как никогда, пронизывало всех и каждого, и почти не ощущала того давления, какое мог оказать на любого коренного солуэйца строгий взгляд Джорджины Ливингстон.
Открытое обвинение в воровстве, хоть и заставило девушку ещё сильнее занервничать, напомнило ей о недавнем разговоре со старым капитаном. Кто она для всех? Терминатор в юбке? Воплощение всех нехороших стереотипов о байкерах? На бледном лице заиграла нехорошая ухмылка.
– Стащила, – осклабилась Ундина, демонстрируя сильно развитые клыки, делавшие её улыбку волчьей. – Кружку эля со стола, когда на нём станцевала. Сказать должна, эль в сравнении с настоящим пивом – пойло отвратное. Не помешало бы его чем-нибудь закусить! – она с вызовом посмотрела на Джорджину, хорохорясь изо всех сил.

+4

50

Торговые ряды, опустевшие прилавки.

Кэт нравилось бежать под дождем, хихикая, как школьница, обходя по кругу танцующих, и при этом держаться за руки с Триш. Замазав свои шрамы под праздничной пудрой, город забыл о переживаниях и проблемах, а люди, отдыхающие на площади, будто преобразились. Не было всех этих долгих, бесконечно долгих лет. Девчонки снова учились в школе, болтали о ерунде и, как дети, умели быть счастливыми просто так, без какого-то повода, радуясь даже накрапывающему дождю, любой мелочи. Старики и старухи прятали дряхлость и седину под костюмами и беретами, изменившись до неузнаваемости, женщины блистали простенькими, но яркими украшениями. Кто-то пил для храбрости, кто-то за компанию. Давным давно Солуэй уже не был таким, простым и радушным, как в этот день. Сияющие улицы пели хоралы в ее голове, глаза блестели, повсюду слышался смех. И в тоже время хотелось спрятаться ото всех, чтобы остаться с Триш наедине, отойти на шаг в сторону и взглянуть на все происходящее как бы со стороны.
Катриона тут же поставила большую бутылку, открутила пробку и, победно сверкнув белоснежной, заговорщицкой улыбкой, принялась наполнять пластиковые стаканы до самых краев, то и дело позыркивая на разрумянившуюся подругу. Ей нравилась Триш такой. Девчонкой, а не почтенной матроной, за плечами которой семья и заботы. В ней всегда сохранялась эта маленькая искра, но когда у одного семья появляется, а второму можно только догадываться каково это, рано или поздно люди оказываются по разные стороны баррикад, не совсем понимая друг друга.
- Неа, - мотнула Кэт головой, - Не видела с самого утра. Но я полагаю, что он был очень занят, пополняя бочки с пивом. Да прольется сегодя из его бочонков море пива! Давай, - протянула она стакан женщине, - За нас и Scotland forever! - произнесла она традиционный шотландский тост, прежде чем пригубить эля.
- Было бы здорово как-то собраться всем вместе, не находишь? Ну, - тут же поправилась, - Не совсем всем, но своим основным составом, - единственного, кого Кэт видеть здесь не хотела совершенно точно - это Гордона.
- Все так изменились, - улыбка получилась немного рассеянная, а эль был довольно вкусным. Кэт, не планируя останавливаться, отпила еще и закатила глаза в блаженстве. Это помогло вновь отрешиться от неприятных воспоминаний.
- А что? Будет все почти как раньше, - хихикнула она, озорно поглядывая на Триш, - Ты помнишь когда мы поцеловались с Келли у всех на виду, чтобы подразнить наших? Эти глаза я никогда не забуду! Теперь наших мальчиков, наверное, такими вещами не удивишь.
И воспоминания нахлынули на нее. Омрачало только одно: никогда невозможно было отделись их от воспоминаний о Горце. Так или иначе, но образ его неизбежно маячил рядом. Кажется, что он был всегда и с самого начала всего. И без него ничего бы этого не было. Сегодня же думать о нем Кэт не собиралась. Ни сегодня, ни завтра. Кривой улыбкой она лихо замаскировала едва наметившуюся печаль. Ее приближение она всегда узнавала заранее, поэтому разделаться с ней могла еще на подходе, профессионально и жестко.
- Вот тебе слабо сейчас вытворить что-то безумное? Например... - брови ее поползли вверх, - Напиться со мной? - и Кэт легонько толкнула Уилсон локотком в бок, - В кои то веки, Триш!

Отредактировано Katriona Stewart (2017-07-30 23:54:18)

+3

51

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Ты же знаешь, что я буду любить тебя любой? – со смехом спросила Джоанна в ответ на обвинения Айрис в том, что она хочет сделать её заикой. – Я всё компенсирую! – пообещала девушка, проследив за направлением взгляда подруги. И тут же принялась стирать со щеки след нежно-розовой помады, который мстительно оставила на её бледной коже Келли. Атмосфера всеобщего веселья продолжала кружить голову, пьянить покруче крепленого вина, хотелось смеяться и танцевать до упаду. И кружиться, схватившись за руки, как в детстве.
   - Такие коллеги, - закончила за Айрис фразу Джоанна и тут же весело расхохоталась, в порыве чувств обхватив подругу снова за плечи. Свободной рукой она, приподнявшись на носочки, помахала Джоуи Келли. – Пойдем я куплю тебе еще пива взамен пролитого? И рыбки копченой. И сладкого, - девушка разулыбалась так, что щеки заболели. Её так и подмывало легким ветерком сорваться с места и лететь, лететь, лететь.
   - О, заодно выполню план по задержанию опасных преступников, - рассмеялась Джоанна, вполне легко отреагировав на появление возле них с Айрис нового персонажа. К тому же он, кажется, был её знакомым. Мужчина вдруг ловко обхватил её руками за плечи и резко развернул, на манер щита выставляя между собой и предполагаемым маньяком. – Выглядит вроде бы не страшно? Вы уверены, что он хочет вашей кровушки? – обернувшись через плечо, поинтересовалась МакАлистер и снова рассмеялась. Она была пьяна без вина, и до удивительного беззаботно, словно босоногая девчушка отзывалась на всё. – Сэр, как страж правопорядка я бы попросила вас никого не убивать здесь! – скорчив строгую мордашку, серьезно сказала Джоанна. Но тут же, не удержав так и рвущийся из груди смех, снова расхохоталась.
   - Всё, что пожелаешь, радость моя, - бойко пропела девушка, послушно позволяя Айрис перехватить её острый локоток, и, придержав пышный подол своей юбки, утянулась куда-то в сторону. – Я тоже хочу пряник. И пива с рыбкой. Не балуйтесь тут без нас, господа! Никого не убивайте, иначе я вас потом найду! – через плечо крикнула МакАлистер. Настроение других, особенно близких, Джоанна всегда чувствовала неплохо. И сейчас она буквально кожей ощущала желание Келли уйти. Ловко вскинув вверх руку подруги, девушка прокрутилась под ней как в танце, оказалась впереди и потянула женщину за собой к лоткам.
   - Что-то было не так? – тихо спросила МакАлистер, когда они уже стояли у лотка с пряниками. – Кто были эти мужчины? Ты их знаешь? – тараторя без остановки, девушка любовалась покрытыми яркой глазурью пряниками. Себе она присмотрела симпатичного медвежонка. – О, а вот этот возьму Эвансу, - Джо прихватила с лотка покрытый глазурью пряничный мотоцикл.

+3

52

Навес на площади, где продают эль и другие напитки

«Чертов идиот», - пронеслось в голове доктора Кросса, когда Джесси предпринял попытку скрыться, лавируя между прохожими. Попытка была неудачной, учитывая его состояние и рост, он как минимум на голову был выше большинства, так что торчал как самый настоящий поплавок в водах. Большими размашистыми шагами Уолт быстро его настиг.
- Джесси! – только и успел крикнуть он, когда перед ним была выставлена мелкая девчушка, а рядом еще и оказалась доктор Келли. Можно было подумать, конечно, что она стала соучастницей этого преступного побега, но Айрис была совершенно не такая, и никогда не пошла бы на уговоры этого бандита, как бы мило он ей не улыбался. Значит, совпадение. Джесси – известный любитель влипать в неприятности, как всегда, выбрал самый «верный» маршрут.
- Что вы, мисс, - проговорил хирург, - Я никого здесь убивать не буду, у меня для этого специальное место выделено.
Он бросил взгляд на Айрис, несколько натянуто ей улыбнувшись в ответ на приветствие. Ну вот, теперь она подумает, что это Кросс приволок сюда это чудовище, в то время, как ему следовало поправляться.
Уолт посторонился, пропуская дам, которые тут же решили ретироваться, что для него, Кросса, было даже хорошо, потому как оставшись один на один с Джесси, он мог хотя бы попытаться втолковать ему, как тот неправ.
- Ты скотина, Джесси, - констатировал факт Уолтер, выдав другу хороший подзатыльник, - Ты что здесь делаешь? Мне тебя под конвоем обратно в больницу доставить? Сколько ты уже тут ходишь? Ты же прекрасно знаешь, что следует делать после операции!
Постепенно его тон становился Тем Самым, которым говорил только доктор Кросс. Тот Самый доктор Кросс, который всегда был серьезным, занудным, строгим и пугающим до мурашек. Понятное дело, Джесси так уже привык к нему, что нисколько не пугался, даже наоборот. Казалось, ему нравилось наблюдать за ним.
- Еще и нажрался, наверное, чего-нибудь!
Специальную диету Джесси со всем воодушевлением поддерживала мама. Она приносила ему в больницу свеженькие, только приготовленные обеды и была готова со всей серьезностью кормить с ложечки своего второго сорокалетнего сына. [icon]http://se.uploads.ru/1PQyI.jpg[/icon]

Отредактировано Walter Cross (2017-09-01 21:05:36)

+5

53

Девчонка была сплошным очарованием – яркая, бойкая, с широченной улыбкой до ушей; Джесси изрядно удивился, когда оказалось, что он держит в своих руках представителя закона. Вероятно, это замешательство и позволило Айрис ловко выдернуть красотку из рук мужчины и увести с явным недовольством на лице.
- Я все еще доктор Картер, - только и успел проговорить вслед Джесси, слегка возмущенный тем, что его имени даже не произнесли. Впрочем, имя было произнесено. Правда, другим тоном, мужским голосом, а еще в комплекте с этим шел тяжелый подзатыльник.
- Ауч! – еще более возмущенно отозвался Джесси, недовольно переводя взгляд на друга, таки настигшего его со зловещим выражением лица, - Я все маме расскажу, так и знай, - проговорил он, недовольно потирая затылок, и снова посмотрел туда, куда ушла сказочная девушка в клетчатой юбке, уводимая злой мач… ой, доктором Келли, конечно.
- Ты посмотри, какая девчонка была у меня в руках! Ты взял и все испортил, - Джесси вздохнул и покачал головой. Его действительно не пугал властный доктор Кросс, проснувшийся в душе Уолтера. Он за этим доктором наблюдал со времен института, так что ничем новым он удивить реаниматолога не мог.
- Не кричи на меня, - продолжал возмущаться в ответ Картер, - Гуляю я здесь. Ровно так же, как по больничной территории – медленно и печально. Я только что приехал, на такси, между прочим, - уточнил он, подняв палец вверх, отмечая этот немаловажный факт, - И ничего я не жрал. Я что, маленький что ли? Соблюдаю я твою диету. И правила все соблюдаю. Погуляю положенные полчасика и уеду обратно на машине. Между прочим, здесь я под присмотром квалифицированного хирурга, ага!
Джесси многозначительно посмотрел на друга и даже ткнул в него пальцем для убедительности. По дворику больницы он гулял в одиночестве, как психопат какой-то, разве что без пластикового браслета на запястье. Это было так… унизительно! Так что сдаваться так просто Джесси не собирался. Он не видел ничего плохого, если он аккуратно походит вокруг, да около, а потом вернется к своим надоевшим до тошноты четырем стенам одиночной палаты.
- Уолти, выключи своего мерзкого зануду, - наконец, протянул Джесси, причем довольно искренне, - Все на празднике, а мне что, в телевизор смотреть? Я его дома не включал уже лет с тринадцати, когда перестали показывать «Зену – королеву воинов». Ты же не можешь меня ненавидеть настолько, чтобы не позволить провести здесь чертовых тридцать минут!
Джесси казалось, что его друг должен понимать то, что запирать дичайшего экстраверта в одиночестве в то время, когда большая часть города веселится и ликует – было сродни самой страшной средневековой пытке. Да и бесполезно… все равно улизнет, как ты не старайся. Хотя сейчас, немного думая о своем «везении», Джесси думал, что Уолтер это знал и заранее продумал. С доктора Кросса станется предупредить местный таксопарк о том, чтобы одного пациента клиники следовало вести прямо к нему. Иначе такое удивительное совпадение объяснить было невозможно, кроме как признать себя редким счастливчиком.
- Ты можешь ходить рядом и, ворча, следить за моим поведением. Я буду только рад, - закончил свою пылкую речь Джесси и даже очаровательно улыбнулся Уолтеру, хотя, конечно, на того эти улыбочки уж точно не действовали ровно так же, как и на Картера этот строгий тон.

+4

54

Торговые ряды, неподалеку от лотка миссис Ливингстоун

- Еще бы мне их не знать, - тяжело вздохнула Айрис, перебирая пряники в поисках такого, который бы однозначно понравился Барби. С этим всегда были некоторые сложности, поскольку синдром Аспергера накладывает свой отпечаток на личность, и приходилось твердо помнить, что не должно быть желтой глазури снаружи, яблочного повидла внутри, а форма пряника не должна быть даже приближенно антропоморфной, иначе Барби в лучшем случае откажется это есть, а в худшем – испугается.
Правда, в семье Келли еда не пропадала, двойняшки сметали все подчистую, как и положено растущим организмам, да и тяжело работающие мужчины от них не отставали, иначе откуда возьмутся силы? Но порадовать-то в первую очередь хотелось именно ту, для которой большая часть обычных радостей не доступна.
- Тот, что за тебя прятался – это доктор Картер, Джесси Картер, которому на днях вырезали аппендицит, - Айрис, не найдя ничего подходящего, под руку с Джоанной прошла вдоль рядов. Остановилась возле лотка, где торговали заколками для волос, сделанными в технике канзаши, полюбовалась, выбирая.
- А второй – это доктор Уолтер Кросс, хирург, который, собственно, и оперировал Джесси. Они лучшие друзья, оба на данный момент не женаты, и так что бы явно – ни с кем не встречаются. Джесси вообще парень неплохой, но от его шуточек порядком устаешь. А я не в том настроении, что бы радоваться много раз виденной клоунаде на тему, как они с Уолти любят друг друга, - довольно похоже передразнила Джесси Айрис. Вообще об этих двоих в больнице ходили самые разные слухи, в том числе и нашлись те, кто подозревал в них, по корректному определению Эбби, поклонников «Горбатой горы», но Айрис свечку не держала, поэтому поднимать эту тему не стала. Вместо этого, подумав, Келли прибавила:
- А знаешь, доктор Кросс довольно милый. И если бы не поведение его друга, я бы, пожалуй, с ним потанцевала разок-другой.
Тем временем они добрались до лотка миссис Ливингстоун, где хлопотала одна из невесток матриарха и обнаружились нужные лакомства. А кроме лакомств – уже знакомая им обеим рыжеволосая особа, которая явно снова что-то натворила.
- Джо, смотри, кто там, - Айрис легонько развернула подругу в нужном направлении, кивком указывая на Ундину.  Судя по выражению лица немки и миссис Ливингстоун, у них был какой-то весьма напряженный разговор.

+4

55

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Дорогая моя, ты так тяжело вздохнула, словно эти два великовозрастных оболтуса уже почти проели плешь на твоей хорошенькой головке, - Джоанна снова расхохоталась, ей отчего-то до ужаса понравилось собственное сравнение. Да и вообще смешинка в рот попала, как иногда говорят. МакАлистер подхватила Айрис под локоток, уверенно дрейфуя с ней на буксире сквозь собравшуюся в честь праздника толпу. – Взрослые детки что ли? – сделала вывод из услышанного девушка, легкомысленно оглядываясь по сторонам. И это снова вызвало у нее беззаботный смешок. – Так надо было пристроить куда-нибудь его друга и хватать, чего ж ты растерялась? – Джоанна хихикнула и ловко увернулась от столкновения с каким-то средних лет мужичков, груженым аж тремя кружками пива. – На самом деле, к таким людям просто привычка нужна, по-моему. Их много, громко и иногда утомительно. Меня Эванс сначала тоже невероятно раздражал вместе с его дурацкими шуточками. Мы и сейчас иногда ругаемся так, что стекла только чудом не вылетают. Но на самом деле, я очень рада, что именно он достался мне в напарники, - МакАлистер поправила берет, в очередной раз слишком сильно сползший набок, и легкомысленно пожала плечами. – В общем, я очень надеюсь, что ты в итоге привыкнешь к этим ребятам. Ну или что-нибудь еще придумаешь, чтобы они не портили тебе настроение.
   - Ой, смотри какие штуки! – восхищенно воскликнула Джоанна, потянув Айрис за руку и резко сменив курс. Теперь она буксировала подругу в направлении небольшого лоточка, заваленного какими-то невероятно красивыми безделушками. На столике с небольшими бортиками в плетеных корзиночках кучей были свалены какие-то смешные зверушки, заколки, кольца и ещё разные красивые вещицы, все выполненные в единой технике канзаши. Карие глазища МакАлистер при виде всего этого богатства восхищенно засверкали. Достигнув цели, она сразу зарылась в разбирание этого великолепия. – Как думаешь, подойдет мне? – девушка выцепила из общей россыпи какую-то невероятно причудливую и красочную заколку и приложила её к волосам, показывая Айрис.
   В общем, до нужного лотка девушки добрались не сразу. Лакомства пахли просто изумительно – свежей выпечкой с едва уловимыми нотками меда.
   - Кто? – растерянно поинтересовалась Джоанна, послушно позволяя себя развернуть. – Вот же бедовая! – негодующе покачала головой девушка, заметив знакомую рыжую макушку. Судя по выражению лица миссис Ливингстоун, у немки нарисовывались проблемы. – Подойдет посмотреть, что там? Или сделаем вид, что мимо пробегали?

+3

56

Торговые ряды, опустевшие прилавки.

Странное дело, но стало как-то спокойнее. Как если бы она пришла на прием к дантисту и внезапно выяснила, что у него выходной, пес заболел или умерла двоюродная тетушка, та, которая любимая. Одним словом, прием откладывается на неопределенный срок и можно на время об этом забыть. Но попробуй тут забудь, если зубы болят. Мысленно Патрисия усмехнулась. Ассоциировать людей с недомоганиями ей как-то прежде не приходило в голову, но, если подумать, Макрей всегда был той еще заразой. Но его здесь не было и, возможно, сегодня уже не будет, а значит она зря пришла. Или не зря.
Выпив содержимое своего стакана почти залпом, Триш выдохнула и, тихо рассмеявшись, подставила его под горлышко бутылки, чтобы Катриона налила ей еще. Веселье этой женщины было таким заразным, что не поддаться ему было уже не то что сложно, а почти невозможно. Подобно запаху выпечки, оно распространялось вокруг, цепляя за нос всех, кто попадался на пути, пропитывало одежду и волосы, оставляя напоминание о себе на дни вперед, и неизменно пробуждало аппетит. Рядом с ней было хорошо, так хорошо, что Триш была рада, что, судя по всему, до Кэт последние новости еще не дошли, а значит она не будет ее осуждать. Именно осуждения Триш и боялась.
- Я уже и не помню, когда мы в последний раз собирались все вместе, - откинувшись немного назад, Патрисия уперлась свободной рукой в стол за своей спиной и устремила немного рассеянный взгляд сквозь пелену дождя, на веселящихся под большим навесом людей. - Всегда кого-то не хватало. Может быть попозже получится всех собрать, когда все эти праздники пройдут...
Потом наверняка найдется еще какая-нибудь причина отложить встречу выпускников, а потом еще одна и еще. Кто-нибудь все равно не придет. Не сможет или просто не захочет. Триш и сама нашла бы не одну причину для того, чтобы пропустить подобный вечер и не встречаться с некоторыми людьми. Она всегда была трусихой. Даже сейчас, когда Стюарт вдруг заговорила про безумства, Патрисия первым делом запаниковала и затравленно глянула на подругу, ожидая продолжения и заранее обдумывая все возможные пути отхода. Зная Катриону, можно было не сомневаться, что безумство будет по-настоящему безумным, но все оказалось не так страшно. Триш даже рассмеялась от неожиданности и частично от облегчения.
- А разве мы уже не начали? - она кивнула на бутылку с элем, в которой уже заметно поубавилось содержимого, и взвесила в руке только что наполненный стакан. - Это только разогрев. Подожди, вот дойду до нужной кондиции и сама потащу тебя танцевать. Только, боюсь, что моя доза значительно ниже твоей. Надеюсь, ты готова к тому, что тебе скорее всего придется тащить меня домой?
Стоило только представить эту картину, как Триш разобрал смех. А ведь раньше фантазии подобного рода вызывали у нее жгучий стыд и почти суеверный страх, граничивший с ужасом. Потому что та послушная домашняя девочка, которой она была, та Триш Уилсон, которую в школе ставили в пример и всячески хвалили, просто не могла взять и напиться, а потом заявиться в таком состоянии домой и расстроить тем самым своих родителей. Теперь расстраивать было некого. Дома ее никто не ждал, а о том, что о ней подумают соседи, Триш не думала.

Отредактировано Patricia Wilson (2017-08-28 16:15:33)

+5

57

Навес на площади, где продают эль и другие напитки
[icon]http://se.uploads.ru/1PQyI.jpg[/icon]
Прищурившись, Уолтер сверлил взглядом своего непутевого друга. Этот засранец ему еще и угрожать пытался, да и кем – мамой! Уж она-то Уолтера точно поддержит, так как и сама чертовски переживает за этого оболтуса. Только вот все шишки все равно падут на голову Кросса, якобы, не углядел он за братом.
- Так и знал, что тебя надо пристегнуть к кровати ремнями, - заворчал Уолт, хотя в душе, конечно, прекрасно понимал, какого было неугомонному Джесси сидеть в четырех стенах больничной палаты, когда весь город гулял на празднике, обжирался вкусностями и запивал все это пивом, элем и сидром. В нем даже с утра играло чувство справедливости, и Джесси было немного жаль, что больничный период выпал на такой неподходящий день. Но теперь-то, увидев, как Джесси предпринял попытку скрыться, Уолт нисколько его не жалел и даже передумал прикупить сувенирчиков. Да и Уолтер при подходящих обстоятельствах был тем еще ворчуном.
- Ага, от которого ты пытался сбежать! – не отступал Кросс, ответно ткнув пальцем в своего пациента.
Со стороны эта парочка вполне могла напоминать супругов, которые уже так давно вместе, что одновременно и привыкли к выходкам другого, и надоели до зубного скрежета. Не исключено, что некоторые таковыми и считали Кросса и Картера.
- Зену мы смотрели в универе… - Уолтер закатил глаза, по привычке поправив друга, который опять все перепутал, но Уолт-то прекрасно помнил, как они приходили с занятий и, даже не поев, усаживались перед телевизором, потому что вот-вот должен был начаться любимый сериал, - Двадцать минут! – заключил доктор Кросс, - Время на дорогу тоже учитывается.
Понятное дело, спускать глаз с Джесси Уолт теперь совсем не собирался. И даже если бы не хотел – пришлось. Эх, Уолтер так и думал, что нерадивый пациент выдаст что-нибудь эдакое, то и дело проверял телефон, если сеть и не ловила толком, то уж смс ему скинуть могла медсестра, нажаловавшись на Картера и его поведение. Но Уолт как-то не подумал, что медперсонал может вот так просто взять и упустить пациента. Прямо никакой безопасности! То есть, конечно, войти в больницу в неположенное время посторонние так просто не могли, а вот выйти тем, кому не полагалось, оказывается, легко.
- Да с тебя вообще глаз спускать нельзя! – посетовал Уолтер, - А виноватым, как всегда, я останусь. Вон, Айрис, наверное, подумала, что я тебя сюда приволок, - хирург посмотрел в сторону, куда доктор Келли повела свою подругу, пытаясь разглядеть их среди остальных гостей праздника. Неудобненько как-то вышло.

+4

58

Торговые ряды

Вокруг, словно невзначай, начали собираться люди. Они не то, чтобы пришли посмотреть, что происходит между миссис Ливингстон и скандальной девицей, а просто останавливались посмотреть, если им везло краем уха услышать разговор и заметить пристальный взгляд матриарха огромного семейства.
Но Джорджину никогда не смущало подобное внимание со стороны. Несмотря на то, что теперь женщина любила посплетничать, сплетни о себе частенько даже сама распускала, просто чтобы повеселиться.
- Станцевала, говоришь, - Джорджина хмыкнула, - Не похожа ты на ту, что будет отплясывать, а, - женщина ухмыльнулась.
Поведение девчонки, при котором она, словно подрастающий цыпленок, хохлилась и копала под собой землю, лишь убеждали Джорджину в том, что и на этот раз ее интуиция не обманывала. Вот только она не могла знать, что что-то было украдено именно у нее. Возможно, немка просто испугалась за то, что сделала чуть раньше.
Но расставил все точки над i зять Джорджины, схватив немку за руку, и вытащив ее вместе с зажатым пирогом, чтобы все окружающие увидели то, что девушка пыталась спрятать. Невестки, копошащиеся за прилавком, ахнули, как и кто-то из наблюдателей. А Джорджина только улыбнулась от этого, словно ничего и не случилось.
- Ну пусти ты ее, пусти, - проговорила она миролюбиво, - Ты глянь только на нее – кожа да кости. Пусть ест, коль жжется.   [nick]Georgina Livingstone[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/2eO6X.jpg[/icon][info]<br><hr>61 год, домохозяйка<hr>[/info]

+2

59

Торговые ряды, опустевшие прилавки.

- О, поверь! С тобой ничего не случится. Плохого, - тут же добавила она и рассмеялась, - Мы тебя пьяной не бросим на растерзание толпе. Да и что в нашем городке может случится? Земля пойдет трещинами и разверзнется скорее, чем здесь произойдет что-то нехорошее. Единственное, чего можно опасаться - это пересудов, но злые языки уже давно не жалят так сильно как раньше. Мне даже нравится давать им очередной повод. Не хочу превращаться в них. Ненавидеть всех и осуждать за любую ошибку. Бррр... - Стюарт поежилась.
- Мы сегодня уже давали повод? - она лихо подмигнула Триш и захохотала, - Я, например, уже целовалась. С таким молоденьким! - на лице ее расплылась озорная улыбка, а глаза хитро заблестели, - Но это все так, лирика. Советую наверстывать упущенное время, подруга. Жизнь - удивительно коварна и быстротечна. Потом будешь жалеть, что не нацеловалась.
Кэт несколько секунд мялась, увлеченно разглядывая жидкость в стаканчике и смакуя тонкий фруктовый привкус в сочетании с приятной солодовой горечью эля. Откуда-то издалека донеслись восторженные крики толпы и снова затихли. В торговой палатке, в которой разместились бывшие одноклассницы повисла уютная тишина, которую окружали лишь далекие звуки музыки и веселья, полностью не нарушая их уединения.   
- Под конец жизни выяснила, что, оказывается, предпочитаю целоваться с девочками, а не с мальчиками. Представляешь? - она бросила на Триш напряженный взгляд, будто ожидая, что та с криками сорвется с места и убежит. И тут же опустила глаза на свои руки, в которых держала стаканчик, - Просто не понимаю почему не замечала этого раньше. Может быть, не осталась бы тогда одна.
Рассеянный взгляд тонул в хмельных пузырьках янтаря, плескающегося в стакане, в пенной шапке, все еще не растаявшей до конца у пластиковых краев, как те волны, что вылизывали песчаный берег ночного пляжа, когда она в первый раз пошла на настоящее свидание с Джеем.
- День откровений?

Отредактировано Katriona Stewart (2017-09-08 21:54:45)

+5

60

Оскал Ундины стал ещё шире. Немка будто бы почти успокоилась, и по её позе нетрудно было догадаться, что она начинает чувствовать хозяйкой положения себя. Или она всего лишь пыталась показать себя таковой, прекрасно понимая, что всё равно оказалась в центре внимания и вряд ли сможет вырваться из него без потерь.
– У меня множество талантов, о которых вы и не подозреваете, фрау Ливингстон, – с самоуверенной улыбкой насмешливо произнесла девушка, чуть задирая нос, чтобы никто не мог усомниться в том, что она смотрит на свою оппонентку сверху вниз.
– Прямо дуэль двух ведьм, – донёсся вдруг из толпы тонкий голосок.
Почти тут же послышались чья-то тяжёлая поступь, негромкий удаляющийся топот, и возмущённый вопль Ундины, которая так сосредоточилась на Джорджине, что не заметила, как к ней кто-то подошёл, а потому не успела увернуться, когда чья-то рука крепко и больно сжала её предплечье.
– Отпустите меня! Сейчас же! – рявкнула девушка, оборачиваясь к нападавшему. Не будь её руки заняты, и он бы рисковал лишиться глаза. Впрочем, решающую роль сыграла отнюдь не мужская сила – немка, несмотря на тщедушный вид, вполне могла дать серьёзный отпор – а эффект внезапности, позволивший мужчине выкрутить ей руки прежде, чем она смогла оказать хоть какое-нибудь сопротивление.
Бледные щёки воровки мгновенно вспыхнули, но пальцы, крепко державшие украденный пирог, так и не разжались. Теперь немка была похожа на попавшую в капкан волчицу, затравленно озиравшуюся на окруживших её охотников. Ещё пара мгновений, и она бы набросилась на мёртвой хваткой сжавшего её запястье мужчину, наплевав на возможные последствия, но тот нехотя подчинился старухе Ливингстон, и разжал руку.
Первым порывом Ундины было швырнуть злополучный пирог на землю, растоптать его и убежать прочь с ярмарочной площади в свою каморку, перед этим плюнув опозорившей её женщине в лицо. И так бы она и сделала, если бы в последний момент не подумала, что именно этого от неё все и ждут, а потому, если она не хочет потерять лицо окончательно, ей придётся поступить по-другому. Выход подсказал не успокоившийся, даже несмотря на стресс, голод.
Немка гордо выпрямилась, бросила быстрый взгляд на толпу и вдруг впилась в злосчастный пирог зубами, да так, что из того сок брызнул. Однако она тут же опомнилась и заставила себя съесть добычу медленно, смакуя, словно карикатурная гурманка. Покончив со злополучным пирогом, девушка довольно облизнулась и обвела толпу торжествующим взглядом.
– И правда очень вкусно, – негромко произнесла она, отряхивая руки, и обернулась к Джорджине. – Большое спасибо, миссис Ливингстон.

+1


Вы здесь » North Solway » Сюжетные эпизоды » День Независимости Шотландии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC