В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Альтернатива » Кто сказал, что монстры выходят только в ночь на 31 октября?


Кто сказал, что монстры выходят только в ночь на 31 октября?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s2.uploads.ru/t/9nANd.jpg
Вы думаете, что чудовищ на улицах вы можете встретить только во время Хэллоуина? А вот и нет, бывает и так что бывает и так, по неизвестным причинам в хлам укуренный повар местного кафе-ресторана случайно перепутал ингредиенты и насыпал в пиццу вместо обычных грибов галлюцинигенные. И, такую пиццу заказала.. никто иная, как городская сумасшедшая Эвелина Паркс. У женщины и так хватает проблем с головой, а когда штырит волшебными грибочками - тут результат предсказать нельзя...

Местное кладбище Солуэя, Май 2016, пятница 13-ое

Evelina Parks, Eddie Glass, Joanna McAlister

Отредактировано Evelina Parks (2017-01-29 04:02:33)

+3

2

Говорится, что то, во что ты веришь, обычно с тобой и происходит. Поэтому приметы сбываются у тех людей, которые их блюдут. И, конечно же, в приметах часто упоминается несчастливое число тринадцать, особенно пятница с этой датой считается ну самым несчастливым днем.
Что ж, Эвелина Паркс как раз состояла в числе суеверных людей, которые ассоциировали злосчастное число со всеми неудачами.
Итак, весь день мисс Паркс старалась сосредоточить свое внимание, и не упустить неблагоприятных происшествий. По пути на работу в библиотеку, она смотрела по сторонам на дороге, чего в обычные дни никогда не делала, полностью погружаясь в себя, и практически не замечая окружающего мира.  Также, проходя под балконами, на всякий случай посматривала вверх – не падает ли случайно в этот момент, скажем, рояль.
Даже при выборе гардероба утром, она засомневалась, какую юбку надеть – черную или зеленую. Надела черную, чтобы не слишком выделятся. Белая блузка. Волосы собраны в почти расчесанный хвост на затылке. В таком виде пришла на работу и старалась ни с кем лишний раз не разговаривать – самый обычный книжный червь, работающий в библиотеке.
Рабочий день закончился, и можно было почти спокойно выдохнуть – никаких несчастий не произошло. Поэтому Эвелина решила после работы зайти в кафе-ресторанчик неподалеку от библиотеки, и заказать, как обычно делала периодичностью раз в месяц, половинку пиццы и бокал эля.
Кто же мог подумать, что у повара выдался тяжелый день – парень выкурил сразу два косяка перед работой и теперь туго соображал. Не удивительно, что он перепутал упаковку с обычными грибами с  галлюциногенными грибочками, которые купил сегодня утром у своего дилера, и держал в том же холодильнике. И в пицце мисс Паркс оказались совсем не шампиньоны…
Закончив трапезу, Эвелина пошла на кассу. Ища кошелек в видавшей виды сумочке, она нащупала колоду гадальных карт Таро и подумала, что в такой день, как сегодня нужно обязательно посетить старинное городское кладбище, и раскинуть там пару комбинаций. Расплатившись, она отправилась быстрым шагом к первой церкви Солуэя, за которой и находилось кладбище, выбранное Эвелиной для гадания.
Эль как-то сильно подействовал на женщину, не так, как обычно. От быстрой ходьбы ее щеки покраснели, а хвост на затылке стал очень тянуть кожу, и Эвелина сняв резинку, распустила волосы. Тяжело дыша, она добралась до знакомой могилы с потертой надписью «Мадлэн Паркс 1891-1939». Это была могила ее прабабушки, которую она никогда не знала, но слышала, что та слыла ведьмой.
Голова Эвелины раскалывалась и пульсировала, казалось, что она надувается, как воздушный шарик. Но женщина, прищурив покрасневшие глаза и серьезно настроившись на гадание, достала колоду засаленных от времени и частого использования карт, и уселась на могиле на колени, раскинув пятки в стороны.
- Мадлэн, Мадлэн… - женщина начала раскачиваться взад-вперед, раскладывая пасьянс. – Помоги узнать будет ли у Ричарда Гира любовная связь с Памелой Андерсон? – вытащив девять карт, и разложив их друг на друга, три по три, перед собой, Эвелина прохрипела. – Три высших аркана! Надо же… - она подняла взор и заметила, что уже начали спускаться сумерки. Поморгав несколько раз, эвелина встряхнула раскалывающейся головой – нет, не показалось. К ней явно приближалась фигура непонятных очертаний. – Эй! Стой! Кто ты? – то выпучивая глаза, как лягушка, то наоборот щурясь, спросила Паркс у пришельца, остановившегося в нескольких десятков метров от нее, а затем резко пустившегося галопом в направлении растерянной женщины. От неожиданности она пронзительно закричала, и закрыла лицо руками, сложенными крестом.

+4

3

Эдди был из тех людей, которые в приметы принципиально не верят, не потому, что категорически отрицают невозможность чего бы то ни было сверхъестественного, а потому что подсознательно убеждены, что именно наша собственная вера притягивает разные странности и заставляет случаться всяким неожиданностям. Ну вы видели хоть когда-нибудь, чтоб убежденный атеист повстречал ангела, а отличающийся трезвостью мышления скептик-рационалист был похищен инопланетянами? Да люди такого склада скорее решат, что выпили лишнего, или какую-нибудь еще теорию сочинят, не менее научно объясняющую увиденное. И обычно они никогда ничего эдакого не видят, и всякие странности с ними не случаются, зато всякие оккультисты, демонопоклонники и колдуны встречают привидений и бесов на каждом шагу! И тут может быть два логичных объяснения: или они все поголовно больны, или всякая нечисть является только тем, кто готов в нее поверить. Эдди знавал некоторых демонопоклонников и с удивлением убедился, что их вряд ли можно назвать сумасшедшими, а значит, остается второй вариант. Больше того, Эдди сам в душе был филолог, мечтатель и поэт, и не обладал должным уровнем скепсиса в крови, чтоб отрицать все, кроме самых очевидных вещей, таких как автобус, будильник и чек за покупку. Но при этом он не был и храбрецом, стремящимся завести близкое знакомство с потусторонними сущностями - что-то ему подсказывало, они могут быть крайне неприятными личностями. А потому самое лучшее, что он мог делать - это не верить во всякую ерунду и поменьше о ней думать.
Вот  потому-то пятница тринадцатого была для Эдди самым обычным днем, отличающимся от всех прочих только возможностью перепостить на фейсбуке черного котика и пошутить с учениками, что зря он не устроил им проверочную работу именно сегодня, ведь тогда у них была бы замечательная возможность свалить все ошибки на невезение "черного дня", а не на собственную леность и тупость. Просто леность и тупость, впрочем, Эдди вслух не сказал, потому что держался до крайности вежливо даже с самыми отпетыми разгильдяями. Так прошел день, а вечером Эдди, сгрузив дома тетрадки и прочий учительский хлам и наскоро перекусив, отправился на прогулку. Для чего еще нужна пятница, как не для того, чтоб дышать свежим воздухом по вечерам?
Не ожидая никакого подвоха, Эдди после пары часов беспорядочного, но очень приятного кружения по городу вырулил к церкви, с той самой стороны, где было кладбище, и подумал, что неплохо было бы зайти внутрь - просто чтоб посидеть в тишине и одиночестве, или переброситься с Господом Богом парой слов. Разумеется, побеседовать с Богом можно было в людом другом месте, да хоть в классе на перемене - но сама атмосфера церкви настраивала на нужный лад и помогала утихомирить сумятицу в мыслях. Именно для этого их и создают, так ведь?
Но до церкви Эдди не дошел. Обходя кладбище, он увидел вдруг через ограду какую-то фигуру, малоразличимую в сумерках. В этом не было бы ничего удивительного - подумаешь, пришел кто-то вечером посидеть на могиле усопшего родича - но женщина (Эдди все же умудрился разглядеть, что это была женщина) вела себя как-то странно. Сперва она смотрела пристально в его направлении, но будто бы не видя его, а разглядывая что-то другое. А потом вдруг закричала так неожиданно, что у Эдди сердце едва не выпрыгнуло из груди, тем более что он узнал вдруг ее по голосу: это была их библиотекарша Эвелина Паркс.
Шла бы речь о ком-то другом, Эдди, вероятно, предпочел бы убраться подальше, представив человеку самому решать свои странные проблемы. Но у Эвелины была своеобразная репутация, и Эдди был не очень уверен, что она в состоянии решить свои проблемы самостоятельно, какими бы они ни были. Полубезумная особа кричит чего-то на кладбище в сумерках? Разумеется, надо перелезть к ней и выяснить, почему!
- Эй, что-то случилось? Я могу вам чем-то помочь? - конечно же, она должна была его узнать, если только не совсем... как бы это помягче выразиться? - ушла в себя, так скажем.
Эдди шустро перебрался через ограду и пошел прямо к женщине, стараясь двигаться неторопливо, чтоб не напугать ее еще больше - а то мало ли, кинется еще и на него. Он вплотную подошел к одной из могильных плит и хотел обогнуть ее, но, повинуясь какому-то безотчетному чувству, встал как вкопанный прямо за гранитным крестом. Холодный ночной ветер погладил его по щеке и взъерошил волосы, а затем утих.
Эдди охватила безотчетная тревога, какая только может напасть на человека в сумерках на кладбище.

Если бы он мог видеть то, что видела Эвелина, он напугался бы еще больше и решил бы, что тоже сходит с ума. Сам того не зная, он остановился в полуметре от страннейшего существа, недоступного взору простых смертных: взрослых, разумных и трезвых. На фоне лилового закатного неба выделялись, выдавая чуждость человеческому роду, витые ребристые рога, огромные, каких не встретишь у домашних баранов. Рога вырастали из высокого и узкого лба; черты лица, почти человеческого, трудно было разглядеть в темноте, только глаза поблескивали едва различимым тусклым огоньком - и этот огонь не мог быть отражением другого, но явно разгорался изнутри. Длинная тонкая шея переходила в узкие плечи, рука, свободно и даже бесстыдно лежавшая на перекладине креста, заканчивалась птичьей когтистой лапой. И что-то совершенно неправильное было в ногах странной твари, вывернутых наизнанку и до невозможности узких ниже острых, глядящих назад коленей: это были ноги какого-то животного, оленя или козы, притороченные странным образом к человеческому туловищу.
Существо смотрело на Эвелину спокойно и отрешенно, не обращая никакого внимания на почти врезавшегося в него Эдди. Не было ничего удивительного в раздавшемся крике: именно так эти смертные и приветствовали его в тех случаях, когда умудрялись увидеть, но желания успокаивать их или объяснять, кто он такой и чего ему нужно, не было не малейшего. Может быть, если она сама сможет прийти в себя и обнаружит способность к связному разговору...
По правде сказать, он порядком утомился и от одиночества, и от бестолковых людей.

+3

4

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Джо никогда особенно не верила в приметы и не была особенно суеверна. Иногда она стучала по дереву и плевала через левое плечо, надевала мамин кулон на удачу, но действие этих и других жестов и талисманов она объясняла для себя довольно просто. Все дело в психологии: если ты три раза прыгнул перед выходом из дома и действительно поверил в том, что это способствует везению в делах, то так оно и будет. Потому что ты будешь ощущать себя намного увереннее, спокойнее, и именно это, а не три дурацких подскока, в нужный момент сыграет свою роль. Будучи полицейским не только по профессии, но и по призванию, Джо верила только тому, что можно было пощупать, понюхать, попинать мыском ботинка или как-то еще убедительно подвести доказательную базу. Если бы кому-то удалось привести неопровержимые доказательства существования магии или Лох-Несского чудовища, то девушка без колебаний уверовала бы в Несси и Мерлина. А пока на нет и спроса быть не могло.
   Пятница тринадцатое в календаре констебля МакАлистер ничем не отличалась от пятницы восемнадцатого или среды тринадцатого. То есть было совершенно обычным днем, хотя, кажется, окружающие изо всех сил стремились доказать обратное. По крайней мере, ночь и утро на работе прошли бодро и с шумом и шорохом подростковых компаний, нашедших в необычном дне повод его отметить, бабушек с потерявшимися котиками и добрососедских выяснений, чья собачка задрала ножку на газоне ближнего и попутно раскопала ямку под косточку в являвшемся гордостью хозяйки цветнике. Но, в общем-то, такие досадные мелочи случались и в другие дни, просто этот выдался чуть тяжелее, так что Джо не спешила паниковать и резко начинать верить в мистическое значение пятницы тринадцатого.
   Смена констебля МакАлистер закончилась в полдень. Пообедав с напарником в небольшом кафе, девушка попрощалась с ним и отправить домой, отсыпаться после ночной смены. Глаза уже практически слипались, так что Джо припарковалась у дома, поднялась в свою квартиру, быстро приняла душ и упала на кровать.
   Проснулась она уже на закате, совершенно отдохнувшей, но, увы, с тяжелой головой. Мысли в ней путались и словно плыли в тумане, так что вместо запланированного приготовления ужина девушка решила пройтись до кафе. Пребывание на свежем воздухе и пешая прогулка должны были взбодрить и прогнать из головы остатки мутной сонливости.
   Одевшись в потертые джинсы, персиковую футболку и темно-синий кардиган, Джо заплела волосы в косу, сунула ноги в удобные темно-коричневые туфли на невысоком каблуке, схватила с вешалки в прихожей «прогулочную» сумочку, светло-коричневую небольшую «почтальонку», и отправилась навстречу своему ужину.
   В кафе было людно. Устроившись за столиком с окна, МакАлистер сделала заказ: хороший стейк, картошку по-деревенски, соус к ней, салат, чашку капучино и кусок пирога на десерт. Улыбнувшись нарисованной на молочной пенке кофе довольной мордочке, девушка благодарно махнула рукой знакомому менажёру, который её нарисовал для Джо, и приступила к еде.
   Поужинав, девушка отправилась домой. Спешить было не нужно, завтра предполагался выходной, на который у МакАлистер не было планов. Так что девушка решила, несмотря на сгустившиеся сумерки, сделать круг и вернуться, по пути завернув на кладбище. К сожалению, за суетой. Работой и ворохом дел она все не находила времени заглянуть к покоившейся там матери.
   Сегодня на кладбище было тихо и пусто. Все, кто хотел посетить близких, сделали это до наступления сумерек. Джо прошла по главной аллее и повернула на дорожку, ведущую к семейным склепам МакАлистеров. В руках у нее был небольшой букет ромашек, мама всегда любила простые полевые цветы, и коробка печенье, которое они покупали в детстве.
   Посидев немного прямо на полу склепа возле могилы матери, Джо отправилась обратно. Мощеная камнем дорожка петляла между надгробий, выводя к центральной аллее. Но дойти до нее девушке было не суждено. Тишину кладбища разорвал пронзительный женский крик. Случилось что-то очень, очень плохое. Сердце на секунду упало в пятки, вызвав у Джо мгновение ступора. Потом оно вспомнило, что принадлежит храброму стражу правопорядка и вернулось на положенное место. МакАлистер, стряхнув с себя оцепенение, сорвалась с места и побежала в ту сторону, откуда, как ей показалось, доносился крик.
   С дорожки пришлось свернуть, недобрым словом помянув желание в кои-то веки быть очаровательной девушкой и надеть туфли. Пусть невысокие и «бабушкины», но каблуки мешали. На Эвелину и Эдди, стоявшего к констеблю спиной, Джо наткнулась совершенно случайно, когда уже решила, что потеряла направление. Больше никого вокруг не было, и девушка побежала к ним.
   - Что здесь происходит? – в лоб спросила МакАлистер, подбегая к могиле Мадлэн Паркс. Спрашивала она больше Эдди, но взволнованный взгляд был обращен на Эвелину. Библиотекаря она узнала сразу, но это было единственное, что она понимала в сложившейся ситуации. Она кричала? Почему? Девушка замерла на месте, не решаясь подойти к Эвелине, чтобы не напугать её еще больше.

Отредактировано Joanna McAlister (2017-02-02 23:38:49)

+2

5

Просидев некоторое время на могиле, зажмурившись и закрывшись скрещенными руками, Эвелина чувствовала бешеный ритм испуганно бьющегося сердца у себя в груди. Каждую секунду она ожидала что сейчас, вот-вот, и с ней произойдет что-то неладное. Она представила, что тень настигла ее, и стала разрывать плоть на тысячи мелких частичек..
Сосредоточившись, и слушая свое собственное сердцебиение, она поняла, что ничего странного не происходит. Она цела и, наверное, можно попробовать открыть глаза. Но Эвелина сомневалась. Уж очень реальным было видение, а помимо этого кладбищенская атмосфера нагнетала ужас.
В этот момент она услышала голоса. Сначала, приятный и спокойный мужской, который поинтересовался, не нужна ли помощь, а вслед за ним мелодичный слегка взволнованный - женский. Оба голоса показались Эвелине знакомыми, поэтому женщина решилась открыть глаза и рассмотреть присутствующих.
- Мистер.. Гласс? Мисс.. МакАлистер? – в тусклом мерцании фонаря, мисс Паркс разглядела и узнала двоих жителей Солуэя – учителя городской школы и местного констебля. – Кто это с вами? – прищурившись, Эвелина разглядывала третьего присутствующего, который молча стоял позади всех, возле старинного, покосившегося от времени, надгробия.
Эвелина, как зачарованная, смотрела в горящие, в буквальном смысле, глаза, не в силах оторвать взгляд. В этот момент она перестала ощущать холод, страх или вообще что либо. Рогатое создание также смотрело прямо на нее, отрешенно и спокойно, ничего не произнося.
А может ли оно говорить?
Слева от Эвелины подул слабый ветерок и она ощутила почти физическое прикосновение к своему плечу. Такое случалось не в первый раз, и к этому мисс Паркс была привычна, поэтому облегченно выдохнула.
- А, здравствуй, Мадлен, - повернув голову, Эвелина произнесла в пустоту, абсолютно спокойно поприветствовав дух умершей родственницы. – Я рада, что ты здесь… А вы все его видите? – на этот раз библиотекарша обратилась к учителю и блюстителю правопорядка, указывая пальцем на нечто за их спинами..
И тут ей в голову пришла мысль, и, вопросительно подняв бровь вверх, она обратилась к существу:
- Ты, наверное, Покемон? Мне нужно тебя поймать?
Эвелине вспомнилась статья в газете о популярной игре, которая «свела с ума» многих людей по всему миру. И такая догадка, при виде рогатого существа со странной шеей и глазами, показалась ей вполне разумной. А еще и Мадлен что-то нашептывала ей на ухо…

+3

6

Эдди ничего не видел, и чем больше Эвелина говорила, тем больше убеждался, что она не в себе. Очень и очень сильно не в себе. Ему стало как-то неуютно. Он, конечно же, давно знал, что их библиотекарша с причудами – но одно дело мелкие чудачества, вроде множества котов, и совсем другое – настоящие галлюцинации. И совершенно ясно, что он теперь просто не может пойти своей дорогой, а обязан как-то позаботиться о женщине, пусть даже о помощи не просили – а это самое неприятное.
Обернувшись на голос еще одного человека, Эдди увидел констебля МакАлистер и очень обрадовался: по меньшей мере, он не останется один на один с сумасшедшей, к тому же, представительница полиции должна знать, как в таких случаях вести себя и какие применять методы.
- Я… - шепотом отозвался он. – Мне кажется, что-то с ней не то, - ему не хотелось вслух говорить «она не в себе», или что-то подобное. – Я мимо шел и услышал крик, как и вы, видимо.
Между тем потустороннее чудище подошло к Эвелине поближе, стараясь не задевать двух ни о чем не подозревающих «спасителей». Они раздражали его неимоверно. Они были здесь лишние. Он хотел говорить с той, кто его видит, и хотел, чтоб ее внимание принадлежало ему, а не распылялось на докучливых людишек. Призраки прошлого, толкающиеся в смятенный разум – пускай. Но люди просто-напросто заберут ее отсюда и приведут в нормальный, с их ограниченной точки зрения, вид.
- Ты боишься меня? – спросил он, глядя прямо в глаза Эвелине, он был теперь так близко, что мог положить когтистые лапки ей на плечи. – Не бойся.
Она спросила еще что-то, показавшееся ему крайне забавным, он улыбнулся, покачал головой, отчего рога описали красивую дугу. Она не боится – это привлекает.
– Эти люди, - он кивнул на тех двоих, оставшихся позади, - они не видят меня. Ничего не говори мне. Скажи им, что все хорошо, что тебе примерещилось что-то, но больше не мерещится.
Голос чудища зазвучал настойчивее, так, будто оно имело власть приказывать здесь и распоряжаться чужими жизнями, и не терпело пререканий.
- Скажи им, что все хорошо, пусть они уходят.
Эдди между тем делал страшные глаза Джоанне, пытаясь без лишних слов показать, что он крайне встревожен поведением Эвелины и считает, что необходимо принимать какие-то меры, только он без понятия, какие. Наверное, его гримасы в другой ситуации были бы совершенно непонятны, но здесь, после слов «Мадлен» и «Покемон», можно было догадаться, на что он намекает.
То есть, он надеялся, что можно.

+2

7

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   На кладбище совершенно определенно творилось что-то непонятное. Поведение библиотекаря всегда отличалось некоторой эксцентричностью, но сейчас превысило все лимиты. Она лопотала что-то невнятное, сидя на могиле, и явно была не в себе.
   - Это она кричала? – также шепотом ответила мистеру Глассу Джоанна. Хотя сильных сомнений в том, что все было именно так, она не испытывала. – Возможно, что да.
   Девушка осторожно сделала шаг вперед, медленно, будто боялась спугнуть дикого зверька. Она действительно не хотела, чтобы Эвелина сейчас неправильно отреагировала на её действия. Женщина узнала констебля, и это было хорошим знаком. А вот последовавший затем вопрос – однозначно плохим.
   - С нами? – переспросила МакАлистер, машинально оборачиваясь назад. Как можно было догадаться, за её спиной никого не было, кроме мистера Гласса. Джо оглянулась по сторонам, ища того или то, о чем говорила Эвелина. В неверном свете фонаря или полутьме самые обычные предметы иногда могли приобрести неожиданные, пугающие очертания. Но увидела она только старинные надгробия и склеп в некотором отдалении. Ничего, что можно было бы принять за человека, животное или, беря в расчет эксцентричность мисс Паркс, чудовище. Девушка повернулась обратно к Эвелине. – Так о ком Вы? – помедлив, Джоанна призналась. – Я никого не вижу, тут никого, кроме нас троих, нет, - МакАлистер бросила неуверенный взгляд на Гласса, словно спрашивая, не обманывают ли её глаза. Она не была уверена, что знает, что делает.
   - Мадлен? – переспросила девушка. Потом бросила взгляд на надгробие, возле которого сидела Эвелина, и поняла, с кем та разговаривает. Видимо, библиотекарь видела перед собой дух давно умершей прародительницы. И каким образом это было возможно стоило отнести к отдельной категории вопросов без ответов. Стойкое ощущение, что мисс Паркс не в себе переросло в уверенность. И последней каплей тут стало упоминание Пикачу. Кто это МакАлистер не знала, но что-то из мультиков: Томми, сын её приятельницы, как-то восторженно упоминал о таком зверьке.
   - По-моему, тут что-то не так, - шепотом сказала Джоанна мистеру Глассу, старательно строившему констеблю страшные глаза. – Нужно уходить отсюда.
   Единственным, что приходило в голову, было провести связь между поведением Эвелины и кладбищем. Наверное, это место навевало ей… Тематические галлюцинации. МакАлистер не была уверена, что смена декораций поможет, но попробовать стоило.
   - Становится холодно, мисс Паркс. Давайте мы проводим Вас домой? – спокойно предложила Джо, подходя к библиотекарю и обхватывая её за плечи с намерением поднять с земли. – Поможете мне, мистер Гласс?

+2


Вы здесь » North Solway » Альтернатива » Кто сказал, что монстры выходят только в ночь на 31 октября?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC