В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад пираты похитили
жену основателя города с дочерью.

24 июня проходит праздник
День независимости Шотландии!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » It's all London, baby!


It's all London, baby!

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s3.uploads.ru/k1H6z.gif
Как говаривал Чарльз Диккенс: "В Лондоне вас могут надуть, обобрать и убить. Впрочем, на такие дела охотники повсюду найдутся."
Но только в Лондоне это такое же обычное дело, как и дрянная погода, Биг Бен и рыба с чипсами. Ты не лондонец, если хотя бы раз не поучаствовал в каком-нибудь незаконном безобразии хотя бы в качестве жертвы.

Лондон, 2 октября 2015 года, вечер

Rene Kenzie, Cheryl Boyle, Ethan McTavish

[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 16:14:18)

+5

2

Из-за перекрытой ремонтниками дороги пришлось сделать большой крюк по самой окраине Марлебона, прямо по узким улочкам с односторонним движением. По обе стороны то тут то там торчали яркие зонтики и были натянуты тенты уличных кафе. Погода радовала, так что владельцы пока не спешили убирать мебель с улицы. Рене любила эти кафешки, когда гуляла пешком по этому знаменитому району, но сейчас, сидя за рулем своего новенького рендж ровера, она мысленно упражнялась в нецензурщине и скрипела зубами. Приходилось буквально ползти, постоянно озираясь по сторонам, чтобы не наткнуться на очередной выдвинутый едва ли не на проезжую часть стул или какого-нибудь зазевавшегося любителя местных сладостей. Все таки стоило прогуляться пешком, не так уж и далеко был этот ювелирный салон. Ремонтники, правда, изрядно подпортили настроение, но хоть компания не подкачала. Рядом с ней, на пассажирском сидела Шерил, которую Рене пригласила на выставку специально, чтобы та морально подготовилась к своей собственной. До нее еще было довольно много времени, но Рене была преисполнена решимости устроить подруге по-настоящему незабываемый дебют. Когда приезжаешь в Лондон с намерением покорить этот город, стоит заявить о себе как можно громче. На этом Рене в последнее время специализировалась, продвигая молодые таланты в жестоком мире искусства.
- Они встречались с Артуром какое-то время, но что-то у них там не задалось, - продолжая прерванный на полуслове разговор, вещала Рене. - Уж не знаю, что именно. Ты же знаешь Артура, он как маньяк, ему надо, чтобы партнер соответствовал всем его запросам. Он им даже баллы проставляет, представляешь. Все ищет свой идеал, - девушка усмехнулась и притормозила, пропуская мамашу с парочкой ребятишек, переходящих дорогу. - А знаешь, что самое смешное? Не так давно выяснилось, что его идеал это кривозубый натурал со скотским характером. Кто бы мог подумать, правда? В общем, этот Себастьян настоящий душка, милый и утонченный. Это может слегка раздражать с непривычки, так что постарайся не слишком удивляться, когда он полезет обниматься. Выберем по-быстренькому что-нибудь и свалим. Ты уже решила, какое платье наденешь? То из зеленого шелка с открытой спиной тебе бы пошло.
Рене даже позволила себе отвлечься от дороги и бросить на Шери короткий взгляд, словно оценивая и прикидывая, как бы она выглядела в упомянутом платье. К счастью обошлось без происшествий. Выбравшись из переплетения узких улочек, Рене выехала на нужную улицу и припарковалась у обочины. Ювелирный салон, принадлежащий Себастьяну, о котором она только что рассказывала Шерил, пристроился чуть дальше по улице, между антикварной лавкой, закрытой на ремонт, и какой-то частной конторой, кажется адвокатской. Рене не присматривалась к названию, но догадывалась, что оно состоит из фамилий старших партнеров, как это было заведено у юристов.
- Ты смотри, из-за этих ремонтников, вся улица как будто вымерла, - заметила она, выбравшись из машины. - Наверное, газопровод опять чинят.
Улица действительно была какой-то непривычно пустынной и тихой для раннего вечера и это несмотря на наличие на ней довольно популярных заведений, таких как итальянский ресторан на углу и ирландский паб в подвале здания напротив ювелирного. Рене решила не ломать голову над этим обстоятельством. В конце концов им предстояло важное дело - подобрать подходящие украшения. Терминал оплаты парковки оказался совсем рядом с местом, где она оставила машину. Управившись с капризной техникой, которая, как и все в Лондоне, любила потрепать юзерам нервы, Рене повела Шерил в сторону ювелирного салона.
- И пожалуйста, очень тебя прошу, не упоминай при нем Артура, иначе не видать нам скидки.
Она распахнула перед подругой дверь салона, пропуская ее вперед, и лишь на секунду задержалась, оглядывая безжизненную улицу еще раз. Слишком тихо для самого центра Лондона. Рене тряхнула головой, отмахиваясь от непрошеных тревог, и вошла в салон.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 16:11:59)

+5

3

Иногда, чтобы пробиться в люди, приходится идти на определенные жертвы, переступать через себя и играть по чужим правилам. Шери не знала, нужно ли ей вообще куда-то пробиваться, но за неимением альтернативы решила рискнуть. И упускать такой шанс было бы глупо. Тем более что предложение исходило от Рене, которая сейчас полностью сосредоточилась на дороге и даже умолкла на какое-то время.
Незапланированное изменение маршрута повлияло не только на время, потраченное в пути, но еще грозило оставить на память об этом дне отметены на кузове новенького внедорожника мисс Кензи. В таких переулках комфортно себя чувствовать можно было разве что на каком-нибудь обрубке типа Смарта или на велосипеде.
- И что же в итоге было причиной разрыва? - поинтересовалась Шерил, заполнив паузу. Наклонившись к зеркальцу, она подкрашивала губы помадой на тон темнее ее естественного цвета и слушала щебет Рене.
Миллиметраж, с которым Кензи лавировала в этом лабиринте, восхищал и поражал воображение. Шери не сказала бы наверняка, мастерство это или везение, но на месте подруги плюнула бы на все и оставила машину где-нибудь, где ей ничего бы не грозило. Несмотря на то, что потрепанный Гольф Шерил был лет на десять старше подвергшегося таким испытаниям красавца Рене, и имел гораздо меньшие габариты, Бойл ни за что не рискнула бы сунуться в такую кишку на своем четырехколесном друге. Просто потому что.
- В наше время редко встретишь счастливчика, которого бы все устраивало в партнере, - задумчиво парировала Шери, а потом улыбнулась, - и правда смешно, только ничего удивительного. Это элементарная психология, - добавила она с умным видом. - Просто наш мальчик падок на харизматичных и недоступных. Кроме того, твой братец обаятельный малый, с этим трудно поспорить. И ты думаешь, это у Артура любовь на всю жизнь? - Шерил усмехнулась, и посмотрела на подругу с видом непреклонного скептика. - Ну, не знаю. Как по мне, так это просто очередная галочка в этом его личном списке достижений.
Шери боялась представить, что за страсти творится на любовном фронте Артура, да и не горела особым желанием. А Себастьяну можно было только посочувствовать. Но почему-то сомнений, что его страдания будут недолгими, не возникало.
- Ты серьезно? Да брось, мы же просто дурачились! - смутилась Бойл, поймав на себе мимолетный взгляд карих глаз. Щеки ее сменили оттенок. То зеленое шелковое ей самой понравилось. Да и вообще они тогда классно провели время. Шататься по магазинам со всяким шмотьем - если такое слово позволительно употребить касательно дорогой брендовой одежды - Шерил нравилось куда больше походов по ювелирным. А устраивать дефиле в примерочной и перемерить пол магазина оказалось чертовски веселым занятием. - В таком случае, ты обязана будешь пойти в красном! - перевела стрелки Шери, опустив глаза на изящные длинные ноги водителя. Рене одинаково шел любой фасон, но коротенькое платье-футляр придавало ей какое-то неземное очарование. По крайней мере, именно оно врезалось в память Шерил.
Фонари еще не зажглись, а в сумеречном небе уже виднелся серп месяца и первые звезды. Бойл жадно втянула прохладный воздух.
- Они вечно что-то чинят, - согласилась она, застегивая свою чересчур короткую куртку.
Шери пребывала в прекрасном расположении духа, а потому не видела ничего странного в пустынной улице. Все ее мысли были обращены к тому, как хорошо было бы позвать Рене на чашечку чая, а лучше - кружечку пива или чего покрепче. Тут и паб недалеко. Обмыть, так сказать, приобретения. Ухватив Кензи под локоть и прижавшись к ней - мол, чертовски холодно - она засеменила в нужном направлении.
- Будь спокойна, подруга, - серьезным тоном заверила Шери, когда девушки остановились перед салоном. Ей удалось сдержать смех, а в подтверждение своих слов она продемонстрировала небольшую пантомиму, жестом застегнув рот на молнию, до кучи закрыв на замок и выбросив воображаемый ключ через плечо. Прежде, чем перешагнуть порог салона, она обернулась и внимательно посмотрела на подругу.
- Ты сама как справляешься? Лишние руки не нужны? - Бойл взяла секундную паузу, будто переводя дыхание, и продолжила, - если помощь понадобится, ты знаешь, куда обратиться. - Намек был предельно прозрачен. Шерил частенько чувствовала себя обязанной, а рядом с Рене это чувство как-то обострялось. И ей хотелось быть участливой. - Давай поскорее с этим покончим и заглянем в тот бар, - она кивнула головой в сторону питейного заведения и подмигнула, - я угощаю.
По контрасту с синевой вечерней улицы, в салоне было неестественно светло от обилия яркого искусственного освещения и зеркальных поверхностей. Как только обе девушки оказались внутри, Шери снова приклеилась к Рене, словно опасалась, что та внезапно убежит и оставит ее здесь одну.
[AVA]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/AVA] [NIC]Cheryl Boyle[/NIC]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-03-01 08:17:06)

+4

4

Прайс был не в духе, но исправно крутил баранку, что, в принципе, от него и требовалось на данном этапе. Ллойд и Барри как-то подозрительно притихли, поглядывая то на ругающегося на все лады водилу, то на невозмутимо восседающего рядом с ним Гаррета. Забившегося в самый дальний угол фургона Этана они как будто и не замечали даже, хотя все как один знали, что план целиком и полностью его заслуга. Именно он довел до ума сумасшедшую идею Гаррета взять ювелирку и все просчитал. Если и на этот раз ему отсыпят меньше остальных, кто-то точно лишится пары пальцев. На этот случай у него был припасен специальный нож. Не очень хорошо заточенный. Резать не получится, только пилить, а это чертовски больно.
Не отрывая взгляда от смартфона, МакТавиш в десятый или черт знает какой уже по счету раз просматривал карту района, убеждаясь снова и снова, что все идет по плану. Улица перекрыта — флажок продолжал мигать, извещая водителей, что лучше не тратить время и ехать в объезд. Со стороны старого рынка тоже не проедешь, но этот факт в активации флажка спутниковой карты Лондона не нуждался. Каждая собака в Марлебоне знала, что на этих узких улочках еще в самом разгаре сезон уличных кафешек и открытых веранд, и ехать через них верный способ попасть в неприятности с участием парочки сбитых пешеходов и покореженного бампера.
— Они точно нас пропустят? — Гаррет повернулся и, минуя Ллойда и Барри скукожившихся на боковых сидениях фургона, уставился на МакТавиша. — Трев?
С тех пор, как ему подфартило связаться с этой кучкой неумех, считающих себя едва ли не самой крутой бандой в Лондоне, Этан использовал только свое второе имя. Фамилии своей он не называл, никому из шайки она и не сдалась. Так уж повелось и не то, чтобы это кого-то не устраивало. Если кого-то одного вдруг возьмут в оборот, все, что он сможет выдать, это паршивое описание внешности и одно только имя, которое не факт, что не липа изначально. Такой расклад устраивал всех. И Этана в первую очередь. Потому что он не доверял никому их этих неудачников.
— Трев?! — повторный окрик заставил его поднять голову и посмотреть на Гаррета, их негласного лидера и по сути своей того еще кретина.
— Пропустят, — до отврата спокойным голосом отозвался он, наконец, и снова уткнулся в смартфон. В ремонтной службе у него был один кореш, откинувшийся из тюряги на год раньше него самого. И за этим корешем числился один должок.
— Я им что, сраной таймс из окна помахать должен? — Прайс все же прекратил ругаться почем зря и решил внести ясность в интересующий его вопрос. — Как они поймут, что пропустить нужно именно нас? Какой-то условный знак?
Этан закатил глаза с нарочито раздраженным видом, но удержался от так и рвущейся наружу злой насмешки и покачал головой.
— Просто езжай, как едешь.
— Так если там перекрыто все нахрен?! — от полноты чувств Прайс даже по рулю ударил и снова разразился нецензурной тирадой. — Че за нахуй, Рет?! Где ты откопал этого умника?
— Успокойся, — уже в который раз цедил сквозь зубы Гаррет, глядя перед собой. Его тоже изрядно подбешивала немногословность новичка, но он уже успел разобраться, что к чему, и смиренно терпел все его закидоны, потому что знал — потраченные нервы окупятся с лихвой. Едва впереди показался тупик с ограждениями, тускло мерцающими в сгущающемся вечернем сумраке светоотражающими полосками, Прайс сбавил скорость и под конец вовсе притормозил.
— Ну? И что дальше?
Не успел он это сказать, как боковая дверь фургона отъехала в сторону, и Этан выскочил наружу. В два шага он добрался до тротуара за ограждениями и как ни в чем не бывало зашагал вдоль улицы, пряча лицо за высоким воротом пальто и козырьком надвинутой на самые глаза бейсболки, в то время как один из перекуривающих ремонтников, проводив его взглядом, свистнул своим приятелям, чтобы подсобили, и стал отодвигать ограждение в сторону. Минута, и фургон вальяжно пополз по пустынной улице, оставив за собой оживленное движение одной из самых загруженных улиц Лондона. Недалеко от адвокатской конторы фургон поравнялся с неторопливо бредущим Этаном и остановился.
— А сразу сказать не мог? — недовольно проворчал Гаррет, выбираясь из машины. МакТавиш только плечами пожал и, поймав брошенную ему лыжную маску, глянул на часы. В график они пока укладывались.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 19:05:34)

+4

5

Все еще рассеянная после предчувствия, ущипнувшего чувством тревоги за очень чувствительное место пониже спины, Рене не сразу сообразила, о чем говорит Шерил, и машинально улыбнулась подруге, ступая следом за ней на светлый мрамор ювелирного салона. Однако, желание поскорее закончить с шоппингом оказалось настолько очевидным, что Рене просто не могла его не заметить и, конечно же, не удержалась от комментария.
- Как всегда тебе лишь бы кончить побыстрее. Нет, чтобы наслаждаться процессом.
Понятная только им двоим подколка так и осталась между ними, застыв в воздухе, пока не рассыпалась вдребезги от возгласа Себастьяна. Тонкий и гибкий как ивовый прут мужчина лет тридцати с небольшим, упакованный в дорогой костюм, так и кричащий о статусе и ориентации своего хозяина, буквально расцвел при виде девушек и, оставив дела за стойкой, где уже стояла барбиподобная девица, поспешил к ним на встречу.
- Рене! А я уже решил, что ты так жестоко пошутила.
Раскинув руки, словно собирался заключить ее в объятия, Себастьян в конечном итоге лишь приобнял ее за плечи и запечатлел на ее губах невесомый поцелуй, в котором не было и намека на романтику. Так уж он привык. Рене и ухом не повела, хотя когда-то, когда она только-только познакомилась с этим эксцентричным мужчиной на одном модном показе, которые в Лондоне случались с раздражающей частотой, совсем как дождь, подобное приветствие ввергло ее в шок и повлекло за собой довольно бурную реакцию. Себастьян очень любил вспоминать об этом и при каждом удобном случае хвастал чертовски привлекательной горбинкой, приобретенной после знакомства с мисс Кензи и ее правым хуком. Недостаток, ставший достоинством, связал их крепкими узами почти самой настоящей дружбы. По крайней мере так думал Себастьян, который на самом деле был довольно утомительным человеком, очень капризным и требовательным. Рене тщательно дозировала общение с ним, и только благодаря этому их отношения оставались такими теплыми.
- Шерил, познакомься с Себастьяном. Настоящий гуру во всем, что касается драгоценных камней. Помнишь те алмазные запонки, которые я подарила отцу? Это был его собственный дизайн. Просто невероятная огранка. Уникальная. Нет, он не гуру, он сам Господь.
Лесть, лесть и еще раз лесть. Если бы к Себастьяну, как к любому сложному изделию, прилагалась инструкция там было написано только это, огромными буквами и на всех языках мира. Рене мило улыбалась, глядя на то, как млеет ювелир, и то и дело поглядывала на Шерил с хитринкой, типа, смекаешь, как с ним надо.
- А это Шерил, моя близкая подруга и очень талантливая художница. У нее скоро персональная выставка в нашей галерее, - упорхнув из объятий Сабастьяна, Рене приобняла Шери, привычно подивившись про себя тому, что Бойл до сих пор не переломилась пополам с такой талией, и продолжила говорить нарочито доверительным тоном. - Сам понимаешь, она просто обязана быть в центре внимания. Платье мы уже выбрали. Нечто поистине восхитительное из новой коллекции Тони Матичевски. Изумрудный шелк.
- С открытой спиной?! - ахнул пораженный до глубины души Себастьян.
- Оно самое, - покровительственно улыбнулась Рене, внутренне торжествуя от того, что подловила заядлого модника на крючок. - Нам нужно что-то особенное. Ну, ты сам знаешь, ты на этом собаку съел, так что вверяю ее тебе.
Слегка подтолкнув Шерил в трепетные объятия заинтригованного дальше некуда Себастьяна, Рене ободряюще похлопала подругу по попе и, подхватив расторопно поданный блондинкой-консультантом бокал с белым вином, не спеша последовала за ними, оглядываясь по сторонам с деланным интересом. Все таки Шерил была права, когда выказала желание закончить с этим побыстрее. Ничто так не утомляет как шоппинг, а уж Себастьян... Рене буквально физически ощущала, как усыхает ее мозг. Ювелир уже захватил Шери в заложники и увел в уголок, где в окружении разнокалиберных ламп стояла небольшая стойка с целым набором зеркал и высоким стулом, чтобы клиентки могли с удобством примерить все, что им только заблагорассудится, и налюбоваться на себя всласть.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 16:10:48)

+4

6

Состоялся ритуал приветствия, а за ним последовал не менее важный ритуал знакомства. Хоть мисс Бойл была предупреждена заранее о всех нюансах встречи, ей потребовалось не дюжее самообладание, чтобы сдержать смешки. Уж очень весело было наблюдать за развернувшейся сценой. Ну, не верила она геям. Не верила в этот стиль жизни или как это еще можно было назвать. И дело было совсем не в том, кто с кем делил постель. Шери даже огляделась по сторонам в поисках какой-нибудь мелкой собачонки с бантиком на крошечном черепе, восседающей на розовой шелковой подушечке и визгливо тявкающей на все, что посмело двигаться в ее присутствии, и, не обнаружив ничего подобного в охватываемом радиусе, немного устыдилась своего стереотипного мышления. И все же, ее не отпускало ощущение, что манерность и женственность у таких людей, как Себастьян, лишь актерская игра на публику, просто они не умеют по-другому привлекать внимание, вот и все.
- Привет, очень приятно, - сияя улыбкой до ушей, проговорила Шери. Она протянула правую руку для рукопожатия, тем самым не позволяя повторить ритуал альтернативного приветствия. - Конечно помню, Рене, именно поэтому мы здесь!
Пришло время мобилизовать все свои актерские навыки. Придав себе как можно более участливый вид, Бойл активно кивала и восхищалась, ни сколько не переживая за то, что откровенно переигрывает. Про себя она удивлялась тому, как много фигни оседает в светлой голове Рене. Правда, винить ее в этом было нельзя, можно только посочувствовать. У всякой медали есть обратная сторона.
За этими мыслями Шери и опомниться не успела, как ее буквально передали из рук в руки, словно боялись, что в последний момент она передумает и сбежит. Рене еще и ускорения решила придать, каким бы приятным оно ни было. Ладно-ладно, Шерил это еще припомнит. Вид у нее был как у маленькой девочки, чьи родители оставили ее в вольере для малышей под присмотром странной не вызывающей доверия воспитательницы, а сами пошли развлекаться. Ничего подобного из своего детства Шерил не припоминала, но полагала, что именно такое чувство смятения и растерянности возникает в подобных случаях. Она, конечно, предполагала такой расклад, и все же одарила подругу испепеляющим взглядом, брошенным через плечо.
- Идем, дорогая, что ты так напряглась? Я же тебя не съем. Расслабься и наслаждайся! Себастьян сделает из тебя королеву! - распылялся ювелир, направляясь с новым манекеном в свою обитель роскоши и блеска. Он не шел, а прям-таки плыл. Этой походке от бедра могла позавидовать любая подиумная дива.
Дальше все проходило по продуманной схеме. Примерка сопровождалась экскурсом в историю того или иного украшения и перечисления его достоинств. Далее следовал критический взгляд самого Себястьяна, и - если того все устраивало, что случалось отнюдь не всегда - право голоса переходило к Рене.
- Я доверяю твоему вкусу, Себастьян, но хотелось бы, чтобы то, что ты выбираешь, стоило хотя бы немного меньше моей машины, - с иронией в голосе заметила Шерил, покосившись на ценник, пришпиленный к перламутровым серьгам, которые пришли на смену золотым кольцам. Дело было не в деньгах, просто тратиться на драгоценные побрякушки, чтобы всего один вечер побыть настоящей дорогой леди, ей совсем не хотелось. - Потрясающий салон, кстати, я до сих пор нахожусь под впечатлением! - добавила она, вспомнив о возможной скидке и изо всех сил сдерживаясь, чтобы не зевнуть.
Зал поражал еще и потому, что кроме нее и Кензи в салоне не было ни одного посетителя. Теперь, когда ее отлепили от Рене, Бойл заметила полное отсутствие ажиотажа. Возможно, все дело было в пафосе и ценах ювелирного салона, хотя, последнее никогда не останавливало настоящих ценителей и модников. Скорее напротив. Передав Себастьяну очередной забракованный вариант, она подошла к Рене.
- Тут всегда так... людно? - шепотом поинтересовалась Шерил, когда убедилась, что владелец ювелирного ее не слышит. Она устало посмотрела на подругу, а потом нехотя вернулась к созерцанию витрины. Под стеклом Бойл то и дело подмигивали драгоценные камни и металлы. Взгляд ее остановился на не самом заметном экземпляре.
- А можно взглянуть вон на ту цепочку с красным кулоном, - она указала на приглянувшуюся каплю алого цвета и, когда ловкие пальцы Себастьяна справились с застежкой, в очередной раз развернулась к Рене, предварительно даже не взглянув в зеркало. - Ну, как? - с деланным кокетством поинтересовалась Шерил. Она подняла волосы, оголяя шею так, чтобы было видно украшение. Кожаная куртка и темный свитер без горловины никак не сочетались с тоненькой ниточкой серебра и небольшим красным камнем, но тут оставалось рассчитывать только на память и воображение. Подсуетившийся ювелир уже протягивал серьги из того же комплекта.
[AVA]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/AVA] [NIC]Cheryl Boyle[/NIC]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-03-10 16:11:21)

+4

7

Слепая зона тянулась от антикварной лавки вплоть до конца улицы. Камеры видеонаблюдения, которых в Лондоне было понатыкано на каждом шагу бессчетное количество, конкретно на этом отрезке улицы были выведены из строя науськанной мелкой шпаной еще утром, и специалисты до них еще не добрались благодаря все тем же ремонтникам, перекрывшим улицу в дневные часы. Конечно, в салоне была своя система безопасности, но по этому поводу никто не беспокоился. У них был план, простой и четкий. Зашли, взяли, что нужно, и вышли. Этан хотел все провернуть быстро и без лишнего шума, но учитывая, каких кретинов пригрел под своим боком Гаррет, рассчитывать на "быстро" не приходилось. Так же, как и на тихое исполнение всего задуманного. Барри и Ллойд любили пошуметь. Они даже оружие самое громкое выбрали. Уже обряженная в маски, эта убойная парочка размахивала дробовиками, имитируя стрельбу, и довольно похохатывала. Прайс, как водила, остался за рулем и наблюдал сквозь тонированное стекло.
— Действуем быстро, — выговаривал Гаррет, вспомнивший наконец-то, что он тут главный. — Хозяин, продавец-консультант, охранник. Возможно, есть покупатели. Никого. Не. Убивать. Это понятно?
Убойная парочка тут же недовольно загудела, на что Гаррет среагировал довольно таки бурно, отвесив им обоим по тычку.
— Не обсуждается!
Для верности он пригрозил и Этану, но тот в этом не нуждался. Мокруха была не по его части, что бы они там себе не думали. Пусть он отсидел за убийство, и парни об этом знали, повторять этот сомнительный подвиг он не собирался. По крайней мере не здесь и не сейчас. Он снял с головы кепку, натянул лыжную маску, тут же скрывшую большую часть лица, включая главную его примету — шрам, и снова надел кепку, надвинув козырек на самые глаза. Как только у него освободились руки, Гаррет вручил ему свой Глок, а сам вооружился обрезом.
Они вошли в салон молча и неторопливо, следуя друг за другом. Сначала Гаррет, потом убойная парочка, затем Этан. Закрыв за собой дверь, он сразу же повернул табличку с надписью "закрыто" и озаботился тем, чтобы как можно быстрее закрыть витринные рольставни, когда выстрел из обреза Гаррета вдребезги разнес аляповатую люстру, висящую в самом центре салона. Дизайнерская и наверняка неприлично дорогая, она осыпала мраморный пол блестящими осколками, а потом рухнула сама. К счастью, в салоне было предостаточно других источников света.
— Это ограбление! — объявил Гаррет на весь салон очевиднейшую вещь. — Делайте, что вам говорят, и все останутся живы.
В каком фильме он это подсмотрел, подумал Этан, глядя на смутные очертания фигур, отражающихся в глянцевой поверхности опускающихся ламелей. Только когда обзор с улицы был полностью перекрыт он обернулся и обнаружил, что помимо белобрысой продавщицы и франтоватого хозяина в салоне была всего пара покупателей. Покупательниц точнее, которые уже были под прицелом Ллойда, в то время как Барри тыкал своим дробовиком в продавщицу, задравшую свои холеные лапки кверху. Он скользнул по девицам равнодушным взглядом и воззрился на оказавшегося под присмотром Гаррета хозяина, о котором знал достаточно, чтобы быть уверенным в том, что геройствовать тот не будет, и оцепенел, осознав вдруг, что одна из девиц была ему очень хорошо знакома. Одноклассница Отэм, которая никогда не жаловала его в качестве парня своей лучшей подруги и всегда откровенно выказывала свое к нему недоверие. Кто бы мог подумать, что из всех жителей Штормового острова спустя три года он встретит здесь, в Лондоне, именно ее. И не где-нибудь на улице, как мимопроходящую цацу, которых в столице было пруд пруди, а здесь, именно в этом гребаном салоне, который он собирался ограбить. Было в этом что-то кармическое. Хотя Этан ни шибко верил в подобные вещи.
— Где охранник? — упорно глядя на хозяина и только на него, Этан чуть дернул рукой, которой держал оружие, давая понять, что готов пустить его в ход, и повторил, размеренно и спокойно, словно говорил с ребенком. — Спрашиваю еще раз, где охранник?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 19:04:41)

+4

8

Разглядывая витрины, Рене то и дело ловила себя на мысли, что не понимает этой тяги некоторых людей украшать себя драгоценными камнями, металлами и изделиями, их имитирующими. Ладно, если это способ демонстрации статуса и богатства, а если нет? Ослепительная красота некоторых из драгоценностей была настолько подавляющей, что Рене просто не представлялось возможными увидеть подобное произведение искусства на каком-то человеке, пусть даже этот человек будет воплощением красоты, изысканности и вообще хоть самим совершенством во плоти. Нет ничего более непривлекательного, чем совершенство, которое вопит о себе вот так, выставляя себя на показ. Зачем? Зачем все это?
Перебегая взглядом от одного колье к другому и медленно дрейфуя вдоль ярко освещенных витрин, Рене так погрузилась в собственные размышления, что не сразу заметила приближение Шерил. Она вздрогнула, очнувшись как ото сна, и посмотрела на подругу с немного рассеянной улыбкой.
- Ну, сегодня пятница, время уже к вечеру, и ты сама видела, что улица перекрыта, - девушка пожала плечами, оглядывая пустой салон. - Хотя в подобных местах покупателей в принципе не может быть много. Ты же видела цены. Себастьян до сих пор не прогорел только потому, что занимается скупкой и продажей драгоценных камней, а это довольно прибыльное дело, особенно если ты не носатый еврей с Голдерс Грин, а привлекательный гомосексуалист с французским образованием. К тому же... и я тебе этого не говорила, он разрешает брать драгоценности напрокат, если нужно щегольнуть один вечер. Это, конечно, тоже стоит денег, но не таких запредельных, как при покупке. Если не хочешь ничего покупать, так и скажи. Можем взять что-нибудь напрокат.
Однако, Шерил уже заинтересовалась чем-то конкретным. Проследив за ее взглядом, Рене вновь вернулась к витрине. Себастьян уже вовсю суетился, доставая заинтересовавшее клиентку изделие. Когда же Шерил прикинула кулон на себя, Кензи поняла, что с зеленым платьем придется распрощаться. Кулон просто был до неприличия прост, но вместе тем прекрасно дополнял естественную красоту Шерил. У нее даже щеки зарделись, словно поймав чуть розоватые искры, которыми мерцала красная капля.
- Скажу, что теперь нам придется выбрать новое платье, - с долей насмешливой обреченности резюмировала Рене и посмотрела мимо Шерил на Себастьяна, который как раз подавал серьги с такими же камнями. - Это что, рубины?
- Нет, милая, это гранаты, альмандины, если быть точным, - деловито поведал ювелир. - Мне их привезли из Монголии, хотя поставщик пытался выдать их за мадагаскарские. Они дороже.
- Но ты не повелся? - с нарочитым восхищением в голосе спросила Рене, насмешливо подмигнув Шерил, ради которой и устроила этот маленький цирк.
- Я не гуру, я сам Господь, - с достоинством выдал Себастьян ее же недавние слова вместо ответа и широко улыбнулся, показав холеные белоснежные зубы. Не выдержав, Рене рассмеялась, ее звонкий смех взметнулся под самый потолок и потерялся в грохоте выстрела, сотрясшего, казалось, сам воздух в салоне. Сотрясшего настолько сильно, что центральная люстра не выдержала и рухнула на пол, рассыпавшись на мелкие кусочки. Все случилось так быстро, что Рене искренне удивилась, когда обнаружила, что стоит в обнимку с Шерил под прицелом одного из грабителей, а еще двое целятся в Себастьяна и его помощницу, стоящую за прилавком. Еще один грабитель был занят тем, что перекрывал обзор с улицы. Ставни с тихим шуршанием опускались сверху вниз, отрезая салон и тех, кто в нем сейчас находился, от прочего мира. Сердце в груди гулко ухнуло и упало куда-то вниз, осыпавшись горстью колотого льда в животе. Они были в масках, а значит не собирались никого убивать. По крайней мере пока.
- Что... что вам нужно? - проикал вмиг побледневший Себастьян. Он стоял как вкопанный, держал свои дрожащие холеные руки на виду и смотрел куда-то в пол, не решаясь поднять глаза. Его пугала пушка в руках стоящего рядом с ним бандита. Однако, когда четвертый грабитель, вооруженный одним только небольшим пистолетом, подошел и обратился к нему, просто не смог не поднять на него взгляда. Голос у грабителя был глубоким, грудным и совершенно спокойным, что пугало куда сильнее, чем оружие в его руке. Тембр и интонации показались Рене смутно знакомыми.
- Простите? - Себастьян решил, что ослышался, но когда грабитель повторил свой вопрос, тут же спохватился и ответил, вновь опустив глаза в пол. - О-он отп-просился, отпросился у-уйти п-пораньше. Я отпустил.
Плохой признак, подумала Рене, когда Себастьян вдруг начал заикаться. Артур говорил, что с ним такое случалось, когда он был близок к истерике. Истерики им сейчас были нужны меньше всего.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 16:08:06)

+3

9

Шерил было наплевать, в чем она будет присутствовать на выставке. А последнее слово пусть остается за Рене. Кензи куда лучше нее разбиралась во всем этом этикете и туалете. Бойл же в подобных делах ровным счетом ничего не смыслила, однако все равно закатила глаза к потолку, мол, заявление, отпущенное подругой, ранило в самое сердце.
Взять напрокат? И почему Рене не сказала об этом раньше. Шерил опустила взгляд, пытаясь с такого ракурса рассмотреть каплю граната, нелепо лежавшую в складках свитера. Всего лишь альмандины, а цена... Да и плевать, что это, главное, чтобы смотрелось более-менее удобоваримо. Она предложила свой вариант. А так как Рене явно не собиралась здесь задерживаться, он был одобрен, пусть и с долей скептицизма.
Шери открыла было рот, чтобы поинтересоваться на счет проката, но не успела и пискнуть. Раздался оглушительный грохот, а за ним еще один, какое-то время отдававшийся звоном в ушах. Люстра. Хрупкая, однако, оказалась конструкция. Но без нее стало как-то сразу на удивление уютно. Шерил недоуменно воззрилась на группу клоунов в импровизированных балаклавах и с пушками наперевес. Все происходящее выглядело настолько постановочным, что она грешным делом подумала, не розыгрыш ли это. Только вот больно натурально себя вели Себастьян с блондинкой-консультантом, да и Рене ни в чем им не уступала. Бойл обняла ее за плечи, прижимаясь к подруге и ощущая, как гулко бьется ее сердце. Нет, такое сыграть нельзя. Вместе с осознанием того факта, что постановкой здесь и не пахло, к Шери подкралось неприятное тошнотворное ощущение, именуемое страхом.
- Это шутка, да? - так, чтобы слышала только Рене, прошептала Бойл с утвердительно интонацией, хотя уже уверилась в обратном.
Во рту пересохло. Она застыла на месте, не замечая, с какой силой вцепилась в подругу, и только перебегала взглядом с бандюганов на растерянного Себастьяна и обратно. От былого горделивого вида владельца салона не осталось и следа. Разительная перемена. Он как будто съёжился, может, хотел провалиться сквозь землю или испариться, как делали фокусники в конце выступления. Казалось, он был готов на все, лишь бы нежданные гости поскорее получили то, за чем пришли, и убрались. Финансовые потери могли быть колоссальными, но что они в сравнении с человеческой жизнью. С его жизнью.
- То-т-т.. - начал Себастьян, и чтобы продолжить, ему понадобилось сделать глубокий вдох, - только н-не н-нужно бить в-в-витрины. У С-Сары ключи, - он по-прежнему смотрел в пол, на разлетевшиеся по мрамору осколки люстры. Он все же надеялся минимизировать потери, что бы это ни значило. - Сара?
Блондинка словно не слышала обращения. Замерла и всем своим видом давала понять, что не собирается делать никаких глупостей. А перед глазами у нее маячила тревожная кнопка. Эта кнопка находилась в футе от ее бедра, затянутого в прозрачный нейлоновый чулок. Но на Сару черным круглым глазом смотрело дуло дробовика. В теории такая штука могла снести пол головы или проделать вентиляцию в грудной клетке диаметром в полтора-два дюйма.
Из оцепенения ее вывел работодатель, но не очередное его обращение. Себастьяна ощутимо трясло и он начал подвывать, как раненый пес. Словно в замедленной съемке он опустился на колени, а рассудок его с этого момента захлопнулся для влияния извне, следовательно, он перестал реагировать на окружающих, только что-то нечленораздельно бормотал.
Воспользовавшись тем, что обладатель дробовика отвлекся на Себастьяна, Сара пошла на крайние меры. Ее губы шептали молитву, в последний раз произносимую в раннем детстве, лет двадцать назад, а правая рука метнулась к вожделенной кнопке. Шерил, которая в этот момент смотрела на отчаянную блондинку, зажмурилась, ожидая худшего, и уже приготовилась завопить во все горло прямо на ухо Рене.
[AVA]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/AVA] [NIC]Cheryl Boyle[/NIC]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-04-16 20:26:40)

+3

10

Едва ли Барри, кое-как проснувшись сегодня по утру в своей убогой квартирке в Ист-Энде, мог предположить, что вечером, всего через каких-то десять неполных часов, сможет раз и навсегда опровергнуть теорию о том, что у блондинок нет мозгов. Мозги были и вполне себе сносные. Иначе на белоснежной стене за спиной продавщицы не расцвел бы этот пугающе яркий цветок, когда Барри, приметив краем глаза несанкционированное движение, все же нажал на спусковой крючок и снес ей пол головы разом. Что бы она не намеревалась сделать, она этого не сделала. Ее тело неожиданно грузно осело на пол, оставив напоминанием о своем существовании, только оплывающее кровью и серым веществом неряшливое пятно на стене, аккурат между двумя стильными черно-белыми коллажами в тонких угольных рамках. На них, что удивительно, не попало ни капли.
Барри, оцепеневший и только теперь осознавший содеянное на автомате в полной мере, разразился потоком грязной брани и в гневе шарахнул прикладом дробовика по витрине, примыкающей к прилавку. Стекло треснуло, но пошло разрушительными трещинами и начало осыпаться внутрь на драгоценности только с третьего удара. Хозяин не поскупился на довольно прочное стекло, которое, однако, все равно не было рассчитано на пребывающего в бешенстве грабителя.
— Корова тупая! — голосил Барри, срывая голос как истеричная девчонка. — Кто тебя просил?! Нет, ну кто тебя просил, сучка?!!
Вздрогнувший от выстрела, но так и не соизволивший обернуться, Этан глянул на Гаррета и понял, что придется брать дело в свои руки. Толку от этого кретина сейчас было мало. Он и без того был в прострации, не зная, что делать с валяющимся у ног ювелиром, а теперь и вовсе завис, словно случилось что-то такое, что могло помешать им закончить начатое. Да, убивать никого они не планировали, все так. Но с такими подельниками как Ллойд и его чокнутый дружок никогда нельзя списывать со счетов вероятность, что что-то может пойти не по плану. Вооруженное ограбление и убийство. Пусть так, решил для себя Этан и, дождавшись, когда Гаррет ответит на его взгляд, коротким кивком отправил его к бушующему Барри. Ллойд тем временем, сообразив, что парочка девиц, которых он держал на мушке, хоть и не блондинки, но тоже могут отчебучить что-нибудь эдакое, показательно рассвирепел для профилактики.
— Лицом в пол. Обе. Живо! — для придания девицам скорости, он поднял дуло своего дробовика вверх и пальнул. — Кому я сказал?!
Изуродованный потолок осыпался штукатуркой и осколками от разбившихся светодиодов. Одна из рамок дополнительного освещения, опоясывающих торговый зал салона по периметру, потухла, прибавив обстановке интима. Света, тем не менее, по прежнему было предостаточно. Его было бы достаточно, даже если бы они вырубили все светильники, оставив только подсветку витрин. Но ставить подобные эксперименты Барри не собирался. Он зорко следил за тем, чтобы пара цыпочек под его присмотром не смела даже пошевелиться без разрешения, прислушиваясь к тому, как их главный успокаивает его приятеля.
— Возьми себя в руки, ну! — Гаррет схватил Барри за грудки и как следует встряхнул, шипя сквозь маску ему в лицо. — У нас дело. Потом психуй сколько угодно, а сейчас соберись.
И тот, что удивительно, собрался. Свирепо посапывая в свою маску, Барри вырвался из хватки Гаррета и присоединился к Ллойду. Две девчонки, два дробовика и целых две возможности украсить местный интерьер недалекими бабскими мозгами. Правда, присмотревшись к пленницам, грабитель как-то незаметно для самого себя переключился мыслями в другую плоскость, никак с их мозгами не связанную. Та, что в курточке, была в его вкусе. Очень даже.
Для Этана все это не имело никакого значения. Он постоял над хозяином ювелирного салона какое-то время, рассеянно прислушиваясь к возне за спиной, а потом просто прихватил его за шкирняк и поволок в глубину помещения. Туда, где по полученным им из надежного источника данным, располагалось хранилище для драгоценных камней.
— Ты знаешь, что мне нужно, — не обращая внимания на умоляющий скулеж ювелира, выговаривал Этан на ходу. — Ортега. Валленквист. Куллидж. Все, что у тебя есть от этих коллекционеров. Слышишь меня?! — он дернул мужчину за ворот и, рывком поставив на ноги, прижал локтем к стене рядом с дверью в хранилище. Глок был зажат в другой его руке, но пока что смотрел в сторону. — Я знаю, где ты живешь, Себастьян. Знаю, где живут твои родители и твоя сестра со своей семьей. Знаю, в какой голубятне любит тусоваться твой парень. Я знаю, Себастьян, — он выдержал паузу, всматриваясь в остекленевшие глаза своей жертвы. — А это всего лишь камни.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 19:02:22)

+3

11

Горло сковало безмолвным криком, когда случилось то, чего не должно было случиться. Рене дернула Шерил на себя, разворачивая спиной к прилавку, наивно полагая, что та не успела ничего разглядеть, а сама не могла оторвать взгляда от этого яркого пятна, что оплывало свежей краской на стене. Краской? Да, это всего лишь краска, всего лишь краска... Можно было сколько угодно уговаривать себя, твердить, как заводная кукла, очевидную чушь, в которую так хотелось поверить, но реальности это совершенно не отменяло. Реальность пахла кровью так отчетливо и резко, что Рене невольно сглотнула, вспоминая тот стейк, что съела за обедом перед встречей с Шерил. Она запила его красным вином, которое выбрала сама. Артур хорошо разбирался в винах и никогда не упускал возможности щегольнуть этим, но Рене выросла в семье, где разбирались в алкоголе во всех его проявлениях. Сейчас стейк и Кьянти в ее желудке явно ссорились.
- Все хорошо, все хорошо, - шептала она на ухо Шерил, обнимая подругу обеими руками, пока пристреливший продавщицу бандит разорялся, почти визжа. Она сама не верила в то, что говорила с такой уверенностью, но это помогало сосредоточиться. Почти помогало. Девушка перевела взгляд на бандита, который все то время держал их с подругой на мушке. Кажется, он что-то сказал. Смысл произнесенных им слов добирался до ее восприятия какими-то окольными путями, однако очередной выстрел, просыпавший на головы девушек стеклянную крошку и штукатурную пыль, расставил все по своим местам. Рене потянула Шерил на пол, вставая сначала на колени, а потом и вовсе укладываясь ничком. Она держала руки на виду и не отпускала ладонь подруги, сжимая ее подрагивающие и мокрые от волнения пальцы своими словно закаменевшими и внезапно холодными.
- Смотри на меня, Шери, - она попыталась улыбнуться и у нее почти получилось. - Все будет хорошо.
Теперь, когда двое грабителей присматривали за ними, Рене боялась не то, что пошевелиться, а даже вздохнуть лишний раз и смотрела Шерил в глаза с таким лихорадочным отчаянием, словно уже чувствовала как в затылок ей утыкается дуло дробовика, а содержимое черепа вскипает и выплескивается через край, растекаясь по светлому мрамору ювелирного салона. Если это случится, если ее сегодня убьют... До чего странно было осознавать, что, балансируя на самом краю, она думает не о том, что сама виновата в случившемся, ведь это она, а не кто-то другой притащила Шерил сюда именно сегодня и именно в это время. И даже не о том, что все могло бы повернуться иначе, если бы она пошла на поводу у подспудного желания сразу же затащить Шерил в постель и просто осталась дома. Как последняя неудачница она думала о том, что будет умирать, так и не совершив самого главного в своей бестолковой богемной жизни. И она так и не помирилась с Джетро. От этого почему-то было особенно хреново. Про Себастьяна она даже не вспомнила и это было взаимно.
Ювелир едва шевелил ногами, когда его дернули с пола, на котором ему было так комфортно, и потащили куда-то. Он поскуливал, как побитая собака, но на большее не решался, хотя мог бы заговорить. Мог бы предложить им выход из сложившейся ситуации, который удовлетворил бы обе стороны. Он мог бы предложить грабителям застрахованные изделия, за которые в дальнейшем получил бы внушительную компенсацию. Он мог бы, да, но грабитель, который притащил его к хранилищу, дал понять, что ему на самом деле нужно, и это уничтожило Себастьяна, размазало его по стене как плевок. Драгоценные камни из названных бандитом коллекций находились у него временно. Ему стоило неимоверных усилий, чтобы добиться такого доверия и получить эти камни на хранение перед тем, как оформить их для выставки. А теперь он должен был их так просто отдать? Внутренне Себастьян возмутился, но страх за собственную жизнь заглушил даже эти его слабые героические позывные. То, о чем грабитель заговорил под конец, окончательно уверило ювелира в том, что выбора у него нет и никогда не было. Разве что тот, который предполагал альтернативу банкротству, а это была смерть от пули или от вскрытых вен. Будь Себастьян хоть чуточку смелее, он выбрал бы пулю и наплевал бы на девушек, которых в этом случае ждала неприглядная участь, но к счастью для них, он был трусом и потому послушно открыл хранилище.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 16:05:41)

+3

12

Худшие опасения оправдались. Новый выстрел прогремел с претензией на разрыв барабанных перепонок. Шерил истошно кричала, думала, что кричала, по крайней мере, у себя в голове. Она открыла глаза, и, прежде чем Рене развернула ее к себе, успела увидеть на стене алеющую кляксу цвета красного краплака аккурат на том уровне, где раньше находилась светловолосая голова девушки-консультанта. Краплак - красивая краска. В пастозном состоянии насыщенно-темная, кроющая. В жидком - прозрачная, звенящая, лессировочная. Точно кровь. Теперь любая ассоциация с этим незаменимым в работе пигментом будет вызывать тошноту.
Ноги подкашивались. Шери боролась с подступавшим обмороком и прерывисто дышала, силясь сконцентрировать бегающий отрешенный взгляд на красивом, с правильными чертами лице Рене, старалась не слышать ничего кроме того, что шептали губы подруги. Этот шепот теперь напоминал материнский. Точно так же перепуганная до смерти миссис Бойл обнимала и успокаивала дочь после забега от вора-карманника, заставившего двух молоденьких, прогуливавшихся по ночной улице, мамаш с детьми, как зайцев, броситься врассыпную. Тогда потери ограничились кошельком с незначительной суммой наличных, да нешуточным испугом. Шери и думать об этом забыла. И вот сейчас тот момент всплыл со дна памяти, создавая защитный барьер от негатива, впитавшегося в стены салона в буквальном и переносном смысле. 
Дождь из битого стекла посыпался на головы девушек, и если бы Рене не потянула Шерил на пол, та так и осталась бы в вертикальном положении, шатаясь на неверных ногах, как единственная не пораженная мишень в тире. На звуковой аккомпанемент Бойл перестала обращать внимание, избирательно вычленяя из всего этого звона, выстрелов и мужских голосов единственный знакомый и различимый ей одной шепот Рене. Она неловко осела, бесстрастно изучая пару ботинок напротив, и растянулась на мраморном полу. Видок у нее был как у обкуренной.
Но Рене права - все будет хорошо. Все будет хорошо до тех пор, пока Шерил будет ощущать пальцы подруги на своих. Бойл не могла вспомнить, когда в последний раз у Кензи были такие холодные руки. Вечно мерзлявая Шерил привыкла к другому их состоянию. И дело было отнюдь не в температуре в салоне и за его пределами. Причиной был страх. Он проявлялся по-разному. Он выступал на коже мелким бисером, он остужал кровь в жилах, туманил голову, толкал на опрометчивые поступки. Результат одного из таких опрометчивых поступков трупом лежал сейчас где-то там, за прилавком, в одной плоскости с девушками.
Поганой метлой отгоняя сорные мысли, Шерил всеми силами пыталась настроиться на позитивную волну. И ей это почти удавалось. Сквозь завесу растрепавшихся волос она смотрела на Рене: на разметавшиеся по полу темные пряди, на жилку на шее, теперь заметнее пульсировавшую, на припухлые губы, на которые Шери могла медитировать, как на пламя свечи, чем и предпочла заняться. А ведь Бойл так ни разу и не удалось увековечить образ подруги не то что на холсте, даже на бумаге. Открытое нежелание Рене выступать в качестве натуры только распаляло азарт Шерил. И неужели у нее больше не будет возможности подловить Кнези.
Закусив губу, Шерил сморгнула слезы. Лицо подруги расплылось от обилия влаги, и, на смену тому, что Бойл видела в действительности, память подкинула целый караван лиц и событий, которые следовало вспомнить перед концом.
[AVA]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/AVA] [NIC]Cheryl Boyle[/NIC]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-04-17 19:55:39)

+3

13

Повторять не пришлось. Себастьян, если и потратил какое-то время на раздумья, то не так уж и много. Во всяком случае недостаточно, чтобы Этан начал задумываться о том, чтобы пойти на крайние меры и прострелить ему колено. Это был тот самый план Б, который так и остается нереализованным, если все идет своим чередом и не выбивается из графика. Глянув на часы, Этан убедился, что пока все действительно идет так, как он и задумывал. Гладенько и ладненько, как сказал бы Гаррет. Мысли, конечно, так или иначе возвращались к тому, что творилось или могло твориться в торговом зале в этот самый момент, но приоритеты не менялись и это тоже было частью плана. Он должен был выполнить свою часть работы и он ее выполнял. Все просто.
Прежде чем открыться, толстая дверь щелкнула добрым десятком запоров, отозвавшихся на правильно набранный код и (подумать только!) сканирование сетчатки глаза. Об этой детали он не знал и мысленно поставил пометку, в следующий раз изучить внутреннюю систему безопасности более досконально. Чтобы не было таких вот сюрпризов.
— Заходи, — не сильный в принципе тычок, буквально загнал ювелира в ярко освещенное нутро хранилища. Этан инстинктивно сощурился, как будто заранее знал, что его ждет внутри. Наверное, этим страдают все, кто имеет довольно поверхностное представление о подобных местах. Всегда представляется что-то вроде пещеры Али-Бабы, где все завалено горами золота, серебра и драгоценных камней, и кажется, что от всего этого великолепия можно запросто ослепнуть. На деле все оказалось предельно просто и почти стерильно. Белые стены, белый пол и белый потолок со встроенными лампами дневного света, однотипные полки, однотипные шкатулки и футляры разных размеров на них, вдоль стен стеллажи с узкими выдвижными ящиками для хранения камней. К ним Этан и подвел пришибленного и как-то неуловимо позеленевшего ювелира. Он вытащил из-за пазухи небольшую смятую сумку со множеством отделений и карманов на замках и всучил Себастьяну.
— Ты знаешь, что мне нужно, и знаешь, что должен сделать, — просто сказал и отошел к двери на случай, если случится что-то из ряда вон выходящее. Оружие он так и держал дулом в пол, но на виду, специально чтобы хозяин ювелирного салоне не забывал, что это не чья-то неумная шутка, а самое настоящее ограбление. Встав так, чтобы иметь возможность хотя бы отчасти слышать то, что происходит в торговом зале, Этан стал ждать, когда Себастьян сделает то, что должен. Пока все шло по плану.
Что в планы грабителей не входило совершенно, так это то, что Барри, изрядно возбужденный после совершенного убийства, начнет проявлять к одной из заложниц повышенный интерес. Сначала он просто топтался вокруг, разглядывая ее распластанное на полу тельце со всех возможных ракурсов, а потом присел на карточки и поддел пальцами в перчатке ее подбородок, чтобы получше рассмотреть ее мордашку. Волосы почти закрывали ее заплаканное лицо, но не заметить, что она упорно смотрит на свою подружку было невозможно. Они обе, словно сговорившись, друг на друга таращились, словно кроме них здесь больше никого не было. Это выводило Барри из себя.
— На меня смотри, сучка!
Пришлось действовать грубее. Грабитель схватил девчонку за волосы и заставил ее задрать голову, чуть не вывернув бедняжке шею. Теперь у него была прекрасная возможность рассмотреть ее личико.
— А ты милашка, — не отрывая от лица девчонки взгляда, он чуть повернул голову и обратился к своему напарнику. — Йоу, как думаешь? Она ничего, да?
— Мне посрать, — буркнул Ллойд и почти даже не покривил душой. Чутье, настоящее и почти звериное, выращенное и выдрессированное на улицах Ист-Энда, подсказывало ему, что нужно валить отсюда и как можно скорее. Он старался как можно реже прислушиваться к предчувствиям и уж тем более никогда не говорил о них кому бы то ни было, потому что знал, что подельники с вероятностью процентов в девяносто сочтут его параноиком, но сегодня свербило как-то особенно сильно.
— Ну, где он там? Какого хрена так долго? — Ллойд глянул на главаря, болтавшегося в нервном бездельи по салону, но тот только раздраженно отмахнулся.
— Он делает свою работу. А ты делай свою.
И Ллойд почти проглотил этот ответ, покорно, как делал всегда, но ощущение, что что-то не так, его все никак не оставляло. Как тлеющие искры, его тревога только ждала подходящего момента, чтобы полыхнуть в полную силу, и этот момент не заставил себя ждать. Ввалившийся в салон Прайс пыхтел так, словно пробежал стометровку.
— Там... Там копы... — прохрипел он, выпучив глаза. — Разгоняют ремонтников.
— Дерьмище! — ругнулся Ллойд, опуская дробовик. — Нужно уходить!
— Без камней?! — Гаррет тоже решил перейти на крик, поскольку знал, что с конкретным кретином справиться можно только так. — У нас еще есть время. Трев успеет.
— Да пошел твой Трев к ебеням! Это ты его приволок. Я его не знаю и знать не желаю. Мы уходим. Барри?
Тот выпрямился, но вместе с ним была вынуждена подняться с пола и девчонка, которую он продолжать держать за волосы на загривке, как пойманную в подворотне дворовую кошку.
— Без трофея я при любом раскладе не уйду. Вторую тоже возьмем? Можно ведь и поразвлечься.
На несколько долгих секунд повисло напряженное молчание, но потом все словно отмерли и засуетились. Ллойд схватил за ворот пальто и резко поднял на ноги вторую девчонку, а Гаррет рванул в глубину помещения салона, чтобы поторопить последнего из подельников. Но голос отдышавшегося Прайса остановил его на пол пути.
— Да похуй на него, Рет! Нужно валить, пока есть возможность.
Гаррету хватило всего пары секунд, чтобы принять решение. И оно было не в пользу Этана. Он только кивнул, молча соглашаясь с единогласным решением остальных, и последовал за Барри и Ллойдом. Оба тащили за собой девиц, которым так не посчастливилось сегодня оказаться именно в этом салоне и в это самое время.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 19:01:26)

+3

14

Сердце билось в груди гулко и с силой, словно пыталось пробиться не только сквозь ноющие ребра, но и через светлый мрамор пола прямиком в подвальные помещения здания и уйти глубоко в землю до самых тоннелей лондонского метро, однако, его ритм был при этом таким медленным, как если бы Рене спала или просто дремала. Паника отступила, теперь ею завладело незнакомое прежде оцепенение. Она ждала, просто ждала, когда все закончится. Переплетая свои пальцы с пальцами Шерил, она совсем не думала о том, что грабителей может заинтересовать что-то кроме драгоценностей. Они явно пришли за чем-то конкретным, чего не было в торговом зале, иначе зачем им сдался Себастьян. Если бы все было так просто, они бы побили витрины, быстро собрали приглянувшиеся побрякушки и ушли. Это Лондон, тут даже самых захолустных закоулкам были понатыканы камеры. Группа из четырех человек в масках, заходящая в ювелирный салон ранним вечером должна была привлечь внимание, с поправкой, конечно, на вероятность, что кто-то вообще интересовался тем, что происходит в этом районе. Перекрытая улица, тишина и ни одного человека на улице. Кажется, Рене начала понимать, что именно ее так насторожило, когда они с Шерил еще только собирались войти в салон. Было не просто тихо и безлюдно, было слишком тихо и безлюдно. Все эти мысли клубились в ее голове, как сигаретный дым, такие же горькие и душные, с примесью противного ментолового послевкусия от чувства вины, но даже они рассеялись моментально, когда один из грабителей стал приставать к Шерил. Подкат был весьма условный, но она его явно заинтересовала. Колыхнувшаяся в груди тревога, щедро сдобренная негодованием, заставила Рене сжать пальцы подруги еще крепче. Она зло зыркнула на грабителя исподлобья, пока тот делился со своим подельником впечатлениями о Шери, которую держал за загривок, причиняя боль, но все же уговорила себя смолчать. Их нельзя было провоцировать. Скоро они получат то, за чем пришли и уйдут, а они с Шерил останутся, и все будет хорошо. Будет, иначе ведь не может быть. Все пошло по совершенно иному сценарию, когда в салон ворвался пятый член банды. Рене посмотрела Шерил в глаза, безмолвно вопрошая: «Полиция? Я не ослышалась?», но радость, шевельнувшая было в груди, резко сошла на нет. Без хоть какого-то барыша грабители уходить не желали и решили хотя бы отчасти возместить неоправданные ожидания, взяв их с собой. С неожиданной для самой себя яростью Рене забилась в руках бандита, который потащил ее к двери, держа за шкирку, как котенка.
- Нет! Пусти меня, ублюдок! Никуда я с тобой не пойду!
Она как-то умудрилась извернуться и заехать ему каблуком по лодыжке, от чего мужчина застопорился на ровном месте, громко матерясь, но ответка прилетела и в другом, более ощутимом эквиваленте, в виде тяжелой оплеухи, которая швырнула Рене на пол, от души приложив об угол прилавка. Яркая вспышка на миг ослепила девушку, а потом она словно окунулась в густую и вязкую темноту, сквозь непроглядную толщу которой с трудом, но все же было слышно, как переговариваются между собой преступники. По лицу потекло что-то теплое и липкое. Только почувствовав привкус меди на губах, Рене поняла, что это кровь, но сколько не прислушивалась к себе, боли так и не почувствовала.
Кому действительно было больно, так это Себастьяну. Он ссыпал камни в сумку, всученную ему грабителем, без разбору, как конфеты разных сортов в один кулек. Не ограненные алмазы Валленквиста были особенными, их цена исчислялась десятками миллионов, а как дела обстояли со ставками на черном рынке ювелир предпочитал даже не думать. Это было больно по-настоящему. Когда все ящики стеллажа с названными коллекциями были опустошены, Себастьян застегнул сумку и, обернувшись, протянул эту довольно легкую ношу грабителю, который стоял в дверях хранилища и терпеливо ждал, когда его приказ будет выполнен.
- У меня к вам только одна просьба, - удивительно твердым голосом без единой запинки проговорил Себастьян, глядя себе под ноги, как нашкодивший мальчишка. - Ударьте меня. Только посильнее, чтобы... ну, вы понимаете.
Собравшись с духом, он все таки поднял глаза и встретился с темным взглядом преступника. Он должен был понять, что Себастьян имел в виду.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 16:03:10)

+3

15

Конец - не конец, плохой или хороший, а его надо принять с достоинством. Впрочем, о каком достоинстве может идти речь перед лицом настоящей опасности. Сомнения в том, что эта опасность самая что ни на есть настоящая остались где-то в очень далеком прошлом. Шерил шмыгнула носом, собирая излишки влаги, неприятно щекочущие нос. В щеку впивалось что-то мелкое и острое - чего теперь только не было на некогда идеально чистом мраморном полу - и это навело Бойл на одну мысль.
А пол был холодный. Теплообмен происходил теперь только в том месте, где пальцы Шери переплелись с пальцами подруги. Смотреть на Рене. Или закрыть глаза и представить, как она улыбается. Или вспомнить, как спит. Шерил нравилось вспоминать, так почему бы не заняться этим теперь. Ведь больше, по сути, нечем. Время от времени она открывала глаза, чтобы убедиться, что Кензи на месте, а потом вновь закрывала. Воображение стирало с ее лица следы неприглядных реалий. А тактильного контакта было вполне достаточно, чтобы подпитывать такой уютный мир иллюзий. Шерил даже удалось улыбнуться.
Визуализация - что может быть проще, если позарез хочется сбежать от реальности. Правда, этот фокус не спасает, когда реальность тянет к тебе свои пальцы, трогает и еще ждет какой-то реакции. Шерил по-прежнему тщательно фильтровала информацию и не слышала, что втирал ей этот псих, который крутился над головой все это время, как кобель, ищущий, где бы пометить. Зато все прочие чувства обострились. В нос ударил резкий запах на грани вони. Обычно Бойл нравилось, как пахнут кожаные изделия, но этот раз явно был исключением из правил. Шери упорно продолжала держаться за спасительную соломинку, сохраняя зрительный контакт с единственным человеком, с которым вообще было желание этот самый контакт поддерживать. Это, по всей видимости, не всем было по душе, хотя, казалось бы, какая кому разница. И после некоторых немудреных, но достаточно болезненных манипуляций со стороны все же пришлось отвлечься на горящие сумасшедшим блеском глаза психа. Черт, да все мужики от части психи, но этот бил все рекорды. Шерил скривилась от гадливости, пронизавшей все ее существо от макушки до самых кончиков пальцев на ногах. Рот переполняла слюна, и Бойл месила ее языком, как барабан стиральной машинки гоняет белье во время стирки, чтобы выдать смачный плевок в левый глаз. Или в правый, это как получится. Она ясно представила, как сделает это, видела, как вязкая пенящаяся жидкость подобно кислоте разъедает глазницу, и только ждала удобного момента.
Но такового не представилось. На сцене появилось новое действующее лицо. Замедлившийся было ход времени вновь прибавил в темпе. Шерил сжала пальцы не занятой руки в кулак и очень вовремя, потому что ее потянули вверх, не особо церемонясь и переживая за сохранность шевелюры. Из глаз посыпались искры, и теперь она кричала по-настоящему. Шери сама отпустила руку Рене и вцепилась в предплечье психа, повисая на его руке, чтобы хоть немного уменьшить давление на корни волос. Она вполне могла добраться до кожи и от души исцарапать запястье, однако ногти были аккуратно подстрижены - она же готовилась к встрече. И готовилась основательно. Была, так сказать, при параде: новые джинсики в облипку, лучший свитер, каблуки, она даже подкрасилась. И ради чего? По-всему выходило, что зря. Однако кулак, которым она изо всех сил молотила обидчика куда придется, по-прежнему оставался в подобранном состоянии храня свой маленький колючий секрет. Все то время, пока Бойл находилась в горизонтальном положении, она едва уловимыми дрожащими движениями подгребала под ладонь осколки и мусор - все, что попадало под пальцы. Теперь у нее был туз в рукаве.
Ей бы остепениться, памятуя о блондинке, и отказаться от свой затеи пока не поздно, но плохой пример Рене оказался чертовски заразительным. Шерил с ужасом наблюдала нарезку из кадров (ей то мешались собственные волосы, часть которых выбилась из захвата бандита, то его корпус) неравного боя высокой, но хрупкой девушки со здоровым мужиком, исход которого окончился, очевидно, в пользу последнего.
- Рене! - завопила Шерил, надрывая связки, когда та уже затихла, прижавшись щекой к боковине прилавка, и вряд ли могла слышать хоть что-то. Бойл дернулась к подруге, оставляя в кулаке психа пряди выдранных с корнем волос. Но не все волосы, бывшие в захвате, пожелали покинуть голову, потому Шерил отбросило назад, как разыгравшегося сверх меры щенка, которого дернули за поводок, дабы осадить.
Адреналин, как наркотик, заглушал боль и в затылке, и в сжатых в кулак пальцах, а наличие красной дорожки, бегущей по щеке Кензи, заставило Бойл действовать решительно и молниеносно.
Спиной она вжалась в бандита и, запрокинув руку назад, направила кулак тому в лицо, в последний момент разжала пальцы и вслепую ткнула ладонью туда, где предположительно находилось его лицо, с явным намерением накормить ублюдка битым стеклом. Если бы не лыжная маска, ей бы это удалось. Толчок оказался не сильным, однако его хватило, чтобы высвободиться. Не теряя времени, Шери метнулась к Рене. На этом ее гениальный план заканчивался. Зато у нее была возможность прижать Кензи к себе и тряхнуть пару раз в надежде, что это приведет ее в чувства. Женская логика.[AVA]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/AVA] [NIC]Cheryl Boyle[/NIC]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-07-02 07:37:19)

+3

16

На то, что какая-то из двух заложниц взбрыкнет, не рассчитывал никто. Бесславная смерть блондинки за прилавком, похоже, ничему не научила ни одну из них. Казалось бы, куда уж понятнее. Не дергайся и останешься в живых, ан нет. Сначала взбрыкнула брюнетка в пальтишке и кокетливом берете, следом за ней дурную привычку подцепила ее подружка, на чьи ляжки запал Барри. В конечном итоге ничего, конечно же, не изменилось. Обеих заволокли в фургон, услужливо подогнанный Прайсом прямо к салону, приткнули в угол, предварительно пригрозив пушками, и повезли прочь с места преступления. Впрочем, предпринимать очередную попытку высвободиться никто из них явно не собирался. Одна была в глубоком нокауте и лежала на полу, не подавая признаков жизни, а другая была слишком озабочена состоянием своей подруги, чтобы думать о чем-то кроме нее.
— Нужно связаться с Тревом, — бубнил себе под нос Гаррет, нервно тыкая кнопки своего покоцанного мобильного и то и дело поглядывая в боковое зеркало заднего вида. — Может удастся его подхватить...
— Это если его копы не возьмут, — заметил Прайс, заметно успокоившийся с тех пор, как они отъехали на достаточное расстояние, оставив далеко позади и полицию, и этого странного новичка, который всерьез его напрягал с самого начала. Где-то в глубине души он был даже рад, что так вышло, и они избавились от него. Рэт его настроения не разделял поскольку все еще надеялся, что новичку удалось выбраться из салона до появления копов и не с пустыми руками. Но на сообщения тот не отвечал и трубку не брал, сколько бы Гаррет не пытался до него дозвониться.
Этан просто не обращал внимания на телефон, вибрирующий во внутреннем кармане его пальто, совсем рядом с зажатой за пазухой сумкой с камнями. Еще пять минут назад он стоял над хозяином ювелирного салона, любуясь тем, как тот плюется собственными зубами. Да, Этан слегка переусердствовал, выполняя просьбу Себастьяна. С ним иногда такое случалось. Но это было пять минут назад. Целых пять минут, которых ему бы хватило, чтобы выйти из салона, завернуть за угол и затеряться в извилистых улочках Марлебона. Теперь же он стоял, прижимаясь к стене у самого входа в салон и ждал, когда полицейские проедут мимо, сжимая рукоять гарретовского Глока. Сложно сказать, что он почувствовал, когда вернулся в торговый зал и обнаружил, что подельники его кинули, прихватив с собой заложниц в качестве утешительного приза. Но что-то он определенно почувствовал. Что-то темное, почти черное и очень опасное. Его кинули, это очевидно. Вопрос состоял в том, будет ли у него шанс отыграться за это.
Патрульная машина лениво прошуршала мимо салона дальше по улице. Этан выждал еще несколько минут, мысленно просчитывая, насколько далеко она отъехала, и наконец-то решил выйти наружу. Пустынная улица была по-прежнему пустынна, несмотря на то, что ремонтников как ветром сдуло. Нырнув в переулок, Этан стащил с головы лыжную маску, бросил ее в первый же попавшийся мусорный контейнер и, натянув козырек кепки на самые глаза, бодро зашагал прочь. Сумка с камнями приятно пригревала ему бок и теперь он по крайней мере мог ответить на звонок. Не сбавляя шага, Этан достал телефон и нажал на кнопку приема.
— Вы меня кинули, — он не спрашивал, он констатировал факт. Гаррет, наконец-то вздохнувший с облегчением, попытался придать своему голосу как можно больше озабоченности.
— Трев, ты выбрался?! Слава Богу! Приятель, ты где? Мы тебя подхватим. Скажи только, куда подъехать.
Будь Этан чуть более эмоционален, он послал бы его куда подальше, напоследок все же отчитавшись о том, что ограбление таки состоялось. Но во всем происходящем он видел не только отменный шанс отыграться за подставу. Тут было еще кое-что. Кое-кто, если быть точным. Они забрали Кензи, а на ее счет у Этана были несколько иные планы. Какие именно он еще не придумал, но отдавать ее и ее подружку на потеху таким недоумкам как Барри и Ллойд, он не собирался. Прошло несколько мучительно долгих секунд, прежде чем он все же назвал адрес, по которому его можно было забрать, и отключился.
— Ублюдок, — прорычал Гаррет, когда из телефона раздались короткие гудки. Прайс и тут не преминул вставить свои пять копеек.
— А я тебе говорил, — самодовольно протянул он.
— Заткнись, — устало отмахнулся Рет и оглянулся назад, чтобы убедиться, что Барри и Ллойд ведут себя прилично. И, странное дело, почти так оно и было. Кроме одной детали. Оба успели снять маски и теперь заложницы могли видеть их лица. Ничего хорошего это им не сулило.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 18:59:46)

+3

17

Рене не столько плыла, сколько беспомощно бултыхалась в багровом мареве, которое то выталкивало ее на поверхность, то затягивало обратно в свою пучину, подобно морскому чудовищу с цепкими щупальцами и игривым настроением. Она видела слабый свет, пробивающийся сквозь гущу ресниц, слышала голоса, чувствовала запахи и всем телом ощущала, как подскакивает на неровностях дороги, скрипя старой подвеской, фургон, в который их запихнули. Их... Почему их? Шерил, точно. Аромат ее волос пробивался через другие, более плотные и неприятные запахи. Средство для очистки мебели, бензин и, кажется, сигареты. Зубы зачесались от острого желания закурить, хотя Рене не курила. Покуривала иногда за компанию с кем-нибудь из друзей и баловалась травкой время от времени в терапевтических целях, но никогда не смолила всерьез. Тем не менее сейчас она чувствовала себя как заядлый курильщик, которого оставили без никотина на довольно долгий срок. Странно, но именно желание закурить в итоге вытолкнуло ее на поверхность как поплавок.
Фургон в очередной раз подскочил, заехав колесом в выбоину на дороге, и Рене вцепилась в рукав куртки Шерил, словно боялась упасть. Падать по факту было некуда, она и без того лежала на грязном полу фургона, как мешок картошки, и только сидящая рядом Шери создавала некое подобие комфорта, придерживая ее голову на своих коленях. От качки ее слегка мутило, но стоило открыть глаза, как застрявший в горле ком рассосался сам собой и, кажется, собрался заново где-то в районе сердца, закаменев и заледенев в одночасье. Эти ублюдки сняли свои маски. Обстоятельство, незначительное на первый взгляд, пугало перспективой, потому что это был тот самый плохой знак, увидев который понимаешь, что все не просто плохо, а очень и очень плохо. Если бы их действительно собирались отпустить, грабители сделали все, чтобы их не опознали. Маски на лицах, никаких имен и повязки на глаза для пущей уверенности. Но они сняли маски. Они сняли эти чертовы маски! Рене была готова завопить в голос, но смогла только что-то невнятно промычать сквозь плотно сжатые губы и поднять глаза на Шерил. Понимала ли она, что все это значит? Понимала ли, что их убьют? Теперь-то уж точно. Почему не убили сразу же, она предпочитала не думать. Слишком много вариантов и все как один хреновые.
- Не нужно было ехать в этот чертов салон, - прохрипела она чуть слышно. Звук двигателя почти поглотил ее слова, но Рене все равно надеялась, что Шерил ее услышала поняла, что помимо очевидного она имела в виду. Все это затевалось с одной целью и Рене была более чем уверена, что Шерил догадывалась с какой именно. Себастьян и его побрякушки были своеобразной прелюдией, как те же цветы, конфеты и кино. Лучше бы они действительно пошли в кино. Интересно, что там сейчас в прокате? До чего же глупо сейчас об этом думать. Но эти мысли были куда более приятными по сравнению с теми, что пытались пробиться из глубины, где обитали инстинкты. И эти инстинкты буквально завывали, побуждая сделать какую-нибудь откровенную глупость, толку от которой не будет точно. Все, что они могли сейчас сделать, это ждать. Знать бы еще, чего именно.
- Прости, - шепнула Рене, чуть сжав холодные пальцы Шерил, и предприняла попытку сесть. Получилось не сразу. Голова полыхнула пульсирующей болью в месте удара. Рене поморщилась и сдавленно застонала. Ей даже показалось, что у нее по лицу снова потекла кровь, но, прикоснувшись к нему пальцами, обнаружила только ссадину, запекшуюся кровью у самой границы роста волос, и потрескавшуюся дорожку засохшей крови на лбу. Берет куда-то подевался. Впрочем, Рене было на него наплевать. К сидящим чуть в стороне грабителям она обратилась спустя какое-то время, когда окончательно пришла в себя.
- Закурить есть?
Она сфокусировала взгляд на грабителе, что сидел ближе к ним. Судя по обуви, это был тот самый озабоченный, которому понравилась Шерил. Если бы он не целился в них из пушки, Рене могла бы назвать его симпатичным.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-07-22 15:57:37)

+3

18

Это дерьмо происходило не с ней, с какой-то другой Шерил из параллельной вселенной, а она - Шерил настоящая - просто зритель в кинотеатре, пришла посмотреть второсортный триллер. Бойл, закрыла глаза, покинула свое тело, следуя инструкциям, которые дают на занятиях йогой. Она вслушивалась во все звуки, доносящиеся извне, близкие и далекие, тихие и громкие: мерный рев двигателя, смех детей, игравших на улице, монотонное дребезжание стекла в оконной раме особняка, который они с Рене проезжали по дороге в салон, шум проносившихся за городом машин, крики чаек, пикировавших в темные воды Темзы. Видела все, что происходило как бы со стороны: себя, Кензи, четырех ублюдков, неприметный фургон, ползущий по улице, дома, весь город, такой маленький, размером с пятак, как на карте мира. Она поднималась все выше и выше, могла коснуться облаков. Но пришлось вернуться. Всегда приходилось возвращаться. Как и теперь. Адреналиновый приход прошел, и ладонь ныла сильнее от множества мелких ссадин и порезов всякий раз, когда приходилось прилагать усилия, чтобы голова Рене не металась так сильно при каждом подскоке на "лежачем полицейском" или колдобине. Запекшаяся корка на ее лбу пугала, но Бойл никак не могла заставить себя заговорить, хотя уже присмотрела коробку, из которой доносилось характерное дребезжание.
Ничего не выгорело. А должно было? Шерил вдруг поняла, что перед ней во всей красе предстал иной, отличный от нормального мир, неприветливый, опасный, закрытый от большинства людей, в самые скверные грехи которым можно записать разве что баловство травкой и скачивание порнушки с торрентов. Она попала в мир, где не считаются с чужим мнением, а направить на бабу дробовик и спустить курок ровным счетом ничего не стоит. Одним словом мир, в котором приходится выживать. И они ведь даже попытались. Однако перед "погрузкой", было предельно ясно объяснено, что у всякого везения есть свой лимит, и он уже был исчерпан.
И все же Шерил до сих пор не покидало ощущение искусственности. Как будто не было поездки в этот дурацкий ювелирный салон, не было девушки-консультанта и ее мозгов, размазанных по стенке, не было ограбления, как и громил в масках. Потому что на двоих из них действительно не было никаких масок. Стеклянным взглядом Шерил уставилась на того, что продолжал тыкать в девушек своей пушкой. Кончик сигареты ярко вспыхивал, подобно маяку подмигивал в тусклом свете, проникавшем через наглухо затонированные стекла, через которые и при большом желании ничего нельзя было разглядеть. Когда в руках ублюдков впервые оказывается чья-то жизнь, они чувствуют власть, а почувствовав ее однажды, они уже не могут остановиться. Кажется. так говорят об акулах, отведавших человечины. С равным успехом этот ненормальный мог как высадить в них всю обойму - хоть по понятным причинам этого не делал, по крайней мере пока, и Шерил пыталась о них не думать - так и использовать чужую щеку в качестве пепельницы. А что, имел полное право. Шери видела это по глазам, а потому опустила свои на бледное лицо Рене, на котором теперь особенно четко выделялись дрожащие ресницы. Кензи вырывалась из забытья. Шерил просияла и наклонилась к подруге, чтобы разобрать ее несвязный лепет. О чем она, какие, к черту, извинения? К горлу опять подступил комок и Бойл с трудом сглотнула его.
- Голова сильно болит? - превозмогая дрожь в голосе спросила она, заглядывая в глаза Рене, словно таким образом могла определить степень повреждений.
Исказившееся гримасой боли лицо подруги оказалось красноречивее любых слов. Шери спрятала в рукав куртки покоцанную ладонь и помогла Рене принять сидячее положение. Она все изучала запекшуюся корку и мысленно перебирала содержимое своего рюкзака, оставшегося на заднем сидении машины. А еще в багажнике должна была быть аптечка. Но какая теперь разница.
- Это надо чем-то промыть, - не унималась Бойл.
Она периодически зыркала то на дребезжащую коробку, то на этих двоих, но молчала. В конце концов, не выдержала и, послюнявив большой палец, щадящими движениями принялась стирать кровь со лба Рене. А когда та нарушила молчание, едва не прыснула со смеху. Правда, вышел только какой-то горький нервный всхлип. Как это было в духе Рене Кензи. И Шерил не сомневалась, что та своего добьется.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/icon][status]cherry[/status][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>
[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-07-28 13:04:11)

+3

19

Кофе был дрянной, несмотря на то, что кафешка вроде как была из разряда приличных. Ну, более или менее приличных. Для такого города, как Лондон, со всем его пафосом и лоском в центре и грязью на окраинах, само понятие "приличное заведение" обретало довольно таки широкий спектр. Этан не особо заморачивался с заказом. Чашка кофе и свежая газета были всего лишь поводом посидеть за столиком в ожидании, когда уже появится знакомый фургон. Через дорогу было почтовое отделение и мимо то и дело сновали небольшие фургончики с ее символикой, но Этан ждал один единственный, чей нездоровый рык он узнавал даже на расстоянии. Вот как сейчас.
— Вон он сидит кофейком балуется, — Прайс указал в сторону кафешки на углу, за одним из наружных столиков и сидел их подельник, и Гаррет кивнул, нетерпеливо жестикулируя. Мол, давай уже, подъезжай ближе. Фургон подкрался к Этану со спины и притормозил почти рядом с его столиком. Стекло опустилось и Гаррет высунулся наружу.
— Ты в порядке? — в его голосе читалось что-то отдаленно напоминающее заботу, в то время как взгляд его шарил по Этану в поисках хотя бы намека на сумку, в которой могли бы быть камни. Их не было. Ни камней, ни сумки. Он бы и от пистолета избавился, если бы был до конца уверен в том, что он ему сегодня уже не понадобится.
— Ты так говоришь, словно я должен тут как минимум кровью истекать.
— Говори тише, — Рет зыркнул в сторону пустующих столиков, между которыми сновал официант с подносом для грязной посуды, и, понизив голос, добавил: — Садись уже в машину, бога ради. Нам нельзя здесь светиться.
Нарочито медленно Этан допил свой кофе, потом сложил газету и взялся отсчитывать чаевые для официанта. Он буквально кожей чувствовал, как от фургона несет злостью и раздражением. Где-то внутри кто-то от души ругнулся. Он услышал интонацию, но не слова и именно по интонации понял, что кому-то пришелся не по душе тот факт, что камней при нем нет. Махнув официанту, чтобы привлечь его внимание к еще одному столику, с которого нужно было убрать, Этан обошел невысокое ограждение, отделяющее зону кафешки от проезжей части и наконец-то забрался в фургон. Тот тут же тронулся с места.
Внутри было накурено и как-то слишком уж людно. Обе девчонки сидели на полу, почти под сидениями. Не связанные и без мешков на головах. Этан так и замер, встретившись взглядом с Кензи. Эту заминку никто не заметил, потому что он почти сразу же уселся на свое место в самом углу и отвернулся к тонированному окну. Но он чувствовал, как она на него смотрит. Эта сучка всегда смотрела так, что кожа начинала зудеть.
— Передай-ка этой крошке, — Барри протянул ему только что раскуренную сигарету. — Кажется, наши девочки просекли фишку. Уже не так страшно, а?
Этан уставился на сигарету, потом на Кензи, которая смотрела на него неотрывно, словно хотела загипнотизировать, и передал ей сигарету. В отличие от Рене, девчонка, что сидела рядом с ней, выглядела именно так, как должна выглядеть похищенная девушка. Она была напугана, растеряна и жалась к подруге, как уличный котенок, которого в кои-то веки приласкали.
— Так сложно было завязать им глаза? — поинтересовался он, снова отворачиваясь к окну и не обращаясь ни к кому конкретно.
— Тебе-то какая печаль? Свой шанс ты проебал вместе с камнями, — лениво отозвался Барри. Он сверлил голодным взглядом блондинку в курточке не переставая. Можно было не сомневаться, что именно ее он и выбрал в качестве утешительного приза. Этан снова скосил глаза в сторону девчонок и снова напоролся на взгляд Кензи. Какого черта она на него смотрит?
— И ты позволил? — уже громче обратился он к сидящему рядом с водителем Гаррету. Тот обернулся, но так и не нашелся с ответом, только проворчал что-то невнятное себе под нос. Этан не стал настаивать. Тут и без того было ясно, что Рет просто струхнул под давлением остальных. Как главарь их банды он себя не оправдывал совершенно, а это значило только одно. Этану с ними не по пути по-любому.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 18:58:49)

+3

20

Парень хоть и посмотрел с недоверием, но за сигаретами все же полез, даже сам раскурить собрался, когда их сидящие впереди приятели внезапно оживились. Только теперь до Рене дошло, что грабители не в полном составе. Как минимум одного не хватало. Судя по тому, что она помнила, не хватало как раз того, который говорил с Себастьяном. Того, который говорил так... знакомо. Обычно Рене быстро восстанавливала в памяти все что угодно, но на этот раз все ее попытки вспомнить, у кого из ее знакомых был такой голос, ни к чему не привели. Словно она удалила эту информацию со своего жесткого диска, оставив одну только ссылку. Бесполезную, но тревожную и не дающую покоя.
Фургон замедлил ход и остановился. Воспользовавшись тем, что грабители были слишком заняты, прислушиваясь к разговору своего главаря с кем-то, кто оставался снаружи, Рене повернулась к Шерил, которая все еще пыталась оттереть кровь с ее лица, и осмотрела ее. На первый взгляд никаких серьезных повреждений у подруги не было. Подхватив чужую ладошку, Рене критически оглядела порез и зашарила по карманам в поисках платка. Уж его-то они наверняка не забрали. Она как раз перевязывала руку Шерил, когда боковая дверь фургона поехала в сторону и в салон забрался еще один грабитель. Тот самый. Рене узнала его пальто и кепку с модно протертым козырьком. Но стоило ей посмотреть на его лицо, как внутри все перевернулось.
Не узнать Этана МакТавиша было чертовски сложно. Он изменился с тех пор, как Рене видела его в последний раз. Фото, что напечатали в солуэйской газете, когда весь городок гудел, смакуя тот случай с наездом, не могло передать впечатления, которое возникало при личной встрече. МакТавиши вообще умели произвести должный эффект и любили это дело, судя по тому, что вытворяла их младшенькая. Именно поэтому Рене не нравилось, что Отэм встречалась с Этаном, и именно поэтому они с ним никогда не ладили. Сейчас она узнала его, а он узнал ее. Кажется. По его лицу сложно было что-то разобрать, оно совершенно ничего не выражало и оставалось неподвижным, подобно восковой маске, лишенной всех эмоций, но, когда он передал ей сигарету, Рене поняла, что ей не показалось. Насколько бы равнодушным не был его взгляд, то, что он сказал потом, расставило все по своим местам. Он узнал ее. Возможно он узнал ее еще там, в ювелирном салоне, и теперь вполне успешно делал вид, что они не знакомы, но само его недовольство тем, что пленницам оставили возможность видеть, выдавала его. По крайней мере в глазах Рене, которые смотрели на Этана неотрывно и испытующе, словно ожидая чего-то. Они не ладили, что правда, то правда, но у них было кое-что общее. Какая бы дурная репутация не преследовала Этана МакТавиша, что бы он не натворил тогда и теперь, Рене знала одно - он никогда не обижал Отэм. Именно Тэмми и была связующим звеном и это был пусть довольно хиленький, но все же шанс выбраться из этой передряги. Его нельзя было упускать.
Жадно затянувшись несколько раз подряд, Рене выдохнула через нос и не глядя протянула сигарету Шерил.
- Затянись, - не столько предложила, сколько велела она, только теперь прекратив сверлить МакТавиша колючим взглядом. - Говорят, от нервов помогает.
Потрепанные нервы были самой меньшей из их проблем. Парочка, что сидела в стороне и смотрела на них голодными глазами, была проблемой куда более серьезной. С трудом, но Рене все же подавила гадливое чувство, которое вызывали мысли о том, что их с Шерил ожидало в скором времени. Она снова глянула на МакТавиша. Его отрешенность от всего и от всех вызывала некоторые сомнения, но Рене отказывалась думать, что шансов нет. Ее учили другому. Что бы не случилось, в какую бы хреновую ситуацию ты не попал, всегда есть шанс выбраться. Всегда. В конце концов ее брат знал, о чем говорит, когда вбивал в нее это вместе с основами самообороны и учил использовать чужие слабости, дожидаться  подходящего момента и действовать без сомнений. Она сможет. Они... Они смогут. Повернувшись к Шерил, Рене встретилась с ней глазами и слабо улыбнулась.
- Все будет хорошо, - шепнула она едва слышно и, подняв руку, погладила подругу по щеке. Сама она в это едва ли верила, просто не могла себя заставить, но хотела, чтобы верила Шерил.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

+3

21

В любой ситуации, даже самой безвыходной, можно найти положительные стороны. Особенно, если представить, что могло быть гораздо хуже. А учитывая, что Рене пришла в себя, сомнений в справедливости подобной мысли не оставалось. По большому счету, эта позиция помогала держать себя в руках и не поддаваться панике. По крайней мере пока. Впрочем, возможно, заслуга целиком и полностью принадлежала не каким-то там правильным мыслям, а Рене, которая перетягивала на себя все внимание Шерил.
Как и предполагалось, Кензи получила свою сигарету. Только прежде фургон остановился и впустил в себя еще кого-то. Шерил подавила нестерпимое желание вцепиться в Рене как можно крепче. Она свято верила в то, что, пока фургон движется, им ничего не грозит. Движение - гарант безопасности, остановка - конец. Перед Шери вновь разверзлась пропасть панического страха, который, подобно смерчу, затягивал в свой вихрь ее сознание. И, словно почувствовав напряжение подруги, Рене заставила ее переключиться из опасного для них обеих режима на нейтральный, близкий к апатии. Бойл чуть вздрогнула и скривила губы от неприятных зудяще-ноющих ощущений в ладони, когда тёплые пальцы изучали мелкие царапины. От Рене ничего не скроешь. Шери одновременно удивляла и восхищала эта ее способность приспосабливаться к любым обстоятельствам.
Как оказалось, это была всего лишь временная остановка, дабы восполнить потери. Бойл бросила быстрый взгляд в сторону отъехавшей двери. С ракурса девушек была видна лишь узкая полоска, освещенного желтыми уличными огнями здания из светлого камня. Должно быть, все это время они колесили по улицам города. И не удивительно, ведь всего бандюг было пятеро. Шерил уже видела эту кепку, надвинутую чуть ли не на самые глаза,  в салоне, просто не придала значения изменению состава грабителей. Не до того было, как, впрочем, и сейчас. Должно быть поэтому она не сразу заметила шрам на бесстрастном лице пятого, который заметно отличался от остальных, и не сразу задумалась над тем, почему Рене так пристально буравит его взглядом, словно он ей должен. Или как будто она его знает.
Отказываться от сигареты Шерил не собиралась даже из опасения, что ее пустой желудок вывернет наизнанку, то ли по причине того, что она довольно давно не купила, то ли от осознания, что сигарету раскурил ублюдок, что не сводил с нее глаз. А объяснять ценность курева в сложившейся ситуации было не обязательно. Хоть Шерил и не курила - чаще всего просто "стреляла", когда было у кого - зато она давно заметила тенденцию, по которой можно было отследить значительное увеличение выкуренных в день сигарет с приближением той же сессии. Конечно, пресловутая сессия не шла ни в какое сравнение с ограблением, похищением и еще хрен-знает-чем еще. До этого момента Бойл не осознавала, как сильно ей хотелось сделать хотя бы одну затяжку. Это внезапное осознание сыграло с Шери злую шутку. Она не учла крепость и, затянувшись слишком сильно, почти жадно, закашлялась так, словно вместо сигареты ей предложили дунуть какой-то особенно забористой дряни. На весёлый гогот отдельных личностей Бойл ответила испепеляющим взглядом. Сигарету она вернула Рене только после того, как получила должный эффект, оставив на ее кончике длинную серую гусеницу пепла, которая держалась на одном честном слове.
Откинув голову назад, Шери расслабилась, на сколько это было возможно в подобных условиях, и присмотрелась к Рене. Та определенно о чем-то размышляла, не отрываясь от "новенького".
- Что-то не так? - спросила Шерил настолько тихо, что сама едва слышала свой голос.
Бойл не была уверена, что полученный ответ относился конкретно к ее вопросу. Ну, и что с того, когда эти три слова имели такой успокаивающий эффект, а тёплое прикосновение к щеке усилило его в несколько раз. Прикрыв глаза и чуть склонив голову в сторону, она коснулась губами ладони подруги. Все будет хорошо. И Шерил поверила.[nick]Cheryl Boyle[/nick][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/icon][status]cherry[/status][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>
[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-09-29 15:08:13)

+3

22

До базы, как Рет любил называть арендованный у одного ушлого еврея старый склад, они добрались довольно быстро. Теперь не было нужды колесить по всему городу. Все были в сборе и никакого кипиша со стороны столичной полиции не наблюдалось, чтобы париться по этому поводу. Прайс лениво крутил баранку, виляя среди узких улочек по направлению к старой части Доклендса, до которого модернизация еще не добралась. Этан сомневался, что она вообще до него доберется. Более паршивое место для застройки и вложения денег было чертовски сложно найти. Покосившиеся складские помещения подпирали друг друга и только за счет этого вообще стояли и сохраняли более или менее пристойный вид. Кое-где еще мелькали вывески частных мастерских по починке разного рода техники и даже встречались простенькие забгаловки для прокорма местных рабочих, но по большей части эти территории пустовали и заслуженно считались трущобами.
Фургон подпрыгивал на колдобинах латанного-перелатанного асфальта все чаще по мере того, как они приближались к пункту назначения. Болтало изрядно, бедняга Ллойд то и дело чертыхался, но стойко терпел. Однако, когда фургон все же остановился, выскочил из него, опередив даже Этана, который был ближе всех к выходу.
— Ща блевану... — мученически простонал Ллойд, согнувшись за углом. Застучавшие ему в спину смешки и злые комментарии он проигнорировал. Его сильно тошнило, а когда его тошнило, Ллойду было плевать на все, даже на баб.
— Нет, ну ты нашел время, — возмутился Барри, выбираясь следом за приятелем. — Я что, один должен развлекаться? Не, я, конечно, могу и обеих оприходовать...
— На склад их. Быстро! — прервал его выскочивший из кабины Гарретт. Он зацепил показавшегося из фургона Этана за локоть и уволок в сторону, оставив Барри и Прайса разбираться с похищенными девицами самостоятельно. Тех и уговаривать не нужно было. Особенно Барри. За время поездки он весь извелся, облизываясь на цыпочку в куртенке и представляя, как она будет под ним орать. Теперь, когда они прибыли на место, можно было забить на фантазии и перейти к делу. Чем он и занялся, едва к нему присоединился Прайс.
— На выход! — скомандовал он и, махнув пушкой, которую не выпускал из рук ни на минуту, зацепил девчонку в пальтишке за локоть и дернул на себя. — Живее! Эту бери, можешь даже трахнуть. Ллойд не обидится. А эту я себе заберу. Иди сюда, милая. Ну же!
Он прищелкнул пальцами, как будто подманивая, забившуюся в дальний угол девчонку, и, когда это не сработало, сам забрался в фургон и вытащил ее силком. Маячивший у самого ее лица ствол пистолета должен был внушать трепет и покорность, хотя Барри был бы рад, вздумай девчонка вырываться. Объезжать норовистых кобылок он любил. Тем более, что непокорность была прекрасным поводом отвесить пару звонких оплеух для острастки.
— Ну, шевели жопой! — он толкнул девчонку к двери склада. Прайс с брюнеточкой в пальтишке как раз скрылись внутри. Зазудели лампы дневного света, завоняло старой проводкой. Склад был завален до самого потолка разнокалиберными ящиками. Какие-то были пусты и годились только на растопку, другие были забиты всякой ерундой, которую не удалось загнать по той или иной причине. Несколько порченных дивиди-плейеров, отсыревшие мобильники и эмпэтришники, даже несколько коробок с ноутбуками, которые им только еще предстояло загнать. Обособленной пирамидой высились ящики с контрабандными пойлом. Проходя мимо нее, Барри прихватил бутылку Джонни Уокера из одной вскрытой коробки. Прайс уже уволок свою добычу в самый дальний угол склада, где располагались подсобные помещения, так что Барри пришлось довольствоваться так называемой "зоной для некурящих". Среди завалов из ящиков, коробок и старых стеллажей, забитых всякой ерундой, обнаружился жилой пятачок. Хорошо освещенный, он красовался расстеленным прямо на бетонном полу «персидским» ковром с красноречивым бурым пятном в углу и двумя старыми диванами, стоящими друг на против друга. Продавленные подушки, пятна на обивке и прожженные подлокотники. На низком столике, что стоял посреди всего этого великолепия, валялись пустые коробки из-под пиццы, пивные банки и бутылки. Чуть в стороне, на табуретке бликовал матовым экраном плоский телевизор. Честно спижженый, как и все остальное. Только игровая приставка, валяющаяся на полу у телека, Рет принес из дома, наказав тем самым своего нерадивого сынка. Барри швырнул девчонку на диван и с ходу подхватил пульт и включил какой-то музыкальный канал. Какой-то ниггер втирал про понятия западного побережья. Сраный янки!
— Раздевайся, — скомандовал Барри девчонке, стягивая с себя куртку. — Не заставляй меня повторять. Будешь паинькой, может, тебе даже понравится.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 18:58:00)

+3

23

Можно сколько угодно убеждать себя, что все еще реально переиграть, что все еще может само собой перестроиться и обернуться жопой меньшего размера, а то и вовсе свернуться, как кипяченое молоко, и намотаться на вилку неаппетитной пенкой, которую можно взять и просто выбросить. Это тебе не дрянной латте, купленный у армян на углу. Это, мать его, похищение. Самое что ни на есть настоящее.
Когда фургон запрыгал на колдобинах, Рене почувствовала, как где-то глубоко внутри нее вскипает паника. Она запретила себе бояться еще в ювелирном салоне, когда эти бандиты только ворвались туда размахивая пушками. В конце концов, это Лондон, здесь случается и не такое. Но, как выяснилось, это было сильнее ее. Ее затрясло крупной дрожью, когда фургон остановился и один из бандитов буквально вылетел наружу. Пальцы вцепились в Шерил мертвой хваткой.
- Этан, - успела икнуть девушка, воспользовавшись тем, что его подельники были слишком заняты, насмешками над своим блюющим приятелем. Услышал ли он ее? Понял ли, чего она от него хотела? Едва ли. Тот, кого она мысленно определила как главаря этой непонятной банды, увел его куда-то, прежде чем Рене успела разглядеть на его лице хоть что-то, внушающее надежду. Было ли оно вообще? Могло ли быть? Кого она обманывает. Это же Этан МакТавиш - самый отмороженный из всей их семейки. До боли закусив губу, Рене заставила себя успокоиться и хорошенько подумать над тем, как выбраться из этой передряги без помощи со стороны. Они остались под присмотром того озабоченного, что не сводил с Шерил голодного взгляда всю дорогу. Почти сразу к нему присоединился еще один бандит, кажется, водитель. Он с готовностью перехватил ее, когда первый выволок ее из фургона и передал из рук в руки, щедро разрешив трахнуть, пока Ллойд, вероятно, тот самый, что блевал сейчас за углом, не в самом заинтересованном состоянии. Попытка высвободится привела к еще одной оплеухе, но на этот раз Рене никуда не отшвырнуло, потому что держали ее крепко. Зато в ушах зазвенело знатно. Оглушенная, она повисла на руках бандита тряпичной куклой, и, как все ту же куклу, он взвалил ее на плечо и куда-то понес. Ладно хоть за волосы не поволок, как какой-нибудь неандерталец в свою пещеру, не без иронии подумала Рене, пытаясь пробиться сквозь марево бессознанки и уцепиться за реальность покрепче. Нельзя, ей просто нельзя сейчас отключаться. Но она все равно отключилась, правда, ненадолго.
Когда Кензи открыла глаза, ее ослепил свет лампы, свисающей с потолка. Она противно зудела и щелкала, распространяя вокруг болезненно желтый свет. В лучших традициях серийных маньяков, замызганного жестяного стола со всякой хирургической херней для полноты картины не хватало. И целлофана. И крюков, свисающих с потолка. Маньяка как-то тоже не хватало. Не сразу, но до Рене все же дошло, что она в помещении совсем одна. Это было... странно. И внушало крохотную, но вполне реальную надежду на спасение. Кое-как перевернувшись на бок, девушка едва не упала со стола, на который ее сгрузили. К вящему удивлению стол оказался бильярдным, почти таким же те два, что стояли в пабе у Джетро, только такой потрепанный, что вид его наводил на мысли о помойке, с которой его сюда притащили. Сукно, когда-то благородно зеленое, теперь было бурым и по всей поверхности красовалось пятнами самого разного происхождения. Рене скатилась со стола и почти брезгливо отряхнулась, но, зашатавшись, снова уперлась в него, чтобы сохранить равновесие. Голова гудела как гонг, а под запекшейся у границы роста волос коркой слабо пульсировало. Девушка осторожно коснулась этого места и посмотрела на свои пальцы. Подушечки были лишь слегка испачканы кровью. Если бы не ощущение, что под кожей поселился крохотный дятел, то она не обратила бы на это никакого внимания. Сотрясения вроде нет, хотя что она в этом понимала.
Оглядевшись, Рене пришла к выводу, что находится все на том же складе, только в какой-то отдельной его части. Комната, не комната, подсобка не подсобка. Из-за бильярдного стола, который стоял прямо посередине помещения, оно казалось особенно тесным. Обе двери были закрыты. Но заперты ли? Подойдя к одной из них, Рене прислушалась. Кто-то жизнерадостно насвистывал, а характерный журчащий звук и запах, который она наконец-то разобрала среди прочего множества не самых приятных ароматов этого заброшенного места, не оставлял сомнений в том, что за дверью находится местный сортир и тот, кто ее сюда приволок, прямо сейчас справлял там нужду. Рене почти бегом метнулась ко второй двери, за которой методом исключения, предполагался выход. Где-то там же была Шерил. И Этан. Но на него особой надежды не было.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

+3

24

На этот раз остановка оказалась конечной. Пальцы Рене вцепились в предплечье Шерил, и она ответила тем же, но нежелание подруг разделяться повлияло на чужое решение примерно, как дуновение ветерка на ледяную глыбу. Прежде, чем Кензи вытолкали из фургона, она успела что-то сказать, однако это что-то адресовывалось явно не Шерил. Бойл потянулась следом и даже взяла вектор на выход, до последнего цепляясь взглядом за фигурку Рене, но, когда грабитель поманил ее, отшатнулась обратно и инстинктивно вжалась в заднюю дверцу фургона, едва не забившись под сидения – только зря старалась. С одной стороны ее тянула вперед необходимость хотя бы видеть Рене, с другой – равное ей по силе нежелание идти туда, куда ее хотели затащить. Шери распирало, как натянутую до треска веревку в конкурсе по перетягиванию каната на какой-нибудь сельской ярмарке, и сдвинуться с места оказалось возможным только благодаря внешнему фактору. Так она и плелась, подгоняемая тычками этого озабоченного внешнего фактора. Она успела увидеть, как водила - а это точно был он - ударил Рене и взвалил ее на плечо, как какой-нибудь мешок с картошкой. На этот раз Шерил не повторила бессмысленную попытку Кензи. Ей во что бы то ни стало нужно было знать, куда несли подругу.
Склад. Чем еще могло быть это огромное помещение, заваленное разнообразным хламом, а они с Рене – всего лишь пара трофеев. Ведь именно так выразился наступавший на пятки ублюдок. Шерил очень старалась одновременно вписываться в узкие проходы между ящиками и стеллажами и не потерять из виду водилу. Он скрылся за очередной «башней», и  Бойл уже направилась за ним, но ее поволокли в другую сторону. Где-то хлопнула дверь.
Закуток, более-менее свободный в сравнении с тем лабиринтом, что пришлось преодолеть по пути сюда, мало чем отличался от наркоманских притонов, на которые натыкалась Шерил, еще подростком лазая по заброшкам Лита. Разве что здесь была кое-какая техника. А вот парочка диванов, ковер с жутким пятном, о происхождении которого не хотелось думать, и следы пирушки недельной давности – все это вполне соответствовало воспоминаниям из детства. Очутившись на диване, Бойл подобрала под себя ноги и вжалась в спинку, совсем как в фургоне. Она озиралась по сторонам и упорно не смотрела на бандюгу. Тот зачем-то включил телек. Что ж, Шери совсем не против пялиться в экран, только следующее «предложение» исключало эту возможность.
Вау, это что, ей такой выбор предоставили? Ладно. Шерил очень понравилось, если бы одна из поперечных балок сложного сплетения над головой рухнула вниз и размозжила ублюдку черепную коробку. Да что там, она была бы в неописуемом восторге. Однако, несмотря на сомнительную прочность вообще всего, что ее окружало, не стоило ждать такого подарка судьбы. Тем не менее, она не переставала верить в госпожу удачу и заветные слова Рене. Все будет хорошо. Нужно только потянуть время, как следует осмотреться и разработать стратегию. Шерил определенно не была великим тактиком, тем не менее, мобилизовала весь свой потенциал. А в данной ситуации - когда не на кого положиться - у нее просто не было иного выхода.
- Я хочу выпить, - выпалила она, взглядом указав на бутылку, прихваченную, очевидно, как раз для этой цели, когда стало ясно, что терпение бандюги практически на исходе.
Пушка, которой он вертел и так и сяк, как игрушечной, мешала сосредоточиться. Рано или поздно он оставит ее на видном месте, в качестве пугалки, и Шерил хотелось, чтобы это случилось как можно раньше. Поэтому она продемонстрировала всю свою несостоятельность в отвинчивании крышек, а заодно наладила зрительный контакт.
- Барри, верно? – сделав один большой глоток, который изрядно обжег гортань, но позволил унять дрожь в голосе, уточнила Шери и выдавила улыбку. – Ты напугал меня... оружие, стрельба, эта маска… - она чуть было не вспомнила про труп блондинки, - кто ж знал, что без нее ты такой симпатичный.
Память услужливо подкинула нужное имя. Как бы его ни звали, для Шери он останется паршивым ублюдком. И вряд ли паршивый ублюдок был настроен вести диалог, не говоря уже о долгих дискуссиях, но попробовать все же стоило. Подкормить самолюбие, это же так просто! Пустить пыль в глаза. Главное, не переиграть, с чем Шерил справлялась… никак. Зато она перестала вжиматься в спинку дивана так, словно хотела с ним слиться. Она вновь приложилась к горлышку.
- Хороший скотч, – сообщила Шери, как будто ей было не плевать, что заливать в горло, и передала бутылку, - но одного только марочного виски недостаточно, чтобы девушка расслабилась. Готова спорить на двадцатку, у тебя была куча баб, а значит, ты должен в нас разбираться и быть в курсе такой штуки как прелюдия и все такое, - вещала Шерил, стараясь не думать о том, что славным ребятам вроде Барри, которые выносят блондинкам мозги на досуге, обычно глубоко насрать на такие штуки. - Какой интерес пялить сухую дырку? Уверена, что никакого. - Она протянула руку за бутылкой.
Но были и пустые, такие заманчивые пустые бутылки, их было много. Пожалуй, они лучше всего подходили под определение оружия. До них можно легко добраться, оставалось только создать подходящие условия для эксплуатации. Шерил прислушивалась. Рене. Ее не было слышно и Бойл не знала, хорошо это или плохо.[icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/icon][status]cherry[/status][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>
[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-11-15 11:29:48)

+3

25

Ему вполне могло показаться, Этан был почти уверен, что ему показалось, но голос Кензи, зовущей его по имени, преследовал его, как эхо шагов преследует одиноко бредущего по гулким коридорам человека. Он едва слышал, что ему втирал Гаррет. Они стояли далеко от входа на склад, у самого дальнего угла здания, за шеренгой давным давно позабытых мусорных баков, из которых уже даже перестало вонять, и могли не переживать, что их разговор услышат остальные члены банды. Собственно, на это Рет и рассчитывал, когда тащил его за собой. Никто не должен был услышать их разговор. Особенно, если окажется, что чутье его не обмануло, и ограбление все же состоялось.
— Если ты думаешь, что я поверю... Эй, ты вообще меня слушаешь? — Гаррет ткнул Этана в плечо, дабы привлечь его внимание, и буквально зарычал ему в лицо. — Где камни, Трев? Серьезно. Лучше не шути со мной. Стоит мне только заикнуться при парнях, о том, что ты присвоил камни, и они тебя на мелкие кусочки разорвут. Сечешь? Мне даже руки марать не придется.
И не поспоришь ведь. Барри и Ллойд не нуждались в подобных рекомендациях, а Прайс... Этот громила был из тех, кто не любил новичков, а Этан был новичком в их развеселой компашке. Если они узнают, что он прихватил с собой из салона хоть что-то, ему точно несдобровать, тут Гаррет был прав.
— Ты прав, — уже вслух озвучил свои мысли Этан. Лицо его было неподвижно, а глаза смотрели равнодушно и холодно. — Камни у меня.
— Все? — глаза Гаррета заблестели как у ребенка, Этан даже не поленился изобразить усмешку, глядя на его преобразившееся лицо.
— До единого.
Он отразил восторженный оскал Гаррета и даже не дернулся, когда тот с силой хлопнул его по плечу, хохоча от всей души. Рет был доволен, ох, как же он был доволен. Осталось только узнать одну деталь. Еще раз оглядев фигуру стоящего перед ним парня, Гаррет не постеснялся прохлопать его бока, почти обыскивая его. Правда, Этан не возражал. Ничего кроме заткнутой за пояс со спины пушки тот все равно не нашел, но она его интересовала постольку-поскольку. А зря.
— И где они? Куда ты их подевал.
— Отправил по почте, — недоумение на лице подельника показалось Этану достаточно смешным, чтобы ненатурально рассмеяться. Та кафешка, где они его подобрали после провала в салоне, неспроста соседствовала с почтовым отделением. Но Рет, похоже, этого попросту не заметил. Его рассеянность пришлась как нельзя кстати. Прихватив его за загривок, Этан со всей одури саданул его о край мусорного бака, буквально размозжил ему лицо и, отступив на шаг, позволил телу упасть на землю. Место было укромным, так что никто просто не мог их увидеть. Однако, Этан все равно огляделся по сторонам и решил потратить драгоценное время и забросить тело в тот же мусорный бак.

Стук крышки этого бака и услышал Прайс, когда застегивал ширинку и уже собирался вернуться к девчонке, что дожидалась его в соседней комнате. Он оглянулся на мутное, местами залепленное старыми газетами окно почти под самым потолком сортира, но, решив, что это проржавевшая обшивка так хлопает на ветру, потерял к этому интерес. В конец концов у него было куда более интересное занятие, чем слушать, как разваливается на части эта чертова хибара. К тому же он не хотел терять время. Ллойд в любой момент мог проблеваться, вернуться в строй и потребовать свою девчонку назад, а Прайсу так редко перепадало потискать молоденьких девчонок. Тем более таких вот, холеных и вкусно пахнущих дорогими духами. Короче, упускать свой шанс Прайс не собирался. Он вышел из туалета как раз вовремя, чтобы перехватить очухавшуюся девчонку у самой двери.
— Куда это ты собралась? — поинтересовался Прайс, хватая ее за волосы на затылке и оттаскивая от двери. Он никогда особо не церемонился с женщинами, он их вообще за людей не считал, и потому без зазрения совести швырнул обратно на бильярдный стол с такой силой, что девчонка прокатилась по нему и упала с другой стороны, гремя костями. Он бы не возражал, если бы она стукнулась головой и вырубилась. Тогда точно никаких проблем не возникло бы. Но девчонка оказалась куда крепче, чем он думал. И куда злее. Он понял это, когда обошел стол и встретился с ней глазами. Маленькая сучка лежала на полу и смотрела на него снизу вверх так, что по телу побежали мурашки. Глазищи были огромными от стоящих в них слез, но такими злобными, что в пору было обращаться в камень. Спесивая, догадался Прайс, уже предвкушая, как будет ломать эту фарфоровую куколку и делать из нее марионетку.
— Упрямая, да? — он усмехнулся и закивал, мол, понимаю. — Ничего, я из тебя все твое упрямство выбью.
С этими словами Прайс вытянул из пояса брюк ремень с тяжелой пряжкой и, сложив его вдвое, с размаху хлестнул им девчонку. Сначала по бедру, обтянутому эластичной черной тканью, потом по плечу и шее, виднеющейся в вырезе пальто, затем по лицу. Снова и снова он хлестал ее как нерадивую кобылу и снова и снова чувствовал, как от ее стонов и выкриков боли ощутимо тяжелеет в паху. Когда терпеть уже было невмоготу, Прайс навис над ней, весь покрасневший и вымокший от усилий, и нарочито медленно, напоказ стал сооружать из ремня петлю, которую сразу же накинул девчонке на шею и затянул, не позволив даже брыкнуться. Он душил ее медленно, растягивая пытку, пока расстегивал ее пальто и задирал свитер.

Барри первым услышал крики из глубины склада, пока еще слабые, но уже однозначные, и зло усмехнулся, глядя на то, как его собственная трофейная цыпочка храбрится и вовсю подыгрывает ему, попивая вискарь. Она даже его имя запомнила. Надо же. Какой-нибудь лопух на его месте наверняка повелся бы, вот только на его месте был он сам. Такой вот весь из себя и как выяснилось вполне симпатичный.
— Дырка она и есть дырка, — в тон девчонке заметил Барри, игнорируя протянутую за бутылкой с виски руку. — А у тебя их достаточно, чтобы не заскучать.
Мерзкая ухмылка исказила его лицо. Он сделал глоток из бутылки. В этот самый момент особенно громкий крик второй девчонки прокатился по складу и даже заглушил трепотню телевизора, но прежде, чем ее подружка успела на это хоть как-то среагировать, метнулся к ней и, схватив за горло под самой челюстью, влил в ее открывшийся рот изрядную дозу виски. Пойло потекло по ее лицу, попало на волосы, пролилось на одежду. Не позволив своей жертве даже прийти в себя, Барри резко развернул ее к себе спиной и, перекинув через подлокотник дивана кверху задницей, принялся стаскивать с нее джинсы. Между ног у нее действительно было сухо, как в пустыне. В такую присунуть все равно, что ведро с песком поиметь. Но когда его останавливали подобные мелочи? Смачно плюнув девчонке между ягодиц, Барри растер слюну по шелковистым складочкам. Сам процесс доставлял ему неимоверное удовольствие. Ему редко попадались такие вот ухоженные и гладковыбритые девочки, все больше перепадали запущенные бляди, на которых уже и пробы ставить негде.
— А ты ничего, — одобрительно пробормотал насильник, когда на пробу засунул в нее пару пальцев и протолкнул их как можно глубже, намеренно причиняя боль, после чего склонился над девчонкой, прижавшись к ее заднице вплотную, и доверительно шепнул на ухо, почти с нежностью касаясь мягкой мочки губами: — Когда я с тобой закончу, будешь такой же раздолбанной, как все эти уличные шалавы.
Следующий плевок Барри растер уже по своему члену и, не теряя времени, пристроился к девчонке сзади. Он с ходу задал такой бешеный темп, что диван угрожающе заскрипел, а подлокотник, на котором болталась девчонка, зашатался туда-сюда, лязгая скрытыми в конструкции старыми скобами и прочей фурнитурой. На экране телевизора скакала какая-то смутно знакомая белобрысая баба, распевающая что-то попсовое, а в глубине склада подозрительно притихла вторая пленница. Наверное, Прайс тоже уже приступил к делу. Все эти мысли пролетели в голове Барри лениво, как легкие перистые облака по голубому апрельскому небу. Он кончил быстро, тесно прижимаясь к упругой девчачьей заднице и дергаясь, как припадочный, и отвалился на диван, оставив девчонку просто висеть на подлокотнике безвольной куклой, про которую все забыли. Небольшая передышка, глоток виски и пара затяжек, и вот он снова заинтересованно косится на раздраженную грубым вторжением тесную щелку. Перекур как раз подходил к концу.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

Отредактировано Ethan McTavish (2017-11-15 18:56:41)

+3

26

Не сразу сообразив, в какую сторону дверь вообще открывается, Рене дергала ручку снова и снова, с отвратительным лязгом прокручивая потемневший от времени и грязи медный набалдашник. Только спустя несколько драгоценных секунд она сообразила, что ее нужно толкнуть, чтобы она открылась. Но было уже слишком поздно. Крик, вырвавшийся из ее груди, был не столько криком боли, сколько криком страха, почти ужаса, окатившего ее с ног до головы, когда ее схватили за волосы и с силой дернули назад. Она не помнила, как оказалась в совершенно другой части комнаты, на полу, среди мелкого мусора и каких-то коробок. В глазах потемнело от боли, полыхающей, казалось, во всем теле, словно ее тупо ударили плашмя о пол. Затылок, спина, ребра, колени и локти... Что еще она не ушибла? Упрямство, наверное. Непробиваемое и очень злое, именно оно не позволило Рене просто потерять сознание от очередного удара головой.
- Чертов ублюдок!.. - простонала она, с трудом приподнимаясь на руках. И без того сильная боль в ребрах вспыхнула с новой силой, когда она попыталась встать на колени. Рене застонала, согнувшись в три погибели. Переломы или как минимум трещины этот бугай ей точно обеспечил. Так стремно она себя не чувствовала с тех пор, как проходила реабилитацию в эдинбургском центре и из-за детоксикации ей казалось, что у нее болит каждый мускул и сломана каждая кость. Кровь оглушительно стучала в ушах, но шаги своего обидчика она все равно услышала. Пришлось задрать голову, чтобы посмотреть на него. Урод - первое, что пришло ей на ум.
- Только прикоснись ко мне... - сквозь зубы прорычала девушка. - Только попробуй.
Такие никогда не прислушиваются. Рене не была особо искушена в общении с подобными типами, но кое-какие предположения у нее были. Он ее тронет, еще как тронет. Возможно, это причинит ей еще больше боли. Она была готова к этому. К чему она не была готова, так это к порке.
Сначала Рене всерьез решила, что он собирается сразу приступить к делу и потому взялся вытаскивать ремень из своих штанов, но потом она поняла, что он задумал, и, неуклюже откинувшись на спину, стала отползать от него подальше. Ее лопатки уперлись в стену почти сразу же. Некуда бежать, негде даже спрятаться. Он все равно ее достанет и сделает больно. Значит, она должна все это вытерпеть. Вытерпеть, чтобы выгадать подходящий момент для побега. Он будет, обязательно будет. Его просто не может не быть.
Первый же хлесткий удар заставил все ее тело в один миг покрыться противными липким потом. Плотная лайкра ее обтягивающих брюк не спасла от боли. Казалось, к бедру вдруг прижали что-то нестерпимо горячее и тут же убрали, оставив одну только жгучую боль. Та же участь постигла плечо. Рене крепко стиснула зубы, чтобы не закричать, но когда ремень задел голую шею, она не выдержала и вскрикнула. Следующий удар полоснул ее по лицу, оставив яркий красный рубец не щеке. Слезы тут же брызнули из глаз. Голова дернулась от удара в сторону, от чего взметнувшиеся волосы налипли на мокрое лицо, закрыв обзор. Ей и не нужно было смотреть на то, как этот ублюдок замахивается снова и снова, она чувствовала каждый хлесткий удар, слышала каждый его вздох и свист ремня, рассекающего воздух. В горле скребло от того, как громко она вскрикивала каждый раз, а все ее скукожившееся в углу тело сводило судорогами в предчувствии очередного удара. Она ждала, но почему-то каждый удар становился для нее неожиданностью. Внезапная передышка не стала облегчением. Рене уже не кричала, а тупо скулила, сжавшись в комок на полу. Тяжелое дыхание притомившегося ублюдка едва долетало до ее слуха, как и звон пряжки ремня, который причинил ей столько боли, но Рене почувствовала, что что-то не так. Притихнув она вскинула глаза и ее охватил страх, который она никогда прежде не испытывала. Он застрял в ее горле вместе с последним хриплым вскриком, споткнувшись о ремень, перетянувший ее шею. Широко распахнув полные слез глаза, Рене смотрела на склонившегося над ней громилу и тщетно пыталась протолкнуть под широкую полоску кожи пальцы, чтобы облегчить давление и нормально вдохнуть. В глазах стремительно темнело, но она чувствовала... она чувствовала все, что этот ублюдок с ней делал.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

+3

27

Все будет хорошо. Нет, Шерил не теряла бдительность. Навострив уши как заяц, прибывающий в постоянной опасности, она теперь не сводила глаз с ублюдка. Слишком концентрировалась. Возможно, поэтому она до последнего не могла вычленить крики Рене из веселого мотивчика, навязчиво давившего на перетруженные стратегическими думами мозги. Но один особенно громкий вопль все же преодолел все преграды, заставил Шери метнуть взгляд в ту сторону, откуда он донесся, и растерять способность улыбаться прежде, чем на ее горле сомкнулись чужие пальцы. В глазах мелькнула тень недоумения, на смену которому тут же пришел страх. Подобно рыбе, выброшенной из воды, Бойл выпучила глаза и раскрыла рот в попытке урвать глоток воздуха, но вместо этого получила порцию виски, которое только затруднило поступление кислорода в клетки мозга. Горлышко бутылки стукнулось о зубы, и это оказалось меньшим из неприятностей. Шерил банально захлебывалась. Тщетные попытки отвернуться ни к чему не привели. Зачем тогда был нужен весь этот спектакль? Она вцепилась обеими руками во все сильнее давящую клешню, молотя по ней кулаками и царапаясь. Ноги также пришли в движение, отчего столик сместился относительно своей исходной точки, а большая часть бутылок отправилась в нокаут. Потенциальное оружие теперь едва ли волновало Шерил.
Но вот ее перевернули на живот, за что она была почти благодарна, пусть и недолго. Виски разве что из ушей не полилось. А в детстве пускать носом молоко казалось таким прикольным времяпрепровождением. Правда, что-то подсказывало, что дело было не только в подмене жидкостей. Бойл фыркала, кашляла, жадно и судорожно глотая воздух. Эта неравная борьба в условиях кислородного голодания как будто забрала все силы, и Шери была уже не в состоянии оказать должного сопротивления. А стоило бы. Она жалобно хрипела что-то – это не удержало ее новенькие джинсы на их законном месте. Все будет хорошо. Шерил дернулась. Назад хода не было, потому она попыталась сползти с дивана, но подлокотник всячески этому препятствовал, упираясь в ребра. Что-то вязкое потекло по внутренней стороне бедра. Умом Шери понимала: если не прекратить зажиматься, будет больно, очень больно, но тело не желало прислушиваться, подчиняясь другим законам. Голос тут же прорезался, когда ее предположения подтвердились. Не таких пальцев она ждала. Эти пальцы царапали, грубо толкались и бесцеремонно изучали.
- Чтоб ты сдох, - процедила Шерил сквозь зубы, вместо очередной просьбы прекратить, и предприняла новую бесполезную попытку сползти на пол.
Все будет…? Собственный крик заглушил даже мысли. Шери изо всех сил забилась под навалившейся не нее тушей, но было уже поздно. Впиваясь пальцами в драную обивку подлокотника, она захлебывалась теперь собственными слезами. Связь с реальностью была окончательно потеряна. Бойл уже не слышала ни телевизора, ни визгливого скрипа подлокотника, ни Рене, которая действительно перестала кричать. Не ощущала стопу, сведенную судорогой, забыла, где находится. Существовала только пульсирующая боль внизу живота, вспыхивающая снова и снова с каждым толчком, как мигавшая под потолком лампочка. Разве это правда? Этого не могло с ней происходить. Только не с Шерил Бойл.
‌По мере того, как пульсация затихала, перед глазами проступали очертания: пол, облезлый край заляпанного ковра, уцелевшая бутылка. Шери определенно могла дотянуться до нее. Только ей было уже все равно, если не сказать больше. Она не стала даже натягивать на бедра свитер, длины которого вполне хватало. Она лишь свернулась в клубок, ткнувшись лицом в подлокотник и игнорируя запах плесени, исходящий от него. Лишь изредка вздрагивала, словно по телу пускали электрический разряд.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/icon][info]<br><hr>26, профессиональный пинатель причинного места<hr>[/info]

+3

28

Нежно-зеленый и все еще не до конца пришедший в себя Ллойд стоял, согнувшись в три погибели, у входа на склад и, уперевшись рукой в стенку, обшитую дешевым шифером, полоскал рот. Пластиковая бутылка в его руке хрустела от того, как сильно он ее сжимал, заливая в глотку очередную порцию воды. Он шумно выполаскивал горечь и сплевывал себе под ноги, уже не обращая внимания на то, что попадает на собственные кроссовки. В попытке избавиться от привкуса желчи он извел больше половины. На приблизившегося к нему со спины Этана он посмотрел почти равнодушно. Ни тревоги, ни подозрения. Только смутная досада от того, что тот видит его в таком состоянии.
— Где Рет? — вопрос был задан больше для того, чтобы не молчать, однако, Ллойд не преминул предположить возможный ответ, криво усмехнувшись. — Свалил обмывать наш провал? Сраные копы... Вот, что ты не учел, Трев. Сраных копов! Но план был хорош.
— Знаю.
— Знает он, — Ллойд сплюнул вязкую слюну и усмехнулся. — И откуда ты такой умный взялся?
Этан пожал плечами. Ему было все равно, что подельники думали о нем и его плане, но он догадывался, что подобная похвала должна быть ему лестна. Он смотрел на осунувшегося Ллойда и думал о том, что, наверное, этот парень был единственным из всей этой тусовки, кто был более или менее толковым. Ему было почти жаль его убивать. Выстрел был почти в упор. Аккуратная дырочка с чуть рваными краями образовалась посреди лба Ллойда, как написали бы в дешевом детективчике, что выпускаются в мягких обложках и продаются в киосках на вокзалах вместе с газетами и журналами, выстрел пришелся промеж глаз. Он не успел даже осознать, что произошло, и едва ли увидел направленное на него оружие. Этан вошел в здание склада прежде, чем тело Ллойда сползло по стене на землю, оставив на дешевой обшивке неряшливый бурый след. Получилось не так красочно, как в салоне с мозгами той блондинки. Все таки Глок это тебе не дробовик.
— Что за херня?! — голос Барри, охрипший и порывистый из-за сбившегося дыхания, скорректировал маршрут Этана, который тут же направился на его голос. Всполошенный грохотом выстрела, Барри, тем не менее, и не думал прекращать свое занятие. Девчонка болталась на подлокотнике дивана в такт его безыскусной долбежке, подметая волосами грязный пол. Лица было не видно, но Этан с первого же взгляда понял, что это не Кензи. Он развернулся, чтобы отправиться на ее поиски, но вдруг остановился и снова посмотрел на девчонку. Ей как будто было уже все равно, что с ней творили. Барри задорно пыхтел, звонко шлепаясь животом о перепачканные кровью женские ягодицы, и был уже, можно сказать, на финишной прямой, когда Этан вскинул пистолет и выстрелил. Он целился в голову, но стрелок из него был скорее удачливый, нежели умелый, так что пуля угодила Барри в шею, прошила ее насквозь, порвав артерию, и впилась в спинку старого кресла, что стояло в углу у самой стены. Утешало одно, перед тем как отвалиться от девчонки, захлебываясь собственной кровью, Барри все же успел кончить.
Первый выстрел всполошил Прайса не на шутку. Он резко замер, словно кто-то нажал на кнопку и поставил его на паузу, и какое-то время напряженно вслушивался, машинально сминая упакованную в дорогой кружевной лифчик грудь девчонки. Она уже не хрипела, а едва слышно свистела, задыхаясь. Еще немного и он бы точно задушил ее насмерть, но потом раздался второй выстрел, ближе и громче, чем первый, и Прайс понял, что ему не показалось и в первый раз. Вскочив он метнулся к двери, на ходу доставая пистолет из-за пояса и снимая его с предохранителя, но стоило ему только выйти из комнаты в основное помещение склада, как он получил свою долю свинца. Этан не поскупился и всадил в него сразу четыре пули. Не сбавляя скорости, он прошел мимо оседающего на пол подельника, отфутболил выпавший из его руки пистолет в сторону и просочился в распахнутую дверь. Кензи нашлась в углу за бильярдным столом. Живая и нетронутая. Ее, в отличие от другой девчонки, не успели даже толком раздеть, но следы от ремня сложно было не заметить. Этан прихватил ее за ворот пальто и резко поставил на ноги.
— Забирай свою подружку и валите, — произнес он, равнодушно глядя на девчонку с высоты своего роста. — Ляпнешь про меня хоть слово, я приду за тобой. Поняла?
Пистолет, который он до сих пор держал в руке, слабо курился после последнего выстрела и это было красноречивее всяких слов. Этан не кривил душой. То, что он сейчас делал, он делал только для себя. Ему не составит труда довершить начатое, устранив свидетельниц. Почему он решил не сделать это сразу, другой вопрос, который на повестке дня не стоял.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/50269.jpg[/icon]

+3

29

Чувство времени редко подводило Рене, но прежде ее и не душили. Нахлынувшая в какой-то момент темнота пульсировала и переливалась багровыми сгустками, шумела кровью в ушах и надсадными хрипами в глотке. Казалось, что прошла целая бесконечная вечность. Отвратительно вязкая и липкая, как потные ладони ублюдка, который ее лапал. Грубые пальцы тискали грудь через лифчик. Рене чувствовала, как смещается косточка чашечки, как рука забирается под дорогое кружево и касается ничем не прикрытой кожи. Живая фантазия, которой Кензи так гордилась, на этот раз сыграла с ней жестокую шутку. Рене представила, как этот потный громила трогает ее, как он выглядит в этот самый момент, и ее затрясло от отвращения. Задыхаясь от нехватки кислорода, она дергалась из последних сил. Если бы она могла, она бы закричала, но воздуха в ее легких едва хватало, чтобы не отключиться. Секунды вытягивались в минуты, а минуты в часы. В какой-то момент Рене почти смирилась с тем, что будет лучше, если она просто потеряет сознание, но потом вдруг все прекратилось. Резко, словно кто-то тупо отключил рубильник. Рука с груди исчезла, а давление ремня на шею резко прекратилось.
С хрипом втянув в себя воздух, Рене закашлялась. Перед глазами начало проясняться, но какое-то время она все еще плавала в буйном красно-черном мареве, слепо шаря по полу в попытке элементарно сесть. По мере того, как кровь насыщалась кислородом, девушка приходила в себя и на неожиданно приблизившегося к ней мужчину отреагировала бурно, замолотив по нему руками как маленький ребенок.
- Не трогай! Не трогай меня!!! - вопила она сорванным до хрипоты голосом, но ее не только тронули, но подняли так резко, что Рене, не устояв, сама же вцепилась в мужика, чтобы не упасть. Только теперь до нее вдруг дошло, что это совсем не тот громила, что ее душил, а кто-то другой. Выше, худее и тверже. Проморгавшись, Рене уставилась в темные глаза Этана, смотрящего на нее сверху вниз совершенно равнодушно и безучастно. Он всегда и на всех так смотрел. Словно ему наплевать. Но ведь он пришел. Пистолет в его руке, едва различимый запах пороха и то, что он говорил... Так ли ему наплевать?
- Этан, я...
Рене хотела что-то сказать, она чувствовала, что должна сказать хоть что-нибудь, но что-то в глазах МакТавиша, что-то, что скорее всего ей примерещилось, заставило Рене проглотить так и не сформировавшуюся благодарность и поспешить выполнить его требование. Шери все еще была где-то там и Рене не оставляло нехорошее предчувствие, что ей не повезло куда больше, чем ей.
Спотыкаясь о собственные ноги, Рене выскочила в распахнутую дверь и едва не свалилась на того самого здоровяка, что ее порол. Он лежал на замызганном бетонном полу в луже собственной крови и его открытые глаза смотрели прямо на нее. Изумление, застывшее в них было настолько комичным, что Рене не удержалась от нервного смешка. Это испугало ее куда больше чем сам тот факт, что она смотрит на труп. Трупы, это не смешно. Она не должна смеяться. Застыв над телом в нелепой напряженной позе, Рене бросила на Этана, который вышел за ней, затравленный взгляд, словно он мог осудить ее за такую реакцию на труп своего обидчика, но тут же отвела глаза и бросилась прочь.
- Шерил! - кричала она на бегу, заглядывая в каждый уголок заваленного всяким хламом склада. - Шери, ты где?! Шерил!!!
Эхо от ее криков металось под самым потолком, ударялось о балки и звенело о грязные стекла немногочисленных окон. Где-то слышалось бормотание телевизора и, повинуясь инстинкту среднестатистического обывателя, который привык к тому, что телевизор это в первую очередь признак присутствия цивилизованного человека, Рене бросилась на этот звук, не переставая звать подругу по имени. Только бы она была жива. Только бы с ней ничего не случилось...
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/38505.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-11-17 14:45:19)

+2

30

Иные могли бы позавидовать такому скорому восстановлению сил, учитывая, насколько злободневна тема потенции. Ни это ли причина, по которой Барри уже мог гордиться собой. Оставалось только научиться держаться подольше, в чем он и планировал попрактиковаться в данный конкретный момент. Одарив свою игрушку снисходительной ухмылкой, когда она таки попыталась спуститься этажом ниже, Барри без особых усилий вернул ее на прежнее место. Дислоцироваться в его планы пока не входило, и так неплохо. Хоть она и походила теперь больше на бревно с этим ее безразличием, стоило отдать изнеженной сучке должное: она по-прежнему держалась в тонусе. Пускай играет жертву, если ей так хочется. В конце концов, не изверг же он, чтобы лишать ее этого маленького и скорее всего последнего удовольствия в жизни, продолжительность которой, к слову, целиком и полностью зависела от того, насколько ее еще хватит.
Надежда на то, что с безразличием уйдет и боль, себя не оправдала. Утихшая до постоянной ноющей, она вспыхнула вновь ожившими микротрещинами и надрывами мягких тканей. Впрочем, по-настоящему тяжело было выносить толчки, словно Шерил снова и снова били в низ живота. Она больше не кричала, только до скрипа стискивала зубы. С кончика носа на пол шлепнулась то ли слеза, то ли капля пота. Сколько будет продолжаться эта чертова карусель, страшно было даже представить. Шери по-прежнему была где-то за гранью материального мира, потому звуки выстрелов, как и прочие, прошли мимо нее, а о том, как круто все поменялось за одно короткое мгновение, она не осознала, даже когда долбежка прекратилась, а на поясницу будто кончили. Горячая субстанция так контрастировал с холодной испариной, покрывавшей все ее тело и насквозь пропитавшей свитер, который вместе с курткой был задран до самых лопаток, что по коже побежали мурашки. Руки Бойл, до этого цеплявшиеся за подлокотник, соскользнули вниз, составив компанию волосам, давно превратившимся в грязную мочалку. Пальцы ударились о гладкий стеклянный бок бутылки. Такое больше нельзя было игнорировать.
Высвободив ногу из-под потяжелевшей туши насильника, Шерил бросила беглый взгляд через плечо. Пальцы сжимали горлышко бутылки, у которой вместо донышка щетинились неровные зубы. Чтобы добиться нужного результата, Бойл пришлось не раз шмякнуть бутылку об пол. Увиденное хоть и не вызвало какого-то особо бурного отклика, зато заставило Шерил помедлить с выпадом. Ублюдок вел себя очень странно. Дрожащими пальцами он зажимал шею, а из его горла доносились булькающие стоны и хрипы. Кривясь от боли, Шерил развернулась и нависла над ним, жадно ловя его бегающий по потолку угасающий взгляд. Ее мало заботило, как так получилось, что Барри заимел брешь в шее. Главное, что после такого не выживают. Ей просто хотелось смотреть, как он умирает. Это было честно, ведь это меньшее, чем он мог ей отплатить. А Шерил Бойл заслуживала большего.
Ухватившись за пропитавшийся кровью ворот майки, Шерил тыкала розочкой в лицо с застывшей на нем маской удивления, как заведенная, снова и снова повторяя одно и то же действие. Вот в кровавых пузырях скрылся левый глаз, за ним правый, а на лбу образовался третий, да не один. Зубцы то натыкались на черепные кости, то проваливались в мякоть. Нос несколько раз хрустнул хрящом и сравнялся со скулами, рот увеличился в размерах. Таким Барри нравился Шерил куда как больше – настоящий красавчик! Она предпочла бы запомнить его таким. Не желая останавливаться на достигнутом, Шери спускалась колючими ударами все ниже и ниже, особое внимание уделив опавшему члену, такому теперь безобидному огрызку. Она с удовольствием устроила ему посмертные кошмары аиста Марабу. Черт, да разве смела она мечтать, что ее такое заветное желание осуществится?! И у кого теперь больше дырок?! Кто теперь шалава?! Сдохни, если еще этого не сделал!
Хрипя и заливаясь слезами, Шери из последних сил поднимала дрожащие руки с зажатой в пальцах розочкой и неизвестно сколько еще так делала, если бы не ее собственное имя. Кто кроме Рене мог знать, как ее зовут. Рене, это Рене! и она жива, она ее ищет! Все это время Шери не выдавала ни одного членораздельного звука, потому на какое-то ужасно долгое мгновение ей показалось, что она больше не сможет говорить, ведь такое бывает. Однако, когда в ярком пятне света показалась знакомая фигурка, Шери выдавила из себя первое, что просилось на язык.
- Рене... - прохрипела она, выронив свое оружие мести, сползла с дивана и на четвереньках заковыляла к подруге. Ее опять душили слезы. Ей нужно было убедиться, что все закончилось, если закончилось.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25ef2/rCYPRy2Sies.jpg[/icon][info]<br><hr>26, профессиональный пинатель причинного места<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-11-17 17:12:37)

+2


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » It's all London, baby!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC