В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Автостопом по Шотландии


Автостопом по Шотландии

Сообщений 61 страница 84 из 84

61

[indent] Вложив ладошку в руку Чема, Джоанна легко соскочила с подножки на платформу. Поезд, останавливающийся на этом небольшом полустанке на какие-то минуту-две, закрыл свои двери практически у неё за спиной. Ненадолго все замерли, дожидаясь, пока стихнет стук от колес удаляющегося электровоза, чтобы не перекрикивать шум.
[indent] Маяк, конечная цель этого путешествия и дом на ближайшие пару недель, высился вдалеке – точка в туманной утренней дымке. Задумчиво щурясь на него, МакАлистер едва не упустила момент, когда к ней обратилась Ундина. Переведя расфокусированный взгляд с немки на Финни, она пожала плечами. Мол, меня и так, и так устроит. Решайте сами, как будет удобнее.
[indent] – А я протестую, - неожиданно возразил Чем. Финни вопросительно вздернула бровь, но ответом ей была мягкая насмешливая улыбка. – Давайте разделимся и девчонок проводим? Им по шоссе вдоль дороги идти, мало ли какой шеф на них позарится? Надо поберечь землячку.
[indent] – Главное, сам лапищи не распускай, - после недолгих раздумий с ворчанием проинструктировала друга Финни, без лишних слов выразив одобрение. Вторым добровольцем вызвался быть Флин. МакАлистер, стрельнув глазами в сторону Ундины, равнодушно пожала плечами.
[indent] – Главное, вечерком раздобыть что-нибудь вкусное, - мечтательно проурчала Джоанна. Организм, отлученный от любимой выпечки, требовал свою долю вредных углеводов всё настойчивее, и шоколадный батончик, сточенный напополам с кем-то из ребят, послужил ему плохим утешением.
[indent] – Идите уже, - проворчала Финни, махнув рукой. – Только не вейтесь там долго, самим обустраиваться нужно.
[indent] – Лады, - Чем бодро отмахнулся и обратился уже к Джо. – Давайте рюкзак свой, поможем донести, - перехватив пожитки девушек, парень глухо охнул от неожиданности. – Ничего себе! Вы там кирпичи что ли таскаете? Что у вас, у девчонок, там вечно навалено?
[indent] – Термос супа и ракета класса «земля-воздух» на всякий случай, - ехидно парировала МакАлистер, по-детски высунув в сторону парней язык. Перешучиваясь, компания двинулась к дороге, видневшейся метрах в трехстах от станции. Слегка запущенное шоссе с плохим асфальтом стало тем местом, где пришлось разделиться. Финни и ещё двое ребят двинулись под горочку, к деревеньке. Джоанна, Ундина, Чем и Флинт пошли вниз, туда, где вдалеке виднелся темной точкой маяк. Дорога до него заняла около часа. Вообще-то можно было и быстрее, но за разговорами и шутками топать спешно совершенно не хотелось.
[indent] – Ну что, дальше сами справитесь? – с добродушной усмешкой поинтересовался Чем, сбросив широкую лямку рюкзака с плеча и передав его МакАлистер. Та в ответ улыбнулась и легонько похлопала его по плечу.
[indent] – Да как-нибудь не пропадем без вас. Но будем очень скучать, - фыркнула девушка. Козырнув Флину, она бодро двинулась к маяку. До массивной деревянной двери оставалось преодолеть каких-то десяток метров. На пороге Джо обернулась: парни уже дружно показали спины и топали в обратном направлении. Подождав Ундину, девушка первой сунулась внутрь предполагаемого места подработки.
[indent] – Добрый день! – нарочито громко крикнула МакАлистер с вопросительной интонацией, с интересом оглядываясь внутри. Они попали в большое темное помещение, видимо, служившее смотрителю кухней. В сумраке можно было рассмотреть грубые каменные стены, дощатый пол и каменную же лестницу наверх, откуда донеслись шаркающие шаги.
[indent] – Добрый день, добрый день, - глухим басом поприветствовал девушек смотритель. Им оказался подтянутый мужчина лет пятидесяти с живыми глазами и седой бородой, которую он время от времени задумчиво оглаживал. В комнате тут же вспыхнул свет. Это действительно оказалась кухня, совмещенная с гостиной. Обстановку её составляли основательный дубовый стол у узкого, похожего на бойницу окна с тремя стульями, такой же массивный старый комод рядом, подкопченая плита, невысокий холодильник и старенький диван напротив висящего на стене телевизора. – Вы, значит, по объявлению?
[indent] Инструктаж оказался простым и коротким. Смотритель уже фактически сидел на единственном чемодане, с которым собирался ехать в долгожданный отпуск, а потому был предельно лаконичен. Мужчина показал своим сменщицам кухню, рассказал, где и как что включается, к кому обратиться, если что-то сломается. Также на первом этаже был крошечный туалет и такая же маленькая ванная с простеньким душем. Затем была короткая экскурсия на второй и третий ярусы маяка. На втором было оборудовано что-то вроде ещё одной небольшой гостиной, совмещенной с кладовой – небольшой диванчик и книжный шкаф, плюс полки с продуктами. Третий ярус занимала спальня. Койко-место там, правда, оказалось только одно. Зато диван на втором этаже раскладывался. Был ещё четвертый ярус, открытая площадка на самом верху маяка, где можно было зажечь на нем свет. Кивая в такт пояснениям, Джоанна обошла вслед за смотрителем их с Ундиной будущие владения.
[indent] – Ну что, как будем делить спальные места? – бойко поинтересовалась МакАлистер, когда они с немкой остались одни. Смотритель отчалил по своим делам, а им предстояло обустраиваться.

+1

62

[indent] Ундина, поймав взгляд Джоанны, почти синхронно с ней пожала плечами. Она вновь почувствовала укол ревности, на этот раз куда менее смутный, и это, как ей казалось, чуждое ей чувство, смущало и почти пугало её, заставляя делать вид, что ей всё равно. Кроме того Чем, сам о том не подозревая, напомнил ей о недавнем пренеприятнейшем происшествии, с которого и начались её приключения в Шотландии, за что она отнюдь не была ему благодарна. И всё же Крёнен не хотелось портить отношения с новыми знакомыми, а потому она предпочла взять пример с МакАлистер и не отказываться от провожатых, одновременно и не даря им призрачных надежд.
[indent]  – Что же это такое, а, Чем? – нарочито строго спросил Флин. – Землячку, значит, нужно поберечь, а гостья пусть заботится о себе сама, так что ли? – он шутливо покачал головой. – Её, конечно, никто не звал, но, раз уж мы приняли её в свою компанию, то несём теперь за неё ответственность, – парень подмигнул рыжей. – И, раз уж эта простая истина пришла в голову только мне, то я и…
[indent]  – Иди уже, – рассмеялась Финни. – Надеюсь, её ты убережёшь лучше, чем те пять банок пива, который мы тебе доверили позавчера. Хотя что-то я сомневаюсь, кому из вас кого придётся беречь, – она задорно улыбнулась Ундине. Немка усмехнулась в ответ, хоть и удостоила ирландца сухим, но не лишённым благодарности кивком.
[indent] Прогулка до маяка вышла дольше, чем если бы девушки шли вдвоём. Флин, быстро заметивший, с каким восхищением Ундина любуется пасторальными пейзажами, принялся рассказывать о деревушке и её окрестностях, обильно приправляя своё повествование местными байками, Чем то и дело к месту и не очень норовил вставить шутку или похвастаться своими подвигами, к коим он относил как рыбалку в открытом море, так и прогулки по лесу с ружьём в надежде подстрелить какую-нибудь мелкую птицу, а то и вовсе мелкие и не очень хулиганства в деревне и в городе, от чего Ундине то и дело хотелось поведать парням, как они с Джоанной усмирили двух таких «охотников», но нежелание портить подруге репутацию останавливало её, сама же МакАлистер неожиданно изящно исподволь заставляла парней менять тему, и Крёнен оставалось лишь время от времени перебивать Флина, вспоминая связанные с лесом эпизоды из собственного отрочества, некоторые из которых заставляли парней сравнивать её с Финни, хотя самой немке казалось, что они с бойкой шотландкой схожи, разве что, показным стремлением к независимости.
[indent] Поначалу Ундина подумывала, что им с Джоанной стоило бы избавиться от мужской компании за километр от маяка, дабы его хранитель не сделал поспешных выводов, но чем ближе становилась словно застывшая во времени башня, тем меньше ей хотелось расставаться с новыми знакомыми, хоть она пока и не готова была назвать их друзьями. И всё же парни и сами догадались, что им не стоит подходить к маяку слишком близко, а потому в потемневшую от времени дверь девушки постучались уже оставшись вдвоём. Ответа не последовало, и Ундина забеспокоилась было, что смотритель не дождался их и уехал, но эти опасения тут же развеяла Джоанна, потянув на себя тронутое зеленью медное кольцо. Дверь оказалась незаперта. Стоило девушкам войти и смотритель маяка возник перед ними из темноты, словно Летучий Голландец. Он придирчиво осмотрел девушек, а стоило Ундине поздороваться, то окинул её подозрительным взглядом ещё раз, однако ни словом не намекнул, что ему что-то не понравилось.
[indent] Обстановка внутри маяка напомнила Крёнен одну из тех каморок, в которых ей приходилось ютиться на родине после ухода из отчего дома, а потому она лишь молча кивала, запоминая планировку. Говорила со смотрителем, преимущественно, Джоанна, и всех это вполне устраивало. Наконец, девушки остались одни. Крёнен задумчиво посмотрела на МакАлистер.
[indent]  – Я займу «второй этаж», – произнесла она после недолгих размышлений. – Буду заодно продукты караулить, а то вдруг на тебя ночной жор нападёт.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-06-22 20:48:00)

+1

63

[indent] Джоанна каким-то смутным шестым чувством догадывалась, что Ундину не слишком-то радует компания, но предпочла это игнорировать. После той стычки с пристававшими парнями, о которой ни одна из девушек предпочитала не вспоминать, ей было намного спокойнее с кем-то. Двое – слишком мало. Тем более, что ребята оказались дружные, приятные и легкие в общении. Они умели вовремя гасить неловкость шуткой и податливо поменять тему, когда им делали намёк на неуместность. В общем, вечерних посиделок МакАлистер даже ждала.
[indent] С уходом смотрителя стало легче дышать. Вроде бы он оказался колоритным и приятным мужчиной в самом расцвете лет, но его присутствие всё равно неуловимо давило. Джоанна выдохнула, уже смелее осматриваясь по сторонам. По-хозяйски, что ли. Обстановка на маяке была типично мужская, без лишних следов присутствия женщин вроде красивой мелочевки или занавесок на окнах. Но тем не менее своё жилище смотритель содержал в чистоте и порядке, что вкупе с характерной выправкой намекало на его военное прошлое.
[indent] – Тогда я сначала сожру тебя, чтобы не перекрывала доступ к еде. А там и ребята подвалят, их надолго хватит, если консервов накрутить, - на полном серьезе ответила МакАлистер и, бросив рюкзак на пол на третьем этаже, где девушки оказались по окончании уже самостоятельного осмотра, помаршировала вниз. – Давай припасы смотрителя проинспектируем. Надо знать, на что рассчитывать.
[indent] Джо первой слетела по лестнице на ярус вниз, перескакивая через ступеньку. На втором оказалось прохладнее, чем на первом. Видимо, поэтому провизия здесь и хранилась. Девушка уверенно отдернула тонкую занавеску, за которой скрывались самодельные полки с едой.
[indent] – Давай посмотрим, что тут у нас, - пробурчала МакАлистер себе под нос, приступая к освоению чужого имущества. Запасы оказались по-мужски небогатыми. Во-первых, шесть банок с тушенкой и четыре банки рыбных консервов. Во-вторых, ещё пяток банок с овощными консервами. – Фасоль в томатном соусе, фасоль в собственном соку, горошек, две банки и кукуруза. Если разживемся овощами, то будет салат. Так, что тут у нас ещё? Шпроты, анчоусы, тунец, сардины. Неплохо.
[indent] Жестянки с консервами занимали целую полку. Под ними хранились сухие запасы: десяток пачек лапши и картофельного пюре быстрого приготовления, пять пакетиков сухого супа и несколько мешочков с крупами.
[indent] – Горсть риса, три гости макарон, горсть гороха и того меньше – чечевицы, - перечислила Джоанна, перебирая еду. Отдельно стоял мешочек с сухариками. – В общем-то, сможем питаться нормальным таким супом. Или сварганить макароны или рис с тушенкой. Да и пюре, пусть и химическое – тоже неплохо.
[indent] Отдельно в жестяной банке из-под каких-то консервов лежала россыпь бульонных кубиков с разными вкусами.
[indent] – Пошли посмотрим, что внизу? – вернув стратегические запасы кубиков на полку, МакАлистер обернулась к Ундине. На кухне на первом ярусе был шумно пыхтящий холодильник, в котором оказались два грустных листа салата, три огурца, морковка и несколько кусочков какого-то обжаренного мяса на тарелке под крышкой. Плюс открытый пакет молока и четыре яйца. Свинтив с него крышечку, Джо принюхалась.
[indent] – Свежее вроде. По-моему, на две недели хватит. Проживем, - девушка решительно захлопнула холодильник и уже с куда большим оптимизмом взглянула на Крёнен. – Предлагаю немного отдохнуть после дороги. Вечером ребята обещали зайти, так что тут вряд ли будет спокойно, - Джо с хрустом покрутила шеей и потянулась. – Черт, у меня всё тело ломит после сна на лавке в позе буквы зю. Знаешь, мне почему-то вспоминается подростковая фантастика про учеников магических школ и дикие приключения на практике. Надеюсь, нас минует чаша сия. Мы дверь закрыли?
[indent] Фоново болтать по принципу «Что вижу – то пою» МакАлистер могла до плюс-минус бесконечности. Не затыкаясь, она все-таки прикрыла дверь и потопала наверх.
[status]Шкодье[/status][icon]http://s4.uploads.ru/SkexX.png[/icon][info]<br><hr>22 года, студентка<hr>[/info]

+1

64

[indent] Ундина криво осклабилась, обнажив кривоватые зубы. Природа словно в насмешку наделила её аж двенадцатью клыками – по два малых коренных зуба с каждой стороны на челюстях немки, шедшие за положенными человеку клыками, выросли у неё клыкообразными, делая её похожей на оборотня из дешёвых фильмов ужасов, из-за чего она предпочитала лишний раз не улыбаться.
[indent]  – Смотри, как бы я тебе не по зубам не оказалась, Джо, – нарочито холодно произнесла она. – Но не доводить лучше до этого, – Ундина кивнула. – Пошли, – она проворно устремилась вслед за подругой, впрочем, слишком не разгоняясь – лестница была тесновата, а потому столкнувшись, девушки рисковали полететь вниз, не только пересчитывая ступеньки, но и ударяясь о стены. Перехватывать инициативу у шотландки, когда та занялась своеобразной инвентаризацией продуктов, немка тоже не стала и лишь бросала внимательные взгляды на полки, глубокомысленно кивая. – Суп будет лучше, – вдруг подала она голос, когда Джоанна начала рассуждать, как им стоило бы распорядиться имеющимися на маяке запасами. – И хранится дольше, и сам по себе посытнее. Да и продуктов нам так хватит на дольше, – она усмехнулась. – Рассуждаю, как какая-нибудь русская. У них есть на завтрак борщ принято, –Ундина покачала головой. – Хотя, нет. Я говорила об обедах, а не о завтраках. Но не вижу я здесь ни яиц, чтобы их на завтрак всмятку отварить, ни колбасок с тостами или бекона, так что нам импровизировать придётся. И у нас получится самый настоящий айнтопф, – рыжая зажмурилась от удовольствия.
[indent] Долго рассуждать о том, что можно приготовить из скромных, но далеко не скудных запасов ей не дала неугомонная подруга, помчавшаяся вниз. Немка усмехнулась и почти бесшумно последовала за нею. В холодильнике всё же нашлись продукты, с которыми можно было пару дней готовить традиционный английский завтрак, хотя пришлось бы выбирать между яйцами всмятку и яичницей с импровизированной заменой бекона – обнаруженное мясо по вкусу (пока МакАлистер отвернулась, Крёнен успела отправить в рот один кусочек) напоминало не свинину, а говядину.
[indent]  – Если не шиковать, наших запасов и на месяц хватит, – негромко произнесла она, проглотив закуску. – Плюс все те полуфабрикаты, которые мы с собой притащили, – немка нарочито поморщилась. – А что до приключений, то сия чаша нас уже не миновала. Остаётся только в образы войти и процессом наслаждаться, – она выключила свет, чуть наклонила голову и сделала нарочито мрачное лицо, что вкупе с почти почерневшими в тени волосами сделало её похожей на небезызвестного английского актёра, прославившегося ролями злодеев в голливудских боевиках. – Будем по очереди спать или запрёмся?
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-06-22 20:47:48)

0

65

[indent] – Ничего, я сначала воспользуюсь мясорубкой, - в меру ехидно ответствовала Джоанна на замечание о том, по зубам ей Ундина или нет. У самой немки улыбочка, к слову, оказалась не для слабонервных, если те не любители фэнтези и фильмов ужасов.
[indent] – С детства их не люблю, - хмыкнула девушка, поморщившись при одном только упоминании супа. – Русская или нет, но фууу, - МакАлистер демонстративно скривилась ещё сильнее. – Не знаю, - Джо неопределенно пожала плечами. – Может, хозяин яйца не любит? Или не закупил? Вообще-то они могут быть в холодильнике.
[indent] О вкусах не спорят, но гастрономические пристрастия у шотландки с немкой явно не совпадали. По крайней мере, та еда, которую любила Крёнен, у Джоанны вызывала замирание желудка. Поэтому она поскакала прицениваться к содержимому холодильника, пока с языка что-нибудь лишнее не сорвалось.
[indent] – Ну, я в принципе надеюсь, что мы тут чем-нибудь разживемся. По мелочи, конечно. Наверняка у местных найдется какая-нибудь грошовая работа, хоть за небольшую плату, хоть за выплату в натуральной форме. Знаешь, я бы съела сейчас нормального домашнего творога, - мечтательно улыбнулась МакАлистер и погладила себя по животу. Хлопнув дверью, она закрыла её на замок и на всякий случай задвинула старую щеколду, уже чуть тронутую ржавчиной.
[indent] – По-моему, достаточно надежно, - девушка похлопала дверь ладонью, развернулась и двинулась в сторону лестницы. – Просто хочется надеяться, что остаток отпуска пройдет спокойно. Или хотя бы чуть менее экстремально. А то приключений уже – как в дешевенькой мелодраме для старых бабок, - Джо рассмеялась и легко взлетела на первую ступеньку лестницы. – Пошли уже, а то так и спать будет некогда, пока проболтаем.
[indent] Прогулка на свежем воздухе или же невозможность нормально поспать в последние дни, но стоило только голове коснуться подушки, а телу расслабленно устроиться на нормальной кровати, как сон накрыл тяжелым одеялом. Свернувшись в клубочек под тоненьким пледом, МакАлистер сладко просопела, наверное, два или три часа. Проснулась она от того, что неожиданно замерзла. В каменном мешке, который представлял из себя маяк, температура держалась ощутимо ниже, чем на улице.
[indent] – Дожила, мерзлячка, - пробормотала девушка себе под нос, садясь на кровати и спуская босые ноги на холодный пол. Несколько минут она покачивалась, позволяя остаткам дремоты самим уйти, потом потерла лицо руками и бодро вскочила. Пара взмахов руками и хорошие потягушки разогнали по телу кровь. Хрустнув поясницей, Джоанна ещё раз от души потянулась и пошла вниз, на ходу приглаживая встрепанные волосы. Ундина всё ещё спала. Мимо неё пришлось прокрасться на цыпочках.
[indent] На первом ярусе всё было по-прежнему. Никто не вломился за время сна, только стало ещё холоднее. Приближался вечер. МакАлистер загромыхала чайником и, насвистывая, принялась готовить что-нибудь на ужин для большой компании. Если верить фицрам на экране смартфона, то ребята должны завалиться через часок.
[status]Шкодье[/status][icon]http://s4.uploads.ru/SkexX.png[/icon][info]<br><hr>22 года, студентка<hr>[/info]

+1

66

[indent]  – Да, поработать у местных лишним не будет, – кивнула Ундина. – Не подзаработаем, так хотя бы развлечёмся, – она улыбнулась уже не хищно – больше глазами и уголками рта, нежели собственно губами, но стоило Джоанне пошутить об их приключениях, как она, не сдержавшись, чуть запрокинула голову и залилась чуть дребезжащим смехом. – Если бы была это дешёвая мыльная опера, всё по нарастающей бы развивалось. Одна из нас отправилась бы в тюрьму за наши фортели, а вторая её бы оттуда вызволить пыталась. С помощью какого-нибудь симпатичного бандита или, наоборот, служителя закона, который влюблён в заключённую был бы, но в конце её самоотверженную подругу бы предпочёл, – бледное лицо немки исказила неприятная ухмылка – нетрудно было догадаться, что она терпеть не может подобные сюжеты. Она хотела было что-то добавить, но почти ультимативное предложение Джоанны всё-таки поспать до вечера, а не болтать о всякой ерунде, прервало её попытку заняться анализом мелодраматических сюжетов, в которых Крёнен понимала куда меньше, чем только что пыталась показать. Они всегда были чужды ей.
[indent] Поднявшись на второй этаж, Ундина придирчиво осмотрела выбранный ею диван и, не торопясь, принялась стелить постель. Раскладывать его она не стала – почти всю жизнь, за исключением тех лет, что она провела под родной крышей, ей приходилось спать даже на более узких лежанках, а потому она привыкла к тесноте. Не развдеваясь, немка накрылась пустым пододеяльником и, повернувшись на бок, закрыла глаза. Сон пришёл к ней не сразу. Девушка повертелась, отгоняя внезапно зароившиеся в голове воспоминания последней пары дней. Она сомневалась, что они с Джоанной правильно поступили, согласившись на авантюру Финни устроить на маяке вечеринку. Конечно, теперь менять решение было уже поздно, и всё же Ундину почему-то пугало намечавшееся на вечер событие, и она боялась отнюдь не оказаться в центре чьего-либо нежеланного внимания. Наоборот, она почти не сомневалась, что ей придётся весь вечер играть даже не вторую роль. Как если бы в упомянутом ею мелодраматическом сюжете именно она бы стала отвергнутой. А потом её, наконец, сморил сон.
[indent] Если бы кто-нибудь наблюдал за спящей немкой со стороны, ему бы пришлось не раз ужаснуться при виде того, как яростно она вертелась на узком диване, беспорядочно размахивая руками и дрыгая ногами, словно сцепившись с кем-то в отчаянной схватке или же удирая от смертельной опасности. Но к тому моменту, когда проснулась Джоанна, Ундина уже затихла, повернувшись на спину. Её дыхание успокоилось, а рыжие волосы разметались по подушке. И хотя шотландка ступала почти бесшумно, чуткие уши немки услышали едва ощутимый скрип старых половиц. Веки девушки дрогнули, открывая настороженные зелёные глаза, но почти тут же вновь опустились ровно настолько, чтобы рыжая смогла проследить за подругой из-под длинных ресниц, и, лишь когда с первого этажа послышался грохот кастрюль, Крёнен, наконец, села на диване. Быстро проморгавшись, она заправила постель и подошла к лестнице. Поколебавшись, Ундина, привычной почти бесшумной походкой, направилась не вниз, на на самый верх.
[indent] Солнце спускалось к горизонту, поднявшийся с моря ветер принёс с собой солоноватую свежесть. Ундина широко улыбнулась, зажмурилась и глубоко вдохнула. С минуту она так и стояла рядом с лампой, наслаждаясь бризом. На её бледном лице читалась лишь безмятежность. Наконец, вдоволь насладившись солёным запахом моря, немка открыла глаза и, козырьком приложив руку ко лбу, внимательно посмотрела по сторонам. С маяка открывался чудесный вид как на казавшееся бескрайним море, так и на окрестную сушу. Ундина без труда заметила деревню, в которой остановились друзья Джоанны. Она улыбнулась, представив, как высматривает их, чтобы дать подруге команду ставить чай, когда они подойдут достаточно близко, но её губы почти тут же из полумесяца сложились в бледный бантик. Она редко себе в этом признавалась, но у неё почти не было не то что друзей, но даже приятелей, а потому новообретённую, да ещё и в столь экстремальных обстоятельствах, подругу она, почти не осознавая этого, ревновала к её старой знакомой. Умом Ундина понимала, насколько глупо это выглядит, но поделать со своей незрелой натурой ничего не могла. Она вновь глубоко вдохнула морской воздух, а потом медленно зашагала вниз по лестнице. Как раз вовремя, чтобы застать Джоанну в самом разгаре кулинарных импровизаций.
[indent]  – Не будешь ты против, если я немного прогуляюсь? – осторожно спросила Ундина. – Или помочь мне тебе с готовкой лучше?
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-09-17 23:54:23)

+1

67

[indent] Перед сном Джоанна вспоминала свой родной городок и перебирала возможные подработки в нём. В Солуэе, который хоть и был по населению больше под стать деревеньке, но в силу расположения на отрезанном от большой земли острове имел более развитую инфраструктуру, можно было подрядиться за мелочь официанткой или каким-нибудь ещё вторым помощником третьего младшего повара. Здесь же вряд ли что-то такое имелось, разве что кому помощь в хозяйстве будет нужна. За подобными мыслями МакАлистер и заснула, с ними же и проснулась. Намурлыкивая себе под нос попсовую песенку, девчонка взялась за строгание нехитрого салатика – их с Ундиной скромного вклада в будущие посиделки.
[indent] – Ой! – подскочив от неожиданности, Джоанна резко обернулась и рефлекторно прижала к груди поварешку. Пару секунд она хлопала глазами, будто призрака рассматривая появившуюся на первом ярусе немку, потом шумно выдохнула и рассмеялась, покачав головой. – Что же ты так пугаешь? Если будешь так подкрадываться, то не обижайся, если я тебе со страху ложкой по лбу дам! – МакАлистер ещё раз покачала головой, строго ткнула поварешкой в Крёнен и отвернулась к плите, на которой уже закипали последние их яйца, предназначавшиеся для салата. Их предстояло снять с огня и, слив кипяток, залить холодной водой.
[indent] – Да как хочешь, - спокойно пожала плечами девушка. – Я вообще уже почти всё, хотела только салатик нарезать. В остальном пусть сами тащут всякую всячину к столу, с нас с тобой – это крошево и территория. И хваток. Надо только приглядеть, чтобы эти беспокойники тут ничего не сотворили, за что мы потом в пожизненную кабалу на этом маяке попадем, - Джо улыбнулась и вернулась к салату, занявшись приготовлением импровизированной заправки к нему из подручных ингредиентов. Всё также напевая, она успела закончить прежде, чем появился кто-то из ребят. Просто потому, что, вспоминая одного из них, хотелось абсолютно нехарактерно для себя выглядеть как-нибудь по-особенному. Хотя сильно-то не расфуфыришься, Финни мигом просечет и на смех поднимет. Поэтому МакАлистер ограничилась умытой мордашкой, симпатичными джинсовыми шортами надетой поверх топа клетчатой рубашкой. Волосы она усмирила с помощью воды и уложила в низкую свободную косу, ничуть не сомневаясь, что вскоре им надоест находиться в прическе.
[indent] – Хэй, хозяйки! Дома кто есть? – раздался с первого яруса звонкий голос Финни и стук двери, вполне вероятно, что открытой с ноги. Закрепив резинкой кончик косы, Джоанна вымелась с третьего яруса и спешно побежала вниз по лестнице, перескакивая через ступеньку. – Спите что ли?
[indent] – В засаде сидим! – с веселым смехом МакАлистер налетела на давнюю знакомую и звучно расцеловала её в обе щёки. Чисто из вредности и прекрасно зная, что та не любит подобных телячьих нежностей.
[indent] – Фу, МакАлистер, всю исслюнявила! – демонстративно закатила глаза Финни, всем своим видом показывая, как ей поперек души все эти поцелуи, но исправно подставив мордашку и чмокнув подругу сама.
[indent] – А я бы не отказался! – прыснув от смеха, заявил Чем, но прежде, чем Джоанна успела парировать, за неё вступился Флин.
[indent] – Ты бы губу-то особо не раскатывал, брат! – хохотнул парень, дружески толкнув Чема кулаком в плечо. – Где рыжик-то запропастился? И куда вот это ставить? – Флинт приподнял вверх два объемистых пакета, демонстрируя их и их позвякивающее содержимое Джоанне.
[indent] – Да давай вон на стол. Вы куда столько накупили-то? – девушка махнула рукой в сторону крепкого дубового чудовища, начиная понимать, почему хозяин маяка подошел к выбору кухонной мебели столь основательно. Незаметно оглянувшись, она поискала взглядом Ундину. За шумом и гамом МакАлистер как-то упустила её из виду.
[indent] – Да эти… - Финни не смогла подобрать эпитета и только мотнула головой. – Жрут и пьют, как не в себя. Вот увидишь, этого ещё и мало окажется!
[icon]http://sh.uploads.ru/PUapI.jpg[/icon][info]<br><hr>22 года, студентка<hr>[/info]

+1

68

[indent]  – Ударь меня! Клянусь, я сдачи дам! – слегка перефразировав Петруччо из едва ли не самой известной пьесы Шекспира, после «Гамлета», беззлобно рассмеялась Ундина, приглашающе раскинув руки, и, по-прежнему, не то шутя, не то всерьёз добавила: – Времена были, когда мне, что я слишком громко топаю, говорили. Времена сменились, а походка осталась. – Немка не стала уточнять, что походку хищного зверя, как она сама называла её, ей пришлось выработать в школьные годы, когда у неё часто возникали проблемы в общении со сверстниками, а потому она старалась лишний раз не обращать на себя внимание. – Что ж, если ты только салат приготовить решила, то мне лучше не лезть – на этой кухне слишком мало места для двух поварих, – рыжая ободряюще улыбнулась и, подождав, пока Джоанна вновь сосредоточится на готовке, бесшумно выскользнула за дверь.
[indent] Снаружи оказалось теплее, чем в маяке, и всё же уже чувствовалось прохладное дыхание северного вечера. Крёнен бросила долгий взгляд на белую свечу маяка и, вздохнув, зашагала к морю. Она не спешила, но её привычная походка была быстрой сама по себе, а потому вскоре она оказалась на краю обрыва, под которым узкой полоской тянулся каменистый пляж, на который одна за другой накатывали увенчанные белыми барашками волны. Пройдясь вдоль него, Ундина приставила ладонь козырьком ко лбу и устремила взгляд на горизонт, где подёрнутое перистыми облаками небо сливалось с беспокойным морем. Несколько минут она так и стояла, словно статуя, высматривая суда, а потом, словно выйдя из оцепенения, подошла к самому краю обрыва. Земля под её сапогами недобро зашуршала, а навстречу прибою посыпались мелкие камешки, но немка не обратила на это внимания и села на самый край скалы, свесив длинные ноги.
[indent]  – Что сказал о ней завет? – негромко запела она, чуть покачиваясь в такт словам. – Лишь видения отсвет. В золотых её глазах скрыт морей секрет  Возлежит на серебре, но печален вид, трон у бедной Лорелей из ракушек сбит… И будут ветры выть, и многим смертям быть, и волны перед Лорелей все склонятся ниц… И будут ветры выть, и многим смертям быть, и волны перед Лорелей все склонятся ниц… И увидев не понять, голос сколь могуч прельщать – ложь одну лишь Лорелей может обещать! В вязкой тине рождена, свет где не видать, Королевой вод она – ей земли не знать… Лорелеи песен лесть заставит вниз и Луну слезть… Как мечта пленит твой мозг, ведьма Лорелей… Коль попросит: «Будь со мной до конца, и верь», на крючок ты попадёшь ей, милой Лорелей… И будут ветры выть, и многим смертям быть, и волны перед Лорелей все склонятся ниц… И будут ветры выть, и многим смертям быть, и волны перед Лорелей все склонятся ниц… – рыжая закрыла глаза, запрокинула голову и запела йодлем. Она догадывалась, что ей пора бы уже заканчивать прогулку и возвращаться на маяк, но какая-то совершенно абсурдная убеждённость в том, что там отлично развлекутся и без неё, заставляла её так и сидеть на холодных камнях и напевать песню про Лерелей, хотя она и понимала, что Дева Рейна не имеет никакого отношения к северным морям.
[indent] Продолжая напевать, Ундина обернулась. Маяк остался далеко позади. На фоне медленно темневшего неба он казался белой свечой. Немка грустно улыбнулась и отвернулась к морю. Она не знала, как долго англичане собрались веселиться, но догадывалась, что уж точно не меньше, чем до полуночи, а потому ей стоило получше подготовиться к ещё одной ночи под открытым небом, раз уж она решила сбежать с вечеринки. Дувший с моря ветер становился всё холоднее, и Крёнен обняла себя за плечи.
[indent]  – Возлежит на серебре, но печален вид, трон у бедной Лорелей из ракушек сбит… – вновь затянула она.
[indent]  – За ракушками придётся спуститься вниз, – внезапно послышался у неё за спиной знакомый голос.
[indent] Ундина резко обернулась. Слишком резко. Земля под ней дрогнула, и немка вдруг почувствовала, как сползает с обрыва. Она неуклюже дёрнулась, пытаясь удержаться на скале, и повисла на краю, медленно сползая. Почти тут же её ладонь накрыла мужская.
[indent]  – Так! Я всего лишь пошутил! – нарочито строго произнёс невесть откуда взявшийся Флин, хватая Ундину за руку. Он потянул на себя, вытягивая девушку обратно на край обрыва. С минуту они так и боролись с размытым и выветренным склоном и силой земного тяготения, но силы двух молодых людей взяли вверх, и немка с ирландцем распластались на краю скалы.
[indent] Первой опомнилась Ундина и тут же вскочила на ноги. Флин, посмеиваясь, последовал её примеру. Они уставились друг на друга, и в их глазах читался лишь один вопрос: «Какого чёрта ты тут делаешь?». Пару минут они так и стояли, а потом Ундина кивнула и отвернулась к морю, в котором лишь чудом не искупалась.
[indent]  – Спасибо, – негромко произнесла она.
[indent]  – Не за что, – махнул рукой Флин. – В конце концов, если бы я не подкрадывался, ты бы не упала. Прости, что напугал, он подошёл ближе к девушке. – Ты красиво поёшь, – его рука легла на её плечо.
[indent]  – Родители записывали меня в музыкальную школу, – неожиданно холодно произнесла Ундина. – Там махнули на меня рукой после нескольких занятий, – она грубо дёрнула плечом, сбрасывая руку Флина. Он что-то пробормотал и даже убрал руки за спину. Ундина машинально отряхнулась и только после этого посмотрела на себя. Она так и не забрала у Джоанны своё платье, и потому так и оделась в её тунику и бриджи, накинув поверх них, не застёгивая, свою куртку. Куртка и бриджи почти не пострадали во время падения, лишь слегка промокнув и перепачкавшись в песке. Ундина чуть заметно покраснела, сообразив, что, пока сидела на краю обрыва, успела посадить мокрое пятно и на зад брючек. Но это было наименьшей из проблем. Туника, которую зажало между камнями и телом девушки, не только перепачкалась, а, возможно и растянулась, но в двух местах даже порвалась. Крёнен поспешно застегнула куртку и подозрительно покосилась на Флина, но в его глазах не было и тени насмешки, равно как и особой обиды.
[indent]  – Мне понравилось, как ты пела, – произнёс он. – Но что ты тут делала? Джо так удивилась, что ты пропала, что я решил, тебя стоит поискать.
[indent] Ундина пожала плечами.
[indent]  – Ты нашёл меня. Поздравляю. Можешь теперь на маяк вернуться и остальным, что я ещё до полуночи тут погуляю, сказать, – она хотела сказать это беззаботно, но её голос прозвучал как-то обижено, и от Флина это не укрылось.
[indent]  – Что такое, Крёнен? – спросил он и вдруг поправился: – В чём дело, Ундина? Мне казалось, вы с Джо с таким энтузиазмом восприняли идею Финни, а тут ты вдруг сбегаешь. Ты на кого-то обиделась? – он поймал её взгляд, и она не отвела глаз.
[indent]  – Просто я совсем не королева вечеринок, – немного рассеянно ответила девушка. – Я решила, что без меня всем веселее будет.
[indent]  – А вот это уже предоставь решать этим самым всем! – неожиданно резко возразил парень и вновь положил руку ей на плечо. – Пойдём, здесь становится холодно. Джо и ребята, наверно, уже нас заждались. А, может быть, ты и права, и они о нас уже и думать забыли. Вот и напомним им, что нехорошо забывать про друзей, – он осторожно привлёк её к себе, полуобнимая за плечи. – Пойдём.
[indent] Когда рука Флина вновь прикоснулась к ней, на лице Ундины промелькнула нешуточная ярость, но оно почти тут же прояснилось, хотя улыбка так и не тронула её губ. Девушка молча кивнула и, позволяя парню побыть рыцарем, ведомая им, зашагала в сторону маяка.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

+1

69

[indent] К предстоящей вечеринке Джоанна готовилась с легким сердцем, скоплений народа она не боялась, даже любила шум, взрывы смеха и компанию ровесников. Только реакция Ундины немного напрягала, можно сказать, настораживала. Немка к идее посиделок отнеслась явно без энтузиазма, как показалось девушке, Крёнен и вовсе предпочла бы удрать. Дорезая салат, она об этом много думала и прокручивала в голове, как бы половчее приобщить Ундину ко всеобщему веселью, к компании, которая дала бы им защиту и угостила бы едой в нынешних стесненных условиях, но визит гостей живо вымел всё из головы. МакАлистер закрутилась волчком, пытаясь успеть везде, всё и сразу. Пакеты ребята притащили действительно объемистые. В них оказалось мясо, которое они планировали зажарить на костре, пиво, много пива, чипсы, сушеная и вяленая рыба, плюс чуть-чуть овощей.
[indent] – Так, надо сразу кого-то за дровами отправлять. Черт бы ещё знал, кого и куда, - проворчала Джоанна, убирая пиво в холодильник. Он у смотрителя был не то, чтобы не объемным, скорее, на такие компании никто явно не рассчитывал. Пришлось потеснить все продукты, которые уже лежали на полках, и разложить пиво на освободившееся место. Пока МакАлистер пыхтела на пару с Чемом над бутылками, командование на себя взяла Финни.
[indent] – Да всех выгнать. Толку тут от них будет? Лук в четыре руки нарежем, поревём. Зато дров притащут так, что ещё раз посылать не придется, - девушка бодро выхватила из стойки с приборами внушительных размеров нож, поставила перед собой пакет с луком и принялась чистить первую луковицу от шелухи.
[indent] – Слышали? Брысь! – МакАлистер шутливо подтолкнула крутившегося рядом Чема к выходу, характерно махнула руками на остальных парней и тут же, всё ещё не обнаружив Крёнен нигде, крикнула им в спину. – Если Ундину увидите, гоните её сюда. Никак не пойму, куда она запропастилась, - Джо, не переставая гадать, что творится с немкой, выхватила из стойки второй нож и пристроилась рядом с Финни выполнять луковую повинность. Впереди ждали ещё огурцы, помидоры и зелень, которые тоже нужно было разделать на удобоваримые порции. В общем, работы непочатый край.
[indent] Дверь хлопнула за спинами девушек, когда её закрыл за собой Чем, ушедший из маяка последним. Пока парни добывали топливо и искали место для будущего костра, девушки успели уже вдоволь нарыдаться над чертовым луком, который оставался злющим даже после встречи с холодной водой, порезать в найденные деревянные миски огурцы и помидоры на сектора и выйти на крыльцо с твердым намерением искать друзей. С двумя возвращенцами они столкнулись буквально нос к носу у выхода, Флин и Ундина виднелись вдалеке в нескольких метрах от них. МакАлистер приподнялась на носочки и махнула им рукой.
[indent] – Ну, и где добыча, я не поняла? – вздернула бровь Финни. Парни молча ткнули пальцами в сторону весьма солидной кучи хвороста, сваленной немного в стороне от маяка. Насобирать её на лысом берегу было невозможно, так что парням пришлось изрядно попотеть и сходить за топливом в сторону дороги и деревеньки.
[indent] – Место не присмотрели? – поинтересовалась Джоанна и тут же улыбнулась, хлопнув уставшего Чема по плечу. – Ладно-ладно! – девушка подняла руки в вверх практически в знак своей капитуляции. По уставшим лицам парней всё и так было понятно. – Сейчас вместе искать пойдем.
[indent] – Место прямо напротив нам не подойдет? А то ещё ж дрова переносить.
[indent] – У воды бы лучше, - хмыкнула Финни. Толком не дав парням перевести дух, она потащила всю компанию искать место. Пристойный спуск к морю нашелся в нескольких десятках метров. Симпатичный песчаный пляжик, где можно было разложить костер и разместиться.

+1

70

[indent] Флин чувствовал, что Ундина нервно напряглась в его дружеских полуобъятиях, но отнюдь не спешил отпускать её, не то надеясь таким образом всё же убедить, что этот вечер ей обязательно понравится, не то – боясь, что странная рыжая девушка, дай он ей свободу, тут же растворится в сгущающихся сумерках. Сама Крёнен с трудом подавляла желание заставить его всё-таки убрать руки. Для неё почти любой длительный физический контакт был знаком своего расположения к другому, прикасалась ли она к нему или же, наоборот, позволяла прикоснуться к себе. Она интуитивно чувствовала намерения Флина, но слишком плохо его знала, чтобы определиться, насколько близко можно его подпустить. И он тоже это чувствовал.
[indent]  – Знаешь, я бы даже согласился плюнуть на всю эту вечеринку и погулять до утра по морскому берегу, а ещё лучше – угнать какую-нибудь лодчонку и довериться воле волн, – произнёс он вдруг, чуть сильнее прижимая девушку к своему плечу. – Но нам всё-таки стоит предупредить ребят, а то ведь они станут нас искать, и мы испортим им всё веселье…
[indent]  – Я предлагала тебе им, что я до утра не приду, сказать, – перебила его Ундина. – Да, я не подумала, что меня искать станут. Это было эгоистично. Но пойми меня и ты – для Джо это встреча старых друзей, а я на ней неуместной получаюсь…
[indent]  – Старые друзья, вернее – подруги, тут только Джо и Финни! – в свою очередь не дал ей договорить ирландец. – Может нам с парнями стоило психануть и свалить? – он резко остановился и развернул немку лицом к себе, но тут же спохватился и даже убрал руку с её плеча. – Прости, Ундина. Но, поверь мне: я знаю каково быть другим. Быть чужим. Ты ведь именно это хотела сказать? Что ты чужая на этой английской вечеринке? Мои родители перебрались в Соединённое Королевство из Ирландии, когда мне исполнилось всего десять. Я родился не подданным Британской Короны, хотя здесь и выходцы из разных королевств не всегда способны найти общий язык. Думаю, ты понимаешь, о чём я. Но, как видишь, я смог стать здесь своим. И ты сможешь. Стоит только захотеть. Да, иногда приятно кичиться своей непонятостью, но, поверь мне, это путь никуда. Вчера ты отлично поладила со всеми, и сегодня всё будет не хуже. Обещаю, – Флин ободряюще улыбнулся и обернулся к маяку. – Нас уже ждут! – он помахал Джоанне в ответ. Ундина лишь хмыкнула, но кивнула и заметно бодрее зашагала следом за ним.
[indent] Хотя Ундина уже определённо не собиралась вновь сбегать, её напряжение было заметно невооружённым взглядом, да и держалась она особняком, стараясь не мешать остальным, но толком и не помогая им, когда весёлая компания двинулась искать место для костра. Крёнен тенью замыкала шествие, стараясь ни с кем не встречаться взглядом. Могло показаться, что она ждёт, пока новые знакомые сами признают её ненужной и предложат убраться, чтобы не портить всем веселье. Финни даже подозрительно покосилась на Флина, который в ответ лишь неопределённо пожал плечами. Впрочем, у ребят было дел по горло и без странной рыжей девушки, а потому о ней даже успели вновь забыть.
[indent]  – Так, вот тут и остановимся! – скомандовала бойкая Финни. – Пиво можно будет прикопать в песке у линии прибоя, здесь, – она ткнула пальцем, – разведём костёр. Так, кому бы мне доверить эту почётную задачу? – задумчиво спросила шотландка, почёсывая подбородок.
[indent] Объявить о своём выборе она не успела. Внезапно вперёд вышла Ундина и молча начала собирать из тонких веток подобие миниатюрного шалаша. Внутрь него она запихнула обрывки поданной Флином газеты и похлопала себя по карманам.
[indent]  – Есть у кого-нибудь зажигалка или спички? – спокойно спросила рыжая, наконец, подняв глаза на новых товарищей.
[indent]  – Держи! – с притворным раздражением произнесла Финни, протягивая ей массивную «Зиппо». – Не вздумай сжечь весь бензин!
[indent]  – Курить вредно, – притворно огрызнулась в ответ Ундина и принялась разжигать костёр. Дувший с моря ветер так и норовил помешать ей, и всё же немка справилась с задачей почти с первого раза. Убедившись, что костёр занялся, она выбрала из собранного парнями хвороста несколько самых толстых веток и подложила их в огонь, после чего вернула Финни зажигалку.
[indent]  – Вау! – прищёлкнула языком шотландка. – Кого-то бы точно приняли в скауты. Если бы кто-то не был таким безнадёжным индивидуалистом, конечно! – она хлопнула Ундину по плечу. – Ты чего добивалась-то? Чтобы мы все тут сидели замёрзшие и в темноте? – она повернулась к Джоанне. – Джо, ты мне головой отвечаешь, чтобы этот ценный кадр больше никуда не делся! – она хотела добавить что-то ещё, но конец команды потонул в дружном хохоте.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

+1

71

[indent] Джоанна заметила, что Ундина чувствует себя напряженно, будто не в своей тарелке. Немку она знала плоховато, но уже догадывалась, что она не из тех, кого называют душой компании. Поэтому краем глаза девушка присматривала за своей спутницей, чтобы ту не обидели ненароком. Она всё же чувствовала себя немного ответственной за неё.
[indent] – Я за вами за всеми присмотрю, - притворно строго сказала МакАлистер, поочередно строго ткнув пальцем в каждого из присутствующих. – А то разбредетесь мне тут, как цыплята, - окончание фразы потонуло в новом взрыве здорового хохота. Джо и сама заливисто рассмеялась вместе со всеми. – Ладно, давайте уже готовить шашлыки. Иначе помрем тут все с голода.
[indent] Все снова рассыпались по делам. Кенни, самый молчаливый и тихий парень изо всей компании, остался возле костра. Достав массивный выкидной нож, он надёргал несколько хороших прутьев и принялся заострять у них кончики, чтобы изобразить подобие шампуров. Все остальные ребята двинулись по берегу в сторону маяка. Чем под предлогом помощи проваливающейся в песок Джоанне приобнял её за плечи, и новоявленная «парочка» тут же стала мишенью для весёлых подколок со стороны Финни и Флина.
[indent] – Идите вы, - со смехом отмахнулась девушка от зубоскалящих приятелей. – Ундина, можно я кого-нибудь тресну?
[indent] Возле маяка парни отстали, направившись к куче хвороста, от которой к костру пока успели перетащить только первую охапку. Теперь нужно было унести остальное. Девичья же часть компании занялась переносом еды. Первым делом Финни бодро подхватила огромную тару с мясом, кажущуюся слишком большой для её не слишком-то массивной комплекции, и вместе с нею направилась в сторону костра.
[indent] – Так, держи, - Джоанна вручила Ундине миску с салатом и докинула сверху ещё чипсов и пакетиков с копченым сыром, сама забрала нарезанные овощи и зелень. Из еды в маяке теперь оставалось только по мелочи, максимум одному человеку на одну ходку. Зато за спиртным придётся смотаться ещё не раз.
[indent] У костра уже вовсю суетились. Финни сидела возле ног Кенни прямо на песке и надевала на заостренную палочку мясо, пока он жарил над костром ещё два таких же импровизированных шампура. Чем и Флин возились рядом, прилаживая какие-то рогатины, чтобы палочки с будущим шашлыком уже можно было поставить на них, а не держать в руках.
[indent] – Справляетесь тут? – осведомилась МакАлистер, поставив миску с овощами подальше от костра, чтобы за всей кутерьмой на неё никто не наступил.
[indent] – Да уже почти всё, - отрапортовался Флин. – Сейчас что-нибудь на роль стола найдём и будет вообще шикарно. Там где-то вроде был подходящий камушек.
[indent] – Ну, развлекайтесь, - щедро разрешила Джоанна. – А мы пока пиво потаскаем.
[indent] Подхватив как раз освободившуюся Финни и Ундину, девушка направилась в сторону маяка. Пива было много, но разложенное по пакетам, оно оказалось вполне подъемной ношей. Пропустив вперед всех, МакАлистер вышла последней и на всякий случай закрыла дверь на ключ, который сунула в карман шорт под молнию. Теоретически вход был виден с того места, где расположилась вся компания, но лучше всё же не рисковать. За всё имущество по возвращении смотрителя ведь и отвечать придётся.
[indent] – Хэй, меня-то погодите! – хохотнула Джоанна, скатываясь с небольшого крыльца последней. Тяжело ступая по песку, она в несколько шагов догнала Финни и Ундину и вместе с ними пошла к костру, возле которого уже появился трудами ребят массивный булыжник, которому была уготована роль шведского стола. Парни, которые судя по следам на песке, и прикатили его сюда, пытались отдышаться, тяжело прислонившись к плоду своих трудов. Девчонки со звоном поставили пакеты с бутылками на песок.
[indent] – Эй! Вы же бутылки переколотите! – возмутился Чем.
[indent] – Скажи спасибо, что не об твою голову, - весело и беззлобно огрызнулась Финни.
[indent] – Как скажешь, Джо-о-зе-ефи-и-на-а, - нарочно издевательски протягивая гласные, пропел парень, резко стартанув с места, когда разъяренная девушка погналась за ним с обещаниями придушить засранца. Своё полное имя она всё ещё люто ненавидела.
[indent] – Отважно, - рассмеялась МакАлистер. – Пойдемте бутылки притопим у берега?
[indent] – Пошли помогу тебе, женщина, пока твоя подруга убивает моего друга, - вызвался добровольцем Флин. Подхватив с песка практически все пакеты он потопал в сторону моря, позвякивая на ходу стеклотарой.

+1

72

[indent] На бледном лице Ундины на мгновение промелькнула неожиданно хищная улыбка.
[indent]  – Их – четверо, нас – двое. Расклад перед боем не наш, но мы его примем, если потребуется, – спокойно произнесла она. – Но кажется мне, ещё рановато для драк. Никто из нас не выпил и бутылки пива, – немка пожала плечами. Она вполне могла постоять за себя, и Джоанна это знала, но не видела смысла начинать потасовку, пусть и дружескую, до того, как вечеринка начнётся по-настоящему. Хотя бы потому, что так они рисковали настолько впасть в детство и увлечься самим процессом, что шуточная драка быстро превратилась бы в своеобразную игру в салочки, которая продлилась бы до самого утра. Конечно, ничего плохого в этом, с точки зрения немки, не было, но ей не терпелось перейти к трапезе – вечный голод редко когда евшего в волю организма давал о себе знать.
[indent]  – Смотри, Крёнен, как бы нам не пришлось напомнить тебе, что мы отмечаем пятнадцатого сентября, – беззлобно отозвалась Финни, но тут Флин вдруг несильно пихнул её локтем под рёбра. Девушка обменялась с ним многозначительными взглядами, но этим всё и ограничилось. Сама же Ундина предпочла промолчать, хотя и поняла шутку Финни, и была благодарна Флину, что он не дал той её развить.  Однако дело было не только в том, что шотландка, пусть скорее всего и не со зла, подняла очень скользкую тему. Крёнен, после недолгого звёздного часа, вновь оказавшаяся на заднем плане, не была до конца уверена, довольна ли она тем, что на роли главных звёзд этого вечера раз за разом без особых усилий попадали Джоанна и Джозефина, а сама она остаётся в тени. Нелюдимость девушки требовала от неё и дальше лишний раз не высовываться, но что-то внутри неё, наоборот, хотело, чтобы этой ночью лучи воображаемых прожекторов светили как раз на неё, пусть она и не слишком-то понимала, что ей под ними делать.
[indent] Наблюдая за последними приготовлениями к вечеринке, Ундина едва заметно посмеивалась. Только сейчас она осознала главную ошибку – им следовало наметить и подготовить место для ночных посиделок ещё днём, чтобы не перетаскивать дрова и провизию по нескольку раз. Вот только теперь рассуждать об этом было уже поздно. А потому рыжая только коротко кивнула и легко подхватила салат с холодными закусками. Она предпочла бы не бродить туда-сюда, а заняться подготовкой костра к готовке, но решила на этот раз не отрываться от коллектива. Да и парням стоило всё-таки позволить проявить себя, тем более, что командование и так уже как-то незаметно захватили девушки, а именно – Джоанна с Финни.
[indent] Наконец, всё было готово. Почти всё – Финни на ходу достала одну из бутылок, сжала её в руке и безапелляционно заявила, что пиво недостаточно холодное, однако развить мысль не успела – Чем вдруг, сам того не подозревая, раскрыл Ундине – остальные и так это прекрасно знали – лучший способ мгновенно вывести бойкую шотландку из себя. Бутылка, так и не вернувшись в пакет, покатилась по песку, а не в меру языкастый юноша и разъярённая девица, сверкая пятками, скрылись во мраке ночи. Почти тут же от костра удалились и Джоанна с Флином, оставив Ундину наедине с Кенни. Немка ухмыльнулась и подняла с песка так и не разбившуюся бутылку, подбросила её, перехватила в воздухе за горлышко и взвесила в руке.
[indent]  – Забавно, – произнесла она вдруг убийственно серьёзно. – Убить можно лишь пустой бутылкой, а вот полной – только оглушить. Мне было всегда интересно, почему так.
[indent] Шотландец опасливо покосился на немку, но почти тут же рассмеялся, хотя и слегка натужно.
[indent]  – Это физика, – чуть неуверенно ответил он. – Жидкость как-то влияет не то на силу, не то на её распределение при ударе, – Кенни протянул руку, чтобы забрать у Ундины бутылку. – Знал бы, что кому-то в нашей компании будут интересны такие вещи, настоял бы, чтобы ребята набрали банок. Ими-то уж точно никого не убьёшь.
[indent]  – Пять или шесть банок в пакете могут вполне и сойти за кистень, если у пакета длинные ручки, – нарочито зловеще произнесла Ундина, от чего Кенни тут же отдёрнул руку. Ундина хищно улыбнулась и неспешно направилась следом за Джоанной и Флином, чтобы воссоединить потерявшуюся бутылку с товарками.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

+1

73

[indent]  - Может, и вправду не станем начинать драку, ещё даже не выпив пива? – внешне ровно и беззаботно поинтересовалась Джоанна, когда Финни неудачно пошутила. Крайне неудачно.  Девушка немного напряглась, опасаясь, что Ундина заслуженно обидится, но вроде бы пронесло. МакАлистер послала благодарную улыбку Флину, вовремя воткнувшему локоть под рёбра заболтавшейся подруге. Та слегка насупилась, однако возбухать не стала и примолкла, очень нарочито и старательно погрузившись в суету по поводу подготовки вечеринки.
[indent] Собраться и устроиться получилось удивительно быстро и ловко. Как-то всё споро перетаскалось и расставилось по местам. От весело потрескивающего костра потянулись аппетитные ароматы жарящегося мяса, на песок легла пара стареньких покрывал, призванных заменить пледы.
[indent] – Ты так парней запугаешь, придётся их потом по пляжу ловить и успокаивать, - рассмеялась МакАлистер, краем уха услышавшая окончание разговора Крёнен и Кенни. Парень демонстративно изобразил ужас на лице и с шутовским поклоном передал девушке бутылку с пивом. – Иди сам засунь в пакет, разрешаю. Мы его там у берега притопили.
[indent] Финни и Чем уже вернулись с пробежки, но держались чуть поодаль друг от друга, из чего Джо сделала вывод, что её почти земляк остался непойманным и непобеждённым. Все устроились на пледах возле импровизированного каменного стола и под разговоры о разном принялись дожидаться, пока мясо дойдет до кондиции.
[indent] – Давайте тарелку, девчонки! – скомандовал, наконец, Флин, негласно взявший на себя роль ответственного за шашлык. Джоанна притащила ему глубокую миску, и в четыре руки ребята быстро сняли с прутиков первую порцию готового мяса, пока Чем параллельно нанизывал на освободившиеся «шампура» вторую. Под еду и открытое к шашлыкам пиво беседа и вовсе пошла веселее, постепенно перейдя к фазе пересказывания баек и историй из жизни.
[indent] – Страшилки будем травить? – деловито поинтересовалась МакАлистер. Мяса она успела наесться до отвала, не забывая хвалить таланты приготовивших его парней, теперь можно было вытереть руки, упасть спиной на плед и слушать, глядя на усыпанное звёздами ночное небо.
[indent] – А ты визжать будешь? – поинтересовался Чем, склонившись к Джоанне и пощекотав ей кончик носа какой-то травинкой. Девушка смешно сморщилась и ожесточенно его почесала, предварительно шлёпнув парня по руке, чтобы не тянулся, куда не положено.
[indent] – А тебе очень хочется послушать, как я визжу? – вкрадчиво ответила вопросом на вопрос МакАлистер, но прежде, чем кто-то отреагировал на её слова, взвилась Финни.
[indent] – Нет, нет и ещё раз! Визжит она громко, уши в трубочку свернутся! – под громкие возмущения ребята взорвались смехом. Какое-то время беседа продолжалась, всё-таки скатившись к страшилкам и мистическим историям, но вскоре снова начала увядать. Джоанна, привычная к раннему отбою, начала хлопать сонными глазами, как совёнок, и понемногу проваливаться в дрёму. Да и даже Флин как-то клевал носом.
[indent] – Хэээй! – Финни пихнула в бок ближайшего к ней парня, которым оказался Чем. Он возмущенно вскинулся, распахнул глаза и уставился на подругу. – Хватить дрыхнуть-то! Может, лучше купаться пойдем? Посмотрите, какое море, - девушка кивнула на мягкие волны, прибоем набегающие на берег. Полусонная Джоанна села на пледе, потянулась, зевнула, прикрыв рот ладошкой, и принялась растирать лицо, чтобы прогнать дремоту. Мерно шелестящее море действительно выглядело соблазнительно. День был жаркий, так что наверняка вода тёплая, как парное молоко.
[indent] – И правда можно было бы окунуться, - задумчиво протянула МакАлистер, глядя на серебрящуюся дорожку лунного света. – Только купальники у кого с собой есть?

+1

74

[indent]  – Этот мир сошёл с ума окончательно и бесповоротно, если мужчины таких вещей бояться стали, – усмехнулась Ундина в ответ на резонное замечание Джоанны. Будь она у себя на родине, то не преминула бы помянуть недобрым словом государственную программу по снижению насилия в обществе, благодаря которой родители, разрешающие своим детям играть в войну, рисковали лишиться прав воспитывать их, но чтобы что-то подобное практиковалось в Шотландии, ей слышать не приходилось. С другой стороны, от женщины, даже в матриархальном обществе, определённо пристало ждать чего угодно, кроме знаний и умений в искусстве отнимать жизнь.
[indent] Пока все попеременно дурачились, почти что предоставленный самому себе шашлык успел прожариться, но, к счастью, о нём успели вспомнить до того, как он успел подгореть, а потому вскоре все уже сидели вокруг костра, наслаждаясь заслуженной трапезой. Острые зубы Крёнен рвали ещё горячее мясо с пугающей скоростью. Финни с друзьями даже переглядывались и бросали вопросительные взгляды на Джоанну, пытаясь понять, что же такое с её подругой. Ундина старательно делала вид, что не замечала всего этого, мысленно проклиная себя за несдержанность. Однако вскоре пиво сделало своё дело, и подобные мелочи перестали бросаться в глаза. Да и сама вечно голодная девушка решила лишний раз не обращать на себя внимания, тем более, что звёздами вечера определённо собрались стать Джоанна и Финни, ударившиеся в воспоминания о студенческой жизни. Парни всеми силами пытались перетянуть одеяло на себя, но против этого тандема даже втроём они оказались бессильны. Ундина уже подумывала притвориться спящей, как вдруг МакАлистер подняла тему, в которой она могла дать солидную фору всей компании. Но поддержать подругу Крёнен не успела – тут же встрял Чем, определённо решивший поддеть каждую из девушек в компании, поскольку стоило Финни отшутиться за подругу, как он, дождавшись, пока смех стихнет, тут же подошёл к немке.
[indent]  – Я знаю, как визжат Финни и Джо, а вот ты, малышка, ты визжишь в постели с мужиком? – громко, так, чтобы остальные точно услышали, прошептал он ей на ухо.
[indent]  – Нет, – неожиданно спокойно произнесла она. – А ты?
[indent] Повисшую было тишину разорвал даже не хохот, а самое настоящее ржание. Неудавшийся шутник поспешил убраться на другую сторону костра, а Ундина, напряжение которой не было заметно лишь благодаря темноте – она села подальше от пламени, почти скрывшись в тенях, молча приложилась к почти пустой бутылке.
[indent]   – Я как-то слышал, – заговорил вдруг Флин, явно решивший отвлечь всех от определённо щекотливой темы, грозившей вытеснить из разгорячённых пивом голов все остальные, – от однокашника одну, даже и не знаю, как это назвать. Историю, не историю. Он увлекался корейской культурой и нашёл на одном корейском сайте правила игры, которую там называли «игрой в лифт». Правила достаточно простые. Игрок может быть всего один, а здание нужно выбирать не ниже десяти этажей. С лифтом, конечно же. Якобы, если следовать инструкции, то можно попасть в какой-то там другой мир, – парень сделал глубокий глоток пива, смачно отрыгнул и виновато улыбнулся. – А инструкция такая: на первом этаже нужно сесть в лифт одному, доехать до четвёртого этажа и тут же спуститься на второй, оттуда – на шестой, потом – на десятый, а оттуда – на пятый; вроде бы, именно тут и начинается мистика, так как на пятом в лифт может зайти молодая женщина…
[indent]  – Я как-то смотрел один фильм без сценария, который начинался вот с этого самого места! – перебил Флина Кенни, но Чем с Финни, не сговариваясь, тут же шикнули на него, хотя по компании и прокатились негромкие смешки.
[indent]  – …Если верить инструкции, то эта женщина вовсе не то, чем кажется, и поэтому не стоит смотреть на неё и уж тем более говорить с ней, – как ни в чём не бывало продолжил Флин. – Теперь нужно нажать кнопку первого этажа, и, если всё правильно, лифт поедет на десятый. Если же он всё-таки приехал на первый, нужно немедленно убираться из этого дома, не оглядываясь. Если же лифт поднялся на десятый этаж, то можно как выйти из него, так и остаться. Если до этого женщина зашла в лифт, она спросит: «Куда вы?». По-прежнему, не стоит не только отвечать ей, но даже и смотреть на неё. Если не выходить из лифта, то нужно нажать кнопку первого этажа, причём, возможно, она сработает далеко не с первого раза, а на первом этаже нужно будет тут ж бежать прочь из дома. Если выйти на десятом этаже, то окажешься в этом самом другом мире. Этаж, на котором оказываешься, достигнув другого мира, почти ничем не отличается от первого этажа, на котором в этот лифт заходишь, за исключением нескольких деталей: нет никаких признаков других людей, нигде нет света, а за лестничным окном где-то далеко будет маячить красный крест…
[indent]  – Всё понятно, – вставила свои пять пенни уже Финни. – Кто-то из жильцов вызвал психиатров угонщику лифта, и все попрятались от него по своим квартирам.
[indent] Над пляжем вновь прокатился негромкий смех.
[indent]  – В комментариях к инструкции упоминалось, что в этом самом другом мире не работают мобильники, камеры и тому подобные штучки, – всё же продолжил рассказчик. – Если выйти из лифта в другом мире, то для возвращения придётся воспользоваться им же. Другой лифт уже не подойдёт. Как ни странно, для обратного путешествия придётся перебирать этажи в той же последовательности, что и в первый раз с последней остановкой на пятом. Оттуда нужно поехать на первый этаж, но лифт снова отправится на десятый, только теперь придётся остановить его, нажав на кнопку любого этажа. На первом этаже, прежде чем выходить из лифта, стоит внимательно осмотреться, чтобы убедиться, что он вернулся в этот мир. После этого нужно бежать без оглядки. В комментариях упоминалось, что если выйти из лифта, то он, когда захочешь вернуться в него, может начать удаляться прочь, как мираж в пустыне. И что, если потерять сознание, не закончив перебор этажей, то очнёшься у себя дома, хотя и это место может оказаться чем-то ещё, – Флин замолчал.
На несколько минут над костром повисла тишина, нарушаемая только задорным треском сухих веток, да гудением огня.
[indent]  – Мне даже захотелось проверить эту инструкцию, – подал вдруг голос Кенни. – Вот только я так и не понял, что это за женщина на пятом этаже?
[indent]  – Если посмотришь на неё или, тем более, заговоришь с нею, то она решит оставить тебя себе! – нарочито зловеще произнёс Флин, глядя Кенни в глаза.
[indent] Столь типичное для страшилок завершение вновь заставило всех расхохотаться.
[indent] Когда над пляжем вновь ненадолго повисла тишина, к костру вдруг подалась Ундина.
[indent]  – Как-то осеннею порою, под вечер, мы на запущенной гробнице семнадцатого века посреди старого кладбища в Вюнсдорфе сидели и о неименуемом рассуждали, – негромко произнесла она. – Устремив взор на исполинскую иву, в ствол которой почти целиком старинная могильная плита без надписи вросла, я по поводу той, должно быть, нездешней и, вообще, страшно какой пищи сказать, которую эти гигантские корни из почтенной кладбищенской земли извлекают, фантазировать принялась. Приятель мой заметил ворчливо, что всё это сущий вздор, так как здесь уже более ста лет никого не хоронят, и, стало быть, в почве ничего такого особенного, чем это дерево питаться бы могло, кроме самых обычных веществ, быть не может. И вообще, он добавил, вся эта моя непрерывная болтовня о неименуемом и разном там страшно сказать каком все это пустой детский лепет, вполне гармонирующий с моими ничтожными успехами на филологическом поприще. По его мнению, у меня нездоровая склонность городские легенды, описанием всяческих кошмарных видений и звуков, которые их персонажей не только мужества и дара речи, но и памяти лишают, в результате чего они даже не могут о случившемся другим поведать, заканчивающиеся, была. Всем, что мы знаем, он заявил, мы обязаны своим пяти органам чувств, а также религиозным откровениям; следовательно, и речи о таких предметах или явлениях, которые бы либо строгому описанию, основанному на достоверных фактах, либо истолкованию в духе канонических богословских доктрин в качестве последних же предпочтительны догматы конгрегационалистов со всеми их модификациями, привнесенными временем и сэром Артуром Конаном Дойлем. не поддавались, быть не может. С Иоганном Шмидтом, так моего приятеля звали, мы вели частенько долгие и видные споры. Он был моим сокурсником в Университете имени Гумбольдта, а в Висбадене, где то характерное для пруссака самодовольство, которое глухотой ко всем изысканным обертонам жизни, отличается, и приобрёл, родился и вырос. Он придерживался мнения, что если что-нибудь  реальную эстетическую ценность и имеет, так это наш обычный, повседневный опыт, и что, следовательно, художник в нас не сильные эмоции посредством увлекательного сюжета и изображения глубоких переживаний и страстей возбуждать, но в читателе размеренный интерес поддерживать и вкус к точным, детальным отчётам о будничных событиях воспитывать призван. Особенно же претила ему моя излишняя сосредоточенность на мистическом и необъяснимом; ибо он, несравнимо глубже в сверхъестественное веруя, нежели я, когда потустороннее до уровня обыденности, его предметом мифологических упражнений делая, низводили, терпеть не мог. Его логичному, практичному и трезвому уму было никак, что именно в уходе от житейской рутины и в произвольном манипулировании образами и представлениями, как правило, подгоняемыми нашими ленью и привычкой под избитые схемы действительной жизни, величайшее наслаждение черпать можно, не постичь. Все предметы и ощущения имели для него раз и навсегда заданные пропорции, свойства, основания и следствия; и хотя он смутно, что мысль человеческая временами с явлениями и ощущениями отнюдь негеометрического характера, абсолютно не укладывающимися в рамки наших представлений и опыта, сталкиваться может, осознавал, он всё же себя арбитром, полномочным условную черту проводить и из зала суда всё, что среднестатистическим гражданином познано и испытано быть не может, удалять, считал. Наконец, он был почти уверен в том, что ничего по-настоящему неименуемого не может быть. Само слово это не говорило ни о чем ему. Пытаясь этого ортодокса самодовольно коптящего небо переубедить, я прекрасно всю тщетность лирических и метафизических аргументов сознавала, но в обстановке нашего послеобеденного диспута нечто такое, что побуждало меня выйти за рамки обычной дискуссии, было. Полуразрушенные плиты патриархальные деревья, остроконечные крыши старинного городка, обступившие кладбище со всех сторон, всё это вкупе меня на защиту своих изысканий встать подвигло, и вскоре я уже врага его собственным оружием разила. Перейти в контратаку, впрочем, особого труда, поскольку я, что Иоганн Шмидт весьма чувствителен ко всякого рода бабушкиным сказкам и суевериям, которые в наши дни всерьёз ни один мало-мальски образованный человек бы не принял, знала, не составило. Я говорю о таких поверьях, как, например, то, что после смерти человек в самых отдалённых местах объявляться может, или что на окнах навеки предсмертные образы людей, глядевших в них всю жизнь, запечатлеваются. Серьёзно относиться к тому, о чем деревенские старушонки шушукаются, я прежде всего заявила, ничуть не лучше, чем в посмертное существование неких бестелесных субстанций отдельно от их материальных двойников, а также в явления, не укладывающиеся в рамки обычных представлений верить. Ибо если верно, что мертвец свой видимый или осязаемый образ в пространстве (на расстояние в половину земного шара) и во времени (через века) передавать способен, то как же называть нелепыми предположения, что заброшенные дома диковинными существами населены, обладающими органами чувств, или что старые кладбища в себе разум поколений, чудовищный и бесплотный, накапливают, можно? И если все те свойства, что мы душе приписываем, никаким физическим законам не подчиняются, то так ли уж невозможно, что после физической смерти человека некая чисто духовная сущность, принимающая такую форму или скорее бесформенность,  которая необходимо должна представляться наблюдателю чем-то абсолютно и даже именно неименуемым, жить продолжает, вообразить? И вообще, когда о подобных вещах размышляешь, то лучше всего в покое так называемый здравый смысл, который в данном случае означает не что иное, как элементарное отсутствие воображения и гибкости ума, оставить. Я высказала последнее Шмидту тоном дружеской рекомендации. День клонился к закату, но нам с беседой закругляться даже в голову не приходило. Шмидта, похоже, не тронули ничуть мои доводы, и он продолжал их с той убеждённостью в своей правоте, каковая, вероятно, ему успех в глазах преподавателей и принесла, оспаривать. Я же имела в запасе достаточно веские аргументы, чтобы поражения не опасаться. Стемнело, в отдельных окнах огоньки замерцали, но мы свое удобное место на гробнице покидать не собирались. Моего прозаического друга, по-видимому, не беспокоили нисколько ни глубокая трещина, в поросшей мхом кирпичной кладке прямо за нашей спиной зияющая, ни кромешный мрак вокруг царивший, тем, что между надгробием, на котором мы расположились, и ближайшей освещенной улицей полуразрушенное нежилое здание, ещё в семнадцатом веке выстроенное, возвышалось, вызванный. Здесь, в этой непроглядной тьме, на полуразвалившейся гробнице вблизи заброшенного дома вели мы нескончаемую беседу о неименуемом, и когда Шмидт наконец колкости изрекать устал, я ему об одном ужасном случае, действительно место имевшем и в основу той из собранных мною легенд легшем, над которой он более всего смеялся, поведала. В народе называли эту историю «Чердачное окно». Её считали чистейшей воды байкой, прежде всего потому, что пресловутое существо, в ней упомянутое, просто биологически невозможно было. В легенде говорилось о появлении на свет некоего существа, но кто, кроме дешевого сенсуалиста, поверить бы мог, что оно вырасти сумело и, во плоти и во крови, по ночам в окна домов заглядывать принялось, а днем на чердаке заброшенного дома прятаться, и так до тех пор, пока столетие спустя какой-то прохожий его в чердачном окне не увидал, а потом так объяснить, отчего у него волосы поседели, и не смог? Всё это походило на вздор, притом несносный, и приятель мой с последним утверждением согласиться не замедлил. Тогда поведала я ему о содержании дневника, обнаруженного среди прочих бумаг семейного архива менее, чем в километре от того места, где мы находились, и датированного началом восемнадцатого века. В дневнике упоминалось о необычных шрамах на спине и груди одного из моих предков, и я Шмидта в подлинности этого свидетельства заверила. Я рассказала ему также о страшных историях, имеющих хождение среди местного населения и передающихся по секрету из поколения в поколение, а также о том, что отнюдь не в переносном смысле с ума сошел один паренёк, осмелившийся в конце восемнадцатого века в покинутый дом, чтобы на некие следы, которые, как предполагалось, там наличествовать должны были, взглянуть, войти. Да, то время диких суеверий было, какой впечатлительный человек, летописи той эпохи изучая, не содрогнётся? Сколь бы ничтожными ни были наши познания в том, что за внешней стороной событий скрывалось, но уже по тем отдельным чудовищным проявлениям, когда гной вырывался и ключом бил, о всей степени разложения судить можно. Ужас перед чёрной магией вот луч света, на тот кошмар, что царил в смятенных умах человеческих, указующий, но даже и это пустяк. Из жизни изгонялись красота, свобода мы об этом по бытовым и архитектурным останкам эпохи, а также по ядовитым проповедям невежественных богословов судить можем. Под смирительной рубашкой из ржавого железа таилась дурная злоба, извращенный порок и сатанинская одержимость. Вот в чём был подлинный апофеоз неименуемого! Упомянутое в легенде нечто родилось от неименуемого кошмара и человека, оно дурным глазом обладало. Все, кто об этом хоть что-то знал, предпочитали молчать, и до сих пор не известно, что их голос до шепота при упоминании о замке на двери, за собой чердачную лестницу в доме бездетного, убогого и угрюмого старца, установившего на могиле, которую все стороной обходили, плиту без надписи, скрывавшей, приглушать заставляло. При этом всякий с достаточным количеством уклончивых слухов, от которых самая пылкая кровь стынет, ознакомиться может. Я почерпнула все эти сведения из найденной мною семейной хроники; там же множество скрытых намёков и не предназначенных для посторонних ушей историй о существах с дурным глазом, по ночам то в окнах, то на безлюдных лесных опушках появлявшихся, содержится. Возможно, что именно одна из таких тварей на моего предка ночью на проселочной дороге, следы рогов на его груди и следы когтей, сходных с обезьяньими, на спине оставив, напала. На самой же дороге были чётко отпечатавшиеся в пыли перемежающиеся отпечатки копыт и чего-то, отдаленно лапы человекообразной обезьяны напоминающего, обнаружены. Один почтальон рассказывал, что, верхом по делам службы проезжая, он вышеупомянутого старика, какое-то гадкое существо, вприпрыжку прочь уносившееся, преследовавшего и окликавшего, видел. Интересно, что многие почтальону поверили. Доподлинно известно также то, что в начале восемнадцатого века, в ночь после похорон убогого и бездетного старца (тело которого в склеп позади его дома, рядом со странной плитой без надписи положили) на кладбище какие-то голоса раздавались. Дверь на чердак отпирать не стали, и дом таким, каким мрачным и заброшенным был,  оставлен был. Когда доносились из него звуки, все вздрагивали и перешептывались, себя надеждой на прочность замка на чердачной двери ободряя. Надежде этой пришел конец после кошмара, в доме приходского священника случившегося, жильцов которого не просто бездыханными, но разодранными на части обнаружили. С годами приобретали легенды все более характер рассказов о привидениях; причину этого я в том, что если отвратительное существо действительно когда-то жило, то потом оно, вероятно, скончалось, усматриваю. Сохранилась лишь память о нем тем более ужасная оттого, что она в секрете держалась. За время моего рассказа потерял Шмидт свою обычную словоохотливость, и я, что слова мои на него глубокое впечатление произвели, поняла. Когда замолчала я, он не рассмеялся, как обычно, но вполне серьезным тоном у меня о том пареньке, что сошел с ума в конце восемнадцатого века, осведомился. Я объяснила ему, зачем тому мальчику мрачный, заброшенный дом, который все стороной обходили, посетить потребовалось. Случай этот не мог моего приятеля, поскольку он в то, что на окнах лица людей, подле них сидевших, запечатлеваются, верил, не заинтересовать. Наслушавшись рассказов о существах, в окнах пресловутого чердака появлявшихся, паренёк сам на них взглянуть решил и обратно, заходясь в истошном крике, прибежал. Пока говорила я, Шмидт в глубокую задумчивость погружён был, но как только я закончила, он сразу в своё обычное скептическое расположение духа вернулся. Допустив, хотя бы в качестве предпосылки для дальнейшей дискуссии, что какой-то противоестественный монстр на самом деле существовал, Шмидт, однако, своим долгом мне напомнить, что даже к самому патологическому извращению натуры вовсе не обязательно, как к неименуемому или, скажем, неописуемому средствами современной науки относиться, считал. Признав, что я должное его здравомыслию и несгибаемости отдаю, я ещё несколько свидетельств, мною у очень пожилых людей добытых, привела. В этих позднейших историях с привидениями, я пояснила, речь о фантомах столь ужасных и отвратительных шла, что никак, чтобы они органическое происхождение имели, предположить нельзя. Это были кошмарные призраки гигантских размеров и самых чудовищных очертаний, в одних случаях видимые, в других только осязаемые; в безлунные ночи они по воздуху как бы плыли, то в старом доме, то возле склепа позади него, то на могиле, где рядом с безымянной плитой пустило корни молодое деревцо, появляясь. Правда ли, что они душили и рвали людей на части, как то голословная молва утверждала, или нет, я не знаю, но во всяком случае, призраки эти сами по себе сильное и неизгладимое впечатление оставляли. Неспроста старейшие из местных жителей испытывали к ним суеверный страх ещё каких-нибудь только два поколения назад, и лишь в последнее время о них вспоминать почти перестали, что, кстати, и причиной их преждевременной кончины послужить могло. Наконец, если на проблему с эстетической стороны взглянуть и, какие гротескные, искаженные формы духовные эманации, или призраки, человеческих существ принимают, вспомнить, то, что связного и членораздельного описания и выражения в случаях, когда мы дело с такой бесформенной парообразной мерзостью, как дух злобной, уродливой бестии, само существование которой уже есть страшное кощунство по отношению к природе, имеем, вряд ли удастся добиться, не согласиться нельзя. Эта чудовищная химера, порождённая мёртвым мозгом дьявольской помеси зверя и человека, не представляет ли она нам во всей неприглядной наготе всё подлинно, всё откровенно неименуемое? Должно быть, час уже очень поздний был. Летучая мышь пролетела мимо на удивление бесшумно; она меня крылом задела, да и Шмидта, вероятно, тоже – в темноте я его не видела, но мне показалось, что он рукой взмахнул.
[indent] «А дом?» – он заговорил спустя некоторое время. – «Дом с чердачным окном, сохранился он? И не живет там по-прежнему никто?»
[indent] «Да. Я видела его собственными глазами».
[indent] «Ну и как? Там было что-нибудь? Я имею в виду, на чердаке или где-нибудь ещё…»
[indent] «Кости лежали там, в углу на чердаке. Не исключено, что именно их тот паренёк и увидал. Слабонервному, чтобы свихнуться, и того достаточно, ибо если все эти кости одному и тому же существу принадлежали, то это такое кошмарное чудовище, какое только в бреду привидеться может, было. С моей стороны было бы кощунством мир от этих костей не избавить, поэтому я за мешком сходила и их к могиле за домом оттащила. Там была щель, в которую я их и свалила. Только не сочти меня за идиотку! Ты бы видел тот череп! У него были рога сантиметров по десять в длину, а лицевые и челюстные кости примерно такие же, как у нас с тобою».
[indent] Вот когда почувствовала я, что Шмидта, который ко мне почти прижался, настоящая дрожь пробрала! Но любопытство его оказалось сильнее страха.
[indent] «А окна?»
[indent] «Окна? Они все были без стёкол. У одного окна выпала даже рама, а в остальных ни кусочка стекла не осталось. Представь себе такие небольшие ромбовидные окна с решётками, что из моды еще до начала восемнадцатого века вышли. Думаю, что стёкла в них уже лет сто, не меньше, отсутствовали. Кто знает, может быть, их тот паренёк выбил? Предание молчит на этот счёт».
[indent] Шмидт затих снова. Он размышлял.
[indent] «Знаешь, Крёнен», – заговорил он, наконец, – «мне бы хотелось на этот дом взглянуть. Покажешь ты мне его? Чёрт с ними, со стёклами, меня сам дом интересует. И та могила, куда ты кости кинула. И другая могила, без надписи. Ты права, во всём этом есть что-то жуткое».
[indent] «Ты видел уже этот дом, Шмидт. Он стоял у тебя перед глазами весь сегодняшний вечер».
[indent] Некоторый налёт театральности, с которым я последнюю фразу произнесла, на моего приятеля куда сильнее, чем я ожидать могла, подействовал: судорожно от меня отпрянув, он оглушительный вопль, таким звуком сопровождаемый, словно он от удушья освобождался, ибо вопль этот в себя всё накопившееся и сдерживаемое дотоле напряжение вместил, издал. Да, нужно этот крик слышать было! Но самое ужасное заключалось в том, что на него ответ последовал! Эхо не успело стихнуть, как из кромешной тьмы скрип донёсся, и я, что одно из решётчатых окон в этом проклятом старом доме неподалеку от нас открылось, догадалась. Более того, поскольку все рамы, кроме одной, давным-давно выпали, я, что скрип этот жуткая пустая рама пресловутого чердачного окна издаёт, поняла. Потом всё с той же заклятой стороны дохнуло затхлым воздухом могилы, и сразу вслед за тем, совсем уже близко от меня, пронзительный крик раздался; он из той жуткой гробницы, где зверь и человек покоились, исходил. В следующее мгновение удар чудовищной силы, нанесённый мне невидимым объектом громадных размеров и неизвестных свойств, свалил меня с моего скорбного ложа, и я на пленённой корнями почве зловещего погоста растянулась, в то время как из могилы такая адская какофония шумов и сдавленных хрипов вырвалась, что фантазия моя мгновенно окружающий беспросветный мрак гофмановскими легионами безобразных демонов населила. Вихрь поднялся иссушающе-ледяного ветра, грохот обваливающихся кирпичей и штукатурки раздался, но прежде чем понять, что произошло, я милостью Божией чувств лишилась. Шмидт оказался более живучим, и хотя он сильнее моего пострадал, мы почти одновременно очнулись. Наши койки стояли бок о бок, и через несколько секунд нам ясно, что мы находимся в больнице  стало. Персонал сгорал от любопытства; нас со всех сторон обступили и, чтобы нашу память освежить, нам о том, как мы сюда попали, поведали. Оказалось, что какой-то фермер нас в полдень на пустыре, примерно в километре от старого кладбища, в том самом месте, где некогда, по слухам, бойня находилась, обнаружил. У Шмидта было два серьёзных ранения груди и несколько мелких резаных и колотых ран на спине. Я отделалась более лёгкими повреждениями, зато всё тело мое покрыто ссадинами и синяками самого удивительного свойства было; один из кровоподтеков, например, след копыта напоминал. Шмидт знал явно больше, чем я, однако он ничего озадаченным и заинтригованным врачам до тех пор, пока у них всё, что касалось характера наших ран, не выведал, не сказал. Только после этого сообщил он, что мы жертвами разъярённого быка стали. Выдумка, на мой взгляд, довольно неудачная, ибо откуда было в таком месте быку взяться? Как только удалились врачи и сиделки, я к приятелю повернулась и шёпотом, исполненным благоговейного страха, спросила:
[indent] «Но, Боже правый, Шмидт, что было это на самом деле? Судя по характеру ран, это оно было. Ведь так?»
[indent] И хотя догадывалась я почти, каким будет ответ, он меня настолько, что я чувства торжества от одержанной победы даже не ощутила, ошеломил.
[indent] «Нет, это было нечто совсем другое», – прошептал Шмидт. – «Оно было повсюду… Какое-то желе… Слизь… И в то же время имело оно очертания, тысячи очертаний, столь кошмарных, что они всякого описания бегут. Там были глаза и в них порча! Это была какая-то бездна… Пучина… Воплощение вселенского ужаса! Крёнен, это было неименуемое!»
[indent] Ундина сделала эффектную паузу и только после этого заметила, что её уже давно никто не слушает. Её рассказ оказался слишком длинным, а слушатели – слишком усталыми. Рыжая недовольно вздохнула и допила своё пиво. Над костром на несколько мгновений повисла тишина, которую почти тут же нарушила вероятно ею же и разбуженная Финни. От её громогласного крика зашевелились все.
[indent]  – Купаться? – чуть сонно спросил Кенни. – А давайте! – он выпрямился во весь рост.
[indent]  – Можно пойти купаться в трусах, а потом переодеться, – отозвался на вопрос Джоанны Флин и тут же добавил: – Или в лифчике и трусах. Можно было бы и совсем голышом – хоть и не совсем темно, но вряд ли мы так уж сможем разглядеть друг друга, но всё-таки стоит соблюсти хоть какие-то приличия.
[indent]  – Вот! Человек дело говорит! – подхватила идею Финни, уже начавшая разуваться.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

+1

75

[indent] – Совсем голышом можешь сам купаться, чтобы я тебя по заднице пнуть не рискнула, - душевно сказала Финни, уже начав раздеваться. Джоанна потянулась, размяв затёкшие от долгого лежания мышцы и косточки, и первым делом сбросила с ног обувь. Парни разоблачались намного быстрее и уже через пару минут нетерпеливо топтались на песке, поджидая девчонок и попутно на них глазея. В воду влетели все вместе с визгами, писками и кучей брызг.
[indent] – Хэй! – МакАлистер возмущенно хлопнула ладошкой по воде, окатив излишне задиравшегося Чема. Тот с хохотом поднял в воздух столько брызг, что девушке было не успеть даже вдохнуть. К нему тут же присоединился ухмыляющийся Кенни.
[indent] – Двое на одну, да? – возмущенно завопила Финни и тут же присоединилась к брызгающимся, помогая Джоанне отбиться от парней. – Наших бьют, Ундина, помогай!
[indent] С хохотом и визгом ребята разделились на две команды – девчачью и мальчишечью – и принялись активно поднимать мириады брызг. Минут десять все только этим и занимались, пока в голову Чема не пришла воистину восхитительная идея. Нырнув под воду, он немного проплыл, ухватил Джоанну за ноги и дернул. С визгом и нелепыми размахиваниями руками девушка с головой скрылась в море. Дурному примеру Чема тут же последовали Кенни, ловко опрокинувший Финни, и Флин, попытавшийся притопить Ундину.
[indent] – Ах вы ж засранцы! – выкрикнула Джоанна, выплыв и отплевавшись от горьковато-то солёной воды. – Ну держитесь!
[indent] Брызганье перешло к попыткам затопить друг друга, когда все уже были против всех. У девушек получалось не очень – слишком разные были у них с парнями весовые категории. Зато у ребят получалось отменно и в итоге они начали макать в море друг дружку. А когда и это надоело – поплыли наперегонки к волнорезам. На берег все выплыли уставшие, но счастливые и довольные. Джоанна, вытащив себя на пляж, отжала от воды волосы, доковыляла до покрывала и тут же упала на него в полнейшем изнеможении.
[indent] – Хорошо-то как! – выдохнула девушка, раскинув руки и глядя в высокое звёздное небо. Полотенца никто с собой не взял, так что обсыхать предстояло так, на свежем воздухе. – Но укатали!
[indent] – Спать лучше будешь! – хохотнула Финни, упав на покрывало рядом с подругой. – Не ной, МакАлистер! Мне вообще-то какая-то сволочь царапину на заднице оставила! – заявление девушки было встречено дружным смехом.
[indent] – Будешь проводить дознание? – сквозь смех выдавил из себя Флин.
[indent] – Я могу помочь с пытками! – моментально вызвалась Джоанна, скроив зверскую мордашку.
[indent] – Ооо, если они будут неприличными, то я первый доброволец! – тут же нахально выдал Чем, за что получил тычок под ребра. Ещё минут пятнадцать все обсыхали и пытались угадать, кто поточил когти о пятую точку Финни, и вообще обсуждали женские прелести.
[indent] – Ну что? По домам или у кого ещё какие идеи есть? – первым нарушил вновь воцарившееся и затянувшееся молчание Кенни. Парень сел на покрывале и хорошенько потянулся со стоном. Ночная прохлада, особенно ощутимая у воды, начинала давать о себе знать, несмотря на согревающее действие алкоголя. Лично у МакАлистер по коже бегали мурашки и зубы начинали дробно постукивать. Она тоже села на покрывале и обняла себя за плечами руками. Все ребята переглядывались друг с другом, но самой смелой оказалась Финни.
[indent] – А чего кота за яйца-то тянуть? Давайте приберёмся и в сторону дома? Нам ещё пару миль до деревни костями громыхать, - предложила девушка, обведя всех взглядом. С разной степенью энтузиазма ребята вразнобой закивали, выражая своё согласие. Ещё несколько минут все сидели, задумчиво глядя кто на море, кто на усыпанное звездами небо. Первым с пледа поднялся Флин.
[indent] – Ну, надоело бояться! Давайте что ли убираться? – парень, подавая пример, сгрёб в охапку ближайшие миски, которые надо было отнести на маяк и вымыть. Кенни приспособил один из пакетов и с помощью Джоанны принялся собирать упаковки из-под чипсов и пустые бутылки, чтобы по дороге к деревеньке выкинуть мусор в контейнер.

+1

76

[indent]  – Купаться в пьяном виде опасно для жизни! – негромко заметила Ундина, с некоторой тревогой наблюдая, как все начали раздеваться. Сохрани она способность рассуждать трезво, то предпочла бы остаться на берегу, но, хоть закуска и была достаточно плотной, выпитое явно без меры пиво всё-таки сделало своё дело, и обычно рациональная до зубной боли немка не захотела, чтобы её сочли трусихой, а потому стянула с ног сапоги, а следом за ними и носки, тут же отравив последние в голенища первых, после чего выпрямилась во весь свой немаленький рост и неожиданно проворно избавилась и от верхней одежды, только после этого сообразив, что так и не надела нижнего белья после падения в реку, а потому поспешно повернулась было ко всем спиной, но почти тут же быстрее всех устремилась в море, сверкая в лунном свете бледной кожей, под которой почти гротескно сочетались красиво играющие крепкие мышцы и уродливо просвечивающие рёбра и позвонки. Успел кто-нибудь понять, что она и в самом деле полезла купаться голой, Ундина не знала, но предпочла не искушать судьбу и сразу же скрылась под водой с головой, чтобы вынырнуть уже там, где её ноги едва доставали до дна.
[indent] Оторваться от новых друзей обнажённой рыжей не удалось, а потому она почти тут же отказалась от своей затеи уплыть куда-нибудь к волнорезам или даже за них и там переждать, пока все накупаются, и присоединилась к девчачьей контратаке. Увлёкшись, она несколько раз поднялась из воды настолько, что если бы не туча брызг, все бы заметили её неожиданный секрет, однако темнота, и пена сделали своё дело. Но тут игра перешла на новую фазу, и Ундине осталось только продемонстрировать всем, что она полностью соответствует своему имени. И она скрылась под водой ещё до того, как Флин успел добраться до неё. Её руки сомкнулись вокруг его тела, а ноги бешено забили во все стороны, пытаясь увлечь весельчака на столь близкое, но всё же пугающее в такой ситуации дно. Расчёт девушки оправдался – парень от неожиданности и в самом деле перепугался да так, что даже не заметил, что напавшая на него под водой девица одета куда меньше своих подруг. Вернее – не почувствовал. Пару минут они так и боролись на самом дне, а потом Флин вырвался и всплыл, как пробка, а Ундина, пользуясь тем, что все принялись топить друг дружку, вынырнув лишь чтобы набрать воздуха, вновь погрузилась и устремилась прочь от берега. Через несколько метров ей всё же пришлось вновь всплыть, но это уже не имело значения – все так увлеклись игрой, что и не заметили, что их уже всего пятеро. Когда её новым друзьям надоело дурачиться, немка уже лежала на волнорезе, устремив взгляд в небо, однако стоило ей заметить, что они плывут в её сторону, и она, немного выждав, соскользнула в воду, вновь присоединяясь к ним. В воде с ней и в самом деле мало кто мог сравниться, а потому она плыла во главе всей оравы, пока все окончательно не выбились из сил, после чего вновь вскарабкалась на волнорез и распласталась на нём, тяжело дыша и наблюдая за берегом, выжидая, пока Финни и её команда уйдут, после чего она уже сможет выйти из воды.
[indent] Говорили ребята громко, да и вода усиливала голоса, а потому даже на волнорезе Ундина всё прекрасно слышала и негромко посмеивалась. Она надеялась, что её так и не хватятся, однако сперва Финни, а за ней и Флин вдруг начали подозрительно озираться, пока не то более зоркая, не то просто вовремя повернувшая голову в нужном направлении шотландка не заметила бледное пятно на тёмной громаде волнореза.
[indent]  – Эй, Крёнен! Ты там что, хвост отрастила? Айда на берег, русалка! – она помахала Ундине рукой и заливисто рассмеялась.
[indent]  – А вдруг она и в самом деле должна уйти в море, а то ещё превратится с первым лучом солнца в морскую пену? – подал вдруг голос Кенни.
[indent]  – Флин, а ты везунчик! – тут же встрял вездесущий Чем. – Это ведь она тебя пыталась в сердце ножом пырнуть, чтобы её ноги снова срослись в хвост, а попала Финни в задницу! – и он громче всех расхохотался своей шутке.
[indent] Финни наградила парня шутливым подзатыльником.
[indent]  – Вот мы и раскрыли тайну века! – произнесла она с пафосом и обернулась к остальным. – Так, пока наша русалка решает, в море она хочет остаться или на земле, давайте всё-таки убираться, а то так можно тут и до полудня проторчать!
[indent] Ундина отчаянно делала вид, словно не слышала оставшихся на берегу друзей и медленно сползла в море лишь тогда, когда они, бросая в её сторону подозрительные взгляды, направились в сторону деревни, оставив на пляже одну Джоанну. Несколько минут спустя странная девушка уже подплыла к берегу, но выходить из воды не спешила.
[indent]  – Ушли все, Джо? – негромко спросила она, лёжа на дне почти на самой линии прибоя.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-09-17 01:44:00)

+1

77

[indent] За всей суетой и весёлой возней все как-то упустили из виду Ундину. Воистину немка обладала выдающейся способностью теряться! Флин, обнаруживший пропажу первым, подошел к Джоанне и всполошил её вопросом про подругу. Все ребята побросали уборку и заоглядывались по сторонам, ища камень, за которым затаилась потеряшка-Крёнен. Первой её заметила Финни. МакАлистер оставалось только покачать головой и сделать мысленную пометку поговорить с новой знакомой позже, когда они останутся одни. В душе поселилось стойкое сомнение, что компания, которую теперь чёрт отвадишь, пришлась немке по душе. Особенно, когда все призывы присоединиться к убирающимся, были проигнорированы.
[indent] Уборку закончили быстро. Мусор не разбрасывать по всему пляжу ума хватило изначально у всех, так что оставались сущие мелочи - подобрать разваленное на пледах и случайно попавшее мимо пакетов, да перетаскать это всё на маяк. Ребята управились минут за двадцать, то и дело перебрасываясь шуточками про Ундину. Всех напряг тот факт, что немка не присоединилась к уборке, а осталась торчать на волнорезе. Особенно активно зубоскалил Чем, да так, что Финни, которой Крёнен неожиданно пришлась по душе, пришлось даже его приткнуть.
[indent] - Рожу ей твою пакостную видеть не хочется, - отрезала шотландка. - Мне бы тоже не хотелось. И вообще за языком следи, а?
[indent] Больше вслух никто вопросов не задавал и поведение Крёнен не порицал, но странными взглядами волнорез, на котором белела немка, одаривали. Джоанна и сама не понимала, почему Ундина так явно отбилась от компании. Проводив ребят до маяка и всучив им мусор, чтобы оставили в баках по дороге в свою деревню, она двинулась обратно в сторону пляжа. Немка на него так и не выплыла, так что пришлось зайти в воду по щиколотку и помахать ей рукой.
[indent] - Ушли, ушли! Плыви сюда уже, стесняшка! - засемафорила девушка, подзывая подругу. Та на удивление послушно соскользнула с волнореза и поплыла в сторону берега. Придерживая ещё влажные волосы и от скуки заплетая их в свободную косу, МакАлистер ждала Крёнен, так и замерев в море по щиколотку. Тёплая вода приятно набегала волнами и скользила по коже, воздух пах горьковатой солью. Над головой раскинулось огромное звёздное небо. Чего ещё желать для счастья? Только дышать глубже и наслаждаться покоем.
[indent] - Ты чего это ото всех отбилась? - внешне нейтрально, даже немного шутливо поинтересовалась девушка. Но на самом деле, на душе было как-то немного тревожно. Ундина лежала в линии прибоя, чуть покачиваясь в набегающих на берег волнах, но выплывать окончательно не спешила. Джоанна, поколебавшись, пошла ей навстречу и, когда оказалась в воде по икры, наконец, разгадала все причинно-следственные связи. - Так ты реально голышом купалась?! - изумленно ахнула МакАлистер, нервно хихикнув. Смелость и беспалевность подруги поражали настолько, что невозможно было даже понять, как она к ним относилась. Сама она своего тела не стеснялась, но вот так вот обнажиться всё равно бы не отважилась. - Офигеть ты без комплексов! И ведь никто не заметил, а? Тебе одежду принести? - Джоанна, не переставая возбужденно тараторить, вымелась из воды и сходила за вещами Крёнен. Подождав, пока та оденется, девушка вместе с ней пошла обратно к маяку. Зевала она всю дорогу беспрестанно, рискуя вывихнуть себе челюсть ненароком.
[indent] - Не знаю, как ты, а я спать, - смазав окончание фразы очередным зевком, прикрытым ладошкой, поставила подругу в известность МакАлистер. Наверх она поволоклась, едва поднимая ноги, и даже немножко пожалела, что захотела поселиться так высоко. Усталость после бурного дня, полубессонной ночи и возни на пляже вкупе с привычкой ложиться довольно-таки рано давали о себе знать. Едва доплетясь до кровати, Джоанна рухнула на неё ничком. Сил на то, чтобы разобрать её толком, не хватило. Она только кое-как выдернула из-под себя тонкое одеяло, прикрыла им задницу и тут же отключилась, довольно засопев.

+1

78

[indent] Заливистый смех МакАлистер заставил Крёнен густо покраснеть. Она и без того чувствовала себя неловко за то, что из-за собственной забывчивости выставила себя далеко не в лучшем свете, столь открыто оторвавшись от коллектива. В её оправдание можно было, разве что, вспомнить, как и почему она лишилась своих скромных запасов сменной одежды, в том числе и белья, и насколько безумными были для неё последние тридцать шесть часов. Немка обижено посмотрела на явно составившую о ней совершенно неверное впечатление шотландку и сжала кулаки. Румянец на её обычно бледном лице из стыдливого стал гневным, но она всё же нашла в себе силы совладать с собственной яростью. Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, девушка, не в силах полностью скрыть обиды, произнесла:
[indent]  – У меня нет не комплексов, а нижнего белья! Оно осталось на той самой остановке! – она поднялась из воды, второй раз открыто представ перед Джоанной обнажённой. В присутствии парней Ундина бы себе такого не позволила никогда, а вот окажись на пляже, к примеру, Финни, то её она стесняться бы не стала, но лишь потому, что они с ней были одного пола.
[indent] Вот только Джоанну определённо неуместная смелость Ундины явно поразила настолько, что она не стала выслушивать её оправданий. Рыжая вновь начала было закипать, но на этот раз справиться с гневом оказалось уже проще. Достаточно было всего лишь вспомнить, что они успели пережить, чтобы унизительная, на первый взгляд, ситуация стала казаться сущей мелочью. Ундина не стала дожидаться, пока обсохнет и натянула заботливо поданные подругой вещи прямо на мокрое тело. Её костлявая фигура мгновенно обрисовалась прилипшей к мокрой коже тканью, но немка не обратила на это внимания.
[indent] Оставляя за собою мокрый след, Ундина поплелась к маяку следом за Джоанной. Ей и самой хотелось спать, но две подавленные вспышки гнева напрочь прогнали сонливость, а потому, хоть немка и зевала едва ли не громче, нежели шотландка, она чувствовала, что засыпать ей придётся долго. С тем же успехом можно было так и остаться до утра на злополучном волнорезе, где она чуть не замёрзла, дожидаясь, пока Финни сотоварищи разойдутся по домам.
[indent]  – Спокойной ночи, Джо, – кивнула она подруге, когда та, засыпая на ходу, поковыляла наверх, а сама присела у плиты и поставила чайник, а потом села за стол и устремила немигающий взгляд зелёных глаз на огонь. Когда через несколько минут из носика повалил пар, Ундина с удивлением обнаружила, что сил у неё осталось лишь на то, чтобы потушить огонь, а потом внезапно навалившаяся на неё усталость взяла своё, и девушка так и заснула, уронив голову на кухонный стол.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

+1

79

***
Неделю спустя
[indent] За неделю, прошедшую после прибытия на маяк и вечеринки, девушки уже успели немного освоиться. В деревеньке появились знакомые, у которых можно было купить продукты прямо с фермы, чуть подешевле, чем в магазине. А Финни и компания, все вместе или по отдельности, бывали в гостях практически каждый день. Джоанне даже показалось, что Ундина немного привыкла к ребятам и перестала дичиться, как это было поначалу. В любом случае, всё шло хорошо и главное было не сглазить.
[indent] Вечер собирался штормовой. Ещё чуть за полдень поднялся ветер, гонявший пенистые буруны и с шумом бившийся волнами о берег. От воды ощутимо потянуло холодом, а Джоанна закуталась во всю одежду, которая была у неё с собой. Зябко цепляясь пальцами за наброшенную на плечи шаль, она с открытой площадки на верху маяка рассматривала тёмное море, сливающееся со свинцовым небом вдали. Здесь ветер чувствовался ещё сильнее и практически грозил сдуть девчонку с высоты. Ослабевать он и не думал – только крепчал и ярился к ночи, вздымая волны всё выше и выше. Поздним вечером взбаламученное море с грохотом набрасывалось на берег с такой злобой, что поднималось выше человеческого роста. Тонкая кисея брызг и стены проливного дождя с шелестом дрожала в холодном воздухе. Грифельное небо нависло над землей, всей своей массой пытаясь придавить осмелившиеся тянуться к нему строения.
[indent] – Кажется, ночью будет ещё и сильная гроза, - мрачно предрекла МакАлистер, спустившись снова на первый ярус и выглянув на улицу в узкое окно-бойницу на первом этаже. Вздохнув, она поплотнее закуталась в свою шаль и поплелась к Ундине. На старенькой плите уже заворчал чайник, можно было разливать кипяток по чашкам и доставать из холодильника припасённую четвертинку сладкого пирога и гордые четыре конфеты. Джоанна не отказалась бы добавить сюда ещё и бутерброд с колбасой, но на такие излишества девушки решили не тратиться.
[indent] – Надо запереться получше и ложиться спать, - зябко ёжась, предложила МакАлистер. Крёнен плеснула ей в чашку кипятка, и девушка, придвинув её к себе, обняла одной ладонью горячий бок кружки, пока равномерно размешивала заварку. С электричеством на маяке была прямо какая-то беда и в такие непогожие ночи, как уже подруги успели узнать, оно частенько попросту отключалось. Становилось понятно, зачем у хозяина на полке хранился солидный запас толстых свечей. Свет уже то и дело вздрагивал и мигал, предвещая полное своё исчезновение, если шторм усилится. А он явно только ещё разминался и набирал обороты.
[indent] Стук в дверь был полной неожиданностью. Вздрогнув, Джоанна выплеснула немного чая из кружки, дернув рукой, и зашипела, когда горячие брызги попали на ладонь. Она с недоумением обернулась на дверь, переглянулась с Ундиной и снова уставилась на вход. На её мордашке явно читались сомнения, уж не почудилось ли ей, развеял которые повторный стук и звонкий голос Финни.
[indent] – МакАлистер, Крёнен, открывайте уже, а? – судя по звуку, с той стороны устали стучать кулаком и долбанули с ноги. – Мы тут продрогли, как собаки! Спите что ли?
[indent] – Девчонки, имейте совесть! Нас ветром сносит! – присоединился к голосу Финни голос Чема. Джоанна ещё раз обменялась удивленными взглядом с Ундиной и, соскочив со стула, пошла открывать. Вся обнаружившаяся за дверью компания, несмотря на дождевики, была мокрой, продрогшей и похожей на макнутых в бадью с водой котят – такие же куцые и несчастные.

+1

80

[indent]  – Что может приятнее бури быть? – нарочито зловеще улыбнулась Ундина. – Ничего нет красивее, чем природа, всю свою дикую мощь, перед лицом которой всё человечество – не более чем беспомощный щенок, демонстрирующая, – она глубоко вдохнула душистый аромат заваренной мяты – в режиме строгой экономии в рыжую голову немки пришла крамольная для любого англичанина, будь то британец, шотландец, валлиец или даже ирландец, мысль, что вместо чайных листьев можно заваривать местные травы, благо в них странная девица, парадоксальным образом сочетавшая в себе черты просвещённой европейки и благородной дикарки, отлично разбиралась. – Но, да, сегодня ночью сон самым верным решением будет, – она сдула клубившийся над чашкой пар и сделала осторожный глоток.
[indent] Стук в дверь заставил её резко обернуться, проглотив импровизированный чай даже медленнее, чем она собиралась, и переглянуться с Джоанной, по виду которой нетрудно было догадаться, что она даже усомнилась, а не послышалось ли ей. Высокий лоб Крёнен прочертили глубокие морщины, давая понять, что она отчаянно пытается вспомнить, должен ли был этим вечером кто-нибудь к ним прийти. Погода определённо не располагала ни к каким визитам. Хотя от Финни и её приятелей, который немка мысленно называла Фантастической Четвёркой, можно было ожидать чего угодно. Высказать свои подозрения рыжая не успела – из-за двери послышался знакомый голос, сопровождавшийся отчаянным стуком. Ундина собралась было открывать, но более темпераментная Джоанна её опередила, а потому ей осталось лишь разлить импровизированный чай по чашкам, благо весёлая компания, в первый же вечер обнаружив, что посуды на маяке едва хватает на его обитательниц, догадалась принести свои собственные. Быстро расставив их по маленькому столу, рыжая замерла в тёмном углу кухни, словно потерявший свой корабль клабаутерман.
[indent] Стоило двери захлопнуться за нежданными гостями, как сквозь узкие окна в маяк ворвалась необычайно яркая вспышка холодного белого света, почти одновременно с которой старая башня содрогнулась от чудовищного громового раската, а обдавший видавшие виды стены жар, казалось, высушил весь воздух внутри. Лампочка под потолком тесной кухни напоследок ярко вспыхнула, словно кабельное электричество решило напоследок доказать атмосферному свою силу, а потом маяк погрузился во тьму.
[indent] Почти на минуту повисла тишина, в которой голос Финни прозвучал едва ли не оглушительнее возвестившего, что грозовой фронт подошёл к самому маяку, грома.
[indent]  – Да твою ж мать! – после этого возгласа ещё на несколько секунд вновь повисло молчание, которое опять нарушила бойкая шотландка. – Да где же...
[indent]  – Эй! – послышался вдруг возмущённый мужской голос. – Там не карман!
[indent] Ответом ему стала звонкая оплеуха, на которую тут же отозвался кто-то третий.
[indent]  – Финни! Какого чёрта?!
[indent]  – А ты не лезь под руку! – отрезала девушка, явно и сама не понявшая, до кого дотянулась в первый раз, а до кого – во второй.
[indent] В темноте послышались приглушённые ругательства и шорохи, на смену которым вдруг пришли шум борьбы и ещё пара пощёчин.
[indent] Свет вспыхнул настолько внезапно, что всем пришлось зажмуриться и хором выругаться. Послышался стук упавшей кружки и полный неподдельной боли вопль – Чем, в темноте успевший в поисках по карманам зажигалки снять дождевик, ослеплённый зажжённой свечой, опрокинул на себя стоявшую на краю стола кружку с кипятком. Ундина поставила подсвечник на холодильник и обвела кухню спокойным взглядом зелёных глаз. По счастью потасовка произошла у самой входной двери, а потому весёлая компания, выглядевшая теперь несколько помятой, что могло быть следствием как закончившейся едва успев начаться шутливой драки, так и самого снимания в темноте дождевиков. Немка криво усмехнулась и зажгла ещё одну свечу.
[indent]  – Сегодня чудесная погода, не так ли? – с нарочитой издевкой в голосе обратилась она к нежданным гостям.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-10-09 15:20:30)

+1

81

[indent] – О нет-нет-нет! - горячо возразила Джоанна, боявшаяся гроз. Она набрала было воздуха, чтобы сознаться Ундине в постыдном страхе перед мощью природы, но вместо разговора пришлось идти и открывать дверь, пока шумно толкавшаяся и громко ломившаяся внутрь компания её не вынесла.
[indent] – Заходите, - пригласила всю мокрую и жалко выглядящую четверку МакАлистер внутрь. Первой вошла ёжащаяся от холода и стекающей за шиворот воды Финни, ребята попытались зайти следом, но все одновременно, поэтому в итоге они буквально ввалились в маяк под смех девушек. Кенни отдавил кому-то ногу, Чем зашипел, получив локтем под ребра.
[indent] – Балбесы, - прокомментировала ситуацию Джо, когда мини-разборки закончились, и она смогла, наконец, пробраться к двери, чтобы захлопнуть её. Раздавшийся одновременно со щелчком щеколды оглушительный раскат грома заставил её сжаться от ужаса и неожиданности и подпрыгнуть на месте с пронзительным вскриком. Яркая вспышка холодного белого света, проникшая в маяк сквозь узкие окна-бойницы, на мгновение осветила первый ярус старой башни, словно днём. Электрический свет обиженно вспыхнул раза в два веселее, чем был, и погас совсем. На минуту в комнате повисла потрясенная тишина, нарушаемая только шелестом усилившегося ливня за толстыми каменными стенами и басовитым ворчанием грома.
[indent] Небольшая перепалка из-за того, что кто-то кому-то что-то сделал в наступившей темноте, а отгребло за это третье лицо позволила МакАлистер перевести дух. Вздрагивая, она замерла у двери, вцепившись в косяк одной рукой, а вторую прижав к бешено колотящемуся сердцу.
[indent] – А кто это так верещ… - начал было ехидно Чем, но прервался, когда зажжённая Ундиной свеча озарила ярус трепещущим светом, слишком ярким после темноты. Джоанна на мгновение зажмурилась, но тут же испуганно распахнула глаза. Вопль боли, который издал несчастный турок, получивший порцию горячего чая на ноги и самое сокровенное, можно сказать, будоражил кровь и бодрил лучше кофе.
[indent] – Ты живой, брат?
[indent] – Ты как?
[indent] – Господи, Чем!
[indent] Немного издевательская фраза Ундины потонула в хоре взволнованных голосов. Кривящийся от боли Чем принял самый мужественный вид, на который был только способен.
[indent] – Что ж вы вечно как полудурки? – риторически вопросила небеса Финни, закатив глаза. – Снимай штаны давай, пока яйца всмятку не сварились.
[indent] Ни у кого у присутствующих язык не повернулся отпустить колкость по поводу слов девушки. Покачав головой, Джоанна решила взять всё в свои руки, пока никто не начал ругаться. Иногда она удивлялась, как эта компания до сих пор держалась вместе – перепалки среди ребят случались так часто, что иногда от них пухла голова.
[indent] – Давайте все раздевайтесь, простынете в мокром! – скомандовала МакАлистер. – Финни могу предложить свои сухие вещи, остальным – уж извините, только пледы, - прежде, чем кто-то успел возразить, девушка подхватила обеих присутствующих представительниц прекрасного пола под локотки и потащила наверх, чтобы парни могли спокойно раздеться. Взяв с холодильника свечу, она первой пошла по крутой лестнице на второй ярус.
[indent] Минут через десять вся компания собралась вокруг стола и успевшего подстыть чая. Забравшись с ногами на стул и по-прежнему кутаясь в шаль, Джоанна обнимала едва тёплый бок кружки с чаем и с улыбкой смотрела на собравшуюся на ярусе гомонящую компанию. Болтовня о разном в такую грозную штормовую ночь не имела просто никаких шансов не скатиться к ужастикам. Первым травить страшные истории о летучем голландце практически местного разлива начал Флин, потом Финни поддержала его какой-то легендой о призраке, бедокурящем как раз в грозу.
[indent] – Эээ, что вы всё о чужбинке-то? – укорил вдруг друзей Чем, стрельнув в сторону МакАлистер хитрым взглядом. Девушка по-детски показала ему язык, прекрасно зная, к чему это всё. Из всей компании она была самым благодарным слушателем щекочущих нервы историй – пищащим, охающим-ахающим и вздрагивающим на нужных местах. Поэтому частенько и рассказчики смотрели именно на неё. – Тут и своя же страшилка имеется, нам в деревне рассказывали. Что, не все слышали?

+1

82

[indent] Гроза всё никак не желала ни стихать, ни уходить – молнии били не слишком часто, но всё ещё достаточно близко от маяка, а потому раскаты грома сопровождались звоном посуды и едва различимым скрипом покачивавшейся под потолком лампочки. Ундина заметила, как Джоанна невольно зажмуривается всякий раз, когда нутро маяка озаряют электрические вспышки, и незаметно сжала ладонь подруги, тайком подмигнув ей. Разговор предсказуемо зашёл о ночных призраках, о которых рыжей определённо было что вспомнить, но она ещё не забыла, как усыпила всех своей историей на пляже, а потому предпочла на этот раз побыть слушателем. Возможно, проговори все до утра о давно уже прочно вошедшем в фольклор Летучем Голландце и ему подобных персонажах древних мифов и городских легенд, и она так бы и не раскрыла рта, но тут окончательно оправившийся после неприятнейшей травмы Чем решил, что в двадцать первом веке пугать кого-то Летучим Голандцем – всё равно, что бояться грозы, заперевшись в военном бункере.
[indent]  – Своя страшилка есть в каждом поселении, деревушка это в самом захолустье или огромный город будь, – спокойно произнесла она, заставив Кенни зашипеть сквозь зубы – из всей шестёрки его особенно коробила манера Крёнен расставлять в предложениях английские слова по правилам немецкой грамматики, от чего речь чудаковатой девицы становилась похожа на белый стих. – Обычно это или являющийся по ночам одиноким путникам на перекрёстках дорог призрак повешенного там разбойника, или, наоборот, обитающий в проклятом старом доме, который все избегают, призрак зверски замученной его жестоким хозяином девушки, которую насильно за него замуж выдали, или он её и вовсе похитил. Что за страшилка известна в этих краях? – немка устремила на турка любопытный взгляд зелёных глаз, словно и не заметив, как Финни недвусмысленно показала ей кулак.
[indent]  – Да я-то думал, грешным делом, что уж кто-кто, а ты-то слышала про Дом Под Холмом, – съязвил в ответ Чем, за что тоже удостоился безмолвной угрозы от скорой на расправу шотландки. – На самой границе графства, в трёх десятках, где-то, миль отсюда, есть деревушка, в которой живых дворов осталось два – три. Нет, с ней-то всё в порядке, просто все уже давно или перемёрли, или свалили в город. Дома почти все или уже или развалились, или стоят себе заколоченные и забытые. Хотя, да, не всё с ними так просто. Рядом с этой деревушкой стоит старый особняк. Его построили не на холме, а в низине – первый его хозяин, шотландский барон, дико боялся грозы, – парень лукаво посмотрел на Джоанну. – И, несмотря на такие вот предосторожности именно молния его и убила. Ударила в конюшню, когда он вернулся с охоты. Его сын в том же возрасте подался в наёмники и погиб во время франко-германской войны. Его сын дожил до преклонных лет, но незадолго до Первой Мировой разорился, в отчаянии, продал кому-то титул, а когда и это не вытащило его из долгов, то взял да повесился на чердаке старого дома. После него этот дом пару лет пустовал, а потом туда въехал счастливый покупатель титула и земель, вернувшийся из Америки, да вот незадача – корабль, на котором он служил старпомом, в первое же боевое плавание потопила немецкая подлодка. Не выжил никто. И вот совпадение – ему было столько же лет, сколько первому хозяину особняка. До самого конца войны дом простоял бесхозным, а потом его выкупил ещё один шотландец, решивший стать бароном. Вот только через несколько лет после приобретения он погиб во время Битвы за Британию. После этого особняк забросили совсем. А в деревне пошли разговоры, что по ночам по нему бродят призраки, которые забирают тех, кто посмел нарушить границу проклятых владений. Конечно, может всё дело в том, что деревенские детишки любили лазить в одичавший сад, окруживший заброшенный дом, да частенько ломали руки да ноги. Но некоторые поговаривают, что не всё так просто – истинному шотландцу в этом доме ничего не грозит, а вот любому другому – не поздоровится. Особенно, – Чем сделал паузу, – немцам! – он ткнул пальцем в Ундину.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-10-09 16:43:47)

+1

83

[indent] Джоанна благодарно улыбнулась Ундине, когда она незаметно сжала её ледяную ладонь. От сильной духом немки она не ожидала подобной заботы и внимательности к чужим страхам, признаться. Но само понимание того, насколько заметно то, как она вздрагивает от каждого раскатистого удара грома, осело на душе неприятным чувством. Захотелось вдруг спрятаться ото всех, чтобы никто не видел минутных слабостей. Усилием воли МакАлистер подавила этот малодушный порыв и сосредоточилась на байке, которую в этот момент рассказывали.
[indent] – Что за Дом Под Холмом? – покладисто подыграла Чему Джоанна. Краем уха она ловила что-то такое, само название было смутно знакомым, но не более того, поэтому узнать становилось интересно. Девушка отодвинула от себя опустевшую кружку и обняла руками колени. Про Богом забытую деревушку она точно слышала и от того, что мистическое и загадочное оказалось так близко, повествование становилось ещё более захватывающим. МакАлистер даже дыхание затаила. – Получается, дом что ли проклятый? – почти одновременно с нетерпеливой Финни спросила Джо. Девушки с улыбками переглянулись. История рисовалась хоть и интересная, но хорошо знакомая: про проклятый дом, сживающий со свету своих владельцев. Видимо, о том же подумали и парни, потому что с их стороны послышались сдавленные смешки. Чем, однако, на провокации не повёлся и как ни в чем не бывало закончил историю.
[indent] – Ерунда это всё, - махнул рукой Кенни. Флин поддержал его кивком головы. – Если бы и правда было что-то, то мы бы ещё при входе в деревеньку узнали. Да и не верю я во всю эту мистику.
[indent] – То есть ты хочешь сказать, что владельцы сами по себе гибли и в петлю лезли? – ехидно осведомился Чем.
[indent] – Тебе бабка какая про это сказала? А где доказательства-то, что всё было именно так? Что вообще было? – встрял в спор Кенни. – Может, байку эту выдумали для детей, чтобы они по развалинам не лазали и шеи себе не сворачивали?
[indent] – А где доказательства, что нет такого? – парировал Чем. Ситуация становилась всё более жаркой, и Джоанна решила попробовать её разрядить.
[indent] – Ну, если проклятие и есть, то какое-то оно странное. Как оно убивает так далеко от дома? Обычно же, если убивает дом, то всё в поместье и случается. И почему вообще чертовщина началась?
[indent] – Да черт его знает… - растерянно сказал Чем после некоторого молчания и задумчиво взъерошил волосы на затылке. Он был готов защищаться от любых аргументов, но вопрос о первопричине всех событий явно поставил его в тупик. – Может, ведьма какая прокляла? Или… Ну что там бывает? – растерянно пробормотал турок, пожав плечами, и к этому сразу же прицепился Кенни, которому, кажется, больше всех было надо.
[indent] – А может… Может… Уверен, что эту байку не лично для тебя придумали? А ты и уши развесил!
[indent] – Так может сходим и сами всё проверим? – неожиданно брякнула Финни, перебив набравшего уже воздуха в грудь и готового разразиться защитной тирадой Чема. Судя по растерянному лицу девушки, она и сама не ожидала, что предложит такое, и даже немного смутилась, когда стала центром всех взглядов. В комнате стало так тихо, что можно было расслышать малейшие полутона шуршащего за толстыми каменными стенами дождя. Гроза притихала и уползала в сторону открытого моря. Ворчание грома ещё доносилось, но уже с некоторого отдаления, а молнии того и гляди должны были приобрести статус зарниц.
[indent] – Ты сдурела что ли? – первой нарушила затянувшуюся тишину Джоанна. Округлившимися от удивления глазами она рассматривала свою подругу так, словно впервые в жизни её видела.
[indent] – А что трусите? – перешла в наступление Финни. Ей и самой было страшно и в глубине души девушка надеялась, что сейчас её совместными усилиями всей компании отговорят. Самой пойти на попятную не позволяла дурная гордость.
[indent] – Почему сразу трусим? – миролюбиво и довольно спокойно сказал Флин. Как уже успела заметить МакАлистер, именно он в четверке выполнял роль примирителя и сглаживал острые углы.  – Просто не хотим…
[indent] – Да ладно вам, наоборот же интересно! – не дав Флину договорить, перебил его Чем. Ему затея Финни явно пришлась по душе: ещё бы, такой шанс покрасоваться перед девчонками! Парень обвел всех светящимися от азарта взглядом. – Ну?

+1

84

[indent] Ундина криво усмехнулась. Рассказанная Чемом страшилка вполне укладывалась в известные ей варианты легенд о проклятых домах, хотя и имела одну интересную деталь, к которой не замедлили прицепиться остальные слушатели. Немка подождала, пока турка поставят в тупик, а потом чуть подалась вперёд и заговорила:
[indent]  – Может быть, не дом, а титул проклят. В отличие от титула графа или титула барона в континентальной Европе, титул барона Шотландии, после того, как в Британии титул баронета ввели, покупаться и продаваться стал, а вместе с ним уже земли и всё, что на них, передаётся. Конечно, это, что вся эта история – правда, не означает, но хоть что-то объясняет, – она замолчала, выжидающе поглядывая на остальных.
[indent] Однако развивать её мысль оказалось некому – Кенни уже нашёл непробиваемый аргумент, после которого впору было лезть в драку, но тут ситуацию невольно спасла Финни, внезапно предложив то, что Ундина отложила до конца спора.
[indent]  – Да, почему бы не побыть охотниками за привидениями? – без тени насмешки спросила рыжая, присоединяясь к Финни и Чему. – Если нет никакого проклятия, мы в атмосферном и, возможно, красивом месте побываем. Если есть, то из всех нас только мне, тебе, Чем, и Флину его бояться пристало. Сказал же Чем, что оно опасно только для не шотландцев, а таковых тут трое? – Крёнен выпрямилась во весь свой немалый рост. – Мы останемся в выигрыше в любом случае, – она лукаво посмотрела на троицу скептиков, задержав взгляд на Флине.
[indent] Ирландец чуть заметно покраснел и вдруг кивнул.
[indent]  – На самом деле, а действительно, почему бы и нет? Всё лучше, чем просто языками трепать! – он поднялся на ноги. – Давайте проголосуем, что ли? Кто за налёт…
[indent]  – Экспедицию! – перебила его Ундина. – Назовём это экспедицией.
[indent]  – Кто за экспедицию в Дом Под Холмом? Поднимите руки! – поправился Флин, чуть нахмурившись. Ему не нравилось, что друзья перешёптывались за его спиной о его якобы взаимных якобы чувствах к Ундине, а она сейчас, вольно или невольно, подливала масла в огонь этих сплетен. – Я за! – и он поднял руку.
[indent] Ундина молча повторила его жест.
[indent]  – Докажем всем, что мы не суеверные трусы! – заводя себя, рявкнула Финни, которая была уже совсем не рада собственной инициативе, но отступать было слишком поздно.
[indent]  – Нас большинство! – довольно подытожил Чем, ехидно поглядывая на Кенни и Джоанну.
[indent]  – Чёрт с вами! – усмехнулся шотландец, присоединяясь к самозваным охотникам на нечисть.
[indent] Как только вопрос с прогулкой или, как выразилась Крёнен, экспедицией в полузаброшенную деревушку был решён, разговор тут же перешёл на куда более приземлённую тему, нежели охота на привидений. Тащиться тридцать миль пешком никому не хотелось, а состояние просёлочных дорог, по которым только и можно было добраться до этого всеми забытого уголка Шотландии, после разыгравшейся этой ночью бури определённо не располагало к велосипедным поездкам.
[indent]  – У местных есть лошади, но не думаю, что они согласятся одолжить их нам на пару дней, – тут же нашёлся неугомонный Чем. – Хотя они здесь послушные, можно и угнать.
[indent]  – Ага, и вход в эту деревушку нам будет заказан. Отличный план, бро! – хлопнул его по плечу Кенни. – Нет, ребята, если вы решите поиграть в Робина Гуда и его банду, то я – пас.
[indent]  – Пару лошадок, нам, может и дадут, а вот телегу – вряд ли, – заметил Флин. – Зато я знаю, у кого можно одолжить старый джип. Правда, придётся немного поковыряться в движке, а то и ещё в чём – тачка дышит на ладан.
[indent]  – Ты про того автозавра старины Мэтью? – покосилась на парня Финни. Мэтью был одним из деревенских старожилов, и парни несколько раз помогали ему по хозяйству, а потому не могли не заметить ржавый, «Ровер», грустно взиравший на каждого, кто входил в гараж. Старик один раз, крепко выпив, предложил своим помощникам эту машину в подарок, если они сумеют привести её в порядок, но парни сочли это пьяной шуткой, хотя беглый осмотр видавшего виды джипа дал понять – привести его в мало-мальски пригодное для езды состояние можно будет примерно за день – автомобиль хранился в приличных условиях и было видно, что хозяин относился к нему очень бережно.
[indent]  – Именно! – кивнул ирландец. – Конечно, придётся немного поковыряться, да и поднимет он уж точно не больше пяти человек, хоть мы все тут не слишком-то тяжёлые, – добавил он уже с разочарованием в голосе.
[indent]  – У Куперов есть старый кафе-рейсер. «Триумф», кажется. Если кто-то из нас умеет водить капсулы смерти, то пусть едет на нём – думаю, Куперы не откажутся одолжить его тем, кто помог им со сломанной газонокосилкой, – подал голос Чем. – Но я на этой штуке не поеду точно!
[indent]  – Спорим, я на нём тонну ещё до выезда из деревни подыму? – спросила вдруг Ундина.
[indent]  – Да мы даже все вместе… – начала было Финни, но запоздало сообразила о чём идёт речь и ударила кулаком по столу. – Тьфу ты! Чёрт бы побрал вас, байкеров! Хорошо. Завтра с утра займёмся транспортом. Если ничего не выйдет, поедем на поезде, а от станции – пешком. Там будет миль десять, не больше. А сейчас – спать! Мы с девчонками пойдём на самый верх, а вы, парни, можете разместиться здесь или на втором этаже.
[status]Welpe[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/1806/dd/08061a5a6b2c.jpg[/icon][sign]Böse Mädchen weinen nicht, weinen nicht[/sign][info]<br><hr>24, студентка<hr>[/info]

0


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Автостопом по Шотландии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC