В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

НОВЫЙ FAQ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Заклятые подруги


Заклятые подруги

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Проследив за раздухарившейся Миллс взглядом, Макрей вопросительно глянул на Триш, которая тут же взялась успокаивать подругу. Мол, что за дела? Он, конечно же, слышал о младшем брате Петтерсон и знал, что с ним случилось, но понятия не имел, что Лавиния его третирует. Хотя от такой, как она, можно было ожидать чего угодно. Бывают такие люди, которых иначе как отравой и не назовешь. Петтерсон была как раз такой. Лично у Макрея доказательств не было, но природная чуйка еще никогда его не подводила. И она подсказывала, что эта конкретная цаца не так проста, какой кажется на первый взгляд. Да и на второй тоже.
— Я вообще-то не про причины спрашивал, — наконец-то соизволил он внести ясность и криво усмехнулся. — Это вы взялись оправдываться ни с того ни с сего. Хотя тебе все равно придется кое-что мне объяснить. С ней-то все ясно, — он кивнул на Миллс в ее руках и снова поднял глаза на лицо Патрисии. — Но ты-то что тут забыла? Какие-то внезапные бабьи обидки прорезались к выпускному классу, а?
Хохотнув, Макрей отмахнулся, типа, не бери в голову и критически оглядел фронт работ, уже зная, как можно размалевать задник так, чтобы это сразу же бросалось в глаза. До них наконец-то начало доходить, что причины ему не так важны, как сами следствия и то, что они все же задумали сделать. Триш выдала все как на духу, пока он озирался по сторонам, отмечая все то, что они принесли с собой, и сопоставляя имеющиеся ресурсы с их планом. Все как будто соответствовало, но в то же время чего-то не хватало.
— А это нафига? — он поддел ногой плотный мешок, набитый какой-то шуршащей ерундой. Из него выпала кисточка, которую он тут же поднял и завертел в руках. — Ну, с этим все понятно. Ведро с краской вы подвесить собираетесь, я так понимаю? Чтобы оно в нужный момент опрокинулось. Верно? — критически оглядев балки над сценой, до которых без стремянки было довольно таки сложно добраться, он пожал плечами. — Ладно, что-нибудь придумаем. Но с надписью я разберусь.
Зажав деревянную кисточку в зубах, Макрей стряхнул с плеч свою теплую куртку, стащил через голову толстовку и, оставшись в одной футболке, заправленной в джинсы, полез на корабль как самый настоящий пират. Сколоченный на совесть корпус выдержал его вес, хоть и со скрипом. Задерживаться на нем надолго и испытывать тем самым конструкцию на прочность Джетро все равно не планировал. Едва дотянувшись до ближайшей балки, он вцепился в нее и повис на руках, затем подтянулся и, подобрав ноги, снова повис, но уже на согнутых в коленях ногах и головой вниз, оказавшись лицом к заднику и буквально на расстоянии вытянутой руки от него. Самое то, чтобы написать на нем все что угодно.
— Подайте краску что ли, — он глянул на девчонок и требовательно махнул кисточкой. — И подержите банку, пока я буду малевать это ваше... поздравленьице.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

+1

32

[icon]http://s6.uploads.ru/cg6Pz.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]
Подойти к Патрисии в этот раз оказалось идеей в высшей степени отвратительной. Подруга была слишком доброй и сострадательной. Прямо-таки до неприличия. А вот Джоан искренне ненавидела, когда ее жалели. До алой пелены перед глазами и ударов, не щадящих ни чужие лица, ни собственные кулаки.
Нет, памятуя о личности доброхотки, Джо терпела. Терпела то, на что наорала бы и на собственную мать. Правда, на долго ее все равно не хватило.
- Триша, - имя подруги она угрожающие прошипела, вырываясь из столь несвоевременного кольца рук. – Сколько раз мне еще нужно повторить…
Попытка успокоиться закончилась исключительно обратным. Если изначально Миллс была просто раздражена, то теперь ее состояние граничило с неконтролируемой яростью. Нет, Уилсон как раз таки все одно ничего не грозило, а Макрея как будто бы было не жалко, но сам факт собственной несдержанности бесил, от чего было никак не легче.
- Оправдываться? – за неимением возможности направить агрессию в более конструктивное русло, приходилось ограничиваться словами. – О! Я всего лишь обозначаю тот факт, на котором буду стоять вплоть до отчисления. Макрей, ты же понимаешь, что никакой Уилсон здесь не было? – недобро усмехнулось Джоан. – То, как я ее заставила участвовать  в своих проделках, исключительно мои проблемы.
Как бы не была сейчас зла Миллс, чувство времени все же подгоняло ее, заставляя действовать. Рюкзак споро потрошился на предмет полезного, вредного и просто необходимого.
- Не дергайся, Триш, - усмехнулась Джо. – Тебе ли жаловаться на память? Если уж ты чего-то не назвала, значит, просто не знала.
Быстрая инвентаризация показала, что они, как будто бы, ничего не забыли. Впрочем, извернуться можно было и с меньшими ресурсами.  Банка флуоресцентной краски с особо странным оттенком, которой и планировалось оставить послание, нашлась сразу. Вот отыскать ее дома было куда как сложнее. Миллс всегда отменно давалось умение поставить подальше атрибуты какого-либо прошедшего праздника, чтобы потом вообще не найти. Так вот, после Хэллоуина краска обнаружилась среди банок с крупами и Джо искренне недоумевала, как она там оказалась и кто ее все же туда поставил. Могло статься, что все-таки дед.
- Тебе открыть или сам справишься? – поинтересовалась Миллс, взвешивая в руке свою добычу и будто бы прикидывая – кинуть или все-таки просто подать?

+1

33

- Не твое собачье дело! - неожиданно злобно огрызнулась Патрисия, когда Макрей заговорил о каких-то гипотетических бабьих обидках, и тут же покраснела, потому что как раз его-то это и касалось напрямую, как бы ей не хотелось думать, что это не так, и она тут из-за Джоан и Гектора. Если бы не поползновения Лавинии в сторону Макрея и сама идея с пиратами, которая вызвала у Триш реакцию слишком уж похожую на зависть, Патрисии сейчас здесь и не было бы вовсе. Она просто стала бы одной из тех глупых куриц, что помогали Петтерсон в подготовке этого выступления, и скорее всего получила бы свою порцию унижения в итоге. И Макрей с Миллс сейчас были бы здесь одни. От этой мысли щеки Триш полыхнули еще ярче, а глаза недобро засверкали.
К счастью на ее не совсем характерную реакцию никто не обратил внимания. Не успела Патрисия опомниться, как оба ее сообщника уже вовсю шуршали вокруг. Макрей и вовсе решил, что самое время устроить стриптиз и, сбросив с себя часть одежды, полез на мачту бутафорского корабля, как и положено пирату. То, что он провернул потом, оставалось за пределами понимания Патрисия, но, когда он свесился вниз головой, оказавшись лицом к заднику, до нее дошло. Она изумленно вскинула брови, не до конца доверяя тому, о чем подумала, но Макрей развеял все ее сомнения.
- Давай сюда, - девушка подхватила банку, которую держала Джоан, и подошла к свисающему с балки Макрею, на ходу пытаясь открыть присохшую крышку. - Я подержу, только осторожнее. Не запачкай меня.
На сломала два ногтя, но все же открыла банку и, взвесив ее в руках, подняла на уровень своей груди, чтобы Джетро мог спокойно до нее дотянуться, но этого было недостаточно. Он все же висел слишком высоко, так что Триш пришлось забраться на опору пиратского корабля. Теперь их с Макреем лица были на одном уровне, и она могла держать не такую уж и тяжелую банку одной рукой, второй цепляясь за мачту для подстраховки. Краска пахла специфично, но даже через ее въедливый запах, Триш почувствовала запах свежего мужского дезодоранта, которым несло от Макрея. Наверно, сильно упарился пока портил снеговиков во дворе. Уработался, бедный.
- А поставить ведро с краской на во-он ту балку ты сможешь?
В попытке несильно глазеть на его задравшуюся на спине футболку, она указала взглядом на интересующую ее балку и оглядела ту часть сцены, что была под ней. Кажется, именно там Лавиния и стояла на репетиции. Кажется, потому что Триш не была уверена и потому обратилась к Джоан.
- Где Лавиния будет стоять? Нам нужно знать точное место. Ты помнишь, где она стояла на репетиции?
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

+2

34

— Чувствую себя Тарзаном, — хмыкнул Макрей, свисая головой вниз и выкручиваясь туда-сюда, чтобы рассмотреть девчонок с этого непривычного ракурса, как мутировавший червяк на крючке, и уставился на подошедшую Патрисию совсем уж очумелым взглядом. — Будешь моей Джейн? А Миллс пусть будет Читой, м? Вот это, я понимаю, подходящая тема для рождественского спектакля...
Пока девушка забиралась на корабль и устраивалась поудобнее вместе с банкой краски, он успел наметить на глаз как именно лучше всего размалевать стену, чтобы надпись сразу же бросилась в глаза. Писать, свисая головой вниз, был тот еще геморрой. Тем не менее, у него получалось при том неожиданно хорошо. Правда, краска малость текла, но это было даже хорошо. Будь она красного цвета, можно бы было вообще превратить задник в место эдакого преступления. Но тогда это было бы слишком по-хэллоуински. Рождество совсем другой праздник и портить его нужно по-другому.
— Да не вопрос, — проследив за направлением взгляда Триш, он кивнул для верности и продолжил махать кисточкой, время от времени перебирая ногами и продвигаясь таким образом вдоль балки. — Подготовьте все сразу, а я подниму наверх и поставлю как надо и куда надо. Что-то еще мне нужно знать? Вы же наверняка надумали еще что-то, так ведь? Надпись на стене, "крушение" корабля и ведро краски на голову этой курице... Ну, как-то это, не знаю, не внушает, что ли. Маловато, я хотел сказать. Давайте колитесь, что еще в списке. Кто знает. может, я чего дельного насоветую. Все таки в этом плане опыта у меня побольше будет. Особенно по сравнению с тобой, — он одарил Уилсон очередным насмешливым взглядом и покачал головой, насколько ему это позволяло его нынешнее положение. — До сих пор поверить не могу, что ты здесь. Видать не зря про чертей в тихом омуте говорят.
Продвигаясь вдоль балки и мимо устроившейся прямо на бутафорском корабле Патрисии, Макрей не упустил возможности заглянуть ей за вырез кофты и даже капнуть туда чуток краски. Не специально, конечно. Кажется, она этого так и не заметила, чему Джетро был только рад. Только негодующего ора им сейчас не хватало. Дело между тем подходило к концу. Макрей с особым смаком вывел финальное "сучки" и, бросив кисточку в банку, подтянулся на балке и сел на нее. Голова тут же закружилась.
— Ща блевану, — почти на полном серьезе предупредил Макрей, но тревога оказалась ложной. Съеденные на ужин у тетки Брианны блинчики снова улеглись и все вернулось на круги своя. Позеленевший было Макрей снова порозовел и даже залыбился как прежде.
— А нет, не блевану. Что дальше? Давайте, пока я тут наверху зависаю. Чего куда ставить?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

Отредактировано Jethro McRay (2017-12-08 00:01:22)

+2

35

[icon]http://s6.uploads.ru/cg6Pz.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]
Макрей и Уилсон представляли собой весьма занятную скульптурную группу, чем-то напоминающую Миллс картинки из комиксов про супер-героев, которые так любил Гектор. Возможно, она бы даже умилилась, если не была бы зла до невозможности.
- Читой? – усмехнулась Джо. – А что ж не Калой? Может, я бы тебя плодотворно по-родственному повоспитывала. Вероятно, толку бы не было, но иногда процесс занимательнее результата.
Не то чтобы Джоан имела привычку оскорбляться на сравнения разной степени нелепости, но… Джетро действительно умел вызвать желание отвесить ему затрещину. Вот возможности ее отвесить не предоставлял, но это была уже совсем другая история.
- Впрочем, если назначить Петтерсон на роль Теркоза… - улыбка стала совсем недоброй. – Хотя, чего уж тут, на кого не назначь – все одно испортит. Чтение – не ее тема.
Лавиния читать не любила. Зато любила слезливые мелодрамы, сюжетно ненагруженные сериалы со смазливыми актерами и культовые по чьей-нибудь версии фильмы, о которых она не могла не высказать свое мнение. Так что… От нее можно было ожидать только порчи задумки автора. Впрочем, сами они сейчас занимались как бы не иной градацией той же проблемы.
- Триш, прежде чем ставить краску, стоит подготовить еще кое-что, - из потертого рюкзака Джо выудила несколько бутыльков непонятного назначения. – Надеюсь, недостриженное боа и прочую мелочь ты принести не забыла?
Развести краску было полбеды. Ведь в своем первозданном белом виде она не подходила совсем. Именно поэтому Миллс наскребла по всем дедушкиным закромам остатки колеров. При этом действительно мерзких цветов среди них, как будто бы не было, но плох тот «художник», который не знает, как можно что-то смешать, чтобы получить редкостную гадость.
- Ну что, ребят, болотный, насморочный или цвета детской неожиданности? – поинтересовалась Джоан, открывая подходящие бутылочки. – Есть более экстравагантные предложения?
Из всех возможных вариантов действительно не подходила разве что кровища. Во-первых, красного колера было маловато. Во-вторых, могли и не так понять. А ведь еще были просроченные ароматизаторы, уже весьма не идентичные натуральным. Во всяком случае, Джо надеялась, что итог будет вонять не хуже тухлятины.
Изначально Миллс планировала намешать гадости и прикрыть полиэтиленом, аккуратно фиксированным тонким скотчем (обязательно тонким, чтобы точно отлетел в нужный момент). Вот только это было действительно мелковато. Потом появилась идея закрепить между ведром и балкой кусок ткани или все того же полиэтилена, хранящий в себе мелкие перья, блески и прочие примочки, свойственные любимому Лавинией гламуру. Впрочем, не Лавинией единой ограничивалось злокозненное настроение Джоан, так что вечер и впрямь рисковал стать дивно продуктивным.
- Может, тебе заняться акробатикой вовремя представления? - мрачно покосилась на действительно малость позеленевшего Макрея Джо. - Тогда можно будет обойтись и без ведра. Правда, боюсь, Лавиния скорее обрадуется, если ты на нее еще и рухнешь.
О! Живое воображение так и рисовало то, о чем могла бы размечтаться Лави. Впрочем, Миллс от подобных размышлений было скорее смешно.
- Думаю, стоит крепить над тем местом, где она растянется по полу, когда будет умолять «коварного похитителя» не лишать людей праздника, - при этом похититель выделялся такой интонацией, что невольно закрадывался вопрос, а кто там кого в итоге похитил. – Ведро, кстати, как раз примерно на том месте и стоит сейчас. Зная Лави, ошибиться почти нереально.
Петтерсон в своем бескрайнем самовосхвалении была весьма педантична. Вот и в этот раз каждый шаг на сцене был отмерен чуть ли не по линейке, а каждая поза доведена до некой степени совершенства перед зеркалом. Чего только стоило Джоан не расхохотаться во время изредка заставаемых ей репетициях, когда она видела, как Лави заставляет абсолютно всех вставать на нарисованные мелом крестики…
- Так что… Триша, спускайся, - позвала Джо. – Надо добавить будущей ароматной и очаровательной немного блеска. И лучше, если эту заготовку ты найдешь сама. Ты ж меня знаешь, начну искать – сами и обсыпемся. А нам еще и без ведра действительно есть чем заняться…

+2

36

Если бы взглядом можно было убить, то вместо говорливого Макрея с балки уже свисало его молчаливое мертвое тело. Ключевое слово «молчаливое», конечно же. Смерив Джетро убийственным взглядом, Триш собрала все имеющееся у нее в запасе ехидство и натянуто улыбнулась.
- Похоже, нужно было дождаться выпускного класса, чтобы ты наконец-то заметил, что омут не такой уж и тихий.
Только сказав это вслух, Патрисия поняла, что стоило вообще промолчать. Мало того, что подбор слов оказался не самым удачным, словно она только и делала, что ждала все это время, когда он обратит на нее внимание, так еще и интонация подкачала. Не услышать досаду, если вообще не обиду, в голосе Триш было сложно, однако, Макрей был слишком занят, чтобы придавать значение тому, что она там бухтит в ответ на его очередной выпад. Да и Джоан очень вовремя отвлекла на себя все их внимание. Стыдно признаться, но на считанные секунды Триш даже забыла, что они с Макреем тут не одни.
- Все в пакете, - она кивнула на пухлый, шуршащий своим содержимым мешок, что приволокла из дома еще днем и заныкала под сценой. - Там еще перья из старой подушки, обрезки цветной бумаги и блесток, оставшиеся после Хэллоуина и прочий мусор. Куда мы его?
Вообще-то можно было привязать к балке сам пакет и сделать так, чтобы под весом того же ведра с краской, пустого, конечно же, и уже отыгравшего свою роль, он открылся или просто лопнул, осыпав Лавинию своим содержимым, но тут уж нужна была консультация более искушенного в подобных вещах хулигана. Вопросительный взгляд уперся в Макрея, но очередной вопрос Джоан не дал ей озвучить свою мысль вслух. Краску еще следовало подготовить и выбор был по-настоящему богатый.
- Лей все! - с нескрываемым восторгом отозвалась Триш. - Чем гадостнее, тем круче. Можно остатки флуоресцентной краски еще вылить, чтобы полный комплект был. Она же останется?
Бухнувшаяся в банку кисть только чудом не разбрызгала помянутую краску по одежде и лицу Триш вместо ответа. Она собралась уже было возмутиться неаккуратностью Макрея, но как-то резко присмирела, когда он вдруг решил попугать их.
- Только попробуй! - ахнула девушка, испуганно прижавшись к мачте. Не то чтобы она действительно ждала от него подобного, но это же Макрей, с ним никогда не знаешь наверняка. К счастью, обошлось. Все еще поглядывая на сидящего под самым потолком парня с опаской, Триш осторожно спустилась вниз и, избавившись от банки с краской, подняла плотно набитый и загадочно шуршащий пакет.
- Может прямо в пакете привяжем? Он непрочный, порвется запросто...
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

+2

37

Как бы Макрею не хотелось добавить к краске на голову Лавинии Петтерсон чуток органики собственного производства, само по себе участие в завтрашнем преставлении, пусть даже в качестве страдающей морской болезнью мартышки, его не прельщала от слова "совсем". Школьная самодеятельность как таковая вообще всегда стояла в списке того, во что его не втянешь даже под страхом смерти, и изменять себе он не собирался. В конце концов у него была своя самодеятельность, творческие позывы которой он сейчас как раз и удовлетворял. С некоторым размахом и в компании, которая оказалась не только неожиданной, но и неожиданно приятной. Пардон за каламбур. К тому же он планировал полюбоваться результатом по возможности из первых рядов зрительского зала. Ну, или не из первых. Мало ли что там прилетит от Петтерсон рикошетом.
— Ну, раз с местом все ясно, тогда давайте уже, бодяжьте краску побыстрее...
Джетро мало интересовало, какого цвета, консистенции или запаха будет сюрприз. Пока он зависал под потолком, в приоритете была техническая сторона вопроса, а именно, как поднять полное ведро наверх и установить его в нужном месте. Плюс еще этот странный мешок с какой-то херней, который Триш держала в руках. Макрей критически оглядел плотно набитый чем-то шуршащим пакет, похожий на мусорный, оценивая его прочность с высоты, и неопределенно пожал плечами.
— Главное, чтобы порвался он уже после того, как перевернется ведро, а то фигня получится.
Кое-как перебравшись на соседнюю балку, Джетро передвинулся по ней и уселся как раз над колдующей с краской и колерами Миллс. Девчонка и вправду была похожа на ведьму. На такую меленькую и злобную ведмочку, пакостно хихикающую над очередным своим варевом. Для пущего сходства не хватало остроконечной шляпы и ядовито-зеленого парка над котлом. То есть ведром. Но Макрею ничего не мешало дорисовать все недостающее в своем бурном воображении. Мысленно он даже бородавку ей на нос прилепил.
— Слышь, Миллс, а ты на Хэллоуин не ведьмой, часом, наряжалась? Тебе бы пошло.
Он опасно наклонился, свесившись с балки, и едва не навернулся вниз, прямо на Джоан и ее "варево". Рефлексы сработали быстрее обычного. Макрей обхватил балку покрепче и смущенно покосился на Патрисию. Вот уж кому и наряжаться не надо было. Ведьма, она ведьма и есть. Глаза зеленые, волосы рыжие и черти в омуте внезапно обнаружились не абы какие. Впрочем, он подозревал, что не все с их отличницей так просто и ладно, как кажется на первый взгляд, но все равно было немного досадно, что пришлось дожидаться выпускного класса, чтобы узнать, на что Уилсон способна.
Поймав себя на том, что пялится на одноклассницу как-то уж слишком очевидно, Макрей тряхнул отросшими патлами и нетерпеливо заерзал на балке. Ему уже малость поднадоело изображать из себя сбежавшего из клетки попугая. Кстати, у них же там вроде предполагался попугай в антураже. Или нет?
— Как это будет выглядеть вообще? — спросил он наконец. — Ну, подпилим мы опоры у корабля, чтобы он свалился. Что потом? Может, устроим все как цепную реакцию? Типа эффекта домино. Корабль падает, ведро опрокидывается, пакет рвется... В какой момент вы собираетесь вырубать свет, чтобы все увидели надпись?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

+2

38

Пожалуй, если бы волшебный единорог с вызванного мухоморной настойкой гоблинского производства похмелья блеванул бы радугой в болото, где недавно издох монстр из канализации, то полученный в итоге смешения всего, что не попадя результат определенно имел бы некое духовное родство с вышеописанной субстанцией. Во всяком случае, Джоан надеялась, что вышло действительно омерзительно, приклеивая тонкую пленку тонким же скотчем, чтобы подарок не учуяли раньше времени. Закончив паковать подготовленную мерзость, Миллс придирчиво осмотрела дело рук своих и прикинула, что использованную для размешивания краски ветку стоит то ли еще плотнее упаковать и унести, то ли подо что-то приспособить. Во всяком случае, просто оставлять валяться ее точно не следовало.
- Тебе проволока, скотч, леска или еще какая ересь понадобится? – деловито поинтересовалась внучка старого Керрадока, прикидывая, как бы крепила сама. Великим инженером она себя не мнила, поэтому подозревала, что для создания бредовой конструкции ей вполне могло и этого не хватить, но мало ли какие соображения были у Джетро.
А как «умиляли» Джоан комментарии и вовсе не по делу. И дался этому…Макрею Хэллоуин по Рождество… Впрочем, раздражение скорее стоило списать на ту же Петтресон. Старшего родича своего одноклассника Джо находила как минимум терпимым. Хотя бы потому, что при очередной выволочке от учителей Миллс нередко слышала вопрос: «Неужели лавры Макрея покоя не дают?». Не то чтобы ее это задевало или образумливало. Все же ей приятнее было думать, что она - типичнейшая Миллс в понимании дедули и, видимо, череды предков, из которой внезапно вывалился отец, а не «кто-то вроде Макрея».
- Крюгером я была, который Фредди, - усмехнулась Джо. – Хочешь, приснюсь?
Ну не лежала у Джо душа ко всем этим ведьмочкам, феечкам и прочим принцессочкам, коими любили выряжаться сверстницы, что раньше, что теперь. Просто не лежала. Откровенно говоря, Миллс вообще не любила всевозможную мистику и, как следствие, Хэллоуин тоже не особенно уважала, но Гектор находил подобное времяпрепровождение весьма интересным, так что Джоан старалась не портить ему праздник и озабочиваться костюмом заранее. Разве что выбор образа каждый раз был весьма специфический.
- Славно было бы обеспечить «вылет пробок», - девушка обозначила последние слова выразительным жестом. - …или в момент падения корабля, чтобы, когда врубится свет, Лави была во всей красе, или наоборот после того, как она разорется. Где и что можно вырубить так, чтобы никому особо на глаза не попасться, ни тебе, ни мне рассказывать не надо, не так ли?
Единственным, над чем все еще раздумывала Джоан, было то, стоит ли обеспечить «конец света» ей самой или же подговорить деда. Керрадок Миллс определенно мог это сделать. Причем девушка была почти уверена, что он со своей чудаковатой убедительностью вполне мог заболтать кого-нибудь до нервного срыва, доказывая, что он-то тут точно не при чем. И ведь вполне вероятно доказал бы…
- Была еще злая мысль натереть кое-чем пол на сцене, чтобы полюбоваться на соревнования не то профессиональных мимов, не то начинающих фигуристов, - поделилась Миллс. – Но, пожалуй, одна дура не стоит стольких жертв. Хватит с нее и сквернословящего попугая. Черри всегда ругается, когда его пучит от орехов.
Любителей держать попугаев на острове было совсем немного. И у большинства были либо тривиальные волнистые попугайчики, либо не менее непримечательные неразлучники. Разумеется, ни те, ни другие Лавинию не устраивали. Покупать птицу ради одного вечера ей тоже никто не стал. Поэтому уставались только варианты с благовоспитанным и отчасти интеллектуальным жако Капралом и менее благовоспитанным арой Черри. Пожалуй, сама бы Джоан предпочла бы иметь дело с Капралом, но для Петтерсон он был слишком серым, так что эту проблему Лави создала себе сама. Черри часто мог молчать и будто бы смотреть на всех, как на третьесортных идиотов, но уж если говорил… Подобные помои были более чем прекрасным дополнением к актуальному содержимому ведра. Так уж получилось, что от своего деда Миллс точно знала, что этот гордый птиц обожал орехи, но испытывал после них некоторые проблемы с пищеварением из-за которых был просто не в состоянии молчать. Видимо, следовал принципу, что, если ему плохо, никому не должно быть хорошо. Хотя бы в пределах видимости.
- Триш, ты определилась, будешь ли добавлять что-то от себя лично? - поинтересовалась Джоан, опасливо косясь на таки отправившееся в распоряжение Макрея ведро. Впрочем, Миллс с удовольствием послушала бы даже отповедь подруги на тему, что она «единожды и больше никогда не…», лишь бы ту не накрыло сожалением о сделанном. Такое Джо видела и даже не раз, так что продолжала опасаться подобного, хоть и надеялась, что все же родители несколько не угадали, ставя на то, кто из них на кого и в какую сторону повлияет. [icon]http://s6.uploads.ru/cg6Pz.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]

+2

39

- Это уже лишнее, - шурша пакетом, заметила Триш, когда Джоан заикнулась про натертый паркет. - К тому же это сорвет не только выступление, но и наши планы. Нужно просчитать точное время, чтобы все произошло точно тогда, когда Лавиния будет стоять на этом самом месте, а это значит, что выступление должно начаться. Оно не начнется, если все будут падать со сцены.
Патрисия деловито потопала обутой в полусапожек ногой рядом с ведром, от которого несло как от выгребной ямы, и, стараясь дышать не так глубоко и часто, подняла голову и посмотрела на сидящего на балке Макрея. Он задавал те самые вопросы, которые как-то обошли стороной ее саму. Они с Джоан точно знали, что хотели сделать и как это должно выглядеть, но вот, как это сделать, чтобы не запороть все самим же... С этим у них были явные проблемы, потому что они не удосужились продумать все до конца и в деталях. В отличие от Макрея, который, похоже, уже все проиграл в своей голове не по одному разу и прикинул все возможные варианты. Хулиган почти профессиональный, подумала Триш и не то с завистью, не то с досадой, не то с затаенным восторгом посмотрела на Джетро.
- Ты сможешь вырубить свет в нужный момент? - спросила она у него, привязывая к ручке ведра веревку и подкидывая ее вверх, прямо ему в руки. Когда ведро, наполненное на две трети отвратительно пахнущей субстанцией, похожей на жидкий стул переевшего лежалых отрубей теленка, стало подниматься, слегка покачиваясь, Триш на всякий случай попятилась. Она услышала Джоан, но ответила далеко не сразу, крепко задумавшись над ее вопросом. Что-то от себя лично... Это все само по себе было личным, при том настолько, что Триш уже всерьез начала переживать за успешный исход их задумки, словно это были результаты теста или какого-нибудь экзамена, от которого зависела оценка за четверть. Все хорошо в меру, а сделали они уже достаточно. Оставалось только опоры корабля подпилить.
- Ничего такого, - с небольшим опозданием отозвалась Триш и для убедительности помотала головой. - Лишь бы получилось. Думаю, удобнее будет, если сначала вырубится свет, а уж потом, пока все будут соображать, что случилось, обрушится корабль и дальше по цепочке, как сказал Дже... Макрей.
Отчего-то смутившись, Триш снова вцепилась в плотно набитый мешок и подкинула его наверх, чтобы сидящий под самым потолком парень подхватил его и пристроил рядом с ведром. Она понятия не имела, как он это сделает, но решила доверить эти заморочки ему, как мастеру своего хулиганского дела.
- А когда включится свет, все увидят не только поздравление на стене, но и тех, кому оно предназначается на самом деле, во всей красе, - она немного помолчала, как будто представляя, как все будет выглядеть, а потом резко встрепенулась. - Давайте по-быстрому, пока сторож на очередной обход не вышел. Времени мало.
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

+2

40

На счет скользкого пола и прочего, что еще можно было бы сделать для полного счастья, Макрей был согласен с одноклассницей. Диверсия такое дело... Тонкое и деликатное. Тут главное не перемудрить, а мудрить девчата любили, насколько он успел заметить.
— Как же вы, девочки, любите все усложнять, — он театрально закатил глаза и тяжко вздохнул. Мол, и чему их только учат. Лицедей из него всегда был, может, и неплохой, но откровенно ленивый, так что долго корчить из себя умудренного опытом хулигана Джетро не стал. Только чуток подвис, когда Триш подняла голову и посмотрела на него глазами, буквально наполненными чем-то искристым и колючим, как мороз на малое рождество. Что же Петтерсон такого сделала, если даже Уилсон перемкнуло? Он мог задаваться этим вопросом бесконечно. Это было интересно и немного щекотно. Макрею казалось, что он нащупал в Патрисии что-то эдакое, и ему не терпелось вытащить это наружу и как следует рассмотреть, но он решил оставить это на потом.
— Можно просто устроить замыкание, чтобы выбило пробки. Или перегруз, чтобы на щитке, что в коридоре, сработал предохранитель. Что вашим душенькам угодно? — он поймал веревку и стал осторожно поднимать ведро наверх, продолжая при этом говорить как ни в чем не бывало. — В первом случае, тьма продлится вплоть до тех пор, пока кто-то не включит свет собственноручно, а во втором... — он замолк на несколько секунд, чтобы поставить ведро на балку и подвинуть его так, чтобы оно оказалось точно над тем местом, где по словам девчонок должна будет стоять Лавиния. — Если мне не изменяет память, то предохранитель там из новых. Понтовый такой. Он врубит свет обратно через какое-то время. Завтра с утреца опробую и засеку, но нам ведь в любом случае надо не так уж и много, верно? Короче, не парьтесь. "Рождественскую ночь" я как-нибудь устрою, нужно только, чтобы кто-нибудь из вас подал мне сигнал в нужный момент.
За всей этой болтовней, Макрей машинально творил свое черное дело. Ведро, веревка, пакет с шуршащей фигней... Все заняло свое место и все было сцеплено в единую систему, которой еще нужен был катализатор. Прикинув длину веревки и расстояние до корабля, Джетро решил, что его падение само по себе вполне может стать таким катализатором. Он громко фыркнул, когда Триш их заторопила, и стал спускаться вниз.
— Что, Золушка, боишься не успеть до полуночи? Так страшно превратиться обратно в правильную и непогрешимую тыкву?
Зависнув в процессе спуска на корабле, он привязал конец веревки к тому, что во всей этой бутафорской конструкции, судя по всему, должно было играть роль реи. Парус скрыл ее от случайного взгляда, так что можно было не переживать, что кто-нибудь обнаружит ее раньше положенного времени. Макрей спрыгнул на сцену и критически оглядел дело своих рук. Все, вроде бы, было готово.
— Короче, план такой, — он развернулся и ткнул пальцем в Миллс. — Ты подаешь мне сигнал, и я вырубаю нахрен этот чертов свет. Уилсон... — он повернулся к однокласснице и вопросительно вскинул брови. — Насколько я помню, тебя припахали к постановке. Верно? Сможешь толкнуть корабль так, чтобы он упал? Будет темно, тебя никто не запалит, если будешь осторожна.
Именно от своевременного падения корабля все и зависело. Вся эта затея могла пойти коту под хвост, если Триш струхнет. И, если честно, Макрей допускал это. Какие бы черти в этом омуте не водились, Уилсон была слишком правильной, чтобы давать им волю.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

+2

41

По сути, Джоан было не важно, что и в какой последовательности произойдет, лишь бы Петтерсон запомнила это Рождество на долгие годы. Во всяком случае, сама Миллс точно собиралась не только запомнить, но и задокументировать. Дед обещал помочь с фотоаппаратом, так что был неплохой шанс разжиться душеспасительным фото на память.
- В зале быть планируешь или сразу прогуливать коридор? – поинтересовалась Джо, примериваясь к опорам монструозной конструкции в поисках оптимального места для подпила. Само собой, сильнее надо было подпилить передние, чтобы корабль упал, не снеся задник. Чтобы не заметили, это требовалось сделать под прикрытием самого корабля. Возблагодарив мать за доставшуюся ей комплекцию, Джоан юркнула вниз, подсвечивая себе фонариком. «Изнутри» было остро заметно, что корабль и так был сколочен на так-сяк, так что можно было подпортить не сами основательно прикрученные опоры, а те детали конструкции, которые крепили к ним сам муляж.
- А то ведь могу на ногу наступить, могу чего в коридор выкинуть, могу… - тут Джо на секунду замолчала. – Эй, Макрей! Ты когда-нибудь пользовался старыми армейскими рациями?
Вообще, рассчитывая на то, что пакостить они будут вдвоем, Миллс планировала снабдить этой вещицей Патрисию, но при нынешнем раскладе, Джетро был не то чтобы перспективнее. Просто он был. И с этим требовалось что-то делать.
Выбравшись из-под корабля, девушка направилась к своему рюкзаку, из которого действительно извлекла пару потрепанных жизнью и Кэррадоком Миллсом раций.
- Спускайся давай, пока кораблик еще стоит! – буркнула Джо, определив наконец, какая из раций отойдет Макрею. – И, надеюсь, ты понимаешь, что вещица с возвратом. Динамик иногда безобразно искажает голоса, но в нашем случае сойдет даже стук.
Действительно, не в шпионов же они играть собрались. А для того, чтобы подать сигнал, достаточно и в принципе факта срабатывания чудом работающего раритета.
- Если сейчас по-быстрому надпилим крепления, то успеем даже относительно выспаться, - это было сказано скорее для Патрисии, ибо Джоан ничуть не волновали возможные мешки под глазами и собственный нездоровый вид. – Завтра тогда достаточно будет как следует пнуть ту часть корабля, что уходит за кулисы. При любом раскладе, если и не полностью упадет, то достаточно накренится и всегда можно испуганно юркнуть в «гримерку» с причитаниями о чертовщине.
«Гримеркой» некоторые именовали комнатку за сценой, где хранился хлам для возможных выступлений и иногда переодевались «актеры». В этот раз часть незадействованного инвентаря временно перебазировалось в подвал, дабы вместить всех выступающих. Все же Рождество… Зато неплохое алиби для Триши, если сумеет сориентироваться и разыграть эту карту. Джо была почти уверена, что под гнетом дальнейших впечатлений как минимум половина ее увидевших будут свято уверены, что она изначально с ними и была, просто испугалась, выглянув в абсолютно темный зал. «Память» толпы всегда была вещью весьма специфической…
[icon]http://s6.uploads.ru/cg6Pz.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]

+2

42

- Пошел ты знаешь куда? - огрызнулась Триш, когда Макрей обозвал ее Золушкой, но удержать выплеснувшуюся на щеки краску не смогла. Мало кто из их класса помнил о том, как седьмом классе она взяла первый приз на новогоднем маскараде за такой костюм. Макрей, вот, помнил, и это было странным образом приятно. Правда, Триш подозревала, что его замечание про Золушку могло с таким же успехом оказаться всего лишь простым совпадением. Время и правда близилось к полуночи.
Пока Макрей спускался, а Джоан делила рации, Триш ничего не оставалось, как стоять в сторонке с небольшой ручной пилой в руках и ждать. Как-то незаметно они сделали все, что задумывали, и даже обзавелись соучастником, который повысил успех всей их затеи на значительный такой процент. Вот только само участие Макрея внушало лично у Триш опасения иного характера, о которых она, как небезызвестная Скарлетт О'Хара, решила подумать завтра или даже послезавтра, когда все уже закончится, и в голове будет больше места для подобных мыслей.
- Да, а что? - словно очнувшись ото сна, Патрисия уставилась на одноклассника. Ее и правда замазали в постановке по самые уши, и она не могла отказаться, но ей и в голову не могло прийти как-то использовать это завтра. Достаточно того, что у нее на руках был ключ от актового зала, которым они и воспользовались, чтобы проникнуть сюда тайком, пока в школе никого нет. А теперь получалось, что успех всей их затеи целиком зависел именно от нее? Краска резко схлынула с лица Триш. Она растерянно переводила взгляд с Джетро на Джоан и обратно, пытаясь свыкнуться с этой мыслью. Если она не справится... Об этом не хотелось даже думать, не то что представлять.
- Ладно, - Триш кивнула и даже расправила плечи. - Запросто.
Уверенность, которая звенела в ее голосе, была насквозь фальшивой, потому что Патрисия понятия не имела, сможет она все сделать так, как надо, или же нет. Но, похоже, особого выбора у нее не было. Откажись она от своей роли во всем этом прямо сейчас, Макрей и Миллс еще, может, успеют придумать запасной вариант, но Триш из него точно исключат автоматически. И правильно сделают. Она и сама бы себе ничего не доверила, случись такое. Теперь же, когда она уже согласилась, ей ничего не оставалось. Только сделать то, что от нее требовалось, и понадеяться на успех, потому что в противном случае виновата будет она одна.
- Подпиливай давай и пошли уже отсюда, - чтобы скрыть свое волнение, девушка всучила пилу Макрею и принялась устранять следы их ночной деятельности. Нужно было сделать так, словно с тех пор, как Лавиния самолично заперла актовый зал этим вечером, никто в него не заходил и даже не заглядывал.
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

+2

43

Покрутив в руке рацию Миллс, Макрей криво усмехнулся, но ничего не сказал. С рацией было совершенно неважно, где именно он будет в нужный момент. Главное, чтобы рядом оказалась хотя бы одна розетка, а замыкание устроить дело нехитрое. И заморачиваться с репетицией "конца света" не придется. Хотя кто ему запретит похугалигать для разминки?
— Не парься, лапушка, верну я тебе твою игрушку, — заверил Джетро девчонку. — Даже в целости и сохранности, если повезет. Поди не рассыпется на кусочки прямо в кармане. Не знал, что у кого-то еще сохранилось такое старье. Ой, прости. Антиквариат. Так более тактично, да?
Кривляться и подначивать мелкую Миллс было даже забавно. Пыхтела и сверкала глазами она очень красноречиво, но Макрей решил не увлекаться. Время поджимало, и им правда пора уже было сворачиваться. Роли розданы и утверждены, самоотводов не поступило, несмотря на то, что Триш выглядела так, словно была готова вот-вот все бросить и умыть руки как пресловутый Понтий Пилат. Дело осталось за малым.
Макрей припрятал рацию во внутренний карман своей куртки, лежащей тут же на самом краю сцены, и вооружился ножовкой. Нужные опоры он наметил еще при первом осмотре корабля и уже точно знал, какие следует подпилить, чтобы декорация свалилась вместе с мачтой, к которой и была привязана заветная веревка. За спиной шебуршали между собой девчонки. Наверное, сам факт того, что он с такой неожиданной легкостью примазался ко всей этой затее, все еще их тревожил, однако, выступать с заверениями в собственной надежности Джетро не собирался. Его репутация говорила сама за себя. Он, может, и был отпетым хулиганом, но уж в чем-чем, а в ненадежности его упрекнуть было невозможно. Это знали его друзья-приятели, это знали его одноклассники, это знали даже некоторые из учителей. Проблема была в том, что многочисленные предубеждения на его счет мешали правильно оценивать его потенциал. Его бы энергию, да в мирное русло... Но кому какое дело.
Когда с опорами было покончено, Макрей слегка пошатал корабль, дабы убедиться, что все работает в точности так, как и было задумано, и довольный содеянным сверх всякой меры, вернулся к девчонкам. Ножовку он сразу же вернул Патрисии.
— Ну все тогда, — он натянул толстовку и, накинув куртку на плечи, резво соскочил со сцены и потопал на выход. — До завтра что ли. Ключик у вас есть, я так понимаю. Запрете все сами. И это... — уже почти у самой двери Джетро остановился и обернулся на девчонок с неожиданно серьезным выражением на лице. — Завтра, когда после всего начнется кипиш и будут искать виноватого... А они будут искать, это как пить дать. Что бы не случилось и как бы все не обернулось... — он выдержал паузу, переводя колючий взгляд с Джоан на Триш и обратно. — Молчите. Просто молчите. Ясно?
Он выждал немного, чтобы убедиться, что его слова дошли до нужного раздела женского мозга и, кивнув чему-то, снова залыбился во всю ширь, демонстрируя свои кривые зубы. Режим «засранец» включился вновь.
— Поцелуемся и обнимемся? — Макрей распахнул объятия, словно собирался реально с ними обниматься, но почти сразу же изобразил обиженное недоумение. — Нет? Ну тогда я пошел. Адье.
Школу он покидал нагло, через парадный вход. Ночной сторож потом и не вспомнит, как запирал этот конкретный вход на внутренний засов, и решит, что просто в очередной раз забыл это сделать. Потом, когда "рождественская сказка" Петтерсон полетит к чертям, он, может, и вспомнит эту странность, но едва ли заикнется о ней. Никто не любит признавать собственные ошибки, особенно если у них такие шумные последствия.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

Отредактировано Jethro McRay (2018-03-08 02:16:12)

+2

44

Если бы Джоан спросили, как она себя чувствует в преддверии школьного праздника, она бы честно ответила, что полной дурой. И дело было даже не в предшествующем вечернем времяпрепровождении. Просто Бланш Миллс, внезапно очнувшаяся от ведения очередного интересного случая, решила озаботиться тем, как ее дочурка будет выглядеть на празднике. Прическа, макияж, светлое платье с пышной юбкой… Да Джо себя даже в зеркале не узнавала! А уж чертовы каблуки…
В пору было благодарить Макрея за вмешательство, ибо Миллс слабо представляла, как бы суетилась в этом кошмаре. Нет, выкрутиться-то она выкрутилась бы, но платье с высокой вероятностью не пережило бы этот вечер. Впрочем, достоинства у этого кошмара тоже были. В пышной юбке прятались глубокие потайные карманы, куда удобно было спрятать ту же рацию, оставляя на виду пустые руки.
О! Как она жаждала увидеть лицо Патрисии, когда та ее узнает. Перед тем как расстаться вечером они успели обсудить кто и в чем будет и внезапное вмешательство Бланш могло внести сумятицу в их план, если Триш не заметит Джоан в зале и начнет паниковать.
Впрочем что-то менять все равно было уже поздно, мать «проводила» ее до самой школы, после чего дед отвез ее на дежурство, обещая приехать за Джо через часок, когда та точно устанет от школьной самодеятельности и сбежит.
Приведя себя в порядок и даже на манер маменьки покрутившись перед зеркалом в раздевалке в толпе других школьниц, Джо направилась в зал, старательно высматривая в коридорах силуэты своих подельников.
Джетро как будто бы видно не было, но в вездесущесть Макрея верилось охотно, так что искала Миллс преимущественно Уилсон. Ее она заметила уже в зале. Чтобы ее подловить пришлось даже поджидать момент, когда спадет суета последних приготовлений.
- Ах, милая Патти, ты сегодня очаровательна, - выдала Джо особо приторным голосом, приобнимая подругу со спины…достаточно крепко, чтобы она не шарахнулась или не упала, застигнутая ее приветствием врасплох. – Тссс… Никто не умер и не рехнулся, все свои.
Стоило признать, что Джоан и сама волновалась. Именно поэтому тянуло неуместно шутить и творить ерунду, лишь бы не дать беспокойству себя проявить в полной мере. Все должно было получиться. Так или иначе. Просто обязано было. А раз так… Нужно было успокоить себя и не нервировать Тришу.
- Готова отпраздновать сегодня? – в контексте прошлого вечера вопрос звучал несколько двусмысленно. – Если хочешь, могу подождать тебя поближе к кулисам.
По сути, последний вопрос был последним предложением перераспределить роли. Если уйти в зал, то добраться до сцены даже с боковых рядов вовремя было бы уже проблематично. Поэтому Джо не могла не уточнить, уверена ли Триш в своих силах и не стоит ли ее подстраховать.
- Если ты задействована только у себя, сможем сразу пойти собираться, - продолжала вещать Миллс с расчетом на то, что кто-то может греть уши. – Я не хочу даже дожидаться кукольного представления своего класса, так что дедушка обещал отвезти маму и почти сразу вернуться к школе. Как раз не успеет заскучать, пока мы соберемся.
[icon]http://s5.uploads.ru/1RqYn.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]

+2

45

С того самого момента, как еще вчера Макрей оставил их с Джоан вдвоем в актовом зале шуршать фонариками, которые так им и не пригодились, Патрисия не могла отделаться от ощущения, что она что-то упустила. Что-то очень важное. Едва ли это касалось успеха их затеи, потому что когда она об этом думала, ее переполняла уверенность, что все у них с ребятами получится. И у нее все получится. Толкнуть корабль, когда вырубится свет? Что в этом сложного в самом-то деле? Она справится!
- Я справлюсь, - сказала она своему отражению в зеркале, когда по утру укладывала волосы и маскировала следы беспокойной ночи тональным кремом и пудрой. Отражение никак не отреагировало, только моргнуло по-совиному и продемонстрировало синяки под глазами, которые упорно не маскировались. Пришлось просить у матери консилер, чтобы замазать их основательно.
Если честно, Триш вообще не рассчитывала поспать, потому что мандраж, с которым она легла в постель глубокой ночью, не располагал к здоровому сну и приятным сновидениям. Однако, она все же уснула, проворочавшись где-то около часа. Вот только снился ей не кто-нибудь, а Макрей собственной персоной, и потому она то и дело просыпалась, трясла головой, чтобы отогнать его навязчивый образ, переворачивалась на другой бок и снова засыпала, гадая, в каком виде он ей приснится на этот раз. К утру она успела просмотреть несколько серий не самого приличного содержания с участием одноклассника и по пути в школу поймала себя на том, что боится встречи с ним. Ей все время казалось, что при встрече он ей заговорщицки подмигнет и спросит что-нибудь вроде «Как спалось?», а она покраснеет в ответ, и он все поймет. Глупость какая.
Подготовка к представлению уже шла полным ходом, когда она пришла, а спустя какое-то время даже сбавила обороты, знаменуя приближение часа икс. Триш суетилась, выполняя последние указания звезды этого вечера, и даже умудрилась пробежать мимо Гэвина, не заметив его среди прочих толпившихся у дверей в зал в ожидании начала представления. Ее уже начинало тревожить отсутствие Джоан и Джетро, когда Миллс все же явила себя в своей непередаваемой манере. Патрисии удалось подавить испуганный вскрик, когда она поняла, кто ее обнял со спины. Она тут же обернулась, собираясь отчитать подругу, но все слова куда-то подевались, когда она увидела ее в платье и с боевой раскраской, которую женщины называют макияжем.
- Кто ты такая и что сделала с Джоан Миллс? - рассмеялась она, когда первый шок миновал и к ней вернулся дар речи. - Мама постаралась? Узнаю руку миссис Миллс.
Триш дотронулась до любовно покрученных кончиков волос Джоан и отступила на шаг, чтобы полюбоваться ею на расстоянии. В который уж раз она поймала себя на мысли, что не понимает упорного нежелания Джоан видеть свою привлекательность и вообще быть той, кто она есть, то есть симпатичной девчонкой, которая с легкость могла бы разбивать сердца, если бы захотела.
От этих мыслей Трищ отвлек вопрос, который вернул ее в суровую реальность. Она снова огляделась по сторонам, выискивая длинную и худощавую фигуру Макрея, и снова начала беспокоиться, не находя ее среди толпившихся в коридоре людей.
- К кулисам? - она вернулась взглядом к Джоан и непонимающе нахмурилась, но быстро сообразила, о чем она ее спрашивает на самом деле, уверенно помотала головой. - Нет, не нужно. Ты должна быть в зале. Что мы зря что ли столько пахали? - она проводила взглядом проплывшую мимо них девицу из ближайшего окружения Лавинии, и покачала головой, подыгрывая конспирации Миллс. - Я тоже не хочу задерживаться. Как только наши выступят... Ты его не видела?
Последнее Триш почти прошептала, наклонившись к подруге. Нужды уточнять, кого она имела в виду, не было. Они обе сейчас зависели только от одного человека, который еще даже не пришел, и это настораживало.
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

+2

46

Выспавшийся и потому до неприличия довольный жизнью Макрей вплыл через двойные двери в здание школы где-то минут за пять до начала представления. Смачно похрустывая яблоком, он не потрудился раздеться и как был, в куртке, накинутой поверх его обычной и совершенно не праздничной одежды, не спеша направился в сторону актового зала, где царил основной кипиш. Огненные волосы Триш, уложенные в прическу, он заметил еще издали и стал целенаправленно продираться через толпу прямиком к ней. То, что она болтает с какой-то девчонкой он тоже заметил сразу, но не сразу опознал в этой девчонке Джоан. Платье. Вот чего он никогда не видел на Миллс, так это платья. Вместе с платьем обнаружилось и все остальное. То самое, определяющее ее гендерную принадлежность в кои то веки достаточно однозначно, чтобы мысли завернули на уже знакомую кобелиную дорожку, давным давно вытоптанную другими такими же мыслями и мыслишками разной степени непотребности, но уже о других особях женского полу.
— Мать моя женщина! — нарочито громко удивился Макрей, рявкнув Триш почти на ухо, чтобы пугнуть как следует и тем самым привести в тонус. — У Миллс есть сиськи! Кто бы мог подумать!
В общем равномерно гудящем гомоне его по-взрослому грубый и густой голос с заметной прокуренной сипотой слышался отчетливо. На них начали оглядываться, но предполагая, что лишнее внимание девчонкам сейчас было мягко говоря не в радость, Макрей решил не усугублять и просто протиснулся между ними, попутно обмакнув взгляд в обозначенное как "сиськи" декольте платья Джоан. И хорошо еще, что слюней туда не напустил. А ведь мог бы. Для пущей убедительности и полноты картины.
— Она скоро тебя догонит, — доверительно сообщил он Триш как бы между делом и, совсем уж по-хамски указав взглядом уже на ее прелести, волнующе очерченные вырезом платья, прошествовал дальше по коридору с таким видом, словно его где-то там ждали и не могли дождаться какие-то особенно неотложные дела.
Дела действительно ждали и не только его. Едва он миновал разношерстную толпу у входа в актовый зал, как по ней нервной судорогой прошла первая волна, которая занесла часть народа внутрь. Зрители наконец-то принялись рассаживаться по своим местам, пока задействованные непосредственно в выступлениях люди все еще кучковались в коридоре, дожидаясь своей очереди в программе мероприятия. Зычный голос миссис О'Донован, куратора по воспитательной работе и новой учительницы химии по совместительству, прокатился по всей школе, подгоняя тех, кто еще не занял свое место как в зрительном зале, так и за кулисами.
Макрей приткнулся в глухом закутке в самом конце коридора, где среди фикусов и прочей зелени пряталась дверь в мужской туалет, и стал ждать, догрызая яблоко. До щитка было рукой подать. Запертый на замок, он манил, вынуждая Джетро снова и снова ощупывать карман на наличие отмычек и прислушиваться к рации, что покоилась за пазухой. Когда от яблока осталось одно воспоминание в ход пошли зубочистки. Макрей обратился в слух, когда послышалась музыка. Он уже слышал ее, когда вчера прогуливался по коридору во время генеральной репетиции своего класса. Стало быть представление началось. Достав отмычки, он, почти смакуя, выбрал ту, что должна была открыть замок щитка, и выглянул из-за угла. Число народу заметно сократилось, а те, кто еще оставался в коридоре, были слишком заняты, чтобы обращать внимание на неясное шевеление в темноте коридора в подозрительной близости от щитка.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

+2

47

- Мама… - нервно то ли улыбнулась, то ли скривилась Джоан. – Отконвоировала до самого зала…
Платья Джо просто не любила, а вот каблуки она истово ненавидела. Эти пыточные конструкции она не признавала категорически. Но, к несчастью, она доросла до той прискорбной поры, когда их с матерью размер начал совпадать… Если платья Бланш Миллс худенькой и угловатой Джоан были еще свободноваты, то вот туфли – в самый раз. И это было…неприятным открытием, так и норовившим помочь подвернуть ногу.
- Что ж… Значит, уйдем сразу после поклонов, - теперь девушка улыбнулась уже почти беззаботно. – Бабушка обещала испечь что-то особенное, так что… Чем не повод собраться на дегустацию пораньше?
Продолжить описывать перспективы на вечер и даже ответить на вопрос о наличии Макрея в школе помешал сам Макрей. Помешал в своей фирменной раздражающей манере. Впрочем, ожидать от Джетро иного было глупо и недальновидно.
- Черри, ты ли это? – елейно протянула Джо, оглядывая парня долгим недобрым взглядом. – Впрочем, крупноват… Потерялся? Извини, провожать не буду. Могу послать. Устроит?
Сравнить его с попугаем-матершинником показалось Миллс не то чтобы правильно… Скорее уж уместно. Эффект от озвученного был примерно такой же. Так почему бы и не «Черри»? Будь это в какой другой день, можно было бы еще и поупражняться в злословии, но времени хватило только на то, чтобы огрызнуться, кивнуть Патрисии и направиться в зал, занимая место примерно в центре собравшихся. Первые ряды рисковали оказаться в последствиях триумфа Лавинии. На последних или крайних местах можно было оказаться под подозрением, а вот в самом центре, откуда просто так не растолкав всех не выбраться…
Пафосную речь директора Джоан привычно пропустила мимо ушей, как и объявление о начале выступления. Вот тут Джо уже оживилась. Лавиния порхала по сцене в нежном платье, которое, стоило признать, ей действительно шло, и лепетала что-то невразумительное о празднике и счастье. Ее подружки, изображавшие то ли снежных фей, то ли бледных молей, активно ей поддакивали и даже что-то пели, от чего Миллс хотелось запустить в особенно голосистых чем-нибудь мерзким. Потом эту чудовищную какофонию прекратили пираты-дегенераты. Ибо кем еще могли быть такие пираты, которые из кучи обморочных девиц ухватили только одну, даже не подумав разжиться на перепродаже остальных? Впрочем, возможно Джоан была к ним слишком строга. Все же праздник практически детский – до реализма ли сейчас?
Наконец появляется он – главный дегенерат. Капитан «Ужаса глубин», как было обозвано наскоро собранное корыто с парусом. В глазах - ни капли разума, на лице - сплошное обожание Лавинии, на плече – Черри. Злой нахохлившийся Черри определенно рисковал стать главной звездой номера.
- Ах, кто же ты, пленитель мой? – проворковала Петтерсон, многообещающе глядя на партнера по сцене.
- Не скрипи, тварь! – опередил бравого пирата попугай.
В зале послышались смешки, на лицо «звезды» налегла тень, впрочем, та быстро справилась с собой и даже как-то заставила расшевелиться «капитана», и представление продолжилось вопреки комментариям попугая.
Наконец дело дошло до эффектного падения и причитаний. Пользуясь тревожной музыкой, Джо включила рацию и, не доставая ее из кармана, начала тихонько отстукивать по ней похоронный марш, пока зал внезапно не погрузился во тьму. Под прикрытием поднявшейся суматохи девушка быстро отключила доисторическое приспособление и принялась вполне уместно чертыхаться на отдавленные ноги, отбитые ребра и не пойми откуда попершую вонь. Оставалось только дождаться, когда свет вновь зажжется, чтоб насладиться «неведомым» ее источником во всей красе.
[icon]http://s5.uploads.ru/1RqYn.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]

+2

48

Не успела Джоан ответить, как над самым ухом Патрисии раздался громогласный возглас, от которого внутри все всколыхнулось. Подскочив на месте от неожиданности, девушка обернулась и толкнула шутника кулаком в плечо. Действие практически неосознанное, выработанное за те годы, что они проучилось вместе, почти до автоматизма. Макрею это, впрочем, было как слону дробина.
- Какой же ты кретин! - прошипела она, когда Джетро просочился между подругами, обдавая их сладким запахом яблок. Его слова, брошенные напоследок и явно призванные задеть Триш, возымели совсем противоположное действие. Она раскраснелась, но совсем не от гнева, как должна была, а от смущения и совсем крошечной толики непонятного удовольствия, словно ей польстило его совершенно хамское замечание. Полыхая щеками, Триш проводила Макрея долгим взглядом, пока он не скрылся в толпе, и вдруг увидела Гэвина, который все это время за ней наблюдал. Она так замоталась, что совсем про него забыла. Если честно, она вообще о нем не думала со вчерашнего вечера, не вспомнила ни разу. Улыбка застыла на ее лице, когда он не улыбнулся ей в ответ и, отвернувшись, тоже скрылся в толпе. Она не сразу поняла, что он исчез в том же направлении, что и Макрей, а когда до нее все же дошло, было уже слишком поздно, чтобы начинать беспокоиться по этому поводу или что-то предпринимать.
Волна последних приготовлений к представлению снова подхватила Триш и вынесла ее за кулисы, где Лавиния Петтерсон уже вовсю пенилась в своем роскошном платье, помыкая своими подругами, как опаздывающая на коронацию царская особа. Рядом околачивались «пираты». Выглядели они крайне удрученно и тому была веская причина. Кто-то из них случайно задел бутафорской саблей наряд Лавинии, и теперь в пышной юбке платья зияла довольно приметная прореха. Едва завидев Триш, новоиспеченная звезда заверещала не своим голосом и потребовала зашить образовавшуюся дыру в срочном порядке, чем Триш и занялась. Ради таких форс-мажоров ее в этом дурдоме и держали. Вступительную речь директора она слушала краем уха, спешно орудуя иголкой и делая неаккуратную дыру в подоле пышного платья еще одной художественной складкой ткани. Она так погрузилась в привычную работу, что не сразу вспомнила, зачем она здесь на самом деле. Уж точно не ради латания дырок в драгоценном наряде Петтерсон, которая уже начала забываться и вести себя как-то совсем уж по-хамски. Это заметили все, но благоразумно помалкивали, прекрасно понимая, что сделают только хуже, если огрызнутся в ответ. Триш же медленно кипела внутри, уговаривая себя не придавать всему этому значения и просто ждать. Она еще отыграется. Ох, как же она отыграется. Лавиния почти оттолкнула ее от себя, когда Триш, закончив шить, встала с колен. К счастью, их вовремя оттеснили друг от дуга, а то бы она точно не выдержала бы и оттаскала эту павлиниху за волосы.
Выступление началось и в гримерке стало в разы просторнее. Как неприкаянная Триш бродила из угла в угол и прислушивалась к тому, что происходило на сцене, а потом вдруг спохватилась. Ее место не здесь. Она должна быть за кулисами, стоять в тени и ждать того самого момента, когда отключится свет, и она должна будет толкнуть корабль, чтобы тот упал и все сработало так, как говорил Джетро. Однако, стоило Триш только выглянуть из гримерки, как она поняла, что добраться до корабля не представлялось возможным. Все вакантные места за кулисами были заняты. Пристроившись позади всех остальных, кому так чесалось посмотреть, как «прекрасную деву» будет похищать «кровожадный пират», она слегка выглянула из своего укрытия. Из-за света софитов рассмотреть зрительский зал было совершенно невозможно, но Триш не сомневалась, что Джоан где-то там, на своем месте, а Джетро черт знает где, но тоже на позиции. Оставалось только ждать.
Нешуточная паника, начавшаяся, едва выключился свет, перепугала Триш даже несмотря на то, что она ждала этого почти с нетерпением. За кулисами стало совсем темно, только слабый отсвет от светящейся ярким светом на заднике надписи более или менее разгонял темноту, но этого сомнительного источника света было явно недостаточно. Триш даже не успела сдвинуться с места, как кто-то из столпившихся за кулисами ребят, перепугавшись темноты, неуклюже наткнулся на корабль и обрушил всю конструкцию разом. Раздался грохот, затем скрип и лязг чего-то стального, а потом долгожданный плеск и глухой звук лопнувшего целлофанового мешка. Но все это потерялось в нечеловеческом вое, который подняла Лавиния. Когда включился свет, все внимание и без того прикованное к сцене, на заднике которой было намалевано «поздравление», сосредоточилось на Лавинии. Увидев ее, Патрисия ахнула и зажала рот ладошкой. Ужас мешался с восторгом, а где-то глубоко внутри поднималась волна здорового смеха. Но зрители в зале засмеялись первыми.
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

Отредактировано Patricia Wilson (2018-03-25 21:16:46)

+1

49

Замок Макрей вскрыл почти играючи. Подцепил крючком, придержал освободившийся язычок, провернул всю внутреннюю конструкцию и глухо щелкнул до обидного простым механизмом. Время он не засекал, но, кажется, это был своеобразный рекорд.
— О да, детка, да... — довольно проурчал Джетро себе под нос, пряча отмычки обратно в карман. Не успел он открыть крышку щитка, как за спиной раздался знакомый голос, от которого внутри что-то неприятно завозилось, покалывая недобрыми предчувствиями.
— Ты что это делаешь?
Осуждающая интонация, с которой говорил Гэвин, всегда вызывала у Джетро отторжение. Правильные со всех сторон мальчики вообще вызывали у него отторжение по жизни и он не шибко охотно с этим боролся, хоть и понимал, что это их выбор. Точно такой же, как и его хулиганский. Вот только он этим не бравировал, в отличие от Гэвина, которому только колоратки и библии под мышкой для полноты картины не хватало. Как Уилсон вообще до сих пор не сдохла от скуки с этим парнем. Невесть откуда взявшееся раздражение на этот счет мазнуло Макрея своим обжигающе-горячим языком и затаилось где-то совсем рядом и в то же время вне зоны досягаемости. Он нацепил на лицо самое невинное выражение и обернулся, миролюбиво улыбаясь.
— А что не видно? Замок вскрываю, — как ни в чем не бывало признался он. — Точнее уже вскрыл. Новый рекорд поставил, между прочим. Можешь меня поздравить.
Изобразив нешуточную радость на грани восторга, Макрей резко посерьезнел и, окинув Митчелла прохладным взглядом, снова отвернулся к щитку и наконец открыл его. Перед ним тут же оказались целые шеренги переключателей. Какой из них отвечал за актовый зал, разобраться было несложно. Все были помечены. Теперь оставалось только ждать, когда Миллс подаст сигнал, а заодно попытаться избавиться от застукавшего его на месте преступления одноклассника, который наверняка на него настучит. Даже не наверняка, а настучит как пить дать. Он же хороший мальчик. Сознательный гражданин и все такое. Такие, как он всегда стуча, а потом смотрят с чувством собственного превосходства, пока тебя чуть ли не за шкирняк тащат в кабинет директора. Проходили уже.
— Слушай, Митчелл, — Макрей обернулся и посмотрел на одноклассника. — Шел бы ты по своим делами. Серьезно, не мешай мне. Не хочу тебя лупить. Мне это удовольствие вряд ли доставит, а тебе и подавно. Побереги свою модную шкурку.
Приодетый по случаю праздника в парадный костюм с рубашкой и галстуком, Гэвин как-то резко покраснел, решив, видимо, что Макрей так над его видом издевается, но вовремя поумерил пыл и наконец-то сообразил, что тот не забавы ради вскрыл распределительный щиток, отвечающий за электропитание на всем этаже, а с какой-то конкретной целью. И не спроста сделал это именно тогда, когда началось представление. Джетро отвернулся от него и уже ждал следующего вполне закономерного вопроса вроде "что ты затеял" или типа того, но Гэвин пошел другим путем.
— Не делай этого, — в его голосе звучала самая настоящая тревога и, похоже, Гэвину действительно было все равно, что именно задумал Макрей, главное, чтобы он этого не сделал. Но было уже слишком поздно. Рация во внутреннем кармане его куртки ожила, и Джетро, криво усмехнувшись, оглянулся на одноклассника.
— Это будет бомба.
Выключатель щелкнул и весь этаж погрузился в темноту. Только пробивающийся через покрытые морозными узорами окна свет с улицы освещал коридор. Но в актовом зале, где не было окон, должен был царить самый настоящий мрак. За исключением светящейся надписи на заднике сцены, конечно же. Что он, зря что ли накануне изображал из себя летучую мышь? Прошли считанные секунды. Макрей напряженно прислушивался к тому, что происходило в актовом зале, и когда среди общего шума вдруг раздался грохот, а спустя еще несколько секунд по этажу прокатился отвратительно визгливый истеричный вой какой-то девчонки, он снова щелкнул переключателем.
— Да будет свет! — возвестил Джетро, деловито закрывая щиток. Ему не терпелось посмотреть, что же у них с девчонками в итоге получилось, но Гэвин явно не собирался его так просто отпускать. Парень уже понял, что Макрей что-то натворил. Он слышал, что в зале что-то случилось, слышал как вопит Лавиния, но его это явно не так уж и волновало в этот самый момент. Она накинулся на Макрея со спины, чего тот не ожидал совершенно, и повалил на пол. Они покатались как сцепившиеся насмерть дворовые коты. Неумелые удары Гэвина перемежались с попытками Джетро просто отпихнуть его от себя. Трещала ткань, кто-то взвыл от боли, кто-то охнул и выругался. Клубок прокатился вдоль коридора и с ходу сшиб кованую этажерку для цветов, но всем было глубоко наплевать, что творилось коридоре. В этот самый момент все самое интересное происходило в актовом зале. И Макрей все это так глупо пропускал.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

+1

50

Джоан старалась не смотреть на сцену, продолжая с упоением ругаться с соседями. Слишком уж боялась себя выдать в самый первый момент. Лавиния просто обязана была быть восхитительна…
- Что это за мерзость? – брезгливо протянула Эмбер Бойл – бессменный президент класса Джо.
- Да кто ж знает, но воняет знатно, - отозвался кто-то, сидевший дальше.
Миллс наконец решилась посмотреть на сцену. Зрелище было прекрасно. Петтерсон определенно была звездой вечера. Лавиния орала, металась… Ее подхалимы не знали, что им делать. С одной стороны – их прекрасная Лави, с другой – чудовищная вонь от мерзкой жижи.
- Кто?! Кто посмел!!! – хорошенькое личико соседки исказилось в достаточной мере, чтоб играть гоблина без грима. О! Стоило порадоваться тому факту, что многие теперь видели истинное лицо сей красавицы. Жаль, что большинство эту истину не осознает…
Вот вопрошать о виновнике было наивно. Так кто-то и сознался бы после такой каверзы. Джоан точно бы не стала. Слишком уж мокрая история. Такой можно знатно подмочить репутацию и подпортить аттестат.
- Мое представление… Мое чудесное представление… - перешла с угроз на нытье Петтерсон, видимо, надеясь надавить на жалость. И ведь будут же жалеть ее – несчастную. Но это будет потом, а сейчас, когда Лавиния восхитительно омерзительна, зал разбивает на недоумение и смех. Даже хохот. Тяжелый, надрывный, немного нервный…
Джо уже просто не могла смеяться. Лави выглядела настолько жалко, что…у Миллс попросту начали болеть ребра от хохота. Теперь точно следовало не попадаться, если она не хотела расстроить Гектора. Все же он слишком сильно любил свою старшую сестру, чтобы поверить в заслуженность этой недоброй шутки… Скорее уж младший Петтерсон в хлам разругался бы с Миллс. Этого Джоан не хотела, но…сделанного не воротишь. Да и не жалела дна ни о чем. Как бы неправильно они нынче не поступили – это того стоило.
Наконец-то Лавинию окружили учителя, а зрители начали добавлять хаоса, перемещаясь, пытаясь выбраться из ставшим столь ароматным помещения… Джо старалась отыскать в этой толпе Патрисию. Вот уж с кого точно хватит впечатлений на этот вечер…
Рыжая макушка лучшей подруги обнаружилась почти что там, где Джо ее и оставила. Разве что сместилась ближе к сцене. Впрочем, от сцены ее точно надо было уводить.
- Триша! Как хорошо, что с тобой все в порядке, - затараторила вполне обеспокоенно Миллс. – Я так испугалась, когда на сцене загрохотало. Не знаю, как бы я жила, если бы с тобой что-то случилось…
Причитая сразу за двоих, дабы еще одним мелким фактом подтвердить свое алиби, Джоан приложила все усилия, чтобы вытянуть подругу в коридор. Там, конечно, тоже было людно, но хоть воздух был свежим. С адовым месивом они вчера точно перемудрили…
[icon]http://s5.uploads.ru/1RqYn.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, школьница<hr>[/info]

+2

51

Жуткая вонь очень быстро распространилась, очертив вокруг Лавинии зону токсической опасности, вступать в которую не решался никто. По крайней мере так было в самом начале, когда первичный шок и здоровый смех были на первом месте. Триш смотрела на корчи одноклассницы широко раскрытыми глазами и дрожала от едва сдерживаемого смеха. Она упустила тот момент, когда все вокруг засуетились и окружили Лавинию плотным кольцом сочувствующих и негодующих. Сама она подходить к ней ближе не рискнула. Её все равно никто бы не осудил за это. Запах был такой, что щипало глаза, а к горлу подкатывал тошнотворный комок. Стараясь дышать через раз, Патрисия спустилась в зрительный зал. Суета на сцене и рядом с ней дезориентировала, но Триш поняла, что идёт в правильном направлении, когда наткнулась на Джоан. На лице подруги царила нешуточная озабоченность, словно она и правда испугалась. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Случившееся превзошло даже самые смелые их ожидания.
- Где он? - не удержавшись, шепнула Триш на ухо Джоан, когда они выходили из актового зала. Ответ не заставил себя ждать. Макрей сам на него ответил, обнаружившись вдруг в коридоре, недалеко от распределительного щитка.
Пока они упивались унижением Лавинии Петтерсон, их сообщник успел затеять драку, которая постепенно переманивала зрителей из зала в коридор. Триш уже собралась закатить глаза и выдать что-то вроде "Макрей в своём репертуаре", но потом обратила внимание на того, с кем именно он дрался, и внутри у неё все похолодело.
- Гэвин? - её изумленный возглас сработал как стоп-сигнал. Дерущиеся замерли в нелепых позах, а окружавшие их наблюдатели обратили свои взоры на них с Джоан. Несколько секунд ничего не происходило, слышались только причитания Лавинии, доносящиеся из актового зала и нестройное сопение сцепившихся парней. Первым молчание нарушил Гэвин.
- Это все он! - срывающимся на ломкий фальцет голосом обиженного ребенка сообщил он. - Я видел, как он выключил свет!
Он говорил в нос, потому что тот был разбит и кровил, заливая белоснежную сорочку неопрятными пятнами, а тщательно зализанные гелем волосы нелепо торчали в разные стороны. Красавец, одним словом. Но Триш даже не смотрела на парня, с которым встречалась вот уже больше года, которого представила родителям и которого ей пророчили в мужья. Все её внимание было приковано к Макрею. В отличие от Гэвина он не выглядел жертвой разбойного нападения. Его как будто все устраивало. Казалось, даже разбитая губа и порванный ворот футболки входили в его планы. Он был доволен, как может быть доволен обожравшийся сметаной кот. Его самодовольная ухмылка, как улыбка Чеширского кота, осталась висеть в воздухе перед глазами Триш, даже когда их с Гэвином загородила широкая спина их физрука и пышная шевелюра миссис О'Донован. Она бросилась к Гэвину и закудахтала над ним как курица-наседка, в то время как мистер Ааронсон без особых церемоний поднял Макрея с пола за шкирку, как какого-то бродячего пса. Триш поджала губы, испытывая жгучее желание вмешаться, но вовремя вспомнила слова Джетро, которые он сказал вчера прежде чем уйти домой. Что бы не случилось и как бы все не обернулось... Молчите. Просто молчите.
- Макрей!!! - прокатился по коридору истошный вопль Лавинии, которой уже успели сообщить, кто именно устроил ей такое вонючее рождественское чудо. Сгустившаяся толпа пошла рябью, запах вони усилился, но Паттерсон вовремя перехватили и перенаправили, избавив собравшихся от неудобств, связанных с сопровождающим её убийственным запахом.
- Это слишком даже для тебя, сынок, - заметил мистер Ааронсон и потянул Макрея за ворот куртки прочь с места побоища. Триш была с ним согласна. Об этом они не договаривались. Он не должен был брать всю вину на себя, но почему-то взял.
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

+2

52

Даром что хулиган распоследний, Макрей, однако, никогда не провоцировал драки. По крайней мере осознанно. А драться с тем, кто слабее или просто толком не умеет, вообще считал делом неблагородным. Какой вообще может быть цимес в избиении младенцев? И да, кое-какие представления о благородстве у него все же были, что бы там не говорили злые языки. Макрей может и был тем еще хулиганом, который с малолетства не давал покоя учителям и уже в младших классах создал себе вполне определенную репутацию, но вот мудаком его назвать было сложно, с какой стороны не посмотри. Даже заклятые враги признавали его достойным противником. С принципами.
Гэвину Митчеллу, судя по всему, было глубоко наплевать на все его принципы разом. У него и своих было предостаточно. И тот факт, что его неумелые, но вполне полноценные удары, блокировались и по большей части не получали увесистого ответа, который не заставил бы себя ждать, будь на его месте кто-то покрупнее и поискушеннее, его ничуть не смущал. Гэвин бил снова и снова. Он не мог остановиться, как не может остановиться человек, наконец-то дорвавшийся до чего-то такого, о чем очень долго мечтал. В конце концов терпение Джетро истощилось и, прекратив попытки оттолкнуть противника от себя, он ему таки вмазал. Не так чтобы сильно, но этого хватило, чтобы расквасить Гэвину нос. Стоило отдать Митчеллу должное, он обратил на это внимание далеко не сразу, но звонкий девчачий возглас возымел на него куда более сильный эффект. Гэвин замер, и Джетро, воспользовавшись заминкой, вытащил из его пальцев свою футболку. Ворот был растянут и порван. Ну, е-мое... Наверное, это было не совсем правильно, но порча личного имущества его расстроила несколько больше, чем обрушившееся на него обвинение во всех смертных грехах. Впрочем, это была не самая его любимая футболка.
— Чего верещишь-то? На тебя все равно никто не подумает, Иисусик гребаный!
Макрей оскалил перепачканные кровью из разбитой губы зубы и приготовился отразить очередную атаку, но помешали вовремя подоспевшие взрослые. Миссис О'Донован сразу же бросилась ко всеобщему любимчику Митчеллу, а на долю Макрея пришелся Ааронсон собственной персоной. Одним рывком физрук поставил его на ноги, сразу же потеряв преимущество в росте, и воззрился на него тем усталым взглядом, который так и говорил "И почему я не удивлен?".
— Снеговиков, кстати, тоже я... перегруппировал, — утирая кровь с подбородка, почти похвастался Макрей. Кто-то заржал и он снова осклабился, довольный собой сверх всякой меры. Раздавшийся спустя всего мгновение вопль Петтерсон добавил масла в огонь. Глаза Джетро загорелись, а на лице появилась восторженная улыбка.
— Получилось? — спросил он у Ааронсона, как будто это он был его сообщником, но тот не ответил на его вопрос, только попытался пристыдить, прекрасно понимая, что все это пустая трата слов, и потащил его за собой. — Да иду я, иду, — раздраженно передернул плечами Джетро. Он легко вырвал воротник своей куртки из пальцев физрука и пошел сам, не глядя ни на кого, но прекрасно ощущая на себе чужие взгляды. Какие-то из них были осуждающими, какие-то восторженные, а какие-то просто недоумевающими. Толпа роптала, кто-то возмущался, кто-то смеялся, а кто-то безучастно наблюдал за Макреем, которого вели на очередную разборку в кабинет директора, и за Гэвином, рейс которого в те же края задерживался по техническим причинам. Проходя мимо Патрисии, Джетро не удержался и все таки ляпнул:
— Парень у тебя... что надо, ничего не скажешь, — получилось злобно и презрительно, совсем не так, как звучало в его голове, но Макрей не обратил на это внимания. Он как раз поравнялся с Джоан, которая стояла рядом с подругой в своем платьице, которое при всей своей нелепости ей очень даже шло, и как-то совсем уж недобро оскалился. — Обещай, что будешь писать мне, милая! — нарочито драматичным голосом возвестил Джетро на весь коридор под откровенный ржач невольной публики, которая была привычна к подобным его выходкам. Он крепко стиснул Миллс в объятиях, словно прощался с ней навсегда, и под шумок всучил ей в руки старенькую рацию, что она дала ему еще вчера. Все как договаривались.
Мистер Ааронсон снова прихватил его за воротник и, уже не церемонясь, потащил его за собой вдоль коридора через толпу собравшихся, а Макрей от нефиг делать запел первое, что пришло ему на ум. Гимн Королевской морской пехоты Великобритании. К чему бы это?..
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/21457.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученик выпускного класса<hr>[/info]

+2

53

Происходящее все больше казалось Патрисии какой-то неумной и слишком затянувшейся шуткой. Она смотрела на Макрея и чувствовала, что должна что-то сказать, что-то сделать или хотя бы попытаться. Но в ушах вместе с шумом крови стучали те слова, что он сказал еще вчера, и она молчала, как он и просил. Просил? Скорее уж требовал. В любом случае, она не смела ослушаться его. Слабое утешение, но приходилось довольствоваться малым.
На душе было погано и стало еще гаже, когда Макрей оказался совсем рядом и обратился к ней. Триш моментально вспыхнула, залившись краской по самое декольте, но отвести взгляда не смогла. Так и таращилась на него снизу вверх широко распахнутыми глазами и не смела открыть рта, чтобы возразить. Крыть было нечем. Гэвин поступил недостойно. Правильно, конечно, этого у него не отнять. Он всегда поступал правильно и сам был весь такой правильный, что иногда даже Триш чувствовала себя ущербной рядом с ним. Но в том, что касалось по-настоящему достойных поступков, несомненное первенство было за Макреем. И не только сегодня. Она вдруг поймала себя на том, что не может припомнить ни одного его поступка, который был бы по-настоящему плохим или жестоким. Почему так и как это у него получалось, Патрисия не имела никакого понятия, но не могла им не восхищаться. Осознание этого оглушало.
Напоследок Макрей не преминул полапать Джоан. Последний штрих, этакая вишенка на торте. Триш уже было вспыхнула от невесть откуда взявшейся ревности, но потом мистер Ааронсон оттащил его от Джоан, и она увидела рацию в ее руках. Тело сработало быстрее, чем голова. Триш приобняла Джоан, пряча от посторонних взглядов то единственное, что могло связать их с Макреем в этом деле, но в этом не было особой необходимости. Никто на них не смотрел и снова благодаря Джетро. Его почти буквально волокли по коридору, а он горланил какую-то песню, переманивая на себя все внимание публики, и публика как всегда была в восторге. Едва триумфальное шествие скрылось из вида, как толпа пришла в движение и загудела еще пуще. Конечно, теперь ведь нужно как следует обсудить все, что только что произошло. Триш не хотела в этом участвовать. Проводив взглядом Гэвина, который прошел мимо нее в сопровождении миссис О'Донован, Триш отвернулась, когда он на нее посмотрел. Ей было стыдно и одновременно противно смотреть ему в глаза.
- Пошли отсюда, - она решительно потеснила Джоан к выходу. - Нечего тут больше делать.
Понадобится время, чтобы устранить последствия их партизанской деятельности, однако, приводить в порядок сцену и принимать живое участие в спасении всего Рождественского представления, Патрисия не собиралась. У нее не было ни настроения, ни желания. Все о чем она сейчас мечтала, так это вернуться домой, запереться в своей комнате с ведерком какого-нибудь мороженого и как следует подумать обо всем, что произошло за эти сутки.
Подумать действительно было о чем. Триш не оставляло ощущение, что за эти неполные двадцать четыре часа она успела не только сделать такое, что противоречило ее характеру, но и осознать нечто очень важное, что следовало хорошенько осмыслить. Именно этим она собиралась заняться сегодня и именно поэтому она отказалась от предложения Джоан заглянуть к ней домой и отметить свершившееся возмездие какой-нибудь вкуснятиной. У нее вдруг обнаружилось очень много мыслей, которые нужно было привести в порядок, и почти все они были об одном конкретном человеке, имя которого теперь точно войдет в анналы школьной истории.
[icon]http://sf.uploads.ru/hSrbv.jpg[/icon][info]<br><hr>16 лет, ученица выпускного класса<hr>[/info]

Отредактировано Patricia Wilson (2018-05-22 16:02:01)

+1


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Заклятые подруги


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC