В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Вымыслы и домыслы


Вымыслы и домыслы

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sh.uploads.ru/9kmlA.jpg
В маленьком городке любая самая незначительная деталь может оказаться поводом для встречи, сплетни или головной боли.

Книжная лавка недалеко от городской площади и далее как повезет, 4 июля 2016 года, позднее утро

Joan Mills, Joanna McAlister, Virginia Stone

Отредактировано Joan Mills (2017-03-07 15:30:56)

0

2

Бывали дни, когда Джоан искренне считала, что психологом быть отвратительно. Многие ждут от тебя то чуда, то панацеи и крайне удивляются, что и у тебя могут быть свои проблемы… Однако, потратив часок-другой на самокопание, она всегда вспоминала собственную мать и ее «кружок по интересам»… Вот уж по сравнению с кем бытующие в среде клиентов стереотипы – мелочь да и только. О! Негласное собрание стареющих и престарелых Солуэйских сплетниц было единицей практически эпической. Пара вечеров могла кому угодно создать или испортить репутацию, если кто-то неосторожно дал повод для проведения этих вечеров…
Вот уже около недели в доме Миллсов происходила нескончаемая череда визитов. Вынужденно поприсутствовав на некоторых из них, Джо едва не взвыла. Ей и так в силу профессии приходилось знать многое и о многих… Присутствовать на зарождении причины возможного появления нового клиента было просто выше ее сил. Сегодня утром она и вовсе поняла, что постарается до вечера держаться подальше от дома. Судя по тому, что матушка с вечера испекла рыбный пирог и булочки с изюмом и корицей – сегодня планировался сбор как минимум половины дружного женского коллектива. Учитывая, что почти сразу после завтрака в их доме появилась Джорджина Ливингстоун, стратегический побег был просто неизбежен. Джо не желала слушать очередное пространное рассуждение о том, что Джон Ливингстоун все еще не женат, а пора бы… И ей тоже пора… Определенно пора покинуть дам в обществе друг друга. До вечера. А лучше до ночи.
Слоняться по городу – дело довольно неблагодарное. Особенно, если город маленький и каждый уголок в нем известен еще с детства. На час-другой при должном настрое ностальгии еще хватит, но вот потом… Вполне очевидным спасением в этом плане были рынки и магазины. Закупаться продуктами им с матерью обычно не требовалось – Бланш Миллс предпочитала, чтоб провиант привозили ей на дом – так что рынок отпадал. Не желая ничего прикупить – время на торговой площади не скоротаешь. А вот книжная лавка в этом плане выглядела куда как более перспективной. Разумеется, ассортимент в ней был не слишком велик. По большей части там водились школьные учебники, дамские и приключенческие романы, детективы и периодика. Определенную ценность представлял разве что «уголок букиниста», куда сдавались, жертвовались и дарились книги, надоевшие их владельцам. Иногда там можно было найти прелюбопытные экземпляры. Впрочем, ради того, чтобы скоротать этот день, Джоан была согласна отовариться и каким-нибудь слезливым романом, лишь бы скоротать время.
В лавке под по-своему забавной вывеской «Определенный артикль» царила благостная тишина. Старик-продавец поднял взгляд от газеты, в глазах мелькнуло узнавание, он кивнул, приветствуя посетительницу, и вновь вернулся к изучению издания, а Джоан замерла у полок с литературой для легкого чтива, гадая, удастся ли ей найти сегодня что-то, что не захочется бросить и выбросить на десятой странице.

+2

3

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Все, что мы делаем, обязательно нам отзовется. Или откровенно аукнется, как необдуманная поездка за город, порожденная ностальгией по прошлому влечению альпинизмом. Джо о ней уже несколько дней жалела. Примерно с тех самых пор, как Чарли Блэк, случайно проезжавший мимо, все-таки вытащил девушку с пляжа и доставил в больницу. МакАлистер даже сделала себе мысленную пометку пригласить спасателя на кофе или пиво (она еще не решила, на что лучше, и этим оправдывала тот факт, что еще не набрала номер парня) за то, что он помог ей не остаться под тем самым камнем на пляже.
   Четыре бледно-зеленых стены в больницу основательно успели надоесть Джоанне уже к вечеру следующего дня. А еще через несколько дней девушка, старательно отмахиваясь от недовольства докторов, самовольно выписалась на домашнее лечение. Лучше стало. Совсем чуть-чуть.
   Основной проблемой стала прочно замурованная в гипс нога, которая круглосуточно под ним чесалась и ныла по вечерам. Опереться на получившуюся конструкцию было практически невозможно, так что приходилось либо скакать на одной ноге, как какому-то попугайчику, либо ковылять на костылях. С ними у Джо отношения тоже не сложились, потому что чертовы деревяшки натирали руки. МакАлистер изощренно ругалась, куксилась и пересмотрела все любимые сериалы, которые только вспомнила. Очень быстро очередь дошла до книг.
   От попыток загипнотизировать экран ноутбука к вечеру начинали немилосердно болеть глаза. Поэтому Джо пришлось переходить на бумажные книги, которые в глубине души ей даже больше нравились, нежели их электронные версии. Когда имеющиеся дома тома закончились, девушка поняла, что пора наведаться в магазин. Благо, что находился он не так далеко.
   Гипс не только ограничивал подвижность, но и мешал надевать привычные вещи. Ни в одни любимые джинсы он не пролезал. Дома было не менее дорогое сердцу потасканное платье, но на выход оно не годилось. Иначе уже к вечеру местные сплетницы будут гадать, отчего МакАлистер не хватает зарплаты констебля на нормальную одежду и не нужно ли собрать для нее немного денег. Ругаясь себе под нос, пришлось натягивать экстремально короткие шорты. В тот единственный раз, когда Джеймс их видел, напарник ехидно пошутил, не забыла ли девушка вообще надеть брюки. Надев футболку и балетку на единственную нуждающуюся в ней ногу, МакАлистер отправилась покорять лестницу и полукилометр пути до книжного магазинчика.
   Небольшой колокольчик над дверью звякнул, предупреждая продавца о визите нового покупателя. Старик поднял глаза и, всплеснув руками, поковылял открывать Джо, так и не сумевшей совладать с костылями. Распахнув перед девушкой дверью, он укоризненно покачал головой.
   - Вам с ногой дома отдыхать нужно, а не по магазинам скакать, мисс МакАлистер.
   - Все в порядке, - отважно сказала Джо и, секунду поразмыслив, соврала. – Уже практически даже не болит.
   Перебросившись со стариком еще парой слов, девушка поскакала, тяжело опираясь на костыли, к полкам, где стояла литература для легкого чтения вроде популярных детективов, романов и прочей ерунды. На что-то тяжело её не тянуло, потому что настроение и без того в последние дни колебалось на отметке «что-то около нуля».

+2

4

Издания в ярких мягких обложках рябили перед глазами. Впрочем, ассортимент не особенно радовал. Чего стоила только целая полка Даниэлы Стил, столь любимой маменькой. Джоан пару раз начинала это читать, но так и не смогла заставить себя осилить хотя бы полкниги. Нет, слог был вполне неплох, но трагизм и высокопарность явно были несколько переиграны. Во всяком случае, у Джо создавалось то самое ощущение брезгливой неправдоподобности, что порой заставляет отбросить книгу или переключить канал.
Из знакомых авторов на глаза попался Кен Фоллет, но «Ночь над водой» и «Опасное наследство» у нее уже были, а «Белую мглу» она когда-то брала в библиотеке и та ей дико не понравилась. Смутные ассоциации вызывал Стивен Ван Дайн. Кажется, кто-то ей рекомендовал какую-то книгу данного автора, в названии которой фигурировало проклятье. Однако на полке была только «Смерть канарейки» и, судя по описанию, это была не первая книга какой-то серии. Почти удивило наличие пары томиков Джоржет Хейер. Нет, в том, что детективную классику переиздают, в целом, не было ничего удивительного. Но вот оскорбительно бульварный формат…
Джоан уже всерьез задумывалась о том, чтобы приобрести пару томиков Рут Ренделл с наиболее приглянувшимися ей названиями, когда в лавке появилось новое действующее лицо.
Признаться, вот уж кого женщина менее всего ожидала сейчас увидеть, так это Джоанну МакАлистер. После того, как матушка просветила ее о том, насколько «удачно» отдохнула местная блюстительница закона, Джо ожидала увидеть свою тезку не раньше, чем через месяц. Все же Миллс по своему опыту знала, какого и как долго приходится носить гипс и насколько это ограничивает в передвижениях. Нет, сама Джоан ничего себе не ломала, просто выбила колено во время практики в университете, но три недели гипса и два месяца разработки мышц она запомнила надолго.
Впрочем, Джоанна впечатлила не только свою тезку. Могло показаться, что продавца она почти напугала своей попыткой побороть дверь. Во всяком случае, старик сорвался ей помогать весьма суетно и резво. О том, что и ей следовало бы помочь «недужной», Джо с запозданием подумала, когда успели справиться и без нее. Слишком уж зрелище было сюрреалистичным.
- Доброе утро, - прозвучало несколько растеряно и удивленно, под стать охватившим ее эмоциям. Остальные комментарии пока что застряли в горле. А то и вовсе где-то на этапе оформления мыслей в фразы…в процессе оцензуривания.

+2

5

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Мышцы рук и здоровой ноги, несмотря на привычку к постоянным физическим нагрузкам, отнюдь не благодарили за то, что весь вес теперь приходится таскать им. Поэтому ходить и тем более открывать двери получалось раздражающе неловко. Явление Джоанны МакАлистер в книжный магазин вышло столь ярким, что привлекло внимание и его пожилого хозяина, и единственной посетительницы. Щеки констебля слегка покраснели от смущения, хотя особенно стеснительной она не была никогда. То, что ей помогает старик, было ужасно неловко, глупо и заставляло ощущать себя абсолютно беспомощной. МакАлистер сердито подумала о том, что она не может делать без посторонней помощи вещей совершенно элементарных.
   Джо первым делом доскакала на единственной действующей ноге до прилавка, обменялась парой фраз с пожилым продавцом, знавшим её с детства и помнившим еще её маму. Слушая его мягкие упреки в отсутствии заботы о самом важном – собственном здоровье – девушка ощущала несвойственный для нее приступ стыда. К травме она действительно она отнеслась попустительски, привыкнув, что на её молодом организме все заживает, как на собаке. Так что к моменту, когда старик отпустил свою покупательницу, щеки МакАлистер уже предательски пылали.
   С благоприобретенным проворством Джо, опираясь на костыли, попрыгала к книжным полкам, пока о ней не вспомнили и не начали отчитывать снова. Доступны ей были только верхние ряды, чтобы достать что-то с нижних пришлось бы присесть или наклониться, что пока нереализуемо. Поэтому девушка старалась даже не опускать глаза и не соблазняться.
   - Привет! – преувеличенно бодро сказала МакАлистер, возле первого же стеллажа практически нос к носу столкнувшись со своей почти тезкой. Судя по выражению лица Джоан Миллс, которая словно приведение перед собой увидела, сейчас бравого констебля ждала вторая часть марлезонского балета. И тут цензурных комментариев будет уже меньше, чем у пожилого книготорговца. – Тоже ругаться будешь? – прямо спросила МакАлистер почти с вызовом в голосе. Девушка встала, поудобнее опершись на костыли, так и норовившие проскользнуть по выложенному плиткой полу. – Я вот решила дойти и взять себе что-нибудь почитать, а то дома даже газеты закончились, - Джо подскочила на шаг ближе к стеллажу и схватила с полки первую попавшуюся книжку. Ею оказался сладкий любовный роман с томным красавцем-мужчиной на обложке. Едва взглянув на него, девушка тут же торопливо сунула книжку обратно, выглядя при этом почти воровато.  – А ты? Тоже нечем дома заняться?

+2

6

Первый порыв спросить, не сдурела ли полицейская, Джоан в себе задавила. В конце концов, каждый имеет право сходить с ума по-своему. Кто-то коллекционирует винные пробки, кто-то заводит сотню кошек, кто-то вот на костылях со свежим переломом в одиночку разгуливает… Справедливости ради стоит заметить, что себя Джо к «нормальным» тоже не особенно-то относила. Хотя бы потому, что вслед за своим научным руководителем привыкла считать, что «норма» - понятие более чем относительное. И говоря о том, что кто-то ведет себя ненормально, всегда стоит иметь ввиду по сравнению с кем или чем судят о его поведении. Так вот… Относительно себя, по сути, полицейская вела себя вполне нормально. В конце концов, и само получение травмы, и ряд других ситуаций имели некоторую общую характерологическую подоплеку. А вот относительно рекомендаций врачей и здравого смысла…
- Калейдоскоп из осколков костей не удался и теперь планируешь получить ожерелье из позвоночника? – получилось почти устало и даже как-то не зло. В конце концов, воспитывать тезку было поздно да и, откровенно говоря, бесполезно. Можно было разве что поворчать для порядка. Тем более, что поводов было предостаточно. Те же шорты, если их можно было так назвать, так и напрашивались на вопрос в стиле покойного деда «девчонка, где штаны забыла?».
- О! Дома настолько есть чем заняться, что я планирую этому не мешать, - не слишком весело усмехнулась Джоан. Когда встречались миссис Миллс и миссис Ливингстоун, им лучше было не давать повод для того, чтобы оказаться предметом их обсуждения. Едва поняв, кого именно мать ожидает в гости, Джо сразу же сверилась с ежедневником и с облегчением выдохнула – на ближайшие два дня предварительной записи не было. Подставляться самой и подставлять своих клиентов не хотелось категорически. Уж кому как не младшей Миллс знать, на что способны скучающие дамы…
- Так что… Почему бы и не скоротать время за книгой? – пожала плечами женщина, потянув очередной корешок наугад. С обложки скалился вампир, а автором числилась Лорел Гамильтон. Джо даже слегка скривилась, прежде чем вернуть томик на место. Вампирскую тематику и прочие потуги на мистику она ни в каком виде не любила. При подобной альтернативе детективное творчество Рут Ренделл выглядело уже прямо-таки непреодолимо заманчиво…

+2

7

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Сомнения в адекватности констебля МакАлистер читались на лице Джоан так явственно, что их можно было даже не озвучивать вслух. В принципе, о своей безголовости девушка знала и сама. Она считала, что в любом случае заживет, как на собаке, а ограничивать или того хуже – баюкать себя не привыкла. С детства самым худшим, что можно было сделать в обидной или физически болезненной ситуации - это пожалеть Джо. Вот тогда она точно начинала реветь, даже если до того ничто не предвещало. Примерно так же и во взрослой жизни.
   - Ага, картинка не складывается, - почти меланхолично отозвалась МакАлистер, прочно занятая тем. Чтобы встать поудобнее. Костыли натирали, а у здоровой ноги болели перегруженные мышцы. Джоанна в очередной раз поморщилась от неприятных ощущений. – Не хватало цвета. Ну скажи, кому можно доверить столь важное дело, как выбор книги? Только не говори, что Джеймсу, - девушка снова поморщилась, но уже не от боли, а от перспективы читать то, что принесет напарник. Их вкусы, мягко говоря, отличались. Эванс вполне переваривал всю ту ерунду в мягкой обложке, при одном взгляде на которую Джо становилось неловко. А иногда констеблю даже казалось, что тайно ему эта вся любовно-приключенческо-детективная муть даже нравилась. – Он притащит же какую-нибудь приторную тягомотину о любви с элементами порнографии. И тогда я ему точно что-нибудь сломаю, - МакАлистер открыто ухмыльнулась. Джеймс любил вести себя, как шалопаистый мальчишка, и за это напарница часто обещала ему все-таки превысить пределы своих полномочий и устроить… Тяжкие телесные.
   - Похоже, меня тут не одобряют, - со вздохом сказала Джо, едва заметно кивнув в сторону входа. В магазин вошла одна из почтеннейших подруг миссис Миллс и миссис Ливингстоун. Бегло оглядевшись, милейшая пожилая дама сразу заприметила констебля и дочку своей старой соратницы. Судя по тому, как леди посмотрела на МакАлистер, сегодня о её отсутствующих штанах будут знать все.
   - Сбор серпентария? – хмыкнула Джо. Цент сбора, обработки и распространения сплетен в Солуэе знали если не все, то почти все. И милой благообразностью старушек большинство уже не обманывалось. – О чем шипим на этот раз? Что я пропустила на подведомственной территории? – собирать досужие вымыслы и сплетни МакАлистер не любила. Тем, кто, с кем, что, когда и как его потом покарала дражайшая вторая половина, она определенно не интересовалась. Зато узнать, кого на этот раз спасают от артрита, было любопытно. Или это сказывается информационное голодание, вызванное долгим заточением в четырех стенах?
   - Что, тоже не везет? – развеселилась констебль, кивая на случайно выловленную Джоан книгу. Хуже романов о сладкой любви могли быть только романы о сладкой вампирско-мистической любви. – Не хочешь доскакать до кафешки?

+2

8

Джоан усмехнулась. Самого Эванса она по большей части знала только на уровне узнавания на улице. Зато к ней довольно долго ходила одна девица, именовавшая его не иначе как «труднодоходимым идиотом».  Потом клиентка нашла себе более взаимный объект для приложение собственной страстной натуры и ходить перестала, а вот забавные ассоциации остались.
- Выбор легкого чтива – дело исключительно ответственное, - по интонациям женщины сложно было понять издевается она или вполне серьезна. – Куда уж тут интуиции мистера Эванса…
Она и сама не слишком-то любила, когда ей так или иначе навязывали книги. Одно дело, когда делились впечатлениями, и она интересовалась сама, другое же «ты обязана это прочитать» и прочие немилые сердцу эквиваленты. Поэтому-то всем своим знакомым она в разное время делала предупреждение о том, что если кто-то соберется подарить ей книгу, сюрпризом лучше не рисковать.
- Не столько не одобряют, сколько огорошены, - кинув взгляд на продавца, сказала Миллс. – Но, полагаю, с этим потрясением вполне возможно справиться даже без вербальной экспрессии.
Можно было сказать намного проще. «Переживет и даже матом крыть не будет» - тоже вполне себе по существу, но иногда из Джо так и лезли околонаучные «красивости». Особенно много их появлялось в речи женщины, когда она готовила статью на какую-нибудь заочную конференцию. На очные она уже пару лет не выбиралась, все время что-то мешало.
- Боюсь, нынче помимо серпентария к нам зачастил и прочий зоопарк… - досадливо выдохнула вторая хозяйка официального места сходки стареющих сплетниц. – Можешь не беспокоиться, тебя они нынче, можно сказать, уже обсудили. То, что женщине не место в полиции, давно стало темой избитой, упоминающейся скорее для порядка, чем ради интереса.
Как-то так повелось, что местный «женский клуб» для дам в расцвете «мудрости» умудрялся время от времени начинать верить в собственные домыслы. Так, например, они были свято убеждены, что, если бы Джоанна не пошла в полицию, она была бы милой скромной девушкой с просто необъятным перечнем достоинств и прочей идиллической чепухой в придачу.
- Насколько я могу судить, в этот раз у них весьма занятные фигуранты, - сложно было не усмехнуться. – Непривычно-нетипичные, я бы даже сказала.
Настолько большую сходку Джоан в последний раз видела полгода назад, когда стало очевидно, что одна из незамужних соседок уже глубоко беременна и все местное вышедшее на пенсию и не только общество гадало, а местный ли отец и если так, то кто же этот «счастливчик».
- Не то чтобы совсем не везет, - вытаскивая пару приглянувшихся томиков. – Баронесса Ренделл прямо-таки напрашивается на то, чтобы украсть пару моих вечеров. Но кафе тоже вполне себе тянет на неплохую идею. Веришь-нет, сбежала практически не позавтракав.
У обозначенной баронессы определенно было все в порядке с чувством юмора. Одна только «Эксгумация юности» в качестве заголовка уже смотрелась весьма занимательно с точки зрения Джоан. Вторая книжица была озаглавлена не столь авангардно. «Птичка тари»… Почти мило даже, но прочитать короткую аннотацию женщина успела еще до появления тезки, так что была почти уверена, что не пожалеет.
- Будешь что-нибудь брать или сразу предпочтешь вступить в неравную схватку с дверью? – уточнила Джо, рассчитываясь с подоспевшим продавцом, предпочитавшим по возможности не связываться с банковскими терминалами и даже кассовым аппаратом. Не то чтобы старик этого не умел, но было заметно, что ему попросту нравилось наблюдать за тем, как ведут себя покупатели, когда он ищет сдачу по ящикам стола и собственным карманам.

+2

9

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Думаешь, у него есть интуиция? – задумчиво сказала Джоанна. С Джемсом их давно уже связывала хорошая дружба, но их отношения продолжали внешне носить характер соперничества двух подростков. Редкий день обходился без взаимных подколок, шуток и наигранных попыток МакАлистер пнуть Эванса. У нее даже появился собственный фирменный подзатыльник для любимого напарника. – У него же интеллект, как у картофелины. Он читает втихаря бульварные романы, как я подозреваю. И смотрит больше мелодрам и мюзиклов, чем я, - девушка весело рассмеялась, но тут же скривилась от боли. Нога время от времени напоминала о себе, особенно если ее не баловали спокойным лежанием на диване с книжкой в руках.
   - Первая помощь не понадобится? – ехидно поинтересовалась Джо, покосившись на милую пожилую леди. Она смотрела на констебля так, словно она пришла в книжный магазинчик, как минимум, в купальнике. А то и вовсе в неглиже. – Полный войсковой сбор? – хмыкнула девушка. И даже присвистнула, вызвав неодобрительный взгляд суеверного хозяина магазинчика. Значит, намечалась серьезная тема для обсуждений, раз уж собирался весь совет местных сплетниц. – Все, скоро перестану икать по вечерам? – с улыбкой сказала Джо, с трудом умудряясь устоять на ноге и убрать с лица надоедливую прядку. От чрезмерных усилий и духоты на лбу уже выступили мелкие бисерины пота, к которым противно липли волосы. – Не упал, - бодро заключила девушка, справившись со своей задачей. – Они же не надеялись, что если бы не профессия, то я бы уже выскочила замуж и нарожала пару-тройку карапузов?
   Всеобщее осуждение, касающееся её выбора сферы деятельности, не было для констебля новостью. Озадачены и недовольны были не только благочестивые старушки, и пройдет эта волна не так скоро, как кажется Джоан.
   - Да? И кому же повезло на этот раз? Я пропустила появление на острове новых лиц? – заинтересованно спросила девушка. Она отскакала на пару шагов от собеседницы и теперь задумчиво перебирала корешки книг, вытаскивая томики один за другим. Обратно она их убирала также быстро, потому что ничего хорошего и еще не прочитанного ей не попадалось. – Чувствую, еще немного вынужденного отшельничества и на мои вечера начнут вполне претендовать даже дешевые бульварные романчики, - со вздохом призналась Джо. Очередной томик оказался весьма мноогобещающе озаглавлен – «Изящное искусство смерти». МакАлистер углубилась в аннотацию, тоже выглядевшую вполне прилично на первый взгляд. – Видишь, сколько пользы от сбора серпентария? – усмехнулась констебль, не поднимая глаз от выбранной книги. – И забота о твоей фигуре, и время на меня у тебя появилось. Придется тебя покормить, пока не начала смотреть на людей с гастрономическим интересом, - Джоанна бегло пролистала том, чтобы убедиться, что там нет внезапных, как лосось в кустах черники, оборотов и автор не грешит подростковым сленгом в книге, где действие происходит в более отдаленный исторический период. – Думаю, вот эту возьму, - после минутной паузы сказала девушка и помахала перед лицом собеседницы пухлым томом. – А ты выбрала что-то? Ты язви, язви, я дождусь, когда и на моей улице перевернется грузовик с выпечкой, - передразнила Джоан констебль. Кое-как зажав книгу между телом и костылем, она поскакала к кассе. Рассчитавшись и поблагодарив пожилого хозяина магазинчика, МакАлистер попрыгала к двери.
   Определенно, двери этого места имели что-то личное против людей с костылями. Сражение в этот раз прошло более успешно, но последний шаг не задался. Костыль то ли зацепился за невысокий порожек, то ли проскользнул где-то на вымощенном плиткой полу, но одной точки опоры из трех МакАлистер лишилась. В её случае это было критично, и Джо, потеряв равновесие, неловко завалилась вперед. Клюнуть носом землю помешала темноволосая незнакомка, как раз заходившая в магазин. Понимая безнадежность попытки удержать равновесие, МакАлистер за секунду приняла судьбоносное решение: отбросила в стороны чертовы костыли и крепко обняла так вовремя подвернувшуюся на пути девушку.
   - Привет! – неловко выдала Джоанна, немного отстраняясь от своей неожиданной опоры. – Только не бросайте меня, пока не поднесут костыли.

+2

10

- Не интуиция, так зачатки здравого смысла, - пожала плечами женщина. – Дожил же он как-то до своих лет.
Джоан вообще полагала, что, раз уж в черепной коробке водится серое вещество, что-то с его помощью все-таки делается. А серое вещество в голове у Эванса водилось. Иначе чтобы тогда сотрясалось где-то полтора года назад? В общем, факт наличия мозга был доказан экспериментально. Можно было смело выдвигать гипотезы об освоенном функционале этого немаловажного аксессуара.
- Да они на выборы так дружно не ходят, как нынче в гости, - досадливо поморщилась Джо. – Но твоя гипотетическая идеальная семья в этом сезоне их уже не занимает. Радуйся.
Именно в этом сезоне, пожалуй, и не занимает. Вот когда новая сплетня приестся… Джоан давно усвоила, что матушка могла оставить тему, но не забыть, а потом весьма каверзно припомнить при случае. Впрочем, она была не единственной в своем увлечении, так что тезку вряд ли можно было удивить подозрительной покладистостью безымянного дамского клуба. И сама ведь сталкивалась. Да хотя бы при сборе показаний по происшествиям. Вот уж кто-кто, а местные пенсионерки были воистину вездесущи. Хоть одна, да с гарантией что-то видела. А если опросить нескольких, был еще и вполне реальный шанс понять, которая не привирает.
- Новых лиц не так чтобы действительно много, - припомнила Джо своих постояльцев и то, что успела услышать о прочих гостях острова. – Но, кажется, почтенные дамы нашли себе сенсацию в лице нового историка.
В озвученной профессии Миллс была практически уверена. У вдовы Шелдон младший сын болел морем настолько, что готов был жить на корабле. И так уж вышло, что с гостьей острова они как раз-таки пересеклись на одной палубе. Одна мимолетная беседа под аккомпанемент солоноватого морского ветра, пара часов в компании матушки и ее фирменных пирогов с ревенем, а сколько радости для целого сообщества!
- В ближайшее время со скуки не умру, - заверила Джоан тезку, отправляя купленные книги в сумку. – От голода, пожалуй, тоже, но вот от кофе я определенно мы не отказалась, - прозвучало почти мечтательно. – А то действительно начну язвить, дабы собственный яд не организовал мне язву в желудке. А вот ты еще вполне можешь подкопить подколки – устраивать мое счастье в этом сезоне тоже уже не в моде.
Незадолго до смерти Чарльза Миллса старушки изрядно перегнули палку, пытаясь разрекламировать Джо своих вдовых, разведенных и неженатых родственников. В порыве «восторга» она едва не собралась снова уехать с острова. Столь масштабных акций потом не повторялось. Рецидивы доброжелательства стали более терпимыми. Однако это не мешало время от времени жаловаться подругам и приятельницам на докучливое времяпрепровождение. В частности, когда Миллс в последний раз жаловалась Джоанне на то, что она готова уже пойти на массовое убийство, лишь бы ей не мешали жить и работать, МакАлистер ответила в том ключе, что, мол, в случае чего суд Джоан, конечно, вряд ли оправдает, но вот поймет однозначно…
Противостояние «Джоанна против двери» было занимательным для наблюдения, но болезненным для совести, так что Миллс поспешила придержать коварную конструкцию. Впрочем, этого оказалось критически мало. Видимо, МакАлистер все же испытывала скрытое, но нестерпимое желание себя добить, ибо, не столкнувшись в полной мере с сопротивлением, она все же умудрилась упасть, уронив костыль.
- Если скульптурная группа ненадолго замрет, есть все шансы, что возвращение костылей ее не уронит… - неестественно спокойно проговорила Джоан, подавив в себе желание выругаться как дед в те дни, когда бабку тянуло безголосо, но с чувством напевать балладу о Дональде МакГиллаври.
Только подняв и буквально подпихнув приятельницу под локти ее пропажу, Джо наконец заметила, кто стал вторым компонентом скульптуры. Кто бы знал, каких усилий ей стоило кивнуть в знак приветствия и не рассмеяться. Причина, обсуждение которой выкурило ее из дома, сама вышла ей на встречу.

+2

11

Мужчины всё же наивный народ, улыбаясь про себя думала Вирджи, направляясь вдоль улицы. И Уильям не является исключением. Скорее наоборот. Она ещё раз улыбнулась, вспомнив какой серьёзный вид у него был, когда он утверждал что местное общество придерживается прогрессивных взглядов на отношения полов.
Наивный.   Маленький город есть маленький город, не важно где он расположен - в Англии, Шотландии или на самом краю света. Люди везде одинаковы. Подробности чужой личной жизни их интересуют гораздо больше собственного меню за обедом. Вирджиния ещё на пристани поняла, что их встреча стала объектом пристального внимания. Не то чтобы это могло её остановить или как то повлиять на принятие решения. Или же просто задеть. Возможно это странно звучит, но здесь она наслаждалась свободой. И не собиралась от этого отказываться. Даже после того как та дама, в магазинчике при пекарне почти в открытую пыталась выведать у неё подробности несуществующего романа с Уильямом, для виду предлагая "вот это вкусный пирог, мистеру Галлахеру он обязательно понравится". Вирджиния  с трудом удержалась от того, чтобы удовлетворить любопытство милой женщины, поведав пару милых интимных подробностей. И лишь природная скромность, а так же появление нового посетителя удержали её от этой ребячливой выходки.
Довольная собой она продолжила путь, прихватив с собой пакет с ароматной выпечкой. Кажется тут где то должен быть... засмотревшись на вывески, Вирджи перестала следить за тем куда идёт, за что и поплатилась, чуть не сбив человека.  Девушку. Или девушка чуть не сбила её. Это как посмотреть. Но, учитывая то, что одним из самых, можно сказать, существенных предметов одежды девушки был гипс на ноге, которым она к тому же существенно задела ногу самой Вирджинии, последняя склонна была взять вину за случившееся на себя и, как минимум, поддержать незнакомку. В прямом смысле.
- Привет, - ответила она, попытавшись при этом не морщиться и придержала девушку за плечи. - Ничего страшного, я постараюсь как-нибудь продержаться до их прихода, - попробовала пошутить она, может быть не очень удачно. Впрочем, помощь не заставила себя ждать в лице ещё одной местной жительницы.
Кивнув в ответ, она попыталась в меру сил помочь водрузить костыли на их законное место, чуть не уронив их при этом снова.
- Что за ч.... - не удержавшись прошипела Вирджи себе под нос.

+1

12

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Иногда мне очень хочется исправить это недоразумение, - с доверительной усмешкой на губах сказала Джоанна. Она очень любила своего напарника и дорожила им, как близким другом, но иногда Эванс был удивительно невыносим.
   - Радуюсь! – искренне воскликнула МакАлистер. – Ходили бы, если бы кандидатам можно было высказать в лицо все, что они о них думают, да еще и сверху добавить клюкой, - девушка невольно рассмеялась, представив себе эту картину. Солуэйские старушки вполне могли бы быть мощным оружием в борьбе за порядок и нравственность. Если на это время забыть о том, сколько раз они сами проворачивали то, за что сейчас так яростно осуждали молодое поколение.
   - О, новое мясо для наших пираний? Рассказывай! – фыркнула констебль. Нога начинала наказывать ее за все прыжки и экзерсисы неприятной дергающей болью, что заставляло девушку периодически и, как она надеялась, незаметно морщиться. – Галлахер выписал себе коллегу из большой земли? Мужчина? О, наверное, женщина, так что теперь у подруг твоей матери есть возможность сватать ее к Уилльяму.
   За разговором они совершенно незаметно дошли (а кое-кто доскакал) до кассы и расплатились. Засовывать книжки в сумку собственноручно Джоанне, к счастью, не пришлой: пожилой хозяин магазинчика заботливо уложил покупки в пакет с фирменным логотипов и протянул его МакАлистер. Девушка кое-как забрала его и не без труда повесила на костыль.
   - О, в этом сезоне, боюсь, может вернуться в моду обсуждение моей персоны, - хмыкнула Джо. – Твои заботливые старушки начнут говорить, как плохо мне жить без мужчины, который бы в такой сложной ситуации, - констебль кивнула на качественно упакованную в гипс ногу. – Подставил мне плечо и вместо меня сходил за покупками. Чем не тема для беседы на целый вечер? – МакАлистер криво усмехнулась и неторопливо попрыгала на одной ноге к выходу из магазинчика. – Куда направляем наши три стопы? – почти весело спросила девушка, упорно игнорируя растревоженную ногу. Потерпит, не сахарная.
   Скульптурная группа замерла на месте. Незнакомка не оттолкнула инстинктивно упавшее на нее тело, а, наоборот, обхватила Джоанну за плечи, придерживая её.
   - Очень бы этого хотелось, - напряженно сказала МакАлистер Джоан. – Еще одна женщина со сломанной ногой на Острове будет лишней, - констебль глубоко вздохнула. – Будем держаться до подкрепления, - хмыкнула девушка, чувствуя, как психолог подпихивает ей злосчастные костыли. Проблема была в том, что помочь процессу восстановления равновесия местного стража порядка хотели все, включая её саму. А у семи нянек, как известно, и дитя без глаза, и костыли летят в разные стороны. – Оо-о-ох, - с шипением выдохнула Джоанна, чувствуя, чью в процессе всей этой мышиной возни задела чью-то ногу. Не то, чтобы это было приятно, скорее болезненно. Но еще хуже должно было быть той, кому не повезло оказаться рядом с МакАлистер: пиналась она обутой в гипсовый башмак лапкой. – Заранее прошу у всех прощения! – покаянно сказала Джо. – Второй заход на подъем костылей, девочки? Мы должны победить на этот раз!

0

13

Что-то случайно, как лицо незнакомца в толпе. Что-то переходяще, как место действий и событий. А что-то и вечно… Сплетнегенерирующий конвейер Джоан относила именно к этой категории. Джо прекрасно помнила, как ее бабка, пусть и не заседала в верхах местного «затаившегося» общества, но все же нередко вызнавала что-нибудь эдакое ради пятничных посиделок или воскресного чаепития. Знала Джоан и о том, что свою невестку предприимчивая Агата Миллс вписывала в это общество заранее и весьма целенаправленно. В детстве было непонятно, зачем яркой и веселой Бланш нудные посиделки со старушками. Понимание пришло куда как позже. Просто свекровь прикладывала все усилия, дабы свалившаяся на ее семейство француженка стала на острове своей, так как не желала, чтобы клеймо «чужаков» портило жизнь ее гипотетическим внукам и правнукам.
Вот и сейчас, возясь с непослушными костылями-беглецами, Джо непроизвольно прикидывала, чем она могла не столько помочь, сколько не навредить заочно знакомой девушке. С одной стороны, гостья Галлахера была чужой и островной снобизм помноженный на концентрированность поселения диктовал одно, а вот жизненный опыт тихим, но настойчивым голоском выражал свое принципиальное несогласие. А ну как кумушки окажутся хоть отчасти правы? В то, что свою…коллегу в местное общество органично впишет сам Уильям Джоан верила примерно как в возможность выращивать финики на местном побережье – теоретически можно и не так извратиться, но процесс и результат обещали быть весьма непредсказуемы. Тут уж больше надежды было на саму брюнетку. Если она, конечно, собиралась остаться, а не просто скоротать отпуск в компании коллеги.
- Так… Вдох-выдох и не шатаемся… - выдохнула женщина. – Второй заход просто обязан оказаться последним…
Как же Миллс сейчас радовалась, что додумалась одеть темно-серые джинсы. Светлые брюки она в этой погоне за костылями уже давно бы изгваздала. Про юбки, зачастую сочетавшиеся с каблуками, и вовсе думать было боязно. Тогда бы уже все костей не собрали.
-Хватайся и ищи самостоятельную точку опоры, - вновь протягивая треклятые костыли. – И, не обессудь, но в отсутствии праздных джентльменов, пожалуй, пусть твои покупки пока побудут у меня. Во избежание третьего захода, так сказать…
Таскать с собой сумки и пакеты, когда ты с тростью, а тем более на костылях, было не лучшей идеей. От поклажи вечно вело и кренило. Так что Джо даже поймала себя на вполне сформировавшейся мысли о необходимости непременно проводить свою тезку до дома. Просто, чтобы убедиться, что она действительно до него дойдет, а не будет транспортирована кем-то из местных на радость бодреньким старушкам.
- С Вами все в порядке? – поинтересовалась Джоан у гостьи Галлахера. – Мы Вас тут не зашибли?
Строго говоря, могли. Костыли падали весьма живописно, старик-продавец охал и отменно путался под ногами да и само пространство магазинчика не то чтобы открывало просторы для маневров. Впрочем, Миллс все же пыталась быть аккуратной и искренне надеялась, что обойдется без синяков…хотя бы без насыщенно-фиолетовых. Сама-то она уже успела удариться коленом, так что справедливо полагала, что могло и не ей одной так «повезти».

+1

14

[indent] – Стою, стою, почти не шатаюсь, - немного слукавив, отрапортовала Джоанна. Некоторый опыт стояния, вставания и скакания на костылях у неё уже имелся, так что спустя пару мгновений она почти выровнялась и перестала камнем на шее висеть на незнакомке. Или знакомке, с учетом того, что они с Джоан буквально пару минут о ней говорили. МакАлистер поморщилась, вдруг подумав, что в свои двадцать четыре такими темпами скоро начнет уподобляться местным старушкам, дикторам сарафанного радио Северного Солуэя. Кое-как удерживаясь на своей одной, девушка продержалась до того благословенного момента, когда Миллс ловко подсунула ей её костыли. Перехватив их поудобнее, Джо выровнялась окончательно и с извиняющейся улыбкой взглянула на девушку, ставшую жертвой её вынужденной неуклюжести.
[indent] – Вы в порядке? Не убились? – почти одновременно с Миллс выдохнула МакАлистер. – Вы простите, с этими штуками так неудобно, - улыбка на губах Джоанны стала ещё более извиняющейся. Ещё пару минут они посвятили взаимному обмену любезностями и знакомству, при чем обе коренные жительницы острова довольно профессионально сделали вид, будто не в курсе, кто перед ними.
[indent] – Была рада знакомству! – уже в спину Вирджинии, удалявшейся в магазин, где нетерпеливо переминался у кассы пожилой продавец, возбужденно сверкавший глазами при виде разыгравшейся на пороге его заведения сцены и даже благородно пытавшийся помогать по мере сил. Повиснув на костылях и морщась от боли в плечах, которые эти чертовы штуки уже успели начать натирать, МакАлистер вполне бодро попрыгала на своих трех в изначально намеченном направлении. Отдалившись от книжного магазинчика на достаточное, по ее мнению, расстояние, Джоанна обратилась к своей почти тезке. – Ну и как тебе новенькая? Приживется или съедят её наши местные кумушки?
[indent] За разговором они незаметно поковыляли до кафешки, в которой и собирались посидеть изначально. Здесь уже МакАлистер не стала геройствовать и дождалась, пока ей любезно откроет дверь и поможет преодолеть порожек на входе какой-то паренек, её ровесник по виду.
[indent] – Спасибо! – заулыбалась девушка, попав внутрь. Первым делом она принялась оглядываться по сторонам, ища свободный столик в тихом уголке. Поболтать хотелось без лишних ушей, а единственная здоровая нога, на которой держались все пятьдесят с небольшим кило Джоан, уже начинала неприятно поднывать от усталости.

+1

15

Чему не стоит удивляться в маленьком городке, так это тому, что объект обсуждения может в любой момент образоваться на горизонте.  Пожалуй, именно поэтому почти все население подобных городков умеет отчаянно и иногда даже вполне правдоподобно лицемерить. Вот и теперь, распрощавшись с одной из фигуранток сплетен Джоан вновь почувствовала, как начинают побаливать щеки от неестественности улыбки.
- Трудно судить, не зная человека, - на ходу пожала плечами Миллс. – Дамы надеются, что уедет. Они все еще пытаются подобрать местную партию для нашего музееведа, дабы не допустить утечки мозгов с острова, - хмыкнула женщина. – Представляешь, они вбили себе в голову, что мисс Стоун приехала сюда, чтобы его увезти чуть ли не на континент.
Устроившись за столиком в кафе, Джо пролистывала меню скорее машинально, и так прекрасно зная, что стоит заказать. Просто иногда тянуло чем-то занять руки.
- Знаешь, у дамского клуба нынче очередное обострение марьяжной истерии, - все же выдала Миллс, опуская меню обратно на столик. – Слава богу, невесты нынче не мы.
Подошедший официант вновь прервал рассказ. Заказав себе легкий салат, кофе и небольшой набор кондитерских изделий и выпечки, именовавшийся почему-то «чайным», женщина дождалась, когда определится и МакАлистер, прежде чем продолжить.
- Галлахеру пророчат в этот раз то ли Изабо Сальвадо, то ли Терезу Ливингстоун, - возвела очи горе женщина. – При этом они даже пытаются строить какие-то планы на то, чтобы их свести. Пока все на стадии бреда, но ты и сама помнишь, чем это может закончиться.
Проникновенные беседы, заманивание на одни и те же мероприятия… Набор мер от бредовых до эффективных мог использоваться безжалостно и неостановимо. Пожалуй, особенно скверно было, когда не имея единого плана, каждая дама действовала на свой страх и риск. Подобный ужас не оправдывали никакие благие намерения…
- Впрочем, пока все застряло на стадии размышлений, - усмехнулась Джоан. – Выжидают, кто кого и в каком направлении будет охмурять и будут ли вообще.
Вернувшийся официант сервировал стол, выучено пожелал приятной трапезы и… «удачно»  встретился с костылем, растянувшись на полу не хуже хрестоматийного трупа, жаждущего обвестись мелом. Впрочем, подоспевший коллега быстро «реанимировал» это безобразие, после чего оба поспешили скрыться с глаз.
- Джоанна, боюсь, тебе пора получать лицензию на костыли, - выдала Миллс, борясь одновременно с удивлением и смехом. – Это какое-то оружие массового поражения.
Смех смехом, а костыли все же пришлось аккуратно переставить совсем уж в угол.
- Кстати, как тебе удалось отделаться от Эванса? – поинтересовалась Джо. – Я была почти уверена, что он попытается отпроситься, чтобы поработать нянькой.

+1

16

[indent] – Ну а вдруг у них правда есть что-то такое? Они ведь коллеги с общими увлечения и все такое, плюс эта Вирджиния – вполне интересная девушка, как мне показалось. Внешне, по крайней мере, - Джоанна пожала неопределенно плечами. По крайней мере, попыталась это сделать, насколько костыли позволяли подобный жест.
[indent] – О-о-о-о, - многозначительно протянула МакАлистер, едва ли не присвистнув. – Дорогая моя, надо как-то перестраховаться на этот счет. Залечь под камень и мимикрировать. Иначе и не заметим, как опоят и очнемся под венцом с таким же дурным женихом, - девушка хихикнула, представляя эту картину маслом. Вернувшись в родной Северный Солуэй молодой и возмутительно одинокой, да ещё и не охомутав кого-нибудь в первые пару месяцев, даже не попытавшись, Джоанна была просто обречена. Местный клуб стареющих сводниц неизбежно обратил на нее внимание и начал массированную атаку – душеспасительные беседы, приглашения на чай, когда на месте неожиданно, но очень кстати оказывался какой-нибудь свободный сосед или племянник. Таких захода на попытку устроить личное счастье дочки Феликса МакАлистера Джо пережила уже три и не факт, что в обозримом будущем не предвиделось ещё одного.
[indent] Лениво пролистав меню и прислушавшись к своему организму, который уже начал посредством подозрительных трелей в желудке намекать, что тост на завтрак – это возмутительно мало, девушка остановила свой выбор на отбивной, легком салате и так называемом чайном наборе, который на самом деле был сборником наиболее удачных вариантов выпечки данного заведения.
[indent] - И у кого выше шансы? И, что самое главное, откуда милые сводницы знают, что обе стороны будущего союза хотя бы во вкусе друг друга? Вдруг Галлахер вообще рыжих любит и к другой масти равнодушен? Или кому-нибудь из девчат по вкусу исключительно плохие-мальчики-байкеры? – проводив взглядом удалявшегося от их столика официанта, продолжила МакАлистер. Впрочем, это всё были, скорее, чисто риторические вопросы – логика не имела ничего с действиями женского клуба, даже не хотела иметь. – Помню. Плавали раза два-три, не понравилась водичка, - девушка демонстративно поморщилась. Пока дамы щебетали, обсуждая последний случай сватовства Джо, на этот раз к одному из коллег, официант успел принести их заказ. Разговор снова прервался, чтобы парнишке, сервирующему стол, не напекло уши, которые он явно хотел покрахмалить.
[indent] – Простите! – взмолилась МакАлистер, прижимая ладони ко вспыхнувшим щекам. И ведь, что самое обидное, даже встать и помочь бедному парнишке из-за гипса не выйдет. Покусывая губу и борясь одновременно с обидой, стыдом и смехом, Джо выдохнула с облегчением, когда коллега помог официанту ретироваться подальше от коварных костылей. – Ты жестокая женщина, - с укоризной покачала головой девушка, сверкнув глазами на бессовестно смеющуюся Миллс. – Кто же знал, что он их загребет и растянется?
[indent] Когда Джоан упомянула про Эванса, МакАлистер неуловимо помрачнела и нахмурилась. Пару секунд она сосредоточенно разглядывала свой салат, уныло тыкая его вилкой, потом глубоко вздохнула.
[indent] - Ещё злится, наверное. Я боялась, что вообще не зайдет. Видимо, для визитов вечерком и покупки вкусностей он уже вполне отошел, но для подобного проявления заботы ещё нет, - девушка скуксила жалобное личико. – Видела бы ты, как он ругался в больнице. Я аж пожалела, что позвонила ему. Всю ночь потом ревела. Как дура.

+1

17

- Я не злая, я просто в дедушку удалась, - отмахнулась Миллс от подначки. – Но приваливать их к мебели было все же плохой идеей.
Делать случайно то, что у многих если и выходило, то спланированно и злонамерено – это было одним из фамильных умений, определенно. Как и весьма злой язык вкупе с долгой памятью. Одним словом, Джоан была вполне типичным представителем семейства. Разве что стремление кого-то обвести вокруг пальца или на чем-то поймать трансформировалось у нее в твердое намерение вправлять мозги. Не то чтобы это так уж сильно выбивалось из семейной традиции.
Еще служивший порученцем при одном из влиятельных поселенцев (каким именно и кому семейная история разнится от рассказчика к рассказчику) Терлак Миллс  славился не только исполнительностью, но также острым языком и вольным отношением к выяснению отношений от мордобоя до дуэлей. Его потомки тоже бывали в той или иной степени беспокойными соседями, но они уже были «своими». К тому же в характере Миллсов последних поколений были скорее авантюры и чудачества, чем что-то действительно опасной. Во всяком случае, за себя и отца Джо была готова поручиться. Дед же…был отдельной историей.
- Перебесится, - уверила собеседницу Джоан. – Эванс слишком уж тебя опекает, чтобы дозреть до отказа от подобной привычки.
Пожалуй, если бы кто-то взялся так трястись над самой Миллс, дело вполне могло бы закончиться больницей. Или она бы знатно отделала доброхота, или сама бы слегла с нервным срывом. МакАлистер подобный расклад, видимо, раздражал куда как меньше. Возможно, у нее даже в подобной ситуации был более здравый подход, чем у самой Джоан, но факт остается фактом. Если бы такой «Эванс» завелся бы у Миллс, история рисковала бы обернуться необходимостью сочувствовать и даже соболезновать.
- Так что… Полагаю, не пройдет и недели, как у него возникнет желание оказать помощь, например, с уборкой или на что там хватит его фантазии… - прикинула Джо. – Кажется, злопамятность не входит в перечень его добродетелей? Тогда тем более надолго его не хватит.
Джоан вполне могла бы привести кучу доводов в пользу подобного предположения, а то и вовсе выдать нечто заумное в рамках психологии взаимоотношений, но сознательно отгоняла все мысли «рабочего порядка». Все же умение оставаться почти обычным человеком вне консультативного кабинета было вернейшим признаком того, что все еще вполне в порядке и профессиональная деформация еще не встала на след своей законной добычи.
- Кстати об Эвансе, - удачно вспомнился один из недавних разговоров с матерью. – Если захочешь заставить его «порадоваться», можешь сказать, что его начала часто вспоминать миссис Миллс. Возможно, его даже проймет.
Строго говоря, первой о нем вспомнила отнюдь не она, а матушка той девицы, что не так давно перестала неразделенно по нему страдать. Той стало жаль «бедного мальчика», которому посчастливилось не затесаться к ней в зятья. Впрочем, расклад от этого особенно не менялся, ведь о полицейском уже вспомнили.
- У него, кстати, больше «перспективных» вариантов, - Джо не смогла удержаться от недоброй полуухмылки. – Ведь его, в отличие от господина историка, кажется, еще ни разу не обрабатывали всерьез даже малым составом.
Стоило благодарить если не бога, то повседневную занятость, что полным составом за чье-то счастье дамский клуб начинал бороться крайне редко. Чаще всего действовала инициативная группа из наиболее заинтересованных или по какой-то причине назначенных. Оно и не удивительно, ведь помимо возможных свадеб и загулов существовало множество других поводов для скандалов и сплетен и их тоже из внимания упускать не следовало.
- Не удивлюсь, если к нему начнется паломничество с просьбами решить проблемы очаровательных молодых особ, - устало выдохнула Джо. – Воистину, благими намерениями можно кого угодно загнать в ад…
Сама Джоан едва повторно не уехала с острова, когда за нее взялись всерьез. Эти благообразные дамы, поголовно ходящие на приемы поговорить об одиночестве их чудесных родственников, знакомых и просто соседей, вводили Миллс в настолько тоскливо-гневливое состояние, что слов цензурных для его описания попросту не существовало в природе.
- Впрочем, можешь его не предупреждать, а подождать, когда он сам начнет на них жаловаться, - чуть бодрее продолжила она. – Тогда наш бравый констебль точно станет добрее и терпимее. Особенно, если озаботится поиском политического убежища.
Разумеется, Джоан утрировала. Но, как говорится, в каждой шутке всегда есть доля шутки, так что и такую возможность не стоило исключать как абсолютно невероятную.

+1

18

[indent] – Я сейчас тебе костылем стукну, - от души пообещала Джоанна, заводясь от того, что эти палки не только ей выпили море крови, но и другим мешаются. Раздражение схлынуло так же быстро, как и накатило. – Извини. Просто бесит собственная беспомощность. И эти костыли… Куда не поставлю – падают, да желательно мне на голову. Так что там с дедушкой? - девушка тяжело вздохнула и придвинула к себе свою порцию салата и тарелку с отбивной. Пару минут она сосредоточенно пилила мясо, вымещая на нём свою злость.
[indent] – Надеюсь, - качнула головой МакАлистер, поджимая губы, чтобы голос предательски не дрогнул. Какими бы идиотскими не были шуточки Эванса, но она по нему скучала. Точнее, по тому, как легко и беззаботно ей было рядом с напарником. До этой треклятой ссоры в больнице, полынно-горьким осадок от которой не смог перекрыть даже подаренный щенок. – Потому что то, что есть сейчас, меня определенно напрягает, - Джоанна вздохнула, подковырнула вилкой салат и отправила его в рот. – Самое главное, понять не могу, чего он так взъелся? Понимаю, привык уже ко мне, сдружились, вот и испугался. Но так сильно?
[indent] В чем-то девушка до сих пор была наивной одиночкой. Она привыкла рассчитывать на себя и только на себя. Сестры как тревожащиеся элементы не воспринимались от слова вообще. Волнение отца и брата воспринималось как-то… Будто приглушенно из-за не самых близких отношений в первом случае и расстояния во втором. Особенно близких друзей у МакАлистер не было – так, скорее приятели и знакомые. После всей той кутерьмы со свадьбой Джо как-то инстинктивно избегала сходиться с людьми слишком тесно. Вот и выходило, что столь эмоционально сильной реакции на свою травму она ни от кого не ждала.
[indent] – Вроде нет, не козел же, - девушка коротко хохотнула, помянув старую шутку про козью злопамятность. – Вообще он уже помогает, только как же при этом бухтит… - Джоанна отправила в рот ещё кусочек отбивной и страдальчески закатила глаза. На костыли её напарник вообще смотрел, как на вражин проклятых.
[indent] Упоминание о миссис Миллс заставило девушку, как раз запивавшую мясо чаем, поперхнуться. Милейшая старушка в свое время пыталась обработать и дочку Феликса МакАлистер, и воспоминания об этом остались далеко не самые радужные.
[indent] – Слава Богу, - подвела итоге девушка, вдоволь наухмылявшись. – Что никто из наших милейших пожилых леди ещё не подумал, что мы с Эвансом принадлежим к разным полам, и это могло бы быть темой, - МакАлистер фыркнула, представив рожу напарника, услышь он сейчас её слова. Внутри звякнул какой-то тревожный звоночек, а в голосе отдаленной зарницей проскользнуло сожаление. Но девушка тут же опомнилась, закусила неприятный осадок пироженкой из чайного набора и принялась оживленно болтать. – Фига с два ему. Пусть живет в vip-клетке с Марти. А у меня в квартире и так уже двое живут – я и щенок. Да и мне кажется, что в пределах столь замкнутого пространства мы друг друга прибьем, - сама того не замечая, Джоанна размахивала вилкой на манер дирижерской палочки. Одумавшись, она смущенно ткнула её обратно в салат. – Я-то ладно, но как ты до сих пор свободна и не осчастливила матушку минимум парочкой внуков? – девушка тут же заинтересованно выгнула бровь и обличающе ткнула в Джоан сцапанной из чайного набора слоеной трубочкой с заварным кремом внутри. Пару мгновений посверлив тезку взглядом, она решительно откусила кусочек, вымазав щеку в креме. – Слушай, вку-у-усно, - протянула МакАлистер. – Так как ты выживаешь? Когда наши милые старушки взялись за меня чуть посерьезнее, я взвыла. Готова была выйти замуж за кого угодно и потом развестись, лишь отстали. Пусть бы потом носы кривили, мол, разведенка. Только бы ко мне прекратили паломничества желающие помочь. И чтобы иссяк поток приглашений на чай ко всем, у кого были свободные племянники, сыновья и соседи, - чуть прищурившись, Джо снова внимательно всмотрелась в лицо собеседницы, немного помолчала и созналась. – А то мало ли вся эта истерия пойдет на новый виток из-за моей, - девушка дернула подбородком, указывая на закатанную в гипс ногу. – Травмы. Я же прибью следующего, кто меня пожалеет и признает беспомощной. Честно прибью. В общем, нам с тобой нужен план, - серьезно заключила МакАлистер, доедая последний кусочек пирожного, но так и не удосужившись стереть со щеки крем. – Мисс Гиббонс уже смотрит подозрительно, как это я справляюсь? И не подсудобить ли мне её племянничка.
[indent] Помянутый родственник отличался дивными способностями к посещению макреевского паба и продавливанию дивана. Других талантов за ним пока замечено не было.

0

19

Если быть до конца с собой честной с самой собой, Джоан иногда недолюбливала лето. Казалось бы, снижение потока клиентов позволяло иметь некоторое количество свободного времени, но все с лихвой компенсировалось гостиницей. Постояльцы требовали внимания, да еще и матушка то собирала своих приятельниц на хозяйской половине, то упархивала сама. Поэтому каждую возможность куда-то пойти иногда приходилось отвоевывать с боем. Впрочем, у Джо оставался опасный, но безотказный аргумент о том, что если Бланш хочет увидеть внуков, ее дочь должна хоть куда-то ходить. В противном случае оставались только приезжие и шанс если что-то сложится не увидеть больше не то что внуков, а даже собственную дочь. Впрочем, миссис Миллс тоже имела поводы для эмоционально и морального шантажа, так что эти двое старались договариваться без крайностей, если это позволяла ситуация.
Джоан уже и не помнила, когда она в последний раз просто сидела в кафе. В последнее время ее куда как чаще заносило в гости по привычным адресам. Все время были какие-то дела, казавшиеся неотложными и занимающие все внимание. А вот внезапное свободное время вгоняло даже в легкую растерянность, так что встреча с МакАлистер была просто небывалой удачей – пропадала досадная необходимость придумывать, чем бы себя занять.
- О! Неужели МакАлистерам ни разу не приходилось сталкиваться с последствиями шуточных подарков Кэррадока Миллса? – наигранно удивилась Джо. – Особенно на Хэллоуин бывало много шума, а ведь он даже не со зла – просто хотел порадовать соседей.
Жутковатые фосфорицирующие деревянные уродцы, прятавшиеся по кустам, были вполне в духе дедушки. И пусть были те, кто пугался вплоть до вызова полиции – старшего Миллса это хулиганство только веселило. Как же он сетовал, что внучка в своих выходках бывала излишне осторожна, а сын и вовсе не умел шутить. В его понимании, во всяком случае.
- Рассуждать о логике и мужчинах можно до бесконечности, - пожала плечами Джо. – Но в любом случае, Эванс слишком к тебе привык, чтобы дуться всерьез и подолгу.
Можно было припомнить кучу доказанных на пристойном уровне значимости теорий и кипу внушающих доверие фактов, но суть от этого не менялась. Сработавшиеся напарники – это почти диагноз.
- Зря надеешься, кстати, - хмыкнула Миллс, методично расправляясь со своим заказом. – Вас спасла только общая профессия. Дамы свято уверены, что мужчина превратит тебя если не в домохозяйку, то хотя бы в кабинетного работника.
Иными словами, Джеймс Эванс, при всех своих достоинствах был слишком констеблем, чтобы почтенные дамы воспринимали его как перспективного жениха для Джоанны всерьез.
- О! Кому как не мой маменьке знать, насколько я безнадежна, - отшутилась Джоан. – Нет, иногда она пытается, но как-то без огонька что ли.
Не то чтобы Джо упивалась одиночеством или не верила в себя. Все было куда как прозаичнее. После расставания с Эндрю Джоан не горела желанием вновь проходить через все тяготы совместного проживания. Бланш Миллс, какой бы она не была в глазах окружающих, прекрасно это понимала, поэтому и сама надеялась скорее на внуков, чем на зятя. Разумеется, мать прекрасно знала, что Джо иногда с кем-то встречается. И при этом не иначе как волевым усилием знать не желала с кем именно, чтобы не спугнуть. Все же плох тот врач, который не умеет делать выводы на основе явных и косвенных признаков. Впрочем, иногда обсуждать кого-то перспективного в присутствии дочери ей это все равно не мешало.
- Так… - многозначительно протянула младшая Миллс. – Тебе действительно настолько нужно заставить принудительно познать дзен кого-то конкретно или стоит расценивать твои слова как предложение покуролесить?
Разумеется, нынешнее «покуролесить» было уже довольно далеко от школьного хулиганства и студенческой вольницы, а так же несло некий налет репутации и даже степенности, но факт оставался фактом. Настроение было именно что что-то натворить и при этом совесть наглейшим образом спала, не позволяя чувствовать себя при этом тварью.

+1

20

[indent] – Может, старшему поколению и случалось, - с улыбкой ответствовала Джоанна. – Но мне, как представителю младшего, к счастью или сожалению, не доводилось. Расскажешь что-нибудь особенно примечательное? – девушка даже любопытно подалась вперед, возбужденно сверкая глазами. За недели заточения сначала в больнице, а потом дома она успела несказанно изголодаться по общению, по простой болтовне обо всем и ни о чем. Поэтому сейчас девушка жадно внимала Миллс и была готова развесить уши даже под наматывание на них пары-тройки порций семейных баек.
[indent] – Не могу сказать, что он уже не пытается, - кривовато усмехнулась МакАлистер, припоминая ссору в больнице и ещё парочку эпизодов, когда за словами Эванса можно было прочесть первобытное «Вернись на кухню, женщина, и перестань калечить себя!». – Но дамы, видимо, недооценивают длину шила в моей заднице, - девушка торжественно подняла вверх чашку с чаем, будто бы предлагая за это выпить. Вот что в ней было неубиваемо, так это нежелание оседать дома и превращаться в типичную домохозяйку, смысл жизни которой – дети, муж и дом. Нет, и то, и другое, и третье когда-нибудь у Джоанны будет, но пока она не ощущала себя готовой. И её семейная жизнь определенно не должна быть похожей на день сурка.
[indent] - Она у тебя упорная, - усмехнулась девушка, допиливая свой кусок мяса и подбирая остатки салата. Видимо, прогулки на костылях сжигают качественно больше калорий, потому что аппетит у МакАлистер разыгрался просто зверский. Глядя на пирожные из початого уже «чайного» набора, она лениво размышляла, не стоит ли заказать что-нибудь ещё. – Мне иногда даже хочется спросить, почему до сих ты не капитулировала? Я бы, наверное, проживай я так близко от эпицентра матримониальных походов на местных мужчин, уже смирилась и уплыла по течению. Это тот случай, когда проще смириться и плыть по течению, чем объяснить, почему нет, - девушка задумалась, пощипывая пирожное и запивая это дело чаем. – Хотя в свое время, когда отец не горел желанием принимать меня в ряды доблестных стражей покоя жителей Северного Солуэя, я просто поставила вопрос ребром: либо я пробую здесь и под его крылом, так сказать, либо я уезжаю в Эдинбург и пробиваюсь там, где у него не будет даже тени от возможности контролировать ситуацию. Знаешь, это, наверное, было жестоко, да? Так говорить?
[indent] Отношения с отцов и детей в семье МакАлистеров всегда были сложными и запутанными. Старшие дети убрались с острова сразу же, как появилась возможность, и вернулась из них только Джо. Да и она поселилась не в родительском доме, а съемной квартирке на другом конце Солуэя. При всей любви к отцу ей всегда тяжело было с ним уживаться, особенно после смерти мамы. Наверное, они были слишком похожие – эмоциональные и упрямые. Но Джоанне иногда казалось, что с отцом она несправедливо резка.
[indent] – Скорее последнее, - после пары секунд раздумий высказалась девушка, расплываясь в довольной предвкушающей улыбке. – Конкретной жертвы у меня нет, но есть горячее желание и море энтузиазма, накопившееся за недели заточения. Так что, ты в деле? – совершенно серьезным тоном спросила МакАлистер, загадочно поиграв бровями, будто речь шла не о мелком пакостничестве, а о какой-нибудь спецоперации под прикрытием. – Может, даже есть хорошие кандидаты в жертвы розыгрыша? О-о-о, на ловца и зверь бежит! Смотри! – девушка дернула подбородком, указывая на прошедшего мимо окна Генри О’Махона, на свою беду направлявшегося в кафе. Этот тип явно поставил себе цель заработать статус главного мачо Северного Солуэя и перетоптать как можно больше местных дам. В сферу его интересов вписывались женщины чуть ли не от шести и до шестидесяти, половине из которых он уже успел засесть в горле, как рыбная косточка.

0

21

- Да… Вряд ли отец рассказывал тебе случай про «призрака-эксбициониста», - усмехнулась Джо, начиная повествование.
Это история была анекдотической еще пару лет после ее завершения. В ночь перед Хэллоуином в полицейский участок позвонил обеспокоенный горожанин, сбивчивым голосом вещающий какую-то ересь о голозадом привидении. Если быть до конца честными, полиция сочла его пьяным и выехала после звонка пятого-шестого скорее хохмы ради. Вот только некоторая…неясная округлость в кустах напротив дома обеспокоенного горожанина действительно была. Более того, она весьма…импозантно блекло светилась в темноте. «Расследование» показало, что беспокойство принявшего на грудь (разумеется, для борьбы со страхом, как иначе-то?) горожанина вызвала покрашенная фосфорицирующей краской фигура ехидно скалящейся неожиданно зубастым ртом бородавчатой жабы. Впрочем, подобный «сувенир» в тот вечер был далеко не единственным, однако вызвать полицию ради того, чтобы ознакомиться с подарком догадался только один «наихрабрейший трезвенник».
- Ему потом еще долго на все праздники дарили разных жаб, - подытожила Миллс. – Его сестра в итоге собрала из них неплохую коллекцию сувенирной продукции в форме и с изображениями этих земноводных.
Разумеется, жаба появилась там не просто так. Керрадок Миллс оставлял презенты весьма адресно. Конкретно того «счастливчика» частенько «душила жаба». Скупердяй потом еще долго злопыхал, но за непонравившийся подарок (а дарственная надпись действительно была) особо ничего предъявить не мог.
- А Эванс… Да пусть пытается сколько влезет, - усмехнулась Джо. – Если совсем допечет, можно воспользоваться даже проверенным дедушкиным методом. Джеймс, конечно, на жабу не тянет, но фантазия-то у нас буйная, не так ли?
Сама Джоан презентовала бы ему мопса, но тут скорее стоило положиться на выбор Джоанны, если уж она пожелает воспользоваться опытом чужих предков.
- У меня схожая ситуация, - прокомментировала историю противостояния Миллс. – Мы сошлись на том, что активная пропаганда может окончится Лондоном, Дублином, Эдинбургом или даже Парижем. Мне вполне хватит духу уехать. А вот хватит ли его не вернуться - это уже совсем другая история. Так что… Мне ли тебя осуждать?
О тонком балансе компромиссов и принципов семейства Миллс окружающим было лучше не знать. Причем лучше для их душевного здоровья. Впрочем, Джоан не жаловалась.
- Не уверена, что он в итоге поймет соль шутки, - возвела очи горе Джо, едва увидев ходячий компромат, вошедший в кафе. – Впрочем, заподозрить неладное ему тоже не дано. Кому-нибудь присватаем или куда-нибудь спровадим?
Женщина готова была поставить свой гонорар за консультацию против ржавого гвоздя, что «мерзавчик Генри» (от слова «мерзость» и никак иначе) в любом случае станет строить глазки и греть ушки, так что внести бред в массы при желании можно было без труда.

+1

22

[indent] – Нет, - рассмеялась Джоанна, в порыве любопытства подавшись вперед ещё сильнее. – А что там было? Расскажи! – требовательно попросила девушка, даже оставив в покое ненадолго пирожное, которое пощипывала последние пару минут. Отец нечасто рассказывал о работе, да и она сама как-то не ждала от него историй и не просила, так что ничего ни про каких жаб она не знала.
[indent] – Он потянет скорее на зажравшегося, наглого котяру, уверенного, что даже за покушение на хозяйский стол ему не прилетит по заднице тапкой или по хребтине веником, - хихикнула девушка. – Приборзевший такой рыжий котяра. А ты? По-твоему бы ему что подошло? – глаза МакАлистер, поймавшей за хвост интересную идею, возбужденно блеснули. Она вновь принялась половинить пирожное, но от своей почти тезки не отстала. – А мне?
[indent] Ответа девушка ждала с нетерпением. Такое чувство, что даже подпрыгивать на месте начала бы, не мешай ей сковывающий движения гипс. Из-за вынужденной ограниченности в перемещениях в Джоанне накопилось столько энергии, что её излишки выплескивались через край по поводу и без.
[indent] – Вот две дочери-бунтарки, - хохотнула девушка. – Недавно Эванс роман притащил, исторический, - в тему беседу вспомнила МакАлистер. – Сюжет пересказывать не стану, но сами времена и нравы… За кого папенька с маменькой велели идти – за того и топай. Хоть за обрюзгшего старика с козлиной бородкой, - представив себе такого муженька, Джоанна брезгливо передернулась. – Не представляю, как тогда женщинам жилось. Противно же! – девушка поморщилась и запила оставшееся неприятное послевкусие чаем с остатками пирожного.
[indent] Если бы помимо похотливых инстинктов Бог даровал Генри хоть немножко ума, то он бы непременно удрал, куда глаза глядят, поймав на себе сразу пару хищно-оценивающих взглядов. Но он был хорош только в одном – обхаживании дам всех возрастов и социальных положений. В остальном же он сообразительностью не блистал.
[indent] – Как насчет Джулии? – интригующе поиграв бровями, предложила МакАлистер. – Какой-то там седьмой воды на десятом киселе, которую недавно сослали к миссис О’Махон? Это будет битва двух титанов. А может и создадим новую ячейку солуэйского общества, - хихикнула Джо, глядя на то, как заметивший двух тезок Генри расплывается в улыбке и берет курс на их столик. Эти бастионы ещё не пали, и он намеревался исправить сие упущение.
[indent] Джулия приехала в город совсем недавно, проштрафившись перед родителями в чем-то неподобающем. Глядя на эту девицу с огромными глазами ранимой лани и не скажешь, что эта красавица вела весьма вольный образ жизни и вообще-то в свои двадцать с небольшим уже тертый такой калачик. Но самая соль была в том, что лишившись привычного круга общения и поддавшись влиянию местных матрон, Джулия воспылала яростным желанием выйти замуж и создать благообразную семью. На лбу, правда, это у нее написано не было, как у многих девиц-в-поиске-супруга. Так что Генри мог и не просечь подвоха, пока не влипнет в эти сети по самые помидоры.

0

23

- По-моему Эвансу пошло бы быть песцом или манулом, - пожал плечами Джо. – Но тут ты права, тварюшка должна быть пожирнее…
Не представляла она Джеймса хомячком или тушканчиком. Слишком уж поведение у него было говорящее. Да и периодически аномально довольная физиономия заставляла проводить определенные параллели.
- А вот ты… Без обид, но…обезьянка, - усмехнулась Миллс. – Или енот. Тоже весьма вездесущее и изобретательное существо, умеющее быть милым.
Если бы у Джоан спросили, кем бы она сочла себя, то она бы однозначно назвала попугая. Ибо некоторым клиентам месяцами приходилось повторять одно и то же, а толку не было. Ей-богу, чем не тропическая птичка-пародист?
- Учитывая те произведения, которые водятся у матушки, варианты были, но хорошие концовки на мой непритязательный взгляд при этом притянуты за уши, - припомнила Джо. – Ну не верится мне, что после побега из дома и мытарств чуть ли не в качестве портовой шлюхи можно выйти за герцога и быть обласканной его семьей, будь ты хоть трижды красавицей с золотым характером. Не те были времена, и нравы не те.
Когда Джоан болела, ей было все равно что читать – все равно смысл местами ускользал, так что читались и слезливые романы, и невнятные исторические аллюзии. Вот только логики в этих произведениях порою места не было. Зато была драма. Много драмы и «розовые сопли».
- Эта та бледненькая, говорящая с придыханием и манерничающая по поводу и без? – уточнила женщина. Лично Джулию она не то чтобы знала, но вот то, что такая девица пару дней проживала в гостинице, пока в доме ее родственников приводили в порядок комнату, Миллс запомнила. – Сойдет.
Не своя – не жалко. Под «своими» у Джоан подразумевались не столько обитатели Солуэйя, сколько некоторые конкретные личности, которым она определенного рода проблем не желала. Новоприбывшая Джулия… К ней Джо, по сути, не относилась никак. У женщины не было предубеждения против чужаков, просто с незнакомцами было порою легче. Не то чтобы порядочнее, но легче. Вот некоторые кумушки из маминого «клуба по интересам» любили играть со «своими» и их Джоан не переносила на дух…
- Мисс Миллс, мисс МакАлистер, - с интонациями долженствующими изображать записного мачо начал «мерзавчик». – Как могут столь очаровательные дамы скучать в такой погожий день?
Самомнения ему, конечно, было не занимать. Вот с чего сразу скучали? Но нет же! Без него – значит обязаны скучать. Именно поэтому к их столу он направился сразу со стулом.

0

24

[indent] – О, манул – реально подойдет! – расхохоталась Джоанна. – Погоди-ка! Недавно как раз картинку нашла, – всё ещё посмеиваясь, девушка полезла по карманам в поисках мобильного. Обнаружился он в соответствии со всеми законами подлости в заднем, который проверялся последним. Пощелкав немного по экрану, девушка подвинула смартфон сидящей напротив тезке, чтобы та могла видеть раздувшегося злобненького манула в нескольких ракурсах. – По-моему, точно есть сходство, а? – сунув телефон обратно в карман, МакАлистер снова рассмеялась. Джоан попала в точку. – Да какие обиды? Еноты милые. А обезьянкой меня в детстве мама называла. Я любила лазать по деревьям и прочим неподходящим для девочек местам. А себя? Себя бы ты с кем сравнила?
[indent] Животные ассоциации оказались неожиданно интересной и живучей темой для разговора. Ещё минут пять шло оживленное обсуждение общих знакомых и соотнесение их с представителями фауны. Отдельных – даже флоры. А потом разговор как-то перескочил на романы.
[indent] – И времена, и нравы. И где ты видела в подобных книжках девиц-то с золотыми характерами? – Джоанна хохотнула, вызвав полный неодобрения взгляд у сидящей з соседним столиком пожилой леди. От соблазна показать ей в ответ язык удалось удержаться только колоссальным усилием воли. – Они же там, чем вреднее и паскуднее, тем выше вероятность выгодно выскочить замуж. В итоге же герцог не просто с руками отрывает несносную девицу – он ещё и терпит, как она его щипает, принижает и наезжает на мужскую гордость. Сопли с сахаром!
[indent] Глядя на Джоан, МакАлистер задавалась вопросом, где же та раньше была? Сообщница из неё получалась, что надо. По крайней мере, идею будущего сватовства та подхватила буквально на лету и сразу же сообразила, кого будут пытаться свести Генри.
[indent] – Она самая, - кивнула Джоанна. – Особь бледная со взором горящим, - девушка покосилась на мачо, с самым мужественным видом двигавшего к их столику стул. – Мне б столько самоуверенности, - присвистнула она почти восхищенно. Генри сама МакАлистер пару раз так точно отшивала, может, тезке её тоже приходилось. Но парень всё равно не сдавался и сейчас излучал абсолютную уверенность в том, что ему тут будут рады и только и ждали, когда он прискребет со своим стулом. – О нет, Генри, мы вовсе не скучали. Разве может быть скучно, когда есть костыли? – девушка весело улыбнулась и кивнула на притулившиеся в углу опорные элементы. – Видишь, - вкрадчиво поведала Джоанна притихшему мачо. – Немного повредила ногу. Как мужчина, ты просто обязан помочь мне доковылять до дома, - девушка нарочито кокетливо хлопнула ресницами, едва сдерживая смех при виде притихшего и приунывшего Генри. Он был горазд был джентльменом, пока речь шла о красивой пыли в глаза и горизонтальных утехах, а вот тут… Весело могло стать и безо всякой Джулии. Джоанна метнула украдкой взгляд на свою тезку.

0

25

- Я себе чаще всего напоминаю попугая, - созналась Миллс. – Иногда по дюжине раз приходится повторять одно и то же, а толку…
Некоторым клиентам можно было и тысячу раз повторять одно и тоже – толку от этого не было. Впрочем, как говорила одна ее приятельница, пока за это платят – можно и повторить.
- Вот и я думаю, что некоторые авторы так и не вышли из подросткового возраста… - возвела очи горе женщина. – С возрастом в такие истории приобретают далеко не романтический смысл.
Как минимум Джо ловила себя на мысли, что с подобным мезальянсом было что-то весьма нечисто. А там уже на уме и шантаж, и отравленные родственники  ожидании противоядия, и гипноз, и куча прочих вариантов разной степени бредовости. Вот в «большую и чистую» не верилось напрочь.
- Оно приползло, - мрачно пробормотала Миллс, в то время как ее лицо принимало гримасску, коею нередко можно было увидеть у ее коллег, практикующих в психиатрических клиниках. – Мистер О’Махон, вы все-таки созрели для того, чтобы поговорить о затянувшемся экзистенциальном кризисе и потерянном чувстве ответственности? – голос звучал вкрадчиво и настораживающе доброжелательно. – В таком случае, можно рассмотреть вариант со средой и субботой…
«Счастье» Генри можно было черпать ложками. Один раз на такое «свидание» он все-таки пришел. Хватило.
- Дамы! Как можно в такой чудесный день говорить о грустном и серьезном! – попытался возмутиться «мерзавчик». – Это время можно провести с куда как большей пользой!
Этот точно был неисправим. На одних и тех же ошибках он не учился, а упражнялся в каллиграфии, повторяя их снова и снова…

0

26

[indent] – Самокритично, - улыбнулась Джоанна сравнению Миллс. – Главное, не наряжайся также пёстро.
[indent] МакАлистер всё ещё верила в то, что где-то есть настоящая Любовь. Именно так, с большой буквы. Светлое и чистое чувство, не омраченное корыстью, предательством и прочими гадостями, из-за которых часто и рушатся отношения. Правда, с высоты житейского опыта Джо уже сомневалась в том, что оно бывает не раз в столетие.
[indent] – Ну хочется же сказки, хоть иногда её и рисуют тупенькой, - с улыбкой пожала плечами девушка. – Некоторые авторы ещё и явно ассоциируют себя со своими героями, даже пишут от первого лица.
[indent] Глядя на приближающегося Генри, МакАлистер старалась, чтобы её лицо не скривилось так, будто она только что залпом выпила стакан лимонного сока. Парень не вызывал у неё ничего, кроме липкого омерзения. Был бы он просто влюбчивый  - со скрипом можно было бы понять и принять. Но нет, этот экземпляр просто коллекционировал романы, не думая о том, что кого-то там может обидеть.
[indent] – И как же? – вкрадчиво поинтересовалась Джоанна, чуть подавшись вперед и хлопнув для пущего эффекта ресницами. Глупо хлопнув, но Генри всё равно впечатлило. Теперь он подвис на попытке обмакнуть взгляд в декольте МакАлистер, едва выйдя из ступора после слишком сложных для его примитивного мозга терминов Миллс. – Всё-таки надумал посетить участок с экскурсией? Я могла бы всё рассказать, показать и даже устроить ночевку в лучшей камере, - девушка улыбнулась так лучезарно, что подумать, будто она издевается, было бы греховно. Но Генри чуял подвох, как хорошая охотничья собака – звериный след.
[indent] – Ну зачем же, мисс МакАлистер, мисс Миллс? – приторно заулыбался мерзавчик. – Мы могли бы просто прогуляться с вами втроем? Или посидеть вечерком?
[indent] Джо заинтригованно приподняла бровь, стрельнув взглядом в свою тезку. Вот это уже было что-то новенькое – практически пригласить на свидание сразу двух женщин. Мальчик, что называется, рос.

0

27

Генри был. И этим было все сказано. А еще от этого вездесущего и «очаровательного» было весьма затруднительно избавиться. Пожалуй, проще было прикопать, чем отвязаться. Впрочем, вдвоем и шансов должно было быть вдвое больше. Или втрое. Все же костыли – аргумент отдельный.
- Это можно расценивать как предложение пройтись по магазинам? – добро и сердечность в голосе Джоан можно было черпать пожарными ведрами. – У нас как раз заканчиваются овощи, да и мисс МакАлистер столько всего нужно купить, что с вашей стороны очень мило предложить понести сумки.
А вот Генри это милым, видимо, не считал. Во всяком случае, скривился он вполне себе заметно.
- Магазины – это духота, - попытался он исправить ситуацию. – А вот вечерняя прогулка будет весьма полезна для здоровья.
- К сожалению, вечером я точно не смогу, - пожалуй, сожаления в голосе Джо не нашел бы и сидящий почти напротив «мерзавчик». – Maman просила помочь ей испечь приветственный пирог для… - женщина замялась. – Господи, как же ее зовут…
Миллс пару раз прищелкнула пальцами и замерла как будто бы в задумчивости, отметив для себя заинтересованность адресата послания.
- Джинни? Дженни? Джули? – начала «перебирать» имена Джо, просительно глядя на тезку. – Не помнишь? Светленькая такая недавно приехала.
Просто послать Генри было неинтересно. Посылать его надо было так, чтобы точно пошел. Главное было не прогадать с направлением…

0

28

[indent] Желание приложить Генри хоть тем же костылем напоминало зуд от комариного укуса. Так и тянется рука почесать. Девушка слегка прикусила нижнюю губу, чтобы не засмеяться. Доброта в словах тезки сочилась изо всех щелей, а от предложения на самом деле побыть джентльменом веяло свежестью и новизной. Правда, Генри оно не зашло.
[indent] – Это и правда очень мило с твоей стороны, - пропела МакАлистер в тон Джоан и практически синхронно с ней. – Ты не волнуйся – мы собирались недолго погулять. Если хочешь, то можешь на улице ждать, - очаровательно улыбнувшись и затрепетав пушистыми ресницами, сделала щедрое предложение девушка. Её так и подмывало прямо спросить у Генри, понимает ли он, что это –фарс и комедия? Или принимает всё за чистую монету?
[indent] – С гипсом-то? – скептически уточнила МакАлистер о пользе прогулок для здоровья, вздернув бровь. Генри этого явно не предусмотрел и скис ещё сильнее, растеряв все аргументы. Поникшего, как давно сорванный цветок, парня можно было бы пожалеть, если не знать, какой он мерзавчик. Когда Джоан снова заговорила, Генри было воспрял духом. Видимо, его уже вполне устроила бы перспектива элегантно соскочить с прогулки с не в меру деятельными данными. МакАлистер наморщила лоб, якобы вспоминая имя девушки, приглашенной в гости к её маменьке. В двух шутницах определенно пропадали актерские таланты, потому что глазенки у Генри тут же загорелись. Новая женщина в Солуэе. А он не в курсе и ещё не опробовал. Оплошность! Упущение!
[indent] – Джулия! – выдала Джоанна, наконец, «вспомнив». – Да, помню. Миловидная такая блондиночка с разбитым сердцем.
[indent] Оживившийся Генри допрашивал ещё минут пятнадцать, вызнавая подробности, пока, в конце концов, не напросился на тот же ужин в доме Миллсов. Когда он удалился в явно приподнятом настроении, МакАлистер многозначительно хмыкнула.
[indent] – Будем делать ставки, кто кого сожрет с потрошками? – девушка заинтересованно вздернула бровь. – Ты, кстати, реально-то сможешь этот прием организовать? Мама твоя, как я понимаю, с радостью поучаствует. Джулию бы выманить ещё.

+1

29

— Останови, меня сейчас стошнит, — сдавленно простонал Фоули и схватил Джеймса за плечо так, словно это могло помочь ему побороть подступающую к горлу рвоту. Эванс хмыкнул, но остановился не сразу. Сначала он завернул на уютную улочку, изобилующую магазинчиками и кафешками, и проехал еще несколько метров, прежде чем остановиться рядом со скамейкой под одиноким деревцем и большой жестяной урной. Когда-то на ней было написано "мы за чистый город". Теперь же краска выцвела, и надпись была почти не видна. Джеймс просто знал, что она там есть, и поэтому легко угадывал знакомые буквы. Собственно, в этой урне и было их спасение. Хотя скамейка тоже пришлась кстати, когда Фоули, выблевав в мусорку все, что так настойчиво просилось наружу, дополз до нее и тупо растянулся на нагретых на солнце досках, выкрашенных в темно-зеленый цвет. Рука безвольно свесилась до земли, щека расплющилась, мокрые волосы прилипли ко лбу.
— А-а-а, сука... ненавижу тебя... — на одной ноте протянул Фоули и мучительно икнул. — Больше никогда... никогда не сяду с тобой в машину. Ты псих Эванс!
Джеймс его не слышал. Он заглушил двигатель, неспеша выбрался из машины, потянулся и ленивым шагом упоротого валерьяной котяры подошел к скамейке, на которой страдал и подыхал его сегодняшний напарник. После того как МакАлистер загремела в больницу, ему стали подсовывать то одного то другого коллегу в качестве временного напарника на смену, как будто он не мог поработать в одиночку. Ха. Два раза. Поэтому Джеймс задался целью внушить всем и каждому в управлении, что ему не нужен напарник. У него уже был один и на другого он был не согласен. Подспудно Джеймс переживал, что после всего случившегося Старшему Инспектору вдруг стукнет в голову посадить дочку на куда более безопасную бумажную работу, а самому Эвансу подсунет кого-нибудь другого, поэтому изо всех сил портил свои отношения с коллегами. Вчера он так довел Луиса, что по всему управлению воняло сердечными каплями. Сегодня пришел черед Фоули. Еще в самом начале смены он был преисполнен энтузиазма и фонил своей голивудской улыбкой только так. Теперь же спустя всего пару часов, даже не дотянув до обеденного перерыва, он клял почем зря Эванса и его навыки экстремального вождения.
— Ну, чего ты сразу, — изобразил обиженного Джеймс, пытаясь подавить довольную ухмылку. — Нормально прокатились же. Надо было просто пристегнуться. Сам виноват.
— Пошел ты, — простонал Фоули. Его снова заштормило, видимо от воспоминаний о поездке, и он рванул к облюбованной урне. Джеймс скривился от отвращения и огляделся по сторонам. Взгляд напоролся на вывеску кафешки напротив.
— Я принесу тебе водички.
Пропустив мимо проезжающую машину, Эванс пересек проезжую часть и вошел в кафе. Над головой брякнул колокольчик. Стоящий за прилавком паренек резко поднял голову от журнала, который до этого листал, и уставился на вошедшего сонными глазами. Джеймса с порога окутали аппетитные запахи свежей выпечки и еды посерьезнее. Рот наполнился слюной, а желудок выдал что-то не совсем цензурное. Эванс даже всерьез подумал, что можно прикупить что-нибудь еще кроме водички для болезного. Если он зажует при нем пару слоек с черничным джемом, Фоули точно его возненавидит. Джеймс даже залыбился при этой мысли.
— Можно бутылку минеральной воды без газа и пару... — слова застряли в горле, когда Джеймс заметил МакАлистер, устроившуюся за столиком в укромном углу. Она сидела вполоборота и ее частично загораживала многоуровневая этажерка для цветов, но Эванс все равно ее узнал. Кудряшки и костыли. Он просто не мог обознаться. Не сразу, но Эванс поймал себя на том, что уже не стоит, а идет или скорее даже надвигается стремительно, как ураган, прямиком на столик, за которым сидела его покалеченная напарница, которой вообще-то положено было сидеть дома, а не скакать со своим гипсом по улицам.
— Ты какого хрена тут забыла? — Эванс навис над столиком пасмурной тучей и только теперь заметил, что напарница не одна, а в компании с Джоан Миллс.  — О, привет. Ты-то куда смотрела? Знаю, ты по мозгам больше, но могла бы и накапать ей, чтоб домой шла.

+1

30

[indent] Джоанна почти начала получать удовольствие от происходящего. Генри, развесив уши, слушал и внимал всему, что ему втирали. Он буквально цвел и пах, источая благожелательность. Допив свой зелёный чай и дожевав салатик, чаровник принялся церемонно прощаться.
[indent] -  Позвольте откланяться, милые дамы, - Генри поймал, игнорируя сопротивление, ручку Джоан Миллз и слюняво приложился к ней губами. - Сами понимаете, к предстоящему ужина необходимо подготовить ся, - лапка МакАлистер, как она не старалась этого избежать, тоже оказалась в ловушке. Брезгливо сморщившись в спину Генри, девушка украдкой обтерла её о скатерть.
[indent] - Фу! - закатила глаза Джоанна, ещё мазок потерпев руку о скатерть. - Могла бы нормально ходить - бегом бы отправилась вымыть. А этот суслик нарвался... - воровато оглянувшись на мальчишку у бара, встрепенувшегося от своего журнала при звуке висящего над входной дверью колокольчика, девушка схватила со стола бутылку воды и полила из неё себе на руку, заодно напоив стоявший на подоконнике цветок. Сходка из змейсовета постепенно могла бы перерасти и в нормальный девичник, но дамам помешали.
[indent] Отчаянную пантомиму Джоан МакАлистер поняла слишком поздно. Удивившись гримасам Миллз, девушка упустила тот момент, когда опасность нависла над столиком грозовой тучей имени любимого напарника. Вкрадчиво-медовый, но совершенно неаппетитный голос Эванса заставил сердце пропустить удар и камнем упасть в пятки. Виновато ссутулившись, Джоанна закусила нижнюю губу и, схватив лежавшую рядом салфетку, затеребила накрахмаленный уголок. Вот уж кого она не ожидала и тем более не хотела тут увидеть.
[indent] - А какого хрена ты тут орешь? - также ласково поинтересовалась МакАлистер, когда к ней вернулся дар речи. - Фоули уже со свету сжил и теперь за меня принялся? Напугал, между прочим. С каких пор я под домашним арестом?
[indent] Болтая всё, что в голову придёт, Джоанна тянула время. Уважительной причины выйти из дома у неё у не было, а без таковой мог начаться скандал. Врать она никогда не умела, особенно Эвансу, который знал её, как облупленную. Вздохнув, девушка почти решилась честно сознаться, почему очутилась в кафе, но машинально сунув руку в карман шорт наткнулась на тот самый безопасный вариант.
[indent] - И на Джоан зверем не смотри, она помочь вызвалась. И уже уходит, раз уж ты тут и явно пожелаешь лично отконвоировать меня обратно.
[indent] Приступы гиперопеки, случавшиеся у Джеймса в последнее время с завидной регулярностью, были хуже мигрени и уже начинали порядком раздражать. Но Джоанна приказала себе не злиться. Спокойно распрощавшись с Миллз, она откинулась на спинку стула и махнула рукой на место напротив. - Сядь, давай садись уже, - девушка скривилась и, видя, что Эванс продолжает упираться, умудрилась приподнять бёдра с опорой на одну здоровую ногу, достав таким образом из кармана характерный оранжевый пузырек. Бухнув его на стол перед напарником, она ещё и припечатала упаковку, в которой оставалось только две или три таблетки на донышке, ладонью к столешнице. После травмы МакАлистер грызла обезболивающее вместо леденцов. Нога заживала быстро, но ныла при этом беспощадно.
[indent] - Почти закончились, видишь? Хотела потерпеть до вечера и попросить тебя заскочить за добавкой, но поняла, что не сдюжу. Уже бы пора ещё одной закинуться. Думала аккуратно дойти самой, тут не очень далеко, по пути встретила в книжном Джоан. Она решила помочь и проводить, сюда зашли перекусить и дать отдых ноге. Достаточно убедительно или скандал все равно будет? - девчонка состроила умильную рожицу и заглянула Эвансу в лицо. Ругаться ещё раз, тем более при людях, ей до дрожи не хотелось. В душе было пока свежо воспоминание о ссоре в больнице, до сих пор отзывавшееся болью в душе. Нервно побарабанив пальцами по столешнице, Джоанна немного помолчала и, исподлобья глянув на напарника, с трудом созналась. - И мне нужен был совет Джоан. Как мозгоправа и женщины. Не хочу больше сбрасывать напряжение с риском для жизни.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Вымыслы и домыслы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC