В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад пираты похитили
жену основателя города с дочерью.

24 июня проходит праздник
День независимости Шотландии!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Старая, старая сказка


Старая, старая сказка

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s2.uploads.ru/Clopk.jpg
Некоторые истории сохраняются в веках и рассказываются снова и снова, не слишком теряя в своей актуальности от смены антуража.

Дом Луизы и Изабеллы, 22 июня 2016 года, вечер

Louise Phelps, Joan Mills, Isabel Salvado

0

2

Колодец во дворе Луиза обнаружила сразу по приезду. Только заглянуть в него никак не получилось: крышка примерзла к колодцу намертво, и пришлось ждать весны, чтобы заглянуть и убедиться: воды внизу нет. да и вообще, колодец не глубокий. Лулу проверяла, светила фонариком и видела дно - грязный песок внизу. Оказалось, колодец засыпали-засыпали, засыпали-засыпали, да так до конца и не засыпали. Зачем и кто это делал Фиона не знала - наверное, колодец был никому не нужен. Воду дома они пили из-под крана, а из колодца, наверное, пили в старину, когда воды в доме еще не было.
И все же колодец не давала Лулу покоя. Посмотреть бы, разузнать бы, что там - на дне - на самом деле! Может быть, кто-то что-то спрятал, а потом засыпал песком почти наполовину?
Крышка у колодца была не слишком тяжелой, и, видимо, такой же старой, как и сам колодец. Она развалилась на части, стоило Лулу ее стянуть. Светить на дно фонариком да бросать камушки, которые, оказавшись внизу, тоже отсвечивали фонарику своими блестящими боками, девочки быстро надоело. "В колодец надо забраться" - решила девочка, и принялась за дело. Для этого было нужно не так уж и многое: лестницу она видела за домом, она досталась им тоже от старых хозяев. Правда, была она не слишком высокой, до дна не достанет, так пришлось притащить из дома стул. Если поставить на него лестницу, то будет в самый раз, и она даже успеет выбраться прежде, чем мама вернется с работы. Уж в том, что маме ее любопытство точно не придется по вкусу, девочка не сомневалась. А значит - стоило поторопиться!
Чтобы стул встал ровно, к нему пришлось привязать веревку. Лестница оказалась тяжелой, и ее Лулу дотащила с трудом. Опустить ее вниз оказало еще тяжелее, но, когда все было готова, Лулу сияла от радости, довольная собой и придуманной конструкцией. Кроме всего прочего, Лулу прихватила с собой и шоколадку - колодец, конечно, не лес, в котором можно заблудиться и помереть с голоду, но вдруг ей захочется посидеть подольше? Да и перекусить шоколадкой никогда не лишне!
Чтобы забираться было проще, Лулу притащила к колодцу ящик, перевернула его - получилась отличная ступенька, на которую Лулу, водрузив на лоб фонарик, совсем как у шахтеров, и забралась.

+2

3

Пожалуй, Джоан не могла назвать себя человеком, любящим ходить в гости. Подходящее для подобного действа настроение случалось с ней настолько редко, что у многих успело сложиться мнение, будто бы она всегда приходит исключительно по делу и при этом по долгу вежливости пьет чай с хозяевами и ведет положенные случаю беседы. Немногочисленные друзья младшей Миллс могли бы по этому поводу добавить, что, если сойдутся звезды, гороскопы и приметы, Джо способна заявиться на чей-то порог и просто так, даже без всякого предупреждения. Но подобных случаев за год набиралось хорошо если с десяток. Все же куда как чаще некоторые весомые поводы для встречи существовали и для друзей.
В этот раз повод был дивно незначительным, но вполне достаточным, чтобы отправиться в гости к Изабелле, которую женщина то и дело пыталась вслед за собственной матерью называть «Изабо» на французский манер. Разумеется, было немного рановато, чтобы застать давнюю знакомую дома. Даже неспешная пешая прогулка рисковала заставить ждать на пороге, если, конечно, какой-то интерес не заставил задержаться дома Луизу. Девочка была дивно непоседлива и чем-то напоминала Джоан ее саму примерно в том же возрасте с той поправкой, что маленькая мисс Фелпс все же была при этом похожа на девочку, а не на мальчишку, которого непонятно по какой причине приспичило одевать юбку в школу.
Собственно, с расчетом на Луизу помимо коробки пастилы с цукатами в сумке покоилась небольшая упаковка цветных леденцов с мордочками каких-то зверушек. Джоан принципиально считала, что появляться на пороге дома, где обитают женщины и дети, без сладостей – попросту неприлично.
Дом встретил женщину тишиной. Во всяком случае, никто не спешил открывать дверь и как-то иначе демонстрировать присутствие хозяев. Перспектива подпирать собой крыльцо в ожидании прихода Изабеллы показалась Джоан не слишком заманчивой перспективой, поэтому женщина обзавелась твердой решимостью немного пройтись, чтобы скоротать время. Она даже почти определилась, в какую сторону ее понесет, когда ее внимание привлекло некоторое шевеление в саду за домом. Идею об оживших трудолюбивых статуях садовых гномов Джо отмела как откровенно бредовую и потому несущественную, так что аккуратно заглянула за угол дома. Ее опыт подсказывал, что помимо хозяев на участках иногда можно обнаружить и весьма недружелюбных незваных гостей, встреча с которыми не всегда находится в интересах встречающего.
Впрочем, в этот раз Джоан повезло. В саду не было ни воров, ни призраков-симулянтов. Зато была сосредоточенно пыхтящая Луиза, явно пытавшаяся найти себе повод не появляться в школе. Ибо кроме как попыткой обзавестись травмой столь пристальный интерес к объектам старины в силу собственного возраста и прочих осложняющих факторов Миллс в тот момент счесть ее действия не смогла. Слишком уж «взрослое» восприятие и нахлынувшее беспокойство требовали остановить девочку.
- И куда это Вы собрались, юная леди? – поинтересовалась Джо. Что-то подсказывало женщине, что в отличии от их участка, где старый колодец давно превратился в винтажную клумбу, местное садовое «украшение» могло оказаться не столь безобидно. Особенно, если сумело настолько заинтересовать Луизу.

+1

4

О колодце надо непременно рассказать Олли. Завтра, или, пожалуй, даже сегодня. Там, внизу, можно даже устроить настоящий штаб. Штаб, вернее даже два, у них, конечно, уже был - один во дворе у Лулу, на дереве, другой - тоже на дереве - во дворе у Оливера. Но вот штаб на дне колодца - это совсем другое дело. О таком никто и не догадается, а они, конечно же, никому и не скажут. Только, для начала, надо самой спуститься вниз, проверить, что там и как, а уж бежать за Оливером. Только бы и он уже сделал уроки!.. Лулу, решив, что пора поторопиться - теперь ей нужно все успеть, и самой колодец исследовать, и за Олли сбегать, и все это пока мама не вернулся с работы, перекидывает ногу через каменную стенку колодца, и останавливается, удивленно - во все глаза - глядя на Джоан. И почему она не знала, что к ним придут гости? Мама ничего такого не говорила, ее же даже дома нет!
Вот это дела, что-то ей сегодня не везет. Лулу, пожав плечами, перекидывает ногу обратно и ловко спрыгивает с ящика. Ну и ладно! Потом проверит.
- Я только посмотреть, - поясняет Лулу, - Все равно там нет воды, туда кто-то насыпал целую кучу песка, - тут же добавляет девочка.
- А мама еще на работе! Она только в пять часов придет, - сообщает Лулу, чтобы больше не рассказывать о колодце. Их с Олли планы и так под угрозой, какой же это будет тайный штаб, если о нем уже кто-то знает!

Отредактировано Louise Phelps (2017-03-31 22:05:49)

+1

5

Не смотря на то, что своих детей у Джоан не было, кое-что она в этих маленьких бедокурах понимала. И это понимание не ограничивалось университетским курсом. Сначала Триша родила Чарли. Опыт общения с последней, в силу возраста тогда еще школьницы Миллс, больше походил на игру в «дочки-матери», чем на подлинную заботу о благополучии девочки, но нянька из Джо в ту пору выходила не самая плохая.
Университетская практика и дальнейшая, пусть и не долгая, работа именно в детской больнице заставили перестать играть, но научили при этом не спешить воспитывать. Во всяком случае, явно и не разобравшись что к чему. Можно сказать, что к первому знакомству с Луизой женщина была уже вполне подготовлена. С последующими встречами, правда, тот же фокус не прошел. Все же детская парадоксальная логика при всей своей умильности порою ставила в тупик не хуже билета на экзамене по философии.
Вот и сейчас Джоан готова была поспорить, что выступление на тему опасности и разумных к ней подходов никакого толка за собой не оставит. Разве что еще больше раззадорит. Ее бы и саму в этом возрасте раззадорило, чего уж тут…
- И хорошо, что засыпали, - заключила Миллс. – В них вода была невкусная. Горьковато-соленая. Говорят, от нее даже трескался язык и еще больше пить хотелось.
Каких только историй она не наслушалась от деда. Старый Керрадок, казалось, знал их бесконечно много и мог рассказывать постоянно. Пока был в настроении, разумеется.
- Или, может быть, там даже водилась какая-то пакость, - припомнила еще один вариант женщина. – Какие-нибудь кусачие насекомые, например, или еще какая нечисть.
И действительно, кто только не мог обнаружиться в старом колодце. Разумеется, дедушкины байки стоило делить надвое и проверять чем-то посерьезнее Википедии, но в плесень, улиток и прочие малоприятные сюрпризы Джоан вполне себе верила. А ведь помимо реальных фактов Керрадок Миллс был горазд рассказывать еще и абсолютнейшие сказки. Даже про те же колодцы из детства припоминалось несколько побасенок.
- Мы договорились в выходные, что я на неделе зайду, если получится, - пожала плечами Джо на заявление девочки. – Как видишь, все-таки получилось.

+1

6

Лулу поднимает развалившуюся на три части крышку колодца и складывает их сверху. Эх, придется теперь подождать с рассказом. Вообще-то, обычно девочке нравилось, когда тетя Джоан приходила в гости - с ней было весело, и она знала много разных историй, но сегодня Лулу куда больше хотелось рассказать свою историю Олли. Но ничего, сбегает за ним, когда мама придет. Бросать гостей одних не вежливо, а раз уж мамы нет, значит принимать гостью должна она.
- А мама сказала, что провели водопровод, и он стал больше не нужен, - сообщает Лулу, с подозрением глядя на тете Джоан. Разве бывает вода такой не вкусной, чтобы даже язык трескался? Она о таком никогда еще не слышала. Тетя Джо наверняка все придумала, но все равно надо будет рассказать Олли.
- Круто! - восторженно вскрикивает Луиза, заслышав про насекомых, которые могли бы водится в колодце. Вот бы им с Олли удалось кого-нибудь найти! Можно будет посадить его в банку с дырявой крышкой и провести исследование. -  Мне нравятся насекомые! Вот бы там водились необычные! Какие-нибудь редкие. Может быть такие, которых больше нигде не бывает? - Лулу, довольная возможностью грядущего открытия довольно рассуждает о нем. -  И еще мне нравятся червяки! Когда мы с папой пойдем на рыбалку, нужно будет их накопать, - но червяки - кончено, самые обыкновенные, и не такие уж интересные. Другое дело букашки.
- А какая нечисть там живет? - Лулу с любопытство смотрит на колодец. Вот это да! Вот Олли обрадуется, если там и правда что-то есть. Может быть, ее даже можно изловить! Правда, про нечисть Лулу знала куда меньше, чем про букашек. И что с ней делать тоже не представляла. Ее же в банку не посадить!
- Понятно, - кивает Лулу, - Мама уже скоро придет, я точно знаю. Хочешь, можем подождать ее дома. Я могу заварить чай! - предлагает девочка.

0

7

Общение с детьми можно было считать удовольствием. Причем удовольствием весьма изощренным и не каждому подходящим. Эти низкорослые создания иногда, сами того не ведая, умудрялись вызывать различный спектр эмоций, а то и вовсе ломать мозг собеседнику. Не каждому дано оценить подобное. Вот, например, Джоан ценила, а ее бывший коллега и сожитель был искренне убежден, что детей можно любить только на расстоянии и желательно исключительно в денежно-подарочном эквиваленте.
- И из-за водопровода тоже, - покладисто согласилась Джо. – Но ведь и водопровод когда-то для чего-то изобрели. И как по мне, грязная и невкусная вода вполне себе повод начать ее чистить или получать оттуда, где она куда как приятнее во всех отношениях.
Когда-то для школьного доклада ей приходилось перерыть немало информации по средневековому быту. В том числе ей попадались и заметки о том, что в прибрежных поселениях зачастую вода в колодцах со временем становилась солоноватой, что иногда даже могло заставить все поселение «перекочевать» на другое место или озаботиться доставкой воды из отдаленного источника. К какому веку относилась подобная дикость Миллс уже не помнила, но вот с упоминаниями о подобных проблемах сталкивалась не единожды.
- Боюсь, в наших краях можно рассчитывать разве что на улитку с забавным окрасом, - поговаривали, что их даже на острове водится как бы не два десятка видов. – Или большого кусачего паука, от которого потом все будет чесаться.
В местных краях из приметных пауков водились, вроде бы, только пауки-волки. В целом, эти хищные беспозвоночные были довольно миролюбивы, но вот, если их часто тревожить, вполне могли укусить. Особо токсичными эти членистоногие не были, однако, покраснение и зуд их укусы вызывали.
- А вы разве еще не начали проходить легенды и сказки народов мира? – удивилась Джоан. Она была свято уверена, что читала подобное, когда вряд ли была старше Луизы. Впрочем, вполне могло оказаться, что читала она это и просто из интереса. – Про колодцы есть чудесные кельтские, датские и немецкие легенды.
Пожалуй, с чудесностью кельтских легенд она поторопилась. Те, что касались «колодца матерей», действительно были довольно милыми, но вот касавшиеся «колодца Бранна» маленьким девочкам было лучше не читать. А вот датский «колодезный человек» и немецкая «хозяйка колодца» были еще и персонажами детских сказок. Зачастую, недобрыми персонажами, но хотя бы не настолько пугающими, чтобы опасаться вызвать у ребенка бессонницу после ознакомления с ними.
- Если мама не обидится, что мы немного похозяйничаем на кухне, можно и подождать, - порыв Луизы побыть радушной хозяйкой определенно стоил поощрения. Раньше от нее скорее можно было дождаться настойчивой просьбы поиграть с ней, раз уж пришла. А теперь вот доросла до чая. Того и гляди, скоро вопросы о мальчиках задавать начнет.

0

8

- Мы с Олли ходили собирать улиток! На полянку! Там были живые, и уже мертвые тоже, и я собирала их в баночку, - сообщает Лулу. Улитки были, конечно, очень здоровскими, особенно те, которым повезло оказаться цветными, а не коричневыми - но они и так были, выползали после дождя, только выходи да собирай. Лулу их и в самом деле собирала, но потом то банка разобьется, то улитки сами расползутся по всему дому, и их потом не найти. Но главное - улитки не нравились маме, и их приходилось прятать, а еще пес Лулу считал их отличным десертом.
- Я не боюсь пауков, и Олли тоже не боится, - на всякий случай, чтобы тетя Джоан так не подумала, уточняет Лулу. Над тем, как все будет чесаться, конечно, стоит задуматься, но, с другой стороны, как же они узнают, если сами не проверят? Да и тете Джо знать не может - она-то точно не бывала на дне их колодца!
- По-моему нет, - задумавшись, вспоминает девочка, - Про колодцы мы точно не читали. Ты мне расскажешь?
Сказки и истории Лулу любила - и читать, и слушать и, конечно, выдумывать. Если тетя Джо расскажет хорошую истории, они с Олли смогут потом в нее поиграть. Это занятие Лулу обычно тоже очень нравилось, особенно когда герои истории были храбрыми и отважными. Совсем как они с Олли. Так что пусть только попробует кто-то завестись в их колодце, и они его мигом оттуда выгонят!
Лулу, сообщив, что мама не обидится - особенно ели они и для нее чаю оставят, ведет гостью в дом. Самой-то Лулу не хотелось уходить с улицы - и темно еще не было, и дел осталось столько много. Все их надо было закончить сегодня, потому что, может быть, завтра им уже не повезет, и будет идти дождь. В дождь в колодце не посидишь - он же останется без крыши, когда они заберутся внутрь.
- Только я не знаю точно, сколько ложек чаю нужно класть, - с громким звоном опуская стеклянный заварочный чайник на стол, предупреждает девочка. - Если ты любишь крепкий - то можно где-то двадцать. Наверное. А если не крепкий, то столько не надо.

+1

9

О сборе улиток Джо слушала почти с улыбкой. Она и сама их когда-то собирала. Сначала просто из интереса. Потом обнаружилось, что самые противные одноклассницы громко визжат, обнаружив такой «подарочек» в рюкзаке или шкафчике. После этого открытия Джоан их прямо-таки полюбила.
Сведения об относительной безопасности пауков были примерно той же природы. Одна весьма противная особа была слишком гадкой, чтобы отделаться улиткой. Ящерица подходящей заменой не выглядела. Змей Джоан в ту пору еще ни разу в глаза не видела. Вот то ли дело пауки! Крупных жутковатых гадов найти было относительно легко. Поймать было куда как сложнее. Те поначалу разбегались, а, когда удалось загнать парочку в угол, выяснилось, что еще и кусались. О том, что укусы зверски чешутся, если их вовремя не лечить, Миллс узнала от деда, когда тот, чертыхаясь, накладывал ей на ночь повязки, пропитанные вытребованной у нелюбимой невестки мазью.
- Тут дело не в том, чтобы не бояться, а в том, чтобы не дразнить, - пояснила Джоан. – Если паука не трогать, он, скорее всего, даже «переехать» не попытается. Лучше уж иногда наблюдать, чем неделю чесаться.
Еще изучая курс детской и специальной психологии, Джо твердо уяснила, что в возрасте лет от шести и старше детям начинает по-своему нравиться бояться. Страшные истории, походы в жуткие места, поиск монстров (реальных и выдуманных)… Причем интерес этот настолько устойчив, что запреты скорее становятся инструкцией к деятельности. Что толку запрещать искать пауков, когда этого «добра» можно было немало обнаружить даже у себя в саду, если им приглянулось место. Вот немного «оскучнить» кусачее членистоногое инструкцией по «применению» - это уже предупреждение об опасности другого порядка. Такое зачастую могло и запомнится, так как напрямую связывалось сознанием с объектом интереса. Чем опаснее тварь – тем подробнее и скучнее надо о ней рассказывать. Совсем скучную с высокой долей вероятности уже никто не ищет.
- Думаю, на пару историй у нас времени может и хватить, - прикинула Джоан. – Боюсь, что на большее в нас чай уже не влезет.
А еще Изабо придет раньше и, вероятно, захочет немного посплетничать. Вот зимой можно было бы устроить и длинные «сказочные» посиделки – как раз и настроение, и погода содействуют нужному настрою. Но сейчас-то не зима…
- На такой объем хватит и восьми, - прикинула на глаз Миллс. – Даже если и окажется крепковато, со сладостями это не так заметно. В крайнем случае, можно еще и разбавить водой или молоком.
Сама Джоан ни чай, ни кофе ничем «портить» не любила. Даже сахар в сам напиток не сыпала. А вот матушка ее что только в своей кружке не мешала. Нет, откровенной гадостью матушкины напитки не были, просто Джо их не любила.
- Так… И вот куда бы нам порезать пастилу? – задумчиво протянула Джоан, выуживая из сумки коробку с цельным «бруском» пастилы с цукатами, по изначальной задумке производителя предназначенный для украшения кондитерских изделий путем художественного вырезания. Впрочем, брать именно эту сладость именно в таком виде Джо пристрастилась еще и потому, что ее в упаковке с гарантией было больше, чем в уже разделенных на порции товарках. – Кстати, это тебе.
Упаковка с леденцами опустилась на край стола недалеко от чайника. Протягивать что-либо в руки человеку, который хозяйничает на кухне, если он сам об этом не просил, было делом слишком уж неблагодарным. И не важно, сколько при этом лет человеку. Хорошо еще если просто попросит не мешать.

Отредактировано Joan Mills (2017-04-18 20:01:11)

+1

10

Тётю Джо пауки, кажется, не слишком интересовали, или, может быть, она их просто недолюбливала. Сама Лулу пока ещё точно не решила, как именно она относится к паукам. С одной стороны, они здоровские, смешные и мохнатые. И, к тому же, совершенно не страшные. Даже те огромные, которых Луиза видела, когда ездила с Олли в зоопарк. Но, пожалуй, большущего паучище она бы себе заводить не стала, хотя иногда было бы здорово. Его можно было бы взять с собой в школу в специальный день, когда они приносили домашних любимцев. У Лулу их было сразу три, поэтому пришлось выбирать. Лулу, конечно, выбарла пса. Во-первых, он был самым любимым из всех любимых, во-вторых, знал команды и даже умел петь: точнее подвывать, когда слышал музыку. Права, папе пришлось его забрать сразу после урока, чтобы песику не пришлось скучать целый день в школе.
Лулу кивает, соглашаясь, что пары рассказов, пожалуй, и правда хватит. К тому же, потом придёт мама, и тогда тётя Джо станет уже её гостьей, и Луиза сможет пойти к Олли. Или привести Олли к себе домой. Правда, показать ему колодец при взрослых все равно не получится, но это ничего. В следующий раз, когда дома никого не будет, они с Олли тут как тут.
Лулу насыпает в чайник ровно восемь ложек чаю и заливает кипяток. Раньше мама не разрешала ей самой делать чай, но это было давно. Тогда Лулу ещё даже чайник удержать не могла, больно уж он был тяжёлый.
- У нас есть вазочка, - сообщает Лулу, доставая с полки красивую вазочку для сладостей. Её можно было считать праздничной, для гостей. А раз у них гости, значит время вазочки пришло.
- Ух ты! Спасибо! – Лулу трясёт в руках коробочку с конфетами – те громко громыхают, - Олли тоже такие нравятся, я его потом угощу, - девочка убегает, чтобы унести коробочку в коридор и положить в карман куртки, но очень быстро возвращается.
- Наверное, чай уже заварился? – интересуется Лулу, - Мы можем не ждать маму, а когда она придёт, вы попьёте ещё. Она уже очень скоро придёт.
- А про что ты мне расскажешь? – напоиманиет Лулу, разлив чай по чашкам и забравшись на “свой» стул.

0

11

Возня на кухне, по мнению Джоан, была делом практически медитативным. Во всяком случае, даже просто собственноручно разрезая пастилу на аккуратные брусочки, женщина успела обдумать, какую историю можно рассказать ребенку, не получив при этом даже полушутливый нагоняй от матери.
- Ну… - наигранно-задумчиво протянула Джо. – Полагаю, мама не обидится. Особенно, если мы и для нее оставим пастилу.
С маленькими детьми, даже если они очаровательно разумны и даже серьезны, вопросы порционности сладостей и прав на эти порции зачастую стоило оговаривать заблаговременно. Иначе можно остаться без сластей. Впрочем, без сластей можно было остаться и договорившись – тут уж как и с кем повезет.
- Расскажу… Знаешь, пожалуй, про колодезного человека и расскажу, - выбрала Джоан. – И так… В стародавние времена в далекой Дании, которая в ту пору даже Данией еще не называлась…
Рассказ медленно перетекал от низеньких прибрежных домиков уже несуществующей, а то и никогда не существовавшей деревушки, к центральной фигуре повествования – колодцу на главной площади, куда весь город приходил за водой – будь то богач или последний бедняк. Колодец-то был единственным.
Так вот… Колодец. Много лет из него черпали воду и горя не знали. Не из моря же пить было? Вокруг него же шумели праздники, в честь которых его даже украшали. И было все хорошо и правильно, пока в семействе горных великанов, живших неподалеку не произошел разлад. Рассорившиеся братья поделили между собой родную гору, забрав по половине, а в образовавшееся ущелье хлынула горная река со вкусной холодной водой, столь полюбившейся жителям деревни, что про колодец вскоре забыли, а все праздники стали проводить исключительно на речном берегу.
Долго ли, коротко ли, да только через какое-то время стал из старого колодца доноситься плач. Горький, жалостливый… Вот только редко кто теперь останавливался рядом, чтобы суметь его расслышать.
Как-то раз возвращался домой охотник Ивер и захотелось ему воды испить. До реки, как и до дома идти было еще не близко, а вот колодец прямо рядышком оказался. Испил он колодезной воды и ну как браниться начал. И теплая она, и невкусная и вообще тухлая какая-то. И так, и эдак он колодец ругал. Потом выдохся, видимо, сквернословить и домой пошел. А к утру проснулся совсем хворым. Местный лекарь только руками разводил – не знал он такой болезни.
А еще через несколько дней, после того как заболел охотник, ехал через главную площадь деревенский староста Келд. Ох разозлился же он, в очередной раз объезжая ставший ненужным колодец. Вылез он из своего возка, обошел по кругу свое препятствие да и порешил, что надо бы его снести да зарыть, а то чего ж он стоит такой бесполезный – уважаемым людям проехать мешает. Как уехал староста, в колодце еще горестнее кто-то заплакал, а через пару дней с непонятной болезнью слег сам старый Келд и все его семейство.
Вот только староста оказался поумнее охотника и смекнул, что всему виной как бы не колодец. А раз так, сказал он деревенским и следа от него не оставить. Деревенские плечами пожали да поутру начать условились.
А ночью в колодце совсем уж что-то ныло и стенало. Возвращался в ту пору домой старик Джорк. Услышал он плач и остановился. Стал он плаксу жалеть, да просить от него не прятаться. Долго уговаривал и вот вылез к нему черный-причерный человечек. Тут-то и вспомнил Джорк старые придания. А уж как упомнил, что поутру колодец разрушат, чуть за голову не схватился. Вот только что может поделать нищий старик? То-то и оно. Зазвал он тогда колодезного человека к себе перебираться. Конечно, бочка с водой – это не колодец. Ну да и то лучше, чем ничего.
Сровняли колодец с землей поутру, а вскоре в деревне дела совсем плохо идти стали. То скот захворает, то расти ничего не хочет. То сами все болеть начнут. Одному старому Джорку все нипочем было. Жил он как и раньше, разве что соседом обзавелся, тихонько в бочке плачущим. Как он человека из колодца не веселил, тот все печальнее и печальнее становился.
Долго или коротко ли, а стали и другие старики легенды да придания припоминать. И по ним выходило, что разгневали они своего духа места – вот тот на них беды и посылает. Стали вспоминать, что же такого натворить-то успели. Тут-то и вспомнили про колодец. Ох и испугались же они, рассудив, что их духом места колодезный человек и оказался. Собрались всей деревней, колодец раскопали да сложили заново, вот только не слишком-то это помогло. Тогда снова стали из колодца пить да скотину поить – стали здороветь все, кроме охотника и старосты. Тут-то люди и смекнули, кто ж во всех их бедах виноват да и выгнали их из деревни. Тут-то гость старого Джорка в обновленный колодец и вернулся, а самого старика упросили стать новым старостой.
С той поры лет прошло немало, да только и поныне тот колодец обладает свойствами целебными, а люди не забывают больше благодарить своего колодезного человека.
Вообще-то про колодезного человека куда как больше было историй скорее страшных, чем забавных или поучительных. Конкретно эта учила не делать глупостей, не разобравшись в ситуации, так что была вполне…детской, если рассказывать ее гуманный осовремененный вариант, а не тот, в котором охотника и старосту принесли в жертву колодезному человеку и тот ими благодушно закусил...

+1

12

Истории Лулу очень любила, что слушать, что рассказывать, но больше всего остального, конечно, выдумывать. Они с Олли часто придумывали самые разные истории, а потом играли в них, и это всегда было так здорово! Но и чужие сказки девочка всегда слушала очень внимательно, и просто интереса ради, и, конечно, на тот случай, если потом пригодится. Первым делом Лулу хочется спросить, где же находится эта Дания - далеко ли она, и как там живется людям, но потом девочка решает, что лучше не будет перебивать тетю Джо, а о Дании потом спросит у Олли. Олли, вообще-то, ужасно умный и знает кучу всего, может быть, он и о Данни знает. А если не знает, то тоже ничего, они сходят в библиотеку.
- Как это у них был только один колодец? - позабыв о том, что перебивать рассказчика не очень вежливо, не выдерживает Лулу. Ну, так ведь и в самом деле не бывает, чтобы на всех и только один колодец! В нем ведь и воды даже не хватит, и что тогда?!
Дальше Лулу слушает, стараясь не перебивать, а запомнить все, что ей нужно узнать позже. Кто такой староста, например? И почему он не мог объехать колодец? Он же маленький! И почему этот человечек из колодца был черным? Он что, отмыться не мог, раз в воде жил? И зачем это он плакал, плакать - это глупо!
Все эти вопросы Лулу тут же вываливает на тетю Джоан, стоит той закончить свой рассказ. Рассказ ей понравился, и она его потом обязательно тоже кому-нибудь расскажет, только сначала надо наверняка разобраться, что к чему.
- Но ведь на самом деле так не бывает, правда? Ну, чтобы в колодце жили человечки, - утверждает Лулу. То, что сказки - это не совсем правда, Лулу уже давно понимала, но слушать их любила все равно.
- Вот в нашем колодце точно никто не живет! Там и воды даже нет!

0

13

Вопросы, вопросы… Вопросы у детей возраста Луизы всегда были в изобилии – это Джо усвоила еще до того, как стала учиться на психолога. И чем дальше – тем сложнее становится на них отвечать. Причем, как показывала практика, на это обострение интереса непременно следовало отвечать, пусть даже непонятно. Иначе многие дети начинали обижаться на то, что от них что-то скрывают.
- Раньше деревней могли называть совсем маленькое поселение – всего на десяток домов, например, - начала припоминать давно изученное Джо. – В таких, особенно если почва была каменистой, колодец действительно мог быть один. Точнее один действующий, ибо пробивать новый было трудно и требовало усилий всех жителей, способных в этом поучаствовать. По сути, когда один исчерпывался – долбили новый.
Каких только изощрений не знала история. Люди жили и в пещерах, и на большой высоте, и в пустынях… И везде были свои особенности бытия. Не всегда понятные с первого взгляда, но всегда необходимые по той или иной причине.
- Но, да, полагаю, именно эта история определенно придуманная, - усмехнулась Джоан. – Все же в горных великанов я тоже не особо-то верю.
Миллс вообще во многое не верила. Особенно в мистику. Или не хотела верить, что, впрочем, было практически тем же самым.
- А вот староста – главный человек в деревне, вроде нашего мэра – старинный колодец действительно так просто объехать не мог, - продолжила объяснять женщина. – Особенно, колодец общественный. Такой могли обложить крупными камнями или соорудить над ним деревянный навес. А уж если площадь была небольшой, а староста на телеге…
Эту картинку Джо вполне себе представляла. Просто ей приходилось ездить с дедом на его пикапе. О… Как он объезжал на узкой дороге чью-то сломавшуюся машину. Чуть доломать не помог, ей-богу!
- А вот жить в колодце действительно сложновато, - в голосе Джо прорезалось веселье. – Если ты не лягушка, конечно. Кстати, плывущая лягушка по очертанию похожа на человека и выглядит вполне черной, так что я бы еще посмотрела плакали там или квакали.
А еще лягушки могли быть ядовитыми. И напившись водички из источника, где они жили, плодились и периодически кого-то боялись действительно могло оказаться вредно для здоровья.
- Может и к лучшему, что не живет, - улыбнулась Джоан. – Колодец-то близко. Вот зачем вам с мамой вредный сосед на своем же участке?

0

14

- А у нас в городе сколько домов? - тут же спрашивает Лулу. Ну, домов-то в городе, конечно, не десять, и наверняка даже не сто, а может быть даже целая тысяча! Куда больше, чем раньше было в деревне, но все равно очень-очень мало. Лулу уже бывала в настоящем, большущем городе, вот там домов (и людей тем более) было столько, что и не сосчитаешь. То есть это она не считает, но Лулу знала, что есть специальные люди, которые считают, сколько и где людей живет. Сосчитать, сколько людей живет в Солуэе им, конечно, было очень даже просто - уж это и они с Олли сумели бы, а вот как считать людей в больших городах...
- А когда у нас здесь было еще мало домов, в самом начале, тоже был только один колодец? - интересуется Лулу. - Все равно это не удобно! Кому-то надо очень далеко идти, а кому-то близко. Наверное, они всегда ругались из-за того, где будет колодец! - замечает девочка. Конечно, это очень глупо, ругаться из-за колодца - подумаешь далеко, зато можно прогуляться лишний раз. Вот она бы точно ходила за водой, даже если далеко. Можно столько всего увидеть по дороге!
- А в кого ты веришь? Бабушка рассказывала мне про ведьм. Ты в них веришь? Ну, в таких, которые могут проклинать и делать другие вещи. Веришь? - Лулу, честно говоря, не знала, верит ли она, но слушать бабушкины истории было все равно интересно, поэтому Лулу и слушала каждый раз даже те рассказы или сказки, что уже когда-то слышала или даже знала наизусть.
- Знаешь, если ты была раньше ведьмой, за это могли сжигать! Прямо по-настоящему! У нас даже книжка есть про это, там сказки такие, только она у папы дома, а не у мамы, - добавляет, на всякий случай, девочка. Но, конечно, если Джо очень хочется, она может и к папе сбегать, принести книжку.
- Зачем же ему телега, если всего десять домов? Какой-то он совсем уж ленивый! - замечает Лулу, - А у них староста тоже был девочкой?
Лягушки, как и любая прочая живость, Лулу тоже очень нравилась. Они бы с Олли наловили лягушек целую кучу, и запустили бы их жить в свой колодец. Но воды там не было, а значит и лягушки жить не смогут. Но зато смогут они! Конечно, когда дома снова никого не будет.
- Что-то мамы долго нет, наверное, ее задержали сегодня, - вздыхает Лулу. Ей уже хотелось идти к Олли, но надо было подождать, не бросать же Джо одну, в самом деле. Маме бы это точно не понравилось. Но и с собой ее не позовешь. Вот еще, тогда ей придется рассказать все секреты, а их можно было знать только ей и Олли. Так что лучше уж еще подождать!

0

15

- Вот уж чего я точно не считала, так это солуэйские дома, - усмехнулась Джоан. – Но, полагаю, по меркам древности у нас тут даже не мегаполис, а нечто и вовсе монструозное.
Во всяком случае, указанные в учебниках примерные размеры старинных поселений были в большинстве своем относительно миниатюрны. Разумеется, бывали и исключения, но явно не в тот период, которому приписывается легенда.
- А колодец у первых поселенцев действительно мог быть всего один, - прикинула Миллс. – Первое время, во всяком случае. В, по сути, походном лагере, когда все держатся недалеко друг от друга, для начала могло хватить и одного. Вот когда уже построили дома – тогда появилась необходимость колодцев поближе к облюбованным местам.
Во всяком случае, женщина была склонна считать именно так. Как там было на самом деле - не столь уж и важно. В конце концов, Джо была отнюдь не историком и имела право ошибаться в подобных вопросах, полагаясь на собственную память.
- В кого я верю? – вопрос о ведьмах загнал Джоан в тупик. – Сложный вопрос…
В настоящих ведьм Миллс не верила. Все эти полеты на метле и могучие проклятья определенно были вздором. Вот в яды и скверный характер верилось, а в магию – хоть убей, но нет. Разве что некоторых дам тянуло обозвать ведьмами в силу особенностей поведения, но чудотворицами их это не делало.
- В ведьм, пожалуй, отчасти верю, - сложно не верить в подруг маменьки, когда в твоем доме чуть ли не каждую неделю «шабаш». – В призраков – не особо, - особенно после недавнего случая с «призраком». – Когда-то верила в русалок. Даже искала. Не нашла.
И дернул же черт вспомнить именно о русалках. Хорошо, что чашка чая позволила скрыть выражение лица. Тема русалок была для Джо весьма больной, хоть с момента ее окончания и минуло уже немало времени. Так что вопрос о старосте женщина сочла спасительным.
- Староста мог ехать издалека, - вновь улыбнулась Миллс. – Например, из другой деревни или с ярмарки. Мне почему-то кажется, что он был довольно старым, может быть, даже старше твоей бабушки, так что ходить далеко пешком ему было уже тяжеловато.
Озвучивать тот вариант, где староста был просто лентяем и приспособленцем было продуктивнее с подростком, чем с Луизой. Не то чтобы она это не поняла, просто не по возрасту.
- Может быть, она решила сначала заскочить в магазин? – пожала плечами Джо. – Если бы она планировала задержаться, наверняка позвонила бы, чтоб попросить тебя отправиться к папе.
Или позвонила бы самой Джоан, чтоб попросить присмотреть за дочерью. Впрочем, с точки зрения женщины Изабо еще даже не особенно задержалась. Видимо, тут сказывалась разница в восприятии времени. Для Миллс время скорее текло, а вот для маленькой мисс Фелпс оно, видимо, весьма резво бежало.

0

16

- Просто раньше все было совсем по-другому, - вздохнув, замечает Лулу, - Представляешь, что бы они подумали, если бы увидели настоящий город? Такой, как Абердин! - Лулу вот мигом может себе представить, что древние люди сошли бы с ума, если бы увидели Абердин. А если бы они увидели самый большой на свете город - то и подавно! Сама девочка почти никогда не задумывалась о том, что Солуэй на самом деле - очень маленький город. Когда она бывала в Абердине или где-нибудь еще, то, конечно, мечтала о том, чтобы и в Солуэе было все, что есть в настоящих города - высокие дома, большие магазины, парки с каруселями и каток, куда можно ходить даже в самый жаркий день. Но стоило Лулу вернуться домой, встретиться с Олли и придумать что-нибудь веселое и интересное, как любые недостатки мигом забывались, и Лулу была совершенно довольна тем, что уже есть.
- Жаль, что призраков не бывает, я бы хотела с таким познакомиться. Они бы знали много всего интересного, и, наверное, жили бы на кладбище. Представляешь, можно было бы ходить к ним в гости. Они бы прогоняли тех, кто пришел сделать что-нибудь нехорошее, украсить или сломать... Как ты думаешь? - конечно, призрак в глазах Лулу был чем-то совершенно не страшном - вроде Каспера, фильм про которого она однажды смотрела. Кладбища же Лулу и подавно не боялась, кажется, никогда - всего, что там есть у них и дома было, хоть отбавляй. Но, конечно. к своим семи Лулу давно заметила, что  большинству там совершенно не нравится, а ее одноклассницы и подавно жутко боялись любых историй, которые Лулу всегда так хотелось рассказать в школе.
- Моя бабушка совсем еще не старая! Она может все, и везде ходит! - громко замечает Лулу, - Даже ко мне в школу приходит, и к маме приходит, и на море мы с ней ходим, и в магазин! Наверное, он просто не хотел ходить пешком! Некоторые едут в магазин на машине, а он же совсем близко! Это тоже самое? - Лулу, во всяком случае, кажется, что да. Зачем куда-то ехать, если можно пойти самому - этого девочка никак не понимала.
- Позвонила бы, - соглашается Лулу. Такое случалось, и совсем не редко. Иногда маме приходилось остаться на работе подольше, и тогда Лулу шла к папе. Иногда Лулу самое хотелось пойти к папе, и тогда она оставляла маме записку или звонила на работу, чтобы предупредить. Папа жил не так уж и далеко - во всяком случае, не так далеко, чтобы ехать на машине (только если не идет сильный дождь), так что дорогу Лулу выучила наизусть еще в первые дни после покупки нового дома.

+2

17

- Мне кажется, что Абердин вполне мог бы напугать людей того времени, - прикинула Джоан. – Повозки без лошадей, мигающие огни, сами собой открывающиеся двери… Вот уж не знаю, чудо бы они в этом узрели или происки нечисти, но удивились бы сильно.
А еще мигом бы оказались в отделении полиции, а то и в психиатрической лечебнице. Все-таки современный мир многие вполне уважаемые люди именуют безумным и немудрено в нем свихнуться тому, кто к подобному светопреставлению не привык.
- Вот уж радость – жить на кладбище, - фыркнула Джоан. – Там крайне редко происходит что-либо вообще, не говоря уже о чем-то интересном. То ли дело старинные дома и замки…
Да даже просто старые дома и то могли быть косвенной причиной «призрачных» историй. Это Миллс знала наверняка. А уж что творит человеческое воображение и отсутствие здравого смысла… Тут не то что призраки… Тут редкостные химеры чуть ли не средь бела дня бегали. Чаще в переносном смысле, но от этого не менее монструозные.
- Я и не говорю, что твоя бабушка чего-то не может, - Джо потрепала девочку по волосам. – Но многие знакомые мне дамы ее возраста, например, ограничиваются пешими прогулками с собачками, а в гости предпочитают отправляться на машине.
Некоторые так поступали даже если ехать недалеко. Просто чтобы показать какие они сами современные или обеспеченные или же меру почтительности их детей, возящих свою мать куда ей захочется при первом же требовании.
- А вот раньше, когда до соседней деревни можно было пешком идти пару дней, а то и больше, - продолжила Миллс. – Транспорт был не прихотью, а необходимостью. С телегой можно было и добраться быстрее, и привезти больше, и даже попутчика взять, чтоб не скучно было, если дорога дальняя.
А еще охранника, чтоб представители какого-нибудь «лесного братства» или общества «подмостовых троллей» не поживились содержимым телеги.
- А уж на большие ярмарки иногда и по нескольку недель ехать приходилось, - усмехнулась женщина. – Представляешь, как долго на такую добираться пешком?
Полгода туда – полгода обратно и все овцы по дороге и съедены – не иначе. Джоан весьма смутно представляла как происходили такие путешествия, но что-то ей подсказывало, что это было крайне «весело». До такой степени, что она бы не решилась участвовать.
- Давай еще немного подождем, - предложила Миллс. – И, если мама не придет, позвоним ей сами.
В последнее время с сетью на телефоне Джоан везло примерно в трети попыток, что было не так уж и плохо. В крайнем случае, можно было дозвониться на работу и уточнить, точно ли Изабо уже ушла и не задержало ли ее какое-нибудь срочное поручение.

0

18

- А мне там понравилось, и было совсем не страшно, - пожав плечами, вспоминает девочка, - Знаешь, сколько там всего интересного? Прямо на каждому углу!
Лулу, конечно, все еще плохо себе представляла, как жили люди в старину, о которой рассказывает тетя Джо. Девочке казалось, что времена тогда были совсем безрадостные: подумайте только, один колодец на всю деревню да староста на лошади. Вот ведь счастье-то! Нет, теперь все куда лучше - делай себе что хочешь, и столько всего вокруг! И все же Лулу старалась хорошенько запомнить все про стародавние времена. Расскажет потом Олли, вдруг им еще пригодится. Может быть, им снова захочется поискать какой-нибудь клад, вот тогда она и вспомнит все это.
- Но у нас же нет здесь замков, ни одного! - замечает Лулу. Она не знает, хотелось ли бы ей жить в замке или нет - в замке жили короли и принцессы, а Лулу, пожалуй, не хотела быть ни королевой, ни принцессой. Тем приходилось носить платья, а девочка их не слишком-то жаловала.
- Кошмар какой! - фыркает Лулу, выслушав, чем занимаются знакомые Джоан, - Нет, моя бабуля совсем не такая, она еще совсем не старенькая.
Лулу не слишком много знала о старости, хотя, конечно, видела местных старичков. Свою бабушку - обеих бабушке, она к ним не приписывала, и даже не подумала бы, что те уже тоже старенькие. Конечно, девочка знала, что им надо помогать, но это же совсем другое дело, помогать Лулу просто нравилось.
- А сколько дней можно ходить у нас, здесь? - интересуется девочка. Что-то она не слышала, чтобы кто-то добирался куда-нибудь аж целых две недели, - Я никогда еще не ездила так далеко, но мне хотелось бы. В какую-нибудь совсем другую страну. Я вот хочу в Африку, потому что там другие люди, и еще есть слоны, и вообще зверей много. Иногда даже жаль, что мы не в Африке, правда?

0

19

- Абердин – чудесный город, - улыбнулась Джоан. – Но, боюсь, что людям давних лет монструозным показался бы и Солуэй.
Ей и самой он казался большим и шумным, когда они с дедом возвращались из очередного похода, где пару недель вообще ни людей, ни жилья не видели. Это были славные времена. Пожалуй, Миллс по ним скучала.
- Замков в нашем городе я тоже не припомню, - разговор ее действительно веселил. – Возможно, когда-то на острове и были чьи-то крепости, но до наших дней ничего не дожило. Иначе давно бы поползли слухи.
Возможно, Джоан все же была неправа, но так было даже правильнее. Если бы она сказала, что их никто не нашел – это была бы почти гарантированная установка к действию, а так… Не осталось, а то и не было – так и искать нечего. Не хватало еще всем городом искать ушедшую на подвиги Луизу…
- Моя мама тоже себя старой не считает, - о, скольких сил стоило Джоан не рассмеяться в голос. Бланш Миллс постоянно заявляла, что пока у нее нет внуков – она официально молодая мама. Джо с ней по этому поводу категорически не спорила. Себе же дороже. А ну как опять загорится желанием стать кому-нибудь тещей?
- Если бродить кругами, то Солуэй может оказаться бесконечным, - заверила Миллс. – Остров не настолько большой, чтобы путешествовать неделями и не пересечь из конца в конец. То ли дело материк. Его пешком можно не пройти и за год.
На самом деле Джоан даже примерно не представляла, как долго нужно идти пешком, например, от Абердина до Эдинбурга, так что оперировать точными числами не рисковала.
- Вот уж куда бы я не хотела поехать – так это в Африку, - в этот раз женщина все же рассмеялась. – Там же жара и крокодилы.
А еще чужая культура, непривычная еда и много других факторов, способных повлиять на нервы и здоровье.
- Я бы, пожалуй, не отказалась попутешествовать по Европе, - прикинула женщина. – Музеи, экскурсии, сувениры и прочие радости путешествующего взрослого. А вот слоны, пожалуй, уже не для меня.
В студенческие времена Миллс могла бы рвануть и на Аляску, и в Перу. Теперь же она как-то перегорела. Только культурный отдых где все включено и никак иначе. Видимо, начала стареть.

0

20

Смена выдалась нелегкой, Изабель чувствовала усталость, ей только и хотелось, что поскорее добраться домой и присесть на диван с тарелкой супа или пирога. Правда, вихрь с хвостиками по имени Лулу, наверняка опять пристанет с расспросами, так что по-настоящему отдохнуть женщине удастся только когда дочка уляжется спать.
Забежав после работы в магазин, Сальваду набрала домой недостающих продуктов, галлон молока и, конечно же, несколько видов сладостей к чаю и для Луизы.
Желудок жалобно заурчал, эх, надо было поесть все-таки на смене. Достав из пакета шоколадку, Изи с жадностью вцепилась в батончик.
- Лулу, я дома. Поможешь с пакетами? - брюнетка зашла домой и тяжело вздохнула. Ура, отдых близко.

0

21


– Не хотела бы я жить в старину, – морщась, вздыхает Лулу. Представить себе, как тогда жили люди и чем они, несчастные, занимались, как не померли со скуки, девочке очень сложно. Иногда в школе им рассказывали о том, как жили люди много лет назад. И они с Олли, временами, тоже играли в истории про стародавние времена. Но играть было весело, и Лулу отчего-то была уверена, что всем их предкам жилось точно так же – весело, совсем как игралось им с Олли.
– Бродить кругами не интересно, – заявляет Лулу. – Может быть, только в первый и во второй раз, а потом надоест! – то ли дело нормальные города и большие острова, где есть все на свете. Лулу, конечно, любила и их город, да и уж ей-то даже здесь никогда не бывало скучно, но временами все равно хотелось чего-то большего. Настоящих путешествий, например. Вот бы они с Олли могли куда-нибудь отправиться – на целую неделю или месяц, или, может быть, даже на целый год! Сколько всего можно было бы увидеть…
Лулу смотрела иногда передачи про великих путешественников и мечтала, что когда-нибудь и она сможет так же везде бывать, все видеть и потом об этом рассказывать.
Лулу, скептично сморщившись, слушает о предпочтениях тети Джо. Вот ведь нате вам, променять Африку на какие-то музеи и экскурсии! Ну, уж нет, когда Лулу станет по-настоящему взрослой, она ни за что не будет заниматься такой ерундой!
Дверь, тем временем, открылась, и Лулу догадалась о том, что мама пришла еще до того, как раздался ее голос.
– Мама! – и себе, и тете Джо, и маме заодно, сообщила девочка, и, не дожидаясь повторного приглашения, понеслась в коридор. Когда мама приносила продукты из магазина, Лулу всегда разбирала пакеты – во-первых, ей нравилось помогать, во-вторых, там всегда было что-нибудь вкусненькой.
– Как ты сегодня долго! – Лулу сначала обнимает маму, и только потом берет один из пакетов.
– А к тебе тетя Джо в гости пришла! Мы тебя уже давно ждем, даже чай заварили!

+1

22

Умчавшаяся маленьким вихрем Луиза вызывала умиление и, отчасти, зависть. У самой Джоан с детьми как-то не сложилось, отчего радостно и мучительно было возиться с чужими.
- Здравствуй, Изабо, - улыбнулась Миллс. Все же от привычки называть Изабель на французский манер отделаться не выходило. Не то чтобы Джо особо пыталась…
Появившись в коридоре, Джо пару мгновений понаблюдала очаровательную картинку, а затем подхватила самый тяжелый на вид пакет и отнесла на кухню, рассудив, что ребенку все же рановато поднимать подобные грузы.
- Знала бы, что ты соберешься играть во вьючного ослика, сговорилась бы заехать за тобой, а не навестить дома, - беззлобно проворчала Миллс. Ворчать на знакомых – это тоже была та еще привычка. На пациентов (при самих пациентах) было нельзя, а вот на друзей и знакомых – сколько угодно. Многие даже не обижаются.
- Замотали тебя сегодня? – поинтересовалась Джо, невольно косясь в сторону кухни, где кто-то шустрый вовсю разбирался с содержимым пакетов. – Надеюсь, хоть без форс-мажора?
Будучи дочерью двух врачей, Джоан хорошо помнила, чем чреваты тяжелые смены и особые пациенты. Особенно, если не с кем их обсудить. Сама сколько раз с трудом держалась, прежде чем проворчаться Изабо или Трише. Лишь бы не матери. После Бланш Миллс можно было узнать, что обогатил островные кулуары на несколько новых историй. И стыдно маменьке за это не было…

+1

23

- О, а вот и хвостатая помощь подоспела, - женщина улыбнулась и провела ладонью по волосам дочери, после крепко обняв ребенка. Все-таки иногда она очень сильно скучала по своей девочке, даже если они расставались максимум часов на десять. Да и на работе частенько бывают трудности, что даже мимолетный отдых с кружкой чая не помогает. А тут, дома, вечный заряд позитива и бодрости, который либо заряжает энергией, либо добивает.
- Держи, - Сальваду вручила Лулу один из пакетов, что был попроще, естественно. Внутри были хлеб, овощи и, конечно же, сладости, которые Изи планировала растянуть хотя бы на неделю. Изобилие конфет и печенья наверняка вызовет у дочки удивление.
- Да, на работе пришлось задержаться. Помогаю людям стать здоровыми, - она повесила верхнюю одежду на крючок, - Ох, я что-то завертелась сегодня. Здравствуй, Джоан, - Изабель кивнула в знак приветствия, добавив улыбку, - Надеюсь, я не заставила вас долго ждать? - каждому пришлось по пакету, сама же женщина подхватила галлон молока. С провизией вся честная компания направилась прямиком на кухню, где их уже дожидался чай. Осталось только сладости на стол выложить и все готово.
- Ой, да я и сама дойду, уже люди привыкшие. Вон, какие бицепсы теперь от таких пакетов, - Изи легонько пощупала себя за руку, - Да, сегодня было как-то тяжко, благо, без чп. На работе спасаемся чаем и пирогами. Ну и телевизором в ординаторской. Вот уж не знаю случайность или нет, но когда я остаюсь на дежурство, спокойно посмотреть зомбоящик не дают. Ладно, не будем о работе, это не самая интересная тема. Как у тебя дела? Как твоя мама?

0

24

Лулу, конечно, знала, почему мама опаздывает с работы – наверняка там снова что-нибудь случилось, и ей ну совершенно никак не уйти. Иногда, когда мамы не было слишком уж долго, Лулу звонила в больницу, чтобы поболтать с ней. Когда мама была занята, Лулу болтала с кем-нибудь еще, у мамы в отделение ее все давным-давно уже знали. Когда маму задерживали совсем-совсем, Лулу уходила к папе – иногда, чтобы просто дождаться маму, иногда чтобы переночевать. Трусихой она, конечно, не была, но одна еще дома на целую ночь не оставалась. Конечно, сегодня у них были гости, и уйти к папе Лулу не могла – да и было еще совсем не поздно, спать девочка пока не собиралась.
- Сколько ты всего купила! – довольно замечает девочка, и тащит пакет на кухню, где тут же принимается его разбирать. Разбирать пакеты с покупками Лулу любила, особенно когда знала наверняка, что там есть что-нибудь специально для нее. А что-нибудь специально для нее там было всегда. Но сегодня, похоже, вообще день особенный – и мама всего накупила, и тетя Джо с собой принесла… Лулу это очень нравилось.
- Давай я налью тебе чай, - предлагает Лулу и, потянувшись на носочках, достает с полки еще одну чашку – для мамы.
- Я пойду к Олли, - выдержав минут десять – слушать разговоры взрослых Лулу не слишком-то интересно, сообщает девочка.

0

25

Домашняя суета умиляла. Жалела ли Джоан в такие моменты, что семейная жизнь у нее как-то не задалась? Отчасти. Пожалуй, если бы они с Дэниэлом были более терпимы друг к другу, то на остров она вернулась бы замужней дамой, сделавшей вклад в дело внуков. Или не вернулась бы вовсе. Но жалеть о несбыточном подолгу не получалось. В конце концов, нынешняя жизнь женщину вполне устраивала.
- Какое ожидание? Мы даже не успели оставить тебя без сладкого, - улыбнулась Миллс. – Вот еще немного бы задержалась…
Вот уж в чем не сомневалась Джо, так это в том, что дети и женщины способны уничтожать сладости в пугающих количествах за шокирующее время.
- О! Работа – это тема вечная, - понимающе протянула женщина. – У меня вот как раз начался летний простой. Как показывает практика, немало любителей обсудить свои проблемы прибиваются к завсегдатаям паба и до осени их можно особо не ждать. Так что сейчас по большей части приходится возится с гостиницей. Маменька соизволит отдыхать.
Последние слова были выделены той особой интонацией, что сразу давала понять – Бланш Миллс отдыхает весьма продуктивно и от этого может стать весьма весело. При этом женщина не менее выразительно покосилась на Луизу так, чтоб это заметила только Изабо. Мол, не при ребенке же рассказывать очередной выверт сознания имени деятельной вдовы.

0


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Старая, старая сказка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC