В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Ничего, кроме правды


Ничего, кроме правды

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sf.uploads.ru/oAfVr.jpg
Хорошая журналистика обличает могущественных нарушителей, которые готовы пойти на все, что угодно, чтобы избежать обличения.
Знакомство со скандально известным журналистом становится для амбициозной студентки-выпускницы не только судьбоносным, но и весьма опасным событием.

Эдинбург, январь 2005 года

Erin McFarlane и Stephen Reiner

[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:06:45)

+4

2

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Учеба давалась Эйрин легко с тех самых пор, как она впервые пошла в школу. Она быстро читала, легко ориентировалась в потоке поступающей информации и без проблем справлялась со всеми заданиями. Поэтому в университете она решила, что может позволить себе совмещать учебу с подработкой. Не потому, что ей остро нужны были деньги – родители не экономили на единственной дочери и обеспечивали все её расходы, включая небольшую съемную квартиру в Эдинбурге. Скорее тут дело было в желании что-то доказать самой себе, попробовать свои силы.
   Итогом приятного совмещения одного другим стал уже привычный недосып. Писать статьи для небольшой газеты, куда устроилась Эйрин, приходилось вечерами, плавно перетекавшими в ночное бдение у монитора. Вчера девушка засиделась до трех часов ночи, не заметив, как выпила не одну чашку кофе. Вставать утром к первой лекции не хотелось совершенно. Мучительно отодрав себя от кровати, Эйрин зашлепала босыми ногами по до содрогания холодному полу в сторону душа.
   Струи чуть теплой воды заметно взбодрили. На ходу вытирая полотенцем мокрые волосы, девушка прошла на кухню и принялась готовить себе завтрак. Где-то в желудке еще плескались остатки ночного кофе, так что новая порция вливалась неохотно. Есть совершенно не хотелось, но Эйрин заставила себя настрогать бутерброд с сыром, огурцом и вареной курицей.
   Мельком глянув на часы, девушка обнаружила, что уже должна быть одетой. Пришлось спешно натягивать джинсы, пытаясь другой рукой докрасить ресницы. Кое-как собравшись, Эйрин выбежала из квартиры, захлопнула дверь и принялась возиться с замком. Его иногда заедало и, как назло. Сегодня был именно тот день. В сердцах пнув дверь, девушка все-таки повернула ключ и выдернула его из скважины. Связка в отместку на неласковое с собой обращение, злорадно звякнув, упала на пол. Эйрин быстро присела на корточки, одной рукой поднимая ключи, а второй – придерживая открытую сумку.
   Торопливо перепрыгивая через ступеньку, девушка сбежала вниз, попутно вытаскивая из сумки ключи от машины. Пискнув брелоком и отключив сигнализацию, она обошла свою ярко-зеленую шкоду и открыла водительскую дверь. Теперь можно было выдохнуть, бросить сумку на соседнее сиденье и на скорую руку забрать непослушные темные волосы в высокий хвост. Пригладив рукой встопорщившиеся прядки, Эйрин удовлетворенно хмыкнула и потянулась к ключу зажигания.
   Дорога до университета заняла не так много времени, но из-за загруженности дорог и спешки изрядно подействовала на нервы.
   - Ну куда ты прешь со своим корытом? – сердито ругнулась девушка вслед подрезавшему её возле самой студенческой парковки водителю. Она за редким исключением ездила аккуратно, с соблюдением скоростного режима и всех правил. И поэтому дорожные нахалы каждый раз её особенно возмущали.
   Припарковавшись, Эйрин выскочила из машины и бегом понеслась в сторону учебного корпуса, на ходу поставив автомобиль на сигнализацию. Тот коротко тренькнул и подмигнул ей фарами вслед.
   Сегодня вопреки привычному ходу вещей занятие должен был вести не мистер Эндрюссон, а какой-то приглашенный лектор. Посмотреть его имя или фамилию девушка не догадалась, но по слухам это будет какой-то уже матерый журналист, из-под пера которого вышло несколько острых статей. Женская часть курса заранее вздыхала, и не только из-за репортажей временного лектора. Эйрин же было только слегка любопытно. И еще она надеялась, что это не окажется ровесник её деда, весь опыт которого был злободневен тогда, когда она пешком под стол ходила.
   - Поберегись! – крикнула девушка, плечом сбив какого-то мужчину, шедшего с ней в одном направлении. – Извините! – через плечо бросила Эйрин, сверяясь с записанным на ладони номером аудитории. После звонка, знаменующего начало занятия, прошло уже около минуты или двух. Остановившись возле нужной двери, девушка сделала глубокий вдох, еще раз пригладила волосы и постучала. Не дождавшись ответа, заглянула в аудиторию и не обнаружила лектора на своем месте. Значит, сегодня начальство очень удачно опаздывает. Эйрин с улыбкой просочилась в класс, пристроившись за первым столом аккурат напротив кафедры преподавателя. Обычно она приземлялась где-то посередине, чтобы не идти на дремлющую или решающую свои вопросы галерку, но и не мозолить глаза лектору. Однако сегодня в зале был аншлаг.
   Покосившись на дверь, Эйрин принялась раскладывать перед собой вещи – объемный блок для записей в потертой обложке, пенал с канцеляркой и прочую мелочь.

+4

3

Если вчера Стивен входил в здание одного из корпусов Эдинбургского университета совершенно бесстрашно и с высоко поднятой головой прирожденного победителя, которому не страшны ни огонь, ни вода, ни медные трубы, то сегодня он затравленно озирался по сторонам, готовый в любой момент напороться на кого-то из тех, кто накануне устроил его тщеславию настоящее испытание. Профессор Эндрюссон был так рад заполучить его в качестве лектора, что устроил ему самый настоящий прием на своей кафедре. Весь преподавательский состав факультета, вооружившись последними изданиями его книг, атаковали с порога, и ему пришлось раздавать автографы, как какой-то голливудской звезде, а потом сидеть с участливым видом, пить чай и отвечать на вопросы.
В такие моменты он как никогда в полной мере понимал, почему обычные люди так не любят журналистов, задающих дотошные, колючие, порой откровенно провокационные вопросы не столько для того, чтобы получить информацию, сколько бурную реакцию. Они вполне могли бы вывести его из себя, не будь у него профессионального иммунитета к подобным раздражителям. И ему уже давно следовало привыкнуть к этому, все таки он уже много лет пользуется популярностью в определенных кругах, но после того, как вышла его последняя книга, все усложнилось. И без того внушительный круг его читателей резко расширился, сделав имя Стивена Рейнера узнаваемым и за его пределами. Это привносило в его жизнь еще больше суеты и еще больше опасности. Звонки не прекращались, электронные письма с угрозами тоже приходили исправно, но это-то как раз было привычно. Непривычным было то, что вокруг все чаще оказывалось слишком много людей, с которыми у него завязывались отношения, достаточно близкие, чтобы считаться приятельскими. Тот же профессор Эндрюссон, старый друг его отца, уже воспринимался как любимый дядюшка, с которым он не виделся лет десять и с радостью не виделся бы еще столько же, если бы не обещание, данное по неосторожности. И не ему даже, а отцу. Отказать отцу он попросту не мог.
— Ничего страшного, — машинально отозвался он на брошенное впопыхах извинение от девушки, которая тут же скрылась за углом, оставив после себя лишь сладкий запах клевера и отпечатавшееся на сетчатке воспоминание о бледной коже и темных волосах. Она появилась и исчезла так внезапно, что Стив встал столбом от неожиданности, на автомате придерживая у бедра сумку с ноутбуком. Он планировал поработать в местной библиотеке после занятий, пробежаться по подшивкам эдинбургских газет за последний год, чтобы добавить этот город в свою статистику. Сейчас его интересовали коррумпированные чиновники, а эта тема в Эдинбурге, как и в любом другом городе Великобритании, была довольно актуальна. Но сначала, конечно же, лекция. В конце концов именно для этого он приехал сюда из Лондона.
— Всем доброе утро, — поздоровался он с порога и, не глядя по сторонам, сразу же направился к кафедре, пристроившейся перед широким преподавательским столом. Совсем как в старые добрые времена, подумал Стив, пристраивая сумку на столе и стряхивая с плеч свое короткое пальто-бушлат, которое делало его похожим на военного. По привычке взявшись подворачивать рукава рубашки почти до самого локтя, он обернулся и оглядел аудиторию. Свободных мест почти не было, но шелест голосов, который он фоном улавливал, пока избавлялся от верхней одежды, резко стих стоило ему прокатиться взглядом по собравшимся. Зеленые еще совсем. Однако, припомнив, что ему самому еще нет и тридцати, Стив усмехнулся. Самый подходящий возраст для того, чтобы творить глупости. Он со своими "глупостями" еще не закончил.
— Кто не в курсе, мое имя Стивен Рейнер. Сегодня, завтра и послезавтра, и так на протяжении следующих шести недель я буду вашим лектором. Надеюсь, профессор Эндрюссон предупредил вас об этом, — он в очередной раз оглядел первые ряды, где обычно устраиваются самые смелые и говорливые студенты, которые любят задавать вопросы, и споткнулся взглядом о девушку, которая суетливо раскладывала свои вещи на столе. Ему снова почудился запах клевера и свежескошенной травы. Тогда он не успел толком рассмотреть ее лицо, но зато теперь смог в полной мере оценить ее внешность.
— И да, прошу прощения за опоздание. Меня тут в коридоре на углу чуть было не сбили насмерть. Интересный получился бы репортаж.
Так себе шутка возымела неожиданный успех. По аудитории прокатилась рябь смешков, но Стив смотрел только на девушку, для которой этот пассаж был предназначен в первую очередь. Взгляд был коротким и едва ли кто-то обратил на это внимание кроме нее самой. Почти сразу же Стивен отвернулся к столу, чтобы достать материалы по теме.
— Мистер Рейнер? — женский голосок, заставил его оглянуться на секунду, зафиксировать в памяти смазливое личико какой-то блондинки, сидящей в первых рядах с краю, и вновь отвернуться к своей сумке.
— Да, в чем дело? — он достал папку с бумагами и только после этого обернулся и вопросительно поднял брови.
— Пока вы не начали лекцию, может подпишете книгу?
Девчонка очаровательно улыбнулась, рассчитывая, наверное, тем самым добиться своего, но Стив только криво усмехнулся и покачал головой.
— И кстати об этом, — выдержав паузу, он оглядел собравшихся и заулыбался так, словно собирался их всех сожрать живьем без перца и соли. — Никаких автографов и вопросов обо мне и моей деятельности. До конца этого курса. Потом, сколько угодно. Хоть интервью и автограф-сессию устраивайте. Но при условии, что все будут ходить на лекции исправно. Договорились? Еще вопросы есть?
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:07:55)

+4

4

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Когда новый преподаватель вошел в аудиторию и поздоровался со студентами, внутри Эйрин ничто не щелкнуло. Да и с чего бы, если того несчастного, которого она задела в коридоре в спешке, она даже не рассмотрела? Просто не удосужилась даже обернуться и послать пострадавшему в результате её забега хотя бы извиняющуюся улыбку.
   Голос, показавшийся смутно знакомым, заставил поднять голову. Студенты по традиции поднялись, чтобы поприветствовать преподавателя, и вместе с ними пришлось встать и Эйрин, попутно задевшей парту и едва не смахнувшей с нее все, что уже успела выложить. Определенно, сегодня был не день мисс МакФарлан.
   Сев обратно, девушка тут же принялась раскладывать все обратно по местам. Пришлось даже нырнуть под парту, чтобы достать укатившуюся ручку, что определенно не улучшало настроения.
   Студенты – народ веселый и беззаботный, так что гул голосов в аудитории и не думал сходить на нет. Присутствующие продолжали обсуждать актуальные вопросы, в лучшем случае понизив голос. Место возле Эйрин пустовало, оказавшись едва ли не единственной свободной валентностью в классе. И это ее вполне устраивало. Резкое стихание шума голосов заставило Эйрин вскинуть голову и перевести взгляд на преподавательскую кафедру. Она перестала суетиться с тетрадями, открыла новый лист в той, где вела записи лекций профессора Эндрюссона, и быстро начеркала в правом верхнем углу имя нового преподавателя. На память она обычно не жаловалась, но имена можно было отнести к слабым её местам.
   Шутка преподавателя достигла своей цели. Темноволосый объект её, почувствовав на себе чей-то внимательный взгляд, поднял глаза от тетради. Тонкие пальцы крепко сжали авторучку, а на бледной коже скул начали расползаться предательские пятна краски. Как назло, Эйрин умудрилась еще и встретиться со своей жертвой взглядом, что заставило её смутиться еще сильнее и торопливо уткнуться в лист. Черт, черт, черт! В голове пронесся целых хоровод судорожных мыслей, начиная от «Вот угораздило же врубиться именно в него!» и до «то же за день сегодня такой?!».
   - Случаем не МакФарлан? – донесся до ушей Эйрин веселый голос. Брэдли Купер сидел на ряду позади нее и немного правее. Девушка торопливо обернулась к нему, чувствуя, что щеки начинают буквально полыхать. Но пристальный взгляд сердитых глаз не остановил парня от продолжения.  – Она носится со скоростью гоночного болида и скоро счет жертв пойдет на десятки, - Куперу нравилось задирать Эйрин. Это было нечто среднее между симпатией, выражавшейся в том, чтобы дернуть понравившуюся девчонку за косичку, и профессиональным соперничеством. В свое время они с Брэдли претендовали на одно место, которое с небольшим отрывом заняла МакФарлан. Парень говорил, что не в обиде, но его эго явно было задето. Вступать в словесную перепалку Эйрин не стала, но укоризненно покачала головой и показала кулак, пристально глядя на Купера, чтобы он не ошибся. Ответом ей был по-детски высунутый язык.
   Деловой подход нового преподавателя Эйрин понравился сразу же. По крайней мере, то, что он не стал упиваться своей славой и устраивать автограф-сессию со стайкой воздыхательниц, уже можно было считать плюсом в его карму. Если бы не неудачный старт их знакомства, то он мог бы почти понравиться МакФарлан.
   - А фотографию на память сделаете с нами? – со смешком в голосе уточнил Брэдли. Он все никак не мог успокоиться и перестать задираться перед новым человеком. – МакФарлан для коллекции, она у нас ведет летопись курса.
   Эйрин действительно добровольно взяла на себя роль того человека, который запечатлевает важные моменты жизни группы для выпускного альбома. С фотоаппаратом она дружила с детства, умела даже проявлять пленка. По словам преподавателя факультатива, который она посещала, результат был вполне неплох и профессионален. Он иногда в шутку даже жалел, что перо привлекло МакФарлан больше взгляда на мир через толстое стекло объектива.
   - Тебе это фото точно пригодится, - негромко, но веско сказала Эйрин, пристально взглянув на Купера. Превращать лекцию в перепалку не хотелось, равно как и с порога создавать о себе дурное мнение, но оставить без внимания уже второй выпад в свою сторону тоже было бы непростительно.
   - Какова будет тематика Ваших лекций? – поинтересовалась Эйрин у преподавателя. – Мистер Эндрюссон ничего нам не говорил, лишь упомянул, что Вы будете для нас сюрпризом, - хотелось как-то настроиться на деловой лад, отсидеть эту лекцию и испариться из аудитории раньше, чем произойдет еще какая-нибудь неловкость. В умении Стивена Рейнера владеть вниманием слушателей и пресекать ненужную болтовню девушка уже почему-то совершенно не сомневалась, но все же… Украдкой МакФарлан сделала себе пометку на полях карандашом – ознакомиться со статьями нового преподавателя. И даже обвела это примечание в рамочку, чтобы оно сразу бросалось в глаза. Это могло бы быть не только интересным, но и полезным. В конце концов, у Эйрин была возможность задать вопросы их автору.
   - А Вы поделитесь историями из своего… Опыта? – вопрос исходил от Кары, той самой смазливой блондинки, которая выдала просьбу подписать ей книгу. И судя по кокетливому хлопанью густо накрашенными тушью ресницами, сдаваться она не собиралась.

Отредактировано Erin Reiner (2017-04-02 23:10:09)

+2

5

И ничего-то не меняется, рассеянно думал про себя Стив, шелестя бумагами, пока студенты обменивались "любезностями", совсем по-детски пытаясь друг друга задеть и подначить. Почему-то так получалось, что в какой бы аудитории он не оказался и с каким бы кругом людей не общался, ассоциация с песочницей так или иначе всплывала в его голове. Куличики, совочки и мелкие обидки, зарытые в песок вместе с собачьим дерьмом и окурками. С годами, конечно, метафорические песочницы становились куда более масштабными и зарытое в них тоже приобретало более серьезные и опасные формы, но концепция была одна, и это во многом упрощало процесс притирания к новому кругу знакомых. Они быстро просеивались через его социальный фильтр и занимали свои ниши в уже давно устоявшейся структуре со строгой иерархией. Кто-то ведущий, а кто-то ведомый. Кто-то шут, а кто-то серая и ни чем не примечательная масса. Стив уже отметил про себя, что девушка, которая так неосторожно налетела на него в коридоре, действительно та самая МакФарлан и, найдя ее фамилию в списке студентов, узнал еще и имя. Довольно красивое и вместе с тем не избитое, в отличие от всяких Кэтрин, Марий и Анн. И в серую массу она явно не входила. Активистка, раз взяла на себя заботу о летописи целого курса, и с амбициями у нее явно все в полном порядке. Учится на отлично, судя по пометкам профессора Эндрюссона, которые он проставил рядом с именами успевающих студентов, и наверняка работает где-нибудь. Такие всегда работают. Теперь ему оставалось запомнить все остальные имена и привязать их к конкретным лицам и ролям, которые они играли. Шута он, кажется, уже нашел.
— С радостью сфотографируюсь и даже подпишу фотографию лично для вас, мистер... — он не столько вопросительно, сколько требовательно уставился на парня, который все никак не унимался. Он сидел на ряд выше МакФарлан и явно добивался чужого внимания. Нового преподавателя или девицы, что стала объектом его замечаний, понять было сложно. Да и не так уж и важно, если на то пошло
— Купер, — парень приосанился и расправил плечи, довольный тем, что привлек к себе столько взглядов. — Брэдли Купер.
Прямо таки Бонд, Джеймс Бонд. Стив нашел его в ведомости и кивнул. Выглядел он при этом предельно сосредоточенно. Специально, чтобы сказанное им в дальнейшем было воспринято с не меньшей серьезностью. Правда, нужды особой в этом не было совершенно. Его дело маленькое — отчитать лекции и все.
— Фотография вам действительно пригодится, Брэдли. Будет во что дротики бросать, когда завалите итоговый зачет.
Потухший, как перегоревшая лампочка, студент понял, что где-то просчитался, и наконец-то замолк, позволив другим задавать более актуальные вопросы. Первой оказалась та самая Эйрин МакФарлан, и Стив этому ничуть не удивился. Он посмотрел на девушку чуть дольше, чем следовало, отмечая про себя то, как быстро она справилась с первым смущением, и снова опустил взгляд в бумаги, которые разложил перед собой на кафедре. На вопрос блондинки он отреагировал, лишь едва заметно дернув головой. Что означал этот жест, он и сам не знал.
— Судя по тем заготовкам, что мне вручил профессор Эндрюссон, похоже, он как раз на это и рассчитывал. Рассчитывал, что я буду делиться с вами своим опытом. — пролистав несколько страниц с планами Стивен усмехнулся и покачал головой, перечисляя в пол голоса выделенные жирным шрифтом темы: — Работа за границей, горячие точки, хранение и передача информации в условиях повышенного риска, альтернативные источники информации, контакты с террористами...
Стив резко замолчал и, поджав губы, окинул собравшихся откровенно затравленным взглядом исподлобья. Эндрюссон пусть и был уже отгулявшим свое писакой, который уже не столько учил, сколько поучал своих студентов, и держался в университете больше за счет своих былых заслуг, но стоило отдать ему должное, актуальность подобранных им тем была очевидна. И человека для проведения лекций подобного рода он выбрал более чем подходящего. Оставив бумаги на кафедре, Стивен спустился с возвышений и прогулявшись в задумчивости туда-сюда вдоль первого ряда парт вновь оглядел студентов.
— Кто из вас планирует по окончании университета работать в печатных изданиях? — убедившись, что таких подавляющее большинство, Стив кивнул. — Тогда скажите мне вот что... По типологии кто чем интересуется? Вот вы, например, о чем бы вы предпочли писать, когда станете журналистом?
Он остановился напротив той самой блондинки и угрожающе навис над ее столом, склонившись как тираннозавр Рекс над своей травоядной жертвой. Она настолько смутилась, что не сразу сообразила, чего от нее хотят, однако, ответила довольно быстро, хоть и спотыкаясь на каждом слове.
— Я... я... биографии люблю. Знаменитые люди, их жизнь и... и все такое.
— Все такое, — протянул Стив, улыбаясь каким-то своим мыслям. — Скандалы, значит. Бульварная или, как ее еще называют, желтая пресса. Прискорбно.
Девчонка попыталась возразить, но ни одного веского довода в пользу своего выбора так и не нашла. К тому же Стивен не собирался вступать с ней в прения. Он пошел дальше, вдоль парт и, наконец, остановился напротив Эйрин.
— Ну, а вы? Чем вы интересуетесь?
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:08:59)

+2

6

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   То, как новый преподаватель осадил явно расхрабрившегося Брэдли Купера, Эйрин определенно понравилось. Она уважала тех людей, которые могут поставить зарвавшегося нахала на место так, чтобы он обиженно заткнулся и сел поразмыслить над своим поведением. И при этом не скатиться к перебранке, как на сельской ярмарке. Сдержать довольную улыбку стоило определенных усилий, так что МакФарлан поспешно опустила голову, делая вид, что делает еще одну заметку.
   Эйрин сегодня удивительно везло встречаться взглядом с мистером Рейнером. Каждый раз, когда она поднимала глаза, чтобы задать вопрос или посмотреть на пока еще пустую доску, девушка пересекалась с ним. К счастью, на этот раз обошлось без ехидного комментария.
   Кара совершила явную стратегическую ошибку, так упорно стараясь привлечь к себе внимание нового преподавателя. Эйрин могла бы поставить на то, что ей это еще отзовется определенными неприятностями. Образ Стивена Рейнера начинал обретать определенные черты, и ни один из резких, быстрых мазков этой картины не предполагал кокетства на лекциях. Скорее можно было бы ожидать чисто немецкой (судя по фамилии) холодной вежливости, обстоятельности и аккуратности. Но это было лишь первое впечатление МакФарлан, которая любила пытаться составлять психологические портреты новых преподавателей и знакомых.
   Темы предстоящих лекций вызывали однозначный интерес, не все из них Эйрин предполагала потенциально нужными для будущей профессиональной жизни, но некоторые – определенно. В горячие точки лезть она, например, не планировала в обозримом будущем (хотя чем Бог не шутит?), но вот работа за границей… МакФарлан хотела бы поработать в Германии, Австрии, Франции или Италии. Не только потому, что ей нравились эти страны, но и просто из желания попробовать себя.
   Отвлекшись на то, чтобы по озвученным заголовкам быстро записать план будущих лекций, Эйрин упустила из виду тот момент, когда мистер Рейнер спустился с возвышения, на котором стоял преподавательский стол с кафедрой. Поднять голову её заставила резко повисшая в аудитории звенящая тишина. Девушка вскинулась как раз в тот момент, когда мистер Рейнер проходил мимо её парты. Туда-сюда. МакФарлан невольно проследила за ним взглядом.
   Реакция на вопрос преподавателя была вполне ожидаемой: лес рук, среди которых была и поднятая вверх рука Эйрин. Она уже попробовала себя, убедившись, что с выбором профессии не ошиблась, и теперь жаждала большего. Так газета, в которой она работала сейчас, ведя колонку небольших статей о громких событиях города, была хорошим местом для старта и получения опыта. Но МакФарлан уже ощущала, что ей становится тесно и в рамках этого издания, и в рамках формата, в котором выходили её заметки.
   Эйрин отметила про себя, что в Рейнере не ошиблась – кокетливая выходка Кары в начале лекции отозвалась ей проблемами в середине её. При желании, как оказалось, новый преподаватель умел действовать на психику, что и демонстрировал сейчас. МакФарлан Каре определенно не завидовала, потому что тяжелую ауру мистера Рейнера, склонившегося к девушке, ощущала даже со своего места – через две парты левее. Ответ, который жертва нового преподавателя все-таки мужественно проблеяла, был предсказуем. Эйрин едва удержалась от того, чтобы не хмыкнуть. Увлеченность Кары модой и селебритис была разве что не прописана на её хорошеньком лобике, а уж если глянуть на тематику статей и работ… Все становилось кристально ясно. Сама МакФарлан пока еще не определилась с областью интересов так однозначно. В её активе значились работы по политике, экономике, социальным проблемам и даже было кое-что о работе полиции.
   Вопрос мистера Рейнера, точнее, сам факт того, что он обратился к Эйрин, застал задумавшуюся девушку врасплох. Едва заметно вздрогнув от неожиданности, МакФарлан сфокусировала взгляд на стоящем перед ней преподавателе. На то, чтобы переключиться и сформулировать ответ, ей потребовалось несколько секунд.
   - Пожалуй, что социально острые события: во внешней и внутренней политике, в экономике, в других областях. То, что может затронуть достаточно широкий круг людей, - Эйрин пожала плечами и заправила за ухо непослушную прядку темных волос. – Более узко мне еще сложно сказать, я пыталась писать обо всем и пока не определилась, хочу ли ограничиться чем-то более конкретным. Наверное, отказалась бы я сейчас только от работы в горячей точке, - собственный ответ МакФарлан не удовлетворил. Он был слишком размазан и расплывчат. Неожиданно ей пришла в голову весьма любопытная идея. - А как Вы определились с тем, в какой сфере хотите работать? Колебались или сразу почувствовали? - Эйрин вернула мистеру Рейнеру его вопрос и испытующе взглянула на мужчину, очень надеясь, что результатом будет не такой же тиранозавр Рекс, который нависал над Карой.

+2

7

Вопрос Стивена как будто застал мисс МакФарлан врасплох. Девушка даже вздрогнула слегка, вскинув на него свои огромные, словно переполненные прохладной озерной водой глаза. Однако, в отличие от своей однокурсницы, она быстро сориентировалась и нашла, что ответить. Слушая ее со всем вниманием, Стив сам не заметил, как подошел еще ближе и уперся обеими руками в край стола, за которым сидела девушка. Если честно, он был готов к тому, что и ее выбор окажется несерьезным или как минимум легким в плане реализации и понимания целевой аудитории. Музыка, искусство, путешествия или даже кулинария. Он знал целую прорву по-настоящему талантливых женщин-журналистов, которые выбрали одно из этих направлений, променяв свой талант на уверенность в собственном будущем. Безопасность и личное благополучие для них были во главе угла, и Рейнер просто не мог осуждать их за это. Все они были женами и матерьми. Им было, что терять. Именно поэтому предпочтения Эйрин его одновременно и приятно удивили и самую малость расстроили. Политика как таковая была настолько грязным делом, что умудрялась пачкать даже тех, кто имел к ней поверхностное отношение. Насколько поверхностно мисс МакФарлан этим интересовалась, Стив пока не знал, но догадывался, что она из той породы людей, которые любят докапываться до самых глубин. Рыбак рыбака и все такое. Нельзя ей окунаться в эту грязь, думал он про себя, глядя на то, как двигаются губы девушки, пока она говорила. Не отмоется ведь потом.
— Понятно, — глухо и довольно таки сухо резюмировал Стивен, подавленный собственными невеселыми мыслями, но потом все же позволил себе улыбнуться. — В горячих точках вам определенно нечего делать.
Чуть оттолкнувшись от стола, он выпрямился и развернулся, чтобы направиться к кафедре, где его дожидался список литературы и прочих вспомогательных материалов по теме, обязательных к прочтению, когда девушка вновь заговорила. Он так и замер на полпути и, обернувшись, уставился на Эйрин. На первый взгляд могло показаться, что он недоволен ее вопросом или даже раздражен. Его лицо не выражало ничего, только глаза смотрели колюче. Но потом он вдруг заулыбался, моментально утратив всю свою суровость. Девчонка оказалась почти бесстрашной.
— Мой опыт вряд ли поможет вам в собственном выборе. Он был... как бы это сказать, несколько специфичным, — Стив пощурился на девушку еще немного, раздумывая, потом оглядел притихших в ожидании студентов и, наконец, кивнул, приняв решение. — Моя первая по-настоящему серьезная статья посадила за решетку одного очень плохого человека. Удовлетворение, которое я испытал, когда это случилось, было таким оглушительным и таким острым... — он покачал головой и усмехнулся, глядя в пространство и словно вспоминая то, что чувствовал тогда, а затем вновь сфокусировал взгляд на МакФарлан. — Это было почти как оргазм. Так что, мой вам совет, Эйрин, выбирайте то, что будет приносить вам удовлетворение. Моральное.
Воцарившаяся после его слов тишина почти звенела, поглощая без остатка малейшие шорохи. Прошло какое-то время, прежде чем Стив поймал себя на том, что неотрывно смотрит на Эйрин, к которой все это время обращался, словно никого кроме них двоих в аудитории больше не было. Это стало особенно очевидным, когда блондиночка, которую он спрашивал первой, деликатно прокашлялась в кулачок. Он нервно улыбнулся, обвел остальных студентов долгим взглядом, в котором отчетливо читалось предупреждение, и все же вернулся к кафедре. С первой же лекции отдавать кому-то предпочтение в его планы не входило, и Стивен пообещал себе уравновесить произведенное впечатление в дальнейшем. Но не сегодня и не сейчас.
— Итак, список литературы, — объявил он и, прихватив бумаги с кафедры, сразу же направился к доске. — Многие авторы иностранцы, так что я буду записывать их имена и фамилии. Постарайтесь переписать все правильно.
Все оставшееся время лекции он провел, расхаживая вдоль доски и лишь изредка поглядывая на студентов, записывающих за ним чуть ли не каждое слово. Список был довольно таки большим. Стив уже начал переживать, что не успеет зачитать все пункты, но когда он наконец-то закончил, оказалось, что у него даже осталось немного времени. Его как раз хватило для того, чтобы провести перекличку и привязать к каждому конкретному лицу имя из предоставленного профессором Эндрюссоном списка студентов. Свежее личико мисс МакФарлан оказалось самым запоминающимся. И как бы ему не хотелось думать, что причиной этому послужил тот факт, что она оказалась первой из всего курса, с кем он познакомился, в буквальном смысле столкнувшись в коридоре, в конечном итоге Стивен был вынужден признать, что девушка ему просто понравилась сама по себе. Красивая, умная, смелая... Она просто не могла не нравиться. Зачитывая очередную фамилию, чтобы отметить присутствующего на лекции студента в ведомости, он снова и снова возвращался к ней взглядом, но тут же одергивал себя. Это не было нужно ни ему, ни ей и уж точно не было нужно профессору Эндрюссону. За интрижку со студенткой он Рейнера по головке не погладит, будь тот хоть трижды именитым писателем.
— Ну, вот и все, — закончив с перекличкой, Стивен глянул на часы и удовлетворенно хмыкнул. — Минута в минуту. Всем до завтра.
Пока студенты разрозненно отзывались, параллельно собираясь и переговариваясь между собой, он стер с доски все то, что успел на ней написать, сгреб рассеянные по столу бумаги в папку и тоже стал собираться. В его планах все еще значился визит в университетскую библиотеку.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:09:59)

+3

8

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Видимо, привычка давить на собеседника была частью характера Стивена Рейнера. По мере того, как он подходил ближе и наклонялся вперед, упираясь руками в край стола, Эйрин инстинктивно отодвигалась и отклонялась назад. Нельзя сказать, чтобы она ощущала угрозу или неприязнь, но определенно напрягалась. Особенно, когда он сухо сказал: «Понятно». Единственное, что поняла МакФарлан, уловив это в мельчайшей мимике и интонациях, так это то, что и её ответ не удовлетворил преподавателя. Кажется, даже огорчил. Это заставило девушку задуматься. Нахмурившись, она ждала, надеясь на более развернутый комментарий.
   Чего-то определенного не последовало, что заставило Эйрин почувствовать себя разочарованной и смущенной, но не удержало от нового вопроса. Её голос заставил направлявшегося к кафедре преподавателя остановиться и резко обернуться обратно к аудитории. МакФарлан замерла под его колючим взглядом, как кролик перед удавом, но нашла в себе силы смотреть Рейнеру прямо в глаза и не тушеваться. Какое-то время. Выбранное преподавателем сравнение заставило щеки Эйрин вспыхнуть легким румянцем. До чего же ершистый человек!
    Остаток лекции прошел в тишине столь звонкой, что можно было услышать, как жужжат пролетающие под потолком мухи. МакФарлан, ощущая, что уже успела запасть Рейнеру в память, была паинькой. В основном она, не отрывая взгляда от тетради, записывала под диктовку. Время от времени она буквально кожей чувствовала на себе чужой взгляд, но упрямо делала вид, что его не замечает.

***
   Стоило Рейнеру после звонка покинуть аудиторию, как по ней шелестящим ветерком пронесся слаженный вздох облегчения.
   - Вот это… Мужик, - почти восхищенно сказал кто-то из парней. Даже их тяжелый взгляд преподавателя и его манера держаться сумели пригвоздить к месту. Вокруг зашуршали голоса, журналистская молодежь сбивалась в группки и обсуждала господина Рейнера. Эйрин принимать участие в общем веселье сегодня не собиралась. В планах у нее стояло успеть забежать в университетскую библиотеку, пролистать там пару прошивок и на их основе начать готовить новую статью. Помимо этого, она хотела еще и попасть на ужин с подругой, если поторопится с делами насущными.
   Быстро покидав вещи в сумку, МакФарлан выскочила из аудитории и привычно пошла по коридору в сторону библиотеки. Быстрый шаг граничил с бегом, а сама девушка умудрялась не только лавировать между студентами, но и жевать прихваченную из дома булочку. Перед дверями храма науки Эйрин торопливо отряхнула руки от крошек, на всякий случай вытерла губы и метко запустила обертку от своего ланча в урну у входа.
   Нужные подшивки нашлись быстро. МакФарлан сгрузила их кипой на один из столов в читальном зале и потянулась к лампе. Столешницы озарил мягкий желтоватый свет. Эйрин отодвинулась стул, намереваясь сесть, но именно в этот момент у нее зазвонил телефон. Девушка недовольно ругнулась, доставая его из заднего кармана облегающих джинсов.
   Связь в библиотеке ловила так, как сама того хотела. Она то пропадала, то появлялась, будучи явлением полумифологическим. Сил смартфона хватило на то, чтобы Эйрин увидела на экране имя подруги. Дальше сигнал решил, что хорошего помаленьку и высокомерно исчез. Выругавшись себе под нос, девушка подождала пару минут в надежде, что связь вернется. Но телефон упрямо показывал его отсутствие.
   Прикинув вероятность отмены ужина, МакФарлан поняла, что надо идти наружу и перезванивать. Бросив сумку на стул и задвинув его под стол, чтобы вещи не слишком привлекали внимание, девушка торопливо пошла к выходу.
   С дверью университетской библиотеки у Эйрин сложились особенно трепетные отношения. Она явно была рассчитана на оборону хранилища науки от ватаг пьяных викингов и была ощутимо тяжелее невысокой и худощавой девушки. Так что МакФарлан приходилось открывать ее сильным толком едва ли не с разбега. Привычно разогнавшись и пихнув дверь плечом, Эйрин не сразу поняла, что на этот раз чувствует сопротивление. За массивным слоем дерева, для внушительности обитого железом, кто-то был, и сейчас этот неизвестный крепко получил… Оставалось надеяться, что он выжил после удара.
   Глухо чертыхнувшись, МакФарлан остановилась, выдохнула и уже более осторожно приоткрыла дверь. Совсем немного, лишь для того, чтобы суметь проскользнуть в образовавшуюся щель. Оказавшись снаружи, девушка первым делом поискала взглядом свою несчастную жертву.
   - П-п-простите, мистер Рейнер! – выдавила из себя Эйрин, обнаружив пострадавшего на полу и с разбитым носом. Им был новый преподаватель, с которым они уже успели утром слегка познакомиться. Секунду или две она растерянно хлопала глазами, похолодев. Теперь точно можно и не мечтать о том, чтобы сдать экзамены хорошо и с первого раза. Лезущие в голову глупости привели МакФарлан в чувство. – Я Вас не убила? – девушка торопливо подскочила к своей жертве, пытаясь помочь, но больше рискуя попасть под горячую руку. Она присела на корточки и хотела помочь подняться. – Что я говорю, живы вроде. Живы же? Честное слово, я не нарочно! Просто Вы… Ходите неаккуратно. Не Ваш день, да? Очень больно? – сочувственно поинтересовалась Эйрин. От волнения она говорила сбивчиво и торопливо, то и дело глотая окончания слов. Надо же… Как вышло неудобно. Дать Вам платочек? - МакФарлан похлопала себя по карманам в поисках пачки бумажных платков.

+2

9

На кафедре, куда Стивен решил заглянуть, чтобы отчитаться, его поздравили с первой лекцией и окружили вниманием, словно он не на работу пришел, а заглянул в гости к любимым тетушкам. Вопросы посыпались как горох из прохудившегося мешка. Как прошло? Как приняли? Не было ли проблем? Ловко отбиваясь от чужого любопытства как профессиональный теннисист своей ракеткой от мячиков, Стив заторопился покинуть кафедру и, пообещав, что еще заглянет, буквально сбежал, поджав хвост. Такая опека со стороны едва знакомых людей казалась ему несколько странной, но, поразмыслив, он решил списать это на то, что на кафедре просто был некоторый напряг с молодыми преподавателями. Все выпускники шли работать по профессии и не желали оставаться в своей Альма-Матер, дабы нести знание новым студентам, пришедшим им на замену, а те кто возвращался спустя годы, были настолько потрепаны жизнью и разочарованы в журналистике как таковой, что не привносили должной движухи в размеренную, а порой и откровенно скучную жизнь кафедры. Дохлые батарейки в этом уже изрядно послужившем механизме сменялись на такие же дохлые, но руководство кафедры это, похоже, вполне устраивало. Только профессор Эндрюссон решился вдруг проявить инициативу и пригласить для выпускников кое-кого посвежее и поэнергичнее, воспользовавшись давним знакомством с Рейнером старшим. Нет, Стив не жалел о том, что согласился, и не собирался бросать все, едва начав. Это было не в его характере. Но и поддаваться местному течению жизни, где между лекциями случались такие вот уютные посиделки на кафедре с чаем, плюшками и светскими разговорами, тоже не собирался. В конце концов у него в Эдинбурге был свой интерес.
За всеми этими мыслями Стивен не заметил как добрался до святая святых — библиотеки университета. Массивные двери храма науки внушали священный трепет и чем-то неуловимо напоминали ему лингвистический центр его родного университета в Мюнхене. Что-то ностальгическое так и витало в воздухе рассеивая его внимание, пока он подходил ближе с намерением атаковать двери в храм знаний и прорваться внутрь. И тем неожиданнее стала предвосхищающая его захватнические намерения контратака. Стив так и не вспомнил, как оказался на полу. Вот он только подходил к двери и уже протягивал руку, чтобы взяться за ее массивную ручку и потянуть на себя, а в следующий миг уже сидел на полу, раскинув ноги, и обливался кровью из разбитого носа. Рубашка на груди уже изрядно промокла. Перед глазами плясали круги, а в ушах шумело так, словно он был на автомагистрали, и его только что едва не сбил грузовик. Или все таки сбил? Сравнивать все равно было не с чем.
— Не трещи, будь так любезна, — мученически поморщился Стив, силясь проморгаться и вернуть своему восприятию хоть какую-то определенность с тем, где у этого мира верх, а где низ. Звонкий от волнения и тревоги девчоночий голос, пробивающийся сквозь шум в ушах, мешал сосредоточиться, но так было только до того момента, когда Стивен понял, что узнает этот голос. Кое-как проморгавшись, он уставился на лицо, маячившее бледным пятном совсем рядом с его собственным. Мордашка двоилась, нет, даже троилась, но была так чертовски знакома, что Стив почти даже не напрягался, пока пытался вспомнить, кому же она принадлежит. Прошло всего каких-то минут двадцать или тридцать с тех пор, как он имел удовольствие лицезреть ее в совсем другой обстановке. Не такой травматической.
— Да вы просто чертовски сногсшибательная особа, мисс МакФарлан, — заключил он наконец, когда личико девушки прекратило троиться и наконец-то обрело более или менее четкие и однозначные очертания. — Лучше помогите мне подняться.
Помощь девушки была нужна скорее для того, чтобы сохранить равновесие после непосредственного вставания на ноги. Голова кружилась, а земля все еще предпринимала попытки уйти из-под ног. Довольно слабые попытки. Медленно, но верно Стивен приходил в себя и начинал понимать всю иронию произошедшего.
— Это уже второе по счету покушение на мою жизнь. Что дальше? Скинете мне на голову рояль? — довольно неуклюже пошутил он, бросив на девушку насмешливый взгляд, и осторожно ощупал нос. — Вроде не сломан. Где у вас тут уборная, не подскажете? Кажется, я зря не пошел домой сразу же после лекции. Сегодня действительно не мой день.
На самом деле ему грех было жаловаться. Кому действительно не повезло, так это его новенькому ноутбуку, который хоть и был в сумке, но после падения на каменный пол коридора приказал долго жить. В этом Стивен убедился, когда поднял сумку с пола и заглянул внутрь.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:18:36)

+1

10

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Эйрин боялась крови. Что любопытно – исключительно той, которая не принадлежала ей. Свои кровотечения производили на нее куда меньший эффект, чем чужие. Поэтому при виде разбитого носа Стивена Рейнера и потока алой жидкости из него девушка откровенно запаниковала и начала тараторить без умолку и суетиться. Резкая фраза, брошенная мужчиной, отправила МакФарлан в состояние задумчивого оцепенения, в котором она хотя бы не рисковала еще и наступить на несчастного, пытаясь ему же и помочь.
   Дождавшись, пока жертва её спешки немного придет в себя, Эйрин присела возле мужчины на корточки и с тревогой заглянула ему в лицо. Строго говоря, чтобы оценить объем нанесенного урона, но невольно она пыталась прочитать, насколько сильно он на нее сердится.
   - Я умею произвести впечатление, – машинально ответила МакФарлан, при этом даже не покривив душой. Определенно, Стивен Рейнер еще не скоро забудет столь прыткую студентку. – Давайте, только аккуратно, - Эйрин подала мужчине руку и осторожно придерживала его за спину второй, пока он поднимался на ноги. На языке крутилось с десяток вопросов о его самочувствии, но пока девушка мужественно сдерживалась, памятуя о том, как он недавно ее оборвал. В итоге все беспокойство уложилось во фразу из трех слов. – Вы в порядке? – МакФарлан нервно прикусила губу, как делала всегда, когда сильно волновалась. Запоздало заметив, что мужчина, кажется, более не нуждается в ее поддержке, она убрала от него руки. Хотя, нет, скорее она их смущенно и испуганно отдернула, когда поняла, что слишком долго придерживает Рейнера.
   - Это было бы слишком прямолинейно, - огрызнулась Эйрин, чьи щеки под насмешливым взглядом преподавателя вспыхнули ярким румянцем. Замечание журналиста достигло своей цели, уязвив и без того перепугавшуюся и пристыженную девушку. Она потупила глаза и уставилась в пол, но упрямо продолжила отговариваться. – К тому же, избито. И с чего Вы вообще взяли, что грядет третье покушения на Вас? – не удержавшись, МакФарлан фыркнула, представив, что мужчина мог бы говорить совершенно серьезно. С Рейнером не получалось понять, когда он шутит, а когда нет. – Уборная? – Эйрин задумалась, как бы объяснить её местоположение понятно. Она в квестах «иди налево до кривой сосны, а там подпрыгни и сверни» всегда путалась и редко доходила до цели без дополнительных уточнений. Уборная находилась дальше по коридору, но до нее еще требовалось несколько раз зайти за угол. – Давайте я вас провожу? – предложила девушка. Опустив глаза, она заметила, что и сама когда-то успела вымазаться в чужой крови: на пальцах красовалось несколько красных пятнышек. Да и на горящие от стыда щеки не помешало бы брызнуть холодной водой. – Я вожу машину, так что Вас и это могло не спасти, - не подумав, ляпнула Эйрин, о чем пожалела уже спустя секунду. Скулы снова окрасил яркий румянец. – Ох, - только и выдохнула девушка, когда Рейнер поднял сумку с пола. Его ноутбук приказал долго жить, после встречи с полом разлетевшись на невразумительные осколки, не подлежащие ремонту. – Все, аут? – на всякий случай уточнила девушка, кивнув на сумку с компьютером. Она и без подтверждения догадывалась об ответе на свой вопрос, но предпочитала его получить. – Надо же, как неловко получилось-то, кого-то я все-таки сегодня убила… Я возмещу! – торопливо пообещала МакФарлан, в чьем голосе снова прорезались панические нотки. Вопрос с возмещением причиненного ущерба ее особенно не пугал: большого недостатка в деньгах она не испытывала, хотя такая трата и заставит ее слегка ужать свой бюджет. Куда больше ее угнетало то, что потеря ноутбука могла обернуться для мистера Рейнера потерей важных рабочих файлов. На компьютере Эйрин хранилось такое количество информации по учебе, работе и личной, что, несмотря на копии, лишиться её было бы большой неудачей. – Много там было… Важной информации? Восстановить можно? – озабоченно поинтересовалась девушка. – Простите еще раз, я Вам сегодня кучу проблем устроила своей спешкой, - МакФарлан глубоко вздохнула, чувствуя, что еще чуть-чуть и начнет шмыгать носом от обиды на ополчившийся против нее окружающий мир. Она не желала зла Стивену Рейнеру, но умудрилась основательно испортить ему день.

+1

11

Как бы Стивену не было досадно за совсем еще новенький ноутбук, который он толком так и не успел опробовать в деле, куда больше его беспокоила мисс МакФарлан, скатившаяся вдруг при виде обломков в его сумке с неловких полушутливых оправданий до излишней озабоченности и откровенной тревоги. В голове у него еще ощутимо гудело после близкого знакомства с дверью библиотеки, но нотки подступающих слез в чужом голосе он распознал и поспешил закрыть сумку, чтобы вид расхристанного ноутбука не расстраивал девушку. Ей и без того хватало тревог. Разбить нос новому преподавателю, с которым ей предстояло не только регулярно встречаться на протяжении ближайших нескольких недель, но и по окончании курса сдавать полноценный зачет. Это же нужно умудриться. А теперь еще и материальный ущерб к физическому и отчасти моральному приплюсовался. Хоть в петлю лезь, ей-богу. Стив хмыкнул и поморщился от тупой боли в переносице, напомнившей о себе от столь незначительной на первый взгляд встряски. Кажется, он слегка увлекся. Ему лично инцидент казался не настолько значительным, чтобы придавать ему столько значения. Неприятности случаются и ничего с этим не поделаешь. К тому же ему далеко не впервые разбивали нос. Журналистика вообще профессия весьма травмоопасная. Кое-что об этом было в тех лекциях, которые он собирался читать выпускникам. Кто же знал, что уже в первый день дело дойдет до практических занятий. Везучий же ты сукин сын, Рейнер!
— Да ничего страшного, — поспешил заверить Стив расстроенную студентку. — Он совсем новый был, я его в поездку взял специально, чтобы обкатать. Ничего там еще нет. И уже не будет, по всей видимости. Может оно и к лучшему. У меня старый ноутбук еще вполне бодренький. Показывайте, где у вас тут можно умыться, пока я все кровью не залил.
Светлый пол уже красовался сочными темно-красными плюхами размером с пенни. Еще немного, и точно будет похоже на место преступления. Если никто не подскользнется, то уж точно озадачится тем, что же тут произошло. Стивен не стал обращать внимание Эйрин на то, что ей тоже не помешало бы привести себя в порядок. Она тоже каким-то неведомым образом умудрилась запачкаться в его крови, которая все еще лениво подтекала из разбитого носа. Платок, которым он пытался прикрыть нос уже вымок насквозь, но вроде пока исправно выполнял свои функции. Добраться бы до умывальника...
Неторопливо передвигаясь вдоль по коридору в сопровождении мисс МакФарлан, Стивен постепенно приходил в норму. Состояние, близкое к шоковому, сошло на нет при первых же шагах. Организм как будто переключился обратно в режим «живем и пляшем», стоило только убедить его в том, что все в нем осталось целым и относительно невредимым, функционирует как прежде, просто подрастряслось малость.
— И часто вы так? — поинтересовался Стивен, чтобы хоть как-то разбавить неловкое молчание. — В смысле, часто сшибаете людей с ног в коридорах и дубасите их дверьми? Или это только мне так повезло?
Хотелось бы, чтобы это было так, мимолетно подумал Рейнер, пряча улыбку за пропитавшимся кровью платком. Коридор, в который они вскоре завернули, оканчивался тупиком с двумя дверьми по разные стороны. Уборные, соответственно, женская и мужская. Стив уже взялся за ручку той двери, что вела в "комнату для мальчиков", но в последний момент все же догадался обернуться и окликнуть Эйрин.
— Вы только не сбегайте сразу же, хорошо? — он отнял от лица окровавленный платок, осторожно хлюпнул носом, убеждаясь, что поток иссяк и можно не переживать о том, что он истечет кровью, и снова посмотрел на девушку. — Как минимум чашку кофе вы мне задолжали, так что... — он многозначительно вскинул брови, мол, это не обсуждается и даже не смей мне тут возражать, и улыбнулся как можно более миролюбиво, что с его перемазанной в крови рожей было слегка проблематично. — Я вас не съем, обещаю.
Уже в уборной, разглядывая свое только что умытое холодной водой лицо в зеркале над умывальником, Стивен в очередной раз за последние несколько минут удивился тому, насколько причудливо порой извиваются, пересекаясь снова и снова, чужие пути. Какова была вероятность того, что из всех студентов курса, кафедры и даже университета тяжелой дверью библиотеки его стукнет именно она. Фаталистом Рейнер никогда не был и в судьбу не шибко верил, но что-то ему подсказывало, что это еще не конец, и Эйрин МакФарлан еще сыграет свою роль. Бог троицу любит, как говорят русские. Значит, на сегодня лимит подобных происшествий не исчерпан. И хорошо, если это окажется всего лишь пролитая на его брюки чашка горячего кофе.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:17:40)

+3

12

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Слова мистера Рейнера немного успокоили Эйрин. Девушка сделала несколько глубоких вдохов и выдохов и заморгала длинными ресницами, прогоняя подступившие к ним слезы, пока соленая влага не стала явной и не начала размазывать наложенную косметику.
   - Как можно изменять старому другу с каким-то новым ноутбуком, - сквозь еще не подавленное желание развести мокроту усмехнулась девушка, кривовато пытаясь пошутить. – Идемте, иначе заставят еще нас мыть полы, - МакФарлан, все еще ощущая себя виноватой за произошедшее, протянула мужчине пачку бумажных платков. Его уже промок от крови, вид которой вызывал головокружение и приступы тошноты.
   Пока шли по коридору в сторону уборных, Эйрин украдкой поглядывала время от времени на идущего рядом преподавателя, словно опасалась, что он в любой момент грянется в обморок от кровопотери. Стивен Рейнер ее ожиданий оправдывать не собирался и вместо потери сознания цвел и пах, если не считать окровавленного платка и испачканной рубашки. МакФарлан становилось легче на душе от осознания того, что она явно придумала большую часть ужасных последствий встречи преподавателя с дверью.
   - Как? – растерянно отозвалась девушка, торопливо отводя глаза. Иначе то, что она рассматривает мистера Рейнера, станет слишком уж очевидным. Надо сказать, что для своих лет он выглядел довольно симпатично и привлекательно, чего Эйрин не могла не заметить. – Нет, - рассмеялась девушка. – Обычно я больше калечу сама себя. Ну там сломать палец, пнув мячик, или лодыжку, перепрыгивая через котика – это все ко мне, - МакФарлан покосилась на Рейнера и, предугадывая ход его мыслей, торопливо сказала. – Котик в конечном итоге не пострадал и даже переселился ко мне в качестве компенсации за нанесенный ему моральный вред, - девушка фыркнула и продолжила. – А других… Разве что слегка сбиваю, когда тороплюсь. Вы – первый, кто попался мне под горячую руку дважды. Сомнительное достижение, осталось еще избежать действительно третьего раза. По приметам он может оказаться и успешным.
   За болтовней девушка и не заметила, как они пришли. Неловко переступив с ноги на ногу, Эйрин кивнула на неприметную дверь с прибитой к ней табличкой с пухлым мальчишкой. Повернувшись к Рейнеру спиной, девушка уже собиралась исчезнуть за противоположной, когда её настиг его голос.
   - Постараюсь преодолеть свой страх перед Вами, - с улыбкой, не предполагающей наличие такового на самом деле, пообещала МакФарлан. – Могу к кофе купить еще булочку. Или что там помогает кроветворению? – хмыкнула девушка. – Пообещайте еще и не кусаться и не обливать кофе, - строго сказала Эйрин. О том, что такое обещание скорее следовало брать с нее, девушка тактично промолчала.
   Юркнув в уборную, шотландка плотно прикрыла за собой дверь. Первым делом она принялась отмывать ладони, невесть как оказавшиеся вымазанными в чужой крови. Потом поплескала ставшей ледяной водой на пылающие щеки. Ей все еще было стыдно: весь прошедшая дня прошла для нее под знаком попадания в неловкую ситуацию. Голову посетила светлая мысль, что это может быть еще не конец. День, начавшийся столь скомкано и кувырком, определенно имеет все шансы точно так же и закончиться.
   Эйрин выключила воду, поймав на себе удивленный взгляд какой-то студентки. Она успела уединиться в кабинке и выйти обратно, а МакФарлан все еще плескалась у раковины.
   Девушка направилась к двери, мысленно повторяя себе, что нужно быть спокойнее и аккуратнее. Не сбивать в спешке предметы и людей. Особенно людей.
   В коридор Эйрин и мистер Рейнер вышли одновременно. МакФарлан весело улыбнулась, не преминув уколоть преподавателя его же словами.
   - А я только собиралась убежать, - дверь уборной была открыта аккуратно, так что шансы мужчины дожить до вечера слегка возросли. – Не передумали насчет чашки кофе в качестве извинения за дверь? Рискнете? Только вещи будет нужно забрать, я выбегала позвонить и оставила их на стуле. Встретимся возле библиотеки? Только вставайте подальше от двери, - говорить быстро и не всегда дожидаться ответа от собеседника было вполне в духе живой и подчас излишне деятельной МакФарлан. Еще раз задорно улыбнувшись воспрянувшая духом Эйрин направилась к библиотеке. Нужно было забрать свою сумку и взять на дом то, что можно. Остальное придется читать завтра, в более спокойной обстановке.
   Полностью готовая девушка выскочила из святилища знаний спустя пять или десять минут. И, судя по тому, как бойко открылась дверь, жизнь ее почти ничему не научила.
   - Интересно, ее специально сделали такой убойной? – задумчиво пробормотала МакФарлан себе под нос.

+2

13

Шансы мисс МакФарлан на то, чтобы сбежать от страшной участи пить кофе в обществе нового преподавателя, резко возросли, когда Стивен решил спасти испачканную рубашку от не менее страшной участи быть выброшенной. На черном следов крови видно не было, но он-то знал, что она там. Чувствовал как ткань неприятно липнет к коже, а кровь подсыхает, оставляя на ней следы, как от ржавчины. К тому же рубашка была из разряда любимых. Потому собственно он и взялся за это дело. Сушилка для рук, прикрепленная к стене внушала некоторые надежды, что на все про все уйдет не так уж много времени. Так и вышло. Прополоскав ту часть, что была запачкана кровью, под струей холодной воды, Стив отжал ткань и кое-как просушил ее, после чего снова надел и застегнул почти на все пуговицы. На первый взгляд казалось, что ничего и не случилось вовсе. Рубашка была чуть помята, но некоторая небрежность в обращении с этим предметом гардероба ему всегда была свойственна. Только малость бледноватое лицо и чуть вспухший нос могли более или менее четко обрисовать картину произошедшего, да и то лишь по-настоящему внимательному и дотошному наблюдателю. На данный момент единственным человеком, на которого Стивен планировал произвести приятно впечатление, была мисс МакФарлан, а так как она, как непосредственный участник, была в курсе произошедшего и видела его в куда более неприглядном виде, то переживать на этот счет не стоило. Однако, отчего-то переживалось. Стив не стал вдаваться в глубинный анализ своих тревог и просто вышел из уборной, прихватив сумку с разбитым ноутбуком. Он успел как раз вовремя, чтобы столкнуться с Эйрин в коридоре. Заметно повеселевшая девушка тут же призналась в своем намерении сбежать. В шутку, конечно же. Но Стив решил подыграть.
— Так и знал, — с нарочитым упреком покачал он головой. — Но я бы вас все равно нашел и призвал к ответу, так что считайте, что сэкономили нам обоим время и нервы. Нет, не передумал. И ради такого дела подожду, так и быть.
Время ожидания он потратил с толком, сделав пару звонков в Лондон. Новости были так себе, но с тех пор как вышла его первая книга, он к ним уже успел привыкнуть. Угрозы... Сначала только на электронный почтовый ящик, теперь напрямую в редакцию. Подумаешь. Какому журналисту не угрожали? Стивен задумчиво всматривался в дисплей своего сотового, когда тяжелая дверь библиотеки снова распахнулась, готовая сразить наповал любого, кто посмел бы оказаться в непосредственной от нее близости. Наверное, открывать ее по-другому Эйрин просто не умела. С ее комплекцией оно вполне понятно.
— В смысле, специально, чтобы прореживать преподавательский состав? — Стив усмехнулся и, критически оглядев дверь библиотеки, пожал плечами. — Возможно. Хорошо, что я у вас временно работаю. Готовы?
Кафетерий примыкал к зданию корпуса, подпирая его с правого бока. Зайти в него можно было как с улицы, так и через внутренний вход, соединяющий учебный корпус со всеми его аудиториями, конференц-залами и кабинетами с маленьким оплотом свежей выпечки и натурального кофе. На его аромат Стивен и шел, безошибочно угадывая правильные повороты в лабиринте коридоров, пока они с Эйрин не вышли в самый темный из них, ведущий к одной единственной двери без каких-либо отличительных знаков, но с однозначными аппетитными запахами, просачивающимися из-за ее толщи. Пропустив свою спутницу вперед, как и полагается, Стивен оказался в светлом помещении кафетерия. По правую руку вытянулся прилавок, за которым стояли, щебеча о чем-то чрезвычайно важном, розовощекие девушки в фартучках, а по левую, вдоль полностью стеклянной стены толпились столики. Было не особо многолюдно. Несколько одиночных студентов сидели за ноутбуками, машинально поглощая свой перекус, да парочка о чем-то переговаривающихся преподавателей уже шуршала, собираясь на выход.
— Может, сядем вон там? — Стивен кивнул на столик в углу у самого окна и оглянулся на девиц, уже приметивших пополнение среди клиентуры. Одна из них тут же мило заулыбалась и, отбившись от стайки своих коллег, подошла к их столику как раз к тому моменту, когда они с Эйрин устроились друг напротив друга.
— Давайте так, с вас кофе, а с меня десерт к нему, — предложил Стив, обращаясь к своей спутнице, и почти сразу же переключил все свое внимание на официантку. В плане выбора кофе у него был довольно обывательский вкус. Как подавляющее большинство людей его профессии, он отдавал предпочтение американо, который можно было поглощать чуть ли не литрами без риска словить тахикардию и при этом вполне продуктивно работать ночи напролет. А вот в том, что касалось десертов, Стивен был придирчив, как все сладкоежки, и сделал выбор только после того, как основательно пробежался по списку имеющихся вариантов. Какого-то разнообразия от студенческого кафетерия он не ждал, но был приятно удивлен, обнаружив помимо обычных в подобных заведениях кексов, вафель, булочек и вездесущего тирамису еще и настоящий яблочный штрудель.
— Только можно к нему не взбитые сливки, а пару шариков мороженного? — официантка живо кивнула, пометив что-то в своем блокнотике и обратила свой вопрошающий взор на Эйрин. — Заказывайте, что вам больше по вкусу, — Стивен откинулся на спинку своего стула и хитро улыбнулся. — По выбранному человеком десерту можно многое узнать о нем самом.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:16:42)

+1

14

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Вы поэтому так долго возились? – смекалисто, хоть и немного запоздало «догадалась» Эйрин. – Пытались дать мне шанс удрать, чтобы потом с интересом разыскивать и призывать к ответу? – девушка весело улыбнулась. – А вы знаете толк… В общении с роняющими вас людьми. Я постараюсь быстро, - пообещала МакФарлан. Копалась она действительно недолго, и основная часть потраченного времени ушла на то, чтобы отвоевать у бдительного библиотекаря хотя бы что-то из того, что было найдено. Отдавать студентке драгоценные газеты и книги местной смотрительнице знаний было почти физически больно.
   - Нет! – сердито сказала Эйрин, недовольно взглянув на дверь, которая за её спиной и захлопнулась так, что шедшему следом не поздоровилось бы, не успей он её придержать. – Чтобы однажды проредить меня. Она же неподъемная. Зачем вообще такую тяжесть тут ставить? – обиженно пожаловалась девушка новому преподавателю на тяжелую студенческую жизнь. Но тут же весело улыбнулась. – Готова. А вы тоже здесь учились?
   До кафетерия дошли неожиданно быстро за какими-то несерьезными разговорами. МакФарлан сколько не старалась одергивать себя, но все равно срывалась и болтала, прерываясь только на те моменты, когда нужно было дать возможность мистеру Рейнеру ответить на очередной её вопрос. Разница в возрасте между ними неожиданно ощущалась не так сильно, как могла бы предположить девушка, но положение преподавателя все равно давило и заставляло чувствовать себя неловко. Надо было все-таки удрать.
   Теплый аромат свежей выпечки достиг носа Эйрин еще на дальних подступах к местному кафетерию. Девушка невольно заулыбалась и ускорила шаг: это место было одним из любимых ее точек питания вне дома. Как сладкоежка с внушительным стажем, она не могла не оценить ассортимент, предлагаемый кафетерием. И не одобрить его.
   Когда мистер Рейнер пропустил её вперед, МакФарлан сдавленно фыркнула от смеха. Смех без причины – признак известно чего, так что девушка поспешила пояснить причину своего неожиданного веселья.
   - Мне пришло в голову, что вперед вы меня пропустили не только из-за джентльменского воспитания, но и по соображениям безопасности.
   В кафетерии оказалось довольно пусто: судя по висящим на стене большим часам, сейчас было уже время очередной пары. Так что за столиками сидели те, кто зашел перекусить либо после учебы, либо в перерыве между двумя занятиями.
   - Давайте, - легко согласилась Эйрин, ловко лавируя между столиками к выбранному месту. Оно находилось в углу помещения, что было очень удобно. Они видели всех, но не находились в центре суеты. Девушка опустилась на стул, оказавшись спиной к стене. Сняв с плеча длинный ремень увесистой сумки, МакФарлан поставила её на оставшееся свободным третье место возле столика. Мистер Рейнер устроился напротив. Эйрин поймала себя на том, что его присутствие продолжает её смущать, хотя внешних причин тому вроде бы уже и не было.
   - Не совсем честно относительно вас, не находите? – со вздохом заметила девушка. Десерт стоил определенно больше, нежели пара чашек кофе. Но активно спорить МакФарлан не стала, как минимум, потому что Рейнер её не слушал. Он уже переключился на официантку и выбор десерта. Эйрин, наизусть знавшая меню кафетерия, послушно затихла, позволяя преподавателю сделать выбор.
   - Тоже самое и капучино, - буркнула девушка, под хитрющим взглядом Стивена Рейнера снова смутившаяся и стушевавшаяся. Он словно мстил ей за свое поругание, раз за разом помогая угодить в неловкую ситуацию. Девушка-официантка сделала в своем блокноте еще пару пометок, выждала еще несколько секунд на случай, если посетители решит дополнить или изменить заказ, и упорхнула.
   – И что же говорит яблочный штрудель с мороженым о выбравшем его человеке? – рассматривая снующих за окном студентов, поинтересовалась МакФарлан, когда официантка отошла от их столика. Для нее десерт был просто десертом. Максимум – возможностью узнать, любит ли человек сладкое в принципе. Эйрин глубоко вздохнула и перевела взгляд на сидящего напротив преподавателя. Тишина, повисшая за столиком, становилась неловкой и угнетающей, и девушка задала первый пришедший в голову вопрос лишь бы её развеять. – Вы в свое время учились у мистера Эндрюссона? Как ему удалось уговорить вас поработать у нас? Если это не ужасная тайна, за разглашение которой полагается что-нибудь нехорошее.
   Их заказ принесли быстро. По меркам университетского кафетерия, конечно. Уже знакомая официантка поставила на столик поднос с двумя закрытыми стаканчиками кофе, двумя порциями штруделя с мороженым и горой мелких принадлежностей вроде салфеток, ложек и сахара.
   - Выбирайте, - щедро предложила Эйрин, указывая на два совершенно одинаковых десерта. Сама она потянулась к кофе, но ближайший стаканчик оказался не её заказом. Привстав, девушка достала себе второй. – Кажется, тут целый заговор против вас. Мой кофе поставили так, чтобы я могла якобы ненароком опрокинуть его, - МакФарлан весело улыбнулась.
   В общем сложности в кафе они просидели достаточно долго, непринужденно разговаривая о разном и перебрасываясь подколками. Как и следовало ожидать от хорошего матерого журналиста, Стивен Рейнер не лез за словом в карман и легко парировал любые словесные выпады девушки. В общем-то, МакФарлан он даже понравился, и не только как профессионал и преподаватель. Она бы даже занесла этот день в число хороших, несмотря на все происшествия в начале… Однако было одно но. Все время, проведенное в кафетерии, Эйрин казалось, что она чувствует на себе чужой взгляд. Чье-то любопытство, отдававшееся зудом между лопаток. И уговорить себя списать его на простую мнительность ну никак не выходило. Поэтому МакФарлан дергалась и украдкой оглядывалась по сторонам, ища знакомого или просто заинтересовавшегося ею человека. И не находила.

+1

15

Мисс МакФарлан явно не была настроена на то, чтобы позволять Стивену делать какие-то выводы на основании ее выбора десерта, и решила перестраховаться, заказав то же самое, что и он. И, тем не менее, кое о чем ее выбор все же поведал. Будет чертовски сложно заслужить расположение этой девушки.
— В моем случае это говорит о том, что я человек подверженный легким приступам ностальгии. В Германии, откуда я родом, это традиционное блюдо. Моя мать часто его готовила, когда я был ребенком. Ну, а в вашем... — он выдержал паузу, все так же насмешливо всматриваясь в лицо девушки, и пожал плечами: — В вашем случае это скорее нежелание раскрываться перед едва знакомым человеком. Ведь если бы я не сказал, что ваш выбор может вас в чем-то передо мной разоблачить, вы наверняка выбрали бы что-то другое.
На том тема десертов и их психологической подоплеки была закрыта. Эйрин смотрела на него, несмело рдея щеками и то и дело отводя глаза, Стивен смотрел на нее, перебирая пальцами край тканевой салфетки, расстеленной посреди столика, как некое подобие подставки под сахарницу и салфетницу. Неловкость, с которой они начали свое знакомство и которая почти забылась за непринужденной болтовней по пути сюда, вдруг снова целиком и полностью завладела ситуацией, погрузив сидящих за столиком людей в неидеальную тишину почти пустого кафетерия. Но Стив не торопился ее нарушать. Ему доставляло большое удовольствие смотреть на то, как вспыхивают румянцем, а затем бледнеют, чтобы почти сразу же вспыхнуть вновь, щеки сидящей напротив девушки. Было в этом что-то медитативное. Однако, мисс МакФарлан тишина явно угнетала.
— Нет, не учился, — помотал головой Стив, когда она забросала его вопросами, вполне ожидаемыми в сложившейся ситуации. — Профессор Эндрюссон хороший друг моего отца. Он у меня тоже профессор, преподает в мюнхенском техническом. Не знаю, при каких обстоятельствах они познакомились и как вообще подружились, учитывая совершенно разные специализации и интересы, но так уж вышло. И когда отец позвонил и попросил меня оказать услугу его хорошему другу, я не смог отказать.
Он пожал плечами и улыбнулся. Ответы были исчерпывающими, а вдаваться в детали ему было не с руки. Тот факт, что Стивен и сам собирался наведаться в Эдинбург в рамках своего расследования, он решил опустить. Мисс МакФарлан эта информация была ни к чему. Они отвлеклись от разговора на какое-то время, чтобы разобраться с принесенным официанткой заказом, и когда Стиву все же удалось избежать участи быть ошпаренным горячим кофе, продолжили беседу, заедая остатки неловкости яблочным штруделем с мороженым и запивая кофе.
Время пролетело незаметно. В кафетерий заходили новые посетители и точно так же уходили, по-быстрому перекусив или просто прихватив кофе с собой. Когда народу значительно прибавилось и ненавязчивый шум, царивший вокруг, превратился в самый настоящий галдеж, Стив машинально бросил взгляд на часы, догадавшись, что закончилась очередная пара. Эйрин никуда не торопилась, так что они продолжили разговор, пока все не стихло и кафетерий снова не опустел. И черт знает сколько еще они просидели бы вот так, болтая с одинаковым успехом, как о глупостях, так и о серьезных вещах. Стивен отдыхал в ее компании, как не отдыхал уже очень давно, и звонок с кафедры его не обрадовал совершенно. Профессор Эндрюссон ждал более подробного отчета о проделанной работе и уже приготовил для этого дела коньяк. Отказаться, сославшись на то, что он занят очень важными делами, не получалось, поскольку ничем серьезным он по факту занят не был, а нагло врать профессору по телефону, глядя при этом в глаза его студентке, сидящей напротив, было как-то стыдно. Пришлось согласиться и пообещать не задерживаться с визитом на кафедру.
— Было очень приятно с вами поболтать, Эйрин, но к сожалению мне пора, — Стивен расплатился по счету, оставив улыбчивой официантке хорошие чаевые, и поднялся с места. — Надеюсь, увидеть вас завтра. Только постарайтесь не сбить меня с ног в коридоре. Боюсь, еще одного покушения на свою жизнь я не переживу. И вот еще что... — он достал из кармана визитку со своими контактами и протянул ее девушке. — На всякий случай. Мало ли что. Всего доброго.
Тепло улыбнувшись Эйрин на прощание, Стив подхватил сумку с останками ноутбука и заторопился на встречу с профессором Эндрюссоном, планы которого заходили куда дальше простых бесед о лекциях, студентах и рутинных делах кафедры. В итоге они засиделись до самого вечера и в отель, куда Стивен заселился на время командировки, он вернулся в легком подпитии уже вечером, когда на улице основательно стемнело.
— Мистер Рейнер? — парнишка за стойкой регистрации улыбнулся профессиональной угоднической улыбкой и, когда Стив сменил траекторию движения, нацеленную на лифт, и подошел к стойке, протянул ему небольшой желтый конверт. — Просили вам передать.
— Кто?
Холодок, пробежавший при виде конверта без обратного адреса, но с его фамилией, отпечатанной жирными черными буквами в самом углу, моментально отрезвил журналиста. Он уже получал такие. И не раз. Чернила знакомо испачкали пальцы, когда он взял конверт чуть дрогнувшей рукой.
— Какой-то мужчина. Спросил, в номере ли вы, а когда я предложил позвонить и удостовериться, попросил передать вам это.
Исчерпывающе. Стивен поблагодарил портье и, на автомате распорядившись на счет завтрака в номер, направился к лифту. Конверт жег его пальцы. Не вытерпев, он вскрыл его прямо в лифте и к моменту, когда створки разъехались в стороны, выпуская его на нужном этаже, Стивен уже решил про себя, что больше не окажет мисс МакФарлан ни единого знака внимания, даже если она сама ему позвонит или в очередной раз попытается сломать ему что-нибудь, будь то нос или ноутбук. На снимках, которые были довольно неплохого качества, несмотря на сложность съемки через витринное стекло, были запечатлены они оба. Увлеченные беседой и друг другом, они улыбались и смотрели друг на друга, как хорошие друзья. И не только друзья. Кто бы не послал эти снимки, он мог прийти не к тем выводам и это наводило Стива на очень тревожные мысли.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:15:02)

+1

16

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Время за беседой в университетском кафетерии пролетело незаметно. Эйрин, признаться, было даже немножко жаль, что все закончилось так быстро и не получило продолжения. Стивен Рейнер оказался интересным собеседником: умным, с хорошим чувством юмора и очень проницательным. Девушка прекрасно понимала, что болтовня со студентками не входит в круг его увлечений. Наверняка, у него было много тех, с кем можно поговорить о разном. Но тем не менее избавиться от чувства сожаления и легкой обиды удалось далеко не сразу.
   Возможно, МакФарлан попыталась бы что-нибудь сделать. Сдаваться было не в её привычке. Но преподаватель ясно дал понять свою позицию. А потом в жизни самой шотландки началась такая круговерть, что у нее не было ни сил, ни времени помыслить о мистере Рейнере.
   Первый тревожный звоночек появился спустя два или три дня после обеда в кафетерии. Эйрин начало казаться, что ощущение чужого взгляда, отдававшееся неприятным зудом между лопатками, отпускает её только в аудиториях родного университета, на работе и дома. На улице, даже в машине, она продолжала чувствовать его. Девушка невольно дергалась, постоянно оглядывалась и пыталась найти в толпе того, кого она так сильно заинтересовала.
   Вероятнее всего, МакФарлан удалось бы списать всё на марафон фильмов ужасов, устроенный с подругами в выходные, и собственную мнительность. Ей даже почти удалось сделать это, она начала успокаиваться. И вот тогда кто-то невидимый словно решил показать, что все подозрения и опасения молодой журналистки – реальность, а не плод её воображения.
   Первые два или три звонка Эйрин, внутренне сомневаясь в своей теории, списала на ошибку. Бывает же так, что набираешь номер, слышишь на другом конце телефона совершенно незнакомый голос и машинально вешаешь трубку, даже не додумавшись извиниться? Бывает. Но звонки раздавались все чаще, приходя с номера, который на аппарате девушки не определялся. И именно вечером, ночью или ранним утром. Едва приходя домой, МакФарлан проверяла автоответчик на телефоне – ни одного непонятного пропущенного вызова. Воображение, впечатлительность, избыток детективов в списке прочтенных книг, но Эйрин все больше уверялась в том, что звонки раздавались только тогда, когда она была в квартире. Как кому-то удавалось так точно подгадывать? В голову невольно приходили мысли о чужом взгляде, ощущение которого становилось почти привычным.
   Когда утром у автомобиля МакФарлан оказались спущенными две шины из четырех, а на следующий день кто-то оставил на его лакированном боку четкий след от гвоздя, прочертивший краску от передней части до бензобака, девушка сдалась и позвонила отцу. Но его совет обратиться в полицию лишь ухудшил ситуацию. Вполне ожидаемо, что смутное и непонятное (кто, за что и вообще почему это нужно расследовать Эйрин четко сформулировать так и не сумела) заявление у девушки не приняли. За участливыми словами полицейского о том, что все это проделки хулиганов или обиженных поклонников (у такой красавицы наверняка много поклонников!), достаточно ясно читалось: обращайтесь, когда будет что-то серьезное. Например, когда вам уже дадут по голове.
   Единственное, чего добилась МакФарлан походом в полицию, это участившиеся ночные звонки и все четыре яростно изрезанные шины на автомобиле. Сигнализация всю ночь оглашала двор воплями – вот уже третий день она исправно начинала выть через каждые пару-тройку часов.
   А на следующий день стало совсем страшно: вечером Эйрин слышала, как у её двери кто-то возится. Разувшись и крадучись, как кошка, девушка подошла ко входу в квартиру. Еще никогда она так бесшумно на отодвигала щеколду на внутренней двери. Затаив дыхание, МакФарлан прильнула к глазу… И ничего. Темнота, полная и абсолютная, вместо обычно освещенного коридора. До утра Эйрин сидела в самой дальней комнате, держа в руке телефон и, на всякий случай, приготовив купленный еще неделю назад баллончик с перцовым аэрозолем. Она сама не поняла, когда её сморил тяжелый сон. Набравшись смелости, утром она проверила: на глазке красовалась жевательная резинка, а сама кожаная обивка двери была изрезана так, что наружу вылезали белые клочья наполнителя.
   Последней каплей стала брошенная на капот машины дохлая кошка. МакФарлан не нашла в себе сил убрать её. Несколько минут она стояла столбиком с бешено колотящимся в груди сердцем, потом дрожащими руками кинула в сумку ключи от автомобиля, развернулась и медленно пошла пешком в сторону остановки. В себя она пришла только после того, как села в автобус. Вытерев обидные, злые слезы Эйрин принялась с помощью карманного зеркальца править поплывшую косметику. Хотя был ли в том глубокий смысл. Кроме того, что рутинные движения успокаивали? Амальгаммовая поверхность отражала вместо жизнерадостной студентки-журналистки бледную тень с синими кругами под потухшими глазами.
   На лекцию МакФарлан опоздала. Сухо буркнула извинения, даже не заметив, прокомментировал ли преподаватель её появление, и упала на свое место. Стивен Рейнер мог бы рассказывать о том, что видел пришельцев, телепузиков и зомби на своем заднем дворе. Эйрин его не слушала. Нет, она честно пыталась, но все мысли крутились вокруг одного и того же и другую информацию мозг отказывался воспринимать. Рука сама собой выводила круги и загогулины на полях блока, периодически наезжая на сумбурные попытки записать лекцию. Взгляд то и дело замирал в пустоте вместо того, чтобы следовать за преподавателем или останавливаться на написанном на доске. В общем-то даже попытки делать вид, что МакФарлан находится мыслями в аудитории, а не где-то в иных, лучших мирах, выходили слабенькими и неправдоподобными.
   К концу лекции в темноволосую головку Эйрин забрела светлая мысль попросить совета у преподавателя. Наверняка ведь за свою практику он встречался с угрозами и преследованием, уж после стольких-то громких статей, обеспечивших его массой врагов и недоброжелателей. Девушка задумчиво посмотрела на мистера Рейнера, наверное, в первый раз за занятие видя перед собой именно его, не расплывчатое пятно на пустом месте. Её измышления прервал звонок. Пришлось вставать со стула и собираться, отчаянно пытаясь сгрести в кучу не только письменные принадлежности, но и смелость. МакФарлан нужна была помощь, но она не отваживалась её попросить.
   К тому моменту, когда Эйрин, действовавшая на автомате, как сомнамбула, собрала все свои вещи в сумку, аудитория уже опустела. Остались только она и Стивен Рейнер, к которому она так и не набралась духу подойти. Девушка раздраженно дернула со стола сумку, плотно набитую книгами и всякой ерундой. Та на неласковое обращение отозвалась мелкой местью: ручка с треском оторвалась, позволяя вещам МакФарлан вывалиться из-под так и не застегнутой молнии на пол. Эйрин тут же присела на корточки, стараясь не смотреть на преподавателя, и принялась сердито запихивать книжки, тетрадки и канцелярию вперемешку с косметикой обратно. Одновременно перед ней стояла сложная задача не дать набежавшим на глаза слезам прорваться наружу, потому что предательство сумки было ну последней каплей. Шмыгая носом и едва не всхлипывая, девушка загребала все свое имущество в сумку, как дворник – листья в мешок. Лишь бы побыстрее и удрать.

Отредактировано Erin Reiner (2017-05-10 13:04:30)

+2

17

Насколько бы решительно Рейнер не был настроен в своем намерении не оказывать Эйрин внимания больше, чем всем остальным студентам курса, на деле это оказалось чертовски нелегким делом. Сложно было не смотреть на нее, не прислушиваться к ее ремаркам во время дискуссий, не обращать внимания на ее поведение. Взгляд сам собой спотыкался и останавливался на ней каждый раз, когда Стивен по привычке оглядывал забитую до отказа аудиторию. Хорошо еще, что он в такие моменты не подвисал, как перегруженный компьютер, а продолжал говорить по существу, не теряя нить повествования. Эйрин МакФарлан притягивала к себе все его внимание, как мощный магнит, но он старался, честно старался этому противиться. И у него получалось. Обстоятельства располагали к отвлечению.
У него была отличная память на лица, куда лучше чем на имена, и он готов был поспорить на свой гонорар за последнюю книгу, что по сравнению с первым занятием слушателей на его лекциях заметно прибавилось. Возможно, это были студенты с параллельных потоков, других кафедр или даже факультетов, а то и вовсе простые любопытствующие, которые повелись на слухи и заглянули посмотреть, что это за знаменитость такая журналистам в качестве лектора досталась. В последнее время Стив стал замечать среди молодых лиц студентов более зрелые физиономии их преподавателей. Кое-кто из них был ему даже знаком. Были и другие слушатели. Некоторым из них только таблички с надписью "мне здесь не место" не хватало. К ним Рейнер присматривался с особой тщательностью, запоминая на всякий случай. Больше конвертов с фотографиями ему не доставляли, возможно, потому что он ни с кем не контактировал так, как тогда с Эйрин в кафетерии. Даже попытки профессора Эндрюссона сделать их коньячные посиделки на кафедре своеобразной традицией он пресекал, ссылаясь на срочную работу, на срочную встречу или срочный звонок. Стив так и метался из отеля в университет и обратно, позволяя себе только изредка выбираться в библиотеку, да и то ненадолго. Слишком уж велик был риск столкнуться там с Эйрин. Это могло повлечь за собой появление новых фотографий. Но отделаться от ощущения, что он постоянно находится под чьим-то наблюдением, Стивен уже не мог. Как же глупо было надеяться отдохнуть от всего этого дерьма здесь, вдали от Лондона. Глупо было вообще полагать, что это может когда-нибудь закончиться или хотя бы сбавить обороты. Не с его профессией. И тем горше было ловить себя на том, что он снова и снова останавливается взглядом на Эйрин и неосознанно пытается встретиться с ней глазами, как будто на что-то надеясь.
Спустя чуть больше двух недель Рейнер настолько привык к новой роли преподавателя, что даже выработал своеобразный стиль. Занятия проходили без эксцессов, но довольно бодро для простых лекций, которым вроде как полагалось быть занудными и скучными. Посещаемость была на уровне. Более того, студенты старались не опаздывать, чтобы не задерживать преподавателей и сокурсников. Возможно, поэтому опоздание Эйрин на очередное занятие заставило Стивена присмотреться к ней повнимательнее. Он не видел ее всего несколько дней, считая выходные и те учебные дни, в которые у них не было занятий по расписанию, но за эти считанные дни она настолько изменилась, что это было просто невозможно не заметить. От былого румянца не осталось и следа, нездоровая бледность сделала ее кожу тусклой, а запавшие от недосыпа глаза смотрели устало и затравленно. Все признаки нервного истощения. Это было так знакомо...
Он продолжил лекцию как ни в чем не бывало, только машинально кивнул на скупые извинения девушки, но на протяжении всего занятия то и дело бросал на нее короткие как выстрелы, но очень внимательные взгляды, отмечая про себя ее плачевное состояние. Она как будто спала с открытыми глазами. Что-то случилось. В этом Стив не сомневался и к концу лекции принял решение, которое шло в разрез с тем другим, которое он принял после того, как получил тот злополучный конверт.
— Эйрин, у вас все хорошо? — осторожно поинтересовался он, когда кроме них в аудитории никого не осталось. Но то ли она его не услышала, то ли была слишком увлечена собственными мыслями, пока собиралась, так или иначе, ответа Стивен так и не дождался. Однако, очень вовремя порвавшаяся ручка ее сумки обеспечила ему еще один шанс. Он бросил свою уже собранную сумку на стол, подошел к девушке и, взяв ее за плечи, заставил выпрямится и повернуться к нему лицом. В глазах у нее стояли слезы. Она была готова разреветься и уже вовсю хлюпала носом, что выбивало из колеи похлеще тех фотографий. На короткий миг Стив даже опешил, не зная как себя вести. Вся его породистая немецкая сдержанность улетучилась вместе с напускным официозом, которым он по привычке прикрывался как щитом от излишнего внимания студентов и студенток в особенности. Он с такой легкостью переступил возведенную им же самим границу, что даже не заметил этого.
— Эй, ну ты чего?
Первые слезинки все же перелились через край и покатились по щекам крупными прозрачными бусинами. Повинуясь внезапному наитию, Стивен обхватил ее лицо Эйрин ладонями и растер большими пальцами влажные дорожки по полыхающей коже ее щек.
— Господи, Эйрин, что стряслось? На тебе лица нет. У тебя умер кто-то?
Кто-то из родителей, родственник, да хоть любимый хомячок. Стив отчего-то чувствовал себя самым паршивейшим образом от того, что не оказался рядом в нужный момент, чтобы поддержать ее или хоть как-то помочь. Слезы текли непрерывным потоком, угрожай затопить аудиторию своей горячей солью, и он оставил попытки разговорить девушку. Это было бесполезно. Сейчас ей нужно было как следует выплакаться. Стив просто обнял Эйрин, прижал лицом к своей груди и крепко сжал в своих руках, давая таким образом понять, что он рядом и не даст ее в обиду.
Кто-то зашел в аудиторию, но тут же извинился и вышел, хлопнув дверью. Рейнер не видел, кто это был. Ему было по большому счету наплевать на это. Наплевать на то, как они с Эйрин выглядят со стороны, обнимаясь посреди аудитории, наплевать на то, какие могут пойти после этого слухи. Сейчас ему не было дела ни до чего. Только ее слезы, прожигающие его рубашку насквозь, имели значение. Ее слезы и то, что стало им причиной.
— Расскажешь? — спросил Стив спустя какое-то время, когда Эйрин немного успокоилась. Он мог бы так простоять целую вечность, обнимая ее за плечи и тыкаясь носом в ее душистые волосы, но это не давало ответов на вопросы, которые никуда не делись, хоть и продолжали стоять в сторонке, ожидая своей очереди.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:14:01)

+2

18

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Лекция для Эйрин прошла как в тумане. В голове прокручивался целый хоровод тревожных мыслей и догадок, мозг лихорадочно пытался свести всё воедино и понять, что делать дальше. Места в голове на материал, который пытался донести до своих слушателей Стивен Рейнер, не оставалось. Никуда весь этот ворох проблем не делся и после занятия. Наоборот, к ним прибавилась новая: стоит ли впутывать в свои дела преподавателя? Удобно ли попросить у него совета? И не расценит ли он это как что-то неправильное? Где-то между всеми этими размышлениями пролетел вопрос Рейнера. МакФарлан не просто его не услышала, она даже умудрилась не заметить, когда он от кафедры, где собирал свои вещи, умудрился переместиться и оказаться в паре шагов от нее.
   Нависшего над ней Рейнера Эйрин скорее почувствовала, чем увидела. Но девушка продолжила собирать с пола свои вещи так сосредоточенно, словно от этого зависела её жизнь. Дрожащие руки закидывали в сумку тетради вперемешку с мелкой канцелярией до тех пор, пока не дождавшийся ответа преподаватель на обхватил руками плечи МакФарлан, заставляя её подняться на ноги, и не развернул в себе лицом. Это была его стратегическая ошибка, потому что стороннее участие стало тем самым камешком, который обрушил плотину. Тщательно сдерживаемые слезы почти прорвались наружу. Эйрин плотно сжала дрожащие губы, чтобы совсем уж позорно не разрыдаться.
   Вместо ответа на вопрос Рейнера девушка только отрицательно помотала головой. Ничего. Или не знаю. Выдавить из себя признание в том, что ситуация вышла из-под контроля и это до одури пугает, оказалось очень сложной задачей. МакФарлан казалось, что немцу, наверняка не раз и не два оказывавшемуся в подобном положении, все её страхи будут представляться глупой ерундой. Может, она и правда зря забивает себе голову? В ту же секунду вставший перед глазами окоченевший кошачий трупик прямо говорил об обратном.
   Чего МакФарлан совсем уж не ожидала от Стивена Рейнера, так это того, что он обхватит её мокрое лицо ладонями и станет аккуратно стирать слезы со щек. Скулы незамедлительно окрасил румянец, впрочем, незаметный из-за того, что девушка и так раскраснелась от рыданий.
   - Н-н-н-е-е, - Эйрин поняла, что из-за всхлипов что она из себя не выдавила, произнести это внятно не получится. Поэтому она просто снова помотала головой, чтобы преподаватель понял, что трагедии пока не случилось.
   Еще большей неожиданностью для МакФарлан стало то, что Рейнер привлек её к себе, крепко обнял и замер, давая возможность выпустить так долго заталкиваемые внутрь эмоции. Она даже не подумала о том, как это будет выглядеть со стороны. Просто доверчиво прильнула к мужчине, спрятала лицо на его груди и вдруг сама обняла его. В теплом кольце его рук оказалось так надежно, что ей не пришло даже в голову подумать о последствиях своего поступка. Вдруг кто-то войдет? Увидит? Важно было возникшее ощущение защищенности и теплое дыхание, шевелившее волосы на макушке.
  Непонятно, сколько Эйрин так умудрилась прорыдать. Просто в какой-то момент запас солёной влаги в её организме закончился. И на место слёз пришла обычная равнодушная пустота, как это бывает, когда выплачешься до донышка, до невидимого предела. Девушка сама несмело отстранилась от Рейнера, испытывая острое чувство стыда. Она смущенно опустила глаза и принялась холодными ладонями вытирать мокрые щеки.
   - Простите, - едва слышно выдохнула МакФарлан. – И я, кажется, изгваздала вам еще одну рубашку, - попыталась пошутить Эйрин, заметив оставшееся после ее рыданий влажное пятно на груди немца. Девушка глубоко вздохнула, пытаясь собраться и совладать с эмоциями. Иначе попытка ответить на вопрос Рейнера превратится во второй акт рыдательного спектакля.
   - Я просто очень испугалась, - нехотя начала признаваться МакФарлан, внимательно следя за реакцией преподавателя на свой рассказ. – Какая-то ерунда творится в последние пару недель. Сначала мне всё время казалось, что на меня кто-то смотрит. Вот знаете, такое чувство, как когда ловишь на себе взгляд знакомого, только не очень хорошего? Потому что неприятно, - девушка обняла себя за плечи и продолжила, с каждым словом чувствуя все большее облегчение от того, что может, наконец, выговориться. – Я сначала подумала, что накручиваю себя и вообще забила голову какими-то глупостями. Но потом мне начали звонить. Практически каждый вечер, потом даже по несколько раз. Поднимаешь трубку и слышишь на том конце только тяжелое дыхание. Не могут же с таким постоянством номером ошибаться? Да и что странно: звонки раздаются со скрытого номера и только тогда, когда я дома. Я ходила в полицию, но у меня даже не приняли заявление. Зато на следующее утро у машины грубо прорезали шины и исцарапали бок. Как будто кто-то сначала проткнул колёса перочинным ножом так, что их потом полностью менять пришлось, а потом им же прочертил полосу на краске. Это было как-то… Совсем странно. А через день или два мне ещё и дверь исполосовали ножом. Представляете, я вечером выхожу из кухни и слышу, что снаружи кто-то возится. Я чуть не сошла от страха с ума, целую ночь не могла сомкнуть глаз… Не знаю, чего эти хулиганы хотели, но это все просто ужасно пугает. Зачем им тратить столько усилий? Следить, звонить, резать несколько раз шины? Я вроде бы никому ничего плохого в последнее время не делала, да и резких статей, чтобы за них могли мстить какие-нибудь недовольные, не писала, - Эйрин исчерпала свой поток красноречия и внимательно уставилась на Стивена Рейнера. В глубине души еще затаилось какое-то мерзенькое опасение, что он сочтет её глупой впечатлительной девчонкой за эту страшную детективную историю. Поэтому, подумав, МакФарлан совсем уже тихо добавила. - А сегодня утром... - при воспоминании о пушистом трупике девушка невольно поежилась. - Я обнаружила на капоте машины дохлую кошку. Дикость какая-то... - жалобно протянула Эйрин. - Я не понимаю, зачем столько усилий? И непонятно, что со всем этим делать. Мне же никто  открыто не угрожает, просто треплют нервы и и изматывают. Я не знаю, кто и за что. Но ведь нельзя все так и оставлять? Все становится только хуже.

+1

19

Выпускать Эйрин из своих объятий не хотелось совершенно, но все таки пришлось. Стив отпустил ее, но еще какое-то время, пока она спешно утирала слезы, придерживал за плечи. Когда же она отстранилась совсем, оставив после себя странное чувство потери, не знакомое Рейнеру прежде, он так и остался стоять, опустив руки. Грудь на месте, где рубашка промокла от девичьих слез, ощутимо захолодило, а ткань неприятно прилипла к коже. Стивен машинально одернул ее и отмахнулся от слов девушки, мол, высохнет, ничего страшного. Сейчас подобные мелочи его совершенно не интересовали. Он смотрел на Эйрин и ждал ответа. Она могла осыпаться извинениями, сослаться на нервы или "те самые дни", которые, вроде как, нередко становились причиной перепадов в и без того изменчивом женском настроении, и свести все к какой-нибудь ерунде, которая с грехом пополам, но смогла бы объяснить и оправдать столь внезапные слезы. Стив был готов к этому и, наверное, не стал бы настаивать, если бы девушка решила таким образом от него отделаться и сбежать, как скорее всего собиралась еще до того, как ее собственная сумка устроила диверсию. В конце концов, кто он ей, чтобы лезть со своим участием? Всего лишь преподаватель, с которым она один единственный раз пила кофе пару недель назад, да на лекциях пересекалась трижды в неделю. Несмотря на то, что Стивен очень хотел бы, чтобы со стороны это выглядело именно так, ради ее же безопасности, он осознавал, что по факту ему всего этого было критически мало.
Но когда Эйрин наконец-то заговорила, Стивен закаменел всем телом, словно встретился взглядом с мифической Медузой Горгоной. Он не перебивал ее, молчал, даже когда она замолкала, давая себе передышку, и слушал со всем вниманием, на которое был способен. В голове с трудом укладывалось то, во что обернулась какая-то пара часов за приятной беседой в кафетерии. Он еще удивлялся, что неведомые преследователи ограничились  одним только конвертом с фотографиями. Все, чего Рейнер ждал в свой адрес, прилетело по совершенно другому адресу. Эйрин этого точно не заслужила.
Выговорившись, девушка замолчала и уставилась на него, ожидая реакции, а он не знал, что сказать. Что вообще говорят в таких случаях? Стив не знал потому что в подобную ситуацию попал впервые. Все те разы, когда его пытались заставить прекратить то или иное расследование, пугали таким вот нехитрым образом и пытались сорвать публикации по-настоящему громких статей, он шел до конца из принципа, потому что терять ему было нечего. Родителей, что жили в Мюнхене, не трогали, постоянной девушки у него не было, а у коллег, с которыми он общался постольку-поскольку, было предостаточно своих "доброжелателей". Он был один против всех и его это устраивало. Но теперь все изменилось, теперь он был не один. И пусть Эйрин была всего лишь жертвой чьей-то ошибки, стоило отдать неведомому простофиле должное, ошибся он очень удачно. Будь это кто-то другой, другая девица, с которой его заметили и сфотографировали, чтобы давить, Стиву было бы все равно. Но это была Эйрин, черт возьми!
— Черт... — выдохнул он уже вслух и на родном языке, едва ли заметив это. Дохлая кошка однозначно перекликалась с его псом, Рихардом. Породистым кобелем немецкой овчарки, которого он привез с собой из Германии еще щенком, когда переехал в Лондон. Беднягу Ричи жестоко убили и тупо выпотрошили, словно он был диким животным, а потом разложили все его внутренности аккуратными кучками прямо перед парадным входом в жилой дом, где Рейнер когда-то снимал квартиру. Стив прикрыл глаза и помотал головой, пытаясь избавиться от яркого воспоминания.
— Ты тут ни при чем, Эйрин, — произнес он, наконец, когда воцарившееся после рассказа девушки молчание начало звенеть от напряжения. — Ни ты, ни твои статьи...
Стивен выдохнул и посмотрел на нее, гадая, что будет, когда она узнает, что это все из-за него. Примерить ситуацию на себя не получалось, он был слишком прагматичен для этого и не смог бы правильно оценить весь тот ужас, который пережила девушка. Для него это было делом почти привычным. Но и отмалчиваться он не мог, просто потому что Эйрин имела право знать.
— Все дело в том, что две недели назад ты разбила мне нос, а потом согласилась выпить со мной кофе, — он помолчал, давая девушке возможность самой сложить два и два и прийти к нужным выводам, и только спустя какое-то время добавил с невеселой усмешкой в голосе: — Они, вероятно, подумали, что между нами что-то есть, вот и решили надавить на тебя. На меня-то давить без толку.
Даже странно, что они только теперь это поняли, подумал про себя Стивен, но вслух говорить не решился. Он прошелся туда-сюда, задумчиво потирая едва заметную щетину на скулах, и после пары таких рейсов остановился напротив Эйрин и посмотрел на нее взглядом уставшего от жизни старика. Решение было и довольно таки простое. Ему нужно было просто уехать. Отказаться от преподавания в местном университете, извиниться перед профессором Эндрюссоном за неоправданные ожидания и убраться обратно в Лондон или еще куда-нибудь. Подальше от Эдинбурга, этого университета и Эйрин. Особенно Эйрин.
— Мне правда очень жаль, что так вышло. Я постараюсь все исправить, но это займет какое-то время. День, может два. Мне нужно уладить кое-какие дела с профессором. Потом я уеду и они... они тоже уедут следом за мной. И ты будешь в безопасности.
Он был более чем уверен, что так и будет. Какой смысл давить на какую-то девчонку в Эдинбурге, если сама их цель в Лондоне или вообще где-нибудь на материке? Стивен поймал себя на том, что поступает в точности так, как поступают многие дикие животные, защищающие свое потомство от угрозы извне. Они отвлекают, переманивают все внимание на себя и уводят угрозу прочь за собой, чтобы их детеныши оставались в безопасности. Примитивная, но этого не менее эффективная уловка.
— А пока тебе стоит поехать домой и как следует выспаться. У тебя есть подруги, которых можно позвать к себе с ночевкой? Если дома будет кто-то кроме тебя, возможно, они не будут тебе докучать. Я бы предложил свою кандидатуру, но... — он замолчал и смущенно улыбнулся. — Ты наверняка откажешься.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:12:54)

+1

20

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Стивен Рейнер слушал Эйрин так внимательно, что ему невольно хотелось довериться. Он не оборвал её на полуслове, сказав, что все это – надуманная глупой девчонкой ерунда. В душе затрепетала радужными крыльями надежда на то, что немецкий журналист сможет помочь. Хотя бы советом, это было бы уже что-то, потому что МакФарлан находилась в полной растерянности.
   Ответа пришлось ждать мучительно долго. Мужчина, кажется, и не заметил, что его собеседница замолчала, полностью погрузившись в собственные мысли. Эйрин его не торопила. Внутри всё скручивалось в тугой клубок нервов, предчувствуя плохие новости. И девушке невольно хотелось хоть чуть-чуть отодвинуть тот момент, когда Рейнер вынесет вердикт. В ворохе паникующих мыслей проскользнули сразу две противоположные. Первая тревожно кричала, не слишком ли легкомысленно МакФарлан отнеслась к угрозам и не затянула ли с реакцией на них. Вторая же уговаривала развернуться и убежать, пока преподаватель вслух не сказал, что все эти угрозы – часть журналистской жизни, неизбежное зло, которому не стоит придавать такого значения. И тогда будет стыдно и за слезы, и за вываленную на голову немца кучу излишней информации.
   - Что? А почему…. Зачем? – слова Рейнера стали для девушки полной неожиданностью. Она даже не заметила, что журналист спонтанно перешел на ты. Вопросов в голове роилось множество и облечь их в толковую форму не удавалось, но все они сходились в одной точке: если не она, то кто?
   Связь носа с кофе и всеми этими странными событиями последних дней в голове формировалась с трудом. У МакФарлан словно одним ударом выбили почву из-под ног, лишив её разом всех точек опоры. Девушка нахмурилась, машинально сделала шаг назад, прислонилась к ближайшей парте и сжала ладонями её край. На то, чтобы переварить слова Рейнера, Эйрин потребовалось несколько минут. Она бесконечно крутила в мыслях кусочки головоломки, пока они не собрались в картину ошибки, про которую лишь случайно узнали. Если бы карты сложились по-другому и немец не задал вопроса, то МакФарлан могла бы до бесконечности терпеть нападки и гадать, что сделала не так.
   Тишина в аудитории загустела и стала слишком напряженной. Шотландка прекрасно понимала, что преподавателю неловко за созданные невольно неприятности, что он ждет её ответа и её реакции. Но разрозненные мысли по-прежнему с трудом осознавались и облекались в словесную форму. Пока Эйрин лишь могла с уверенность сказать, что не злится. Да, это было страшно, изматывающе и еще много нехороших слов. Но МакФарлан винила не Рейнера, а тех, кто пытался заткнуть его таким низким и грубым способом.
   - А я думала, что это вокруг меня роятся неприятности, - неловко попыталась пошутить девушка. Вышло так криво, что она сама смутилась, побоявшись, что журналист поймет её неправильно и увидит за её словами некрасивый намек. Несколько мгновений помолчав и собравшись с мыслями, Эйрин продолжила. – В этом во всем нет вашей вины. Вы ведь не знали и не хотели, чтобы так вышло. И вообще, за что они так с вами? Нужно как-то их призвать к ответу. Вы обращались в полицию? – в девичьем голоске отчетливо прозвенели возмущенные нотки. МакФарлан действительно задевало до глубины души то, какими методами пытались воздействовать на Рейнера неизвестные. Настолько, что она даже позабыла о том, что и его обращение в полицию закончилось бы тем же, чем и её поход туда. Вежливым от ворот поворотом.
   - А как же вы? Они вам ничего не сделают? – с тревогой спросила Эйрин, заглядывая немцу в лицо. Переживание последних событий и волнение за себя как-то невольно отступили на задний план и померкли перед пониманием того, что с Рейнером у неизвестных нет причин церемониться вообще. Наверняка неприятности, которые грозят ему, намного хуже, чем ночные звонки и дохлая кошка. МакФарлан поймала себя на том, что обещание немца решить проблему, уехав, не вызвало у нее чувства облегчения. Даже наоборот, ей было бы спокойнее, будь Рейнер в зоне досягаемости. По крайней мере, она бы знала, что все хорошо, видя его на лекциях несколько раз в неделю или пересекаясь случайно в коридорах. Странно было понимать, что тревожишься за в общем-то чужого тебе человека.
   - Я и собиралась, - неуверенно пожала плечами Эйрин. Квартира резко стала казаться ей клеткой, на людях вероятность того, что кто-то причинит тебе вред, ниже. Наверное. МакФарлан была не уверена в том, как и где лучше и как хуже в данной ситуации. Зато реакция на предложение пригласить подругу с ночевкой была куда более определенной и резкой. – Нет, нельзя, - сразу же отбросила эту идею девушка. – Если, вдруг, как бы… А если не выгорит? Как я буду объяснять все эти звонки и прочую ерунду? Признаюсь, что позвала ради страховки? Это ведь некрасиво, да и есть риск подвергнуть стороннего человека опасности.
   В аудитории снова повисло смущенное молчание. Предложение Рейнера насчет ночи было соблазнительным. Ей хотелось побыть не одной, но… Мужчина, преподаватель? Щеки помимо воли предательски закраснели. Обманывать себя смысла не было: немец интересовал Эйрин не только как источник знаний. Было в нем что-то надежное, притягательное. Девушка тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Она собиралась вежливо отказаться, но её прервал телефонный звонок.
   - Простите! - МакФарлан судорожно выловила из кармана последовательно фантик, заколку, помаду и затем уже телефон. На экране высветился номер соседки из квартиры напротив, который она оставляла милой благожелательной старушке на случай непредвиденных обстоятельств. – Да, миссис Хадсон? Что? – краска стремительно отлила от щек Эйрин. Какое-то время она просто слушала, хватая губами воздух. – Да, я скоро приеду, - с трудом выдавила из себя девушка прежде, чем повесить трубку. Сжав в руках смартфон, словно в произошедшем была его вина, шотландка молча уставилась невидящим взглядом в пустоту. – Звонила соседка. Ей пришлось вызывать пожарных, потому что какие-то хулиганы подожгли мою дверь, - МакФарлан машинально сунула телефон обратно в карман и обхватила себя руками за плечи. Еще немного и её начнет трясти от нервов.
   - А вам правда неудобно не будет? – смущенно запинаясь, спросила девушка про недавнее предложение побыть ночью в её квартире, надеясь, что Рейнер догадается, про что вообще речь. Теперь остаться в одиночестве было совсем невыносимо.

***

   До дома доехали на машине Стивена. Всю дорогу Эйрин смущенно и подавленно молчала, то бездумно сверля взглядом проплывающий за окном город, то пытаясь представить, как себя вообще вести в присутствии преподавателя.
   - Вот, здесь я и живу, - неловко улыбнулась МакФарлан, выбираясь из автомобиля, когда Рейнер припарковал его напротив дома. Обычная многоэтажка, ничем не отличающаяся от соседней. – Пойдемте?
   Эйрин даже радовалась, что сейчас рядом с ней есть Стивен. Объясняться с соседями было страшно, идти в дом совершенно не хотелось. И МакФарлан приходилось бороться с желанием спрятаться от проблем за широкие плечи Стивена Рейнера.

+1

21

Наверное, если бы Эйрин набросилась на него с обвинениями во всем том, что с ней случилось по его вине, Стивену было бы проще. Проще отстраниться, уехать и забыть ее когда-нибудь. Проблема была в том, что он не хотел забывать. И уезжать тоже не хотел. Признавать это было отчего-то легко. Дело было даже не в том, что сам отъезд мог быть воспринят как своеобразный побег и в некотором смысле признание в том, что методы давления все же оказали на него определенного рода воздействие. Стивен отказывался признавать поражение, потому что игра только началась, и в его распоряжении было предостаточно сильных фигур, чтобы обеспечить себе достойную победу с минимумом жертв в несколько хитрых ходов. Дело было в том, что для него это уже перестало быть очередной партией в шахматы. Вот так внезапно, да. Стивен не хотел уезжать из-за Эйрин. Он не хотел оставлять ее один на один со страхом, который еще не скоро пройдет. Он знал это по себе. И, да чего уж там, он просто не хотел ее оставлять. Но другого решения этой проблемы у него так и не нашлось, сколько он не насиловал свой мозг в попытке придумать оптимальный для всех вариант. Такого попросту не было.
Искреннее негодование девушки, ее тревога за него, даже ее наивная уверенность в том, что с этим можно бороться с помощью полиции — все это против воли вызывало улыбку. Немного грустную и какую-то совсем уж тоскливую. То же самое Рейнер чувствовал в тот первый день в университете, когда узнал, в какие именно дебри журналистики нацелилась эта девушка. С таким чистым сердцем лезть в такую грязь было опасно. И вообще нельзя.
Эйрин решительно отвергла идею с приглашением подружек на ночь в свою квартиру, и Стивен, подумав немного, собрался уже возразить. У него даже нашлась парочка веских доводов в пользу этой затеи, когда зазвонил чужой телефон. Он машинально потянулся к заднему карману джинсов, где покоился его собственный мобильник, но вовремя остановился и просто упер руки в бока, терпеливо ожидая, когда Эйрин уладит свои дела по телефону. Он думал о том, что можно было бы пригласить ее в отель, снять для нее отдельный номер недалеко от его собственного, чтобы она элементарно выспалась в относительной безопасности, а потом уже наметить последовательный план действий, но то, что происходило с Эйрин по мере того, как она слушала невидимую миссис Хадсон, заставило Рейнера задвинуть все посторонние мысли в дальний угол. Они резко утратили актуальность, когда Эйрин убрала телефон и прояснила ситуацию.
— Тут уже не до неудобств, — покачал головой Стив, думая о том, что давление через Эйрин становилось все более настойчивым и изощренным. — Поехали. Я на машине.

Обычный жилой район, обычный жилой дом и двор, где Стивен припарковал свою машину, тоже был обычным. Парковка на несколько машин, огороженная невысоким заборчиком детская площадка со скамейками по периметру и несколько клумб по углам с остатками прошлогодних цветов под слоем чуть подтаявшего снега. Ничего необычного. Поставив машину на сигнализацию, Рейнер огляделся по сторонам. Час был еще ранний, рабочий день в самом разгаре и большинство жильцов, вероятно, работали или мотались по городу со своими делами. На парковке кроме его автомобиля, стояла только машина Эйрин. Ее легко было узнать. Труп кошки никуда не делся.
— Подержи-ка.
Всучив Эйрин в руки свою сумку с компьютером и пальто, которое он решил не надевать, ради небольшой прогулки от парковки до подъезда, Стивен снова пиликнул кнопкой сигнализации на брелке и, порывшись в багажнике своей машины, решительно направился к машине с небольшим пакетом в руках. Исправить все он, конечно же, не мог, но уж кошку-то убрать было в его силах.
На все про все ушла всего пара минут. Он аккуратно, стараясь не прикасаться к окоченевшему трупику, упаковал несчастное животное в пакет, плотно перевязал забросил в большой мусорный контейнер, притулившийся в самом углу двора. Критически осмотрев исцарапанный бок и новенькие покрышки, Стивен вернулся к Эйрин и забрал пальто и сумку обратно.
— Знаешь, что мне странно? Соседи ведь видели все это. Порезанные шины, царапины и кошку эту несчастную. Видели и ничего не сказали, будто это в порядке вещей. Или это действительно нормально? Район вроде на неблагополучный не похож. Слишком тихо и чисто. Какие у тебя с ними отношения вообще? С соседями я имею в виду?
Запах гари защекотал нос, едва они вошли через парадную дверь. Похоже, пожарные уехали не так давно и запах еще не успел выветриться. Стивен шел следом за Эйрин, как и полагалось гостю, но сам озирался по сторонам, отмечая про себя все детали, за которые цеплялся его пытливый взгляд. Отсутствие консьержа, домофона или хотя бы кодового замка на входе в дом, темные пролеты лестниц и лифт, дребезжащий при работе на весь дом. Как говорится, заходи, кто хочешь, бери, что хочешь. В данном случае это было скорее "твори, что вздумается", но суть одна и та же. Идея забрать Эйрин и поехать в отель, где было куда безопаснее, начинала нравиться Стивену все больше и больше, но он был вынужден отказаться от нее. Здесь был ее дом, а когда на твой дом нападают, его нужно защищать. Этот инстинкт, такой же дремучий, как и инстинкт самосохранение, таился в каждом человеке в той или иной мере, и отчасти Стивен надеялся, что вместе с уверенностью в том, что ее квартира по-прежнему ее крепость, надежная и безопасная, к Эйрин вернется и сон. Он слишком хорошо знал, что это такое, когда тебе не дают спать ночи напролет, когда нервное напряжение становится частью твоей жизни, а привычка оглядываться превращается в условный рефлекс.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:52:50)

+1

22

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif  Эйрин буквально кожей ощущала, что большая часть её возмущенно-хомячкового негодования воспринимается Стивеном со снисходительно-усталой улыбкой. В голову в очередной раз ткнулась мысль о том, что на него не первый раз пытались воздействовать подобным образом. Поэтому Рейнеру, наверное, кажется, что из мухи МакФарлан делает внушительных размеров слона. Девушка смущенно замолкла и больше не отважилась поднять эту тему или влезть со своим глупым советом, как быть.
   После новости о подожженной двери в квартиру стало действительно не до неудобств. Это было по-настоящему страшно. Эйрин смолчала, но страх перед пожаром, до первобытности дикий и парализующий, входил в список того, чего она боялась больше всего. Но смущение перед перспективой ночевать в присутствии чужого мужчины не ушло окончательно, продолжая терзать мысли МакФарлан. А вдруг у немца есть ревнивая любимая женщина? Как она к этому отнесется. Девушка поймала себя на мысли, что лучше бы никак. Чтобы в жизни Стивена Рейнера вообще не было никаких дам сердца. МакФарлан пыталась одернуть себя, но отмахнуться от этих странных размышлений никак не удавалось.
   - Да, поехали. Это, правда, довольно далеко.
   Снимать квартиру в хорошем районе поблизости от университета для Эйрин, самой обычной студентки, подрабатывающей на не слишком высоко оплачиваемой работе, было не по карману. Можно было бы поделить оплату с подружкой, но соседству с кем-то шотландка предпочла выбор жилья ближе к окраине города, где было, соответственно, дешевле.
   Пока молча кружили по городу, МакФарлан умудрилась приладить на огромную булавку, одолженную у охранника на выезде из университета, злополучную ручку сумки.

   В разгар дня на парковке было не так много машин. Точнее, их не было вовсе, если не считать автомобиль самой МакФарлан. В отдалении на детской площадке катала коляску мамочка, так плотно уткнувшаяся носом в книгу, что, наверное, даже и не заметила никого вокруг. Зато девушка затравленно оглянулась по сторонам, сделав это практически инстинктивно. Как-то незаметно дерганье по поводу и без въелось в кровь и стало привычкой.
   - Что? – растерянно выдохнула девушка, неожиданно получив в руки сумку Стивена. Машинально она прижала ноутбук к груди, как ребенок – любимую игрушку. На то, чтобы сообразить, что собирается сделать журналист, ушло чуть больше минуты. - Не надо! – слабо возразила Эйрин. – Я потом… Как-нибудь сама, - девушка смущенно обняла сумку с компьютером Стивена, не зная, куда себя деть от неловкости. Её остро смущало то, что немцу приходится возиться с этим околевшим кошачьим трупиком. Это следовало сделать ей, еще утром, но МакФарлан смалодушничала. Теперь ей оставалось только следить за тем, как Рейнер аккуратно пакует тельце в пакет, завязывает его и относит в мусоросборник. – Спасибо, - прошелестела Эйрин, когда мужчина вернулся. И первой двинулась в направлении дома. – Не знаю, - не оглядываясь сказала МакФарлан. – Хорошие, среди них есть очень милые люди. Может, подумали, что это просто случайность? У нас в районе участились случаи мелкого вредительства вроде граффити на стенах, проткнутых шин и залепленных жвачкой замков маленьких магазинчиков. Если бы не все эти издевательские звонки и ощущение слежки, то я бы тоже на хулиганов подумала, - рассуждала Эйрин, оправдывая своих соседей, на самом деле не придавших внимания происходящему. Девушка потянула на себя дверь и вошла в подъезд. Запах гари, смеси жженой кожи и дерева, ударил в нос сразу же. МакФарлан сморщила нос и в защитном жесте схватилась за ремешок сумки, принявшись тревожно перебирать по нему пальцами и рефлекторно подтягивать сумку к себе, словно желая ею отгородиться от неприветливого окружающего мира. – Правда, когда дверь прорезали вопросы были. Но я соврала какую-то ересь.
   По мере того, как они поднимались на нужный этаж, МакФарлан все замедлялась, собираясь с духом. На предпоследнем лестничном пролёте ей, наконец, удалось сделать это, последние ступеньки девушка преодолела едва ли не перепрыгивая через одну.
   - Добрый день, миссис Хадсон! – голос Эйрин прозвучал далеко не так уверенно, как ей того хотелось бы. И позорно дрогнул и сорвался, стоило взгляду наткнуться на обгоревшие останки двери. Внутри все оборвалось, а воображение любезно дорисовало ту часть пожара, которой шотландка не застала.
   - Хорошо, что ты пришла, милая, - ласково проворковала пожилая леди, сверля подозрительным взглядом маячащего за спиной девушки Стивена. – Это ужас какой-то, - покачала головой женщина. – Ты уверена, что справишься с выходками этого своего поклонника сама? Изрезанные шины – это одно, но данная выходка превосходит все границы разумного. Может, стоит тебе заявить на него в полицию?
   - Не уверена, что это поможет. У меня ведь не приняли заявление, помните, я говорила? – осторожно сказала МакФарлан, позволив пожилой шотландке выдать тираду до конца и сделать передышку. Эйрин неловко переступила с ноги на ногу и опустила глаза, стараясь не смотреть ни на миссис Хадсон, ни на обгоревшую дверь, так и притягивавшую взгляд. – Я разберусь, правда. Больше такого не повторится.
   - Я за тебя волнуюсь, милая. Вдруг он ударит тебя по голове или еще чего похуже? Ты определенно должна быть осторожнее. Кстати, полицейские просили тебя заехать и подписать какие-то бумаги по поводу произошедшего, - взгляд пожилой дамы еще раз стрельнул на Рейнера. Эйрин проследила за ним, опомнилась и тут же смущенно заалела щеками.
   - Это мой друг, Стивен Рейнер, миссис Хадсон, - тут же исправилась и представила журналиста девушка, целенаправленно проигнорировав вопросительно поднятую на слове «друг» бровь. – Он любезно согласился побыть со мной, чтобы мне не было страшно. Когда я должна прийти в полицию?
   - Очень приятно, - пожилая леди протянула руку для знакомства. – Очень хорошо, что Вы присмотрите за Эйрин. Ей не стоит сейчас быть одной, - женщина обеспокоенно покачала головой и тут же легко переключилась на другую тему. – Офицер не уточнял, но просил не затягивать.
   В общем и целом разговор занял еще несколько минут. Обменявшись любезностями с соседкой, МакФарлан торопливо ретировалась в квартиру и закрыла за собой пострадавшую дверь.
   - Теперь придется новую вставлять, - заключила девушка, чтобы чем-то заполнить смущенную тишину. – Вы проходите, располагайтесь, - Эйрин, наконец, нашарила рукой выключатель и щелкнула клавишей, включая в тесной прихожей свет. – Хотите я чайник поставлю?
   МакФарлан засуетилась, пытаясь забить волнение привычно-рутинными действиями и бестолковой болтовней. Дверь выглядела ужасно, и картинка до сих пор маячила перед глазами в клубах удушливого дыма. При одной только мысли  том, что было бы, окажись Эйрин внутри, все внутри закручивалось в тугую спираль. Она была бы в ловушке. В собственной квартире.

+1

23

Миссис Хадсон оказалась безобидного вида старушкой. Совсем как ее незабвенная тезка из книг Конан Дойля. По крайней мере увидев ее, Стивен подумал, что та миссис Хадсон вполне могла бы быть похожа на эту. С поправкой на целый век, конечно же. Он машинально улыбнулся в ответ на ее недоверчивый взгляд и, пока Эйрин беседовала с соседкой обо всем, что произошло в ее отсутствие, критически осмотрел дверь. Огонь изрядно подпортил ее внешний вид и наверняка сказался на прочности конструкции, так что замена была необходима. Но пока что она вполне сносно выполняла свои функции. Дверь была плотно закрыта и заперта на ключ, даже ручка осталась цела и поблескивала мутным глянцем. Кто-то заботливо протер ее от сажи, возможно сердобольная соседка, а может и сами пожарные. Следов взлома Стивен не заметил, хотя что он в этом понимал.
Услышав свое имя и довольно двусмысленное "друг" в одной фразе, Рейнер обернулся и, не успев среагировать как-то еще, пожал протянутую пожилой женщиной руку, закрепив тем самым самым состоявшееся знакомство. Теперь миссис Хадсон смотрела на него с интересом и вполне благодушно.
— Очень приятно, — располагающая к себе улыбка не сходила с его лица. — Можете не переживать, я присмотрю за Эйрин. Ни один поклонник теперь до нее не доберется.
Еще одна двусмысленность в копилку миссис Хадсон. Короткого взгляда на смущенную дальше некуда Эйрин хватило, чтобы не увлекаться темой, которая зудела, как комариный укус. Рейнера разобрало какое-то сердитое веселье, очень близкое к злому. Мысль о том, что у Эйрин действительно мог кто-то быть, кто-то достаточно решительный и жестокий, чтобы оказывать ей подобные знаки внимания, проворачивалась в его голове, как свернувшийся клубком сердитый еж. Негатив вызывало не столько то, что поклонник подобного склада ей не подходил и вообще был опасен сам по себе, сколько сама возможность его наличия. В любом виде, даже самом безобидном.
За всеми этими мыслями Стивен не заметил, как оказался в крохотной прихожей. И когда только успел. Казалось, только что он стоял на лестничной площадке, подпирая стенку рядом с обгоревшей дверью, вдыхая запах гари и слушая трескотню миссис Хадсон, а в следующий момент уже стоял к Эйрин в плотную в темноте прихожей ее квартирки и смотрел на нее сверху вниз, вдыхая исходящий от ее волос запах клевера и недоумевая, как его вообще угораздило предложить ей свою компанию на ночь. О чем он думал, когда заикнулся об этом? С одной стороны все было последовательно и логично, так поступил бы друг, которым она его и назвала, а с другой... это было странно и как-то двусмысленно. Стивен поймал себя на том, что это слово снова и снова всплывает в его мыслях. Раньше за ним такого не водилось. Даже в голове у него всегда был по-немецки строгий порядок. Теперь же там царил полный бардак, и не то чтобы это было плохо.
— Было бы здорово, — он кивнул на предложение поставить чайник и, кое-как повесив пальто на вешалку за спиной Эйрин, протиснулся мимо нее дальше в небольшую студию, в которой девушка и обитала. Для студентки, проживающей в одиночку, подобное жилье было в самый раз. Все есть и при этом ничего лишнего. Не шибко просторно, но и не так уж тесно для одного человека. И, главное, было светло и пахло вкусно. Как дома. Окинув беглым взглядом обстановку, Стивен потянул носом, вдыхая запахи чужой, не знакомой прежде, но отчего-то такой близкой ему по духу жизни, и улыбнулся. На подоконнике толпились горшки с растениями и это странным образом вписывалось в его представления об Эйрин, хотя до этого момента он даже не думал о том, любит ли она растения или нет. Как выяснилось, любит и даже очень. Интересно, какие цветы ей нравятся?..
— Знаешь, у меня номер в отеле по размеру почти такой же, может чуть побольше, — произнес он, наконец, когда с первичным осмотром было покончено и молчать уже было как-то неправильно. — Правда, там не так уютно. Давно ты тут живешь?
Он посмотрел на Эйрин все с той же немного растерянной улыбкой, но уже иначе, словно узнал о ней что-то такое, чего не знал раньше, и эта деталь пришлась ему по душе. Неловкость, если она и оставалась, ушла на дальний план и уже не задавала тон его поведению. Пристроив сумку с ноутбуком в кресле, что стояло рядом с диваном подлокотник к подлокотнику, Стивен выглянул в окно, не отодвигая шторы. Уже знакомая парковка пополнилась еще парой автомобилей, а вот мамаша с коляской исчезла. Зато пошел снег. Его крупные хлопья равномерно сыпались с неба, покрывая двор тонким слоем белоснежного пуха, от чего создавалось впечатление, что еще только середина дня, хотя время обеда уже давно миновало, и день уже клонился к вечеру.
— Тот поклонник, о котором говорила миссис Хадсон... — Стив отвернулся от окна и посмотрел на Эйрин, которая уже вовсю хозяйничала на своей крохотной кухне. — Раньше, подобное уже случалось? Я про настоящих поклонников, которые резали шины и тому подобное. Просто миссис Хадсон с такой уверенностью об этом говорила, что создалось впечатление... — он замолк, не зная как продолжить свою мысль, и вопросительно изогнул брови, в надежде, что Эйрин правильно его поймет. По сути это была такая своеобразная пассивно-агрессивная попытка узнать, есть ли у нее кто-нибудь. Точнее даже не узнать, а удостовериться в своих догадках. Она ни разу не заикнулась о парне, когда рассказывала обо всем, что произошло, а какая девушка не расскажет об этом близкому человеку. Ну и сам тот факт, что она все же пригласила его к себе, говорил в пользу этой гипотезы. Значит, ревновать и бить ему морду было некому. И тут Стив мысленно спотыкался о несоответствие, искренне недоумевая, как так вышло, что такая девушка оказалась ничей.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:54:17)

+1

24

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Эйрин даже представить себе не могла, что когда-нибудь будет настолько рада оказаться вдали от миссис Хадсон. Приветливая старушка, иногда заносившая юной соседке вкусности и ворчавшая, что та совсем о себе не заботится, была проницательна. И где-то в глубине души она догадывалась, что МакФарлан ей, как минимум, не договаривает, хоть из вежливости этого и не показывала. А сейчас… Сейчас девушка даже споткнулась на слове «друг», когда представляла Стивена Рейнера. Ну какой он ей друг? Он старше, они почти не общались… Эйрин могла бы придумать много аргументов в пользу того, что они не могут сейчас называться друзьями. И все они как-то разбивались о заботу и поддержку, которые шотландка получила от своего преподавателя. Всё было так запутано, что лучше об этом было бы и не думать пока.
   - Сейчас всё будет. Вы проходите пока, проходите, - девушка едва не натолкнулась на Стивена, пытавшегося повесить пальто на вешалку за её спиной. МакФарлан отпрянула, чудом избежав встречи с обувницей. Торопливо сбросила пальто с плеч и принялась разматывать шарф, чтобы одно повесить на вешалку, а второе забросить в ящик обувницы. Раздевшись и разувшись, девушка тут же исчезла в единственной комнате, откуда через минуту уже донеслось громыхание. Заварка в чайнике, к счастью, еще оставалась. Но пьет ли Стивен чай? Эйрин поняла, что ничего не знает о своем компаньоне на сегодняшнюю ночь. И что было еще удивительнее осознавать – это обстоятельство её раздражает. Она хотела бы знать, пьет он кофе или чай и кучу других мелочей, почему-то казавшихся важными. МакФарлан тряхнула головой, отгоняя от себя какие-то странные мысли.
   - Хотите кофе сварю? – осторожно спросила девушка, не зная, куда себя деть. Присутствие Стивена Рейнера, так легко и беззаботно переносившееся в аудитории или в том кафетерии, в квартире ощутимо напрягало. Даже, скорее, не сам факт, а сопутствующее ему понимание, что вокруг больше нет никого. Они один на один, и это создает кучу поводов для неловких ситуаций и двусмысленности. Даже если не задумываться о том, что после всех этих событий им придется как-то выстраивать дальнейшие отношения. На слове «отношения», всплывшем в мыслях, Эйрин споткнулась, ощутив, что вкладывает в него какой-то другой смысл вместо официального взаимодействия ученицы и преподавателя.
   - Дразнитесь, да? – с улыбкой сказала МакФарлан, оборачиваясь на несколько секунд к Стивену. – С тех пор, как приехала учиться. Хотя подождите, чуть меньше. Сначала я снимала другую квартиру, и она была еще меньше, - рассмеялась девушка. – Наверное, как ванная в вашем номере, - ехидно добавила шотландка. Пока чайник с глухим бормотанием закипал на плите, Эйрин полезла в посудную полку за чашками. С учетом того, что он висел достаточно высоко, пришлось вставать на цыпочки и тянуться, придерживаясь за столешницу рукой.
   - Вот так, - удовлетворенно пробормотала девушка, расставляя на столе добытые чашки с блюдцами. – Вы, наверное, голодный? – не дожидаясь от Стивена ответа, МакФарлан полезла в холодильник за остатками открытого лимонно-яблочного пирога. В последнее время она с энтузиазмом искала всё новые и новые рецепты и пробовала себя в готовке. Это помогало немного отвлечься от переживаний и дурных мыслей.
   Стивен, сам того не зная, попал своим вопросом точно в цель. Он вообще проявлял удивительную проницательность. Эйрин, суетившаяся возле стола, замерла. По напряженным плечам и ножу, со стуком упавшему на стол, можно было понять, что вопрос выбил её из колеи. В комнате повисла неловкая тишина, в которой было слышно, как тяжело вздыхает и поднимает уроненный прибор.
   - Она догадывается, что я не договариваю. Не обманывайтесь тем, что она кажется такой милой и безобидной старушкой. Миссис Хадсон очень умная, - нарушив молчание, глухим голосом сказала девушка. К Стивену она так и не повернулась.  – Но мне везет на всяческую ерунду, так что пока всё достаточно правдоподобно. Пару месяцев назад мы расстались с парнем, с которым встречались около года. Ну… - МакФарлан нервно заправила за ухо прядь волос и начала преувеличенно осторожно разливать напитки по чашкам. – По моей инициативе, которая ему не понравилась. Очень. Он не давал мне прохода, дежурил возле дома и названивал, как безумный. Угрожал, что покончит жизнь самоубийством. В общем, отвязаться от него было очень и очень сложно. Миссис Хадсон пару раз забирала меня, когда он встречал меня возле дома, так что она прекрасно знает всю эту историю. В общем, я умею все усложнять, - фыркнула девушка, пытаясь превратить серьезный разговор в шутку. Всё, готово. Давайте садиться за стол, - Эйрин отодвинула себе стул, но не опустилась на него, ожидая, пока гость займёт место за столом первым.
   - А у вас часто было так? – неуверенно задала МаФарлан давно мучивший её вопрос. Немного помедлила и совсем тихо уточнила. – Когда вам угрожали, чтобы заставить писать определенные вещи или вообще не писать что-то?
   Чаепитие стёрло остатки неловкости, которые еще оставались между Эйрин и Стивеном. Они говорили о серьезных вещах и болтали о ерунде, так что за столом задержались надолго. Но вопрос двусмысленности ситуации вновь встал ребром, когда напитки в чашках закончились. До ночи еще оставалась куча времени, которую нужно было чем-то занять.
   - Хотите фильм посмотреть? – предложила МакФарлан первое, что пришло в голову. Поднявшись со своего места, она принялась собирать со стола посуду, чтобы вымыть её.

+1

25

Судя по всему, Стивен, сам того не желая, задел своим внезапным любопытством нечто весьма болезненное или же попросту не до конца зажившее. Эйрин напряглась всем телом, что с его стороны было довольно таки сложно не заметить, и даже выронила нож, окончательно убедив Рейнера в том, что он со своим предположением попал в яблочко, но быстро взяла себя в руки и стала рассказывать. Однако, лицом к гостю девушка так и не повернулась. Видимо, так ей было проще говорить об этом.
Оригинальностью история не отличалась. Стивену уже приходилось слышать нечто похожее и не один раз. Подобные попытки манипулирования предпринимались как со стороны молодых людей, так и со стороны девушек. В последнем случае они нередко заканчивались плачевно, потому что в отличие от парней, девушки все охотнее шли на поводу у собственных эмоций и переходили от слов к делу куда чаще. Вскрытые вены, отравления, даже прыжки с высоты. Чем только подобные истории не заканчивались. Стивену всегда было любопытно, какими соображениями руководствуются люди, идущие на подобные меры, чтобы вернуть или же удержать любимого человека рядом с собой. Ему был удивителен сам факт такого поведения. Возможно, потому что он не мог примерить ситуацию на себя и в полной мере оценить то отчаяние, которое испытывали эти люди. Любить или хотя бы привязываться к другому человеку настолько сильно ему как-то не приходилось. Может он был слишком толстокож для этого, а может просто время не пришло. Кто знает. В любом случае, сочувствия как такого Стивен не испытывал ни по отношению к упомянутому молодому человеку, ни к Эйрин, которой пришлось все это пережить. И то, как она свела все к шутке, лишь убедило его в том, что в сочувствии она и не нуждается. По крайней мере не в этом отношении. По сравнению с нынешними ее проблемами, история с неугомонным поклонником как-то не впечатляла.
— Но закончилось-то все благополучно, я надеюсь? — на всякий случай уточнил Стив. Мало ли, вдруг этот парень все же покончил с собой, как угрожал. Случалось ведь всякое.
Приглашение за стол пришлось очень кстати и послужило хорошим поводом свернуть не самую приятную тему. Стивен согласно кивнул, но прежде чем сесть за стол потратил пару минут на то, чтобы вымыть руки в мойке здесь же, на кухне. Беглый взгляд по рабочему пространству этого очень компактного, но вместе с тем функционального уголка предоставил ему достаточно информации, чтобы составить об Эйрин вполне конкретное представление как о хозяйке. Для студентки, живущей в одиночку, она оказалась очень домовитой, что выставляло ее в довольно привлекательном свете. Стивен устроился за столом напротив девушки и, прежде чем придвинуть к себе чашку с горячим чаем и сосредоточиться на аппетитном на вид угощении, пытливо на нее взглянул.
— Давай так, ты прекратишь обращаться ко мне на "вы" хотя бы на этот вечер, а я тебе расскажу все, что захочешь. Идет? — он вскинул брови, надеясь на легкое согласие. — А то у меня такое ощущения, что я все еще нахожусь в аудитории и читаю лекцию перед толпой твоих однокурсников. Преподавание вообще не мое, если честно, и на занятиях я себя чувствую не очень комфортно, а когда мне постоянно выкают, так и вовсе начинаю ощущать себя стариком под стать профессору Эндрюссону, а ведь мне нет еще и тридцати. Это несколько... странно, — Стивен неловко улыбнулся, но все же придвинул пирог к себе поближе. — А завтра с утра можешь снова обращаться ко мне на "вы", так и быть. Переживу как-нибудь.
Вопрос Эйрин, последовавший вскоре после того, как они по старой-доброй британской традиции все же приступили к чаепитию, был вполне ожидаем. Стивен предполагал, что рано или поздно она все же его задаст. Тем не менее он все же позволил себе помедлить с ответом. Совсем немного. И только для того, чтобы подобрать правильные слова, потому что знал, что от его ответа зависит многое. Сейчас в силу обстоятельств Эйрин была на своеобразном эмоциональном перепутье и могла с одинаковым успехом, как отказаться от карьеры журналистки в пользу собственной безопасности, так и убедиться верности выбранного пути. Шансы были пятьдесят на пятьдесят и Стивен не хотел становиться невольной причиной перевеса в ту или иную сторону. Подобные решения человек должен принимать самостоятельно. Чтобы в последствии, если его постигнет разочарование, у него не было возможности винить никого кроме себя самого. Свой собственный выбор Стивен сделал сам, без чьей-либо помощи и пока не пожалел ни разу.
— Это часть нашей работы, Эйрин. Неотъемлемая часть, — произнес он, наконец. — Угрозы и тому подобное. Всегда находятся те, кому не нравится то, о чем мы говорим и к чему привлекаем всеобщее внимание. Среди них встречаются обладающие определенного рода властью и вместе с тем весьма решительные люди, которые не стесняются в методах, когда нужно заткнуть кому-то рот. Дохлая кошка, порезанные шины, звонки посреди ночи и все остальное, это еще цветочки. Когда я только начинал свою карьеру, а это было далеко отсюда, в Мюнхене, откуда я родом, меня даже арестовывали из-за того, над чем я работал. Тот человек, о котором я тебе говорил тогда, на самой первой лекции. Помнишь? Тот, которого потом упрятали за решетку из-за моей статьи, — Стивен утопил свой взгляд в чашке с остывающим чаем и ностальгически улыбнулся. — Он был главным прокурором и мог запросто упрятать меня за решетку на долгие годы. Мне даже наркотики подкинули, чтобы уж наверняка, но я вовремя отдал статью в печать. К счастью. С тех пор жду чего-то подобного каждый раз, когда берусь за опасную тему, и мне редко когда удается поработать без шума и пыли. И ты должна быть готова к этому, если все же выберешь такие сферы, как внешняя и внутренняя политика или та же экономика. Все эти социально острые события, как ты сама же тогда и выразилась.
Тот факт, что он вообще запомнил тот разговор, говорил о многом, и на долю секунды Стивен пожалел, что заговорил об этом, но потом решил, что в свете последних событий Эйрин едва ли предаст значение этой не такой уж существенной детали. Тем не менее он все равно поспешил перевести разговор в более легкомысленное русло, как только выдалась такая возможность, и Эйрин с готовность его поддержала. Эта девушка вообще оказалась удивительно легкой в общении, что Стивен заметил еще в тот злополучный день, когда они провели несколько часов в кафетерии за беседой, которая и стала причиной всех свалившихся на нее неприятностей. И это легкость бередила его изрядно любопытство. Вероятно поэтому, когда после перекуса Эйрин предложила посмотреть кино Стивен покачал головой.
— Я бы предпочел почитать твои статьи, — он выдержал некоторую паузу и сощурился на Эйрин в насмешливом подозрении. — Если ты, конечно, не боишься мне их показывать.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:55:47)

+1

26

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Да, - кивнула Эйрин и, подумав, добавила. – Когда я поняла, что это – не более, чем шантаж. И перестала на него поддаваться.
   Девушка как-то немного поспешно пригласила Стивена за стол, стараясь свернуть неприятный для нее разговор. Хорошо, что сама она села на полминуты позже и не успела поднести чашку к губам. Иначе точно поперхнулась бы чаем, услышав предложение Рейнера называть его на «ты». МакФарлан замерла, немного недоверчиво глядя на мужчину. Неловкие сюрпризы этого вечера, кажется, грозили начаться слишком рано.
   - Хорошо, - после минутного молчания как-то неуверенно согласилась Эйрин, смущенно дернув плечом. Тонкие пальцы крепко обняли теплый бок чашки с чаем. – Но я вас… Тебя, - тут же поправилась девушка, все-таки споткнувшись и употребив неправильное местоимение. – За язык не тянула. Сам пообещал рассказать всё, что я захочу, - голосок шотландки прозвучал с наигранным ехидством. И после небольшой паузы добавила. – В пределах разумного, я понимаю. Надо будет придумать интересные вопросы, - МакФарлан улыбнулась, надеясь, что неловкий момент с выяснением обращений удалось свести к шутке. Она ощущала себя немного скованно, будучи вынужденной отслеживать, что она говорит. Точнее, какое местоимение употребляет, потому как привычное «Вы» не хотело сдавать свои позиции без боя.
   - Может, ты просто еще не привык к новому виду деятельности? – спросила Эйрин, делая глоток чая и откусывая кусок пирога. – Рано еще говорить, твое или нет. Как ты определял, к душе тебе или нет? – упоминание о возрасте заставила МакФарлан ненадолго замолчать и задумчиво посмотреть на сидящего рядом Стивена. Наверное, в том, что она как-то автоматически внесла его в категорию «старше тридцати пяти», признаваться не стоило. Поэтому девушка снова свела всё к шутке. – О, а мы думали, что вы с профессором Эндрюссоном ровесники! – Эйрин весело рассмеялась, незаметно придвинув пирог в сторону Рейнера, который так к нему пока и не притронулся. – Простите, но я не могла не пошутить. Странно, когда на тебя смотрят столько глаз, ожидая чего-то? Или перемещение за преподавательскую кафедру автоматически накидывает десяток лет? – девушка открыто улыбнулась, пытаясь подавить желание отпустить шуточку ещё и по поводу его великодушного разрешения завтра утром снова называть его на «вы». Не вышло. – Точно переживете? Вы меня так запутаете. И я буду мучительно соображать, как вас называть.
   Ответа Стивена на свой вопрос МакФарлан ждала с внутренним напряжением. Уже по тому, что он сначала немного помолчал, явно подбирая слова, девушка поняла, что ей не понравится. Свой выбор она сделает сама, но узнать, к чему готовиться, Эйрин бы очень хотелось. Чтобы оценить все риски, плюсы и минусы.
   - Помню, - тихо отозвалась девушка, задумчиво глядя куда-то мимо Стивена и перебирая пальцами по столу. Когда мужчина закончил говорить, она еще какое-то время молчала, обдумывая его рассказ. Попасть за решетку по сфабрикованному делу из-за статьи. Всё это как-то с трудом укладывалось в голове, недовольно ворочаясь в мыслях, словно медведь в норе. В кухне на несколько минут повисла густая тишина. – Наверное, я до сих пор не понимала в полной мере, с каким риском связано желание докопаться до правды. Предполагала, что оно может встать кому-то сильно поперек горла, что дело может дойти до неприятностей… - МакФарлан немного помолчала, барабаня пальцами по столу. – Но моя фантазия как-то ограничивалась шинами, гадкими письмами и прочей ерундой. Сложновато пока понять, что такие вещи действительно вытворяют в жизни, - девушка неопределенно пожала плечами. Где-то в глубине души она всё же почему—то считала истории о преследовании журналистов несколько преувеличенными, приукрашенными. Но Стивену определенно верила, и это заставляло кое-что переосмыслить. Поэтому сменить тему и отвлечься Эйрин была даже рада. Какое-то время они болтали о всякой беспечной ерунде. Пока сам Рейнер не закруглил разговор снова к профессии.
   - А мне стоит бояться показывать тебе свои статьи? – немного подначила мужчину МакФарлан, не без лукавства глядя на него. Почему-то хотелось по-дурному показать Стивену язык в ответ на его насмешливый взгляд, но девушка мужественно сдержалась от детской выходки.
   - На самом деле, у меня под них заведена даже отдельная папочка на ноутбуке, - заговорщицки, словно признаваясь в чем-то страшном, сказала Эйрин. – Перебирайся на кресло, сейчас запущу игрушку. Но предупреждаю сразу, что действительно серьезного и интересного там мало.
   Девушка встала из-за стола и полезла за ноутбуком. Он оказался типично девичьим – с забавной наклейкой-котиком на крышке. МакФарлан быстро застучала клавишами и защелкала мышкой, загружая операционную систему и ища нужную папку.
   - Вот, держи, - Эйрин, пристроившаяся с ноутбуком на краешке дивана, встала и отдала его Стивену, живенько плюхнув его на колени устроившемуся в кресле журналисту. – Всё в одной папке, открывай в любом порядке. Если начнешь смеяться – я буду вынуждена обидеться и принять меры, - девушка рассмеялась, вдруг поймав себя на то, что говорит смело и непринужденно. Как с другом или хорошим знакомым, уже без «скидки» на статус преподавателя и человека старше себя. И при этом не ощущает неловкости за свое поведение. Это было так странно, что на минутку МакФарлан зависла, пытаясь понять, когда и что поменялось в её отношении к Стивену и куда исчезло напряжение. Ответа она так и не нашла, легкомысленно махнув на это дело рукой и отправившись убирать со стола и мыть посуду, пока Рейнер затих над её статьями.
   Натирая мыльной губкой бок чашки, Эйрин боролась с соблазном спросить мнение Стивена о своих пробах пера. Вместо этого она мурлыкала себе под нос какую-то хитовую песенку, непонятно откуда прилипшую, и ждала, пока немецкий журналист закончит и сам заговорит с ней. После уборки стола и мытья посуды настал черед поливания цветов из веселой ярко-желтой леечки под напев уже другого попсового мотивчика.
   В квартире воцарилась почти уютная идиллия, прервал которую телефонный звонок. МакФарлан невольно вздрогнула, едва не выронив лейку, которую убирала обратно на полку. Брошенный на разрывающийся трелью аппарат взгляд был каким-то затравленным, но девушка, тем не менее, поплелась отвечать. Трубку она подняла и поднесла к уху с такой осторожностью, словно та могла рвануть у нее в руках. С той стороны провода сначала шло несколько секунд уже ставшего печально привычным молчания и тяжелого дыхания, а потом… Такой дикий визг, наверное, только в фильмах ужасов бывает. От неожиданности Эйрин испуганно вскрикнула и выронила трубку, в которой уже через десяток мгновений пошли короткие гудки.

+1

27

Обычно журналистский молодняк, с которым Стивену приходилось сталкиваться время от времени, к его желанию ознакомиться с их статьями относились без особого энтузиазма. Словно боялись, что он достанет красную ручку и начнет исправлять их огрехи с суровым видом, как строгий учитель, а потом еще и оценку поставит в конце. Порой такое желание его действительно одолевало. Нередко ему попадались посредственные писаки, которым он не доверил бы вести захудалую колонку в провинциальной газетенке, однако, в случае Эйрин он был более чем уверен, что не будет разочарован.
Передислоцировавшись в кресло, Стив принял из рук девушки ее ноутбук и погрузился в чтение. Статей было много и при том самых разнообразных, но неосознанно следуя давно укоренившейся привычке, Стивен читал их в хронологическом порядке. Так было проще проследить эволюцию самого журналиста. Не только в плане писательских навыков, но и в самом отношении к выбранным темам. Эйрин не соврала, когда призналась в том, что ее интересуют социально острые вопросы. В своих статьях она затрагивала все, что так или иначе беспокоило не столько ее саму, сколько простых людей. Но пока она их только затрагивала, невесомо и чисто по-женски, обтекая особо острые углы, не столько из осторожности, сколько из природной деликатности, которая очень скоро огрубеет. Стивен знал это по собственному опыту.
Он просматривал файл за файлом, быстро пробегая глазами по ровным строчкам букв на экране, и едва ли обращал внимание на то, что происходило вокруг него. Вздумай Эйрин полить его из своей лейки вместо очередного цветка, он наверняка не сразу это заметил бы. В точно в такое же отрешенное состояние он обычно погружался, когда работал над очередной статьей. Все остальное, важное и не очень, утрачивало для него свой смысл, а порой и вовсе переставало существовать. Подобная одержимость нередко играла с ним дурные шутки. Так случилось и на этот раз. На звонок телефона он не обратил никакого внимания, даже ухом не повел, когда уютную тишину крохотной квартирки нарушила его тревожная трель, но тут же вскочил с места, возвращаясь в реальность, стоило Эйрин вскрикнуть. Каким-то чудом Стивен успел подхватить соскользнувший с колен чужой ноутбук, и тот избежал неприглядной участи, хотя едва ли хоть кому-то здесь было до этого дело.
Эйрин, бледная как полотно и какая-то даже прозрачная, стояла в неестественной позе и смотрела на лежащую на полу трубку телефона как на ядовитую змею, которая ее укусила. Даже на расстоянии Стивен слышал короткие гудки идущие из динамика. Только поэтому он подавил сиюминутное желание ее подхватить и поднести к уху, чтобы услышать то, что так напугало Эйрин. Что бы она не услышала, это произвело на нее сильный эффект.
— Эйрин? — Стивен подошел ближе и осторожно дотронулся до ее плеча. — Что это было? Что они... Что ты услышала?
В ожидании ответа он поднял трубку, слегка хрустнувшую пластиковым корпусом в его руке, и вернул ее на базу телефона. Он боролся с желанием отключить его к чертовой матери и в конечном итоге решил этого не делать. Пусть звонят. В следующий раз он сам возьмет трубку. Наверняка, они видели его, видели, как он вошел в этот дом вместе с Эйрин. И наверняка они ждут, когда он сам окажется на связи. Это будет уже шаг с его стороны, а не с их. Знакомая стратегия. Настолько знакомая, что Стив был даже слегка разочарован. Если бы не плачевное состояние Эйрин, он пошутил по этому поводу в своей привычной манере.
— Тебе лучше не отвечать сегодня на звонки самой, — оттеснив Эйрин в сторону, Стивен оглянулся на телефон. Так и подмывало нажать на кнопку "перезвонить". — Я тут тогда на что? В конце концов должен же от меня быть хоть какой-то толк.
Усадив все еще подрагивающую от пережитого шока девушку на диван, он прошел на кухню и вскоре вернулся к ней со стаканом воды. По хорошему стоило отмерить ей дозу виски, бренди или еще чего-нибудь достаточно крепкого, чтобы успокоить нервы, но Стивен решил пока обойтись водой, подозревая, что ничего достаточно крепкого в доме у Эйрин нет.
Присев рядом, Стивен какое-то время помалкивал, прислушиваясь к тому, как колотится сердце в груди сидящей рядом девушки. В воцарившейся тишине его тревожный перестук не услышал бы только безнадежно глухой. И это при том, что биение собственного сердца Рейнер не слышал, словно его и не было вовсе.
— Успокоилась? — спросил он спустя несколько мучительно долгих минут. — Давай так. В следующий раз, когда зазвонит телефон, трубку беру я. Даже если это будет посреди ночи и я буду спать без задних ног, ты меня разбудишь, хорошо? И вообще я бы на твоем месте отключил домашний телефон на эту ночь. У тебя ведь есть мобильный. Ты все равно будешь на связи, если понадобится, а так хоть выспишься нормально. Они же не звонили тебе на сотовый?
Вопрос так и повис в воздухе, когда телефон вновь разразился недовольными воплями. Стивен решительно встал и, миновав разделяющее их расстояние в два размашистых шага, взял трубку.
— Слушаю, — как он и ожидал, в ответ ему было только напряженное молчание и шуршащая огрехами телефонной связи тишина. Казалось, что он даже слышит чье-то отдаленное бормотание по другой линии. Чего Стивен не ожидал, так это того, что эта давно спрогнозированная тишина выведет его из себя. Он же сделал то, чего они от него хотели, так какого хрена, они теперь-то молчат?!
— Говорите, мать вашу! — буквально прорычал он в трубку, повернувшись к Эйрин спиной. — Или говорите, или не звоните сюда больше, черт бы вас побрал!
На этот раз телефонная трубка испуганно вздохнула и таки отозвалась подрагивающим от волнения женским голосом. По мере того, как женщина говорила, лицо Стивена менялось, как те самые знаменитые театральные маски, что иллюстрируют самые разнообразные человеческие эмоции. Под конец он до боли кусал губы, едва сдерживаясь от того, чтобы не заржать в голос. К счастью, он всегда быстро приходил в себя и, когда женщина на том конце провода наконец-то замолчала, сдержанно произнес:
— Конечно, миссис МакФарлан, вы можете поговорить со своей дочерью, — и уже протягивая телефонную трубку Эйрин, не удержался от смешка. — Кажется, я понравился твоей маме.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:57:04)

+2

28

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Эйрин рассеянно моргнула, пытаясь сфокусировать взгляд на Стивене и отвести его от разрывающейся короткими гудками телефонной трубки, на которую последние несколько секунд смотрела, как на змею или противное насекомое, готовое в любой момент укусить её. Руки противно подрагивали, и девушка сжала их в кулаки, чтобы унять. Сделала глубокий вдох.
   - Там сначала опять сопели, а потом кто-то кричал, - жалобно проговорила МакФарлан, немного справившись с собой и осознав, что немецкий журналист уже успел задать ей вопрос и положить трубку обратно на аппарат. – Ну то есть не кто-то… - девушка нахмурилась, пытаясь облечь свои невнятные ощущения в адекватные слова. – Слышал когда-нибудь крик болотной выпи? Брэдли как-то притащил нам послушать, что-то отдаленно человеческое и странное. Дикая какофония, - Эйрин поежилась, шмыгнула носом и заправила за ухо прилипшую к щеке прядь волос. На самом деле, Купер додумался смеха ради поставить этот ужас на рингтон, заставивший всю аудиторию подскочить и пожелать ему ядрёного добра, когда его мобильный заголосил по время пары. Но девушка не стала вдаваться в подробности. Но если Стивен слышал, то поймет, о чем она. Вопль, который сразу и не разберешь, человеческий он или звериный.
   - Для моральной поддержки, - пожала плечами Эйрин, послушно отходя в сторону, когда Стивен оттеснил её от телефона. – И чтобы было спокойнее. Наверное.
   Голова всё ещё не соображала. Всплеск адреналина, вызванный испугом после услышанного, сменился какой-то вялой апатией. МакФарлан продолжала подрагивать, а сердце по-прежнему гулко колотилось где-то возле горла, сколько бы она ни храбрилась. Девушка села на диван и сложила руки на коленях, как примерная школьница. Взгляд зацепился за Стивена, направившегося на символическую «кухню» за водой. Абсолютно не к месту промелькнуло в голове, что квартира-студия, где все в одной комнате – это даже хорошо сейчас. Присутствие Рейнера как-то успокаивало, бояться в присутствии кого-то постороннего почему-то сложнее, чем в одиночестве.
   Эйрин молча забрала из рук Стивена стакан с водой и крепко сжала его в чуть подрагивающих ладонях. Несколько секунд она наблюдала, как плещется в нем жидкость, и сверлила взглядом точку на полу, потом опомнилась и принялась пить мелкими глотками. Помогало довольно-таки слабо, но хоть немного. Несколько глотков воды, пара глубоких вдохов, и вот уже сердце бьется ровнее и больше не грозит выпрыгнуть из груди.
   - Спасибо! – искренне сказала МакФарлан, осознав, что там и не поблагодарила сидящего рядом журналиста за поддержку и заботу. Он здесь с ней возится, как с маленькой… И от этого почему-то так странно тепло на сердце. – Да, почти, - девушка смущенно повела плечами. – Всё дело в моей впечатлительности.
   Предложение Стивена звучало очень логично и очень правильно. И то, что оно не пришло в голову Эйрин, раз за разом подрывавшейся на ночные звонки, раньше, было форменным мазохизмом. Правда, так хорошо девушка оценивала только вторую часть. Первая, в которой журналист отвечает на предназначенные ей звонки, откровенно не вдохновляла. Почему-то казалось неловким заставлять Рейнера быть секретарем при злосчастном аппарате.
   - Лучше никого не будить, а действительно отключить телефон, - медленно проговорила девушка, вычерчивая пальцем на коленке одной ей ведомый узор. Второй рукой она всё ещё сжимала опустевший стакан. – В конце концов, зачем доставлять им удовольствие?
   Додумать ответ на вопрос про звонки на мобильный Эйрин ещё успела, а вот ответить – уже нет. Телефон снова сердито затренькал, заставив девушку вздрогнуть и невольно метнуть на Стивена затравленный взгляд. Она хотела малодушно предложить просто не брать трубку и вообще выдернуть вилку из розетки, чтобы аппарат умолк. Но журналист отреагировал раньше: решительно пересек комнату и ответил на звонок. Ссутулившаяся на краешке дивана МакФарлан поникла и затаила дыхание, прислушиваясь к каждому слову немца.
   Сначала в трубке, видимо, предсказуемо молчали. Резкое рычание в телефонную трубку заставило девушку снова вздрогнуть, пообещав себе даже не пытаться представлять, каков Стивен Рейнер в гневе. Уже это небольшое проявление эмоций впечатляло. И, кажется, не только Эйрин проняло. Шорох голоса в трубке девушка слышала даже со своего места, но чем дальше, тем сильнее ей хотелось абсолютно по-детски подобраться поближе и разобрать слова. Лицо Стивена почему-то из сердитого вдруг стало смущенным, как у мальчишки, которого мать застукала за чем-то не совсем благопристойным. Тирада в трубке набирала обороты, МакФарлан ёрзала на диване, пытаясь угадать, почему журналист кусает губы от смеха.
   Услышав свою фамилию, Эйрин сначала впала в ступор и пару секунд глупо хлопала глазами, соображая. Потом вскочила с дивана и в пару шагов преодолела расстояние от дивана до столика, где стоял аппарат.
   - О-о-ой, - выдохнула девушка, душа смех и пунцовея. Мама редко звонила на обычный телефон, только в те редкие моменты, когда её дочь была недоступна по мобильному вот прямо сейчас. Тогда миссис МакФарлан начинала подозревать, что её любимое чадо съели, например, еноты, и обрывала все доступные средства связи. Неудобно вышло.
   - Привет, мам! – нарочито бодро выдохнула в трубку Эйрин, забрав её у Стивена, но предусмотрительно не поднося к уху слишком близко. Минуты три девушка сосредоточенно слушала, покусывая губу, чтобы не рассмеяться. Сначала миссис МакФарлан высказала всё, что думает о гостях своей дочери. Потом поняла, что голос незнакомый и начала интересоваться личностью ответившего на звонок. На этом месте Эйрин решила милосердно прервать допрос. – Мам, это мой друг. Нет, мама, нет, - девушка все-таки рассмеялась, а щеки её покраснели. – Всё хорошо, просто меня полюбили телефонные хулиганы. Да, на каникулах я к вам приеду. Всё в силе. Пока!
   Повесив трубку, Эйрин несколько секунд сосредоточенно сверлила Стивена, прикидывающегося ангелом, взглядом. А потом звонко расхохоталась.
   - Просто потрясающе! – сквозь смех выдавила девушка. – Моя мама – поборник идей самостоятельности и ответственности, но была почти готова приехать лично и выяснить, что тут у меня происходит. Ты определенно пришелся ей по душе. Так что можешь гордиться, такие сильные чувства у неё редко кто вызывает.
   Телефон МакФарлан все-таки выдернула из сети, чтобы он не нервировал своими трелями. Нужных звонков на него она не ждала, так что могла позволить себе вечер без связи.
   - Так что там со статьями? Что скажешь? – не выдержав, полюбопытствовала девушка. Она была готова даже к тому, что Стивен разнесет их в пух и прах с колокольни бывалого журналиста. Но даже это будет интересным опытом и поводом усовершенствоваться профессионально.

+2

29

Это было, наверное, самое неординарное знакомство с родителями, которое перепадало на долю Стивена. Правда, он не так уж и часто проходил через подобные испытания, чтобы иметь возможность составить подробную статистику. Как-то везло держаться от всего этого на безопасном расстоянии. Тем не менее с ходу хамить чьей-то матери по телефону, даже не представившись, ему прежде не доводилось. Но, как говорится, все бывает в первый раз. Отойдя в сторонку и отвернувшись к окну так, чтобы Эйрин не смогла видеть его лица, Стивен беззвучно рассмеялся. Угораздило же. Не то чтобы он переживал по этому поводу. Его не совсем учтивое поведение вполне можно было оправдать при желании, просто сославшись на хулиганов, и он надеялся, что Эйрин все же уделит этому внимание во время разговора. Первое впечатление обычно самое сильное и, похоже, он уже успел предстать в воображении миссис МакФарлан в не самом выгодном свете. С другой стороны, если хорошенько подумать, то его это и не должно волновать. Наверное.
Успокоившись, Стивен оглянулся на девушку и, рассудив, что не стоит ей мешать, занялся своими делами. Ну, или не совсем своими. Он вернулся в кресло и снова водрузил на колени чужой ноутбук, намереваясь продолжить то, чем занимался до того злополучного звонка. Какое-то время у него даже получалось, но потом мысли, равно как и взгляд, так или иначе вновь вернулись к Эйрин. Он наблюдал за ней, глядя поверх ноутбука и ждал, едва ли осознавая чего именно. Разговор МакФарланов выдался не таким уж и долгим, каким мог бы быть, по представлениям Рейнера. Ему-то казалось, что матери и дочери всегда есть, о чем потрещать по телефону, но, как выяснилось, это не совсем так. Едва Эйрин положила трубку в квартире воцарилась напряженная тишина. Было слышно, как гудит работающий холодильник и шумит система вентиляции ноутбука, стоящего на коленях Стива. Он стойко выдержал обращенный на него взгляд и вскинул брови в наивном недоумении, когда молчание как-то подозрительно затянулось.
— Что?
В ответ Эйрин расхохоталась, да так, что Стивен тоже невольно заулыбался. Комичность ситуации была очевидна, но где-то в глубине души он все равно переживал из-за того, что сделал что-то не так. Как школьник, который с грехом пополам накарябал решение сложного уравнения на доске перед глазами всего класса и теперь смирно ждал вердикта от строгого учителя. Это было то самое ощущение, которое одолевало его каждый раз, когда он имел дело с людьми, которые ему нравились и которым он хотел бы понравиться сам. Довольно непривычное ощущение, стоило в этом признаться хотя бы самому себе, но в данном случае иначе просто не могло быть.
— Да уж, я умею произвести сильное впечатление, — рассмеялся Стивен. — Этого у меня не отнять.
Он одобрительно кивнул, когда Эйрин решила все же отключить телефон, и попытался снова сосредоточиться на ее статьях. Она ждала его мнения, может быть даже какой-то критики. Стивен и сам, как преподаватель, чувствовал себя обязанным проставить каждой из ее работ хоть какую-то оценку. Проблема была в том, что сейчас он не хотел быть ее преподавателем. Да и журналистом, который мог бы просто поделиться с ней своим мнением, как профессионал с новичком, тоже как-то не очень. Прошло несколько довольно долгих и напряженных секунд прежде чем он заговорил.
— Ты не соврала, когда сказала, что не определилась с направлением, — Стивен наспех пролистал несколько статей на самые разнообразные темы. — Я прочитал почти все, но заметного перевеса в какую-то конкретную область так и не увидел. Но зато я заметил, что ты тот еще перфекционист. До фанатизма, можно сказать. Столько правок... Тебе бы в редакторы податься, — он покачал головой, пролистывая страницы на мониторе и заново просматривая то, что уже успел прочитать или хотя бы просто пробежать глазами. — Ты даже некоторые предложения прописываешь по несколько раз в разных вариациях, словно ищешь более подходящую. Да, и я так же заметил, что предпочтение ты в итоге все же отдаешь более тактичным формулировкам, даже когда дело касается тем, где стоило бы быть пожестче, — вновь подняв глаза на Эйрин, Стив мягко улыбнулся. — Я тебя не осуждаю. Смелость, а вместе с ней и жесткость придут со временем. Тут главное знать меру. Тем не менее то, как ты оперируешь фактами, мне нравится. В это сложно поверить, но по-настоящему работать с источниками среди нашей братии умеют далеко не все. И в последнее время это стало восприниматься как норма, что угнетает. Наверное, нужен еще хотя бы один громкий процесс на тему клеветы или того же плагиата, чтобы ребята взялись за головы и начали проверять свои источники как раньше, а не полагаться на пресловутый авось. Хорошо, что вас курирует профессор Эндрюссон. Он человек старой школы и очень щепетилен в этом отношении.
Замолчав, Стивен еще какое-то время пролистывал файлы, просматривая темы статей и заметок, но потом решил, что увидел достаточно и, закрыв ноутбук, вернул его хозяйке. За окном сгущались сумерки и снег валил сплошной стеной, сводя видимость к минимуму. Стив уже заранее предвкушал, как будет откапывать машину наутро. Но до утра еще нужно было как-то дотянуть. Проблема, прямо скажем актуальная, учитывая, что вопрос, чем заняться в ближайшие несколько часов, стоял весьма остро. Стивен не задавался бы этим вопросом, будь он один. Ему было над чем поработать. Но наличие в зоне видимости красивой девушки, маме которой он совсем недавно нахамил по телефону, сводило его работоспособность на нет, потому этот вариант Стив не рассматривал. По крайней мере пока Эйрин не перестанет мельтешить перед глазами, переманивая все внимание на себя, и не уляжется спать. Время, между тем, было совсем еще детское.
— Ты, кажется, предлагала фильм посмотреть? — напомнил Стивен, когда понял, что заняться в рамках приличий им больше по факту нечем. Разве что в карты сыграть на раздевание, но тут опять же вставал вопрос приличий, будь он неладен. Обнадеживало то, что когда Эйрин все же ляжет спать, его уже ничто не будет отвлекать, и он сможет спокойно поработать, как и собирался изначально. Наверное сможет. Тут Стивен не был уверен на все сто.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:58:17)

+2

30

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Не такое сногсшибательное, - Эйрин особенно выделила последнее слово голосом, вспомнив со смехом обстоятельства их первой встречи и происшествие возле библиотеки. – Как я, но тоже весьма мощное. Мама почти очарована, просто ещё этого никак не может осознать – не отошла еще от впечатлений, - девушка фыркнула от смеха. Общаться со Стивеном оказалось как-то удивительно легко, непринужденный тон разговора пришел как-то сам собой. Хотя МакФарлан ловила себя на мысли, что этот же самый факт её одновременно тревожит. Она хотела понравиться. И это было не извечное девичье желание сделать так, чтобы даже памятники подмигивали. Она хотела понравиться потому, что ей самой нравился Рейнер. Не оттолкнет ли, наоборот, эта непосредственность Стивена?
   Вопрос про статьи явно не был для журналиста легким. Эйрин присела на край дивана, сложив руки на коленях, как примерная ученица младшей школы, и в волнении слегка покусывая нижнюю губу. Вокруг нее, словно назойливые мотыльки возле свечи, вились упаднические мысли насчет своих талантов в области журналистики. Стивен заговорил за секунду до того, как уже набравшая воздуха МакФарлан опередила его. Девушка закрыла рот, вся подобравшись и внимательно анализируя слова преподавателя.
   - Ты всё это только на основании прочитанных статей узнал? – Эйрин недоверчиво прищурилась, глядя на замолчавшего Рейнера. В какой-то мере он докопался до сути не только написанных начинающей журналисткой коротеньких статей, больше похожих на заметки. Он увидел какую-то частичку натуры самого автора этих текстов. – Вынуждена с сожалением признать, что запасы моего перфекционизма воистину неисчерпаемы. И да, я и вправду пока очень много работаю над текстом и отдельными фразами в нем. Они часто мне не нравятся, приходится переписывать, пока не добьешься хотя бы относительно хорошей формулировки, - МакФарлан разгладила обтянувшую колени ткань джинс, стряхнула с них невидимую ниточку и украдкой покосилась на Стивена. Её волновало его мнение, ей было важно не увидеть на лице мужчины разочарования из-за того, что над каждым текстом пока приходится корпеть так долго. Со временем, наверное, придут автоматизм и инстинктивное чутье на удачные формулировки. Но до этого было еще далеко, пока Эйрин наблюдала за собой только первый прогресс.
   - А как можно работать, если не проанализировал то, что писали до тебя? – удивленно вскинула брови МакФарлан. – Так потратишь время на то, что уже исписано вдоль и поперек. И еще и изложишь почти теми же словами. Это же зря потраченное время, - девушка пожала плечами. – Хотя мне иногда кажется, что я с источниками работаю даже слишком плотно. Почему-то трудно остановиться и не взять ещё и ещё, не закопаться в чужих статьях и трудах. Вообще у меня со школы с этим проблемы. Мне хочется осветить вопрос максимально полно, а в итоге в тексте оказывается море информации, которое приходится потом вычерпывать.
   Беседа о статьях постепенно сошла на нет как-то сама собой. Эйрин бросила взгляд на висящие на стене над столом часы и с удивлением осознала, что день плавно перетек в вечер. Девушка поднялась с дивана и выглянула за окно. На улице снег валил стеной, превращая обычный серый дворик в какое-то волшебное зимнее царство, переливающееся в лучах фонарей. Парковка заполнилась автомобилями, плотно приткнувшимися друг к другу.
   - Что? – Эйрин едва заметно вздрогнула, резко оборачиваясь к Стивену. И тут же улыбнулась. – Надумал принять предложение? Как насчет какой-нибудь ерунды к фильму? Пиццу любишь? Я вчера готовила. Остается только погреть в духовке. А ты пока посмотри, что есть в папке с фильмами. Сейчас, - как и всегда, когда МакФарлан волновалась или смущалась, её стало ужасно много. На голову Стивена ссыпался целый ворох вопросов, а уже через минуту ноутбук вернулся на колени журналиста. Ценная мысль о том, что надо сначала открыть папку, а только потом уже отдавать девайс, голову девушки посетила с опозданием. К тому моменту она уже щелкала мышкой в ноутбуке, стоящем на коленях Рейнера, умудряясь перегибаться через подлокотник дивана. – Если ничего не понравится, то можно что-нибудь загрузить в интернете.
   МакФарлан еще пару секунд пощелкала в ноутбуке, пока на экране не высветилась увесистая папка с фильмами, аккуратно рассортированными по жанрам. По всему выходило, что кино девушка любила и смотрела самое разное, однако нужно было быть слепым, чтобы не увидеть в выборе любви к детективам.
   Мурлыча что-то себе под нос, Эйрин сползла с дивана и отправилась разогревать пиццу. Почти готовое изделие было извлечено из холодильника и помещено в духовку, откуда уже через несколько минут начало тянуть просто замечательными ароматами.
   - Выбрал? – поинтересовалась девушка, останавливаясь возле кресла и заглядывая Стивену через плечо. Его присутствие в квартире заставляло смущаться и ощущать неловкость. С Рейнером оказалось легко общаться, но помимо всего прочего он был привлекательным мужчиной, который нравился МакФарлан. И это значительно все усложняло.
   Таймер на духовке тренькнул, заставив Эйрин отвлечься на извлечение пиццы. Надев на руки перчатки, она достала противень и водрузила его на стол. Её нужно было разрезать на аккуратные сектора, переложить на тарелку и пристроить на подлокотнике дивана.
   - Что там у нас с фильмом? – девушка жестом фокусника установила пиццу на подлокотник и устроилась на диване. На тот же широкий подлокотник первоначально был водружен и ноутбук с фильмом, но довольно быстро оказалось, что это неудобно. Через полчаса Стивен перебрался на диван, устроившись рядом с Эйрин. После первого фильма как-то плавно включили второй, незаметно сметя с тарелки всю пиццу. Стрелки часов проползли не один круг, медленно подбираясь к полуночи. МакФарлан хлопала глазами, силясь держать их открытыми и все-таки досмотреть фильм.
   - Как-то незаметно время пролетело, - сонно пожаловалась девушка, натягивая на плечо плед, в который зябко куталась. Зевнула, прикрыв рот ладошкой, но упрямо уставилась в монитор. Битву со сном она проиграла спустя десять минут, все-таки провалившись в уютную темноту. Голова как-то незаметно упала на плечо сидящего рядом Стивена, а ладонь по-детски трогательно сжалась в кулачок, держа рукав его рубашки.

+2


Вы здесь » North Solway » Летопись » Ничего, кроме правды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC