В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Ничего, кроме правды


Ничего, кроме правды

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Почти сразу же Стивен пожалел, что заикнулся о кино. Эйрин вдруг так засуетилась, что в пору было начать переживать за ее здоровье. Того гляди удар хватит, как белку в колесе. Как маленькое торнадо, девушка закрутилась вокруг Стивена, тыкая какие-то клавиши и щелкая мышкой ноутбука, который сама же вернула к нему на колени. Он честно и изо всех сил старался не обращать внимание на то и дело мелькающее перед глазами декольте Эйрин и волнующий воображение запах, исходящий от ее волос, но когда она все же оставила их с ноутбуком в покое и удалилась на кухню разогревать обещанную пиццу, обнаружил, что все это время почти не дышал. Ночь обещала быть долгой. И несмотря на то, что Стивен знал, что выдержит, в конце концов он был немцем, и сдержанность была частью его характера, ему ничто не мешало "предвкушать" долгие часы непрерывного напряжения, которые маячили впереди неизбежной перспективой.
— Черт, — тихо выругался он себе под нос, сорвавшись на родной язык, и погрузился в изучение содержимого папки с фильмами, которую ему открыла Эйрин. Ему даже удалось отвлечься. Найденная среди залежей детективных историй экранизация нашумевшего романа Жана Кристофа Гранже заинтриговала Рейнера, а прошлогоднее продолжение, скачанное совсем недавно, судя по данным, окончательно укрепило его в намерении посмотреть оба фильма.
— Багровые реки, — отчитался Стивен, когда Эйрин поинтересовалась его выбором. — Я книжку читал. Интересно, что они там наснимали.
Несмотря на довольно кровавый сюжет и некоторые не самые аппетитные сцены, пицца пошла хорошо. Стивен успешно отодвигал в темный угол своего сознания все свои не самые пристойные мысли, так и норовящие вылезти на первый план. И ничего не предвещало беды. Но когда через пол часа выяснилось, что смотреть на экран ноутбука, сидя на расстоянии друг от друга не очень удобно, и пришлось пересесть на диван, он перестал даже пытаться сосредоточиться на сюжете, спецэффектах и усталом взгляде Жана Рено. Тепло, исходящее от сидящей рядом девушки, ее запах и коленка, то и дело задевающая его ногу, не давали покоя, переманивая все внимание на себя.
Стивен упорно пялился в ноутбук, даже пытался мысленно переводить разговоры актеров на немецкий, чтобы хотя бы немного отвлечься, но ничего не получалось. Ему казалось, что он слышит не только мерное дыхание Эйрин, но и биение сердца в ее груди. Он готов был натурально взвыть в голос, когда сон ее все же сморил, и девушка навалилась на него, вцепившись в его одежду намертво. Радовало одно, можно было прекращать изображать каменное изваяние и позволить себе хоть какое-то проявление эмоций. Однако, за эти два с лишним часа Стивен измотался так, что просто погримасничать было уже недостаточно. Он нуждался в куда более радикальных мерах вроде холодного душа, но все его попытки высвободить свою рубашку из цепкой хватки спящей Эйрин, не разбудив ее при этом, так и остались безуспешными. Смирившись с тем, что свобода ему не светит до конца фильма как минимум, Стивен откинулся затылком на спинку дивана и стал бездумно наблюдать из-под прикрытых век за сменой кадров на экране. Вникнуть в суть сюжета он уже и не чаял и даже не заметил, как уснул задолго до окончания фильма.
Его разбудила вибрация сотового в кармане джинсов. Разлепив глаза, Стивен обнаружил, что за ночь мало что изменилось. Он по прежнему был на диване, только умудрился за эти несколько часов развалиться на нем почти во весь свой немалый рост, а Эйрин, закутанная по самые уши в плед, лежала на нем, обняв как любимого плюшевого мишку, и сладко сопела. Мужской организм между тем проявлял излишнюю заинтересованность в сложившейся ситуации, как обычно и бывало по утрам. Пытаясь не думать ни о чем, кроме стандартных утренних процедур, Стивен кое-как выбрался из-под девушки и, оставив ее лежать на диване компактным кульком, направился на поиски ванной. Не душ, но основательное умывание холодной водой помогло ему справиться с сонной негой и привести себя в порядок, а кофе, сваренный после возвращения из ванной, помог проснуться окончательно. Будильник сработал, когда Стивен цедил уже вторую по счету кружку кофе, стоя у окна в расстегнутой рубашке и с полотенцем на шее и поглядывая то на заснеженный двор за стеклом, то на спящую девушку. Он никак не дал о себе знать, когда она зашевелилась под настойчивые трели своего будильника. Было чертовски странно наблюдать за ней вот так, не в забитой студентами аудитории и даже не в кафетерии, где все равно было слишком много постороннего народа, а в домашней, почти интимной обстановке, без осточертевшей дистанции препод-студент и устоявшихся форм поведения, основанных на том же принципе. Это было странно и в то же время правильно. Само понимание этого оглушало настолько, что Стивен боялся пошевелиться и спугнуть это ощущение. Такое новое и такое заманчивое.
— Выспалась? — поинтересовался он и улыбнулся, когда она подняла глаза и посмотрела на него снизу вверх. — Я кофе сварил. Будешь?
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:59:38)

+1

32

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Эйрин проснулась посреди ночи от того, что за окном горестно завыла сигнализация. На минуту она замерла, вслушиваясь в доносящиеся из-за окна звуки, но, к счастью, это было даже близко не похоже на «голос» машины самой МакФарлан. Окончательно проснувшись, девушка пошевелилась, и только в этот момент до нее дошло, что она свернулась в клубочек под боком у мирно посапывающего Стивена. И даже умудрилась уютно устроить голову на плече мужчины и забросить на него во сне не только руку, но и ногу. Щёки вспыхнули так, что от них могло бы стать светлее в комнате. Эйрин затихла и замерла, больше всего на свете боясь потревожить Рейнера. А он, как назло, пошевелился и что-то пробормотал во сне. Девушка даже затаила дыхание, опасаясь, что Стивен проснется. Но к её счастью, мужчина просто подгреб её к себе поближе, как любимого плюшевого медвежонка, прижал к теплому боку и продолжил безмятежно дрыхнуть.
   А вот у Эйрин заснуть снова не получалось. Она таращилась в ночную темноту, сквозь полуприкрытые веки рассматривала тонкую полоску света, льющего из-за неплотно задернутых штор, и думала. Очень много думала. Ночью мысли вообще удивительно проясняются. И сейчас они потревоженным пчелиным роем вились вокруг Стивена, чье мерное дыхание слышалось совсем рядом. Оглушительно было понять, что не хочется сбросить с себя чужую руку и потихоньку отползти на противоположный краешек кровати. Вместо того так и тянуло остаться лежать вот так, в обнимку. То, что произошло, казалось правильным. И МакФарлан это почти пугало на какое-то мгновение. Потому что через несколько часов настанет утро, всё вернется на круги своя. Снова всплывет дистанция «преподаватель-ученица», но соблюдать её теперь станет очень-очень сложно.
   Прикрыв глаза, Эйрин уткнулась носом в шею Стивена, как котенок, и незаметно уснула.
***
   Во второй раз МакФарлан проснулась от звонка будильника. Первые несколько секунд она лежала с закрытыми глазами, пытаясь понять, встал ли уже Стивен и не приснилось ли ей вообще то, что она умудрилась провести ночь с ним в обнимку. И только поняв, что место на диване рядом с ней пустует, девушка осторожно пошевелилась.
   - Убейте его кто-нибудь, - голос спросонья прозвучал хрипло и недовольно. – Просто убейте, я ему потом сама перезвоню.
   После полуночных бдений и размышлений глаза упорно пытались закрыться снова. Эйрин была похожа на недовольного сонного котёнка, по самые ушки завернутого в плед. Но нужно было вставать.
   - Нет, - пробормотала девушка, садясь на кровати, но не спеша разворачиваться из пледа. Она низу вверх посмотрела на улыбающегося Стивена, искренне надеясь, что не краснеет. Журналист в расстегнутой рубашке и с болтающимся на плечах полотенцем, на котором в уголке был вышит забавный медвежонок, смотрела ужасно по-домашнему. И Эйрин нравилось видеть его таким, нравилось наблюдать не за кафедрой, а с кружкой кофе в руках. Или за просмотром фильма.  –  Я абсолютная сова, поэтому по утрам я оживаю только после холодной воды и кофе. Так что – да, кофе я очень даже буду. Только сначала умоюсь, а то, наверное, похожа на пугало, - МакФарлан рассмеялась, вскочила с дивана и зашлепала босыми ногами в направлении ванной комнаты. Холодная вода действительно помогала: и от сонливой расслабленности, и от лишних мыслей в голове. Так что в комнату Эйрин вернулась уже посвежевшей, разрумянившейся и бодрой.
   - Так, кофе ты сварил, значит, завтрак с меня. Яичницу будешь? – не дожидаясь ответа, девушка пересекла комнатку и полезла в холодильник. – У меня пунктик насчет того, чтобы никто не ушел голодным, так что не обессудь, - Эйрин на секунду выглянула из-за дверцы холодильника, чтобы посмотреть на Стивена.
   За какие-то пару минут она успела развить бурную деятельность: достать бекон, яйца и еще какие-то продукты, начать всё это превращать в яичницу и зачем-то включить духовку. Оказалось, что это так и задумано. Потому что МакФарлан по одним ей известным причинам готовит яичницу не на сковороде, а в духовке, густо заливая её соусом.
   - Вот, налетай, - Эйрин снова рассмеялась, ставя на стол перед Стивеном тарелку с его порцией завтрака. Где-то в промежутке она успела забежать в ванную и переодеться в джинсы и блузку. В общем-то, можно было уже сделать вывод, что состояние торнадо – нормальное состояние МакФарлан, делающей по несколько дел одновременно и не забывающей при этом болтать про всякую ерунду.
   И тем более странно было, что к концу завтрака Эйрин как-то подозрительно притихла. То ответила невпопад, то рассеянно ляпнула чушь. Потом молча собрала посуду со стола и отправилась к раковине, думая о своем. Неловко было, что Стивен потратил на нее кучу своего личного времени. За этими переживаниями даже как-то и позабылось то, что в неприятности её втянул именно Рейнер. Думалось только о каких-то глупостях. И том, что Эйрин сейчас не знает, как отблагодарить журналиста за то, что он побыл рядом с ней. Еще непонятнее, как дальше вести себя со Стивеном. То ли вернуться к набившей оскомине дистанции и официальному «Вы», то ли попытаться сохранить дружеское общение за пределами университета и панибратское «ты». МакФарлан запуталась, безнадежно запуталась.
   - Стивен, - у самого выхода, когда все уже собрано и готово к выходу, а Рейнер стоит у порога, Эйрин решилась. Поймала мужчину за рукав, не дав щелкнуть замком и открыть дверь. – Спасибо тебе. За всё. Мне было правда очень важно, что ты побыл сегодня со мной. С тобой было спокойно и уютно. Спасибо! – кажется, тут можно и нужно было сказать что-то еще. Важное, значимое, облекающее в слова чувство благодарности и признательности, которое испытывала девушка. И ещё что-то, чему она пока не могла подобрать определения. Но вместо этого в голову Эйрин вступило что-то шкодное. Девчонка приподнялась на носочки, потянула мужчину, заставляя к ней наклониться, и порывисто чмокнула Стивена в колючую щеку. Вышло абсолютно по-дурацки, потому что в этот момент журналист как-то неловко дернулся. И поцелуй пришелся в уголок губ вместо скулы.
[nick]Erin McFarlane[/nick][info]21 год, студентка[/info]

+1

33

Эйрин, которая вернулась после умывания и тут же развернувшая бурную деятельность на кухне, разительно отличалась от той Эйрин, которая ушлепала в ванную несколько минут назад. Но Стивен уже ничему не удивлялся. Он так и стоял у окна, попивая остывающий кофе, и смотрел в окно, пытаясь прогнать из своей памяти образ спящей девушки. Той самой, с которой он провел ночь. Было даже немного странно осознаваться, что само это словосочетание "провел ночь" может быть лишено какого бы то ни было подтекста и в то же время применимо к двум молодым людям разного пола, которые явно друг другу не безразличны. Как-то это было неправильно. Наверное. Стивен уже ни в чем не был уверен.
Поглядывая на Эйрин, целиком погруженную в хлопоты на кухне, он неторопливо допил кофе, застегнул рубашку и заправил ее в джинсы. Все таки хорошо, что он всегда отдавал предпочтение удобству и к одежде относился с некоторым пренебрежением. Его студенты уже привыкли к тому, что их новый преподаватель постоянно "слегка помят". Никто не будет задавать неудобные вопросы и смотреть косо, если он появится на паре в той же одежде, в которой был вчера. Последний день. Неужели, сегодня он будет читать лекцию в последний раза? Сомнения в том, что он поступает правильно, уезжая из Эдинбурга, одолевали его весь вечер, хоть он и не предавал им значения, слишком занятый другим. Эйрин все же сильно отвлекала. Даже сейчас, находясь на приличном расстоянии и никак не провоцируя его на мысли определенного характера. Не думать о ней в этом ключе уже не получалось и мысленно Стив поздравил себя с тем, что влюбился, как идиот, в самый неподходящий момент и, наверное, в самую неподходящую девушку. Он все еще был ее преподавателем, а она его студенткой. Все изменится сегодня, когда он поговорит с Эндрюссоном, но что толку от этого, если потом он уедет. Зато она будет в безопасности, напомнил внутренний голос. Как всегда вовремя, потому что Стивен уже готов был отказаться от этой затеи. Он уезжает, чтобы она была в безопасности. Он снова и снова проговаривал это про себя и едва не упустил момент, когда Эйрин позвала его за стол.
В желудке плескался один только кофе. Казалось, аппетит приказал долго жить, но после первого же куска вновь разыгрался. Все оживление, которым Эйрин буквально искрила, сошло на нет за время завтрака. Разговор не клеился, и Стивен ловил себя на мысли, что не может сосредоточиться, то и дело залипая на лице сидящей напротив девушки, на ее голой шее, на пальцах, держащих кружку. Просто не выспался. Бывает. Но чего Стивен не умел, так это обманывать сам себя. Проводив взглядом неожиданно молчаливую Эйрин до кухонной мойки, он вернулся к более рутинным занятиям, а именно сборам. До первой лекции было где-то около часа, и можно было, в принципе, не торопиться или даже опоздать. Главное, чтобы никто не заметил, что они с Эйрин приехали вместе, а то потом хлопот не оберешься. Ему-то что. Он уедет, вернется обратно в Лондон и все, а ей еще учиться и учиться. Подобная слава ей точно ни к чему. И снова Стивен словил себя на том, что сомневается и пытается всеми этими размышлениями оправдать свой грядущий побег. Это ведь и правда был побег, но уже не от неведомых преследователей, решивших отыграться на совершенно не причастной к его деятельности девушке, а от самой этой девушки, слишком неожиданно и быстро ставшей ему небезразличной.
— Все взяла, ничего не забыла? — уточнил он на всякий случай уже на пороге, пока сам ощупывал карманы пальто на наличие мобильника, бумажника и ключей. Стивен уже собирался открыть дверь, когда Эйрин остановила его. Теперь, по крайней мере, он знал, о чем она думала все это время. Неловкие слова благодарности вырывались из ее груди с придыханием, выдавая волнение, но глаза смотрели решительно.
— Я сам тебя во все это втянул, не забывай.
Он улыбнулся одними только губами, но Эйрин еще не закончила. Ощущая себя, как-то совсем уж неловко, Стивен послушно накренился в ее сторону, напряженно ожидая по-детски непосредственный поцелуй в щеку, только в итоге все получилось совсем не по-детски. Ремень сумки соскользнул с плеча, Стивен покачнулся, словив поцелуй уголком рта, и замер. Его словно током ударило. По хребту прокатился мощный электрический разряд и кожа полыхнула огнем. Кажется, даже сердце пропустило удар, а потемневшие глаза уставились на девушку сверху вниз. Опасно так, почти с угрозой.
— Как-то это было... — неправильно, он должен был сказать слово "неправильно", однако, вместо этого на язык заскочило совершенно другое слово с совершенно другим, но в то же время единственно правильным в сложившейся ситуации смыслом.
— Неубедительно, — выдохнул Стивен и, словно требуя той самой убедительности, накрыл рот Эйрин своим и навалился на девушку всем телом, прижимая к стене в этой тесной прихожей, где даже развернуться было негде. Горечь кофе мешалась со вкусом ее помады, а от запаха ее волос кружилась голова. Все, что он скрупулезно копил в себе весь нелегкий прошлый вечер, все, что героически сдерживал все это утро, выплеснулось вот так внезапно в этот совершенно незапланированный поцелуй, который угрожал перерасти в нечто куда более серьезное по мере того, как Стивен забывался, сминая Эйрин в своих объятиях и уже безо всякого стеснения жадно блуждая ладонями по округлостям и изгибам ее тела. И после этого, он должен бросить все и уехать? Какого черта?! Нехотя оторвавшись от ее вспухших губ, Стивен какое-то время всматривался в глаза девушки, тяжело дыша и так внимательно, словно надеялся увидеть там ответы на все мучившие его вопросы, а потом вдруг улыбнулся, почти касаясь ее губ своими.
— Вот теперь убедительно.
И как бы ему не хотелось уволочь ее обратно в глубь квартиры, раздеть и опрокинуть на диван, а потом опоздать на лекцию, наплевав на то, что со стороны это будет выглядеть очень и очень красноречиво, Стивен был вынужден отстраниться. И один только черт знает, каких волевых усилий ему это стоило. Поправив собственную одежду, он критически осмотрел Эйрин и покачал головой, сокрушаясь почти на полном серьезе.
— Как лекцию теперь читать, не представляю.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:01:24)

+2

34

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Тарелки и кружки после завтрака Эйрин терла с такой ожесточенностью, словно у нее были к ним какие-то  свои личные счеты. Чем дальше, тем яснее становилось, что она попросту не хочет отпускать это утро, едва борясь с соблазном хоть как-нибудь потянуть время до ухода. Казалось, стоит двери закрыться за их со Стивеном спинами, и всё оборвется. МакФарлан почти с ужасом понимала, что она влюбилась. Как девчонка. Наверное, в самого неподходящего человека, в которого только могла – в собственного преподавателя, мужчину старше себя, но настолько надежного и ставшего нужным, что хотелось взвыть. В какие-то моменты Эйрин была почти уверена, что тоже небезразлична Стивену. Но она не позволяла себе очароваться этой сладкой мыслью, потому как разочарование потом было бы очень, очень горьким и болезненным.
   Отважиться на поцелуй в щеку помогло осознание того, что другого шанса может и не быть. Всё скоро закончится, так толком и не начавшись. Когда Стивен послушно наклонился к ней, подставив колючую щеку, МакФарлан немного осмелела. Хотя бы не оттолкнул её и её благодарность в такой наивно-детской форме сразу же.
   Когда кто-то из них дернулся и поцелуй пошел совершенно не так, попав вместо щеки в уголок рта. Эйрин словно прошило электрическим током, прошедшимся от губ и до самых кончиков пальцев. Сердце пропустило удар и упало куда-то вниз с высоты под аккомпанемент удар об пол сумки, свалившейся с плеча. Губы полыхали огнем, их невольно хотелось потрогать пальцами. МакФарлан испуганно замерла, широко распахнутыми глазами смотря на Стивена, во взгляде которого светилась угроза.
   - Я… - только выдохнула девушка, пытаясь оправдаться, пояснить, как так вышло. Но слова застряли в горле удушливым комком и протолкнуть их никак не получалось. На пару секунд в комнате повисла гнетущая, тяжелая тишина, а потом… Стивен выдохнул какое-то слово, с трудом пробившееся к перепуганному своим поступком сознанию, и подался вперед, прижимая Эйрин к стене и накрывая её губы своими. Туго натянутую пружину напряжения со звоном отпустило. Замершая девушка ожила, со всем жаром отвечая на этот странным, неправильный, но, чего уж греха таить, такой желанный поцелуй. Глупо было бы лгать самой себе, лгать, что не задумывалась о нем вчера вечером или ночью, когда проснулась под боком у Стивена, или утром. Электрическая цепь замкнулась, и головы посносило им обоим. Настолько, что у МакФарлан колени начали подкашиваться, стоило ладоням Рейнера начать жадно бродить по её телу. Она податливо прильнула к Стивену, обвивая руками его плечи, скользя ими по спине и прижимаясь ещё теснее.
   Когда Рейнер отстранился, Эйрин почувствовала сожаление. Она, тяжело дыша, смотрела на него широко распахнутыми глазами, еще не очень-то понимая, что это сейчас вообще было. От его близости кружилась голова. Вместо мыслей лениво ворочалось что-то восторженное.
   - Правда? – прошептала МакФарлан, все ещё не отрывая взгляд от Стивена, в глазах которого буквально тонула. Чертик внутри очнулся раньше разума, и девушка все-таки поддалась соблазну совсем немного двинуться вперед и еще на секундочку коснуться вспухшими губами губ стоящего совсем близко мужчины. Ещё чуть-чуть и они рисковали прогулять сегодняшнюю лекцию, но Рейнер вовремя отстранился. Эйрин, на щеках которой снова вспыхнул предательский румянец, принялась нарочито аккуратно поправлять одежду. Включая бессовестно задранную руками Стивена блузку. Остро хотелось спросить, что же будет дальше. Но услышать ответ было как-то… Страшно? Тревожно? МакФарлан предпочла молчать и ждать, пока определенность наступит сама собой.
   - Не знаю, - пожала плечами девушка и с хитрющей улыбочкой. – И как мне её теперь слушать – тоже. Жалко, что ты не студент, прогуляли бы.
   За дверь Эйрин, хихикнув, выскочила прежде, чем Стивен нашелся с ответом на её выпад.

***
   Выйдя из подъезда, МакФарлан первым делом чисто машинально бросила взгляд на свою машину, мысленно прося, чтобы ей не разбили фары и не бросили на капот ещё один закоченевший трупик. К счастью, ничего такого и близко не было, так что девушка могла выдохнуть спокойно.
   - Эйрин! – какой-то парень, выгуливавший собаку на площадке, окрикнул МакФарлан и призывно махнул рукой. – Можно тебя?
   - Я сейчас, на минуточку, это мой сосед сверху, - девушка бросила на Стивена нечитаемый взгляд, приподнявшись на носочки, махнула рукой в ответ и побежала через дорожку, отделявшую выход из подъезда от площадки. Парень двинулся навстречу, не без труда удерживая на поводке радостного хаски, рвущегося навстречу Эйрин.
   Подъезд МакФарлан был вторым, если стоять лицом к дому и считать от правого угла, из-за которого и вывернул на крейсерской скорости заляпанный черный внедорожник с наглухо тонированными стеклами. Водитель, желай он остановиться, вполне успевал заметить перебегавшую дорогу девушку и предотвратить ДТП. Но вместо тормоза он нажал на газ, наверняка вдавив педаль в пол. Внедорожник зарычал, набрав ещё большую скорость.
   - Эйр-и-ин! – парень, окрикнувший МакФарлан пытался предупредить её, но было поздно. Автомобиль с сшиб девушку. К счастью, она успела практически перебежать дорогу, так что удар пришелся вскользь. После наезда водитель ещё больше ускорился и скрылся с места ДТП. Сзади номеров у него не было, те же, что висели спереди, сумей их хоть кто-то запомнить и пробить, оказались бы принадлежащими машине совершенно другой марки и даже цвета.
   МакФарлан после удара отлетела на пешеходную дорожку, огибавшую детскую площадку. Неловко подогнувшаяся под нее при падении рука вспыхнула яркой болью, от которой на глаза навернулись слёзы. Точно тоже самое ощутили приложившиеся о бордюр рёбра и подвернувшаяся в неестественное положение лодыжка. Этот удар на несколько мгновений выбил воздух из легких, пришлось заново вспоминать, как дышать, даже не пытаясь подняться или перевернуться. Откуда-то совсем рядом слышались взволнованные голоса, окликавшие Эйрин по имени.
[nick]Erin McFarlane[/nick]

Отредактировано Erin Reiner (2017-08-01 17:28:40)

+2

35

На улицу Стивен выходил в состоянии, довольно близком к прострации только наоборот. Не со знаком минус, а с большим, нет, даже огромным плюсом. Никакого угнетения он не чувствовал. Напротив, его как будто переполняла невесть откуда взявшаяся энергия. Она искрила под кожей, пробегала по венам и пульсировала на губах, на которых еще остался привкус помады Эйрин и, конечно же, ее самой. Ладони горели воспоминанием о ее коже и даже легкий морозец, в который они окунулись, когда вышли из подъезда, не смог их остудить. Стивен чувствовал себя пьяным. И вопрос о том, как ему теперь вести лекцию, стал еще более актуальным, потому что он снова и снова ловил себя на том, что теряет контакт с реальностью, стоит ему только посмотреть на Эйрин, зацепиться взглядом за ее ноги или просто почувствовать запах ее парфюма. Это было проблемой, которую нужно было решить в срочном порядке. Потому что студенты вообще народ зоркий, а студенты-журналисты и подавно. Если кто-то из сокурсников Эйрин заметит его состояние, будут вопросы. Каверзные и дотошные. По другому журналисты не умеют. И меньше всего ему хотелось, чтобы это как-то отразилось на Эйрин. Ей ведь еще учиться и учиться...
Стивен был так поглощен этими мыслями, что не сразу сообразил, что происходит. Чей-то незнакомый голос, зовущий девушку, ее непонятный взгляд и слова, зазвеневшие в чистом воздухе, и даже это невесть откуда взявшееся агрессивное чувство, заставившее Рейнера напряженно сощуриться в сторону этого "соседа сверху". Все смешалось в одно. Глядя на то, как легко Эйрин перебегает дорогу, Стивен машинально шарил по карманам пальто в поисках ключей от машины. На выруливший из-за угла дома внедорожник он не обратил никакого внимания, а потом и вовсе отвлекся, когда ключи зацепились за подкладку. Все резко прояснилось и приобрело остроту, как только он услышал предупреждающий окрик все того же парня и звук удара, отозвавшийся гулким эхом где-то глубоко в груди.
— Эйрин! — в горле что-то болезненно оборвалось, когда он выкрикнул ее имя, и по языку растекся медный привкус. Как он миновал разделяющее их расстояние, Стивен не помнил. В памяти остались только фрагменты, как снимки папарацци, рассыпавшиеся по полу. Широкая корма, скрывающегося за углом внедорожника, перепуганное лицо парня с собакой и Эйрин, лежащая сломанной куклой на присыпанной снегом дорожке.
— Эйрин? Эйрин, слышишь меня? Эйрин... — Стивен сам не заметил, как сорвался на немецкий, но имя он повторял без акцента, как заведенный, а когда услышал слабый стон, в голове что-то щелкнуло. — Вызывай скорую. Быстро! — уже на английском рявкнул он на парня, чей пес рвался с поводка как обезумевший, и снова склонился над девушкой. Переворачивать ее он не рискнул, черт знает, какие у нее переломы, и не сделает ли он еще хуже, пытаясь помочь, но волосы с лица убрал. Эйрин как будто была в сознании, даже глаза открыла и посмотрела на него остекленевшим от слез взглядом, но он почти сразу же затуманился болью. Стивен не был уверен, что она слышит его, и тем не менее не переставал говорить с ней.
— Эйрин, не смей отключаться. Слышишь? МакФарлан?! Только попробуй, я тебя к экзамену не допущу. Я серьезно. А потом все равно завалю и пересдавать заставлю.
Срываясь порой на откровенную чушь, Стивен говорил, не затыкаясь, и не переставал озираться по сторонам, словно ждал, что в любой момент из-за угла снова покажется уже знакомый внедорожник. Чтобы завершить начатое или просто убедиться, что послание дошло до адресата. Дошло, так дошло, что Рейнер скрежетал зубами, ощущая себя самим средоточием всей людской злобы. И в то же время он чувствовал себя беспомощным как никогда. Что делать-то? Что ему теперь делать? Он не мог просто взять и уехать, оставив Эйрин в таком состоянии да еще и совершенно одну. Теперь они знали, что она не просто студентка, с которой он пил кофе. Теперь она и не была просто его студенткой.
— Вы ее родственник? — спросил кто-то из прибывших на скорой врачей, пока Эйрин укладывали на носилки, и Стивен не нашел, что ответить. Наверное, парень решил, что у него шок, потому и предложил ехать с ними, на что он тут же согласился. Все равно он не смог бы сейчас вести машину. Нервы были на пределе.
Уже в больнице, когда Эйрин увезли куда-то, к нему подошла пара полицейских, чтобы взять показания. Убедившись, что его слова соответствуют тому, что им рассказал еще один свидетель, скорее всего тот парень с собакой, они оставили Стивена в покое. Хотя само слово "покой" было здесь совершенно неуместно. Он метался по больничному коридору, наводя нехилый такой сквозняк, и не знал куда себя деть и чем занять. Звонок профессору Эндрюссону решил проблему с лекцией, которую он должен был вести. На расспросы обеспокоенного старика, Стивен решил не отвечать, пообещав все рассказать позже и не по телефону. Время, между тем, шло медленно, так медленно, что, казалось, прошла целая вечность, прежде чем к нему, наконец-то, вышел врач и ввел в курс дела. Все оказалось не так страшно, как представлялось. Выбитое из сустава плечо вправили, помятые ребра зафиксировали тугой повязкой, самым серьезным повреждением стала вывихнутая лодыжка, но и здесь доктор был довольно оптимистичен в прогнозах. Даже изволил пошутить, мол, он и сам был бы не прочь такую девочку сбить, только бы она к нему в смену попала. Оценить этот довольно сомнительный юмор у Стивена не вышло и, возможно, именно из-за его тяжелого взгляда, едва ли предполагающего наличие чувства юмора у конкретного индивида, доктор разрешил ему пройти в палату к пациентке.
Эйрин все еще была без сознания. В белизне больничных простыней и бинтов ее бледное лицо терялось и почти растворялось. Кое-как придвинув стул, Стивен уселся на него и, уперев локти в самый край койки, навис над Эйрин, разглядывая мелкие ссадины на ее лице.
— Ну, и что мне теперь с тобой делать, а? — едва слышно поинтересовался он, как если бы всерьез рассчитывал на ответ. — Тебя же и на секунду нельзя одну оставить.
Вот и не оставляй, пронеслось в голове ярким росчерком. И это все решило.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:02:40)

+1

36

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Всё произошло так быстро, что Эйрин ничего не успела сообразить. Вот она летит через дорожку, переполненная светлыми эмоциями и радужными надеждами, а через секунду уже чувствует удар в бок и летит на тротуар. Всё слилось в единое смазанное полотно, складывающееся из маленьких кусочков-вспышек, как картинка в калейдоскопе. На предупреждающий оклик МакФарлан даже не успела среагировать.
   Она не потеряла сознание. Упав, Эйрин продолжала всё чувствовать и слышать, просто всё, кроме разлившейся по телу боли, утратило яркость. Звуки доносились как через положенную на лицо подушку. МакФарлан зацепилась за постоянно зовущий её голос и ощущение холодного снега, тающего под щекой, попыталась вынырнуть из пытавшейся поглотить её мути. В голове всё кружилось и плыло, но она, поморщившись от вспыхнувшей боли, попыталась пошевелиться. Тело отзывалось словно чужое и не послушалось, только с губ сорвался стон.
   - Я же только хотел сказать, что возле её машины какие-то придурки крутились. И на кофе пригласить, - растерянно пробормотал бледный как полотно парень, пытающийся одной рукой удержать взволнованно рвущуюся с поводка собаку, а второй – вытащить из кармана телефон и набрать номер службы спасения. Хаски словно с ума сошел, оглашая пустынный двор громким лаем, на который из окон стали выглядывать любопытствующие. К ним подбежала ещё какая-то женщина, начавшая взволнованно суетиться рядом.
   Эйрин честно хотела сказать Стивену, что она его слышит. Не совсем понимает смысл слов, но голос… Голос очень помогал удержаться и не отключиться. Вот только с губ вместо слов сорвался очередной стон боли. Во рту скопился неприятный металлический привкус. Кажется, она умудрилась разбить при падении губу.
   - Всё, скорая уже едет, - отчитался парень. Сунув поводок с рвущейся с него собакой в руки суетящейся рядом женщины, он присел на корточки рядом с МакФарлан. – Держись, Эри, держись.
   Кто-то, скорее всего, Стивен убрал с лица упавшие на него волосы. Эйрин слабо попыталась пошевелиться, хотя бы перевернуться, потому что от тающего под щекой снега становилось откровенно неприятно. Да и как будто сверху навалилась гранитная плита.
   - Дышать… Сложно, - хрипло пробормотала МакФарлан, надеясь, что склонившийся к ней Рейнер услышит и разберет едва слышные слова. Застывшие в глазах слезы всё-таки пролились, прочертив дорожки на щеках. Стивен всё продолжал говорить, но до Эйрин долетали только обрывки, кусочки, не желавшие складываться в предложения. Ей очень хотелось, чтобы кто-то догадался взять её за руку. Может, так стало бы менее страшно. МакФарлан снова и снова возилась и пыталась пошевелиться, у нее даже начинало получаться. А потом Стивен велел ей перестать дергаться, пришлось затихнуть и ждать.
   Где-то вдалеке надрывно завыли сирены скорой помощи, а через пару минут во двор завернула и сама отчаянно сверкающая мигалками машина. Словно решив, что всего, чего следовало, она дождалась, Эйрин отпустила последние ниточки сознания и провалилась в темноту.
   Первый раз МакФарлан пришла в себя уже в карете скорой помощи. Поморщившись, она кое-как открыла глаза. Перед ними маячил потолок машины, через пару секунд уже – лицо врача скорой помощи. Потом Эйрин повернула голову и увидела Стивена, про себя отметив, что он поехал с ней, а не на лекцию, как должен был. Это отчего-то было очень важно. Девушка потянулась к Рейнеру здоровой рукой, вторая так и не слушалась от плеча, что очень пугало. Боли уже практически не было, ей вкололи что-то, отчего ещё и ужасно хотелось спать. МакФарлан решила прикрыть глаза буквально на секундочку, но снова провалилась надолго.
   Во второй раз Эйрин очнулась уже в больнице. Улыбчивый доктор, средних лет русоволосый мужчина с аккуратно подстриженной бородкой, весело поприветствовал её, отпустив какой-то комплимент красивым глазам. Сил улыбнуться в ответ не было, но как-то такое отношение обнадеживало и успокаивало.
   Доктор Рейнолдс что-то продолжал говорить и говорить, осматривая МакФарлан и что-то колдуя над её плечом. Она уже чувствовала тугую повязку на ребрах, мешавшую дышать. Когда мужчина дернул плечо, вправляя выбитый сустав, девушка вскрикнула от боли. Рейнолдс снова принялся убаюкивающе заговаривать ей зубы, прося потерпеть. В голове витали клочки какого-то тумана, а тяжелые веки смыкались сами собой. Эйрин ещё почувствовала, как теплые пальцы касаются лодыжки, но дальше была уже темнота.
   В третий раз МакФарлан пришла в себя в палате. Открывать глаза не хотелось. Действие обезболивающе, кажется, начинало проходить, потому что девушка снова чувствовала ноющую боль во всем теле и противную слабость. Не было желания даже шевелиться. Не открывая век, она прислушалась к окружающим её звукам. Вот кто-то с едва различимым скрежетом металлических ножек по полу придвинул к кровати стул. А потом знакомый голос Стивена спросил, что же дальше с нею делать. Губы Эйрин дрогнули в намеке на улыбку. Он явно не надеялся, что его кто-то слышит.
   - Не оставлять, я бедовая. Только сначала принести желе, - слабо пробормотала девушка хриплым после долгого молчания голосом, так и не открывая глаз. – Апельсиновое. Целый стаканчик, - Эйрин открыла глаза и немного помолчала, переводя дух. Потом облизала пересохшие губы и все-таки спросила. – Что это было? Я помню Томаса с собакой, какую-то машину, несущуюся на меня, мелькнувший перед глазами асфальт и тающий снег под щекой. А ещё твой голос, я постоянно слышала, как ты меня звал. Это очень помогало не уплывать. И мне всё время хотелось, чтобы ты взял меня за руку, чтобы не страшно… Глупо, да? – видимо, это были какие-то последствия действия обезболивающего. МакФарлан несла какую-то ересь, а еще постоянно хотелось расплакаться. Она даже шмыгнула носом и часто-часто заморгала, прогоняя слёзы. Ресницы вдруг стали мокрыми. – Ты же еще посидишь со мной? Чуть-чуть.
   Ей было страшно. Страшно из-за произошедшего, из-за бинтов и сдавливающей грудь тугой повязки. Из-за непонимания ситуации. И Эйрин наивно искала у Стивена защиты, особенно, когда потянулась и, нащупав своей рукой его ладонь, накрыла её и легонько сжала.

+1

37

Облегчение, которое Стивен почувствовал, когда Эйрин заговорила, было по-настоящему колоссальным. Он как-то резко обмяк, словно из него вынули все кости разом, и выдохнул почти со стоном, прикрыв глаза. Кажется, он даже услышал отчетливый гул свалившегося с сердца гипотетического булыжника. Осталась одно только мелкая, остро царапающаяся, каменная крошка, тоже гипотетическая, но ее он пока не торопился смахивать. Успеется еще.
— Больше никогда так не делай, — голос предательски хрипел и подрагивал. — Больше никогда так меня не пугай. Слышишь?
Как бы ему не хотелось, чтобы это прозвучало строже или даже жестче и внушительнее, ничего не получалось. От усталости, навалившейся вдруг на его плечи увесистой бетонной плитой, его голос прозвучал совсем глухо и совершенно прозрачно. Не внушая ни трепета, ни, тем более, страха, хорошо знакомого некоторым его студентам. Он и сам сейчас мало походил на того строгого преподавателя и матерого журналиста, к которому привыкли в университете за эти несколько недель. Ему, если честно, было уже все равно. Главное, что Эйрин очнулась и была в порядке. Если, конечно, не брать во внимание все эти бинты и царапины, а так же не самые радужные перспективы на ближайшую неделю. При полном отсутствии опасных для жизни травм ее, тем не менее, все равно изрядно помяло. Парой дней тут не обойдется. С одной стороны это было даже хорошо. По крайней мере здесь, в больнице со всем ее дотошным персоналом и какой-никакой охраной, Эйрин была в относительной безопасности. С другой Стивен понимал, что не сможет быть с ней рядом постоянно, пока она лежит в больнице. Даже если ему удастся убедить врача, что он родственник пациентки или как минимум близкий друг, который имеет право находиться в ее палате хоть круглые сутки, лекции по расписанию никто не отменял. О том, что еще несколько часов назад он планировал уехать и оставить курс на профессора Эндрюссона, Стивен даже не вспомнил. Этот вариант отпал сам собой, едва он понял, что просто не сможет уехать и оставить Эйрин одну. И дело было уже даже не в ее безопасности. В одно это утро все усложнилось настолько, что Стивен уже не задумывался о причинах, он просто знал, что должен остаться. Чтобы носить ей в палату желе хотя бы.
— Скоро обед, так что считай, что желе уже в пути. Вот на счет того, апельсиновое оно у них тут или нет, не знаю.
Стивен попытался усмехнуться, но вышло так себе. Эйрин наконец-то открыла глаза и все, что он хотел ей сказать, стало вдруг совершенно неважным. Пережитое плескалось в ее глазах невыплаканными слезами и эхом того страха, что ей пришлось испытать. Стив вздрогнул, когда ее неожиданно холодные пальцы накрыли его ладонь, и сам взял Эйрин за руку, чтобы хоть немного ее согреть, а потом и вовсе уткнулся в ее ладошку носом, улавливая сквозь вездесущий медицинский запах, тонкую ниточку уже знакомого аромата ее парфюма. Так было намного спокойнее.
— Я буду здесь столько, сколько захочешь, — пообещал он и с усмешкой добавил: — Ну, или по крайней мере, пока меня не выгонят отсюда силой. Кажется, твоему врачу я уже как кость в горле. Не удивлюсь, если он выставит меня, как только закончатся часы посещений.
Оригинальностью конкретный доктор не отличался. Рейнер был как кость в горле многим куда более серьезным и опасным людям. Собственно, из-за них сейчас Эйрин и лежала на больничной койке вся в бинтах, как свежеиспеченная мумия, и не могла толком дышать из-за тугой повязки на ребрах. Когда она сможет передвигаться без дозы обезболивающих, он не знал, но надеялся, что достаточно скоро. Ему было бы куда спокойнее, если бы она ходила на лекции и была постоянно у него на глазах.
Заметив, как девушка облизывает пересохшие губы, Стивен оглядел палату в поисках воды. Небольшой пластмассовый кувшин нашелся на небольшом столике у самой двери. Плеснув в стакан немного, он вытащил из лежащей тут же коробки изогнутую трубочку и вернулся к Эйрин, чтобы помочь сесть поудобнее, прежде чем дать ей попить. За всеми этими манипуляциями, отвлекающими от тяжелых мыслей о случившемся, он не заметил, как стопорился на одной единственной, проигнорировать которую не получилось, хоть тресни.
— И все таки надо было остаться дома, — с самым серьезным видом проговорил Стив и, встретившись с Эйрин взглядом, пожал плечами, уже не скрывая улыбки. — Все равно ведь прогуляли в итоге, а могли бы с пользой для здоровья, а не вот так. Хотя с нашим с тобой везением без травм все равно бы не обошлось.
Прогрохотавшая по коридору тележка заглушила его смех. Медсестра заглянула в палату с интересом.
— А у вас тут весело, — заметила она. По ее тону сложно было понять одобряет она это или все же осуждает, но кому какое дело, если на подходе желе.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:03:41)

+1

38

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Эйрин почти смутилась, когда Стивен неожиданно попросил её больше не попадать в такие переплеты. В его голосе сквозила такая усталость, что хотелось пообещать всё, что угодно, лишь бы он больше не звучал настолько вымотанным и помятым. До МакФарлан вдруг дошло, что причиной тому – она и её нелепое попадание под машину. И от этого по сердцу разлилось предательское тепло, приятное осознание того, что какие-то струнки в душе Рейнера ей удалось затронуть, раз уж он за нее переживал.
   - Не бежать навстречу парням, невнимательно посмотрев по сторонам? Или вообще не попадать в переплеты? – с улыбкой в голосе уточнила Эйрин, пытаясь разобраться со своим непослушным, ноющим от боли в каждой клеточке телом и дотянуться до руки Стивена. То, что сам он до такого простого жеста не догадается, она уже уяснила.
   - Ладно, я согласна на любое. Лишь бы желе, - вздохнула МакФарлан, чувствуя, что к горлу подкатывает мешающий дышать комок. Она говорила и говорила, мешая важное и откровенную ерунду, старалась выпалить всё, что только приходило в голову. Сердце противно щемило от одного взгляда на Стивена, оказавшегося ещё более усталым и расстроенным, чем ощущалось на слух. Девушка все-таки дотянулась до него, коснулась самыми кончиками пальцев. Его ладонь, тут же поймавшая холодную руку Эйрин, была очень теплой, даже горячей.
   - Сам бы не догадался, да? – пробормотала МакФарлан, пряча за шутливым укором смущение от того, что Стивен уткнулся лицом в её ладошку. Она легонько провела большим пальцем по колючей щеке. Потом, ещё немного поднапрягшись, дотянулась второй рукой и погладила мужчину по волосам. На этом силы как-то закончились и пришлось Эйрин снова откинуться на подушки, но уже в куда более довольном настроении. В голову почему-то не приходило даже близко подумать о том, что Рейнер все ещё её преподаватель, а это предполагает некоторые рамки и ограничения. Всё это вдруг стало совершенно неважным.
   - Много захочу, - серьезно сказала МакФарлан, чуть улыбнувшись краешками губ. – Просто при тебе ему будет неудобно просить у меня телефончик, - усмехнулась девушка, смутно вспоминая своего врача. – Не выгонят, мы скажем, что твое присутствие благотворно влияет на мое здоровье, - Эйрин снова усмехнулась, немного помолчала и добавила уже серьезно и даже смущенно. – С тобой как-то спокойнее, - девушка снова облизала пересохшие губы и, прикрыв глаза, откинулась на подушку. Со Стивеном было настолько спокойнее и уютнее, что она даже не думала о том, что он-то и втянул её в эти неприятности. Мысли в голове неторопливо плыли сквозь туман из остатков лекарств и навалившейся вдруг усталости. И пить, очень хотелось пить.
   - Водичка, - радостно пробормотала Эйрин, усаживаясь на кровати с помощью Стивена. – Ты прочитал мои мысли? - девушка перехватила губами кончик трубочки и втянула в себя воду. Стакан пришлось держать Стивену, потому что у МакФарлан как-то подозрительно подрагивала рука и при попытке справиться с питьем полностью самостоятельно чуть не было залито одеяло.
   - Спасибо, - поблагодарила Стивена девушка, напоследок чмокнув трубочкой в опустевшем стакане и наконец-то оторвавшись от него. Она снова улыбнулась и встретилась с Рейнером глазами. Его замечание заставило Эйрин рассмеяться, хоть щеки и вспыхнули румянцем. – А я вообще-то предлагала прогулять дома, - хитро сверкнув глазами, сказала МакФарлан. – Да нет, разве что мебель бы поломали, - девушка снова рассмеялась и ещё больше покраснела, понимая, что ляпнула буквально пару секунд назад. – Я все-таки очень надеюсь, что со временем у нас получится обходиться без вредительства.
   Заглянувшая в палату медсестра, чуть полноватая женщина лет сорока с небольшим, легонько качнула головой, то ли одобрив царившее в палате веселье, то ли не очень. При ней Эйрин заметно присмирела. Медсестра сгрузила с тележки уготованный больной обед, напоследок окинула её и Стивена строгим взглядом и степенно удалилась, грохоча тележкой дальше.
   - Я чувствовала себя так последний раз, когда меня дед застал возле забора целующейся с соседским мальчишкой, - смешливо фыркнула МакФарлан. – Так что, там точно есть мое желе? – девушка кивнула на обед. К ней вернулась прежняя неугомонность, с той лишь разницей, что физической возможности её проявить не наблюдалось. При каждом вдохе-выдохе девушка украдкой морщилась то от боли, то от невозможности дышать полной грудью, да и зафиксированное плечо мешалось.
   - Слушай, а ведь родителям же ещё не сообщили? – немного помолчав, с надеждой спросила Эйрин о самом важном, пытаясь заглянуть Стивену в лицо. – Иначе тут скоро будет очень шумно, но невесело. Я бы лучше им потом сама аккуратно всё рассказала, - девушка состроила умилительную мордашку, надеясь, что родители еще в счастливом неведении и ей удастся сделать так, чтобы они в нем и оставались пока.

+1

39

Медсестра им разве что пальцем не погрозила, прежде чем уйти. Правда, сделай она это, Стивен точно не выдержал бы и расхохотался, а для больничной палаты это было уже как-то слишком. Вдруг тут по соседству кто-нибудь умирает? Скорбящим родственникам их бурное веселье уж точно не нужно. Именно поэтому Стивен решил прикрыть дверь на всякий случай. К тому же так им с Эйрин никто не мог помешать. Без предварительного стука по крайней мере. Подхватив оставленные суровой медсестрой контейнеры, он оценил их содержимое и  удовлетворенно хмыкнул.
— Картофельное пюре, бефстроганов, салат с чем-то похожим на овощи. Очень надеюсь, что это действительно овощи. И желе аж в двух видах на десерт. Апельсиновое и... кажется, вишневое. Или клубничное, — Стивен поболтал стаканчиком с темно-красной субстанцией, словно это могло как-то помочь ему в опознании, и оглянулся на Эйрин. — Поделишься?
Собственно, претендовал он только на это неопознанное желе. Аппетит у него как будто отшибло, словно это его сбили машиной, а не Эйрин. Придвинув к койке специальный стол, она расставил перед девушкой ее нехитрый больничный обед, а сам устроился рядом все на том же стуле, прихватив с собой стаканчик с желе, на поверку оказавшимся все таки вишневым.
— Ну, я точно никому не звонил, потому что не знаю ни одного номера. Разве что профессору Эндрюссону отзвонился, чтобы он за меня лекцию провел. А твой врач... Не знаю даже, — Стив покосился на дверь, как если бы всерьез ждал, что помянутый врач тут же явится, но почти сразу же вернулся взглядом к Эйрин. — Если у тебя в карте контакты родителей указаны, то они должны были сообщить им сразу же, как только ты поступила. Так уж положено. По крайней мере у меня на родине так делают всегда. Как здесь, не знаю. Может, из-за меня и из-за того, что я был с тобой, они не стали этого делать. Кто знает, — он пожал плечами. — Но я тебя понимаю. О некоторых вещах родным лучше не знать. Своим я вообще ничего не рассказываю. После того случая с коррумпированным прокурором, когда меня арестовали, у отца чуть было сердечный приступ не случился. С тех пор стараюсь держать их на расстоянии от всего этого. Так и им спокойнее и мне. Но это сложно. Ты должна это понимать, прежде чем сделать выбор, в каком направлении профессии идти и... стоит ли связываться с таким человеком, как я. Над этим тебе действительно стоит подумать. Потому что со временем ничего не изменится. Я не изменюсь. И рядом со мной всегда будет опасно.
Последнее Стивен произнес, аккуратно подбирая слова. На Эйрин он не смотрел, слишком уж сосредоточенно ковыряясь в стаканчике с желе. Из однородной, почти прозрачной массы, оно превратилось в непонятное месиво. Аппетита его вид не прибавлял, и в итоге Стивен оставил его в сторону, скрестив руки на груди в классическом защитном жесте. Но в данном случае в защите нуждался не он, а Эйрин, которой знакомство с ним аукнулось весьма травматическими последствиями. Не самый лучшее начало для отношений. И тем не менее что-то ведь было. Они оба это чувствовали. Не просто симпатия и притяжение двух людей, которые друг другу понравились, а нечто куда более сложное и глубокое. Но то, как стремительно все закрутилось, малость пугало. Еще вчера в это самое время он вел лекцию и даже подумать не мог, что проведет ночь в одной квартире, да что там, на одном диване со своей студенткой, а утром будет зажимать ее в тесной прихожей, как какой-то страдающий гормональным дисбалансом подросток, и всерьез думать о том, чтобы забить на воспитание. Он думал об этом даже сейчас, глядя на то, как Эйрин лопает больничную еду, подозрительную на вид, но, кажется, вполне съедобную. Ей аппетит определенно не отшибло.
Очередное вторжение в палату на этот раз все же сопровождалось вежливым стуком. Уже знакомый доктор вошел с широченной улыбкой на лице, которая тут же сползла куда-то за воротник его рубашки, едва он увидел сидящего у постели пациентки Стивена.
— Вы еще здесь, — досаду в его голосе не расслышал бы только глухой. — У вас есть время до шести вечера, но потом вам придется уйти. С посещениями у нас строго.
— Я же говорил, — Стив качнул головой в сторону Эйрин, пытаясь подавить улыбку. — А сейчас он спросит, как ты себя чувствуешь.
Доктор, едва открывший рот для этой дежурной фразы, с шумом его захлопнул. Говорить как-то резко стало не о чем. Немного потоптавшись на месте, он взялся за ручку двери.
— Зайду позже, — решил он и, уже почти выйдя в коридор, бросил напоследок: — После шести.
Едва за доктором закрылась дверь, Стивен потянулся за желе, которое вдруг стало весьма привлекательным. Подобные обмены уколами, совсем как в поединке на шпагах, всегда пробуждали в нем зверский аппетит.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 22:05:35)

+1

40

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Они так подозрительно выглядят, что ты не уверен? – со смешком поинтересовалась Эйрин, вытягивая шею, чтобы посмотреть на свой обед. На самом деле, аппетитно из него выглядели только бефстроганов и стаканчики с желе, на один из которых покусился Стивен. – Неопознанными овощами? – с улыбкой спросила девушка, постаравшись состроить максимально невинную мордашку. – Бери, конечно.
   Пока Рейнер расставлял на специальном столике тарелки с обедом, МакФарлан примерялась к вилке. Рука была сломана левая, не являвшаяся ведущей, но пользоваться одной было как-то непривычно. Ковырнув вилкой бефстроганов, девушка едва не отправила его в короткий полет до рубашки присевшего рядом с её кроватью Стивена.
   - Как бы меня ещё и с ложечки кормить не пришлось, - посетовала Эйрин, лишь со второй попытки подцепляя мясо и отправляя его в рот.  Крепко сжав вилку, она какое-то время колупала ею пюре, размазывая его по тарелке. – У меня не заполнены экстренные контакты, - наконец, призналась она. – Точнее, информация там есть, но уже устаревшая, там телефоны бабушки и деда. Я просто подумала, что ты мог найти номер в моем мобильном. Кстати, ты его не видел? – МакФарлан оглянулась по сторонам в поисках своих вещей. Только сейчас до нее дошло, что на ней надета больничная сорочка, а её собственная одежда куда-то убрана вместе с сумкой и её содержимым.
   - Я бы очень переживала за тебя на месте твоих родителей, - честно сказала Эйрин. Она собиралась продолжить и добавить что-то еще, но осеклась. Стивен говорил, так сосредоточенно ковыряясь в стаканчике с желе, словно оно было в чем-то перед ним виновато. Аппетит у девушки пропал вместе с остатками игривого настроения. Она отложила вилку, которой последние полминуты развозила пюре по тарелке, мешая его с овощами и бефстрогановым в однородную массу. МакФарлан безотчетно злилась на тех, кто такими грязными способами пытался заткнуть Рейнеру рот. Но чем дальше, тем лучше она понимала, что её это не остановит. Между ней и Стивеном проскочила какая-то мощная искра, разряд, который просто невозможно было не почувствовать или проигнорировать. Это одновременно немного пугало, закручиваясь с такой скоростью, какая, как Эйрин думала, только в кино и бывает, но и давало что-то большее. То, ради чего можно было рискнуть. На пару минут в палате повисло гнетущее молчание.
   - Я готова попробовать, - наконец, произнесла девушка. Потянувшись, она снова накрыла предплечье Стивена своей и несильно сжала его, мягко погладив большим пальцем кожу. Ей совершенно не нравился защитный жест, который он отгородился.  – Если ты готов. Ведь живут же как-то женщины, у которых спутники выбирают и куда более опасную работу. Спецназ, военные, пожарные. Те, кто осознанно рискуют своими жизнями ради жизней других, кто каждый день уходит на работу и знает, что может и не вернуться. Мне кажется, я могла бы рискнуть, - чуть приподнявшись на единственной здоровой руке и слегка передвинувшись, Эйрин изловчилась и прижалась щекой к плечу Стивена, немного к нему наклонившись. Ей больше нечего было сказать, да и нужны ли были ещё слова? Лично МакФарлан было достаточно того, что она чувствовала и простого прикосновения.
   К тому моменту, когда на пороге палаты появился доктор, Эйрин уже успела расправиться с обедом, слопать свое желе и, сделав большие-большие глаза, попросить Стивена завтра принести ей еще пару стаканчиков сверху больничной нормы. Или даже три.
   - Он помогает мне выздоравливать, - осведомила доктора МакФарлан, просияв улыбкой в противовес хмурому мужчине. Он как-то резко скуксился при виде Рейнера. – Охраняет мой покой, чтобы я не натворила ерунды. Всё хорошо, доктор, правда-правда. Мне уже настолько лучше, что я бы даже попробовала встать. Если бы за мной не приглядывали.
   На самом деле, Эйрин больше храбрилась, нежели действительно ощущала себя готовой к подобным подвигам. Тело все еще ломило, да и ощущение складывалось такое, будто из него все кости вынули. Но врач, кажется, ей поверил, потому что перед выходом пробурчал что-то вроде: «Не стоит вам сейчас сильно напрягаться!».
   - Ну вот что ты за вредитель такой? – с ласковой укоризной в голосе сказала МакФарлан, покосившись на подозрительно довольного Стивена, лопавшего желе с таким видом, словно он до этого неделю голодал. – Ты же его задирал! – девушка усмехнулась, и взгляд серо-голубых глаз стал хитрющим. – Или ты ревнуешь и боишься, что он все-таки стрельнет у меня номерок? Слушай, а как же лекции? Я ведь надолго здесь задержусь, наверное. Или нет? А сможешь принести мне мой ноутбук? – вопросы посыпались из девушки ворохом.

+1

41

— Ну, может, самую малость...
Стивен неопределенно пожал плечами, но выглядел он при этом так, что можно было не сомневаться в том, что ему ни капельки не стыдно за свое поведение. Скорее уж он был доволен собой. Очень даже доволен. Это сказалось не только на его аппетите. Настроение тоже как-то незаметно подскочило. И то, как отреагировала Эйрин, не упустившая в этой короткой перепалке ни единой детали, ему понравилось. Все было так естественно, что казалось почти привычным, словно они знали друг друга целую вечность. Это должно было насторожить, возможно даже испугать его, но ничего подобного Стивен не ощущал. Он был спокоен и умиротворен как никогда прежде, находясь рядом с этой девушкой, и пребывал в полной уверенности, что ничего плохого с ней не случится, пока он рядом. Его это устраивало. Быть рядом, заботиться и защищать.
— Если честно, я хочу, чтобы он взял у тебя номер телефона и позвонил, — Стивен посмотрел на Эйрин и, улыбнувшись почти мечтательно, закончил свою мысль. — Только к телефону подойду я, а не ты. Уже предчувствую, что это будет самый непродолжительный телефонный разговор в моей жизни.
Мысли сами собой вильнули в сторону другого не самого продолжительного телефонного разговора, который состоялся накануне. Если и с этим приставучим доктором выйдет так же, как с матерью Эйрин, то можно считать, что обаяние Стивен прокачал до высшего уровня.
— Но знаешь, он прав, — с громким стуком поставив пустой стаканчик из-под желе на стол, Стивен откинулся на спинку стула и потянулся, запрокинув руки за голову, как если бы лежал в шезлонге, а не сидел на самом, наверное, неудобном стуле во всей больнице. — Я не смогу постоянно здесь находиться, даже если захочу. Потому что да, лекции никто не отменял, и да, ты тут надолго. Ребра-то ладно, с ними обычно держат пару дней и все, а вот лодыжка и плечо... — Стивен покачал головой. — Неделю тебя здесь продержат и это как минимум, так что составь-ка список всего того, что тебе может понадобиться. Я привезу. Сегодня же заеду к тебе домой и все соберу, а завтра с утра, перед лекциями завезу вместе с желе и... Ты же любишь мармеладных мишек?
Они проговорили до самого вечера, но за все это время Стивен и словом не обмолвился о том, что распрощался с своим намерением уехать. Это казалось настолько очевидным, что не нуждалось в озвучивании. Сама идея уехать и тем самым отвлечь преследователей от Эйрин теперь казалась неудачно и в какой-то мере даже немного наивной. Да, в ней было рациональное зерно, но сама рациональность как таковая, которой до недавнего времени руководствовался Стивен, вдруг перестала казаться хоть сколько-нибудь убедительной.
Правда, сомнения все равно оставались. Они напоминали о себе всю неделю, которую он провел, мотаясь из больницы в университет и обратно, только на ночь заглядывая в отель, чтобы принять душ и немного поспать. На занятиях он игнорировал все провокационные вопросы. Слушок о том, что они с Эйрин обнимались в аудитории после лекции, удачно наложился на тот очевидный факт, что на следующий день они оба пропадали черт знает где, а лекцию вел явно растерянный сложившимися обстоятельствами старый профессор. Однако, любопытство сокурсников Эйрин не собиралось сбавлять обороты даже спустя неделю ее отсутствия и невозмутимого молчания Рейнера. Он умело душил все попытки разговорить его. Как журналист с нехилым опытом, Стивен знал все уловки, так что у такого зеленого молодняка, как студенты, не было ни единого шанса. Но когда его припер к стенке профессор Эндрюссон, отмахнуться не вышло. Впрочем, старика куда больше беспокоило здоровье одной из лучших его студенток, чем ее возможная интрижка со Стивеном, который и преподавателем-то не был. В итоге все свелось к решению, что экзамен, который должен был состояться уже через пару недель, будет принимать сам профессор, а Рейнер просто поприсутствует.
С этой новостью он и приехал в больницу спустя чуть больше недели после несчастного случая. И это был единственный его визит за все это время, когда он не приволок с собой запас желе и очередной пакет мармеладных мишек. В этом не было нужды, потому что Эйрин наконец-то выписывали, а у нее дома этого добра было предостаточно. Стивен об этом позаботился. К тому же впереди у них были целые выходные.
— Кажется, я окончательно извел твоего лечащего врача. Он со мной уже даже не здоровается. Только кивает и все, а потом уходит, — заметил он, подпирая плечом косяк у входа в палату и наблюдая за тем, как Эйрин собирает свои вещи, которые за эту неделю расползлись по всем горизонтальным поверхностям. Она все еще слегка прихрамывала, но это не бросалось в глаза. Не так, как фиксирующая повязка на плече, которую ей выдали и велели носить еще какое-то время. Но, судя по тому, как Эйрин орудовала поврежденной рукой, особой нужды в этом не было. Тем не менее, напрягаться больше необходимого, Стивен ей позволять не собирался. Потому и отобрал сумку, едва девушка попыталась ее подхватить.
— И ту, что с ноутбуком, тоже давай, — он кивнул на упакованный в специальную сумку компьютер и протянул Эйрин ее пальто, которое все это время держал в руках. — Будь моя воля, ничего тяжелее вилки ты бы не поднимала, но это уже больше похоже на фантастику. Точно ничего не забыла?
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:50:33)

+1

42

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Так вот зачем ты вчера рычал на мою маму, - давясь смехом, «догадалась» Эйрин. – Тренировался? – девушка улыбнулась и, сунув ложку в опустевший стаканчик из-под желе, посмотрела на Стивена, выглядевшего сейчас, как довольный котяра, стащивший со стола котлету, но не получивший по уху. Все это было так естественно и привычно, словно этот мужчина всегда был в жизни МакФарлан.
   - В чем? –откинувшаяся было на подушки девушка повернула голову к Стивену. После еды она совсем разомлела и чувствовала себя желе, лишенным костей. Лениво было двинуться, даже подтянуть сползшее одеяло не находилось сил. – Я уже поняла, - вздохнула Эйрин и скуксила жалобную мордашку. – А вдруг ты настолько раздраконил моего врача, чтобы он из вредности задержал меня тут подольше? - МакФарлан не без труда, но повернулась на бок, чтобы смотреть на Стивена во время разговора, и подложила под щеку ладонь здоровой руки. Ребра при движении тут же вспыхнули болью, заставив поморщиться. – Мне многого не понадобится, одежда тут есть, как видишь. Ноутбук, всякая мелочь вроде расчески и косметички должна быть в сумке, которую я, кстати, так и не вижу. Ключи тоже в ней, либо в кармане пальто. А что ещё-то обычно в больницы берут? Если честно, то последний раз я попадала в них в том возрасте, когда сборами занималась мама, - девушка осторожно пошевелилась, пробуя, как отреагирует на это её тело, и поднялась на подушке чуть повыше. – Люблю, - протянула Эйрин, окидывая Стивена подозрительным взглядом. – А ты как догадался? Или заметил вчера мой стратегический запас медвежат? О, а привези ещё печенье?
   Они проболтали до самого вечера, когда недовольный доктор с видом победителя вымел Рейнера из палаты, заслужив тем самым жирный минус себе в карму. МакФарлан терпеливо вынесла осмотр и без сил упала на кровать. Заснула она, кажется, даже раньше, чем её голова коснулась подушки.
   Стивен зашел и на следующий день, и на послеследующий. Он взял в привычку проводить с Эйрин каждую свободную минуту, непонятно когда успевая спать и готовиться к лекциям. Девушка уверенно шла на поправку, с удивительным для своей комплекции аппетитом поглощая все вкусности, которые таскал ей журналист, явно решивший её избаловать. Занятия она пыталась наверстать, сидя с ноутбуком, пока Стивен был на лекциях, и иногда прося у него помощи, что пару раз выливалось в растягивавшиеся не на один час споры.
   Обычную одежду Рейнер привез Эйрин ещё накануне выписки, каким-то непостижимым образом умудрившись из всего содержимого гардероба выбрать те вещи, которые она больше всего любила. Поэтому в палате мужчину ждала уже полностью готовая к отбытию девушка, наряженная в простые потертые джинсы и в вишневого цвета свитер и даже немного подкрашенная. Оставалось только распихать по сумкам всякие мелочи и проверить, чтобы ничего нигде не осталось.
   - По-моему, он тебя уже ненавидит, - усмехнулась МакФарлан, отвлекшись от сосредоточенного засовывания ноутбука и зарядного устройства к нему в специальную сумку и подняв глаза на подпирающего дверной косяк Стивена. Делать это одной рукой выходило очень неудобно, поэтому девушка бессовестно нарушала запрет врачей и помогала себе больной, еще закутанной в фиксирующую повязку. – Но на случай, если мне вдруг станет хуже, у меня есть его телефон, не волнуйся, - абсолютно серьезно сказала Эйрин, давя улыбку. Девушка отложила упакованный ноутбук, встала с кровати и, подхватив со столика пакет из-под мармелада с запиханными в него обертками от кексов и шоколадок и какую-то бумажку, направилась к Стивену. – Вот смотри, - пакет отправился в мусорку, а плотный бледно-зеленый прямоугольник из картона с выведенными на нем контактными данными, включая номер мобильного, дописанный уже ручкой, перекочевал в руки Рейнеру. Чисто из любопытства, что он будет с ним делать. МакФарлан замерла напротив него и скрестила руки на груди. – Это всегда так или только мне попался особенно заботливый доктор? – немного помолчав, девушка все же не выдержала и весело рассмеялась. – Нет, вроде бы все взяла, - Эйрин на всякий случай еще раз обвела палату взглядом, но сиротливых вещей на неподобающих местах не обнаружилось
   - Да она и не тяжелая вовсе! – из чувства противоречия пробухтела девушка, но обе сумки, и с вещами, и с ноутбуком, послушно передала Стивену. Его забота необычайно грела душу, но все-таки еще немного смущала. Она как-то отвыкла от того, что кто-то может брать на себя даже мелочи вроде помощи с надеванием пальто.
   Они спустились по лестнице на первый этаж, попрощавшись с не очень радостным доктором, и вышли из здания больницы, взяв курс на парковку, плотно заставленную машинами. Эйрин зябко поежилась от пронизывающего ветра и втянула голову в плечи.
   - Надо было попросить у тебя привезти теплый шарф ещё, - проворчала девушка, садясь в машину Стивена и щелкая ремнем безопасности. – Включишь печку?
   Машина двинулась с места, шурша шинами по асфальту. Эйрин выглянула за окно, остраненно наблюдая за летящими с неба крупными хлопьями снега.
   - Дома все нормально было? – осторожно поинтересовалась МакФарлан, когда они со Стивеном уже ехали по городу. Смысла продолжать моральный прессинг у неизвестных не было, подружка объекта и так попала в больницу, но этот вопрос все равно так и вертелся в голове. – Больше ничего не попортили?

+1

43

Чего бы Эйрин не пыталась добиться, отдавая ему карточку доктора, на которой помимо его рабочего телефона красовался еще и номер личного мобильного, Стивен решил проявить все свое самообладание. С деловитым видом он изучил визитку, после чего невозмутимо засунул ее себе в карман.
— Если тебе вдруг станет нехорошо, я сам ему позвоню.
Голос его звучал предельно серьезно, да и сам он выглядел так, словно стоял за кафедрой и читал очередную лекцию, но глаза, смотрящие на Эйрин, смеялись и искрили весельем, которое буквально переполняло его, как щекотные пузырьки в растревоженной бутылке шампанского. Того гляди пробку сорвет и все хлынет через край нескончаемым потоком, сметая все на своем пути.
На улице было довольно холодно. Над городом повисли тяжелые снежные тучи, из-за чего создавалось впечатление, что дело уже клонится к вечеру, в то время как на самом деле едва миновал полдень.
— Опять будет снег, — как-то равнодушно заметил Стивен, когда они шли к машине. Он почти не задумываясь стянул с шеи свой собственный шарф и намотал на шею Эйрин, когда она вдруг вспомнила о своем, и без лишних разговоров включил печку на полную, несмотря на то, что машина еще не успела толком остыть. Стоило им только тронуться с места, как тучи прохудились, не выдержав тяжести, и с неба посыпались крупные хлопья снега. Город наполнился белым шумом, как неисправный телевизор. Пришлось включить фары и ехать осторожнее из-за всерьез ухудшившейся видимости.
— Дома все хорошо, — Стивен смотрел перед собой, внимательно следя за дорогой, но краем глаза все равно подмечал любое движение сидящей рядом девушки. — Цветы твои я регулярно поливал, даже пыль протирал время от времени. И из холодильника убрал все испорченные продукты. Не беспокойся, свежие закупил еще вчера, так что голодать тебе не придется. К тому же миссис Хадсон обещала испечь пирог к твоему возвращению. Не знаю, правда, с чем. Она действительно милая женщина. Оказывается у нее племянник в Мюнхене учится. В технологическом. Мой отец там преподает...
Стивен намеренно заговаривал Эйрин зубы, поскольку прекрасно знал, что это такое — возвращаться домой после всего того, что случилось. В больнице ее окружали люди, она была в безопасности, пусть и весьма условной, а теперь снова возвращалась туда, где ей не давали покоя. Ведь все могло начаться заново. Правда, теперь он был рядом и мог хоть как-то это контролировать. В конце концов, им был нужен именно он. Эйрин просто была рядом и потому попала под удар. И, если честно, Стивена пугала неизвестность. Что будет дальше? Как еще они могут попытаться на него воздействовать? Особенно теперь, когда он сам же дал им в руки такой козырь, как Эйрин и их пока еще только зарождающиеся, но уже такие важные отношения. Сама перспектива пугала, но еще больше пугало то, что через две недели курс лекций подойдет к концу, и он должен будет вернуться в Лондон. Впрочем, он не то чтобы прямо таки "должен" был вернуться. В конце концов, для работы ему не обязательно было находиться в столице.
Транспортный коллапс из-за обрушившегося на Эдинбург снегопада привел к тому, что до дома Эйрин они добирались почти целый час. К тому времени город в буквальном смысле накрыло. Белоснежный пушистый покров стелился по улицам и домам, колеса месили то, во что превращался снег, смешанный с грязью и песком, которым посыпали дворы от наледи. Даже добраться с парковки к крыльцу дома оказалось той еще проблемой, потому что идти было решительно невозможно.
— В этой стране когда-нибудь бывает хорошая погода? — ворчал Стивен, придерживая Эйрин под локоть, чтобы она не упала и снова не подвернула свою многострадальную лодыжку. Из-за все той же лодыжки они решили воспользоваться лифтом, а когда вышли на нужном этаже, тут же окунулись в аппетитный запах свежей выпечки, что растекался по этажу от квартиры миссис Хадсон.
— Кажется, нас ждут в гости, — Стив кивнул на яркий стикер, приклеенный на дверь в квартиру Эйрин, и тут же спешно добавил. — Да, забыл сказать, что дверь я тоже поменял. Вот ключи. Открывай.
Дверь действительно была новой. Со стальным покрытием снаружи и деревянным внутри, она была достаточно толстой, чтобы не пропускать в квартиру посторонние шумы, холод и даже запах. Два внешних замка, один внутренний и массивная защелка, больше похожая на засов, делали эту дверь, наверное, самым подходящим вариантом для такой городской квартиры, которую нужно превратить в подобие крепости.
Вручив Эйрин ключи, Стив отклеил стикер и задумчиво повертел в руках, пока девушка открывала дверь. В двух словах, выведенных аккуратным круглым почерком, миссис Хадсон умудрилась высказать всю бескомпромиссность своего приглашения на чай.
— Судя по количеству восклицательных знаков, отказываться опасно для жизни, да?
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:49:38)

+1

44

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   На улице ветер пронизывал до костей, заставляя ежиться под его порывами. Стивен как-то мимоходом снял свой шарф и намотал его на Эйрин, тут же расплывшуюся в довольной улыбке. Девушка сгребла его в горсть и подтянула повыше, ненадолго зарываясь носом в пахнущую Рейнером ткань и блаженно жмурясь. Уже в машине она, неловко перегнувшись к водительскому месту, быстро чмокнула Стивена в щеку и тут же откинулась обратно на свое сиденье.
   - Да ты просто сокровище! – облегченно рассмеялась Эйрин, умудрившаяся про цветы забыть. Если бы Рейнер сам не догадался – и не вспомнила бы, что нужно попросить его за ними ухаживать. – О, пирог от миссис Хадсон – это что-то волшебное. Поверь, он даже мертвого мог бы поднять на ноги одним своим ароматом. А уж вкус… - девушка мечтательно вздохнула и снова расплылась в улыбке. Всё внутри нее искрилось от переполнявшего её счастья. И даже плотная пелена снегопада за окном не удручала, а настраивала на мечтательный лад. Город казался сошедшим с волшебной рождественской открытки, и для полноты картины не хватало только пузатого ангелочка где-нибудь в пределах видимости, да кучи розовощеких детишек. МакФарлан негромко рассмеялась в такт своим мыслям. – Ты уже успел обаять миссис Хадсон, да? А мне ужасно нравится её муж. Он бывший военный, к слову. Ты даже не представляешь, сколько он может порассказать баек из своего прошлого. С учетом того, что он – великолепный рассказчик, я могу просиживать у них за чаем часами, когда есть время. Знаешь, мне даже грустно, что этим старикам настолько одиноко, что они по-детски рады вниманию абсолютно чужой им девчонки, - Эйрин вздохнула и отвернулась к окну, силясь рассмотреть улицу сквозь пелену метели. Поток машин сегодня из-за погоды двигался мучительно медленно, почти на каждом более-менее большом перекрестке создавая пробку. Дворники, обмахивающие лобовое стекло автомобиля Стивена от снега, уже с трудом справлялись со своей задачей.
   - Знаешь, возможно, нас совсем заметет и мне можно будет под этим предлогом не отпускать тебя в отель, - задумчиво проговорила девушка, украдкой косясь на Стивена, преодолевающего последнюю улочку перед въездом в её двор. Ей и вправду не хотелось его отпускать и не только потому, что МакФарлан пугала перспектива остаться одной. Она только недавно с интересом поймала себя на том, как сильно скучает, когда Рейнера нет рядом. За неделю, проведенную в больнице. Стивен стал привычной частью её жизни, занял свое место в ней, и этот кусочек неприятно отзывался тоскливой пустотой, стоило только подумать о том, что его нет рядом. И возможно, вскоре их разделит расстояние. Эйрин снова покосилась на немца, тревожно покусывая губу и незаметно дергая пуговку на рукаве пальто. Она всё никак не решалась спросить, что будет дальше? Не уедет ли он, оставив её одну?
   - А чем тебе эта не нравится? – не удержалась от капельки ехидства МакФарлан, осторожно шедшая по двору под руку со Стивеном. Он бережно придерживал её под локоть, отпустив только в лифте. На этаже восхитительно пахло теплой свежей сдобой, к аромату которой приплетался еще и запах печеных яблок. Эйрин втянула носом воздух и откровенно просияла, сразу сообразив, что к чаю их ждет её любимый яблочный пирог.
   - А ты рассчитывал увильнуть? Подумай, чем еще ты мог бы заниматься весь вечер, если бы не пил чай? – девушка сняла яркую бумажку с двери и только в этот момент сообразила, что именно царапало восприятие и выпадало из общей картины. Дверь. До Эйрин дошло, что это была уже не та, обугленная и топорщащаяся обгорелым поролоном. – Ну, вот. Мне даже неловко из-за того, сколько дел ты успел переделать, пока я отдыхала, - МакФарлан немного помолчала, рассматривая попавшую к ней в руки связку ключей. Стикер она зачем-то отдала обратно Стивену. Замков на двери стало два, что добавляло ей внушительности. – Спасибо, - прежде, чем начать возиться с дверью и открывать замки, девушка приподнялась на носочки и быстро поцеловала Стивена куда-то в краешек губ. – Да у меня теперь целый Форт Нокс! – восхищенно присвистнула девушка, наконец, справившись с замками и открыв дверь. С внутренней стороны ее украшала массивная щеколда. Вызывавшая невольную ассоциацию с засовом.
   - Ты можешь это проверить, - вкрадчиво предложила Эйрин. – Но я бы лучше не стала. Так что бросай мои сумки и пойдем слушать рассказы мистера Хадсона и есть мой любимый пирог.
   Пока Стивен побросал вещи, раскрасневшаяся с мороза МакФарлан успела покрутиться перед зеркалом и причесаться. В квартире напротив их уже ждали, судя по тому, как подозрительно быстро миссис Хадсон открыла дверь после звонка. При виде Эйрин старушка расплылась в улыбке.
   - Самый большой кусок вашего замечательного пирога, запах которого заставляет весь подъезд истекать слюной, ведь мне полагается? – вместо приветствия спросила девушка и рассмеялась. Правда, когда миссис Хадсон неожиданно её обняла, как-то подозрительно притихла.
   - А я уже начала за тебя волноваться. Стивен нам докладывал, как ты себя чувствуешь, но все равно тревожно. Все еще больно, девочка?
   - Да нет, уже намного лучше. Правда.
   - Милая, что же ты держишь гостей на пороге? – вмешался в беседу мистер Хадсон, нарисовавшийся за плечом жены. – Вы заходите давайте, заходите.
   МакФарлан первой шагнула в квартиру, приятно пахнущую выпечкой и чем-то еще очень уютным, и потянула за рукав замешкавшегося Стивена.

+1

45

Ощущение, что их взяли в заложники, преследовало Стивена с того самого момента, как они с Эйрин переступили порог квартиры семьи Хадсон, и сошло на нет только спустя где-то пару с лишним часов, когда их все же выпустили на свободу, буквально выкатив за дверь и одарив на прощание остатками яблочного пирога и, наверное, самыми крепкими объятиями из всех возможных. Так обнимают повзрослевших детей, когда те уезжают куда-то далеко из родного дома, чтобы начать самостоятельную жизнь. Это было так до боли знакомо.
Совершенно отвыкший от подобных посиделок и подобного отношения, Стивен не сразу сообразил, что Хадсоны чем-то напоминают его же собственных родителей. Понимание пришло, когда мистер Хадсон, под предлогом сыграть в шахматы, увел его в гостиную, пряча по банке пива в карманах своих домашних брюк и изо всех сил делая вид, что он гений маскировки, несмотря на то, что насмешливый взгляд миссис Хадсон, брошенный им вслед, говорил об обратном. Но в шахматы они все же сыграли. Сидя в гостиной и прислушиваясь к голосам женщин, оставшихся чаевничать на кухне. Это была та самая домашняя, почти семейная идиллия, о которой он уже успел позабыть.
— В следующий раз я тебя сделаю, — пообещал напоследок мистер Хадсон и крепко пожал Рейнеру руку. — И проигравший проставится пивом.
Тогда готовьте пиво заранее, — Стивен ответил на его рукопожатие с не меньшим энтузиазмом, довольный тем, что ему в кои-то веки попался столь азартный противник, и дождавшись, когда дверь в квартиру Хадсонов закроется, и они с Эйрин останутся одни, с нарочито озадаченным видом поинтересовался: — Как думаешь, стоит ему сказать, что я гроссмейстер, или лучше умолчать? Все таки на кону пиво. Пиво - это серьезно.
Квартирка МакФарлан встретила их полумраком и тишиной, которую нарушал только звук работающего холодильника. За окном по прежнему мельтешил снег. Крупные хлопья пролетали мимо и были так похожи на перья и пух, что так и подмывало выглянуть в окно и задрать голову к небу, чтобы убедиться в том, что кто-то вскрыл гигантскую подушку и теперь ожесточенно ее потрошит. Движение на дорогах теперь точно встанет, и до отеля он доберется нескоро. Стоит ли вообще туда ехать? Стивен оторвался от изучения своей машины, которая за прошедшие два с лишним часа покрылась снегом так, что почти превратилась в сугроб, как, собственно, и все остальные машины, что стояли на парковке перед домом, и оглянулся на Эйрин. Она как раз запирала дверь. Понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть ко всем этим новым замкам и засовам. Главное, что теперь она будет в куда большей безопасности. Но и этого Стивену было недостаточно.
— Ну что, возьмешь меня в заложники? — поинтересовался он, когда девушка подошла ближе. Поймав ее за руку, он притянул Эйрин к себе и заключил в объятия. Он думал об этом больше недели и вот наконец-то дорвался. Ее волосы пропахли корицей и ванилью, но за всеми этими привязчивыми запахами выпечки Стивен улавливал запах самой Эйрин, ставший уже не просто знакомым, а почти родным. Он дышал им и не мог надышаться.
— Или выгонишь к черту? — чуть отстранившись, Стивен наклонил голову и заглянул Эйрин в глаза. — А то вдруг я тебе уже надоел. М? Если не надоел, значит, плохо старался и мне стоит поработать над этим, то есть понадоедать тебе еще какое-то время для пущего эффекта, а потом понадоедать еще немного, чтобы уж наверняка. Короче... — он изобразил нечто, что должно было выразить всю скорбь и сожаление по поводу представшей перед Эйрин перспективы, и с неубедительно сочувствующим видом покачал головой. — На это дело уйдут все выходные. Надеюсь, у тебя не было никаких конкретных планов?
Даже если и были, Стивен был готов настоять на своем. В конце концов, она только из больницы. Ей положен покой. Стоило только подумать о покое, как его тут же нарушили настойчивой трелью мобильного. Его мобильного. Глухо выругавшись на родном языке, Стивен потянулся за телефоном, но объятий так и не разомкнул. Отпускать от себя Эйрин не хотелось даже на секунду.
— Это Эндрюссон, — Стивен поморщился, глянув на дисплей. — Если отвечу, скорее всего придется ехать к нему. Если не отвечу, то он будет названивать до победного, — с сомнением и с некоторой долей надежды глянув на Эйрин, словно в ожидании, что она скажет ему, как лучше поступить, Рейнер все же нажал на кнопку приема звонка и поднес сотовый к уху. — Слушаю, профессор.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:48:45)

+1

46

[indent] - Поддаться старику, - серьезно сказала Эйрин, пряча улыбку. После визита к Хадсонам она отогрелась внутренне и расслабилась. Тревоги словно вымыло теплой морской волной, страх, поднимавшийся в душе после выписки, умиротворенно улегся и спрятал коготки. МакФарлан сияла счастливой улыбкой и думала только о том, что давненько не хозяйничала на своей кухне и теперь хотела бы наверстать упущенное, приготовив фирменный лимонный пирог и снова затащив Стивена на чай к соседям.
Квартира встретила сумраком, разгоняемым лишь светом фонаря за окном, и нежилой тишиной. Эйрин первым делом щелкнула выключателем и принялась, как бывалый параноик, запирать дверь на все имеющиеся замки и щеколды. Это заняло некоторое время, за которое Стивен уже успел раздеться и пройти к окну.
[indent] - Зима не на шутку развоевалась? – с улыбкой спросила девушка, стряхнув с себя припорошенную снегом крутку и повесив ее сушиться на вешалку и взявшись за сапоги. Разувшись, МакФарлан тихонько подобралась к повернувшемуся к ней спиной Стивену и хотела было обнять его сзади, но попала в объятия неожиданно повернувшегося мужчины. Она удобно устроила руки на его талии, прижалась покрепче и прижалась щекой к пахнущей одеколоном рубашке, вдыхая ставший уже таким родным запах. Она и не заметила, что с каждым днем привязывается к Рейнеру все сильнее, что он становится неотъемлемой частичкой ее жизни, которую она уже с трудом представляла без него. Даже не хотела представлять.
[indent] - Даже и не знаю, - задумчиво и нарочито серьезно протянула Эйрин, запрокинув голову, чтобы видеть лицо Стивена. – Ты ведь, наверное, будешь очень беспокойным заложником? – девушка хитро взглянула на Рейнера и улыбнулась. – Нет, выгонять пока вроде не тянет. У меня, знаешь ли, было немного другие планы, - мировой скорби и притворному сочувствию на лице Стивена не верилось ни на миллиметр. МакФарлан тихонько рассмеялась и, привстав на носочки, чмокнула паясничавшего журналиста в подбородок. – Надоедать ты мне еще даже не начал, так что стараешься из рук вон плохо. Ты это… Поднажми что ли? А то выходные пройдут, а у меня так и не появится даже желания дать тебе подзатыльник за вредность, не то что за дверь выставить, - девушка плавно опустилась обратно и прильнула к Стивену. – Я хотела выспаться, потом отоспаться и еще раз выспаться на нормальной кровати. Больничные койки, знаешь ли, ужасно неудобные. Потом еще приготовить что-нибудь вкусненькое, кое-что по учебе доделать и написать пару заметок по работе. А что, есть более интересные предложения на выходные?
[indent] Выдвинуть свои предложения Стивену помешала трель мобильного телефона. Он выругался вслух и полез за аппаратом. Эйрин ругалась мысленно, но не менее горячо.
[indent] - Так и так он нам уже все обломал, - вздохнула девушка. Телефон Рейнера замолчал, но только лишь на несколько секунд – ровно столько, сколько потребовалось профессору, чтобы набрать номер коллеги повторно. – Может, он просто поболтать? – с надеждой вздохнула МакФарлан. Но ей самой в это не особенно верилось. Скорее всего Стивену придется пока уехать. Эйрин тоскливо покосилась за окно, наслаждаясь последними минутками перед тем, как она останется в квартире снова одна. Метель и не думала утихать, что ничуть не способствовало улучшению настроения.
[indent] Закрыв за Стивеном дверь и поцеловав его на прощание, МакФарлан решила уже начинать ждать его обратно. Профессор обещал, что надолго немца не задержит, так что… Первым делом девушка отправилась в душ. В больнице для нормальной помывки не было толковой возможности. Эйрин долго нежилась под струями горячей воды, смывая с себя напряжение, усталость и все остальное плохое. Остаться должно было только хорошее.
[indent] Из душа девушка выбралась уже в приподнятом настроении. Мурлыча песенку себе под нос, она направилась к холодильнику, на ходу вытирая мокрые волосы. Надо было приготовить что-нибудь на ужин. Эйрин поймала себя на том, что для фона включила какой-то сериал на компьютере. Она даже не прислушивалась и не приглядывалась к происходящему на экране, но нуждалась в постороннем звуке, чтобы заглушить тревожное чувство в собственной душе.
[indent] - Черт! – МакФарлан еще раз перебрала пакетики в шкафу, но разрыхлителя среди них так и не появилось. Девушка с сомнением посмотрела на практически уже замешенное тесто для пирога и, вздохнув, принялась натягивать вместо халатика более приличную одежду. Наверняка ей сейчас удастся одолжить разрыхлитель у миссис Хадсон.
Не став даже переобуваться из домашних тапочек, Эйрин с еще чуть влажной после мытья головой выскочила в коридор. Второпях она даже не подумала, что перед тем стоило бы посмотреть в глазок. Иначе она бы заметила, что на площадке, погруженной в темноту вместо рассеиваемого единственной лампочкой полумрака, есть кто-то еще. Удар по затылку лишил МакФарлан всякой возможности сопротивляться тому, что произошло дальше.
[nick]Erin McFarlane[/nick][info]21 год, студентка[/info]

+1

47

Все оказалось не так страшно, как представлялось по-началу. Профессору Эндрюссону просто вдруг срочно понадобилась подпись Рейнера на каких-то бумагах. Что-то в связи с предстоящим экзаменом по предмету или типа того. И до понедельника или хотя бы до завтра это, конечно же, подождать не могло. Стив подозревал, что заскучавший профессор задумал вновь уломать его на коньяк и партию в шахматы, и уже приготовился отбиваться от него всеми возможными способами, но тот отпустил его сразу же, едва заполучив его подпись. Из-за сильного снегопада дорога до университета заняла почти час, на все дела ушло от силы минут десять, но дорога обратно грозила затянуться надолго, потому что Стивену не повезло попасть в серьезную пробку из-за неразминувшихся на перекрестке снегоуборочных машин. Но стоило им только разъехаться каждая в свою сторону, как затор рассосался сам собой, и в итоге Стивен очень быстро доехал до дома Эйрин. Дорога была вычищена почти до асфальта, так что ехать было даже приятно. Во дворе скребся дворник. Он махнул Рейнеру, когда тот въехал на парковку, узнав примелькавшуюся за последнее время машину. Даже пара каких-то женщин, с которыми он столкнулся уже на крыльце дома, ему улыбнулись как старому знакомому. Еще немного и его здесь будут узнавать все. И не то чтобы Стивена это не устраивало.
Несмотря на то, что проблема как таковая никуда не делась, настроение придерживалось высокой отметки. Словно не было никаких преследователей. Не было угроз. И никто не сбивал Эйрин, чтобы показать ему, на что они способны. Стивен прекрасно понимал, что затишье, воцарившееся в его жизни, пока Эйрин была в больнице, а он сам мотался туда-сюда, временная передышка и уже предполагал, что следующий шаг преследователей не за горами, но он оставался в уверенности, что уж сегодня-то ничего плохого не случится. Эта уверенность не покидала его вплоть до того момента, как он вышел из лифта на этаже и направился к двери в квартиру Эйрин. Ничто не внушало опасений. Но стоило Стивену увидеть, что дверь не заперта, как в груди словно провернулся штопор. Эйрин просто не стала бы оставлять дверь незапертой. Уж точно не после всего того, что с ней случилось.
— Эйрин? — позвал он с порога. Ответа не последовало. Стивен уже понял, что не услышит его, по одной простой причине — отвечать ему просто некому, но все равно обошел небольшую квартирку в слабой надежде, что ее хозяйка просто забыла запереть за ним дверь, а теперь не слышит его, потому что плещется в душе или готовит, воткнув в уши наушники. На кухонном столе действительно стояла миска и, судя о тому, что в ней было намешано, Эйрин собиралась что-то печь. Духовка, правда, была выключена, зато ноутбук вовсю лепетал голосами героев какого-то американского сериала, создавая фон для кулинарных изысканий. Складывалось впечатление, что девушка всего навсего вышла на секунду и вот-вот вернется. Нужно только немного подождать. Впечатление настолько сильное, что это внушало надежду. Стивен подобрал перекинутый через спинку дивана халат и потер прохладную ткань подушечками пальцев. Все еще немного влажный, но уже остывший, не сохранивший даже малой толики тепла от тела, на котором был надет.
Нехорошие мысли мельтешили в голове, сменяя друг друга одна за другой и подгоняя стремительно нарастающую глубоко внутри панику. Со стороны могло показаться, что Стивен спокоен и собран, но это было обманчивое впечатление. Вся его выдержка пошла прахом, когда в воцарившейся после окончания очередного эпизода сериала тишине раздался телефонный звонок. Рейнер рывком схватил трубку и поднес к уху. Он знал, кто звонит. Не профессор, не бывший Эйрин и уж точно не ее мама.
— Чего вы хотите?
Вот так просто. Ни "здравствуйте", ни "я вас слушаю". Никаких предварительных ласк. Он просто перешел к делу и, судя по тому, как на том конце провода молчали, это было для них неожиданностью. К счастью, невидимый собеседник очень быстро пришел в себя и заговорил, не скрывая явного удовлетворения в своем голосе.
— Похоже до вас все таки можно достучаться, господин Рейнер, — чистая английская речь с легким столичным выговором не оставляла сомнений в том, что говорит британец. — Всего-то и нужно было украсть у вас то, что вам по-настоящему дорого. Кто бы мог подумать... Вам оказывается есть, что терять.
— Чего. Вы. Хотите.
Было чертовски сложно сохранять спокойствие, но Стивен никогда не позволял эмоциям брать верх. Была ли это партия в шахматы, интервью или переговоры с похитителями. Он просто отключил их, щелкнув рубильником где-то глубоко внутри. Адрес, который ему продиктовали, был ему незнаком, так что он решил записать его для верности. Кажется, это было где-то на берегу залива, недалеко от моста Форт-Роуд.
— Никакой полиции, господин Рейнер. Никаких друзей. Только вы.
Это было последнее, что он услышал, прежде чем раздались короткие гудки. Аккуратно вернув трубку на базу, Стивен огляделся. Без Эйрин маленькая квартирка казалась не такой уж и уютной. Даже цветы на подоконнике выглядели какими-то поникшими, а ведь он их исправно поливал. О чем он вообще думает?! Глянув на часы, Рейнер подхватил со столика запасные ключи и направился к выходу.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:48:00)

+1

48

[indent] Эйрин даже не успела ничего понять: в затылке вдруг вспыхнула сотней сверхновых боль и кто-то погасил свет. Она не почувствовала, как кто-то подхватил её на руки и понес вниз по лестнице. На улице из-за снегопада никого не оказалось: даже собачников, бегунов и мамочек с колясками погода загнала в теплые дома. Похититель беспрепятственно дошел до своей машины, того  самого заляпанного грязью внедорожника со свинченными номерами, который сбил МакФарлан неделю назад, затолкал бесчувственную девушку на заднее сиденье, повозившись, сунул ей под нос какую-то тряпку и захлопнул дверь. Самый обычный мужчина в темных штанах, черной кожаной куртке и глубоко нахлобученным на голову капюшоном такой же непримечательной темно-серой толстовки, поддетой под верхнюю одежду – на таких редко обращают внимание. Обежав машину, он сел на водительское место и торопливо тронулся с места.
[indent] Внедорожник петлял по улочкам Эдинбурга порядка часа. Достигнуть пункта назначения, неказистого серого дома на окраине города, можно было и значительно быстрее, проехав по главным магистралям. Но водитель нарочно избегал крупных улиц, выбирая тихие и малолюдные.
Припарковавшись на обочине, мужчина достал мобильный и нажал кнопку вызова. Звонок сразу же сбросили, зато ворота гаража с глухим шумом поползли вверх. Внедорожник снова тронулся с места и вкатился внутрь. Ворота за ним сразу же опустились обратно.
[indent] - Привез? – уточнил у водителя еще один мужчина, ждавший его в гараже. Он был одет также непримечательно – темные джинсы и темно-синяя толстовка. Получив в ответ утвердительный кивок,  мужчина заглянул на заднее сиденье. – Неси наверх, - скомандовал он, развернулся и пошел к двери. Водитель снова сунул завозившейся было Эйрин под нос какую-то тряпочку, выгрузил её из машины и, подняв на руки, потащил к выходу. Со своей ношей он прошел из гаража в кухню, с которой он был соединен крытым переходом, оттуда – через обшарпанную дверь по крутой лестнице спустился в подвал. Там у стены лежала какая-то груда одеял, на нее он и сгрузил бесчувственную МакФарлан. Минуту постоял, присел на корточки и скрутил ей запястья и лодыжки веревкой, чтобы не навела шороху, когда очнется, потом поднялся на ноги и ушел.
[indent] Эйрин пришла в себя спустя четверть часа. Первые несколько минут она пыталась сообразить, где находится и как сюда попала. Она ничего не понимала, только чувствовала вбуравливающуюся в затылок тупую боль. Мысли и сознание путались. Последнее, что девушка помнила – удар по голове, после которого она отключилась. В мыслях промелькнуло сразу несколько панических вариантов дальнейшего развития событий. На то, чтобы подавить обуревающее её безрассудное чувство страха, у МакФарлан ушло несколько минут. Она дергалась в связывающих её веревках, чувствуя, как они впиваются в кожу, наверняка оставляя на ней следы и сдирая. Умом Эйрин прекрасно понимала, что не сможет освободиться. Попросту не хватит сил на то, чтобы перервать эти чертовы путы, а выкручивать руки, как спецагенты в любимых ею детективных фильмах,  девушка не умела. Но тело упрямо продолжало барахтаться, плевать желая на доводы рассудка.
[indent] - Успокойся, ты выберешься, - уговаривала себя МакФарлан. Она болтала и болтала что-то успокаивающее себе под нос, прислушивалась к окружающему пространству и снова болтала. Стивен, наверное, будет её искать. Но до того, как журналист обнаружит пропажу студентки пройдет еще много времени. Да и сами поиски тоже продлятся сколько-то. Нужно было делать что-то уже сейчас, нельзя было ждать у моря погоды. Планы похитителей были Эйрин неизвестны, но насчет их добрых намерений она не обольщалась. Думать о худшем, о смерти, девушка себе запретила. Хотя эта паническая мысль так и мелькала в голове, мешаясь с другими, не менее мрачными картинками её будущего.
[indent] Смирившись с невозможностью выпутаться сразу, МакФарлан  решила начать с малого – сесть. Спутанные руки и ноги мешали сделать это. Пришлось изрядно повозиться прежде, чем раскрасневшаяся от усилий и злых слез девушка кое-как села, прижавшись спиной к холодной стене. Мысли путались от головной боли и паники.  По затылку словно колотили десятки маленьких, но увесистых молоточков. К горлу подкатывала тошнота. Эйрин отвела с лица прилипшие к мокрому лбу волосы и осмотрелась. В поле зрения попалась бутылка с водой, которую, как ни странно, оставили для нее похитители. Девушка упала на бок и с трудом дотянулась до нее. Пришлось снова повторить всю процедуру по принятию сидячего положения, зажать бутылку между коленей и кое-как открутить крышку, чтобы МакФарлан могла сделать глоток воды. Жидкость принесла организму хоть небольшое, но облегчение. К ней бы еще хоть таблетку аспирина. Эйрин оглянулась по сторонам, пытаясь найти взглядом что-нибудь острое, что-то такое, чем можно было бы перетереть веревки. Ей хотелось освободиться.
[indent] МакФарлан уже понимала, что находится здесь из-за Стивена. Точнее, из-за его упрямости, не позволившей остановиться после стольких предупреждений. Наверное, она должна была на него из-за этого сердиться, но не могла. Не получалось. Эйрин ненавидела тех, кто превратил её жизнь в ад, из-а желания скрыть какие-то свои грехи. Но слепо закрывала глаза на то, что ничего этого не было бы, не появись рядом с ней Рейнер. Девушка оправдывала его, делала в мыслях такой же жертвой обстоятельств, как и она.
[nick]Erin McFarlane[/nick][info]21 год, студентка[/info]

+1

49

Найти нужный адрес оказалось той еще задачкой. Эдинбург был большим городом. Пусть не таким большим, как Лондон, или даже Мюнхен, откуда Рейнер был родом, но все равно без чувства, что он ищет иголку в стоге сена, не обошлось. Снегопад сбавил обороты, по улицам прошлись снегоуборочные машины, устраняя по мере сил его последствия, но на окраине города, куда Стивена в итоге занесла нелегкая, все еще было полно снега.
Остановившись в начале улицы, название которой ему сказали по телефону, он заглушил машину и какое-то время просто сидел, глядя перед собой и прислушиваясь к тому, как сухо щелкает остывающий двигатель. Пару раз он ловил свое хмурое отражение в зеркале заднего вида, но тут же отводил взгляд. Человек, который там отражался, хоть и был ему хорошо знаком, особой симпатией не пользовался. Расчетливый, упрямый и жестокий в этом упрямстве, он не умел отступать и сдавать свои позиции. Он всегда шел вперед, чего бы это ему не стоило. Но сейчас цена была слишком высока. Если Эйрин пострадает... Стивен прикрыл глаза и устало потер их пальцами, а после сжал переносицу и некоторое время так и сидел, уперевшись локтем дверцу машины и не шевелясь.
Мимо проехал какай-то фургон. На темно-синем боку красовалась нарисованная сырная пицца, больше похожая на луну. Такую желтую, с темными глазами оливками и улыбкой, сложенной из помидорных долек. Или это был перец чили? Господи, о чем он вообще думает?! Фургон доставки завернул за угол и скрылся из вида, позволив Рейнеру снова сосредоточиться. Он все продумал от и до, просчитал все возможные варианты развития событий и даже успел сделать несколько звонков. Из него всегда был неплохой стратег. Не просто так же он стал гроссмейстером еще в школе. Он просчитывал далеко наперед и всегда в точности знал, какой вариант для него наиболее приемлем. Но сейчас ему мешало незнакомое прежде чувство страха и еще более чуждое чувство неуверенности. Что если он просчитался? Что если он чего-то не учел? Риск был слишком велик. Это же Эйрин. Он не простит себе, если с ней что-то случится.
— Дерьмо! — глухо выругался Стивен, сорвавшись на родной немецкий. Мобильник в кармане, словно отозвавшись, тихо пиликнул. Бегло пробежавшись глазами по дисплею и прочитав сообщение, Рейнер стер его, стер историю входящих и исходящих звонков за последний час, оставив все остальные для вида, и потянулся к ключу зажигания, чтобы завести двигатель. Оставалось только надеяться, что он просчитал действительно все и, как бы все не обернулось в ближайшее время, он все же сможет решить эту проблему.
Внедорожник почти крался, следуя за припозднившейся снегоуборочной машиной. Один за другим, Стивен отсчитывал дома, высматривая на фасадах таблички с номерами, чтобы не ошибиться, и, наконец-то, добрался до нужного адреса. Ничем не примечательный дом. Старый, окна на первом этаже были закрыты глухими ставнями, в окнах второго этажа тоже было темно. Со стороны дом казался не просто нежилым, а скорее уж заброшенным. Он точно не ошибся? Похоже, что нет. Стоило Стивену выйти из машины и направиться к крыльцу парадного входа, как массивная дверь распахнулась, выпуская на улицу тусклый внутренний свет, и на крыльцо вышел непримечательного вида человек в темных джинсах и толстовке неопределенного цвета. Не то темно-серая, не то темно-синяя, а то и вовсе застиранная черная. Рейнеру, если честно, было наплевать. Он зацепился взглядом за руки незнакомца. Перчатки были черного цвета, на первый взгляд кожаные, но стоило чуть присмотреться, становилось понятно, что это такой плотный латекс. Значит, они все же учитывали вероятность, что придется избавляться от улик, и решили подстраховаться заранее. Интересно, там в гостиной случайно все целлофаном не застелено.
— Значит, адресом я не ошибся, — вместо приветствия выдал Стивен, останавливаясь у подножия лесенки крыльца. Света было недостаточно, чтобы разглядеть лицо человека, но было видно, как он улыбнулся.
— Не ошиблись, господин Рейнер, — тот же голос, что он слышал по телефону, даже это "господин" вместо куда более привычного для Великобритании "мистер" было таким же машинальным. Выговор казался чисто британским, но эта деталь... Так обычно говорят немцы и австрийцы, изредка венгры и бельгийцы. Впрочем, Стивен мог и ошибаться. Он свободно изъяснялся на нескольких языках, но в их лингвистические особенности никогда особо не углублялся.
— Прошу вас, — незнакомец посторонился и церемонно простер руку, предлагая гостю пройти внутрь дома. Уговаривать Рейнера не пришлось. Он неторопливо поднялся, ступая по оледенелым ступенькам крыльца с предельной осторожностью, и прошел внутрь дома. Здесь было тепло, пахло смолой и дымом. Судя по всполохам желтоватого света на стене напротив двойных дверей, ведущих скорее всего в гостиную, там горел камин. Источник света и тепла в этой хибаре. Ожидая, что встретивший его человек войдет следом, Стивен хотел было оглянуться, но удар по голове дезориентировал его раньше, чем он успел это сделать. Однако, сознание он не потерял. По крайней мере не полностью. Он ничего не видел, но слышал, как его преследователи переговариваются между собой.
— Нужно загнать его машину в гараж и убедиться, что за ним никто не следил.
Чьи-то руки быстро обшарили карманы его бушлата, звякнули ключи, скорбно пискнул мобильник. Стивен заворочался на полу, ощущая истершийся пыльный ковер под щекой и скрипучие доски под ним, а потом почувствовал, как его поднимают под локти и волокут куда-то. В глазах все еще было темно, только изредка вспыхивали цветные круги и звезды. По виску и щеке текло что-то теплое и липкое. Кажется, при ударе ему рассекли кожу на лбу, но он почему-то не чувствовал боли. Странно. Или нет? Его приволокли туда, где было особенно тепло, а запах сажи был особенно сильным, и усадили на какой-то шаткий стул с подлокотниками. Руки сразу же зафиксировали клейкой лентой. Звук, с которым она отрывалась от рулона помогал не утонуть в кровавом мареве, которое так и норовило утянуть его на самое дне.
— Где девушка? — как сквозь толщу воды услышал Стивен свой собственный голос. — Если она мертва, нам не о чем с вами говорить.
Зрение начало проясняться, когда он услышал, как кто-то, стоящий за его спиной, велел привести девчонку.
— Только не отключайтесь, господин Рейнер, не так уж сильно я вас и стукнул, — чуть ли не ласково проворковал незнакомец, а потом подсунул ему под нос какую-то вонючую гадость. Это произвело на Стивена бодрящий эффект. Он так резко дернулся в попытке отвернуться, что стул зашатался и чуть не упал на бок вместе с ним.
— Ну-ну, не буяньте, — теперь голос был совсем рядом, а из темноты проступило лицо. — Вот так. Порядок? Сколько пальцев?
Пересчитывать упакованные в черный латекс пальцы Стивен не стал. С трудом, но он все же сфокусировал свой взгляд на ухмыляющемся лице незнакомца и, резко дернув головой, зарядил ему лбом по носу. Удар получился такой силы, что бедолага даже на пол свалился и загремел по доскам рукояткой пистолета, заткнутого за пояс со спины. Он зажимал нос рукой, но судя по тому, как оросило кровью старый дощатый пол, освещенный светом огня из камина, толку от этого было немного.
— Сколько пальцев? — зло ухмыльнулся Стивен, оскалив зубы. Без ответа его выходка не осталась. Ругаясь как грузчик, незнакомец вскочил и со всей одури ввинтил кулак ему в живот. Согнувшись в три погибели, Рейнер сдавленно простонал на родном языке нечто не совсем печатное, но скалиться не перестал, потому что услышал другой голос, который был куда более примечателен уже потому, что в нем сквозил знакомый немецкий акцент.
— Поаккуратнее с ним. Не убивать и не калечить. Забыл?
— Эта сволочь мне нос сломала!
— Переживешь.
Наверное, они бы и дальше продолжили препираться, если бы не раздавшийся в коридоре звук шагов. Тяжелых мужских, размеренных и уверенных, и куда более легких женских, торопливо семенящих. Стивен жадно уставился на дверной проем, ожидая увидеть Эйрин. Целую и невредимую. Живую.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:46:49)

+2

50

[indent] Эйрин всегда ненавидела ждать. Даже десять минут на автобусной остановке казались ей мучительной вечностью. Что и говорить о времени, проведенном в пахнущем пылью и плесенью подвале? Ещё сильнее на нервы давила неизвестность. МакФарлан не знала, что с ней будет через час, два, минуту. Не войдет ли кто-нибудь в дверь, чтобы причинить ей зло? Ищут ил её? Сколько уже времени прошло с тех пор, как она сюда попала?
[indent] Эйрин бессильно билась в стягивающих её запястья и лодыжки веревках. Снова и снова она натягивала и дергала их, пытаясь хоть чуточку ослабить. У неё ведь тонкие запястья, были бы путы затянуты хоть чуть-чуть не так сильно – МакФарлан верила, что тогда у нее был бы вполне неплохой шанс. Злые слёзы сдавливали горло, мешая дышать. Эйрин ревела от обиды, от страха, от боли в содранных до крови запястьях. Ненадолго она затихала, чутко прислушиваясь к доносящимся сверху звукам. Иногда до неё доносился перестук шагов над головой. Пару раз МакФарлан казалось, что ей удается расслышать голоса. Но что с того толку?!
[indent] Время текло до одурения медленно. Чем дальше, тем сильнее душой Эйрин овладевало отчаяние. Всё кончено. Никто не придет. Никто не спасет ее. Она так и умрёт в этом чертовом подвале, больше никогда не увидев света. МакФарлан злилась. Злилась на Стивена, который должен был спасти её, как принц из сказки. Злилась на обстоятельства, на себя. Потом опять на Стивена. Ей просто необходимо было держаться за что-то, цепляться за какие-то сильные эмоции, чтобы не дать отчаянию затопить её с головой.
[indent] Эйрин в очередной раз попыталась натянуть веревки в надежде их ослабить. Она понимала, что это тщетно, путы ей не поддадутся, но продолжала со свойственным ей упрямством тянуть их. Лишь бы не просто лежать в ожидании своей участи. От этого занятия девушку отвлек грохот наверху. Будто упало что-то тяжелое, очень тяжелое. Сердце в груди бешено застучало, а где-то внизу живота заворочалось дурное предчувствие. МакФарлан, конечно, не могла знать, что звук падения – это рухнувший от удара по голове Стивен, но всё равно что-то почувствовала.
[indent] Поскрипывание, с которым по ступенькам спускался кто-то грузный, заставило Эйрин замереть на своем месте, как мышонка. Она даже затаила дыхание, чтобы не пропустить ни единого звука. Кто-то спускался к ней. Пульс участился настолько, что начал мешать дыханию. В голове всё превратилось в кашу, из которой нужно было лихорадочно выцепить идею, как вести себя дальше. Покорно? Или попытаться сбежать?
[indent] Ничего придумать МакФарлан так и не успела. В замке кто-то зашуршал ключом, и спустя пару секунд дверь с негромким скрипом отворилась. Появившийся на пороге мужчина был ей отчего-то смутно знаком. Будто она где-то когда-то его видела – мельком, краем глаза.  Сейчас, когда всё в голове застилал почти животный страх, было не сообразить, но это он следил за Эйрин, его она иногда замечала в отражении витрины или за столиком неподалеку в кафе.
[indent] - Ну что, малышка, пора на выход! – ухмыльнулся мужчина, наклоняясь, чтобы поднять девушку на ноги. За часы ожидания МакФарлан успела отчаяться настолько, что ей даже в голову не пришло, будто бы он может повести её к выходу и отпустить на все четыре стороны. В голове необычайно ярко вспыхнуло, что это может быть конец. И Эйрин дикой кошкой, загнанной в угол, забилась, умудрившись со всей дури пнуть склонившегося к ней мужчин в колено и почти задеть его затылком по носу.
[indent] - Ах ты ж дрянь! – взревел мужчина, морщась от боли. Он прекрасно помнил приказ не трогать девчонку, но не сдержался и наотмашь ударил её по лицу. МакФарлан упала обратно на свою подстилку, чувствуя, как под носом стало тепло. Рот наполнил характерный железистый привкус собственной крови. Удар не был таким уж сильным, но сосуды в носу у Эйрин всегда были слабыми, так что парочке из них вполне этого хватило, чтоб лопнуть.
[indent] Больше мужчина с пленницей не церемонился. Перерезав веревки на лодыжках, он схватил её за шкирку, как котенка, и грубо вздернул её на ноги, с силой толкнув в направлении двери. От долгого лежания ноги затекли и плохо слушались. МакФарлан споткнулась, едва не впечатавшись носом в пол. От падения её удержал всё тот же мужчина.
[indent] - Иди наверх и без глупостей, поняла?! – он развернул её к себе, ощутимо встряхнул и снова повернул к двери. – Увидишь своего ненаглядного, - последнее слово мужчина выплюнул так, словно оно было ругательным. Но Эйрин было всё равно.
[indent] Ненаглядного? В душе вспыхнул робкий огонек надежды, что это он про Стивена. Что Стивен пришел за ней, и скоро всё закончится. Непременно хорошо. Чуть воспряв духом, МакФарлан послушно посеменила туда, куда её направляли, толкая в плечо. Скрипучая лестница сменилась какой-то грязной комнатой, откуда Эйрин впихнули в другое помещение, судя по запаху смазки и железа являвшееся гаражом.
[indent] После полумрака подвала свет резко ударил в глаза. МакФарлан дернулась было прикрыться от него связанными руками, но как раз в этот момент мужчина снова толкнул её в спину, принуждая войти, а не стоять в проходе.
[indent] - Двигай!
[indent] На этот раз ноги не удержали и, споткнувшись, Эйрин полетела на пол, чувствуя, как колени обдираются при соприкосновении с шероховатыми досками. Девушка замотала головой, пытаясь прийти в себя. Стянутые веревками руки ничуть не помогли смягчить падение, так что приземление нельзя было назвать мягким.
[indent] - Всё как ты хотел. И даже смотри, всё взаимно, - второй мужчина, которого МакФарлан даже не сразу заметила, подошел к ней и заставил приподнять лицо, ухватив пальцами за подбородок. Он хотел, чтобы Стивен, разбивший ему нос, видел кровь, струящуюся из носика его девушки. Конечно, подчиненный нарушил его приказ, но как-то так на удивление удачно, что мог даже рассчитывать на снисхождение.
[indent] - Стивен! – выкрикнула Эйрин, дернувшись. Мужчина ухмыльнулся, но отпустил её лицо и отошел. – Стивен!
Рейнер выглядел ужасно. Он был привязан к какому-то стулу, кажется, его даже били. У девушки всё внутри оборвалось, когда она увидела его таким. МакФарлан рванулась, больше всего на свете желая вскочить на ноги и оказаться рядом со Стивеном. Но сильные мужские руки надавили ей на плечи, не позволив сделать этого.
[indent] - Сиди!
[indent] От обиды, страха и бессилия Эйрин снова расплакалась. Слёзы потекли по щекам, смешиваясь с кровью, которую она щедро размазала по мордашке, когда пыталась стереть её связанными руками.
[nick]Erin McFarlane[/nick][info]21 год, студентка[/info]

Отредактировано Erin Reiner (2017-11-05 00:09:24)

+2

51

Стоило ему увидеть Эйрин, как тяжесть, поселившаяся в груди в тот момент, когда Стивен понял, что ее похитили, исчезла сама собой. Но горечь от того, что она попала во всю эту откровенно неприятную ситуацию из-за него и его работы, никуда не делась. Как и злость, которая приобрела совершенно немыслимые масштабы, когда он увидел кровь на ее лице. Словно специально, чтобы взбесить его еще больше, с ней обходились нарочито грубо. Стивен стиснул челюсти так сильно, что почувствовал привкус крови во рту, но никак не выказал своего состояния. Только дернулся непроизвольно, когда Эйрин наконец-то его рассмотрела и бросилась к нему, повторяя его имя. Ей не дали даже подняться с пола. Она расплакалась, и от этого Рейнеру стало еще гаже. Она не заслужила все это. Он — да, но не она.
— Жива и почти невредима, как видите, — снова этот акцент и этот тон. Стив не видел говорившего, но догадывался, что тот сидит в том кресле с высокой спинкой, что стояло в глубине помещения и были придвинуто вплотную к столу, на котором стояли какие-то объемные пластиковые чемоданы, в которых обычно возили разное ценное оборудование и хрупкую аппаратуру. Кажется, Стивен даже различил стоящий на столе, но закрытый пока еще ноутбук, от которого к чемоданам тянулись толстые провода. Что же им все таки от него нужно, черт возьми? Словно прочитав его мысли, невидимый собеседник снова заговорил.
— Вы, наверное, недоумеваете, я прав?
— Не то чтобы, — поморщился Стивен, бросив на Эйрин короткий взгляд. — Скорее не могу понять, что именно вам от меня нужно. Вариантов довольно много.
— И какие же варианты лидируют?
Судя по интонации, говорившему и правда было интересно, угадает Рейнер из-за чего его преследуют или нет. Разгуляться действительно было где, потому что за последнее время Стивен работал над несколькими довольно громкими и весьма скандальными темами. Та информация, что у него была, могла отправить за решетку, растоптать репутацию, а то и вовсе уничтожить весьма влиятельных людей. Гадать, называя имеющиеся варианты по именам этих людей, Стивен все равно не собирался, потому что уже знал правильный ответ. Акцент говорившего был красноречивее любых подсказок.
— Вам нужна запись интервью вдовы Марка Бригема. Того самого, которое я взял у нее перед тем, как она погибла при невыясненных обстоятельствах.
Тишина, воцарившаяся после того, как он замолчал, лучше всяких слов говорила о том, что он угадал. Эта его статья, вышедшая еще полгода назад, произвела настоящий фурор и стала причиной для возбуждения уголовного дела и начала финансовых проверок в одной довольно крупной фармацевтической компании, которая базировалась в Германии, но уже успела раскидать свои филиалы по всей Европе. Спустя несколько месяцев расследований и бесконечных инспекций по всем филиалам дело наконец-то попало в суд. К Рейнеру уже обращались с требованием предъявить запись того интервью, на основании которого он и написал статью. По факту это были записанные на видео показания единственного живого свидетеля по тому делу, и, раз уж вдова Марка Бригема "погибла" и теперь не могла сама выступить в суде, это были единственные ее показания, которые можно было приобщить. Без этой записи дело могло развалиться как карточный домик. Кое-кому это точно было бы на руку.
Не понятно только, почему они так долго ждали. Ведь всем было известно, что запись у него. Стивен и не скрывал этого, когда называл свои источники. Он хранил эту запись и никому ее не показывал, только потому что его об этом попросила сама Оливия Бригем. Всему свое время, так она и сказала. Эта женщина была уверена, что после того, как она выступит на закрытом заседании, ей больше не придется прятать свое лицо и прятаться самой. Ей просто уже будет некому угрожать. Но до нее добрались прежде, чем он успела выступить в суде. Осталась только запись, время которой, наконец, пришло. Нужно было отдать ее нужным людям сразу же, как только он услышал о смерти Лив. Теперь Стивен жалел, что не сделал этого. Заработался, замотался и вот, пожалуйста, дотянул. Хотя знал же, знал к чему это могло привести. И эта его ошибка, возможно, вполне осознанная, как если бы он положил голову в пасть ко льву, теперь могла стоит жизни не только ему, но и Эйрин. Кто же знал, что так выйдет?
— Мне очень жаль, — проговорил Стивен и посмотрел на заплаканную девушку, что сидела на полу под присмотром одного из похитителей. Он обращался к ней, но когда продолжил говорить, сложилось впечатление, что слова эти были обращены к тем, кто все это затеял. — Мне правда очень жаль, что вам пришлось потратить столько времени. Ведь вы могли просто прийти и попросить. Эта запись имела для меня свою ценность, пока Лив была жива, но теперь... Мне плевать, даже если меня назовут клеветником, а мою статью разнесут в пух и прах. Срок годности у нее все равно уже вышел, а своего я так или иначе добился. Вам нужна запись? Забирайте. Вокзал Паддингтон, камера хранения шесть один два. Взломать не составит труда даже простой отмычкой. Код от замка кейса последовательность Фибоначчи. Смотрели Код да Винчи?
И снова тишина, звенящая напряжением и потрескивающая сухими поленьями в камине. Прошло где-то около минуты, прежде чем сидящий в кресле незнакомец соизволил подать голос и даже подняться с места. Высокий и худой, он казался бесцветным как моль, чем походил на тех представителей арийской расы, что в стремлении сохранить чистоту своей крови настолько перестарались, что стали вырождаться, превращаясь в настоящих уродов. Он подошел к сидящему на стуле Рейнеру, слегка прихрамывая, словно одна нога была короче другой, и воззрился на него с высоты своего роста. Дорогой костюм скрадывал все недостатки слишком тощей и как будто ломаной фигуры, но все равно смотрелся на нем как на вешалке. Бесцветные брови недоверчиво изогнулись, а стеклянные глаза смотрели подозрительно.
— Копии?
— На защищенном сайте. Я назову логин и пароль, как только вы отпустите девушку. Назову пароль для удаления, как только буду точно знать, что она одна и в безопасности.
Стивен смотрел на альбиноса не мигая. Тот молчал еще какое-то время, раздумывая над тем, стоит ли верить журналисту на слово, а потом подал знак своим подчиненным.
— Отпустите девчонку.
— Отдайте ей ключи от моей машины. Я хочу, чтобы она уехала, — снова заговорил Стивен. Он позволил себе отвести глаза от бледного лица альбиноса и посмотрел на Эйрин. — Езжай домой. Как только окажешься в безопасности, позвони мне на сотовый. Поняла? Эйрин, скажи, что ты все поняла!
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2017-11-13 21:44:06)

+1

52

[indent] Внутри Эйрин словно до предела, до отдающегося болью звона натянулась невидимая пружина напряжения. Когда она была в том подвале, то до дрожи хотела, чтобы он пришёл за ней, вытащил её. Но сейчас, видя Стивена перед собой связанным и с разбитым лицом, девушка отчетливо поняла, как сильно ей теперь жаждется обратного. Пусть бы Рейнер оказался далеко, вне досягаемости этих людей. Не только потому, что не охваченными паникой и страхом частичками разума МакФарлан прекрасно понимала, сколь малы возможности Стивена для помощи ей тут. Нет. Она просто хотела, чтобы он был в безопасности. Детская надежда на то, что их отпустят, если выполнить требования похитителей, быстро выветрилась из темноволосой головки Эйрин под напором жестокой реальности. Когда Рейнер упомянул о вдове какого-то Марка Бригема, ей вдруг стала до боли ясна картина того, как всё задумывалось. МакФарлан была наживкой, способом выманить Стивена и заставить его сыграть на чужом поле. Когда он проиграет, их обоих выкинут на обочину, смастерив для отвода глаз какой-нибудь несчастный случай вроде ДТП, в котором они оба трагически погибнут, а машина выгорит настолько, что невозможно будет выяснить, от чего на самом деле погибли её пассажиры. Девушка всхлипнула и дёрнулась, пытаясь сбросить с себя чужие руке, но мужичина только сильнее сжал её плечи. Так грубо, что на них наверняка завтра расцветут синяки. Если, конечно, это самое завтра наступит. Эйрин снова всхипнула.
[indent] К разговору Стивена и похитителей МакФарлан начала прислушиваться только тогда, когда на сцену выступило новое лицо. Высокий и худой мужчина, казавшийся полупрозрачным из-за своей бесцветной бледности и таких же светлый волос, до этого скрывался в сгустившихся сбоку от камина тенях. Понять, что именно он – тот самый кукловод, который дергал за ниточки в этом деле, не составило труда. Даже придерживающий Эйрин мужчина непроизвольно сжал её плечи еще сильнее на секунду, когда незнакомец заговорил. Девушка притихла и попыталась сосредоточиться, чтобы узнать, что будет дальше. Но не получалось. Сквозь шум крови в ушах и окутывающую её панику слова долетали до МакФарлан какими-то урывками, будто продираясь сквозь плотный слой ткани.
[indent] Вокзал. Копии. Сервер. Эйрин так ничего и не поняла, но судя по тому, как дернулся и досадливо изогнул тонкие губы бесцветный господин, это было важно. Настолько важно, что он даже согласился отпустить пленницу. Стоило одному из похитителей отпустить плечи МакФарлан, как она тут же вскочила на ноги и раненой птицей метнулась к Стивену.
[indent] В голове воцарилась звонкая пустота. Ни мыслей, ни чувств – ни-че-го. Толкового, по крайней мере. Разве что всё та же вата, мешавшая понять Рейнера, который что-то там ей говорил. Девушка осторожно коснулась кончиками пальцев его скулы, нахмурилась, стараясь понять. Смысл его слов доходил медленно, просачиваясь в нужные отделы мозга, как песок в песочных часах. Сжав задрожавшие губы и часто-часто заморгав, чтобы удержать рыдания, МакФарлан отрицательно помотала головой и вцепилась в руку Стивена. Она всё поняла, наконец, но она не может уйти.
[indent] – Время не ждет, - сухо сказал альбинос, кивком указав ближайшему из своих подчиненных на девчонку. Тот тут же пересек отделяющее его от прицепившейся к Рейнеру Эйрин расстояние и буквально силой отодрал её от журналиста.
[indent] – Нет! – воспротивилась девушка, никак не желавшая уходить. – Нет! Стивен!
[indent] На попытки почти уже бывшей пленницы упираться мужчине было наплевать. Превосходство в физической силе позволяло ему, шкафу два на два, судя по выправке имевшему некий военный опыт, с легкостью выволочь брыкающуюся, лягающуюся и ревущую девчонку из комнаты. Он грубо вытолкал её по уже знакомому пути, рывком вытащил в коридор и, умудряясь придерживать, выглянул за дверь. Там было пусто. Не церемонясь, мужчина вышвырнул МакФарлан наружу, ничуть не смущаясь тем, что одета она только в домашнюю одежду.
[indent] – И не вздумай позвонить в полицию, дрянь! Он сдохнет сразу же! – толчок в плечо заставил сделать несколько шагов вперед. Не удержавшись на ногах, Эйрин кубарем скатилась с крыльца, неловко выставив вперед руки в бестолковой попытке скомпенсировать падение. Вышло не очень. Бок обожгло болью, такой сильной, что перед глазами потемнело. Ребра напомнили о недавней травме. МакФарлан свернулась в клубочек и задрожала, чувствуя, как тает снег от её тепла.
[indent] На то, чтобы прийти в себя, девушке потребовалось около минуты. С трудом, но ей удалось подняться на ноги. Колени мерзко подкашивались, как от слабости. Первым порывом было дернуться обратно и долбиться в дверь, пока не откроют. Эйрин чувствовала себя обязанной хоть чем-то помочь Стивену, который ради нее серьезно рискнул. Но падение в сугроб, по всей видимости, немного привело в чувства разум. Девушка зачерпнула пригоршню снега и умыла им раскрасневшееся и опухшее от слез лицо, лихорадочно соображая.
[indent] Возвращаться не было смысла – помочь Рейнеру физически она не сможет, только даст лишний козырь шантажистам. Вариант уезжать казался почти самым правильным с поправкой на то, что нужно будет вызвать полицию, едва завернув за угол. Какая-то частичка МакФарлан надеялась, что Стивена не тронут, пока он не скажет кодов от сервера, сайта или чего-то там. А он будет молчать, пока не получит звонок от Эйрин. Мысли о том, какими ещё способами можно выбить из человека нужную информацию, девушка затолкала так глубоко, чтобы они не смели даже поднять головы. Она справится и будет тянуть время столько, сколько сможет.
[indent] Обняв себя руками за плечи и трясясь от холода, на закоченевших ногах МакФарлан поковыляла к машине. Ключи от нее обнаружились в кармане домашней одежды, непонятно в какой момент оказавшись засунутыми в него. Нажав на брелок непослушными пальцами, девушка быстро нашла моргнувший ей фарами знакомый автомобиль. Несколько минут ей пришлось посидеть внутри с включенной на полную печкой. Тронуться с места, когда нога на сцеплении ходит ходуном, не представлялось возможным. Вздрагивая и всхлипывая, Эйрин кусала губу от злости и досады за то, что она так беспомощна. Казалось, что в ничего не в ее власти. Солоноватый привкус собственной крови из прокушенной губы неожиданно помог овладеть собой. Нахмурившись, девушка положила всё еще дрожащие руки на руль, выжала сцепление и медленно тронулась с места. Автомобиль покатился по тихой улице, бешено работая дворниками. Метель даже и не думала прекращаться, снег валил с неба мелкими хлопьями, будто где-то наверху неосторожно прорвали пакет с мукой.
[indent] До ближайшего поворота МакФарлан тащилась на второй передаче. Она не особенно смотрела по сторонам, ведя скорее на автопилоте, потому что мысли витали очень далеко. Иногда девушка даже почти не видела дороги из-за застилавших глаза слез.
[indent] Патрульная машина с выключенными проблесковыми маячками вынырнула, как показалось Эйрин, из ниоткуда. Девушка резко нажала на тормоз, её автомобиль противно заскрипел шинами по снегу, но послушно остановился буквально за несколько десятков сантиметров от нее. Это было чудо! Спасение!
[indent] Давясь слезами и не чувствуя от радости холода, МакФарлан вывалилась на улицу, даже не заметив, что один домашний тапок остался в машине, а на снег она ступила босой ногой в носке.
[indent] – Вы должны ему помочь! – девичьи руки с неожиданной силой вцепились в отвороты куртки подоспевшего к ней полицейского. Сосредоточившись на нем и своих попытках объяснить парню в форме, где Стивен и почему они срочно должны спешить туда, Эйрин упустила из виду еще одну патрульную машину с выключенными фарами, закутавшуюся в метель чуть дальше. Она что-то лепетала, не вполне сознавая, когда полицейский успел закутать её в сброшенную его напарником с плеч теплую куртку и затолкать обратно в салон автомобиля Рейнера.
[nick]Erin McFarlane[/nick][info]21 год, студентка[/info]

+1

53

Сжимая зубы до скрипа, Стивен смотрел Эйрин в глаза и одним только взглядом умолял ее не сопротивляться и позволить себя увести. Ему было просто необходимо, чтобы она ушла как можно скорее. Альбинос был прав, время не ждет, а в данном случае это было особенно важно, потому что от того, как быстро Эйрин окажется как можно дальше от этого дома и от этих людей, зависело куда больше, чем могло бы показаться на первый взгляд.
— Пожалуйста, пожалуйста... — беззвучно шевелил Стивен губами, глядя на девушку, которую от него оттаскивали силком. — Просто уходи. Прошу тебя...
Едва они скрылись из вида, Рейнер прикрыл глаза, но продолжал прислушиваться к тому, что происходило в холле. Возня, сопение, недовольные возгласы и ругань... В какой-то момент по ногам сильно засквозило, огонь в камине полыхнул сильнее из-за усилившейся тяги, а потом громко хлопнула дверь и все стихло. Только стекла в окнах дрогнули и тут же смиренно затихли. Дом наполнился напряженной тишиной. Вернувшийся в гостиную здоровяк морщился, потирая щеку, и кривился с таким видом, будто только что зажевал целый лимон. След от женских ногтей тянулся от скулы до подбородка и стремительно наливался кровью.
— Вот же с-сука... — ругнулся он и глянул на Рейнера так, словно это он научил Эйрин этому. Впрочем, некоторая доля гордости за нее в глубине души Стивена все же взыграла. Он неприятно усмехнулся, как будто говоря, может она и сука, вот только не твоя, а моя, и повернулся к стоящему у камина альбиносу. Тот изо всех сил делал вид, что его чертовски занимает выпавший из огня уголек, но напряжение, сквозившее в его позе, выдавало его с головой.
— Итак, вы получили то, что хотели, — произнес он спустя целую минуту молчания. — Адрес сайта, логин и пароль, — только теперь альбинос соизволил посмотреть на Стивена и от этого взгляда тому стало не по себе. — Надеюсь, это был не блеф. Не разочаровывайте меня, господин Рейнер. Я не хочу вас калечить и уж тем более не хочу увивать. Возможно, вы удивитесь, но вы нам куда полезнее живой и здоровый.
— Это еще почему? — Стивен изобразил некое подобие улыбки, но ему действительно было любопытно. — Решили завести ручного журналиста, который будет писать только то, что вам нужно? Или, может, топить кого нужно, м?
Еще один пронизывающий насквозь взгляд заставил Рейнера поежиться, но глаз он так и не отвел. Напротив смотрел на своего преследователя открыто и с вызовом, даже вздернул подбородок в почти нарочитой демонстрации упрямства, о котором уже были наслышаны многие знакомые с его деятельностью люди. Скорее всего именно эта деталь заставила альбиноса усмехнуться и покачать головой.
— Не исключено, — улыбка почти такая же загадочная, как у знаменитой Джоконды Леонардо Да Винчи, на какое-то мгновение вернула на его бесцветное лицо живые краски. — У нас на вас большие планы, господин Рейнер. Я бы даже сказал, грандиозные. Вы все поймете, когда придет время. Правда, я не знаю, когда это случится. Через год, два или даже пять. Возможно, пройдет лет десять или пятнадцать, все может быть, но вы поймете, Стивен, вы сразу же поймете, что от вас требуется. И сделаете все так, как мы вам скажем. Совсем как сегодня. — он отошел от огня и приблизился к привязанному к стулу пленнику, которого впервые за все время назвал по имени, и склонился над ним. — Адрес сайта, логин и пароль. Не заставляйте меня повторять все с самого начала.
— И в мыслях не было, — тут же отозвался Стивен. Он послушно продиктовал все, что было необходимо, и стал ждать. Знать бы еще, чего именно. Время тянулось просто до отвращения медленно, но Стивен никак не выказывал своего нетерпения даже на стуле не ерзал, хотя его положение едва ли можно было назвать комфортным. Он бы связан и под присмотром пары громил, которым по сути больше нечем было заняться, пока их блеклый как моль босс пытался зайти на сайт. Судя по всему, все необходимое у них был с собой, так что с выходом в интернет проблем не возникло, но все манипуляции с веб-сайтом, на котором журналист хранил много чего по работе, требовали времени и терпения. У него его было предостаточно, а вот у его преследователей не очень. Пару раз альбинос громко чертыхался, чем вызывал у Рейнера улыбку. Он как никто знал, какая там система защиты и сам частенько готов был биться головой о клавиатуру, когда работал с этим конкретным сервером. Время шло и Стивен снова и снова ловил себя на том, что прислушивается. Не зазвонит ли его мобильник, лежащий тут же на низком столике всего в паре шагов от него. Даже если Эйрин еще не добралась до дома, она должна была уже выехать за оцепление полиции. Не зря же он прозвонил все инстанции и вынес мозг всем, кому только мог, пока ехал сюда. Пришлось даже сделать звонок в Лондон, чтобы на управление эдинбургской полиции надавили вышестоящие лица. Все как будто утряслось. Все нужные фигуры были расставлены и Стивен знал все возможные ходы наперед. Оставалось только ждать. Ждать и не думать о том, что, возможно, где-то он все же просчитался.
Голос Оливии Бригем, звучащий на записи как-то особенно слабо и неуверенно, вывел Рейнера из задумчивости. Альбиносу все же удалось добраться до нужного файла и теперь он наслаждался мнимой победой, просматривая выборочные отрывки интервью, которое когда-то продлилось несколько часов.
— Теперь ваша душенька довольна? — поинтересовался Стивен, когда альбинос все же выключил запись и откинулся на спинку своего кресла с удовлетворенным вздохом. — Что вам это дает? Ну, удалите вы эту запись и у обвинения не будет этой конкретной улики. Что с того?  У них предостаточно других.
— От остальных куда проще избавиться, господин Рейнер. Уж вы-то должны знать, насколько продажными бывают люди. Скольких вы обличили? Наверное, уже со счету сбились.
Стивен не успел ответить. Мобильник завибрировал, на дисплее высветилась фото Эйрин, которое он сделал еще в больнице, поймав ее за тем, как она втихаря лопает желе, и где-то в груди словно отпустила сжатая до предела пружина. Один из громил нажал на кнопку приема и услужливо поднес трубку к уху Рейнера.
— Эйрин?
— Она у нас, — знакомый голос полицейского, с которым он успел разругаться в хлам еще по пути сюда, заставил Стивена улыбнуться, как если бы Эйрин сама ему сказала об этом. — Дом окружен. Мы готовы к штурму, только скажите, когда.
Стивен поднял глаза на альбиноса, который как раз поднялся с кресла и подошел ближе, и улыбнулся ему так, как не улыбался уже довольно давно. Наверное, с самого детства.
— Сейчас самое время.
Звонок тут же оборвался. В динамике раздавались короткие гудки, когда Стивен наконец-то позволил себе расслабиться и почти растечься в неудобном кресле как король Артур на своем троне. Он смотрел на альбиноса и улыбался, что изрядно раздражало последнего.
— Пароль для удаления файла, — потребовал он.
— Иди к черту!
Не успел стоящий рядом с  ним громила замахнуться, как в дом ворвалась полиция. Самое смешное, что Рейнер даже не соврал. Пароль действительно был "Иди к черту!", только на немецком и с тремя восклицательными знаками.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+2

54

[indent] У Эйрин перед глазами стояло бледное лицо Стивена, беззвучно шевелившего губами и о чем-то её просившего. Но тогда пелена слёз застилала взор и мешала рассмотреть, что именно он пытается сказать. Она не разобрала ни слова, о чем теперь ужасно жалела. Вдруг это был последний раз, МакФарлан видела его?
[indent] Слёзы сдавливали горло, мешая дышать, катились по щекам горячими ручьями и сколько бы девушка их не вытирала – их поток казался нескончаемым. Она хлюпала носом и крупно дрожала то ли от холода, волнами прокатывающегося по телу, то ли от эмоций. Пережитое не отпускало, Эйрин раз за разом проживала всё это снова, ожидая завершения полицейской операции, как приговора. Жить или не жить, быть или не быть.
[indent] – Вот, выпейте, - тот самый полицейский, в которого она врезалась, сел в машину с водительской стороны и протянул МакФарлан термос с чем-то горячим. Девушка машинально забрала его из рук мужчины, искривила губы в попытке благодарно улыбнуться сквозь заливающие лицо слёзы и кивнула. Вместо того, чтобы сделать глоток плескавшего внутри горячего сладкого чая, Эйрин тупо прижала термос к себе, как ребенок тискает любимого медвежонка, пытаясь его плюшевым тельцем отгородиться от своих кошмаров. Её продолжало колотить, и даже включенная на полную мощность печка, вовсю гонявшая по салону теплый воздух, не помогала согреться. Руки оставались ледяными, будто только что вынутыми из сугроба. Рация, прикрепленная на плече полицейского, что-то невнятно прохрипела.
[indent] – Ребята начали штурм, - нашел нужным сказать мужчина. В попытке приободрить Эйрин он несильно сжал её плечо. Девушка сидела, невидящим взглядом упершись в мельтешение снежинок за окном. – Скоро всё закончится.
[indent] МакФарлан такой ответ не устраивал. Всё могло закончиться, но далеко не хэппи-эндом, которого ей отчаянно хотелось. Неопределенность и ожидание убивали, подобно медленному яду разъедая изнутри. Когда сил терпеть их не осталось, Эйрин порывисто выскочила из машины. Позабытый термос, который она так и держала на коленях, упал и покатился куда-то под машину. В голову билась одна только мысль: она должна быть там. Ничего умнее МакФарлан не придумала. Поразмыслить о том, не станет ли её присутствие угрозой срыва и помехой работавшим профессионалам, мешал накатывающий волнами страх за Стивена.
[indent] – Эй! Ты куда?! Стой!! – полицейский сорвался с места, когда у Эйрин уже было пару секунд форы. Зато у тренированного мужчины с куда более широким шагом были больше шансы развить скорость повыше недавно сбитой машиной студентки. Тем более, что бежала она неуклюже, чуть припадая на одну ногу из-за того, что одна её ступня была всё ещё обута в тапок, а вторая – всего лишь в мгновенно промокший от контакта со снегом ещё в прошлый раз носок. Как ни странно, но холода она практически не чувствовала.
[indent] – Да стой ты! – на бегу крикнул полицейский, почти догнав МакФарлан и попытавшись ухватить её за куртку. Он не учел только одного – она была всего лишь наброшена на плечи, но не надета в рукава. Сжав пальцы на куртке, мужчина просто сдёрнул её с девушки, оставшейся просто в домашней одежде.
[indent] Хорошо, что штурм прошел быстро, и к тому моменту, когда Эйрин добежала до двух патрульных машин, вставших «носом к носу» и символически перекрывающих улицу, всё уже успело закончиться. Даже более того – Стивена освободили от веревок и в сопровождении полиции повели к тому самому переулку. МакФарлан заметила его издалека. Полицейский, плюнув и махнув рукой, остановился, позволив ей пробежать дальше и буквально врезаться в Рейнера. Нет, она честно хотела остановиться, но проклятый единственный тапок проскользнул на скрытом под снегом льду и едва не стал причиной падения.
[indent] Буквально влетев в Стивена, Эйрин сразу же крепко его обняла. Так сильно, как только могла. Прижавшись к нему всем телом и крупно вздрагивая, девушка разревелась с удвоенной, даже утроенной силой, уткнувшись лицом в грудь журналиста. Теперь уже – от накрывшей её волны облегчения. Стивен здесь, ему больше ничего не угрожает. Ей больше ничего не угрожает. Но шквал эмоций продолжать какую-то струну в глубине души до звона натянутой, МакФарлан никак не отпускало. Девушка продолжала трястись в объятиях Стивена.
[indent] – Всё же хорошо, да? Всё в порядке? – зачем-то переспросила у Рейнера Эйрин, заставив стоявшего неподалеку полицейского, случайно услышавшего её слова, усмехнуться. Умом она понимала, что всё закончилось и закончилось хорошо. Однако напряжение последних часов давало о себе знать: внутренне девушка ждала подвоха. Эдакого жирного «НО», которое перечеркнет всё хорошее. МакФарлан запрокинула голову и с надеждой всмотрелась в лицо Стивена. Она не могла разобрать выражения его лица, потому что слезы застилали зрение, но стоило мужчине к ней наклониться, как девчонка тут же повисла на его шее. Глупо, ей-Богу. Эйрин принялась зацеловывать лицо Рейнера, лопоча нечто невнятное, что можно было расшифровать как благодарности за спасение вперемешку с жалобами на то, как сильно она за него испугалась. Остановившись, МакФарлан уткнулась носом в шею Стивена и притихла, продолжив вздрагивать и всхлипывать, но уже намного тише.
[nick]Erin McFarlane[/nick][info]21 год, студентка[/info]

+3

55

Все случилось быстро. Так быстро, что Стивен не успел опомниться, как альбиноса и его прихвостней уложили на пол лицом вниз. Дом обыскали сверху донизу, но больше никого не нашли. Один из полицейских как раз отвязывал его от стула, когда мобильник Рейнера снова зазвонил. Он схватил его, едва у него освободилась одна рука, и прижал к уху.
— Мистер Рейнер? — раздался знакомый голос одного из инспекторов Скотланд Ярда.
— Да, это я, — отозвался Стив. — Вы их взяли?
— Все, как вы говорили. Ваш кейс у нас. Люди, которые за ними пришли, арестованы. Мне понадобятся ваши показания. У вас там все прошло как надо?
— Да, все хорошо.
Кивнув полицейскому, который освободил вторую его руку, Рейнер попытался подняться со стула, но мышцы живота вдруг резко подвело, и он едва не плюхнулся обратно на стул, как мешок картошки. Только теперь он по-настоящему и в полной мере почувствовал, как сильно его потрепало. Голова раскалывалась и гудела как гонг. Не без помощи все того же полицейского, Стивен выпрямился и сделал на пробу пару шагов, после чего встал рядом с альбиносом, которого как раз в этот момент упаковали в наручники и подняли с пола.
— Думаю, вам будет интересно пообщаться с теми, кого взяли ваши местные коллеги. Среди них есть примечательные экземпляры, — продолжил он говорить в трубку как будто ничего не произошло, глядя альбиносу прямо в глаза. Они оказались почти одного роста. Стивен был немного выше, так что ему было приятно смотреть на своего преследователя сверху вниз. Он даже улыбнулся ему, как старому другу.
— Не забудьте позвонить, когда вернетесь в Лондон, — напомнил инспектор. Едва он отключился, Стивен убрал мобильник и сосредоточил все свое внимание на альбиносе. Полицейские не спешили его уводить, видимо, решив, что журналист хочет отвести душу напоследок. И он отвел. Правда, не совсем так, как они того ждали. Лупить этот результат вырождения арийской нации было как-то непрофессионально, да и противно, если уж на то пошло. Казалось, дотронься он до него и на пальцах останется жирная пыльца, которой осыпается моль, когда ее убиваешь. Нет, Стивен поступил по-другому. Он посмотрел на экран ноутбука, на котором застыло на стопкадре заплаканное лицо ныне покойной Лив Бригем. Окошечко для ввода пароля для удаления файла тревожно мигало.
— Знаете, у этого веб-сайта очень хорошая система защиты. И очень хитрая. Когда вы нажали кнопку "воспроизвести", запись интервью была автоматически разослана во все крупные телеканалы, — он посмотрел на альбиноса, лицо которого при этих словах стало еще бледнее, если это вообще было возможно, и покачал головой. — Нужно было удалить его сразу, а не смотреть. И, самое главное, не стоило трогать мою девушку. Это была ваша самая серьезная ошибка.
На мгновение его взгляд потяжелел, а кулаки сжались, но Стивен сдержался. Он получил, что хотел. Удовлетворение победителя. Кто-то из полицейских отдал приказ и альбиноса увели, а следом за ним поволокли и всех остальных. Сам Рейнер выходить не торопился. Он подошел к ноутбуку, на который никто так и не обратил внимания, и закрыл окошко с вводом пароля. Затем он вышел из своего аккаунта, чтобы у полицейских не появилось соблазна покопаться в его файлах, и захлопнул крышку. Вот теперь действительно все. Его вывели на улицу чуть ли не под белы рученьки, словно его тут как минимум пытали. Наверное, видок у него был соответствующий, раз какой-то совсем молодой парень в амуниции группы быстрого реагирования заикнулся на счет скорой.
— Я в порядке, — отмахнулся Стивен. Куда сильнее его сейчас беспокоила Эйрин. Где она? Что с ней? Не увезли ли ее куда-нибудь, в ту же больницу, например? Все вопросы разлетелись в стороны, когда девушка неожиданно врезалась в него и обняла так крепко, что Стивен даже охнул, но все равно обнял ее в ответ сразу же. Об этом он думал все это время. Вот об этом самом моменте, когда все уже позади и им ничего не угрожает. Теперь уж точно. От облегчения у него подкашивались ноги, но он упорно стоял, обнимая Эйрин и пытаясь унять ту дрожь, что ее одолевала.
— Все кончилось. Все хорошо, правда, — стоило Рейнеру заглянуть в ее полные слез глаза, как его пробрал смех. Тот самый смех облегчения, который одолевает, когда испуг уже миновал, но адреналин все еще бушует в крови в поисках выхода. Эйрин нашла свой способ погасить этот излишек и принялась целовать его и лепетать какую-то чушь. Мимо дрейфовали полицейские и проезжали машины с мигалками, а они так и стояли посреди улицы. И, наверное, простояли бы так еще долго, если бы Стивен вовремя не заметил, что Эйрин стоит в снегу почти босиком.
— Поехали домой, — просто шепнул он ей на ухо. В конце концов у них впереди были целые выходные. И целая жизнь в придачу.
[nick]Stephen Reiner[/nick][status]Die vierte Macht[/status][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/16339.jpg[/icon][sign]Was du liest was du horst was du siehst
Stammt aus der Feder meiner Phantasie
[/sign][info]<br><hr>28 лет, журналист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p47142" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+3


Вы здесь » North Solway » Летопись » Ничего, кроме правды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC