В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Права и обязанности


Права и обязанности

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://lawintheoc.com/images/scalesbook.jpg
Жизнь диктует свои права, которым мы обязаны следовать. Однако всегда ли это утверждение справедливо?

Городская больница, затем дом О`Горманов, 28.06.2016, вечер

Iris Kelly, Daniella McCormick, Elizabeth O'Gorman

Отредактировано Iris Kelly (2017-05-07 18:41:24)

+2

2

На Штормовом не любили тех, кто сует свой нос в чужой вопрос. Но как быть, если сунуть свой нос твоя прямая обязанность в сложившейся ситуации?
Сообщив в полицию, Айрис старалась не думать о том, что, возможно, лучше было бы сделать вид, что она ничего не увидела. Записать в карточке о том, что миссис О`Горман получила свои ушибы в результате падения с лестницы, и дело с концом. Это было бы лучше. Но было бы ли это правильным?
Рефлексировать по тем или иным вопросам дело бесконечно приятное, но неблагодарное. А с учетом того, что под вечер половина участка Айрис резко вспомнила о том, что давно не появлялась у доктора, то рефлексировать и вовсе стало недосуг.
Когда же за последним пациентом закрылась дверь и Эбби принялась собираться домой, Айрис, откинувшись на спинку стула так, что бы можно было раскачиваться на ножках, медленно проговорила:
- Интересно, копы до нас сегодня доедут или нет? Как думаешь?
Вообще обычно в участке реагировали достаточно быстро, однако сегодня весь день шел не так, и Айрис бы не удивилась, если бы никто вовсе не приехал. Если бы речь шла о ребенке, то, безусловно, полиция бы пошевелилась. В случае же взрослых могло быть по разному.

+2

3

[NIC]Daniella McCormick[/NIC][STA]Закон&Порядок[/STA][AVA]http://savepic.net/9368924.jpg[/AVA][SGN]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/SGN]
   Самые серьезные происшествия на Штормовом острове – случаи мелких краж, драки и бытовое насилие. Впрочем, то ли в силу местного менталитета, то ли в силу того, что городок маленький и сплетни разлетаются со скоростью лесного пожара в ветреный день, о последнем заявляли исконно редко. Только тогда, когда шило в мешке было уже не утаить, а проштрафившаяся вторая половина потом сверкала фингалами особенно ярко.
   Разнарядку на поездку в больницу для проверки случая возможного бытового насилия едва не потеряли. Дежурный вспомнил о ней уже под конец дня, когда Даниэлла уже собиралась подремать в ожидании конца смены.
   - МакКормик, заскочи в больничку? А потом можешь раньше срока домой валить, я смену закрою.
   - Что, больше никто ехать не захотел? – весело отозвалась Дана. Тащиться в местную здравницу и проверять, появились синяки на миссис О’Горман естественным путем или это её супруг помог лестнице вздыбиться и ударить её в лоб, не хотелось. Но ради перспективы оказаться свободным белым человеком хотя бы на полчасика раньше МакКормик была готова совершить трудовой подвиг. – Я тогда на своей поеду. И не забудь, что отпустил меня с концами.
   Побросав в сумки вещи, Даниэлла забросила её на пассажирское сиденье и выехала с парковки. Дорога до больницы заняла от силы десять минут. Поставив старенький внедорожник на стоянку для посетителей, девушка направилась внутрь. Пять минут борьбы с милейшей дамой на регистрации, непременно жаждавшей узнать, какие меры предпримет полиция в отношении всей этой заварушки, и вот уже МакКормик добилась того, чтобы её проводили к доктору Келли.
   - Добрый день, - поздоровалась констебль, входя в комнату. – Что тут у вас стряслось?
   Историю в общих чертах Дана уже знала: миссис О’Горман поступила с подозрительными следами побоев, но хотела услышать её, так сказать, из первых уст.

+1

4

Самые серьезные происшествия на Штормовом острове редко видны постороннему глазу. И происходят они за закрытыми дверями, в чащобе, где-то в скалах. Их последствия остаются на теле, а еще чаще – на душе. Душу же в качестве доказательства не привлечешь, увы. Но это все лирика, а на практике же Айрис и Эбби едва дождались визита полиции. Понятное дело, на такое никому тащиться неохота. Дело муторное, к тому же жертва вновь будет все отрицать и все покатится по старой схеме.
- Добрый день, мисс МакКормик, - Айрис предложила констеблю присесть и в нескольких кратких фразах описала следы побоев на теле Бетти. Эбби, которая было собралась домой, резко перестала торопиться и начала методично перебирать карточки, натуральным образом крахмаля уши.
- Думаю, что заявление миссис О`Горман подавать не будет, к тому же судя по некоторым симптомам….впрочем, это может быть не существенным, - подвела краткий итог Айрис. Келли действовала сейчас максимально профессионально и отстраненно, вроде бы имя О`Горман никогда ничего для нее не значило.

+2

5

[NIC]Daniella McCormick[/NIC][STA]Закон&Порядок[/STA][AVA]http://savepic.net/9368924.jpg[/AVA][SGN]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/SGN]
   От предложения присесть Даниэлла не отказалась. Хмурясь и резко чиркая в рабочем блокнотике пометки, констебль выслушала показания мисс Келли. Медсестричка, что крутилась рядом, явно хотела вставить пару слов от себя, и Дана дала ей такую возможность, когда доктор закончила речь. Ничего нового или важного девчонка не сказала, только душу отвела, добавив красок в картину. Та, впрочем, и без этого рисовалась достаточно четко: Бетти в очередной раз (о том, что у О’Гормана любовь к супруге выражается весьма своеобразно, новостью не было) получила от муженька. На этот раз всё зашло так далеко
   - Почти не сомневаюсь в этом, - грустно вздохнула Даниэлла. Это было не редкостью, даже, наоборот, почти традиционной практикой. Жертва часто не заявляла, отговариваясь случайными падениями с лестницы или налётами на дверные косяки в темноте: из стыда, что она подверглась побоям, из страха снова оказаться избитой или, что было еще хуже, из-за болезненной привязанности к своему мучителю, той, что сродни Стокгольмскому синдрому. – Что вы хотели сказать? – уцепилась за незавершенную фразу Дана. – По каким симптомам? Что за симптомы? Договаривайте, мне придется проверить ваше заявление, хоть я и знаю, что шансы получить от миссис О’Горман заявление весьма низки, - по городу ходили дурные слухи, что Бетти имеющееся положение дел устраивает. И несмотря ни на что она продолжает любить своего драчливого мужа, находя оправдание тому, что он распускает руки.

+1

6

- Мисс МакКормик, если не для протокола…- замялась Айрис, которой вовсе не улыбалась длительная и нудная тяжба по обвинению в клевете и превышению полномочий. Ну или как там правильно подобная ситуация у юристов называется. А то вот так назовешь Бетти О`Горман чокнутой, пардон, сумасшедшей с манией, а потом доказывай, что ты тут вообще с боку припеку.
- Думаю, что миссис О`Горман пребывает в хроническом стрессовом состоянии, и не до конца способна оценить всю тяжесть происходящего, - нашла в конце концов нейтральную формулировку доктор. Ох уж эти семейные драмы! В конце концов, Келли не психолог, с этими всеми девиациями и прочими вывертами к мисс Миллс, пожалуйста. А нам не мешайте делать нашу работу.
- Но это только мои мысли, мисс МакКормик, которыми я поделилась с Вами в частном порядке, а не как с представителем закона, - Айрис улыбнулась, давая понять, что сказать по данному вопросу ей больше нечего.
Эбби, услыхав такой идиоматический оборот, скептически хмыкнула, но промолчала, что было весьма благоразумно с ее стороны.Трепать языком о пациентах было можно, но до определенного момента. А здесь и вовсе крылось что-то странное, судя по явному нежеланию доктора участвовать во всей этой истории и по вызывающему поведению миссис О`Горман.

+1

7

[NIC]Daniella McCormick[/NIC][STA]Закон&Порядок[/STA][AVA]http://savepic.net/9368924.jpg[/AVA][SGN]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/SGN]   - Что-то вроде Стокгольмского синдрома? – немного заинтересованно переспросила Даниэлла, но суть она уже уловила и так. Мисс О’Горман явно не желала сотрудничать с полицией и не хотела по каким-то своим странным соображениям заявлять на мужа, иначе бы доктор Келли оставила её в больнице до приезда стражей порядка. Так что Айрис перестраховалась, увидев подозрительные травмы на теле пациентки, а МакКормик теперь это дело расхлебывать. Констебль вздохнула, предчувствуя бесполезный выезд к О’Горманам завтра с утреца. Интересно, кстати, почему доктор Келли держится так подчеркнуто отстраненно?
   - Вот, подпишите, - Дана протянула женщине лист бумаги, на котором начисто переписала её показания. Сухо, официально и четко. Уладив формальности, констебль попрощалась и откланялась.
***
   Утро добрым не бывает. МакКормик хотелось спать, с головой укрывшись одеялом. Вместо этого она выбралась из уютной постели, сделала себе яичницу на завтрак, оделась и поехала за напарником.
   - Привет, это тебе от мамы, - мужчина торопливо сунул в руки Даниэлле какой-то пирог и только после этого захлопнул за собой дверцу и начал пристегиваться. Девушка помахала рукой наблюдавшей за ними с крыльца женщине, выжала педаль газа и плавно тронулась с места. Пирог она успела убрать куда-то в перерыве.
   - Ты чего такая недовольная с утра? – поинтересовался Барри, развалившись на сиденье, как разомлевший котяра.
   - Мы с тобой сейчас едем к О’Горманам, - осведомила напарника МакКормик. – Вчера мистер О’Горман был так неласков со своей супругой, что ей пришлось обратиться в больницу. И оттуда на эту парочку доложили, выполняя гражданский долг.
   Барри тяжело вздохнул, осознавая тяжесть их положения. Но хотя бы формально отработать заявку придется, так что спустя четверть часа оба констебля уже стояли возле дверей дома О’Горманов. Даниэлла постучала в дверь.

Отредактировано Joanna McAlister (2017-07-05 11:59:10)

+2

8

Спустя минуту в дверях показалась миссис О'Горман с серыми от обильной седины волосами, и лет на двадцать пять старше самой Бетти. Подозрительным прищуром с ног до головы она оглядела людей в форме, процедила сухое приветствие и, не дожидаясь ответа, декламировала, что Гэри в ночь ушел в плавание и будет не раньше, чем через четыре дня. Но узнав, к кому на самом деле пожаловали стражи порядка, изменилась в лице. Брови поползли вверх от удивления, а в голосе послышались елейные нотки.
- Элизабет, к тебе гости! - кинула она через плечо и посторонилась, приглашая парочку в дом.

Весь день после возвращения из больницы Бетти ждала чего-то нехорошего. И какой черт вообще дернул ее туда заявиться? На глаза Лоркану она не попадалась, иначе он отправил бы ее уже не в больницу, а на кладбище. В аптеку она все же заскочила, приобретя медикаментов на свое усмотрение, и к моменту отплытия О'Горман имел все необходимое, чтобы не отдать концы от простуды в суровых северных водах. А с мужем Лиз попрощалась ментально, помахав из окошка второго этажа, на всякий случай. А то мало ли, заметит, вздумает вернуться.
К трём часам ночи Бетти заметно отпустило, а утром настроение было просто прекрасное, на сколько это может быть возможно в случае миссис О'Горман. Спина напоминала о себе разве что при резких движениях или непосредственном воздействии на синяки, которые уже успели сменить свой окрас с насыщенного синего на лиловый. Через пару дней будет вообще красота. Когда блюстители порядка пересекали подъездную дорожку к дому О'Горманов, Лиз только начала вымешивать тесто для пирога, мурлыча под нос "Highway to heaven" не стареющих Led Zeppelin, потому не отреагировала на стук. В замешивании теста было что-то успокаивающее, этот незамысловатый процесс дарил истинное умиротворение. Одним словом, все начиналось так хорошо. Тем не менее, плохое предчувствие редко подводило Бет.

Мало того старшей О'Горман пришлось поменять намеченный маршрут в дамскую комнату, чтобы открыть дверь, так еще и дважды позвать невестку, по чью душу пожаловали гости дорогие. Старая кляча не упускала возможности насолить невестке, хоть и прекрасно понимала, что никто кроме Бетти не станет с ней нянчиться. У миссис О'Горман был туз в рукаве - ее сын, и пока Бетти живет в их доме, она, пусть огрызаясь, а все же будет ходить на задних лапках, выполняя любые команды.

Вытирая перепачканные руки о веселенький цветастый фартук, Элизабет выглянула из кухни. Улыбка из мечтательной и искренней превратилась в фальшивую, однако заметить такое мимолетное изменение могла разве что мать Гэри. Какого черта здесь понадобилось этим двоим? В сотый раз сбежала какая-нибудь драная кошка библиотекарши Паркс, и след привел констеблей к дому О'Горманов? Бет хватило такта не озвучивать эту версию. Кроме того, конечно же, это было не так. Перед мысленным взором Лиз возникла наглая ухмылка Айрис Келли.
- Доброе утро, мисс МакКормик, мистер... - имя мужчины выпало из памяти, но Элизабет компенсировала неловкость учтивым кивком, - что-то случилось? Я могу помочь?
За последние несколько дней в городе произошло столько событий, сколько и за десять лет не случалось. И все же Бетти знала, по какому поводу пожаловали фараоны. Лиз отчаянно не хватало теста.
- Пойдемте на кухню, - пригласила она.

Отредактировано Elizabeth O'Gorman (2017-07-12 22:37:15)

+2

9

[NIC]Daniella McCormick[/NIC][STA]Закон&Порядок[/STA][AVA]http://savepic.net/9368924.jpg[/AVA][SGN]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/SGN]  [info]25 лет, констебль[/info]
   Прождав что-то около минуты на крыльце, Даниэлла подняла руку, чтобы постучаться ещё раз. И именно этот момент выбрала миссис О’Горман, дабы открыть дверь и застать девушку с занесенным кулаком. Констебль поспешно опустила руку и неловко спрятала её за спину, смутившись под пристальным рентгеновским взглядом пожилой леди. Она была явно не рада гостям. МакКормик не удивилась бы, попытайся милая старушка сразу после произнесенной на одном дыхании без знаков препинания фразы, смысл которой сводился к сухому «Здравствуйте, Гэри ушел в плавание, так что зайдите через четыре дня. И до свидания, выпроводить стражей порядка. Даже инстинктивно поставила ногу на порог, чтобы помешать миссис О’Горман захлопнуть дверь у себя перед носом.
   - Добрый день, миссис О’Горман, - завел разговор Барри. К нему она почему-то отнеслась благосклоннее, даже скупо заулыбались. – Простите, если потревожили. Но мы вообще-то к Элизабет, вашей невестке. Вы не могли бы позвать её?
   На лицах обоих констеблей застыло дежурно-вежливое выражение. И вот миссис О’Горман-старшей сдержать эмоций не удалось: брови её удивленно дернулись вверх, а голос с суховато-официального вдруг стал медовым. Но абсолютно неаппетитным.
   Барри вошел в дом первым, МакКормик пристроилась за спиной напарника, предпочтя не отсвечивать пока, раз уж миссис О’Горман отчего-то благоволит её спутнику куда больше, чем самой Дане. Элизабет откликнулась не сразу, пожилой леди пришлось окликнуть её дважды, и во второй раз в чуть дребезжащем старческом голосе девушке послышались недовольные нотки. В голове мелькнула почти паническая мысль, что Бетти вчера досталось настолько сильно, что она сегодня и встать не может. Даниэлла переглянулась с Барри, пытаясь понять, стоит ли взять поиски миссис О’Горман-младшей в свои руки или ещё подождать. К счастью, Элизабет избавила констеблей от необходимости принимать решение, появившись на пороге. Цветастый фартук, перепачканный, кажется, мукой, застывшая на лице улыбочка, показавшаяся Дане неуловимо фальшивой. Но подозрения, как говорится, к делу не пришьешь, да и скорее всего это был плод воображения, с тщательностью лучшего детектива искавшего в облике Бетти последствия вчерашних побоев. Чисто по-женски МакКормик эту женщину было даже в чем-то жаль.
   - Фрост, - машинально отозвался напарник, когда миссис О’Горман-младшая не вспомнила его фамилии. Матушка почтенного Гэри продолжала крутиться рядом, явно не желая уходить и оставлять стражей порядка наедине с предполагаемой жертвой домашнего насилия. И Даниэлла прекрасно понимала, почему. Потому что Бетти может сболтнуть лишнего, а попадет в переплет из-за этого сын старшей О’Горман. – Ничего серьезного, но у нас есть к вам небольшой разговор. Где мы могли бы побеседовать, чтобы никому не мешать? – расплывчато охарактеризовал ситуацию Барри, сделав едва уловимый акцент на окончании фразы. Лишние уши вспыхнули негодованием, о чем старались не подать виду. МакКормик, согласная с каждым словом напарника, кивнула, подтверждая его слова, и закрыла дверь, когда они оказались на кухне. Это не мешало миссис О’Горман-старшей приложить к ней ухо и всё равно узнать, что понадобилось стражам правопорядка в её доме и от её невестке. Но хотя бы иллюзию уединенности они соблюли.
   В кухне Барри как-то то ли растерянно, то ли беспомощно взглянул на напарницу. Больными глазами побитого щенка, который явно не знал, с чего начать. Что-то мешало ему спросить Элизабет о побоях в лоб, да и вообще чувствовал он себя просто ужасающе неловко. Поэтому Даниэлле пришлось перехватить инициативу.
   - Миссис О’Горман, скажите, Вы вчера обращались в больницу? – вопрос был глупым и практически риторическим. Более того, МакКормик рисковала загнать им себя в угол, если Бетти начнет отпираться от визита в храм здоровья. Но ничего умнее в голову не приходило, а повисшая в кухне тишина уже начинала действовать на нервы, как капающая вода.

+1

10

Кухонная дверь закрылась, щелкнув язычком замка. Возле окна курлыкал холодильник, издавая звуки, похожие на предсмертный хрип подавившегося горстью зерна голубя. Бетти отчетливо слышала каждый скрип и шорох, словно стены превратились в один большой динамик, призванный нагнетать и без того напряженную ситуацию. Бет думала. Наученная вчерашним горьким опытом, она понимала, что любое неверное слово будет дорогого стоить. Она стала лисой, рвущей когти от пары хорошо натасканных гончих. И эти гончие дышали ей в спину. Но она будет отвечать осторожно, и как только почувствует хотя бы призрачную опасность, замолчит. Никто не заставит ее говорить. Свидетельствовать против Гэри - никогда.
- Присаживайтесь, пожалуйста, - холодно, но вместе с тем учтиво предложила Лиз, явно имея в виду пару деревянных стульев с высокой спинкой, а не табурет, на котором стояла глубокая миска, до краёв наполненная темно-алым вишневым повидлом.
Помимо видавшего виды разговорчивого холодильника в кухне стояла плита и духовая печь, горящая своим ярким оранжевым нутром. Чтобы ее разогреть, требовалось добрых полчаса, потому Бетти включила ее еще до того, как начала замешивать тесто. Сейчас это оказалось хорошим предлогом, чтобы вернуться к этому успокаивающему занятию, легко заменявшему миссис О'Горман добрую пригоршню релаксантов. Она стояла спиной к своим непрошенным гостям, а ее пальцы утопали в податливом замесе, как пальцы скульптора, по-настоящему ценившего свое дело, в глине.
- Да, вчера я была на приеме у доктора Келли, - ровным тоном наконец начала Бетти, - но, боюсь, вы впустую потратили время, приехав сюда.
Отпираться и строить совсем уж полную дурочку не было никакого смысла. Ее имя стояло в книге регистрации, а камеры видеонаблюдения наверняка запечатлели номера, да и сам «шевроле" Лоркана с горе водителем в придачу. Поэтому тему того, как она добралась до больницы, Бет не хотела поднимать от слова совсем. Посчитав, что гостеприимство – залог успеха, Бетти на время отложила готовку.
- Кофе? Чай? – заполнила паузу Элизабет и впервые за все время пребывания на кухне удостоила констеблей взгляда. Не дожидаясь ответа, она щелкнула кнопкой электрического чайника и достала турку с длинной ручкой, которая стояла на полке аккурат у Бетти над головой. Захлопали дверцы кухонного гарнитура, зашелестели пакеты и зазвенели стеклянные баночки. Неотвратимо подходило время второй чашки кофе. Отказ от оной грозил затяжной головной болью, которой и так хватало в последние несколько дней. А свекровь жить не могла без своего ромашкового чая и, Бетти знала, та уже ждала, когда его принесут.
Под громкое шипение закипавшего чайника, Лиз возобновила свои манипуляции с тестом. Она взялась за большой нож с широким лезвием. Металл бликовал, отражая лучи пробивавшегося из-за туч утреннего солнца, от чего  по всей кухне конвульсивно запрыгали солнечные зайчики. Один большой ком теста разделился на два одинаковых, но поменьше. Первый был отложен в сторону, а второму предстояло встретиться со скалкой.

+1

11

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Кухонная дверь за спинами констеблей закрылась. МакКормик прислонилась спиной к стене неподалеку от входа, внимательно рассматривая Бетти О’Горман. Она не рассчитывала ни на то, что будет легко, ни тем более на то, что эта женщина даст в итоге им хотя бы намек на показания против своего драчливого муженька. Больше всего Дане хотелось понять, что творится в этой белокурой головке? Чем она руководствуется, годами живя рядом с тираном, вполне регулярно чешущим об нее кулаки, но даже не пытаясь найти какой-то выход? Не нравится ли ей в конечном итоге этот странный союз человека, которому нужен тот, кем он мог бы помыкать, и того, кому необходима эта самая властная ударяющая рука? Они были слишком разными, живая, словно ртуть, и прямолинейная, как летящий в башку кирпич, МакКормик и О’Горман, привыкшая лгать, изворачиваться и приспосабливаться. Но тем не менее, Дане хотелось, искренне хотелось понять.
   - Спасибо, я лучше постою, - почти синхронно и до странного одинаково отозвались оба констебля, словно две заведенных механических куклы. Барри, очевидно, чувствовал себя не в своей тарелке, а гиперактивной Даниэлле попросту не усиделось бы на месте. Думая или разговаривая, она предпочитала расхаживать по комнате, меряя шагами пол. Вот и сейчас девушка прошла чуть вперед, остановившись рядом с напарником. Бетти, очевидно, не желала говорить с констеблями, потому что, стоило ей оказаться в кухне, как женщина тут же вернулась к тому занятию, от которого её оторвали – замешиванию теста. В этом МакКормик её немного понимала – ей тоже нравилось мусолить руками и разминать податливую упругую массу, забавно липнущую к коже, когда требовалось успокоить нервы. А миссис О’Горман определенно волновалась, имея все основания для беспокойства. Её ответ, в принципе, был обтекаем – она не подтверждала, но и не опровергала, зная, что глупо отрицать очевидное: слишком много свидетелей было ее появлению в больнице.
   - Тогда Вы знаете, почему мы здесь, - констатировала не менее прозрачный факт Даниэлла. – Может, расскажете нам, миссис О’Горман, как вы получили те травмы, которые указаны в отчете доктора?
   На несколько минут в кухне повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь полузадушенным ворчанием работающего холодильника да капающей из крана водой. Реакция Бетти на вопрос вызвала у констеблей недоуменные взгляды: женщина неожиданно предложила им чаю или кофе, а потом, не дожидаясь, каков будет их положительный ответ, начала их готовить. Налицо была попытка спрятаться от неудобного разговора, несколько наивная, но все же… О’Горман либо отвлекала внимание, либо выигрывала время на раздумья. Если последнее, то у нее вполне получилось, потому что на пару минут констебли определенно подвисли.
   - Миссис О’Горман, - напомнила о себе МакКормик, опомнившись. – Мы только недавно позавтракали с напарником, так что давайте все-таки вернемся к теме нашего разговора. Я задала вам вопрос и хотела бы получить ответ на него, - мягко, но настойчиво попросила девушка. За крайнюю прямолинейность Дана заслужила укоризненный взгляд от напарника, но ей было как-то все равно. Она хотела поскорее закончить и выместись из этого дома, и от Бетти, которая вдруг показалась ей почти безумной. МакКормик даже заметно передернуло, когда женщина схватилась за широкий такой тесак.
[nick]Daniella McCormick[/nick][status]Закон&Порядок[/status][icon]http://savepic.net/9368924.jpg[/icon][sign]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/sign][info]<br><hr>25 лет, констебль<hr>[/info]

+1

12

О да, Элизабет прекрасно знала, почему на ее кухне помимо нее самой ошивались двое посторонних, отнюдь не желанных гостя. По привычке, которая тянулась корнями в самое детство, она развернулась на каблуках домашних туфель на сто восемьдесят градусов и бросила многозначительный взгляд на Даниэллу, а потом на духовку и вновь на констебля. В правой руке она по-прежнему крепко сжимала нож. И чего им всем неймется? Почему никто не хочет просто оставить ее в покое? Всем, черт возьми, всем в этом долбаном городе есть до нее дело. Всем, кроме Гэри. Пальцы едва заметно сжали рукоятку ножа, а потом расслабились. Женщина отложила его в сторону, с удивлением, но не без удовлетворения отмечая реакцию Даны.
Бетти устало посмотрела на мужчину напротив, словно ища у того хоть мельчайшую толику понимания. Но напарник этой малолетней выскочки походил на только-только отпочковавшуюся от МакКормик пресноводную гидру, не имевшую своего мнения, права голоса и вообще мозгов. Лиз страшно бесили такие мужики. Поддерживать благодушную улыбку стало особенно проблематично. Но Бет держалась.
- Вы занимаетесь своим делом, а я –  своим. И мое, – она сделала ударение на местоимении, - как видите, горит. Не хотелось бы, чтобы пожарные шланги помяли цветы. Прошу меня извинить. – Миссис О’Горман наклонилась к духовке и приоткрыла дверцу, выпуская наружу пар и не самый приятный запах накалившегося до нужной кондиции печного нутра. Оконные стекла начали запотевать. Щелкнул чайник, распираемый бульканьем кипящей воды, и Бетти пожалела, что у нее всего две руки. Лицо ее блестело от влаги. Это ничего не значит, просто много конденсата. Бет твердо решила, что не станет отвечать, пока ее на столько все бесит. Внутри клокотало как в жерле вулкана, но внешних проявлений, а следовательно и доказательств тому не было.
- Мистер Фрост, мисс МакКормик, буду с вами откровенна. Вы выбрали не самое подходящее время для визита. На вашем месте я бы все же присела. – В голосе Элизабет слышались победные нотки. - Если вы хотите получить развернутые ответы на свои вопросы, конечно, – на столе материализовались четыре чашки, все еще булькающий чайник и коробочка ромашкового чая, – если нет, то не смею вас задерживать. Я уверена, за стенами этого дома вы найдете очень много самых разных мнений обо мне и моей семейной жизни.
Легким движением руки Бетти сняла с плиты турку, во время заметив пышную шапку кофейной пены, которая так и норовила покинуть тесные стенки ковшика. Теперь к прочим запахам примешивался аромат кофе, имевший почти такое же терапевтическое действие, как вымешивание теста. Турка также оказалась на столе, организуя тем самым упомянутую ранее свободу выбора.
Какое бы решение не приняла эта парочка, при любом раскладе Бет оставалась в выигрыше. Она снова занялась тестом, методично раскатывая податливую массу, формируя основу под пирог, и отвлеклась только за тем, чтобы отнести миссис О'Горман ее долгожданный чай.

+1

13

[indent] Миссис О’Горман злилась. Но как ни парадоксально, но злость её была направлена не на поколачивающего её муженька, а на констеблей, чисто теоретически явившихся в её семейное гнездо из хороших побуждений. Но благими намерениями, как известно, вымощена вместо тротуарной плитки дорога в ад. Дана не могла не напрягаться, пока Бетти сжимала в обманчиво хрупеньких пальцах здоровый такой тесак. По меркам этой девчонки, бившей в глаз и за словесные оскорбления, душа миссис О’Горман была даже не потемками, а буреломом. Она её совершенно не понимала, и оттого опасалась какого-нибудь неадекватного фокуса. Барри, судя по сочувственному выражению лица, которое он пытался, но никак не мог спрятать, жалел Элизабет. Но не более того. Он тоже не понимал, будучи выращенным отцом, накрепко вбившим в его голову, что девчонки – неприкосновенны, за исключением редких критических ситуаций. Даже такие, как его, Фореста, напарница, иногда сама откровенно напрашивавшаяся на взбучку.
[indent] Из духовки донесся легкий аромат теста, уже успевшего зарумяниться и начавшего пригорать по краям. Миссис О’Горман переключила свое внимание с констеблей на выпечку и начавший булькать и исходить паром чайник. Внешне она оставалась всё той же безмятежной и спокойной женщиной, которая встретила МакКормик с напарником, но что-то Дане подсказывало, что это – всего лишь маска. Она упорно пыталась поставить себя на место Элизабет, и по всему выходило, что внутри всё должно кипеть и бурлить похлеще этого самого чайника. Но можно ли играть настолько правдоподобно спокойствие, которого на самом деле нет? МакКормик следила за каждым движением миссис О’Горман, каждым жестом, пытаясь уловить то, чего не замечала и что могло бы пролить свет на то, что творится за ширмой благодушия.
[indent] Констебли молча дождались, пока Элизабет разберется со своими начавшими пригорать домашними делами. Попытка Бетти диктовать свои условия бесила, но одновременно вызывала в душе Даниэллы что-то похожее на уважение. Мелочное торжество, победные нотки, скользнувшие в голосе женщины, вызвали на губах МакКормик мягкую, почти снисходительную усмешку. Она могла торжествовать сейчас, имя крохотный и хлипкий, но рычажок для давления, однако Дана знала, что в остальное время миссис О’Горман вынуждена гнуть спину и быть послушной.
[indent] - Мы все же подождем, пока вы справитесь с делами и сможете рассказать нам травмах, с которыми явились в больницу, - сказала Даниээла, быстро переглянувшись с напарником. – Как бы нам не хотелось оставить вас заниматься тестом, но вызов в больницу прошел официально и нам с констеблем Фростом еще предстоит написать отчет о нем, - МакКормик упрямо сжала губы, но все же присела рядом с Барри, давшим отдых ногам первым. – Мы только что позавтракали перед сменой, так что, пожалуй, от кофе и чая я буду вынуждена отказаться. Сомневаюсь, что в меня влезет ещё хотя бы глоточек.
[indent] - А я, пожалуй, выпил бы чашечку ромашкового чая, - вставил Форест, сглаживая так и искрящее противостояние между своей напарницей и миссис О’Горман. Эти две дамы были такими же разными, как вздымающееся до небес пламя и ледяная водами с плавающими в ней льдинками. И основной своей задачей Барри считал не дать им схлестнуться.
[nick]Daniella McCormick[/nick][status]Закон&Порядок[/status][icon]http://savepic.net/9871072.jpg[/icon][sign]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/sign][info]<br><hr>25 лет, констебль<hr>[/info]

+1

14

- Наливайте, не стесняйтесь, - бросила Элизабет через плечо, подхватывая с табурета миску с вареньем. – Там есть имбирное печенье, оно могло уже подсохнуть, но должно быть еще вполне съедобным, - уточнила она, в голосе слышалось радушие гостеприимной хозяйки.
Наконец у Бетти появилась возможность отгородиться от внешнего мира, с его полицейскими, их дурацкими вопросами и хорошенько подумать. Это самое "подумать" не давало в полной мере насладиться процессом, который в иных обстоятельствах имел медитативный характер, однако другого выхода не было. В считанные минуты Элизабет превратила два бесформенных куска теста в пирог, который в скором времени должен был подрумянился и источать сладкий запах выпечки, и отправила его в духовку. Перепачканные пальцы, на этот раз в вишнёвом варенье, миссис О'Горман поочередно отправила в рот. Инфантильности ей было не занимать. Грязная посуда была сгружена в раковину, а руки тщательно вымыты, но одно дело еще осталось незавершенным. Незваные гости терпеливо ждали.
А подумать стоило основательно. Насколько хорошо Бетти удавалось менять маски в зависимости от ситуации, настолько из рук вон плохо она умела врать. Широкая лучезарная улыбка - это одно, а удобоваримая лапша на ушах, которую хотя бы отчасти можно было охарактеризовать, как имевшую место быть историю, а не бред сумасшедшего – это совсем другое. Все дело в практике. Отец всегда распознавал не то что ложь, даже малейший намек на увиливание, тогда как претворяться счастливой в его присутствии не приходилось. Зато приходилось за пределами отчего дома, в чем Бетти и преуспела. Вот и получалось, что сыграть эмоцию не составляло труда, а рот лучше было держать на замке.
Лиз вытерла руки о фартук и прошла к окну. На подоконнике, помимо маленького телевизора с выпуклым экраном, который любила смотреть О’Горман старшая, всякой всячины вроде вязания, журналов и прочего барахла, стояла чистая пепельница и давно початая пачка сигарет. Обычно, чтобы покурить, Бетти выходила на улицу, на худой конец открывала окно, но не в этот раз. Старая грымза и пикнуть не посмеет, ведь от Бетти сейчас зависело благополучие ее сыночка.
- Вы записываете, мисс МакКормик? – не глядя на констебля, напомнила Элизабет и запалила сигарету. – Хорошо, потому что повторять дважды мне бы не хотелось.
Бетти опустилась на табурет, на котором прежде стояла миска с вареньем. Она поставила пепельницу перед собой и оставила пачку на столе, тем самым сделав констеблям негласное предложение угоститься.
- Как доктор Келли описала характер травм? – Бетти посмотрела на Фроста. В этой парочке он был слабым звеном, на него и следовало играть. Не дожидаясь ответа, она продолжила, - дело в том, что некоторые люди по природе своей впечатлительны и склонны к преувеличению, разве я не права, мистер Фрост? По этой причине у них хорошо развита фантазия. Я конечно не психолог, но могу предположить, что доктор Келли представила себе неверную картину действительности.
О, нет, Айрис Келли не была ни впечатлительной, ни склонной к преувеличению. Она была паршивой дрянью, которая совала свой длинный, не в меру любопытный нос в чужие дела. Бетти глубоко затянулась и чуть запрокинула голову назад, выпуская дым. Спасибо тому, кто обнаружил чудесные, животворящие свойства табака. Теперь ей предстояло изложить свою картину действительности, как бы абсурдно она ни звучала.
- Как бы там ни было, на самом деле все предельно прозаично. Думаю, вы согласитесь, что спорт - довольно травмоопасный вид деятельности. Даже такая безобидная вещь, как массажер для спины, способна оставить травму…травмы. Кроме того, увы и ах! у меня светлая кожа, на которой остаются следы даже от малейшего прикосновения, – вещала Лиз, глядя то на вазочку с печеньем, то на тлеющий кончик сигареты, то на констебля Фроста. На МакКормик она не смотрела.
- А это, - Бетти опустила указательный палец на пластырь у себя на лбу, - бытовая травма. Вы, безусловно можете предъявить обвинения дверной ручке и телефону, которые, несомненно, были в сговоре против меня, - заключила Лиз, давя окурок в пепельнице.

0

15

[indent] - Спасибо, - Барри, словно в знак мирных намерений, первым потянулся к ароматному кофе и вазочке с имбирным печеньем. Налив себе напитка и выцепив печеньку, он неодобрительно посмотрел на напарницу, так и оставшуюся подпирать спиной стенку. По его мнению, она излучала собой столько негатива, что даже ни в чем не повинный человек должен был бы напрячься и мысленно начать перебирать все свои прегрешения. В небольшой войне взглядов, развернувшейся за спиной миссис О’Горман, неожиданно выиграл констебль Форест. Проигравшая сторона в лице констебля МакКормик недовольно вздохнула, но отлепилась от стены и забрала из рук напарника имбирное печенье, которое он ей протянул.
[indent] Пока Бетти превращала бесформенный ком теста в весьма симпатичный пирог с вареньем, отправляла его в духовку и сгружала в раковину запачканную посуду, Барри успел выпить половину кружки кофе и сгрызть пару-тройку печений. Даниэлла всё это время мусолила одну единственную, кажется, откусывая от нее по крошке за раз. Надо сказать, что имбирное печенье миссис О’Горман очень даже удалось – даже немного подсохшим оно оказалось замечательным на вкус. Но МакКормик то ли из-за дурного настроения, то ли из-за недавнего завтрака кусок не лез в горло.
[indent] - Очень вкусно, - дружелюбно и миролюбиво заметил Барри, подумывая, не взять ли ему еще одну печеньку. Он был изрядным сладкоежкой и большим любителем выпечки, что вкупе с его традиционной ролью миротворца при вспыльчивой и резкой напарнице было в сложившейся ситуации весьма неплохим фактором сглаживания накалившейся обстановки.
[indent] - Естественно, - согласно качнула головой Даниэлла. – Официальный вызов, выезд и прочая подразумевают тонны сопутствующих бумажек, на парочке из которых должна быть и ваша подпись, миссис О’Горман. Так что лучше записать всё сразу, чтобы больше не отрывать вас от домашних дел ещё одним визитом за парой закорючек на бланках, - последняя фраза прозвучала двусмысленно. Словно намек на то, что за тестом, пирогом, чаем и прочими обязанностями хозяйки Бетти пряталась от неприятного и неудобного ей разговора с представителя правопорядка. Барри едва заметно покачал головой и метнул на напарницу осуждающий взгляд, но промолчал. Девушка села на стул и положила себе на колени планшет с листом бумаги.
[indent] МакКормик была склонна зауважать эту женщину за то, что та инстинктивно попыталась выбрать в их паре самое слабое звено, на которое и попыталась играть в надежде на успех. Но проблема Бетти была в том, что при всей своей мягкой неконфликтности, заставлявшей Барри избегать ссор, споров и прочих выяснений отношений, дураком он не был. И несмотря на шуточки вроде «Эй, Форест, напарница твои яйца в бардачок убрала?» он имел свое мнение и умел оставаться при нем.
[indent] - Мне кажется, - осторожно, в своей привычной мягкой манере, но все же достаточно твердо заметил мужчина, бросив на Даниэллу предупреждающий взгляд, пока она не выдала какую-нибудь ехидную колкость. – Речь сейчас идет не о том, как описали Ваши повреждения принявшие вас медики, а о том, как вы их получили.
[indent] Мысленно МакКормик напарнику даже немного поапплодировала. Его умением тактично и мягко напомнить о сути вопроса или одернуть, она восхищалась. Даже несмотря на то, что подобные ненавязчивые формулировки далеко не все и не всегда принимали к сведению. Некоторым требовалось что-то яркое и эмоциональное, как выпады Даны. Девушка черканула несколько пометок в своем блокноте, кое-что перенесла на лист, после чего новь подняла глаза на миссис О’Горман.
[indent] - Что же у вас за тренажер для спины такой? – восхитилась МакКормик, заметив, что Бетти слишком уж старательно избегает её взгляда. Травмоопасных тренажеров для спины, способных оставить те следы, которые зафиксировали в больнице, она в жизни не видела. Барри, судя по его реакции, тоже не очень верил в тренажеры для спины, которые могли в процессе эксплуатации иссечь кожу.
[indent] - Это скорее вам нужно предъявлять обвинения в неосторожности, - усмехнулась Даниэлла. С пластырем было не поспорить, хоть и все присутствующие знали, что ни дверная ручка, ни телефон, ни любой другой предмет мебели в этом доме не были виноваты.
[nick]Daniella McCormick[/nick][status]Закон&Порядок[/status][icon]http://savepic.net/9871072.jpg[/icon][sign]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/sign][info]<br><hr>25 лет, констебль<hr>[/info]

+2

16

- Каюсь, - Бетти вскинула руки вверх. Этот шуточный жест должен был показать, что она целиком и полностью признает свою вину. - Вы правы, мне стоит быть аккуратнее, - а потом добавила уже без мягкости и смешинки в голосе, - и только.
Ее фантастическая версия о тренажёре не убедила даже Фореста, уплетавшего печенье за обе щеки. Это даже умиляло. Но что уж точно не могло умилить, так это выпад этого подкоблучника, который на поверку оказался не таким уж и слюнтяем. Что ж, О'Горман особо-то и не рассчитывала на безоговорочную веру в откровенный бред, который невозможно было принять за чистую монету. Однако удивило женщину другое, а именно насколько, по ее мнению, однобоко констебли рассматривали ситуацию, ведь она сделала акцент на своей особенности, которая была ничуть не выдуманной.
- Если вы не верите мне, за дверью есть ещё один свидетель. Миссис О'Горман сообщит свою версию, - она едва не добавила "с радостью", - которая ничем не будет отличаться от той, что была озвучена мною, - по ребристому полупразрачному стеклу двери скользнула тень. Старая ведьма неустанно бдила, и это было только на руку Лиз. Им ничего не вытянуть из Надин. Когда речь заходила о ее сыне, она становилась ещё более непробивной, чем Бетти.
Двадцать лет в браке с Лорканом. Двадцать! И именно сейчас у нее возникли проблемы. Да, проблемы - эти две, что маячали напротив - были не у Гэри, а именно у Элизабет. В первые пять лет брака ей доставалось и похлеще, и никто особо не переживал по этому поводу. Так какого хрена? Когда это началось? Почему? У них с Гэри не было детей, за хрупкую психику которых можно было беспокоиться. Бетти встала и вернула пепельницу и сигареты на место. Взгляд ее задержался на яблоне за окном, и на мгновение в нем мелькнуло настоящее море неподдельной горечи и неудовлетворённости собой. Впрочем, этого нельзя было заметить, не обладая каким-нибудь рентгеновским зрением, ведь Лиз вновь стояла спиной к гостям. Ее так и подмывало поинтересоваться, как так получилось, что они оказались у нее дома, а не, к примеру, у алкоголички Лоуренс, чья дочь, ослепшая по вине мамаши, провалилась с каким-то шпингалетом в колодец. По слухам, эту черномазую шлюху до сих пор не лишили родительских прав. И детей нашли отнюдь не полицаи. Бет было плевать, по большому счету, но покоя не давало непонимание и это огромное "почему". Вместо того, чтобы задавать вопросы, Бетти вернулась за стол, прихватив с холодильника шариковую ручку, и, вымученно воззрилась на констебля МакКормик.
- Я дала показания. И готова подписаться под каждым словом. У меня нет никаких претензий к мужу, могу дать письменное подтверждение или как это у вас называется. Разве этого недостаточно?
Почему? Нет, Элизабет знала, когда и почему все это началось.

+1

17

[indent] – Так миссис О’Горман, - поняв, что это имя ничего не определяет, обе присутствующие в доме женщины носили его, Барри уточнил. – Миссис Надин О’Горман была в это время дома? – зацепка была слабой, парень практически не сомневался, что мать будет до последнего защищать своего сына. Ровно, как и его жена, которой всё происходящее в этом доме, кажется, доставляло какое-то извращенное удовольствие. Умом Форест понимал, что как бы ни были гадко на душе от осознания собственного бессилия в данной ситуации, но констеблям придется отступить. Заявлять на супруга миссис О’Горман не станет, а без её показаний можно и не мечтать о большем, чем такой вот профилактический заезд больше с целью подействовать на нервы, чем реально что-то сделать. Случаев, когда полиции приходилось признавать невозможность что-либо изменить, было превеликое множество, увы. Барри так и не научился бороться с оседающим в душе после таких выездов гадливым чувством. Ещё паршивее, как он подозревал, приходилось куда более эмоциональной МакКормик. Эта вообще всё принимала близко к сердцу. Констебль послал напарнице взгляд, намекающий, что пора бы прикрывать этот цирк с конями.
[indent] – Вполне, - по возможности спокойно сказала Даниэлла, разворачивая планшет в сторону Бетти. Она и сама понимала, что несмотря на полыхающее в груди раздражение, от которого хотелось кричать, ругаться и пинать мебель, придется отступить. – Внимательно прочитайте то, что я записала с Ваших слов, а затем подпишите здесь и здесь, - МакКормик живенько черканула две «птички» на тех местах, где должна появиться подпись миссис О’Горман. Та, как показалось Дане, даже не особенно утруждалась прочтением – только пробежала испещренный мелким и витиеватым почерком констебля лист и подмахнула, где показали. Лишь бы поскорее избавиться от неприятных гостей, отравляющих день своим присутствием.
[indent] – До свидания, миссис О’Горман, - практически синхронно попрощались оба констебля. Перед уходом они ещё немного поговорили с Надин, но скорее для всё той же галочки в отчете. За пределами этого дома и Даниэлле, и Барри показалось, что стало как-то легче дышать. Захотелось расправить плечи и улыбнуться солнечному дню. Лично Форест так и сделал, игнорируя злобно пинавшую подвернувшийся под ногу камешек напарницу.
[indent] – Да ладно тебе, - Барри легонько ткнул МакКормик в плечо кулаком. – У каждого своё счастье, Дэнни. Поехали сделаем вид, что задержались здесь надолго и купим пончиков? Или круассанов, - констебль знал, что использовал добрую половину известных ему способов улучшить настроение напарницы.
[indent] - Ты так совсем раздобреешь и перестанешь помещаться в машину, - проворчала МакКормик, но её личико стало чуть менее смурным. Вот же хитрец!
[indent] Патрульная машина, тихонько заурчав мотором, тронулась с места и пошуршала в направлении кондитерской. Это не совсем складное утро нужно было заесть чем-то вкусненьким.
[nick]Daniella McCormick[/nick][status]Закон&Порядок[/status][icon]http://savepic.net/9871072.jpg[/icon][sign]Все, что вы скажете, может быть использовано против вас.[/sign][info]<br><hr>25 лет, констебль<hr>[/info]

+1

18

Кажется, Бетти так и сказала, зачем было повторять. Должно быть, у констеблей была такая фишка, в частности у этого сладкоежки. Интересно, обучение в полицейской академии - или откуда вылупляются эти ребята - подразумевает обязательную раздачу устоявшихся штампов каждому выпускнику или эта парочка является эталонным исключением? Элизабет мысленно усмехнулась, однако ничего не ответила. Она уже давно смекнула, что, чем меньше она говорит, тем у нее больше шансов поскорее избавиться от нежеланных гостей. Тем не менее, каким сильным ни было желание Бетти выпроводить полицию вон, она не упустила ни единого слова, накарябанного Даниэлой. И пусть после прочтения могло остаться ощущение, что свидетельские показания были даны кем-то, кто закинулся парочкой забористых таких таблеток, Лиз все устроило.
Напоследок еще разок скрестившись взглядами с МакКормик, она быстро шлепнула подпись поверх галочек и вернула планшет владелице. Это действие принесло настоящее облегчение, сравнимое со задачей выпускного квалификационного экзамена. Бетти встала пожелала счастливого пути, как героиня какого-нибудь романа из позапрошлого века, а неизменная улыбка проводила констеблей за пределы ее обители, где за дверью по-прежнему паслась старшая О'Горман.
- Уже уходите? - как будто между делом полюбопытствовать она. Все ответы на все возможные вопросы были заготовлены заранее, благо у нее было на то время. В силу возраста и однообразия в жизни, чем в той или иной степени страдала вся женская половина, живущая в этом доме, Надин испытывала потребность в общении любого рода. И ее сложно за это винить, но Бетти это вполне удавалось.
Она еще какое-то время слышала скрипучий до тошноты осточертевший голос свекрови. В какой-то момент Лиз показалось, что вот сейчас тупая грымза ляпнет что-то такое, за что легавые уцепятся, как пираньи в кусок мяса, но все обошлось. Победа. Ее заведомо сладкий вкус внезапно горчил. Да, Бетти не сдалась, не подвела Гэри, и в то же время она ощущала, буквально кожей чувствовала, как эти двое ее не понимают. Осуждают. Жалеют. Презирают. Коктейль из самых мерзких ингредиентов. И Элизабет О'Горман заставили выпить его до самого дна. Остаток дня был испорчен, и даже ее вишневый пирог, как ни странно, удавшийся на славу, не подсластил неприятный осадок.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Права и обязанности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC