В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

● Н ● О ● В ● О ● С ● Т ● И ●

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » По горячим следам


По горячим следам

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s9.uploads.ru/EfnGX.jpg

Северный Солуэй, 15 июля 2016 года

Iris Kelly, Katriona Stewart, Walter Cross
Joanna McAlister и James Evans

Отредактировано Elspie McTavish (2017-05-27 23:59:45)

0

2

15 июля 2016 года началось для Айрис Келли с того, что она безуспешно пыталась дозвониться, стоя на краю причала и рискуя быть смытой в море. Идиотизм еще тот – волны хлещут, звезды блещут…ну, положим, еще не блещут, но рано или поздно появятся, а доктор Келли стоит себе на краю, мокнет, орет дурным голосом в трубку, и явно пребывает в состоянии идиотизма средней тяжести. Иначе как объяснить эти абсолютно счастливые глаза и не менее счастливую улыбку не смотря на мерзкую погоду?
Дождевик Айрис очень условно защищал от непогоды, светлые волосы потемнели от дождя и теперь липли мокрыми прядями к лицу, но Келли это не смущало.
- Да! Да! Буду! Обязательно! До связи! – закончив разговор, Айрис сгорбилась и медленно побрела в сторону ближайшего сарая, явно намереваясь пересидеть там какое-то время.

Отредактировано Iris Kelly (2017-05-30 21:09:30)

+2

3

Она не могла вспомнить как оказалась здесь, не могла сообразить сколько прошло времени. Просто в какой-то момент очнулась посреди полупустого склада, по хлипкой крыше которого барабанил дождь. Катриона поняла, что продрогла. Руки и ноги едва шевелились, пальцы заледенели. Волосы ее были мокрыми, как и платье, на черных, тонких колготках красовались огромные дыры, под которыми спели свежие, разнокалиберные синяки. Странно, подумалось ей, ведь на улице день. Черное платье, колготки. Она бы не оделась так на прогулку днем. Сколько же она здесь? Обуви рядом не оказалось. Катриона повернула голову, чтобы осмотреться, и поморщилась от резкой боли в шее. Ей не были там видны синяки, но она с трудом могла пошевелиться. Губы распухли. Кэт ощупала мятые волосы, припухшие губы и зашипела. Губы, колени, руки, все было разбито в кровь. Все казалось каким-то нереальным, неправильным, не настоящим. Она промычала что-то нечленораздельное, отказываясь вспоминать, и попыталась подняться на ноги, но резко закружилась голова, к горлу подступил резкий позыв рвоты, и Катриона на миг задержала дыхание, на самом же деле сдерживаясь, чтобы не застонать в голос. Произносить что-то вслух почему-то было неправильно и очень страшно. Ее трясло, зубы клацали друг о друга. Кажется, она совсем замерзла. Услышав посторонние звуки, Кэт побелела, всхлипнула и неуклюже отползла за какие-то ящики, сиротливо ютившиеся в ангаре, где затаилась, вслушиваясь в шум дождя, усилившийся, когда-то кто-то приоткрыл двери снаружи. Чтобы не выдать себя, Катриона закрыла ладонью рот. Она вспомнила, и воспоминания вызывали у нее новые приступы тошноты. Они пытались прорваться наружу, вывернуть ее наизнанку и напомнить ей как она низко пала. Катриона зажмурилась, сдерживая злые, горячие слезы. И слушала, слушала, слушала, вжимаясь спиной в отсыревшие доски, подтягивая колени к груди, молясь, чтобы ее никто не увидел. Рука сама как-то непроизвольно нащупала кусок лежащей на земле доски. Стюарт впилась в нее изо всей силы и приготовилась. Из глаз все-таки хлынули молчаливые слезы, но она не обращала на них никакого внимания. Звук приближающихся шагов. Холод и страх сковали ее так сильно, что у нее внезапно перехватило горло, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы дышать. Порыв сквозняка, прогуливающегося по полумраку на складе, принес запах ментоловой сигареты и крови. Кэт замутило сильней. Казалось, сердце сейчас не выдержит и остановится. Но она не смела показаться первой и выдать себя. Кто бы там ни был, она предпочтет оставаться невидимой для него. Не существующей. Остро, как еще никогда в своей жизни, грязная, мерзкая, гадкая самой себе, она захотела исчезнуть, умереть, оборвать все это разом, остановить навсегда, пока еще не слишком поздно. Но ей нельзя было шевелиться. Она должна была продолжать делать вид, что ее нет.

+2

4

Оказавшись в помещении с относительно целой крышей, Айрис откинула назад мокрые волосы и расстегнула дождевик, намереваясь пристроить его на одном из ящиков. Не высохнет, так по крайней мере стечет.
Именно её шаги услышала Кэти, которую доктор, продолжавшая пребывать в эйфории, не заметила. Пока не заметила, но, надо полагать, это ненадолго. Отряхнувшись мокрой кошкой, Келли набросила дождевик на горку ящиков, затем прошлась туда-сюда по ангару. Тут-то до ее слуха и донеслось что-то вроде шороха. Крысы, что ли? Или может какая-нибудь из кошек забрела сюда, тоже спасаясь от дождя.
- Кис-кис-кис, - позвала Айрис. Пережидать дождь с кошкой лучше, чем без кошки. Однако никакой пушистой морды из-за ящиков не показалось, поэтому доктор неспешно заглянула за них и сдавленно охнула, прикрыв рот ладонью.
Кошка за ящиками действительно была. Кэти лежала на полу и напоминала сейчас затравленного зверя. Похоже, что ее избили, а может и что похуже. Додумывать до конца эту мысль не хотелось, поэтому Айрис поспешила к израненной подруге.
- Кэти, это я, Крапивник. Все хорошо, все будет хорошо, милая, - опустившись на колени возле Кэт, Айрис осматривала и аккуратно ощупывала подругу. Кто-то постарался на славу и отделал Стюарт по первое число.
- Потерпи немного, я вызову скорую, и мы поедем в больницу. Там тебе помогут…- Айрис старалась говорить как можно убедительней, хотя от вида Кэт ей хотелось плакать.

+2

5

Кто-то или что-то возникло над нею, начало издавать непонятные звуки, отгоняя прочие галлюцинации, стайками все еще порхавшие где-то рядом, как мотыльки, стремившиеся на свет. Человек был одним из этих мотыльков, но Кэт не хочет, чтобы он приближался. По кромке сознания скользит попытка узнать человека, но Кэт не узнает. Она прежде хочет ударить или оттолкнуть, потому что иначе не получается, но пальцы разжимаются, из рук выпадает на землю кусок доски, а призрак обретает черты, все еще человека, но еще незнакомого и чужого. Стюарт не успевает отреагировать. Она пытается дышать. Пытается слушать, но ничего не слышит. В вакууме, в котором она заблудилась больше нет воздуха, нет звуков. Только белым пятном светлеет чье-то лицо. Лицо с большими, испуганными глазами. И чужие руки, которые прикасаются. Кэт отталкивает их, отмахивается. И мотыльки испуганно разлетаются в стороны. Кэти, Кэти. Откуда-то она знает это имя. Имя человека, которым она не является. Она просто не может ею быть. Так звали девчонку с заправки, чью-то там дочку или сестру. Кэт задыхается, но продолжает сопротивляться. И чем активнее женщина прет на нее, тем сильнее она отбивается. Отбивается и двигается от нее, держит дистанцию, ползет, только бы быть подальше.
- Не трогай меня! Не трогай!
Кэт будет драться. Она готовит свой новый удар, но замирает, когда слышит отчего-то знакомые до боли слова. Катриона глотает слезы и машет испуганно из стороны в сторону головой.
- Нет. Нет!
Она забивается все дальше и дальше, только бы женщина не прикасалась к ней. Женщина с лицом повзрослевшей Айрис Келли. Если она прикоснется к ей еще раз, она ударит. Горечь, как яд, закипает в крови и переливает через край, рискуя своей кислотой попасть на Айрис и разъесть ее руки, которые она продолжает протягивать к ней. Катриона злится. Она в ярости. И она напугана так, что способа на что угодно.
- Я никуда не поеду! Я никуда не поеду!
Любое прикосновение - новая боль.
- Не трогай меня, - шипит, умоляет, шепчет. Голос у нее сорван. Волосы слиплись. Обезумевший взгляд обретает некое подобие ясности, но по лицу ее все еще пробегают сильные волны паники. Катриона бросает взгляд куда-то за спину женщины, и в нем очень четко отражается не то чтобы желание, а просто острая необходимость - бежать.

Отредактировано Katriona Stewart (2017-06-11 23:04:21)

+2

6

- Ну все, милая, все. Все будет хорошо…- Айрис в подобный оптимистичный бред и сама-то верила по большим церковным праздникам. Хорошо конечно будет, но вот когда – это уже отдельный вопрос.
Предварительный осмотр показал, что какая-то сволочь знатно поглумилась над лучшей подругой, и мазью из арники тут не отделаешься.
Теперь следовало придержать Кэти, дабы та не натворила в состоянии шока каких-нибудь глупостей, попытавшись сигануть в море с причала. Ну или еще что там может отмочить женщина в состоянии нервного срыва.
Кэти забивалась в угол все дальше, только что под плинтус не ушла, но, к счастью, в безумных глазах появляются признаки сознания.
- Стюарт, слушай меня внимательно, - неожиданно жестко обращается к ней Айрис, поднимаясь с колен. – Сиди спокойно и не дергайся, не делай себе еще хуже. Я буду здесь и с тобой, слышишь меня?
Вечная планида Келли – быть где-то с кем-то кому хуже чем ей самой по определению. Впрочем, это лирика, добро пожаловать в реальный мир, детка.
Келли, не теряя больше ни минуты, вытащила мобильный, на память набрала знакомый номер, в двух словах объяснила ситуацию.
- У тебя есть выбор, Стюарт – поехать в больницу на скорой или поехать ко мне домой, - безапелляционно проговорила Айрис, в душе понимая, что Кэти скорее предпочтет второй вариант, хотя по уму следовало бы сразу в больницу. Не дай Бог внутреннее кровотечение, что тогда делать? С другой стороны, Джон на машине доберется куда быстрее, чем скорая, а там будут действовать по ситуации.

Отредактировано Iris Kelly (2017-06-26 21:09:30)

+1

7

Белое, почти матовое лицо Айрис Келли одним светлым пятном растет где-то там, сверху. В воздухе приторно пахнет маками и озоном, а кожа у Келли светится изнутри, как разбавленное молоко, полупрозрачная, обнажающая стиснутую с силой челюсть и двигающийся внутри язык, влажный и мягкий. Айрис, кажется, злится. Катриона смотрит вверх, но свет не касается точки суженного зрачка, лишь причиняет внутреннее беспокойство. Почему Айрис здесь? Почему она все ближе и ближе, когда Катрионе хочется оставаться одной в темноте? Кутаться в ее ватную пустоту как в одеяло. Уснуть, убаюканная одиночеством. Не видеть больше никого и никогда. И этот язык тоже. Он напоминает о том как ей самой нестерпимо хочется пить. Слишком мокрый язык, живой, подрагивающий при каждом ее слове как будто ее дразнит. О чем она говорит? Кэт не понимает. Ее слух все еще сосредоточен там, за спиной у Айрис, у самой двери, за которой царит неизвестность и дождь. Она бы могла убежать, спрятаться, чтобы ее никто не нашел, но там ей находится небезопасно. Там ее не спасти.
- Не смей ко мне прикасаться, - безумие, с которым это сказано, морозит похлеще мольбы и крика. Эти руки причиняют новую боль. И Катриона, пятясь и дальше в своей ловушке, старается от них увернуться. У Кэт пылает лицо. Свежие синяки покрывают руки и шею. Запекшаяся кровь на виске. Покрасневшие то ли от героинового зуда, то ли от слез глаза. В них трудно узнать ту самую Катриону. Стеклянный, отсутствующий взгляд цедит эмоции наркомана жалкой, тщедушной каплей.
- Крапивник, оставь меня. Мне уже все равно, - наконец, Кэт надоедает бороться. Она исчезает, уходит от Айрис туда, где ее никто не найдет погружаясь в свой собственный, никому не доступный мир. Стюарт затихает, никак не реагируя на слова подруги и уходя в свои мысли. Руки ее обхватили свои плечи и крепко сжали.
- Ты тоже чувствуешь это? - тихо бормочет себе под нос, - Ветер над маковым полем уже разогнал туман.

+1

8

- Туман..над маковым полем, говоришь? – недобро прищурилась Айрис. Кэти бредит, это однозначно, но чем именно вызван этот бред нам предстоит выяснить. И лучше было бы, что бред был на фоне черепно-мозговой травмы, иначе Келли сама её кое-кому устроит, в качестве вторичной профилактики.
- А ну-ка, душа моя, покажи мне свои очи ясные, - с этими словами Айрис очень аккуратно посветила в глаза Стюарт используя в качестве фонарика собственный телефон. Оценив столь нехитрым образом реакцию зрачков на свет, Айрис почесала переносицу, чихнула, плюхнулась на ближайший относительно сухой ящик и подытожила:
- Нда уж…были бы мозги – было бы сотрясение. Что ж тебя так сплющило-то не по детски? А если бы я уже вызвала сюда копов, что бы мы с тобой рассказывали, рыба моей мечты? – шутки-шутками, а следовало поторапливаться. А ну никак кто нагрянет так невовремя?
Тем более, что налоксан дома до сих пор где-то лежит, тщательно припрятанный от прямых солнечных лучей и посторонних глаз, как велит инструкция. Где Стюарт взяла наркотики, это в данный момент дело двадцатое, кто ищет тот всегда найдет, и все такое. К тому же на острове были свои умельцы, и типичные «колодцы» Айрис замечала не раз и не два.
Неподалеку характерно заскрипели тормоза, и Келли возрадовалась – Джон добрался неожиданно быстро, видимо был где-то неподалеку. Развалюха Джона ездила на честном слове и одном колпаке, но ковыряться в ней он не позволял даже Джоуи, не смотря на то, что младший Келли имел золотые руки и ремонтировал все, вплоть до двигателя «Барбары Келли».  Айрис неспешно поднялась со своего нагретого места, отряхнула джинсы и направилась ко входу в сарай, дабы встретить родственника с распростертыми объятиями.

+1

9

Кэт жалась и щурила глаза, но, больше не сопротивляясь, позволила Айрис светить в глаза телефоном, сама же при этом бросала по сторонам тревожные взгляды, словно из-за плеча подруги сейчас обязательно кто-то выскочит.
Кэт не решилась присоединиться к Келли, когда та устроилась на ящике. Вся ее поза, взгляды, все говорило о том, что стоило ждать беды, но Айрис будто бы не замечтала, говорила о чем-то, шутила, пока Кэт, судорожно соображая, искала решение. На боль Кэт не обращала внимание. Стюарт чем-то была напугана, и только это имело для нее значение. В воздухе все также пахло маками. Щекотало нос, глаза и горло. Удушающая сладость, приправленная озоном. Дрожь не прекращалась. Кэт смотрела своими большими, круглыми глазами на открывающийся рот подруги, но не могла понять о чем она ей говорит. И еще было холодно.
- Там кто-то есть, - невнятно бормочет она, переводя умоляющий взгляд на доктора, заламывая руки, близкая к истерике, - Ты же это чувствуешь? Как пахнут маки. Как сильно они пахнут!
Неожиданно громко скрипнули тормоза, и Кэт вздрогнула, отступая в уже приглянувшийся угол. Страх и стыд смешались. Айрис на нее даже не оглянулась, а Кэт так и не смогла ничего сказать.
В темноте и одиночестве маки пахли еще сильнее, почему-то на этот раз смешиваясь с запахом крепких, мужских сигарет. Может быть, если бы Кэт не думала об этом запахе, он бы исчез, но сознание продолжало настойчиво выводить знак сна и смерти замысловатым иероглифом. Запах маков усилился, причем Кэт поняла, что он кажется ей смутно знакомым. Откуда-то со стороны ящиков по ногам побежал едва ощутимый сквозняк: наверное, это потому, что Келли распахнула дверь. Крапивник! - Кэт крикнула мысленно. Позвала Айрис еще раз, но та уже бодро шагнула под проливной дождь, туда, где в свете фар капли дождя напоминали острые лезвия, падающие прямиком с неба.
- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - шептала свергнутая королева кексов, шаг за шагом отходя вглубь сарая. Там, за грудой ненужного хлама поскрипывала еще одна, забытая всеми дверка, словно оставленная для нее специально. Почему она не увидела ее раньше?! Дверь для Алисы, в которую может попасть только она - нужно только уменьшиться до необходимого размера. Просто войти. Путь, за которым было ее спасение. Мужской голос прозвучавший с улицы заставил Кэт, наконец-то, принять решение. Она бросилась к выходу, спотыкаясь о ящики и не обращая внимание на то, что на ней нет обуви. Следы ее ног еще долго будут видны почти до самой кромки, за которой стеной лил проливной дождь. Потом отпечатки ее ног исчезнут, будто и на самом деле Катриона шмыгнет в другой, параллельный мир, ее персональную кроличью нору, страну чудес, полную маковых полей и невиданных созданий. На земле лежал только оставленный кем-то окурок с белым фильтром, совсем свежий, но уже не тлеющий и примятый бегущей Стюарт. На дверном косяке мотался ветром из стороны в сторону клок ее кудрявых волос со следами крови, словно ленточка, повязанная Катрионой, чтобы однажды все-таки отыскать дорогу домой и не заблудиться.

--- в неизвестном направлении

+2

10

Погода была довольно мерзкая, дождь лил весь день, и дворники автомобиля еле справлялись со своей задачей. Впрочем, погода меньше всего волновала Уолта. На самом деле его ничего не беспокоило. Все больничные вопросы и переживания о каких-либо пациентах он всегда оставлял в стенах больницы, срываясь туда, если ему звонили или возвращаясь в положенное для этого время. А другие… Другие переживания не были столь значительны, чтобы забивать ими голову слишком долго.
Уолт возвращался после поручения, которая миссис Кросс попросила выполнить сына, забрав у одной фермерши то ли какие-то семена, то ли рассаду – Уолтер не вдавался в подробности. Ему просто вручили небольшую коробку, замотанную в пленку от дождя, он поставил ее в багажник своего темно-синего форда. Уже при въезде в город Кросс заметил одинокую и до боли знакомую фигурку, появившуюся как будто из ниоткуда, но можно было предположить, что она скрывалась в стоявшем неподалеку сарае. И в этой фигурке Уолтер узнал Айрис Келли.
Спохватившись не сразу, а лишь через несколько секунд, Уолтер сначала проехал мимо, но притормозил у обочины. И что она делает тут в такой дождь?
Прихватив зонтик с соседнего пассажирского сидения, доктор Кросс вышел под дождь, распахнув над собой зонт – не слишком действенную защиту при местных ветрах, но хоть какую-то.
- Айрис, что ты тут делаешь в такую погоду? – проговорил он обеспокоенно, когда оказался рядом, почти добежав до коллеги. Теперь большой зонт Уолтер держал над обоими, но, судя по виду Келли, тот ей уже был не нужен – хоть выжимай, - Пойдем, я отвезу тебя домой.

+3

11

Первый сюрприз обнаружился уже на входе в этот злосчастный сарай. Под проливным дождем нарисовался отнюдь не потрепанный  автомобиль Джонотана, а вполне ухоженная машина со знакомыми номерами. И прежде чем Келли сообразила, где же она видела её раньше, как из машины под зонтиком появился Уолтер. При виде хирурга Айрис мысленно издала сдавленный стон – после той замечательной ситуации в подсобке, между ними была некоторая неловкость, и ни одна из сторон не делала ни малейшего шага для её устранения. Да и, положа руку на сердце, не до того было – в одно дежурство они не попадали больше, а графики семейного доктора и хирурга значительно различались.
- А где твоя тень? – вместо приветствия хмуро поинтересовалась Айрис, лихорадочно соображая, к добру ли или к худу ли появление коллеги. Если Уолтер один, то можно рискнуть, попросить его подбросить до дома Кэти. Но если он в компании своего верного приятеля, то спасибо, лучше не надо. Айрис и прошлого раза с лихвой хватило для того, что бы обходить реаниматолога по широкой дуге. С другой стороны, Кэти нужна помощь, и Айрис рискнула.
- Погоди минуту, поможешь мне…, - и с этими словами Келли нырнула обратно в сарай. Однако здесь доктора ждал второй сюрприз – любимая подруга испарилась, как вроде бы ее здесь и не было, и лишь отпечатки босых ног вели…о, а это что у нас? Волосы, окурок…неужели..? Айрис почувствовала, как внутри нее все оборвалось. Сердце сжали ледяные тиски, и понадобилось около минуты на то, что бы перестать хватать ртом воздух и принять решение.
- Уолтер, мне нужно в полицию, срочно. Ты сможешь меня отвести туда прямо сейчас? – возможно, это было бы большой ошибкой, но Айрис перепугалась до потери сознания. Кэти явно помогли отсюда уйти, и Келли категорически не грела мысль увидеть Стюарт в следующий раз на секционном столе.

+1

12

Когда-то Уолтеру казалось, что Джесси нравится всем женщинам без исключения. Его веселый характер и обаяние привлекали внимание. Но потом в жизни Кросса появилась Лиз, которая его откровенно недолюбливала, потом появились бывшие жены друга, которые тоже очень быстро переставали его любить. Хотя была одна, чье имя Уолтер уже никогда бы не вспомнил, которая преследовала Джесси еще долгое время, пока они не слиняли в Солуэй. Не исключено, что она до сих пор могла за ним охотиться, если бы не это обстоятельство. Так что теперь не слишком лестный отзыв о друге не стал сюрпризом.
- Эм… дома, наверное, - проговорил Уолт как-то неуверенно. Они и правда много времени проводили вместе, иногда даже слишком много. Это по привычке, ведь они никогда и не расставались надолго друг с другом, с самого дня рождения как братья-близнецы, но очень-очень разные.
Но на этот раз Уолтер, кажется, понимал, в чем дело. Внезапное появление Джесси в неподходящий для того момент, правда, самому Джесси было как-то все равно. Айрис тогда больше разозлилась, чем смутилась – так показалось Уолтеру, но в женщинах он разбирался совсем плохо.
Кросс заглянул в сарай вместе с Айрис, но остался стоять на пороге и ничего примечательного не обнаружил. Он ведь понятия не имел, что тут был кто-то еще, да и вообще видел с самого прибытия лишь Айрис и никого больше. И состояние у нее не самое лучше, тут даже не врач мог определить.
- Я могу тебя отвезти, - проговорил Уолтер, но до сих пор не мог понять, что вообще происходит, - Может быть, ты мне для начала объяснишь, что случилось-то? И пошли уже в машину, черт возьми, мы не на курорте, - Уолтер уже сам озяб из-за этого дождя. Он взял за локоть Келли и повел ее к автомобилю. Там хотя бы тепло и не мокро.

+1

13

Уолтер мог почувствовать через мокрый рукав ветровки, что Айрис бьет крупная дрожь. Женщина вообще казалась не в себе – щеки лихорадочно горят, но при этом не похоже, что бы у нее был жар, руки находятся в непрерывном движении, крутя то пуговицу, то мобильник, то потертый католический крестик, невесть как оказавшийся в кармане, а в серых глазах читается откровенный ужас.
И неудивительно – прошло меньше суток, а Айрис уже совершила головокружительный прыжок с земли на Небеса, что бы оказаться затем в своем личном филиале Ада. Боже Милостивый, за что караешь?
В машину женщина села без сопротивления, не замечая, как безбожно пачкается обшивка переднего сидения. А вот о ремне безопасности не озаботилась, что было совершенно нехарактерно для Айрис Келли.
- Уолтер, мне нужно в полицию, пожалуйста. Моя подруга…она тоже здесь была, Кэти Стюарт, хозяйка «Шоколадницы», в беде, - путаясь и повторяясь, Айрис попыталась внятно изложить причину своей паники. Получалось откровенно не очень.
Не похоже, что бы Келли находилась под действием наркотиков, но случаи бывают разные. Так что тут еще вопрос – а стоит ли сейчас везти ее в участок? О том, что можно просто позвонить и вызвать на место происшествия патруль, Айрис даже думала, поскольку наркотики и побег от полиции с некоторых пор в её сознании были тесно связаны друг с другом. Как в эту логическую цепочку укладывалось желание поехать в участок – один только Бог знает. С другой стороны, в участке были кое-какие знакомства, и Келли при необходимости готова была ими воспользоваться.
Зазвенел мобильный Айрис, и Келли машинально подняла трубку:
- Да…да..хорошо, я поняла. Не беспокойся, я позвоню, - хрипло сообщила она брату. Закончив разговор, Келли подняла на Уолтера полные слез глаза:
- Ты отвезешь меня в полицию или мне пешком идти? – и пойдет ведь, с нее станется.

+1

14

Уолтер с каким-то волнительным интересом смотрел на коллегу, подмечая те тревожные знаки в ее поведении и внешности, которые явно свидетельствовали, что женщина не в себе. Не сказать, что они очень уж много общались друг с другом, скорее наоборот, а в последнее время так и вовсе не пересекались, но он никогда бы не подумал, что Айрис может быть вот такой – взволнованной и не в себе настолько, что в пору возвращаться в больницу и отпаивать успокоительными, и это в лучшем случае.
Он выслушал спутанные объяснения, но так и не понял, что там за беда, и каким образом она грозит. А вот про полицию он понял. Но если уж он, Уолтер, не смог разобрать, в чем дело, то полицейские не справятся и подавно.
Уолтер завел машину и пустил в салон теплый воздух, чтобы дать возможность Айрис хоть как-то согреться. Понятное дело, что дрожь, которая ее била, была не сколько от холода, сколько от нервного напряжения, но это вовсе не значило, что можно позволять женщине и дальше мерзнуть в полностью промокшей одежде.
- Да сиди уж, - проговорил Уолт, и его автомобиль тронулся с места.
А тем временем сам он рассуждал, что же ему действительно делать. Ехать в полицию, в больницу? Может, лучше отвезти Айрис и вовсе домой? Ей следовало сначала прийти в себя и успокоиться, иначе полицейские сделать ничего не смогут, просто не поймут, в чем дело, а она лишь больше разнервничается.
По идее, ближе всего было добраться до дома Уолтера, но он бы не стал пугать свою мать таким внезапным появлением со странной дамочкой под боком. Но у Уолта была еще квартира, так удобно расположенная в центре города. Оттуда и до больницы рукой подать, и до полицейского участка – чем не вариант? И дорога туда ведет та же самая, как если бы доктор отправился прямиком в полицию – прямо и не заподозришь неладное.
- Только не плач, ладно? – проговорил и так немало обеспокоенный Уолт и провел, утирая слезы, по мокрой щеке Айрис, - Все будет хорошо, - классные слова от хирурга, конечно же. Но в такой ситуации Кросс и не знал, что может сказать еще.

+1

15

- Угу, - ответила Келли и по тону женщины было понятно, что слова Уолтера пропали втуне. Айрис сидела, съежившись на переднем сидении, как маленькая промокшая птичка, которая безуспешно пытается согреться. Дрожать она практически перестала, но в разговоры не вступала, хотя Уолтер мог видеть, как беззвучно молиться, сжимая в ладонях все тот же злополучный крестик.
В какой-то момент Келли и вовсе прикрыла глаза. Так было проще себя убедить в том, что на самом деле ничего страшного не случилось, что Кэти увел кто-то из знакомых, заглянувших одновременно с Айрис в сарай. Что она через какое-то время вернется из своих маковых полей в реальный мир, и снова появится, как ясное солнышко, на горизонте.  Они не так что бы очень часто общались в последнее время, занятая каждая своими делами, но для Айрис. Стюарт была частью привычной картины мира. Хотя впору было задуматься, отчего же Кэти не обратилась к Айрис за помощью, раз уж дело дошло до наркотиков. В какой момент Айрис потеряла ее на самом деле?
За всеми этими размышлениями Келли не сразу сообразила, что они уже въехали в город, и еще чуть-чуть и они будут в участке. Нужно было взять себя в руки и более внятно объяснить, что же ее так напугало. И надеяться, что ей поверят, а не просто отмахнуться, мол, Стюарт большая девочка, как нагуляется – сама появится.
Айрис очень хотелось, что бы это было правдой, но что-то внутри нее подсказывало, что Кэти она увидит не скоро. Если вообще когда-нибудь увидит. На острове масса укромных уголков, в которых можно спрятать что угодно и если кто и найдет спрятанное, то по чистой случайности. На миг в памяти всплыло тело старой Эльзы, которое они вот так случайно нашли вместе с Закари. Только теперь у Марты было лицо Кэти, и Айрис вздрогнула, открыв глаза.
- Где мы? – первый раз за всю дорогу обратилась она к Уолтеру.
[icon]https://images.vfl.ru/ii/1495464187/0cbcb8e5/17314623.png [/icon][sign]И рвутся струны сами собой (с.)[/sign]
Под дождем

Отредактировано Iris Kelly (2017-07-19 13:33:45)

+1

16

[indent] Твою же мать, Эванс! Эту фразу Джоанна повторила, наверное, раз пять по пути от квартиры доктора Кросса к машине. Если не больше. По уму нужно было этого паршивца ещё и огреть тростью по хребту за его выходку. Надо ведь было додуматься: перекинуть напарницу через плечо и нести, как мешок с картошкой, невозмутимо здороваясь со всеми, кто встречался им по пути к машине. А таковых оказалось до обидного много. Протестующие вопли МакАлистер, быстро сменившиеся разобиженным сопением, Джеймс привычно игнорировал.
[indent] В машине Джо молчала, демонстративно отвернувшись к окну и глядя на мелькающие за ним городские пейзажи. В принципе в любое другое время к выходке Эванса она отнеслась бы с завидной долей юмора. Пошутил, подурачился. Но проклятая нога, уже долгое время не позволявшая вести привычную жизнь, внесла в картину произошедшего широкий мазок черной краски. Теперь это было обидно. Глубоко вздохнув, МакАлистер прикрыла глаза, стараясь загнать в какой-нибудь дальний уголок. Джеймс не виноват, он не виноват. Но сколько бы она не твердила это себе, как заклинание, что-то в душе всё равно вставало в позу и подбрасывало ненужные воспоминания из больницы, когда напарник крепко отчитал её за глупость и неосторожность. Сейчас уже Джо хотелось накричать на него, выплеснуть накопившееся раздражение, напополам с обидой выжигающее изнутри. Из патрульной машины возле участка они выгрузились всё в том же напряженном молчании.
[indent] – Я всё равно тебя люблю, хоть ты и придурок, - девушка смешливо фыркнула и ткнула свободной от трости рукой напарника в плечо. Эванс продолжал сердито посапывать каждый раз, когда его взгляд падал на палку. – Но когда-нибудь прибью, мне половина участка за это потом спасибо скажет. Ну вот какого черта ты творишь? Теперь же все подряд будут ещё с неделю языками чесать про тебя и мою задницу. Ты ж додумался ещё и похлопать по ней, чтобы миссис О’Райли точно хватил инфаркт. Обалдуй и паяц, - ворчание уже получалось почти беззлобным. Большая часть обиды схлынула под напором самовнушения. МакАлистер давно научилась отпускать негативные эмоции, запинывать их в самый дальний уголок души и вытряхивать по исключительным поводам, когда приходилось запираться дома и устраивать день сериалов под мороженое. – Если ты не перестанешь сопеть каждый раз, когда видишь мою палку, то я сделаю с тобой что-нибудь нехорошее, - шутливо пригрозила Эвансу Джо, ковыляя вслед за ним к питомнику. Лучше было лопотать ерунду и вычитывать напарнику за его дурацкую выходку, чем позволить себе задуматься о том, что сейчас действительно тревожило. Рассказ Айрис всё ещё с трудом укладывался в голове, казался чьей-то глупой выдумкой, сюрреализмом. Его хотелось отрицать, его пока не получалось принять, но нужно было разбираться с этим делом. – Доктора говорят, что совсем скоро я смогу нормально ходить.
[indent] Разноголосый собачий лай встретил констеблей даже раньше, чем они вошли в здание питомника. Мимо мелькнул смутно знакомый подросток из добровольных помощников, на ходу поздоровавшийся с полицейскими. МакАлистер проскользнула в любезно открытую для неё Эвансом дверь и тут же качнулась назад, ненароком едва не поставив наконечник трости на ногу напарнику.
[indent] – Осторожнее, Джоанни, - ухмыльнулся, ловко придержав девушку, с которой практически столкнулся, один из мальчишек. Она сама раза три отправляла его сюда на отработку мелких провинностей, но это мало чему его научило. Мальчишка продолжал нагловато ухмыляться и коверкать имя констебля, явно пытаясь добиться какой-то эмоциональной реакции.
[indent] – Смотри куда несешься, - фыркнула девушка, посторонившись, чтобы пропустить подростка. Марти в своей клетке уже заметил знакомые лица и радостно завилял хвостом. К нему-то МакАлистер и поковыляла.

+1

17

Пока напарница изо всех сил дулась на него, уставившись в окно, Джеймс невозмутимо крутил баранку и делал вид, что ничего из ряда вон выходящего не случилось. Правда, его то и дело подмывало самодовольно усмехнуться, но он терпел и терпелка уже начала ныть от перенапряжения. В итоге Джоанна сама сбавила градус напряжения, но случилось это, только когда они уже добрались до участка. Своевременно, одним словом.
— Что хочу, то и творю. Тоже мне недотрога нашлась. С каких пор тебе есть дело до того, что о тебе говорят? Ну, ладно, не о тебе, а о твоей заднице? Считай, что я ей рекламу сделал. И, заметь, совершенно бесплатно.
Джеймс многозначительно воздел к небу палец и улыбнулся так, как умел только он один. Обезоруживающе и в то же время нахально. Обычно это довольно неплохо срабатывало и ставило жирную точку на любой из их с МакАлистер ссор. Но стоило напарнице заговорить про свою чертову палку, как все настройки моментально сбились. Эванс резко помрачнел и, зыркнув на девушку, колючим взглядом, направился к зданию питомника.
— Вот когда выкинешь ее к чертовой матери, тогда и поговорим.
Эдди, дежуривший в питомнике этот в день, словил подзатыльник на выходе, когда едва не свалил МакАлистер с ног. Для школьного хулигана его уровня было странно тусоваться в полицейском участке на добровольных началах, но это было в разы лучше и безопаснее, чем сидеть дома вместе с папашей-алкоголиком и ловить от него затрещины по поводу и без. Даже не самая чистая работенка в питомнике была лучше, чем то, что ожидало Эдди дома. Неудивительно, что он отирался тут с самого начала каникул. И неудивительно, что он напросился на дополнительные часы отработки, чем развязал им с МакАлистер руки на ближайшие часы. Теперь они могли спокойно ехать на место пропажи Стюарт, не думая о том, кого оставить в питомнике до вечера. Снова напрягать Аарона как-то не хотелось.
— Ну что, брат, поработать не хочешь? — поинтересовался Джеймс у Марти, который вылетел из клетки счастливой мохнатой ракетой, едва МакАлистер открыла дверцу. — Ну-ну, уймись, а то возьму с собой Ставро, будешь знать.
Моментально унявший свое безудержное веселье Марти, резко сел рядом с МакАлистер и принял предельно смирный вид. Кое-кому стоило бы у него поучиться. Озвучивать эту так не к месту пришедшую в голову мысль Эванс, конечно же, не стал, но зато позволил себе хмыкнуть. Красноречиво так.
— Если нам повезет, и он возьмет след на том на складе, придется побегать, к чему ты, прямо скажем, не готова, так что давай сразу же договоримся... — Джеймс прицепил к ошейнику пса карабин и повел его на выход. — Держим связь. Для этого у нас есть рации. Если мы с ним все же что-то найдем, я сообщаю тебе и ты приходишь или приезжаешь, если след далеко заведет. Хорошо? Побереги ногу. Не хочу запирать тебя в багажнике, вот честно.
Джеймс даже руку к груди приложил, давая понять, что говорит от чистого сердца и души. Понять, шутит он или нет, не представлялось возможным. Эванс и сам не знал, всерьез он заикнулся про багажник или нет. Иногда желание запереть напарницу где-нибудь, откуда ей будет сложно выбраться и отправиться на поиски новых неприятностей на свои нижние девяноста, одолевало Джеймса как приступ боли похмельную голову. Когда случилась вся эта хрень с ногой, эта "боль" стала почти хронической и напоминала о себе почти каждый день, пока МакАлистер была в больнице, и участилась после того, как она из нее вышла раньше положенного срока. Палка, с которой она не расставалась, только провоцировала новые приступы, подпитывая раздражение, которое может и сбавило обороты после той их ссоры в больнице, но не исчезло совсем. Джеймс просто глушил его, иногда позволяя себе выплескивать малыми порциями, когда МакАлистер забывала о своей ноге и лезла туда, куда ей путь был заказан. Забег с Марти по следу был как раз таким случаем.
— Но, если тебя это утешит, ты за рулем, — лучезарно улыбнувшись, Джеймс кинул напарнице ключи и толкнул дверь питомника, бросив через плечо оставшимся в клетках животным обнадеживающее. — Не скучайте, ребятки.

Отредактировано James Evans (2017-11-28 23:07:52)

+2

18

[indent] – А по-твоему моя задница без твоей рекламы пропадет? – парировала Джоанна, вопросительно вздернув бровь. Эванс заулыбался так нахально и по-мальчишечьи, что за одно это ему можно было бы простить что угодно. И вот надо же было ей всё испортить, снова заговорив про трость. Под колючим взглядом напарника МакАлистер опустила глаза, едва ли не шаркая ножкой по асфальту, как какая-нибудь школьница. Она не любила, когда Джеймс злился. Но ещё больше Джоанне не нравилось, когда он был прав, что сердился. Глубоко вздохнув, девушка исподлобья зыркнула на мрачного Эванса.
[indent] – Я сделаю это прямо сейчас. И пофиг на последствия, понял? – противореча своим словам, МакАлистер крепче стиснула рукоять трости, борясь с желанием зарядить ею напарнику по лбу. Его забота начинала немного раздражать. Джо много думала о том, почему Джеймс так завелся. Прокручивала перед мысленным взором произошедшее в больнице, вспоминала его визиты в гости. Эта чертова нога словно одним своим видом давила Эвансу на какую-то любимую мозоль и делала это сильнее обычного. Но дельного объяснения поведению напарника у девушки не находилось. – Я очень ценю твою заботу, правда. Но я устала, что все тычут меня носом в мою неполноценность, - осознав, что вспылила и сказала больше нужного, МакАлистер резко развернулась, только благодаря трости сохранив равновесие, и двинулась в сторону клетки Марти. Пёс уже крутился рядом с дверцей, нетерпеливо виляя хвостом. Джо наклонилась и выпустила его наружу, едва не оказавшись за свою доброту сбитой с ног резко выметающейся на волю собакой.
[indent]- Хэй, поосторожнее, друг! – фыркнула девушка, вспоминая свою первую встречу с Марти. Сейчас от подозрительно недоверия, сквозившего в каждом движении и собаки, и человека не осталось и следа. Пёс принял напарницу хозяина за свою и периодически даже порывался её охранять. – Не бойся,  не позволю ему изменять тебе со Ставро, - проигнорировав более, чем красноречивое хмыканье Эванса, Джоанна с трудом присела на корточки и крепко обняла смирно сидящего Марти. В ответ тот щедро обмахнул лицо МакАлистер языком с таким довольным видом, словно сорвал приз. – Ну что за слюнявые поцелуи?! – расхохоталась девушка, отпихивая от себя довольную морду и вытираясь рукавом формы. Марти снова затих, чтобы Джеймс спокойно прицепил к его ошейнику карабин. Пользуясь моментом, Джо повисла на палке и с трудом вытолкнула себя наверх, в стоячее положение. Ещё раз демонстрировать Эвансу свою слабость и давать возможность утвердиться в том, что он прав в своем ворчании, ей категорически не хотелось.
[indent] – Давай кое-что проясним, - МакАлистер, несмотря на трость и хромоту, умудрилась обогнать ведущего к выходу Марти напарника и перегородила ему дорогу. – Я уже большая девочка. И я правда немного умею рассчитывать свои силы, хоть со стороны иногда и кажется, что вообще нет. Поэтому дай мне просто попробовать работать так, как я могу, - Джо старалась говорить максимально серьезно и без лишних эмоций. В груди клокотало раздражение, так и не притихшее до конца после ссоры в больнице. Они тогда наговорили и наделали много лишнего, потом вроде бы помирились, но осадок остался. И он незримо витал где-то рядом, как пасмурное облако, из которого время от времени начинает накрапывать дождик. - Если я не справлюсь, если мне будет тяжело – я сама вернусь в машину. Буду ездить на ней за тобой или подожду, пока вы с Марти что-то найдете. Всё как ты сказал, только дай мне спокойно попробовать. Пожалуйста, - просительно протянула МакАлистер. Она знала, что Эванс может угомонить её и без багажника. Достанет одной единственной вспышки злости, чтобы Джо притихла и сама приткнулась где-нибудь в машине. Но сейчас ей отчаянно хотелось до него достучаться, дать понять, насколько ей важно проверить собственные силы. Травма отучила её полагаться на ногу настолько, что иногда потребность в палке казалась не объективной необходимостью, а засевшим в голову страхом. МакАлистер нужно было поверить в себя. И чтобы Эванс поверил в неё.
[indent]  - Только не забудь пристегнуться. Буду лихачить так, чтобы ты визжал как девчонка, - бросила Джона ходу. Ловко поймав ключи, она заковыляла к патрульной машине. Она не водила с тех пор, как сломала ногу. И это тоже было маленьким испытанием. Плюхнувшись на водительское сиденье, МакАлистер дождалась, пока Эванс усядется на пассажирском и вставила ключ в зажигание. Автомобиль глухо заурчал и тронулся места, предварительно неловко дернувшись. Джо поморщилась украдкой, понимая, что обычно она начинала движение более мягко.
[indent] – Почему ты так злишься? – осторожно покосилась на напарника девушка, выруливая с парковки и беря курс на склады. – Кроме моей глупости.

+1

19

Большая девочка, значит? Недобро сощурившись на этой фразе, Эванс, тем не менее, все же дослушал МакАлистер до конца. У него была целая толпа аргументов, против которых у напарницы не нашлось бы ни единого довода, кроме разве что откровенно бредовых, но он их только молча перебирал в голове, мысленно отвечая на каждую ее реплику. Начни он делать это вслух, и его бы наверняка снова нехило так раскочегарило, совсем как тогда в больнице. Это было впервые. Впервые он позволил себе потерять контроль и сорваться. Больше он такого не допустит. Ну, или по крайней мере постарается не допустить.
С шумом выдохнув через ноздри, Джеймс еще немного поглазел на напарницу с высоты своего роста, нависая над ней грозовой тучей, а потом вдруг неожиданно улыбнулся.
— Ладно, твоя взяла, — с подозрительной легкостью согласился он. — Только потом не жалуйся, МакАлистер. Никаких поблажек. Никакого... особого отношения.
Последние слова, ставшие в последние два года для него почти мантрой, он произнес с той интонацией, что осела в его памяти с самого первого дня их совместной работы. Если бы МакАлистер была достаточно внимательна, она бы узнала этот тон. Точно так же говорил ее отец.
Джеймс дернул поводок и они с Марти потрусили к машине под шелест усиливающегося с каждой минутой дождя. Он зарядил всерьез, когда они забрались в машину все втроем. Отфыркиваясь от холодных капель, Эванс развернулся назад, встав коленями на сидение, и пристегнул пса специальным ремнем безопасности, чтобы его не болтало туда-сюда по всему заднему сидению, когда МакАлистер начнет лихачить, как обещала. В ее случае это "лихачить" оказалось довольно неуклюжей попыткой справиться с управлением и просто тронуться с места. Подавив желание выдать что-нибудь едкое по этому поводу, Джеймс сел на своем месте нормально и пристегнулся. Но язык все равно чесался.
— Скажешь, когда пора будет "визжать как девчонка"? — с убийственно серьезным выражением лица попросил он напарницу и даже потрудился изобразить кавычки на последних словах. — А то мало ли. Вдруг забуду и пропущу этот момент.
Уже приготовившись к тому, что сердитое сопение, в котором они ехали в полицейский участок, продолжится и по пути к пристани, Эванс непроизвольно дернулся и напрягся, когда МакАлистер снова заговорила. И надо же ей было снова вспомнить о том, о чем он не хотел говорить совершенно. Глупость... Дело было не только в ней, но говорить об этом напарнице Джеймс не собирался. Если она не замечала очевидных вещей, это ее проблема. Облегчать ей жизнь и тыкать в то, что было у нее буквально под носом, Эванс не хотел от слова "совсем". Наверное, это можно было назвать отдачей, даже своеобразной местью за то, что ему приходилось переживать чуть ли не каждый день. И это тоже было причиной для злости.
— Мы уже говорили об этом, — сухо отозвался Джеймс, не отворачиваясь от окна. — И я тебе уже все сказал и даже извинился за то, что наговорил. Хочешь еще раз все обсудить? — на этом он повернулся и уставился на сидящую за рулем напарницу тяжелым взглядом. — Сейчас не самое подходящее для этого время, тебе не кажется? Так что давай просто забудем. У нас работа.
Дворники сновали по лобовому стеклу снова и снова, со скрипом разгоняя крупные капли дождя в стороны. Если так продлится все выходные, то город точно затопит и к празднику жителям будет уже не до гуляний. Хотя, если вспомнить, как прошел День Независимости Шотландии, за праздничное настроение горожан было можно не переживать. А вот за свое собственное Джеймс не поручился бы. С того несчастного случая, после которого между ним и МакАлистер пробежала целая стая гипотетических кошек, что-то сломалось внутри. Сбились какие-то очень важные настройки и щелкнул тумблер, отвечающий за терпение и выдержку. Джеймс чувствовал, как глубоко в груди работает таймер обратного отсчета, и не знал, что будет, когда счетчик обнулится. Он просто старался об этом не думать. У них была работа, которая хорошо отвлекала от всего этого. Вот как сейчас.

==> Причал

Отредактировано James Evans (2017-12-01 15:29:45)

+1

20

[indent] – Никакого особого отношения, - совершенно серьезно пообещала Джоанна, но тут же расплылась в ответной улыбке. От реакции Эванса её затопила такая эйфория, что даже подозрительно быстро полученное согласие не могло убавить градус счастья в крови. Он зашкаливал.
[indent] – Можешь уже начинать, - с не менее серьезной мордашкой разрешила напарнику МакАлистер. – Трепещи давай, - девушка намекающе толкнула напарника в плечо, сияя, будто свеженачищенная монетка. Но её счастье быстро сдулось: хватило одной не совсем удачной попытки тронуться с места. Умом Джо понимала, что нога отвыкла от педали и просто нужно время, но принять это спокойно не получалось. А комментарий Эванса её попросту добил. В машине на несколько минут снова воцарилось то сердитое сопение, в котором прошла поездка в участок. Долго так продолжаться не могло. Проводку коротило, наверное, с того самого визита в больницу, который был маркером, выявившим проблемы, накопившиеся за два года. Их нужно было решать, и Джоанна даже честно попыталась сделать это. Но вышло кривобоко и неловко.
[indent] МакАлистер нечего было ответить. Руки сжали руль так сильно, что побелели костяшки пальцев. Девушка стиснула зубы и сделала глубокий вдох, часто-часто заморгав. В груди кололся острыми лучиками клубок из адовой смеси обиды и злости. Больше даже не на Эванса, а на саму себя. Нога незаметно выжала газ так сильно, что несчастный движок начал обиженно реветь, намекая на необходимость переключиться на передачу повыше. В голове крутились слова Джеймса: «С каких пор тебе есть дело до того, что о тебе говорят?». До недавних пор она действительно плевать хотела на добрых процентов семьдесят из того, что о ней могли сказать или подумать. Но теперь вдруг это стало важным. Даже не так: важным стало мнение одного конкретного человека, очень-очень нужного человека, отношения с которым катастрофически разладились. Пробежавшая между напарниками черная кошка продолжала крутиться где-то рядом, провоцируя на нездоровую злость. Джоанна сердилась на саму себя за то, какое большое значение она придавала Эвансу. Когда он стал так важен?!
[indent] Затормозила МакАлистер ещё резче, чем газовала. Если бы Джеймс не был пристегнут, то непременно поприветствовал бы носом приборную панель. В голове, наконец, сформировался, пусть и с запозданием, ответ на то, что он сказал. И нет, она не хотела забывать и заминать дело.
[indent] – Ты просто дурак, если не понимаешь самого важного, - сердито ткнув кулаком клаксон, отчего он недовольно взвыл, Джоанна снова вцепилась в руль. Иначе следующим мог бы отгрести уже Эванс, до которого всё никак не доходило. – Я признала твою правоту. И мне уже плевать и на то, что ты тогда наговорил, и на твои извинения тоже. Пойми ты, наконец, что важно не это! – МакАлистер сверкнула на Джеймса увлажнившимися от злых слёз глазами и тут же отвела взгляд, чтобы он не увидел мокрых ресниц. Глубокий вдох помог голосу не сломаться на высокой ноте, когда девушка продолжила говорить. – Я тогда попросту испугалась, Джеймс, - уже спокойнее сказала Джоанна, непривычно назвав напарника не по фамилии, а по имени. – Ты на меня никогда так не злился, и именно это меня пробрало. Я вдруг испугалась, что это… Ну всё, конец. Что всё, что у нас есть – сломается и уже нельзя будет собрать осколки. Мне было страшно потерять тебя, - последние слова МакАлистер выдохнула совсем тихо, будто где-то в глубине души даже не хотела, чтобы Эванс их услышал. Ещё секунду выждав, девушка снова резко тронулась с места, стиснув руль и сосредоточившись на дороге. Она сказала всё, что хотела. Всё, что Эванс должен был знать, а уж понять, как на самом деле стояли акценты, или нет – его личное дело. Дворники заскрипели по стеклу, разгоняя падающие на него крупные капли дождя. Ещё немного, и Джоанна нашла бы ответ на вопрос, почему всё стремительно разлаживалось. И кого на самом деле она боялась потерять. Но МакАлистер предпочла смотреть на дорогу и загнать все мысли куда подальше. Последние пара лет прочно приучили её бежать от привязанностей.

+2

21

Полицейский участок==>

Долгожданная тишина, воцарившаяся в салоне, на деле оказалась настолько тягостной и напряженной, что Джеймс начал беспокойно ерзать, едва они миновали центр города. Он бы с радостью списал это на скорость, которую напарница выжала из патрульной машины, но ее молчание причиняло ему куда больший дискомфорт. И тем не менее молчание само по себе, даже такое неправильное, искрящее недосказанностью и обидой, было лучше, чем если бы они продолжили говорить. Говорить было опасно. Слишком уж велик был риск наговорить лишнего. Того, о чем они оба потом пожалеют.
До пристани уже оставалось совсем немного, когда МакАлистер вдруг резко затормозила. Ремень безопасности больно врезался поперек груди и живота. Эванс чертыхнулся и уже было открыл рот, чтобы в обычной своей саркастичной манере поинтересоваться, какого черта это вообще значит, но напарница его опередила. Сначала обозвала дураком, а потом и вовсе разразилась целой отповедью, проигнорировать которую было чертовски сложно. Еще сложнее оказалось сдержаться и не огрызнуться в ответ. Крепко стиснув зубы, Эванс отвернулся к окну, все еще цепляясь за ремень безопасности, словно он продолжал давить на грудь и мешал дышать. Дышать действительно было тяжело. От злости, которая никуда не делась, от раздражения, которое полыхнуло с новой силой, и от чувства загнанности в угол, которое Джеймс испытал впервые за очень долгое время. Зачем она говорит ему все это? Почему не оставит все как есть? Да, он испугал ее, тогда в больнице. Он и сам себя испугался тогда, чего уж. Но МакАлистер перепугала его никак не меньше, когда чуть не расшиблась на тех скалах. Вот когда все точно закончилось бы, сломалось и потерялось бы безвозвратно. Но, видимо, это ей в голову не приходило.
Едва машина снова тронулась с места, Эванс выдохнул с облегчением и осторожно повел челюстью, похрустывая ею как после хорошего хука. Он так сильно стискивал зубы все это время в попытке удержаться от комментария, что у него закровоточили десны, а во рту поселился стойкий медный привкус. Лучше чем горечь в любом случае.
— Это ты дура, МакАлистер, — заговорил он спустя какое-то время, не отворачиваясь от окна. — Ты дура, если всерьез думаешь, что от меня можно вот так легко избавиться. Я могу злиться на тебя сколько угодно и как угодно сильно, но мы с тобой не перестанем от этого быть напарниками. Так что смирись. Факт неутешительный и весьма прискорбный, но никуда я от тебя не денусь, — он хмыкнул и, повернувшись, посмотрел на напарницу. — А ты от меня. Страшно, да?
Последнее Джеймс произнес, уже глядя на качающиеся на волнах лодки. Протянувшаяся вдоль берега пристань пестрила постройками самого разного толка. Мелкие забегаловки, магазинчики и лавчонки, складские помещения, сдаваемые в аренду, и просто лодочные сараи толпились вдоль береговой линии подобно торчащим из грубого прибрежного песка камешкам и ракушкам. Джеймс сощурился, высматривая на портовой парковке свободное место, но потом забил на это дело. Пятница — рыбный день не только в местном пабе, тем более что сам по себе рабочий день был в самом разгаре.
— Езжай вон туда, — он махнул рукой дальше по забитой парковке. — Там будет спуск к частным причалам. Можно оставить машину рядом с одним из них.
Умытая проливным дождем парковка блестела глянцем, отражая свет противотуманных фар. Когда они спустились к самому берегу, а под колесами перестал шуршать асфальт и захрустел накрепко укатанный речной песок вперемешку с мелкой калькой и ракушками, притихший на заднем сидении Марти резко оживился. Ремень безопасности не давал ему толком развернуться, но для того, чтобы громко облаять летящую вдоль береговой линии чайку, много простора и не нужно было. Эванс поморщился от звона в ушах и оглянулся назад, на счастливо вывалившего язык пса. Он радостно блестел глазами и переминался с лапы на лапу в предвкушении.
— Да, давно мы с тобой по побережью не гуляли, — понимающе протянул Джеймс. Но и на этот раз погулять вряд ли получится. Идти по следу все таки не то же самое.

+1

22

[indent] Джоанна честно ожидала, что Эванс взорвется. Подсознательно она ждала этого с того момента, когда он чертыхнулся из-за того, что едва не вписался носом в торпеду, когда напарница по-дурному резко затормозила. Тихо тлевшая атмосфера раздражения вспыхнула новыми искрами, но взрыва не последовало. Эванс стиснул зубы так, что они, наверное, едва не крошились, вцепился в ремень, но помолчал. И МакАлистер честно не знала, как к этому отнестись. Она обхватила руками руль так крепко, что побелели костяшки пальцев, а зрение начало подозрительно мутиться. От злости, обиды и ещё какого-то пока не распознанного однозначно чувства тяжело было дышать. Джо задыхалась, цепляясь за руль, как утопающий – за соломинку. Она даже чуть приоткрыла рот, с шумом втягивая воздух носом и с шипением выдыхая его через горло. Наверное, в надежде, что вместе с них куда-нибудь улетят и раздирающие грудь эмоции. Лучше Джеймс наорал, чем молчать и демонстративно отворачиваться. Когда же они успели всё так усложнить?!
[indent] В голове воцарился странный звон, перемежающийся с шумным стуком крови в висках. Машина едва заметно вильнула, когда у МакАлистер дернулись руки. Она тут же вцепилась покрепче в руль, опасаясь встречи со столбом или деревом, если будет отвлекаться на заговорившего с ней Эванса. Туго сжавшуюся внутри пружину немного отпустило: резко, но достаточно плавно, чтобы не получить ею в лоб. Девушка с шипением выдохнула сквозь сжатые зубы и перестала выжимать педаль газа несчастного патрульного автомобиля, как сумасшедшая. Она снова могла нормально дышать.
[indent] – Немного, - честно призналась Джоанна, позволив себе расплыться в слабой улыбке. – За пару лет я к тебе ужасно привыкла. Даже к твоим идиотским шуточкам, - девушка покосилась на Джеймса. Он слишком сильно вплавился в её жизнь, пророс в каждую её частичку. Если попытаться выкорчевать Эванса, то получившиеся дыры было бы слишком сложно чем-то заполнить. – В общем, я уже смирилась, что ты идиот и почти тебя люблю. И очень не дорожу нашей дружбой. И ладно уж, больше не буду никуда лазать без тебя, - последнее прозвучало особенно весомо. Хмыкнув, МакАлистер убрала одну руку с руля и, оперевшись ею на сиденье, приподнялась и быстро чмокнула напарника в щёку. Вот теперь машину мотнуло ощутимо, столкновения с мусорным баком удалось избежать только в последний момент, вильнув в сторону. Ну, она же обещала полихачить.
[indent] Опустившись обратно и вернув руку на руль, Джоанна прищурилась, рассматривая пристань с мерно покачивающимися на слабых волнах разнокалиберными лодками. Словно галька на пляже, вдоль береговой линии были рассыпаны лавочки, мелкие забегаловки и магазинчики, перемежающиеся с лодочными сараями и складами. В честь будничного дня о месте на парковке можно было только мечтать. Едва ползя вдоль стоянки, МакАлистер тщетно искала глазами свободный промежуток между машинами в надежде приткнуться.
[indent] – Черт! – выругалась Джо, когда тащившаяся слишком медленно машина дёрнулась и заглохла. Пришлось тянуться к ключу зажигания и заводить её снова, чувствуя, как в груди снова вспыхивает раздражение. – Угу, - промычала МакАлистер, снова тронувшись с места и уже быстрее покатившись в направлении частных причалов. Там вопреки разгару пятницы оказалось довольно тихо. Машина съехала с асфальта, и под колёсами зашелестела смесь песка с мелкой галькой.
[indent] – Приятель, ты нас оглушишь! – рассмеялась девушка, морщась от звона в ушах. Марти ответственно облаял чайку и принялся громко сопеть и елозить, явно н\досадуя на мешающий ему бежать со всех лап ремень безопасности.
[indent] Джоанна отвела автомобиль подальше ото всех и поставила на отшибе, на расстоянии даже от пары припаркованных возле частных причалов машин. Выдернув ручник, она вывалилась из машины, забывшись и резво вскочив на больную ногу. Та немедленно отозвалась болью, но девушка только посильнее стиснула зубы, стараясь ничем себя не выдать. За палкой она полезла вполне бодро.
[indent] – Я бы тоже выбралась на побережье попозже, - осторожненько сказала МакАлистер, косясь на напарника. Освобожденный Марти крутился возле их ног, выметнувшись из машины сразу же, как только его отстегнули. – Начинаем с того сарая, где послед… - Джо осеклась и суеверно поправилась. – Крайний раз видели Стюарт? – достав из кармана блокнот с заметками, девушка открыла его на нужной странице и продемонстрировала напарнику нарисованную Айрис схему. Чернила тут же начали местами расплываться от попавших на них мелких капелек дождя. 

+1

23

Едва патрульная машина остановилась, Эванс принялся отстегивать ремень безопасности. В отличие от напарницы он никуда не торопился. Если Стюарт все еще была где-то здесь, они ее найдут, Марти найдет. А если нет... Об этом Джеймс предпочитал не думать. Пока, по крайней мере. Привычка решать проблемы по мере их поступления имела свои плюсы и сейчас была как нельзя кстати.
— Ну-ну, не дергайся, — слабая попытка унять беспокойно ворочавшегося на сидении пса, который своей суетой все больше мешал, не удалась и пришлось от души рявкнуть на него. — Уймись, кому сказал!
Марти тут же сел аккуратным столбиком и послушно замер, даже уши вытянул по стойке смирно. Его нетерпение выдавало только шумное сопение и едва слышный скулеж, так и рвущийся из собачьей груди. Стоило Джеймсу отстегнуть ремень безопасности, как шило в беспокойной песьей заднице снова активизировалось и вынесло пса из машины бойкой шерстяной торпедой. Эванс даже не успел ругнуться по привычке. Его стопорнула фраза, брошенная МакАлистер будто невзначай, но зацепившая крепким рыболовным крючком. Язык сработал прежде мозгов.
— Как только выкинешь чертову палку и перестанешь ковылять как подбитая утка, так и быть, свожу вас обоих на свидание в бухту, — он фыркнул и конечно же не удержался от традиционной ложки дегтя. — Только если раньше себе еще что-нибудь не сломаешь, конечно.
Поймав все никак не унимающегося Марти за ошейник, Джеймс намотал поводок на руку и, бросив короткий взгляд на рисунок в блокноте напарницы, потопал к нужному сараю. Он значился как склад, судя по намалеванным белой краской над самым входом цифрам, но едва ли в последнее время выполнял свои прямые функции хотя бы отчасти. Хлипкая постройка с прохудившейся крышей и бессчетным количеством прорех в обшивке разве что под снос годилась. Сарай он и в Африке сарай. Правда, ящики внутри все же стояли, как и говорила Айрис. Немного и все какие-то старые, как будто забытые ком-то или тупо брошенные. Запах сырости был здесь особенно силен. Расчленить его на составляющие не составило труда. Разбухшая от влаги и уже хорошо подгнившая древесина, медный душок застарелой ржавчины и затхлая до тошноты вонь застоявшейся воды, тянувшаяся откуда-то из глубины помещения. Очаровательно. Медный запах заметно усилился, откровенно воняя соленой ржавчиной, когда Джеймс и Марти поравнялись со сложенными в кучу у стены старыми водопроводными трубами. Пес громко чихнул, недовольно фыркнул и тут же потянул вперед, не столько поглубже внутрь помещения, сколько подальше от этой кучи остро воняющего хлама.
Припомнив, где, по словам Айрис, была обнаружена Катриона, Эванс не стал дожидаться, пока МакАлистер нагонит его. Когда она наконец-то доковыляла и вошла в сарай, Марти уже вовсю сопел за ящиками, собирая слабые ниточки посторонних запахов по одной и связывая их в относительно крепкий шнурок, за который можно было бы смело потянуть.
— Кажется, что-то есть, — неуверенно шепнул Эванс поравнявшейся с ним напарнице. — Он точно что-то учуял, но Стюарт ли это?..
Сомнения не оставляли его, даже когда Марти вдруг рванул куда-то в скрипучую глубину помещения, дернув Джеймса за собой, но почти сразу же остановился и засопел по полу, словно действительно что-то нашел. Здесь было слишком темно, чтобы разглядеть так ли это. Нашарив фонарик на поясе, Эванс щелкнул кнопкой и осветил отпечатки босых ног, протянувшиеся вихляющей цепочкой прямиком к неприметной дверце в самом углу. Она была прикрыта, но не заперта. Старые петли глухо поскрипывали, когда дверь болталась туда-сюда, подчиняясь сквознякам, что гуляли тут как у себя дома.
— По крайней мере с сараем мы точно не ошиблись, — заключил Джеймс. Марти все тянул и тянул его за собой к поскрипывающей двери, но Эванс не торопился он осветил каждый уголок в радиусе как минимум метра от каждого отпечатка в поисках других следов, но так ничего и не нашел. Ничего, кроме втоптанного в грязь окурка. Только оказавшись у двери, Джеймс обнаружил еще одно вполне четкое подтверждение слов Айрис — клочок длинных темных волос застрявший в косяке. Стюарт действительно здесь была. В этом уже можно было не сомневаться. Но куда она отправилась? Марти, таки просочившийся мимо Эванса через дверь, бестолково топтался на месте.

Отредактировано James Evans (2017-12-14 20:32:13)

+2

24

[indent] – Эванс, я запомнила, - нарочито строго предупредила напарника Джоанна, уверенно ткнув пальцем ему в грудь. – И про свидание с Марти тоже. Не волнуйся, я больше не оставлю тебя без присмотра, - МакАлистер фыркнула и закатила глаза. – Устал сидеть на попе ровно, друг? – девушка потрепала ерзавшего возле Эванса в нетерпении Марти по голове. Она его прекрасно понимала: после выхода с больничного шило в заднице Джо активизировалось и кололось с удвоенной силой. От новых подвигов её удерживала только трость. Да и то сейчас МакАлистер переминалась возле напарника не менее нетерпеливо, чем его пес. Стартануть в направлении сараев раньше Джеймса, явно пребывавшего не в настроении, она как-то не решилась, опасаясь реально оказаться запертой в багажнике.
[indent] Отчасти то, что Эванс топал впереди, было даже хорошо. МакАлистер могла ковылять как хотела, без опаски быть отправленной обратно в машину. За ней на песке оставался странный след: одна нога приволакивалась и оставляла более продолговатый отпечаток, чем другая. Тучи снова затянули хмурое низкое небо и начали тихонько накрапывать мелкой изморосью. Той самой, от которой стыдно спрятаться под зонтом, но в итоге одежда оказывается насквозь промокшей. Джоанна втянула голову в плечи и повыше подняла воротник форменной куртки. Она отставала от Джеймса шагов на пять-семь, успевая оглядываться по сторонам.
[indent] Нужный сарай казался давно не используемым ни по назначению, ни вообще как-то. Крыша его явно прохудилась, а стены покосились, зияя прорехами между досками обшивки. Рассохшаяся дверь легко открылась со скрипом. Входя в нее, МакАлистер машинально пригнулась и скрестила пальцы, чтобы вся эту конструкция не сложилась, как карточный домик, пока они будут внутри.
[indent] В нос предсказуемо ударил стойкий запах сырости и влажного дерева, местами прогнившего и покрытого плесенью. К нему приплетался сладковатый душок затхлой воды. Джоанна сморщила нос и чихнула, оглядываясь по сторонам. Помещение было хаотично заставлено ящиками, такими же полуразвалившимися и тупо брошенными тут, и всяким хламом. Эванса с Марти потянуло в сторону кучи старых труб, сильно побитых рыжими пятнами ржи и воняющих ею же. МакАлистер, обладавшая тонким обонянием, от этой смеси ароматов снова расчихалась, прикрывая нос и рот ладонью.
[indent] – Мог бы и подождать, - беззлобно проворчала девушка, зачем-то понизив голос. Впрочем, заговорила она скорее, чтобы разогнать гнетущую тишину, прерываемую лишь тихим шорохом возобновившегося снаружи дождя. Звук собственного голоса помогал отпугнуть гнетущие мысли о том, что же все-таки здесь произошло и где Стюарт. А они неизбежно всплывали в голове, пока Джоанна наблюдала за пыхтящим за ящиками Марти. – Если бы это была она, то уже подала бы голос, наверное, - ещё более неуверенно отозвалась МакАлистер. Пёс сначала напрягся и замер на долю мгновения, а потом вдруг резко рванулся вглубь сарая, чтобы уже через пару метров снова застыть, уткнувшись носом в пол.
[indent] – Что там? – шепотом спросила Джо, тоже отцепляя фонарик от пояса форменных штанов и щелкая кнопкой. Два ярких луча скрестились на небольших отпечатках босых ног, вихляющих, как заячьи следы. Они петляли то реже, то чаще, часто забирая в сторону, будто оставившая их девушка испытывала проблемы с координацией. – И с состоянием Катрионы Стюарт тоже, - мрачно заключила МакАлистер, вслед за скребущим носом по полу Марти и Эвансом продвигаясь вглубь сарая к малоприметной дверце. Давно не смазанные петли надрывно сипели из-за треплющего её сквозняка, от чего по спине маршировали мурашки. Всё было как в нежно любимых Джоанной мистических детективах. – Блинский блин, надеюсь, мы найдем её пьяной или даже обдолбаной и замерзшей, - тихонько пробормотала себе под нос девушка, по пятам за Джеймсом и Марти идя по следам Стюарт. Фонарик выхватывал из сумрака отпечатки босых ног, вдавленный пятков в грязь окурок и… Вот они сплетаются со следами, вероятно, принадлежавшими Айрис. Ничего дельного. У двери Эванс остановился. Практически поднырнув ему под руку, МакАлистер тоже встала на месте, разглядывая зацепившуюся за вытарчивающий из косяка гвоздь темную прядь волос. – Не знаю, Стюарт это или нет, но это было больно, - негромко заключила Джо. Марти растерянно топтался на месте. – Потерял след? – девушка бестолково переступила с ноги на ногу, убрала за ухо выбившуюся из растрепавшейся мокрой косы прядь волос и решительно шагнула под разгуливающийся дождь. – Если Марти не возьмет след снова, то есть кое-кто, с кем полезно поболтать. Тут неподалеку часто шарится один бездомный, он ночует в этих сараях и периодически помогает рыбакам за мелочь.

+1

25

Небольшой козырек крыши, окаймляющий постройку по периметру, скрывал их от дождя лишь отчасти. Косые струи грозили вымочить форменные штаны по колено, еще когда они с Джо только стояли в дверном проеме, высматривая из своего убежища, куда могла податься Стюарт. Однако, стоило им выйти, как их окатило с ног до головы. Эванс дернул напарницу за локоть в сторону от склада, где под небольшим навесом, оставшимся, скорее всего, от очередной ветхой постройки, светлел еще крохотный сухой пятачок. Туда же он поволок и пса. Бедняга Марти шел, понуро повесив уши и поминутно перетряхивая свою густую шкуру в тщетной попытке избавиться от застрявших в ней капель воды. А дождь все усиливался и усиливался, набирая обороты с каждой минутой и угрожая перерасти в самый настоящий ливень. Потоки воды катились по потрескавшемуся асфальту, журчали в канаве неподалеку и с громким бурлением скатывались в трубу, утопающую глубоко в земле. Другой ее конец наверняка заканчивался где-то там, уже ближе к берегу, торча из бетонного массива пристани и извергаясь целым потоком грязной дождевой воды прямо в море.
Джеймс уже начал сомневаться, что они найдут во всем этом потопе хоть какие-то следы Катрионы. Марти мог уловить знакомый запах где-то по близости, если его провести по округе и позволить основательно порыскать среди складских помещений, сараев и прочих построек пристани. Но не в такую ненастную погоду. Дождь смывал все. Не только следы, но и запахи. Даже такие острые и приставучие, какие царили на том складе. Эванс шумно сопел, принюхиваясь к собственной вымокшей форме. Ему все казалось, что он насквозь пропах тошнотворным запахом ржавчины от тех водопроводных труб. А ведь он просто прошел мимо.
Под навесом было довольно шумно из-за грохота воды о железный шифер, но не в пример суше, чем на том же складе, и пахло не так противно. Джеймс стряхнул дождевые капли со щетины, взъерошил волосы и огляделся. Деревянные ящики громоздились у стены не очень аккуратной кучей. Выбрав более или менее крепкий на вид, он поставил его рядом с Джоанной, чтобы она присела и дала своей ноге хоть немного отдыха, а сам подпер одну из опор навеса плечом. Продолжать поиски Стюарт, пока дождь не сбавит обороты, было бессмысленно.
— Ты про старину Марти? — припомнил он помянутого МакАлистер бездомного. — Не знал, что он и здесь околачивается. Я его только в городе вижу периодически. Иногда на окраинах. Да и староват он, чтобы подрабатывать, если честно... Не про тебя мы, не про тебя.
Последнее он адресовал Марти, который при звуке своего имени тут же навострил уши и ловко поднырнул мордой под ладонь, требуя к себе внимания. Мол, раз уж позвал, гладь теперь. Потрепав мокрые уши овчарки, Эванс критически оглядел округу сквозь плотную завесу дождя, пытаясь с решить откуда лучше начать обход. Они вышли с другой стороны склада и теперь зависали можно сказать со двора, но и здесь все было в точности так же, как и со стороны причалов. Все та же обшарпанная обшивка складских стен, неровный асфальт, местами поросший пучками травы и бесконечные ящики, подпирающие стены. Казалось, они и стоят-то до сих пор только за счет этой хлипкой опоры.
— Есть еще вариант поискать Стюарт у Гордона. Ты его знаешь? Джейсон Гордон, — пытаясь перекрыть грохот дождя о крышу, прокричал Джеймс спустя какое-то время. — Они вместе учились. Вообще все они. Стюарт, Келли, Гордон... Макрей тоже. Рори сказал, что у них со Стюарт отношения были еще до того, как его закрыли за убийство. Может и после, кто знает. Стоит проверить, как думаешь?
Эванс хотел сказать еще что-то, но в этот самый момент из-под ящиков, рядом с которыми они с МакАлистер так удобно расположились, выскочил кот неопределенного окраса. Он был тощий и явно беспризорный, но все же это был кот. Марти отреагировал мгновенно, рванув за ним с крейсерской скоростью, и Джеймс моментально пожалел, что оставил его поводок просто болтаться. Хотя с другой стороны, если бы пес его поволок за собой, было бы куда хуже.
— Вот черт! — Джеймс рванул было за ним, но вовремя вспомнил, что вообще-то не один, и оглянулся на напарницу. — Я за ним, а ты... — взгляд уперся в чертову палку и снова поднялся к лицу МакАлистер. О том, что она останется здесь смиренно ждать их с Марти возвращения, он не смел и мечтать. — Только не пытайся бежать, хорошо? Поберегись хоть немного.
Не дожидаясь ответа, Эванс выскочил под дождь и припустил бодрой рысью в сторону склада, за углом которого скрылся Марти. Тяжесть проливного дождя давила на плечи, а от холода, пробирающего до самых костей, Джеймс весь сгорбился, но на его скорость это никак не повлияло. Тем более что догонять Марти и не пришлось. Пес очень громко дал о себе знать, когда взялся облаивать очередную кучу ящиков, под которой, видимо, скрылся ненавистный кот.

+1

26

[indent]МакАлистер послушно опустилась на подставленный практически ей под пятую точку деревянный ящик. Он недовольно заскрипел под весом девушки, но всё-таки выдержал и не развалился.
[indent] Дождь грохотал потоками воды по крыше, а Джо, обняв себя руками за мокрые плечи и устремив взгляд на бегущий по земле ручей, думала о том, что если тут и были какие-то следы Катрионы, то их давно уже смыло. В душе поднималась волна досады. Большей частью на себя: девушка винила себя и свою ногу за медлительность, раз за разом размышляя, не успели ли бы они добраться сюда раньше и всё осмотреть, не будь этой чертовой хромоты.
[indent] – Ты похож на мокрого легавого пса, - поставила в известность Джеймса МакАлистер, улыбаясь самыми краешками губ. На душе скреблись некислых таких размеров кошки, но она всё равно пыталась бодриться. Джоанна отряхнула капли с плеч, взъерошила мокрые волосы и вытерла ладонями мокрое лицо. – Да, про него. Мне его жаль, - девушка пожала плечами. Улыбка сползла с лица, уступив место искреннему сожалению. Она всегда думала, есть ли у Марти родные. А если есть, то почему они о нём не позаботились. – Хороший старик, хоть и со своим прибабахом. Не знаю, сколько правды в его историях, но мне нравится слушать его, - Джо замялась и снова неопределенно дернула плечом. Такое чувство, что признавалась она сейчас в чем-то постыдном. Или, как минимум, в том, что до сих пор любит играть в куклы. – Я взамен угощаю его бургером с горячим кофе. В общем, можно смело считать его моим информатором, - голос прозвучал до смешного серьезно, но всё впечатление смазывала лукавая улыбка и хитрый огонек в глазах. Девушка поманила к себе Марти, расстроенно тыкавшегося в руку Эванса носом. Тот было начал гладить пса, но забылся, оглядываясь по сторонам. Рука замерла, забыв трепать густую шерсть на загривке. Так что овчарка, поколебавшись, изменила хозяину с его напарницей, куда более щедрой на ласку. Джоанна зарылась пальцами в мокрую шерсть, остро пахнущую псиной, и довольно принялась гладить и трепать Марти, сама едва не урча от удовольствия. Сквозь плотную пелену дождя можно было разглядеть обшарпанные стены старых сараев, старый асфальт с пробивающимися в трещинах пучками травы и грудами ящиком то тут, то там. Эванс молчал, и МакАлистер тоже, глубоко задумавшись над тем, где же им теперь искать Марти.
[indent] – Смутно, но помню, - с запозданием отозвалась девушка, когда, наконец, до нее дошло, что Джеймс к ней обратился. – Про отношения тоже что-то слышала краем уха, так что есть смысл прощупать почву, наверное. Да, давай съездим к нему, когда здесь закончим. – МакАлистер качнула головой в такт своим мыслям, будто ставя точку в конце очередного пункта их плана на ближайшее время.
[indent] За одним из ящиков что-то грохотнуло, а спустя секунду оттуда вылетел, как выпущенный из помпового ружья, уличный котяра, стрелой помчавшийся прочь. Марти отреагировал мгновенно. Хорошо ещё, что Джоанна, чуть было инстинктивно не уцепившая его за ошейник, не успела этого толком сделать.
[indent] – Давай! – махнула рукой МакАлистер, отпуская напарника на все четыре стороны вслед за псом, в котором неожиданно проснулись какие-то первобытные инстинкты. – Ладно, ладно, - бросила она уже вслед умчавшемуся вперед Джеймсу, с трудом опираясь на палку и потихоньку вставая. Задержав дыхание, как перед прыжком в воду с обрыва, Джоанна вымелась из-под хлипкого навеса под проливной дождь и похромала приблизительно в том направлении, куда удрали Эванс и его ошалевшая овчарка. Они скрылись за углом, и девушка потеряла их из виду, но откуда-то доносился заливистый лай, служивший прекрасный ориентиром. МакАлистер за считанные секунды промокла, что называется, до белья. Ссутулившись и подволакивая больную ногу, девушка потащилась за в сторону какого-то сомнительного сарая, меленько подрагивая от холода. Того и гляди, зубы начнут предательски стучать, и Эванс додумается под первым же пришедшим ему в голову предлогом выпровадить напарницу греться в машину.
[indent] – Поймали кота, добытчики? – ехидно поинтересовалась девушка, выруливая из-за угла. Марти буквально задыхался лаем. – Хэй, дружище! Кто там? – подозревая, что кот не стоил бы такого шума, Джо наклонилась, пытаясь заглянуть под груду ящиков, на которую он брехал. Она зашевелилась и заговорила знакомым скрипучим голосом прежде, чем девушка успела осознать, что торчащий из-под ящиков видавший виды ботинок принадлежит явно не коту. Тот вроде был с босыми лапами.
[indent] – Джоанни?
[indent] – Эванс, убери его, убери. Марти, иди сюда, - пёс не послушался и продолжил облаивать ящики, пытаясь подлезть к ним и выковырять оттуда затаившегося в укрытии бездомного. Когда Джеймс, наконец, оттащил свою собаку из-под ящиков показался ворчащий Марти. Тот, который двуногий.
[indent] – Я говорил, что грядет апокалипсис. Попомни мои слова, девочка, Божья кара за наши грехи уже близко, - покряхтывая, старик выбрался из своего укрытия и вздернул вверх грязный палец. В нормальный режим из предсказательского он переключился, как всегда, легко и неожиданно. – Я тут, понимаешь, дремлю в своем временном доме, пережидаю дождь, а он… - Марти не нашел нужных слов, но зато послал хозяину своего мохнатого тезки живоговорящий взгляд. Нужно было как-то прервать старика, который мог разглагольствовать ещё очень долго, но Джоанне не приходило в голову хороших идей, как это аккуратно сделать. Поэтому она малодушно покосилась на напарника, намекая, что это Эвансу придется взять на себя. Бездомный был нужен констеблям в хорошем расположении духа.

Отредактировано Joanna McAlister (2017-12-26 00:03:56)

+1

27

Если кот и правду был где-то под ящиками, то, наверняка, уже умер от разрыва сердца и отправился в свой кошачий рай со сговорчивыми кошечками всевозможных пород, всегда свежей рыбой и самыми густыми сливками в свободном доступе. Марти так громко лаял, что, казалось, даже воздух, насыщенный влагой под завязку, дрожит и вибрирует от этого. Железная обшивка ближайшего склада точно вибрировала. Было отчетливо слышно, как она отзывается тревожным гулом на каждое взлаивание перевозбужденного пса. А когда Джеймс дотронулся до нее ладонью, убедился в этом еще и на ощупь. От оглушительного собачьего лая у него уже звенело в ушах.
— Марти, уймись, это всего лишь кот! — попытался он урезонить захлебывающегося лаем питомца, одновременно вылавливая конец поводка, который метался из стороны в сторону по мокрому асфальту, как агонизирующая змея. Но пес как будто и не слышал его вовсе. Что-то там под этими чертовыми ящиками определенно было, вот только вряд ли Марти стал бы так разоряться из-за какого-то облезлого кота.
— Ну, что там? Что ты унюхал? Крыса поди опять? Что мы решили на счет крыс, а? — он выговаривал животному, словно тот был непослушным ребенком. — Это фу, гадость и вообще...
Поймав, наконец, поводок, Джеймс наклонился и заглянул под ящики, но ничего кроме неясной темноты не увидел. Тем не менее, когда ему показалось, что эта темнота вдруг зашевелилась, тут же потянулся за фонариком, но достать его так и не успел. Из-за угла показалась МакАлистер. Такая же вымокшая, как и они с Марти.
— Не знаю, что там, но точно не кот, — ответил за своего питомца Джеймс. Он все же достал фонарик, чтобы посветить, но в этом отпала всякая необходимость, когда из-под ящиков раздался знакомый голос. — О, черт... Марти, что ты тут забыл?
На этот раз он обращался совсем не к своему псу. Кое-как оттащив взбеленившееся на бездомного животное в сторону, Джеймс прихватил Марти за ошейник и довольно грубо его осадил, намеренно причиняя боль. Громкий окрик, хлесткий как удар хлыста, быстро урезонил пса, но тот продолжал дрожать всем телом от желания рвануть в строну своего тезки и опрокинуть его на землю.
— Дэнни, откуда у тебя этот зверь? С каких пор ты любишь собак? — удивился вдруг Марти, после затяжной тирады на тему грядущего шторма, который покажет всем, кто тут господь бог, а кто так, погулять вышел. Если на счет бредней о грядущем климатическом апокалипсисе Джеймс не возражал и даже готов был поддержать беседу, потому что так с Марти было куда легче контактировать, то, когда старик в очередной раз назвал его по имени его же отца, Дэниела Эванса, его заметно передернуло. Такое случалось далеко не в первые и не только с Марти, но каждый раз, это было как тяжелая затрещина и удар под дых одновременно.
— Я Джеймс. Не Дэниел, — отчеканил Эванс, удерживая так и рвущегося с поводка пса подальше от бездомного. — Дэниел давно умер, Марти. Его больше нет.
Прошло несколько мучительно долгих секунд, прежде чем в прозрачных глазах старика появилось что-то отдаленно напоминающее понимание. Он вдруг принялся топтаться на месте и озираться по сторонам, словно что-то потерял. Его поношенные ботинки звонко захлюпали натекшей в них водой, а моментально промокшая под проливным дождем одежда потемнела и набрякла влагой, превратив старика в еще большего оборванца чем он был. Хотя, казалось бы, куда уж больше. Наверное, им все таки стоило перебраться куда-нибудь под крышу и желательно туда, где потеплее и посуше, чтобы поговорить с Марти и хоть немного отогреться самим. Джеймс огляделся и, сориентировавшись на местности, кивнул в сторону узкого прохода между двумя складскими помещениями.
— Может к Дону заглянем, а, Марти? — нарочито беспечным тоном предложил он и, скосив глаза на напарницу, едва заметно подмигнул. — Супа горячего поедим, погреемся. Заодно расскажешь, как у тебя дела. Я так давно тебя не видел... Марти тоже. Вон, даже не узнал тебя. Ты же помнишь Марти?
Он как будто обращался к ним обоим и это странным  образом возымело благополучный эффект. Пес как-то незаметно успокоился и даже нерешительно вильнул хвостом, а старик и вовсе разулыбался своим беззубым ртом и потянулся к собаке рукой, чтобы погладить. Выглядел он при этом как сущий ребенок. Джеймс слабо улыбнулся и снова посмотрел на МакАлистер.
— Подгони машину к "У Дона". Встретимся там, — а сам намотал на руку поводок и, подхватив старика пол локоть, повел обоих Марти прочь из этого лабиринта в сторону причалов, на ходу заговаривая старику зубы всякой ерундой. — Слыхал про Кемпбелла? Не Дональд, а Эндрю который. Да-да, тот, что утонул. Уже больше месяца прошло. И как его только угораздило?..

+1

28

[indent] Когда Марти, по традиции плавающий на своей волне, ошибся и назвал Джеймса именем его отца, только слепой бы не заметил, как парень вздрогнул. Джоанна же была вполне зрячей и со слов самого  напарника и в ещё большей степени – по рассказам его матери, Морин, знала, каким человеком был Дэниэл Эванс, поэтому в том, как перекосило его сына девушка не видела ничего удивительного.
[indent] – Ты – не он, - так тихо, чтобы за шорохом капель дождя, гулко барабанящего по железной обшивке сарая, расслышать её мог только Джеймс, проговорила девушка, положив ладонь на ему на плечо и несильно его сжав в знак своей молчаливой поддержки. Она хотела, чтобы он просто помнил это, чтобы не забывал, что он и его отец – как земля и небо.
[indent] Как же так, Айлин? – негромко, но так отчаянно и потерянно, что защемило сердце, спросил Марти, переведя взгляд светлых до прозрачности глаз на Джоанну. Она поперхнулась воздухом, а в воцарившейся в голове глухой пустоте не нашлось ответа на вопрос старого бездомного. Ладонь, так и не убравшаяся с плеча Эванса, машинально сжалась до того сильно, будто она ему кость сломать хотела. МакАлистер частенько говорили, что она похожа на мать, и все казалось, что этими словами они делают ей комплимент. Но на самом деле они выжигали душу напоминанием о потере, бередили рану, которая не желала заживать даже спустя столько лет.
[indent] – Ты снова всё путаешь, старина, - хрипло выговорила Джо, отгоняя от себя наваждение. Старик принялся потерянно озираться по сторонам, и она невольно подхватила его настрой, тоже начав топтаться на месте и оглядываться. МакАлистер неловко перенесла вес на больную ногу и едва не зашипела, когда та немедленно отозвалась болью. Чтобы скрыть это, девушка сделала шаг к Марти и положила свободную руку бездомному на плечо. Тот тут же сфокусировать взгляд на ней, споткнулся им о чертову трость и не преминул спросить.
[indent] – Снова куда-то влезла, девочка? – старик укоризненно посмотрел Джо и сокрушенно покачал головой. – Ты всегда была непоседой.
[indent] Под его взглядом МакАлистер потупилась, как провинившийся подросток, и опустила глаза на мыски собственных ботинок, в которых, к слову, давно уже хлюпало. Потемневшая от воды форма уже не спасала от холода, даже, кажется, наоборот, крала драгоценное тепло. Поэтому время от времени констебль украдкой ёжилась и зябко поводила плечами.
[indent] – Хорошее предложение, а Марти? – разулыбалась Джоанна, пока старик не продолжил петь про трость и дразнить гусей, один из которых опять недобро зыркнул на палку, служившую опорой его напарнице. К счастью, Эвансу удалось переключить внимание бездомного на свою собаку и горячий суп, маячащий в перспективе посещения местной забегаловки.
[indent]- Оке-е-ей, - невесело протянула МакАлистер. Поведение Джеймса её почему-то задело. Безобидная просьба подогнать машину к Дону показалась ещё одним напоминанием о хромоте. Будто бы напарник ненавязчиво так ухватил за шкирку и повозил мордой в ближайшей луже, как нашкодившего щенка. Одна рука с силой стиснула трость, вторая сжалась в кулак так крепко, что ногти впились в кожу. – Хэй, Эванс! – окликнула девушка напарника в спину, стараясь, чтобы её голосок прозвучал нарочито бодро и ни в коем образе не выдал расстройства. – Мне чего-нибудь горяченького тоже возьмите, хорошо?
[indent] Ещё пару мгновений Джоанна провожала взглядом Джеймса, Марти и второго Марти, потом глубоко вздохнула и неспешно развернулась в другую сторону. Во всем нужно искать плюсы, да? Вместо того, чтобы рефлексировать и разжевывать не к месту очнувшуюся обиду на напарнику, совершенно зряшную, кстати, девушка принялась считать шаги. Теперь она могла ковылять как угодно, а не выверять каждый из них, чтобы ненароком не припасть на больную ногу слишком сильно. А хромала МакАлистер, если не задавалась четкой целью скрывать вспыхивающую при переносу на сломанную недавно конечность боль, ещё довольно ощутимо.
[indent] Путь к машине занял столько времени, что Эвансу с Марти, наверное, его хватило на то, чтобы дотопать до забегаловки и с комфортом там устроиться. Выругавшись, когда ключи едва не выскользнули из мокрой руки в ближайшую лужу, Джо открыла машину и ввалилась в салон. Лезть в пропитанной водой одежде на сухое кресло жало до невозможности, но вариантов не предвиделось. Потянувшись, девушка, у которой уже зубы стучали от холода, первым делом включила печку и только потом тронулась с места.
[indent] Маневрирование в узких проходах между складами и сараями на второй передаче заняло от силы пять минут. Бросив машину на парковке возле забегаловки и наплевав на то, что она перекрывает выезд паре других авто, МакАлистер выпала из салона и поковыляла в сторону входа.
[indent] Внутри забегаловки было восхитительно тепло. Джоанна даже зажмурилась, как забравшаяся на батарею кошка, и замерла на пороге на пару секунд, пока её ненавязчиво не подтолкнули в спину. Отступив в сторону, она покрутила головой, ища взглядом напарника. Его светлая макушка обнаружилась за столиком в самом дальнем углу, куда пришлось пробираться между другими, что с тростью было совершенно особенным удовольствием.
[indent] – Вот же засранец, - пробухтела себе под нос МакАлистер, старательно следя за тем, как она ковыляет. На последнем этапе она ощутимо задела бедром столик и, ловя равновесие, сильно накренилась, повиснув на плечах сидящего к ней спиной Эванса. – Ну, и где мое горячее? – весело поинтересовалась она, пихая напарника в бок. – Уступи даме место, а? Я не полезу к окну через тебя.
[indent] Усевшись и обняв ладонями кружку с кофе, девушка перестала напоминать драчливого воробья, став похожей просто на взъерошенную мелкую пташку. Мокрую и замерзшую, надо сказать.
[indent] – Так о чем вы тут говорили? – поинтересовалась Джо, кидая на Джеймса заинтересованный взгляд. Мол, ты уже начал расспрашивать про Катриону или хватило совести меня подождать?

+1

29

Портовые забегаловки Северного Солуэя не отличались особым изыском, да и вообще ничем не отличались. Так что не было ничего удивительного в том, что их путали. Порой тупо понять, куда ты попал, получалось, только взглянув на вывеску на входе. Даже немногочисленные работники и те кочевали из одной забегаловки в другую чередуя смены, чтобы подзаработать. Но закусочная "У Дона" запоминалась своим посетителям уже тем, что хозяева этой забегаловки имели дурную привычку помирать не своей смертью. По пьяни, если конкретнее. Первый свалился с лестницы и свернул себе шею, а второй навернулся с пирса и утонул. Кто сейчас тут был за хозяина, Джеймс не знал, но надеялся, что их с обоими Марти не попытаются выставить за дверь. Видок у их мокрой компашки был, прямо скажем, не шибко презентабельный.
— Ну и погодка, да? — протянул покуривающий у самого входа бородач, когда Эванс наконец-то поднырнул под навес. С жадностью втянув в себя сигаретный дым, Джеймс что-то угукнул в ответ и толкнул дверь, увлекая за собой бездомного старика. Тот Марти, который пес, в подобном не нуждался. Он просочился в теплое помещение закусочной первым и конечно же не преминул обрызгать всех, кто был поблизости, основательно перетряхнув от дождевых капель свою богатую шкуру. Зародившееся было возмущение моментально сошло на нет, стоило только показаться Эвансу в форме констебля. Кто-то даже ойкнул, видимо, прикусив от неожиданности язык чуть сильнее, чем следовало бы. На зашедшего следом  бездомного немногочисленные посетители отреагировали и вовсе скупо, просто глянув на него, как будто приняв к сведению, и все. Таков уж был Марти. Все его знали и все воспринимали как нечто само собой разумеющееся. Интересно, если он вдруг в какой-то момент просто возьмет и исчезнет, кто-нибудь из них обратит на это внимание, задумался Джеймс. Он кивнул Берни, совсем еще зеленому парню, что работал здесь уже, наверное, год или около того, и ловко придержал качнувшегося было в сторону выхода старика. Людей в забегаловке собралось всего ничего, но для Марти это было уже слишком много. Желание сбежать куда-нибудь, где народу поменьше, легко читалось на его лице.
— Горячее что-нибудь есть? — Джеймс похлопал притихшего старика по плечу, давая понять, что все хорошо и никуда сбегать не надо, и вопросительно посмотрел на Берни, который, стряхнув себя сонливость, наконец-то засуетился. При наличии посетителей работы как таковой у него в этот час было не то чтобы много. Народ по большей части пережидал непогоду, чем заправлялся. К тому же время обеденного перерыва уже давно миновало.
— Суп рыбный сойдет? — парень сверился с меню, что было написано на доске мелом, и кивнул сам себе. — Есть еще простой с клецками, но он не такой вкусный.
— Давай рыбного три порции, пару кофе и чай с медом в большой кружке... — Джеймс резко замолчал, отвлекшись на настойчиво тыкающийся ему в руку мокрый песий нос, и добавил: — И теплой воды в большой миске.
Берни перевесился через стойку, чтобы посмотреть на собаку, и едва заметно улыбнулся при виде взъерошенной немецкой овчарки размером с теленка. Собачником он не был, но зверье, судя по всему, любил. Это было заметно.
— Может и ему бульончика горячего налить?
— А давай, — Джеймс огляделся и указал в сторону стола в самой глубине помещения. — Мы там будем.
Кое-как затолкав смущенного дальше некуда старика в самый угол, Джеймс устроился напротив него и с наслаждением вытянул ноги, перегородив таким нехитрым образом ему дорогу к выходу. Устроившийся у его ног пес довершил дело. Как бы Марти не замерз, как бы не вымок, скопление людей, похоже, его пугало куда больше. Он опасливо поглядывал на посетителей из-под надвинутой на самые глаза шапки и отвлекся от этого занятия только после того, как перед ним поставили глубокую чашку с горячим супом, от которого шел такой аппетитный дух, что рот сам собой наполнялся слюной. Единственная пузатая кружка с чаем тоже досталась ему. Поить старика кофе Джеймс не рискнул. Мало ли, вдруг сердце прихватит.
— А это тебе, монстрище, — миску для Марти о четырех ногах Берни принес отдельно и водрузил перед заинтересованно сопящим псом так церемонно, как если бы тот был королевских кровей. — Приятного аппетита.
— Спасибо, — отозвался Джеймс за всех, грея руки о чашку с кофе. Вторая такая же стояла в стороне, дожидаясь МакАлистер. Эванс уже начал обеспокоенно поглядывать на часы, когда заметил в окно паркующуюся совсем рядом патрульную машину. Появление самой напарницы было сложно не заметить. Она могла притворяться сколько угодно, старательно вышагивая, но Джеймса было сложно обмануть. Тем не менее, заводить старую песню про хромоногих калек, которым не помешало бы хотя бы иногда шило из задницы вынимать, он не стал и только хмуро глянул на МакАлистер, когда она, едва не свалившись, вцепилась в него и потребовала сменить дислокацию.
— Дамам нужно уступать, — проворчал он, пересаживаясь к окну. — Дамам-инвалидам тем более.
Придвинув к МакАлистер ее порцию супа и чашку с кофе, Эванс подсунул свою порцию Марти, который уже успел расправиться со своей и был явно не прочь приговорить еще одну. Он орудовал ложкой с таким энтузиазмом, что Джеймс только руками развел, когда напарница спросила, о чем они тут говорили. Пока что им было не до разговоров. Суп-то стынет.

+1

30

[indent] – Какой ты лапочка, - ехидно отозвалась на даму-инвалида Джоанна, практически падая на освободившееся после Эванса теплое место, нагретое его задницей. Больную ногу, неприятно дергающуюся болью, она тут же с наслаждением вытянула под столом, с не меньшим удовольствием проигнорировав прилетевший от напарника хмурый взгляд. Первым делом МакАлистер обняла ладонями кружку с горячим кофе и втянула носом исходящий от неё горьковатый аромат. Вторым делом девушка подозрительно скосила глаза на напарника, мимолетно удивившись тому, что он умудрился заказать именно так, как она любит – с молоком и приторно сладкий. Наблюдательность Эванса у рассеянной Джо вызывала неизменный щенячий восторг.
[indent]  - Без меня и беседу поддержать не можешь, - усмехнулась девушка, отпивая глоток кофе из своей кружки. Горячее питье приятно растеклось по озябшему организму, разнося тепло. Пару минут МакАлистер тоже молчала, наблюдая, как Марти-который-о-двух-ногах с энтузиазмом расправляется уже со второй порцией супа. Старик дичился посетителей забегаловки и явно чувствовал себя не в своей тарелке, то и дело одаривая окружающих подозрительными взглядами. У Джоанны от этого зрелища почему-то защемило сердце. Она всегда была жалостливой, а тут уж сам Бог велел проникнуться теплыми чувствами к несчастному бездомному. Сунув руку в карман формы, девушка основательно в нём покопалась и выложила на столешницу последовательно ключи, оторвавшийся от них же брелок в виде кролика и неожиданно помаду, которой не пользовалась уже давно. Последним на свет появилась пачка простенького печенья в шуршащей упаковке, которую девушка протянула Марти.
[indent] – Вот, держи. К чаю тебе, - Джоанна дружелюбно улыбнулась и подтолкнула печенье к старику. Тот сначала помедлил, будто не сразу услышал и понял, что девушка отдает пачку ему. Или боялся, что она передумает. Сгреб он её к себе только тогда, когда Джо ещё раз подтолкнула печенье в его сторону. От улыбки Марти на сердце как-то сразу потеплело, и МакАлистер сделала ещё пару глотков кофе. Вместе с растекающимся по телу теплом, пробегали волны мелкой дрожи. Только оказавшись в почти душной забегаловке и получив в руки горячее питье, девушка вдруг осознала, насколько сильно на самом деле замерзла. Второй Марти напомнил о себе, ткнувшись носом в бок.
[indent] – О, чудовище. Тебе чего? – Джоанна с удовольствием почухала плюхнувшего тяжелую голову ей на колени пса за ушами, между ушами и вообще везде, где он сам захотел, довольно жмурясь от удовольствия. – Ешь давай, не сиди, - аппетит, если он и водился в организме, куда-то улетучился под напором неприятной смеси из нервов, маячащей боли в ноге и скверной погоды, из-за которой начинало мутить. Поэтому МакАлистер подвинула свою тарелку напарнику. Эванс наверняка уже успел проголодаться, а свою порцию он отдал Марти. На всякий случай девушка сверкнула на Джеймса таким взглядом, чтобы было хорошо понятно, что возражать не стоит. Впрочем, иллюзий на этот счет она не питала и внутренне была готова к тому, что напарник начнет ворчать. – Ешь, я не хочу, - ещё раз повторила Джоанна, тронув лежащую на столе руку Эванса. Отпив ещё глоток кофе, она откинулась на спинку своего жесткого стула. С раздачей еды она закончила и теперь одной рукой лениво почесывала пристроившегося рядом Марти, с улыбкой поглядывая на его двуногого тезку. Тот дохлебал свой суп, начисто вытерев тарелку кусочком хлеба, и теперь пил чай с печеньем. Выглядел он при этом счастливым, как ребенок.
[indent] – Слушай, Марти, - не зная, как лучше сформулировать вопрос, девушка в раздумьях запустила руку во всё ещё влажные после попадания под дождь волосы и основательно их взъерошила. – А ты ведь в последнее время в доках обитаешь часто, да? – издалека начала МакАлистер, и без того знавшая, что старик в холодное время ошивается тут, пристроившись в одном из заброшенных сараев. Не отвлекаясь от печенья, бездомный кивнул вместо ответа, отчего великоватая для него шапка ещё ниже сползла на глаза. – Катриону Стюарт не видел тут в последнее время?
[indent] На некоторое время Марти основательно подвис, сначала мучительно пытаясь припомнить, о ком речь, а потом соображая, видел или нет. Он даже печенье жевать на время почти перестал, погрузившись куда-то в себя.
[indent] – Это такая… - бездомный обрисовал руками в воздухе самую выдающуюся часть Катрионы, чтобы точно не ошибиться. МакАлистер, опасавшаяся, что вместо ответа получит пространное рассуждение о конце света, торопливо кивнула. – Тогда видел, кажется. Бегала тут босая, чуть меня с ног не сшибла, - бездомный возмущенно пожевал губами и продолжил. – В сарай в один заскочила, - Марти, подобревший и разомлевший после горячей еды, к которой даже сладкое прилагалось, принялся описывать тот самый сарай, с которого констебли начали поиски.
[indent] -  А не видел, как она оттуда выходила? – поинтересовалась Джо, подавшись нетерпеливо вперед.
[indent] – Я уже ушел оттуда, ты же ко мне домой заходила, я в другом конце причалов живу.
[indent] Домом Марти гордо называл ветхий заброшенный сарай, в котором он обосновался, натаскав туда выброшенных вещей и обустроив подобие жилища. МакАлистер сдержанно улыбнулась, пропуская мимо ушей ещё добрую порцию пространных рассуждений о временах, о нравах.
[indent] – А подозрительного ничего не было в последнее время не было? – без особой надежды спросила девушка, стараясь ничем не выдать своего разочарования. Ещё одна ниточка оказалась ложной, а часики, между тем, тикали. Бездомный снова надолго задумался и ответил только тогда, когда прикончил и чай, и печенье.
[indent] – Парниша всё крутился возле моего сарая. Я, кажись, его видел тогда неподалеку потом. Он какой-то ковер тащил на плече, тяжеленный, видно. Завернул в него чего, может?  Я хотел подойти спросить, не отдаст ли он мне его домой, но пока решался… - старик снова пожевал губами и с сожалением посмотрел на опустевшую кружку и рассыпанные по столешнице крошки. – Он энтот ковер уже и сбросил в море. Не знал, видать, что там мелко, да он на камни сядет. Ругался знатно.

+3


Вы здесь » North Solway » Летопись » По горячим следам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC