В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

НОВЫЙ FAQ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » По горячим следам


По горячим следам

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s9.uploads.ru/EfnGX.jpg

Северный Солуэй, 15 июля 2016 года

Iris Kelly, Katriona Stewart, Walter Cross
Joanna McAlister и James Evans

Отредактировано Elspie McTavish (2017-05-27 23:59:45)

0

31

Судя по всему, аппетит нынче благоволил только к тем живым существам, которых звали Марти. Остальные оказались в пролете и при том в довольно таки серьезном, судя по тому, что коснулось это не только вечно голодной и весьма прожорливой МакАлистер, но и ее напарника, метаболизм которого не оставлял перекусам ни единого шанса. Джеймс только скупо мотнул головой, когда Джоанна подвинула к нему поближе чашку со своей порцией. Несмотря на откровенно аппетитные запахи, витающие над столом, и не менее аппетитный вид наваристого рыбного супа, присыпанного сверху мелко порезанным зеленым луком, обычно сговорчивый желудок скорбно помалкивал, не отвечая даже на регулярные вливания слегка пережженного, но неожиданно вполне пристойного на вкус кофе. То ли это погода сказывалась, то ли смутная тревога за пропавшую женщину давала о себе знать таким вот, прямо скажем, коварным образом. Хрен бы знал. Джеймс решил просто не в даваться в подробности и тупо забить. В конце концов, у них было полно куда более актуальных и по-настоящему серьезных проблем, чем вдруг запропавший куда-то аппетит. Например, пропавшая Катриона. Но МакАлистер не была бы собой, если бы не попыталась настоять на своем. Джеймс заметно дернулся от ее прикосновения и спешно убрал руку. Иногда эта ее манера трогать собеседника во время разговора выводила его из равновесия, заставая его врасплох. Мог бы уже привыкнуть за почти два года совместной работы, ан нет.
— Не голодный, — буркнул Эванс, глянув на напарницу исподлобья. К счастью, она не заметила или, может, только сделала вид. Так или иначе, все ее внимание сосредоточилось на Марти, и Джеймс был этому только рад. Сам он расспрашивать старика не рвался. Того гляди, тот опять увидит в нем его отца, а приятного в этом было мало.
Похоже, что в отогретом и сытом состоянии старый бездомный забывал о грядущем конце света. Или же предсказания случались только на голодный желудок? Пойди разбери, как эти самопровозглашенные оракулы работают. Марти может и притормаживал с ответами, но выдавал их исправно, не отдаляясь от темы всерьез и надолго. В итоге он подтвердил то, что они с МакАлистер уже и так знали. Со слов Айрис и из собственных наблюдений. Эванс устало покачал головой, когда Марти снова отклонился от темы, ударившись в рассуждения, интересные и понятные ему одному, и оглядел как-то незаметно опустевшее помещение закусочной. Непогода на улице сбавила обороты и рабочий люд отправился дорабатывать последний на этой неделе будний день, чтобы потом вернуться и отметить пятницу как следует. Когда закончится их с напарницей рабочий день, Эванс боялся даже предположить. Нужно было еще съездить к дому Гордона, чтобы расспросить о Стюарт и его, но с этим они еще успеют.
Джеймс вновь повернулся к столу, когда Джоанна задала последний вопрос из списка обязательных при сборе информации, и не без скепсиса воззрился на Марти. Тот как будто перезагружался, как старенький компьютер, раздумывая о чем-то под чай с печеньем. Но когда спустя несколько довольно долгих минут он все же заговорил, застопорившееся на начальной стадии дело приобрело новый, совершенно неожиданный поворот. Помянутый Марти парниша с ковром вполне мог оказаться как раз тем, кто и был им нужен. Джеймсу хотелось думать, что это не так, потому что одна только мысль о том, что там в этом ковре могла быть Катриона, переворачивала все внутри, но хотя бы проверить эту версию они были просто обязаны.
— Покажешь, где это?
Марти уставился на него так, словно только что заметил, и какое-то время явно пытался сообразить, кто перед ним. Джеймс уже приготовился к тому, что его снова назовут по имени отца, и весь подобрался, но старик неожиданно улыбнулся и кивнул. Он собрался уже было встать, на ходу дожевывая остатки печенья, но Эванс его удержал.
— Не-не, посидите погрейтесь хоть немного. Я пока по счету расплачусь.
Он переглянулся с напарницей и, поднявшись, направился к стойке, за которой уже вовсю клевал носом Берни. Парень встрепенулся при его приближении, машинально переставил несколько чашек и застучал кнопками старого кассового аппарата. Расплатившись, Эванс тем не менее не торопился отходить. Он оглянулся на столик, усмехнулся, когда заметил, как один Марти скармливает другому макалистерову порцию супа, и снова посмотрел на Берни. Тот как будто догадывался, что на этом не все.
— Ты чужаков тут сегодня не видел? Никто незнакомый не заглядывал в последние пару-тройку часов?
Хорошо, что у них были приблизительные временные рамки, и Берни не пришлось особо усердствовать в попытке припомнить все незнакомые лица, что промелькнули перед его носом за рабочую смену. И вспоминать было нечего. Нынешние погоды не располагали к визитам на Штормовой, так что ни одна посторонняя рожа в забегаловке "У Дона" так и не засветилась. Джеймсу не хотелось даже думать, что к пропаже Стюарт причастен кто-то из местных, но приходилось допускать и такое. Напоследок Эванс достал из кармана свой смартфон и, пролистав несколько сохраненных с недавней гулянки в макреевском пабе снимков, подсунул один из них Берни под нос.
— А ее видел?
На фото помимо раскрасневшейся от выпитого Стюарт был еще и счастливый дальше некуда Макрей. И его можно было понять. Катриона прижималась к нему своим пышным бюстом так, что непосвященный в детали их взаимоотношений человек наверняка решил бы, что эти двое имеют обыкновение  неплохо проводить время в известных плоскостях. Что-то такое и промелькнуло на лице Берни после того, как он глянул на снимок.
— Сегодня нет.
— В смысле "сегодня нет"? — нахмурился Джеймс. — А когда видел?
— Не так давно. Может, пару дней назад или около того. Она тут мелькала, говорят, к Макнамаре зачем-то ходила. Не знаю, правда, зачем.
При упоминании капитана порта затылок у Эванса неприятно зачесался. Заныкав телефон обратно в карман, Джеймс поблагодарил Берни и махнул напарнице рукой. Бездомный загрохотал стулом первым, но четырехлапый тезка его опередил. Сытый и более-менее обсохший, он был готов к новым подвигам в отличие от старика, который после плотного обеда явно был не прочь вернуться под те самые ящики, где они его нашли, и прикорнуть.

Отредактировано James Evans (2018-01-21 00:32:38)

+4

32

[indent] Джоанна сделала вид, что всё в порядке, когда Эванс отдернул руку и метнул на напарницу такой взгляд исподлобья, что ей резко захотелось мимикрировать под столик и не раздражать Джеймса, который и без того был на взводе в последние дни. Они официально помирились после ссоры в больнице, но что-то осели в душах полынной горечью и кололось при каждом удобном случае. МакАлистер обиженно поджала предательски дрогнувшие губы и поспешно отвернулась, чтобы никто ничего не заметил. Им определенно нужно было что-то решать с тем, что из-за той размолвки в их дружбе что-то надломилось и не желало склеиваться снова, но всё осторожные попытки Джо заговорить про это пресекались на корню.
[indent] Улыбаясь и прямо-таки массированно излучая в окружающее пространство дружелюбие и терпение, девушка осторожно выпытала из Марти всё, что ему было известно. Ничего радикально нового старик не выдал, кроме ковра, при упоминании о котором о Джоанны предательски ёкнуло сердце, а улыбка сползла с лица. И без гляделок с Эвансом девушка прекрасно вообразила себе, что, а точнее, кого, могли завернуть в этот самый ковер и попытаться отправить на корм рыбкам. У МакАлистер предательски засосало под ложечкой, а на спине выступил холодный липкий пот.
[indent] – Угу, - машинально кивнула Джо, но в последнюю секунду поймала навострившегося идти в сторону барной стойки напарника за руку. – Слушай. Купи мне что-нибудь кислое? Или соленое? – тошнота так и не прошла, только усилилась из-за глухой тревоги, всколыхнувшейся внутри, когда Марти сказал про парнишку с ковром. МакАлистер проследила за ним взглядом и, пока Джеймс копался с Берни, успела за пару глотков влить в себя успевшие остыть остатки кофе.
[indent] Из-за стола девушка выбралась последней, прокопавшись с тростью так долго, что даже явно потяжелевший и разморенный от тепла и доброго обеда Марта-который-о-двух-ногах успел доковылять почти до выхода. Его мохнатый тёзка терся у двери уже с полминуты, нетерпеливо виляя хвостом.
[indent] – Иду, - проворчала девушка, неловко лавируя между столиками. Хорошо, что готовых попасться под ноги посетителей в забегаловке практически не было. – Далеко до того места, куда тот парнишка сбросил ковер? – поинтересовалась Джоанна, нагнав старого бездомного. Марти подвис, как старенький компьютер, очевидно, оценивая расстояние до помянутого места и, судя по брошенному на трость МакАлистер взгляду, ещё и её способность до туда дойти.
[indent] – Да нет, не очень, - задумчиво протянул старик. – Здесь близко будет, всего-то минут пять идти.
[indent] Вынырнув из забегаловки наружу, они обнаружили всё то же свинцово-серое небо, низко нависшее над Северным Солуэем и капающее на головы дождем. Ливень за прошедшие минут сорок или сколько там они обедали, превратился в противную мелкую изморось. Джоанна глубоко вдохнула горьковато-соленый воздух, пахнущий морем и рыбой, и, затаив дыхание, шагнула под крапающий дождичек. Тут же подняв воротник форменной куртки повыше, девушка втянула голову в плечи и взглянула на стоящего рядом Марти.
[indent] – Ну что, куда нам идти?
[indent] – Вечно ты торопишься, Айлин, - укоризненно пристыдил МакАлистер бездомный, снова сбившись и перепутав её с матерью. Джо уже успела напрячься, опасаясь, что дальше старик назовет Эванс Дэниэлом или начнет вещать про конец света, но всё, к счастью, обошлось. Замечтавшийся было о чем-то Марти вернулся на землю и, деловито оглядевшись по сторонам, махнула куда-то за забегаловку. – Туда нам. Я ж его где-то тут, недалече и видел, - старик нахмурился и пожевал губами, неторопливо заковыляв за паб. МакАлистер тут же похромала следом, волнуясь, что Джеймсу придёт в голову опять услать её в машину.
[indent] Марти вывел констеблей к какой-то совсем уж глухой части причалов, где лично Джоанне даже и не приходилось бывать. Сараи здесь были как-то особенно обшарпаны. Их деревянные стены, кажется, не видевшие краски с момента основания Солуэя, покосились так, что удивительным казался тот факт, что они ещё не обрушились, сложившись как карточные домики. В щелях гулял ветер, а кое-где виднелись перепревшие груды какого-то барахла и почти сгнившие обломки досок и ящиков. Старик ненадолго замер, хмурясь и невнятно бормоча что-то себе под нос, даже почесал в затылке, лихо сдвинув шапку, но дорогу всё же вспомнил.
[indent] – Он, конечно, не тута шел, тут ему, значит, не пролезть, с ковром-то, - доверительно поведал констеблям Марти, первым протискиваясь в узкий проход между грязными стенами двух сараев. – Зачем вам только этот ковер-то? – бездомный на пару секунд замер, разглядывая тащащихся следом полицейских, потом махнул рукой и потопал дальше. Джоанна пролезла в этот лаз предельно аккуратно, но всё равно умудрилась где-то обтереть пахнущие плесенью и гнилью доски, заработав шикарное пятно себе на задницу. Но увлекшись, она этого даже и не заметила. Только поправила прилипшие к мокрому лбу волосы и, ежась от набегающего со стороны моря стылого ветерка, зашагала вслед за Марти, оказавшись на грязном пятачке. Теперь от моря их отделял один ряд почти совершенно разрушившихся сараев, находящихся в состоянии ещё более плачевном, чем предыдущие. Часть из них уже и вовсе превратилась в груду досок, лишь отдаленно напоминавших конструкцией складские постройки.
[indent] – Хорошенькое место, - себе под нос протянула МакАлистер, оглядываясь по сторонам. – Понятно, почему парнишку сюда потащило, - это она уже произнесла так, чтобы слышал стоящий рядом Эванс. Бездомный между тем потащил констеблей какой-то тропинкой, петлявшей вниз по склону к берегу. Для Джоанны с её тростью она была крутовата, спускаться по ней стоило девушке большого труда, но она упрямо сцепив зубы, поползла вниз, стараясь не слишком хромать и не шипеть от боли, когда вес приходилось переносить на больную ногу. Строго говоря, тропинка напоминала полустершиеся ступени, высеченные в склоне, когда-то использовавшиеся, очевидно, для спуска к причалу, останки от которого виднелись в воде – из моря, будто два зуба торчали бывшие опоры.
[indent] – Ну вот, - Марти ткнул пальцем в сторону одной из опор, возле которой на волнах действительно покачивалось нечто темное, в чем угадывался пресловутый ковер. – Он его во-о-он оттуда кидал, не подумал, значит, что прибьет, - грязный палец бездомного переместился, и теперь он указывал на нависший над морем обрыв.

+1

33

В солуэйском порту всегда было предостаточно заброшенных мест и, похоже, сегодня им с МакАлистер предстояло облазить их все. Следуя за бездомным и напарницей, которая изо всех сил старалась от него не отставать, отчаянно ковыляя со своей палкой, Эванс не переставал озираться по сторонам, отмечая про себя основные ориентиры и передвижения их небольшой делегации относительно них. В этом захламленном уголке Джеймсу прежде бывать как-то не доводилось. Казалось, тут вообще никого не было уже очень давно. Разве что крысы, да бродячие псы забредали. Ну, и Марти еще, конечно же.
Их провожатый шел вперед довольно уверенно, пока не вывел их на небольшой пятачок в окружении сараев настолько старых и ветхих, что, казалось, достаточно одного дуновения ветра, и они не просто обрушатся, превратившись в кучу гнилых обломков, а рассыпятся в труху и пыль. На этом Марти застопорился, решая, как бы срезать. Видимо, вариант с тем же путем, которым шел неизвестный с ковром, им не рассматривался по какой-то веской причине, известной ему одному, раз он полез в узкий лаз между сараями. Ладно, если они только вымажутся по самые уши. А если эта рухлядь вдруг вздумает осыпаться, пока они лезут через эту прореху? О печальной участи, что ждала их в таком случае, не хотелось даже думать. На смерть, может, и не раздавит, но потреплет основательно. А МакАлистер, наверняка, вторую ногу себе прищемит. С ее-то везением.
— Если выберемся живыми, с меня пиво, — как-то совсем уж невесело пошутил Эванс протискиваясь вслед за МакАлистер. Марти, без особого энтузиазма бредущий следом за ним, посомневался немного, брезгливо принюхиваясь к резкому запаху гнили и плесени, но когда хозяин скрылся из вида, заскулил и метнулся вперед тут же, буквально выскочив из узкого зазора между постройками, как пробка из бутылки. Джеймсу даже пришлось его окликнуть. В стремлении как можно быстрее миновать опасную и дурно пахнущую зону, он так увлекся, что проскочил мимо них с МакАлистер, и теперь был вынужден вернуться, чтобы присоединиться к ним, без особо энтузиазма обозревающим открывшиеся красоты.
— На свидетелей он точно не рассчитывал, — отозвался Эванс на слова напарницы. Но старина Марти имел обыкновение оказываться там, куда обычный горожанин не сунулся бы даже от безделья. Старый причал, от которого остались одни столько деревянные сваи, торчащие из воды, был как раз таким местом. Достаточно укромным и всеми позабытым. К нему вела поросшая сорной травой тропинка, перескакивающая с камня на камень, как по ступенькам. Марти принялся спускаться с неожиданной для своего возраста ловкостью. В отличие от МакАлистер. Для нее это был еще одна лестница, только еще более крутая и опасная, как для спуска, так и для подъема.
— Погоди, дай подстрахую.
Эванс обогнал напарницу и, спустившись чуть ниже, подставил свое плечо вместо опоры. Он удерживал ее всю дорогу, стараясь не сильно скрежетать зубами,. Злиться на ее палку и на саму Джоанну со всем ее упрямством уже начинало входить у него в привычку, но Джеймс старался на этом не зацикливаться. Это пройдет, как только она выкинет палку и перестанет хромать. По крайней мере он очень на это надеялся.
Оба Марти уже давно спустились вниз и топтались на месте, среди прибрежных камней обнюхивая друг друга, как два беспризорных пса. Казалось, ничто не могло им помешать, но стоило только полицейским с ними поравняться, как старик выпрямился и указал на торчащие из воды покосившиеся сваи. У одной что-то болталось. Накатывающие волны качали продолговатый предмет, но было видно, что это не доска и не бревно, а нечто куда более гибкое и объемное. Ковер, конечно же. Что еще, это могло быть.
— Видать, действительно хотел от него избавиться, — резюмировал Джеймс, оценив с какой высоты тот парень сбросил разнесчастный ковер. Вернувшись взглядом к сваям, он скривился. Чтобы добраться до них, предстояло пройти несколько метров чуть ли не пояс в воде. Удовольствие, прямо скажем, сомнительное, но особого выбора не было. Если там действительно было тело, как они с МакАлистер предполагали, его все равно нужно было вытащить на берег. До прилива оставалось совсем немного времени, а поднявшаяся вода могла унести главную улику в море. Ищи-свищи ее потом. Сделав пару снимков на всякий случай, Эванс запихнул смартфон во внутренний карман форменной куртки, который, в отличие от внешних, был непромокаемым и мог уберечь девайс от воды, и повернулся к МакАлистер и обеим Марти.
— Оставайтесь здесь, я посмотрю, что там, — он посмотрел на напарницу и пригрозил ей пальцем. — Вот даже не думай лезть в воду. Марти, — стоящий рядом пес навострил уши, и Джеймс потрепал его по холке. — Стереги. Понял? Стереги. И ты тоже.
Последнее он адресовал другому Марти, что переминался с ноги на ногу чуть в стороне от МакАлистер. Объяснять старику, кого именно нужно стеречь и не пускать в воду было не нужно. Как и псу, что встал аккуратным мохнатым столбиком рядом с Джоанной, готовый в любой момент вцепиться в ей штанину, вздумай она ломануться вслед за напарником. У Эванса ушло довольно много времени, чтобы натренировать его на это. Весьма полезная функция, когда у тебя в напарниках такая беспокойная и травматичная женская особь, как МакАлистер. На счет очередного всплеска негодования он не переживал. Одним больше, одним меньше. Подумаешь.
В воду Эванс вошел, затаив дыхание. Холодная морская вода тут же обняла его, обхватив за колени, и потянула за собой. И без того вымокшие насквозь ботинки хорошо защищали от острых камней, что попадались по пути. Джеймс шел неторопливо, время от времени спотыкаясь, но ему удалось добраться до свай так ни разу и не упав. Белая морская пена с ошметками водорослей и мелкого мусора колыхалась ненамного выше колен. Глубина здесь была откровенно смешная. Ковер, свернутый в неаккуратный рулон, был перехвачен обрывком бельевой веревки. Его уже давно унесло бы в море, не зацепись он этой самой веревкой за торчащий из деревянной сваи мощный строительный гвоздь. Прощупав рулон на пробу, Эванс нахмурился. На завернутое тело было не похоже. Не то чтобы он был специалистом. Черт знает, что может сотворится с мертвым телом, когда оно, завернутое во что бы то ни было, оказывается в морской воде, но очертаний человека в этом свертке не угадывалось, что внушало некоторую надежду на то, что это просто никому не нужный ковер. Хлам по сути. Кое-как отцепив застрявший конец веревки от гвоздя, Джеймс подхватил напитавшийся влагой увесистый сверток, закинул его на плечо, как если бы это была сама МакАлистер, и понес к берегу.
— Ножик есть? — спросил он едва выбрался из воды и сбросил свою ношу на грубый прибрежный песок. — Тут веревка.

+2

34

[indent] – И не поверишь, я совсем не хочу знать, почему он так хотел без них обойтись, - скривив губы, отозвалась Джоанна, пряча за сарказмом тоскливо-панические нотки. Чем дальше они забирались вглубь старых складов, чем больше петляли, тем громче звучала какая-то тревожная струнка внутри. Незачем в такие места лазать, если только ты не ищущий вещи или укрытие от непогоды бездомный или… Или не собираешься провернуть что-то противоречащее морали, а то и закону.
[indent] – Угум, - только и булькнула согласно девушка, не став возражать против подстраховки и с готовностью уцепившись за плечо напарника. Зубами он скрежетал весь спуск так, что рисковал их покрошить, но МакАлистер этого упрямо не замечала. Только незаметно, как ей казалось, пожимала губы, когда нога недовольно отзывалась болью на неосторожное движение или сопение Эванса становилось совсем уж неодобрительным. Марти, при чем оба, соскочили вниз не в пример быстрее констеблей. Знакомство двух тезок, один из которых осторожно обнюхивал второго, вызвало бы приступ умиления, если бы не новая вспышка боли. Джо едва не зашипела, выдав себя с головой, но, к счастью, эта ступенька была последней. Они все вчетвером подобрались поближе к краю обрыва и дружно глянули вниз, оценивая высоту и камни внизу. Кажется, присвистнуть готов был даже тот Марти, который о четырех лапах.
[indent] – Полагаю, его придется достать, - убито озвучила очевидный факт МакАлистер, покосившись на Джеймса. Сомнений в том, кому лезть в море за ковром, ни у кого не возникало. Бездомный был для этого староват, а Джо – хромовата. – Прилив скоро, - глядя на нахлестывающие на берег волны с барашками пены, сказала девушка. И тут же скривилась, будто отпила щедрый глоток лимонного сока. – И в мыслях не было, - с абсолютно честными глазами сказала девушка, но пальцы на всякий случай незаметно скрестила. Утверждать, что в голове не промелькнуло пару идей, как помочь напарнику даже с её очень ограниченными возможностями. Видимо, направление мыслей МакАлистер слишком хорошо было известно Эвансу, потому что на слово он ей не поверил и отдал приказ псу. Девушка обожгла его возмущенным взглядом. – Ещё и собаку науськиваешь! – полыхнула она, сделав шаг вперед, на что сразу же отреагировал, предупреждающе заворчав, Марти с четырьмя лапами. Секундой позже дернулся его двуногий тезка, видимо, команду Джеймса восприняв очень уж буквально. Девушке оставалось только подчиниться, издалека пыхая негодованием и бессильно сжимая кулачки. – Ну хоть посмотреть-то можно, ироды? – пробухтела МакАлистер, наблюдая, как Эванс полез в воду. Та наверняка была уже такой холодной, что это можно было считать отмщением за все сегодняшние грешки напарника. Внутри даже подленько шевельнулось что-то злорадное, но тут же потухло, стоило взгляду наткнуться на ковер, смотреть на который Джоанна избегала. Она глядела на спотыкающегося Джеймса, набегающие волны, приносящие ошметки тины и мелкий мусор на берег, и торчащие из воды сваи. Но противный голосок внутри всё равно нашептывал, что может в нём оказаться. Тело Стюарт. И сколько бы МакАлистер эту мысль от себя не гнала, но она назойливо возвращалась, заставляя прикусывать обветренную нижнюю губу и мысленно умолять, чтобы всё оказалось иначе. Джоанне отчаянно хотелось крикнуть Эвансу, ощупывающему ковер, мол, поделись ощущениями. Но усилием воли она удержалась.
[indent] Стоило Джеймсу выбраться на берег и сбросить на мокрый песок свою ношу, под которой сразу же начала натекать изрядная лужа морской воды, как Марти напрягся, вытянувшись в струнку, и зарычал.
[indent] – Ему не нравится, - глухо сказала МакАлистер, с трудом садясь на корточки и закатывая штанину. Там по сформировавшейся привычке были примотаны ножны с ранее принадлежавшим Макрею армейским ножом, которые она и передала Эвансу. Вставать девушка уже не стала, по-простому плюхнувшись на колени прямо на мокрый песок, поросший хилой травкой. За тем, как напарник разрезает веревку, все, кроме волновавшегося ещё сильнее пса, наблюдали, затаив дыхание. Марти подошел поближе и робко вытянул голову.
[indent] – Давай-ка, сынок, подсоблю, - проскрипел старик, помогая раскатать ковер. Остановить его Джеймс не успел. Ковер, кажется, и сам хотел развернуться. При виде его содержимого у МакАлистер перехватило дыхание из-за вставшего в горле комка тошноты, будто кто-то сжал внутренности в кулак. Вскинув руку к лицу и зажав рот и нос предплечьем, чтобы не вывернуться на изнанку, девушка расширенными глазами смотрела на их страшную находку. В голове воцарилась такая звонкая пустота, что в ушах, наоборот, зазвенело. Не сразу, но пришло осознание: в ковре действительно лежало тело. Если говорить точнее, то даже целых три. На мокром грубой ткани лежало три трупа. Два принадлежало кошкам, один – собаке. Все они были изувечены, страшно изувечены. У всех отрезаны уши и хвосты, а судя по неестественному положению и лапок, и самих тел – ещё и поломаны кости. Если присмотреться к мокрой шерсти, то можно было заметить на трупах следы от многочисленных ударов чем-то острым.
[indent] – Твою же… - прошептала МакАлистер, пребывавшая в суеверном ужасе. Стиснув кулаки и переждав очередной приступ тошноты, она попыталась отвести взгляд от изломанных животных, но не смогла. Он лип к трупам, будто намагниченный. И тут девушку словно кипятком окатило. – Это же Фокси! – потрясенно выдохнула Джо и тут же прямо на коленях подползла поближе, чтобы получше рассмотреть труп собаки. Надежда умерла последней и в ужасных мучениях, когда пальцы робко коснулись некогда рыжей шкуры, теперь ставшей бурой от воды и крови и свалявшейся в колтуны. – Джеймс, это точно Фокси, - голос прозвучал неестественно звонко и предательски сорвался на самой высокой ноте, превратившись во всхлип. В поднятых на Эванса глазах блеснули слёзы. Фокси - «сын подъезда», обыкновенная рыжая дворняга, невесть откуда объявившаяся в макалистеровском дворе. Пес оказался настолько умным, что вскоре его начали подкармливать практически все жильцы. А он потом и теплое местечко в подъезде, с лежанкой и мисками, куда складывались кусочки, выслужил. Джоанна была среди тех, кто регулярно его чем-нибудь угощал, периодически мыл, а когда собака пропала, то и искал. Когда с неделю назад Фокси исчез, она с подростками и парой добровольцев облазала все окрестные кусты и даже расклеила объявления, припахав к этому для верности ещё и напарника. Так вот оно значит, как… МакАлистер снова всхлипнула и помотала головой, отчего волосы хлестнули её по лицу, а стоящего рядом Марти – по морде. – Как же так-то? – беспомощно спросила девушка, сжимая губы, чтобы не дать подступающей к горлу истерике вырваться наружу, и блестя непролитыми слезами в ставших огромными глазищах.

+2

35

Ковер еще даже не развернулся, а Эванс уже знал, что ему не понравится то, что внутри. Точно не Катриона, и это, наверное, должно было его успокоить, но почему-то совсем не успокаивало. Сквозь тяжелый запах отсыревшего ворса и гнилостного душка водорослей, пробивался другой, пока неопознанный, но отчего-то очень знакомый. Марти первым дал понять, что внутри что-то плохое. Шерсть вздыбившаяся на холке придавала ему грозный и вместе с тем настороженный вид, а рычание в какой-то момент сорвалось на жалобный скулеж. Джеймс перепилил последнюю веревку и бросил на пса короткий взгляд. Сопение Марти заглушало даже шум прибоя. Он чуял, что там внутри что-то плохое. Очень и очень плохое. Другой Марти полез помогать, и Джеймс открыл было рот, чтобы его остановить, но в этом уже не было смысла. Стоило только чуть поддеть самый край, как напитавшийся влагой ковер развернулся сам, упруго раскинувшись на прибрежном песке как волшебная скатерть-самобранка. Вот только то, что было внутри, выглядело совсем не аппетитно.
Джеймс замер как был, стоя на коленях и уставившись на открывшуюся картину во все глаза. Марти отшатнулся и, едва не споткнувшись, глухо выругался. А Джоанна... Джеймс слышал как она не то икнула, не то всхлипнула, но так и не смог заставить себя оторвать взгляд от их находки и посмотреть на нее. Подкатившая к горлу тошнота застряла там тугим комком, не давая ни вдохнуть нормально, ни выдохнуть. Джеймс старался дышать через раз, но этот запах все равно пробивался до его восприятия и будоражил. Теперь он знал, что это был за запах. Знакомый до тошноты и непрошеных воспоминаний.
— Черт... — выдохнул Джеймс, когда тиски в горле слегка ослабли и к нему вернулась возможность говорить. Он уперся одной рукой в колено и весь сгорбился, потирая лицо ладонью, словно только что проснулся и пытался таким нехитрым образом прийти в себя. Собственные руки казались ледяными как у трупа, а лицо ощущалось чужим и каким-то неживым, как вылепленная из воска маска.
Возглас МакАлистер распорол шуршащую прибоем тишину. Джеймс вздрогнул и наконец оторвал взгляд от изуродованных тушек, чтобы сразу же напороться на перекошенное в ужасе лицо напарницы. Он не сразу сообразил, о чем она говорит, пораженно наблюдая за тем, как она ползет на коленях к ковру и протягивает руку к трупу собаки, но когда она повторила свои слова, обратившись к Джеймсу по имени, до него наконец-то дошло. Он снова уставился на труп собаки. Фокси? Да нет, не может быть.
— Ты уверена?
Рыжая шерсть и схожие габариты говорили в пользу ее догадки, но как же не хотелось в это верить. Оглядевшись, Эванс подобрался какую-то щепку и склонился над трупом пса. Острый конец поддел край сероватой плоти у угла рта и обнажил зубы. Одного коренного не хватало, а значит это действительно был Фокси. Джеймс как сейчас помнил, как возил его к Лесли, чтобы удалить застрявший в десне осколок кости. В итоге пришлось удалять его вместе с зубом, потому что кость накрепко засела в челюсти и иначе ее вынуть было невозможно. Теперь не было сомнений, что это был тот самый пес, который встречал его в подъезде дома напарницы каждый раз, когда он за ней заезжал перед работой или просто заглядывал в гости. Встречал радостно, как родного, отчаянно виляя хвостом.
Звенящий подступающей истерикой голос МакАлистер снова распорол тишину. Джеймс, словно очнувшись, отбросил в сторону щепку и решительно выпрямился, хрустнув коленями.
— Вставай, — он подхватил Джоанну под мышки и поднял на ноги. — Я провожу тебя до машины. Марти, присмотришь тут? — он оглянулся на старика и, дождавшись его кивка, снова посмотрел на напарницу. — Это не обсуждается, МакАлистер. Ясно? Я все сделаю. Мы с Марти их похороним, а ты... ты пока посидишь в машине и успокоишься. Черт, кого я уговариваю...
Не желая больше зазря сотрясать воздух, Эванс просто подхватил девушку на руки понес прочь от берега вверх по ступеням склона, по которому они совсем недавно спускались. Он лишь раз обернулся назад, чтобы свистом подозвать Марти. Пес нехотя подчинился, но последовал за хозяином только после того, как прихватил в зубы позабытую трость его напарницы. На берегу остался только старик, который, как скорбящий родственник, стоял над трупиками несчастных животных, сминая в руках свою потрепанную шапку, и что-то бормотал себе под нос. Джеймс не удивился бы, будь это молитва. От Марти всего можно было ожидать. К тому же у любого животного имелась душа, которая заслуживала покоя ничуть не меньше, чем любая человеческая.
— Все псы попадают в рай, — проговорил Джеймс едва слышно и продолжил подъем наверх, осторожно ступая и внимательно глядя себе под ноги. Марти поднимался следом, неуклюже балансируя вместе с палкой в зубах и то и дело натыкаясь то одним ее концом, то другим на камни, торчащие из земли, и прочие неровности склона.
Возвращались они более длинным путем, чем тот, которым шли сюда. Джеймс не рискнул сунуться в проход между покосившимися складами вместе со своей ношей, так что дорога затянулась минут на десять, но зато МакАлистер успела более или менее успокоиться. По крайней мере Эванс на это очень надеялся. Патрульная машина так и стояла напротив все той же забегаловки. Он отпустил напарницу едва они до нее добрались. Может весу в ней было не так уж и много, но после подъема по склону и десяти минут бодрого марша по запущенным территориям порта Джеймс успел малость подустать. Поясница уже начала красноречиво огрызаться.
— Давай, забирайся внутрь, пока дождь снова не пошел, — распахнув перед Джоанной дверцу, Джеймс встретился с ней взглядом и повторил: — Я все сделаю. Я позабочусь о Фокси и... остальных. А тебе нужно отдохнуть. Обезболивающие у тебя с собой?
Он отобрал у подоспевшего Марти трость и вернул ее хозяйке. Тащить его с собой снова ему не хотелось, и потому Джеймс решил оставить его с МакАлистер. Оставлять ее одну было не совсем правильно, но раз уж выбора не было, то пусть Марти за ней присмотрит. Запустив пса на заднее сидение, Эванс захлопнул дверцу и сунулся в багажник за лопатой. Небольшая, с черенком длиною в локоть она мало подходила для рытья могил, но других у них в запасе не было. Прежде чем уйти Джеймс постучал пальцем стекло дверцы.
— Там в бардачке фляжка с виски есть, если что, — когда стекло опустилось, сообщил он. — И вот еще, возьми, — порывшись в кармане, он достал початую упаковку мятных леденцов. — От тошноты. Я их, когда курить хочется, грызу, но они и от морской болезни помогают. Вроде как.
Он замолчал, глядя на Джоанну с высоты, а потом осторожно провел костяшками пальцев по ее щеке, стирая оставшуюся от слезы влажную дорожку. Его бесило, что он не может даже толком ее утешить. Простые объятия и те казались чем-то запретным. Эванс больше ничего не сказал. Вновь начавшийся дождь намекнул, что ему стоило поторопиться, и он поспешил обратно к старой пристани, где его ждал Марти и три трупа, которые никогда не станут поводом для возбуждения уголовного дела.

+2

36

[indent] Сладковато-гнилостный запах смерти заполнял легкие, пытался вывернуть желудок наизнанку и въесться во всё – в кожу, в одежду, в волосы, чтобы от него нельзя уже было отмыться. Джоанна старалась вдыхать медленно, сквозь стиснутые зубы, пытаясь одновременно успокоиться и не вбирать в себя этого противного аромата. От сбившейся в мокрые колтуны шерсти Фокси она отдернула руку так быстро, будто её прошил электрический разряд. На секунду МакАлистер замерла, не зная, куда её пристроить, потом положила ладонь на колено и с силой сжала его, вся подавленно ссутулившись. Она не могла отвести взгляда от трех изувеченных трупиков, и единственным способом не смотреть на них было закрыть глаза. Под прикрытыми веками жглись пока ещё непролитые слезы, а горло сжимала когтистая рука близкой истерики. Вдох-выдох. Джоанна заставила себя хоть немного успокоиться, но черт знает, каких усилий ей это стоило.
[indent] – Я бы очень хотела ошибиться, - глухо, с трудом проталкивая слова и не давая прорваться слезам, сказала Джо, так и не открывая глаз. Ей вдруг стало так нестерпимо холодно, что девушка обняла себя руками за плечи в попытке хоть немного согреться и перестать меленько подрагивать. МакАлистер не видела, как Эванс проверял щепочкой прикус убитой собаки, чтобы удостовериться в том, что это действительно Фокси, только слышала какие-то шорохи. Она и без того чувствовала: это действительно он, ошибки здесь нет. И от этого на сердце становилось ещё тоскливее.
[indent] Голос напарника заставил встрепенуться и распахнуть глаза. Джо сразу же зацепилась взглядом за его лицо, будто завороженный удавом кролик наблюдая, как Эванс встает и идёт к ней.
[indent] – Ясно, - проворчала девушка, ощущая острый приступ стыда за свое поведение. Она малодушно расклеилась, и Джеймс вынужден помимо всего прочего нянчиться со своей бестолковой напарницей, распустившей сопли. МакАлистер глухо охнула, когда он резко подхватил её под мышки и вздернул на ноги. Она шмыгнула носом и на всякий случай вытерла лицо, не будучи уверенной в том, что оно всё же не мокрое. – Я в порядке, Джеймс, правда, - тихо сказала Джоанна. Но тут взгляд, как назло, сорвался с безопасных ориентиров вроде лица Эванса, его обеспокоенного пса и старого Марти и скакнул на трупы животных. Видимо, то, сколь резко девушка дернулась и отвела его, было слишком заметно.
[indent] – И правда что, - для порядка пробухтела девушка, когда Эванс, пользуясь преимуществом в силе, уже поднял её на руки и понес прочь. – Можно ведь просто взять и вспомнить, что ты неандерталец и можешь запросто утащить меня в любую пещеру. Спорить и проситься идти своим ходом бесполезно, я полагаю? – МакАлистер на всякий случай заглянула напарнику в лицо, но прочла на нём такую решимость, что не осмелилась больше сотрясать воздух и послушно притихла. Оглянувшись ему через плечо, девушка увидела Марти, комкавшего в руках свою шапку над ковром с трупами. Не смотреть, не смотреть, не смотреть. Чтобы избежать соблазна ещё разок глянуть на бездомного, замершего возле их страшной находки, Джо отвернулась и, положив голову Эвансу на плечо, уткнулась носом ему в шею.
[indent] – Спасибо, - едва слышно прошептала девушка, сопя теплым дыханием куда-то Джеймсу в воротник формы. Она знала, что Эвансу, самому большому собачнику из всех, кого она знала, сейчас необыкновенно тяжело. Но он возится с ней, будто с малым ребенком, хоть у него на душе также погано. МакАлистер тихонько погладила напарника по плечу, ощущая себя ужасно счастливой от того маленького факта, что он у неё есть. – Я знаю, он в собачьем раю, где куча мяса на косточке и симпатичных сучек, - девушка фыркнула и затихла, чтобы не мешать Эвансу, с каждым шагом пыхтящему всё тяжелее, подниматься. Краем глаза она заметила Марти, трусящего следом с её тростью в зубах. Та явно доставляла псу кучу неудобств, но он упрямо тащил её вслед за хозяином. – Как же я вас двоих, засранцев, люблю, - едва слышно выдохнула Джо, заставляя себя думать об этом псе и воспитавшем его Джеймсе вместо того, чтобы вновь и вновь возвращаться мыслями к тому, которого уже нет. Потому что если позволить себе эту слабость, то всё станет ещё уже. МакАлистер начнет перебирать бесконечные если бы да как бы. Если бы она забрала Фокси домой. Если бы они лучше искали. Если бы… Ничего уже не вернуть и не поправить, надо жить дальше и не травить душу.
[indent] Пока они дошли до забегаловки, возле которой МакАлистер оставила патрульную машину, прекратившийся было дождь уже начал снова накрапывать. Серое небо скуксилось и ещё ниже нависло над городом свинцовыми тучами, будто тоже хотело оплакать убитых животных. Эванс поставил напарницу на землю и распахнул перед ней дверцу машины. Джоанна заторможенно переминалась с ноги на ногу, пока не встретилась взглядом с Джеймсом. Только тогда до неё начали доходить его слова.
[indent] – Вроде бы, - девушка нахмурилась, мысленно пересчитывая таблетки в пузырьке. По всему выходило, что оставалось ещё достаточно. – Позаботьтесь о них с Марти, мне кажется, пока ты вернешься, он успеет отслужить по ним службу, - МакАлистер хмыкнула, искривив губы в слабом подобии блёклой улыбки. Она была почти уверена, что старый бездомный скорбит сейчас над тремя трупами, прося высшие силы отправить их души в их звериный рай. Джо как раз размышляла о том, чтобы оставить в этой забегаловке немного денег, пусть Марти наливают тут горячего супа, когда Эванс постучал пальцем в окно. Девушка нажала на кнопку подъемника, и стекло с шорохом поползло вниз.
[indent] – Спасибо, - кивнула девушка, забирая у напарника мятую пачку с леденцами. И почему-то её совсем не удивило то, что он точит точно те же, которые больше всего любит она. МакАлистер машинально положила их себе на колени, к ключам, которые вернул ей Эванс. – Нет, виски не буду. Не стоит алкоголь с таблетками мешать, - Джо чуть вздрогнула и постаралась улыбнуться, когда Джеймс коснулся теплой костяшкой пальца её щеки и стёр мокрую дорожку, оставшуюся на самом деле от упавшей на скулу капельки дождя. Она не плакала, нет. Внутри будто всё выгорело и застыло, даже слёзы куда-то ушли, оставив только тяжелый жгучий ком в груди. – Мы ведь будем искать его, да? – девушка с надеждой посмотрела на напарника. Этого убийцу не станет искать полиция, но она сама хотела бы знать, что за чудовище посмело так поступить с теми, кто не мог ему ответить. Эванс развернулся и пошел обратно, а МакАлистер провожала его взглядом до тех пор, пока не потеряла из виду. Ей показалось, что сутулился он больше обычного.
[indent] – Ну вот и остались мы с тобой вдвоем, дружище, - сказала Джо, чтобы не молчать. Она выпила таблетки, запив их водой из найденной в бардачке бутылки, засунула за щеку леденец и продолжила нести первую пришедшую на ум ерунду. Лишь не молчать, потому что в тишине появятся ненужные мысли и время на то, чтобы прислушиваться к тяжелому чувству в груди. МакАлистер стало вдруг так одиноко, что она, плюнув на всё, перебралась назад, к Марти. Тот что-то недовольно заворчал, но подвинулся, давая Джо сесть. Девушка заблокировала все двери, почему-то не ощущая себя в безопасности. Оглядев слегка опустевшую парковку перед забегаловкой, будто ожидая появления на нем крадущейся фигуры в толстовке с капюшоном, она угнездилась на сиденье, скинув обувь и забравшись на него с ногами, и обняла Марти, зарывшись лицом в его теплую шерсть. Тот попробовал возмутиться её поведением, но притих, когда Джоанна начала машинально его поглаживать. Будто чувствовал что-то, будто знал, как паршиво ей сейчас на душе. Глаза снова жгло от слёз. МакАлистер шмыгала носом, пользуясь тем, что никто не видит, и рассказывала псу, какой же он замечательный.
[indent] За окном снова зашуршал дождик, ударяясь о крышу машины. Перебирая пальцами шерсть Марти и глядя в одну точку, МакАлистер не заметила, как заснула, скрючившись на сиденье в обнимку с псом. Он положил на неё голову и тоже прикрыл глаза.

+1

37

На все про все ушло гораздо больше времени, чем Эванс рассчитывал. Почва у побережья была каменистой и рытье могилы даже на значительном расстоянии от берега оказалось очень сложным делом. Он весь вымок и не только от дождя, который поливал Штормовой затяжными урывками с самого утра. К моменту когда небольшая, но достаточно глубокая яма была готова, все его тело выламывало, а руки были стерты до мозолей и содраны до крови. Марти, который упорно отказывался оставлять его один на один с этой проблемой, сколько бы Эванс не просил его об этом, несколько раз порывался помочь ему с могилой. В итоге, чтобы хоть как-то занять старика, Джеймс велел ему вновь свернуть и перевязать ковер. Он все же сделал несколько снимков изуродованных тушек на свой телефон, чтобы показать главному инспектору. Едва ли тот расценит это как повод для расследования, но уж как повод для беспокойства точно не проигнорирует. В конце концов, не каждый день в Северном Солуэе заводится маньяк. Пусть еще только начинающий, но уже активно развивающийся. Что будет дальше? Ведь очень скоро ему уже будет недостаточно мучить только животных. Этот парнишка, которого Марти все никак не мог толком описать, сбиваясь на конкретных деталях, кем бы он ни был, мог решиться на куда более страшный поступок. Замахнуться на кого-нибудь покрупнее кошки или пса. И это, черт возьми, уже не просто пугало.
За всеми этими мыслями Джеймс не замечал, как летит время и ухудшается погода. Небо над головой, непрерывно поливающее землю холодным дождем последние полтора часа, темнело уже совсем по другой причине. Этот очень долгий и неожиданно тяжелый день медленно подходил к концу. Марти откровенно зевал, но продолжал упорно мельтешить на периферии, пока Эванс закапывал ковер, тщательно утаптывая землю. Даже излишка, который всегда остается после захоронений, почти не осталось. Еще несколько увесистых валунов поверх и все. Весь потный и грязный, Джеймс выпрямился и повел плечами. Все тело ныло, мышцы горели и словно налились свинцом. Завтра он точно будет не вставать с кровати, а сползать. Мозоли неприятно пульсировали, ссадины жгло, но все это было не так уж и важно.
— Марти? — собственный охрипший после долгого молчания голос показался чужим. Старик что-то промычал, отзываясь, но Джеймс не вникал. — Если я покажу тебе фото, ты узнаешь того парня, что выкинул ковер?
Похмурившись и немного пожевав губами, бездомный уверенно кивнул. Большего Эвансу и не требовалось. Он постоял так еще немного, остывая после напряженной работы и позволяя проливному дождю спокойно смывать грязь со своего лица и рук, а потом все же решил, что пора возвращаться к МакАлистер. Важное дело, которое привело их сюда, так и осталось на повестке дня, и пока у них еще был шанс найти Катриону. По крайней мере версию с Гордоном стоило проверить.
Ссыпав Марти кое-какую мелочь, нашедшуюся в форменной куртке, Эванс собрался уже было уходить, когда старик его остановил, ухватив за локоть.
— Это нехорошо, знаешь. Очень-очень нехорошо.
— Знаю, Марти, — отозвался Джеймс, оглядываясь на свежую могилу. — Но мы найдем этого парнишку, если ты нам поможешь.
— Да я не о том.
Старик отмахнулся и, снова ухватив его за локоть, развернул к себе лицом. Выглядел он при этом так взволнованно, что Джеймс невольно насторожился. Что бы не взбрело этому старику в голову, он слишком устал, чтобы реагировать сдержанно, даже если в итоге это будет очередной монолог на тему грядущего апокалипсиса. Но Марти вроде оставался на прежней, более-менее адекватной волне. Его взгляд оставался пристальным и цепким. Ни отсутствующей поволоки, ни знакомой остекленелости. Как выяснилось, отсутствие этих симптомов совсем не показатель адекватности сумасшедшего старика в данный момент.
— Я про вас с Айлин, — выдал он, наконец, с неожиданной силой вцепившись в плечи Джеймса своими скрюченными пальцами. — Это не хорошо. Ты женат, Дэнни. А она... она тоже замужем. У вас у обоих дети. Феликс... он хороший человек. Нехорошо так с ним поступать. И с Морин тоже. Ты же понимаешь... Понимаешь?
Марти частил и повторял одно и то же снова и снова, сжимая пальцы на плечах Джеймса все сильнее. Он так разволновался, что Эванс начал переживать о его здоровье. Даже тот неприятный факт, что старик снова принял его за отца, как-то обошел стороной, уступив другому, куда более оглушительному, осознать который было все равно, что окунуться в холодную воду вновь. Если даже Марти заметил... Джеймс сглотнул, пытаясь протолкнуть вставший в горле ком. Старик все не унимался и с этим нужно было что-то делать.
— Марти, послушай меня... Марти! — Эванс повысил голос совсем немного, но этого хватило, чтобы старик замолк и даже отпустил его, испуганно сжавшись. — Марти, это же я. Джеймс. Дэниел давно мертв и Айлин тоже. Мы с Джо их дети и мы... мы напарники и только. Что ты там себе навыдумывал?
Он попытался насмешливо улыбнуться и, кажется, у него почти получилось. По крайней мере Марти заметно расслабился, но все равно продолжал высматривать в его лице что-то. Или кого-то. Кого-то вполне конкретного, кого Джеймс ненавидел всей душой до сих пор. Думать об этом совершенно не хотелось и уж тем более не хотелось снова втирать старику о том, кто есть кто. Толку-то. Пройдет какое-то время, он все забудет и снова будет тыкать в них с Джо пальцами и называть именами их родителей. Наверное, с этим стоило просто смириться. Джеймс устало вздохнул и глянул на часы. МакАлистер там, наверное, устала уже столько его ждать. Ладно, что хоть не приковыляла на поиски.
— Мы совсем другие люди, Марти, — для закрепления повторил он. — И между нами ничего нет.
Подхватив свою куртку, Джеймс раздраженно ее отряхнул. В отличие от остальной его одежды, она была не такой мокрой. Ему хватило ума снять ее перед тем, как взяться за дело, и повесить на сук дерева растущего рядом. Жидковатая крона кое-как укрыла ее от дождя, только частицы коры налипли на подкладку, но что толку от почти сухой куртки, если сам ты вымок до трусов. Дождь, между тем, сбавил обороты и почти стих. По закону подлости именно тогда, когда это было уже не так уж и нужно.
Распрощавшись с притихшим и несколько озадаченным стариком, Джеймс заторопился в сторону пристани. Умытая проливным дождем буквально до блеска, она была совершенно безлюдна. Зато в "У Дона" было довольно шумно. Похоже, рабочий день подошел к концу и народ уже вовсю отмечал пресвятую пятницу. В пору было позавидовать. По-черному. Им с напарницей об этом оставалось только мечтать.
Еще на подходе к патрульной машине Эванс обратил внимание, что на передних сидениях никого нет, и решил грешным делом, что напарница коротает время в забегаловке вместе с Марти, но потом заметил какое-то шевеление на заднем сидении. Добравшись, наконец, до машины, Джеймс только убедился в своих подозрениях. МакАлистер дрыхла, как ребенок, обхватив Марти вместо любимой игрушки. Пса это как будто вполне устраивало, но стоило ему заметить своего хозяина, как он завозился и замаячил за окном, вывалив язык от радости. Попытка открыть дверцу со стороны водителя не удалась, как, впрочем, и остальные. Бормоча под нос что-то про кроликов и их параноидальные замашки, Джеймс достал отмычки, которые по привычке таскал с собой всегда и везде. Свой же рекорд ему побить не удалось, однако уже спустя минуту он уже сидел внутри, дробно стучал зубами от холода, и пытался расстегнуть пуговицы своей форменной рубашки. Негнущиеся из-за мозолей и ссаженные до крови пальцы были словно чужие и двигались крайне неохотно.
— Что, дружок? Вот и день прошел, — он покосился на острую морду Марти, которую тот просунул между сидений, чтобы ткнуть его в плечо носом и привлечь к себе внимание, а потом оглянулся назад, на свернувшуюся на сидении компактным клубком МакАлистер. Она сопела так сладко, что затея с визитом к Джейсону Гордону уже не казалась Эвансу такой уж удачной. Тем не менее, отказываться от нее он не стал. Кое-как стащив с себя рубашку и надетую под ней футболку, такую же мокрую и неприятно липнущую к коже, Джеймс облачился в куртку и, застегнув ее до горла, принялся искать ключи по всему салону. Когда поиски ни к чему не привели, Эванс обернулся на напарницу.
— Да ты, блин, издеваешься... — скрипнул он зубами, догадавшись, что та скорее всего сунула их в карман куртки или брюк, прежде чем завалиться спать. Обыскивать спящую девушку... Нет, даже не так. Обыскивать спящую МакАлистер виделось ему предприятием весьма щекотливым, но выбора у него не было. Осторожно, чтобы не разбудить Джоанну, он прощупал ее куртку и запустил руку в карман, ощущая тепло и мягкость ее тела сквозь тонкую подкладку. Оставалось только вытащить ключи, не разбудив при этом напарницу, что само по себе только казалось простым.

+2

38

[indent] Дождь начал накрапывать, постепенно набирая силу, практически сразу же, как ушел Эванс. И спалось под его мерный шум на удивление сладко. Джоанна, несмотря на все тревоги и дурные происшествия этого дня, сопела мирно и даже улыбалась сквозь сон. Он вернул её в детство, в то счастливое время, когда мама ещё была жива. Сначала её просто сморило и час-два девушка дремала без снов, чутко вздрагивая на каждый шорох, а потом из темноты начали вырисовываться знакомые картинки из прошлого. МакАлистер просматривала их одну за другой, улыбаясь так, что начало ломить щеки. Несколько раз она, не просыпаясь, звала маму счастливым шепотом.
[indent] Возвращение Джеймса прошло как-то мимо его напарницы. Смутно она слышала, как он возился, когда вскрывал запертую машину и переодевался, почувствовала, что Марти завозился.
[indent] – Ещё чуть-чуть, - жалобно заныла девушка, так и не просыпаясь, когда Марти полез приветствовать хозяина. Служивший ей живой подушкой пес был обнят покрепче, а МакАлистер, приткнувшись щекой к его теплой шерсти, продолжила сопеть. Марти как-то особенно тоскливо посмотрел на хозяина, потому что его беспокойная напарница умудрилась где-то прижать собаку, пока устраивалась поудобнее.
[indent] Если бы Эванс знал, что Джоанне всё ещё снится её мама, то наверняка поостерегся бы доставать ключи. Но он не мог даже догадываться и опрометчиво полез искать их, ведомый благородным порывом не будить девушку. Прикосновение рук, осторожно ощупывающих форменную куртку в поисках ключей, МакАлистер почувствовала, но не поняла, кто это и что это. Поэтому губы её расплылись в довольной улыбке. Это был знакомый с детства ритуал утренней побудки: маленькая Джо обнимала руку пытающейся растолкать её матери, и это позволяло урвать у смеющейся Айлин ещё минут пять лежания в кровати. По той же схеме девушка сработала и сейчас. Она залепетала что-то просительное, цепко обхватила руку Эванса, уже успевшего нащупать в кармане ключи, и прижала её к себе, будто любимую плюшевую игрушку, довольно уткнувшись носом в его форменную куртку, ещё пахнущую дождем, влагой и немного сигаретами вперемешку с одеколоном.
[indent] – Я тебя люблю, - сквозь сон пробормотала Джоанна, продолжая удерживать напарника в ловушке, и добавила после небольшой паузы. – Мам.
[indent] Ещё на несколько минут, пока МакАлистер, с чьего лица не сходила нежная улыбка, досматривала этот отрывок, подвисшему Джеймсу пришлось замереть, чтобы не разбудить напарницу окончательно. Потом она ослабила хватку и предоставила возможность Эвансу осторожно вытянуть свою руку вместе с зажатыми в ней ключами. Сама же Джоанна продолжила безмятежно сопеть, снова обняв уже смирившегося с участью плюшевой собачки Марти.
[indent] Патрульная машина неспешно тронулась с места и, набирая скорость, зашуршала колесами по усыпанному песком и мусором вперемешку с осколками ракушек тротуару в направлении выезда от причалов. МакАлистер проснулась, когда Эванс уже выехал в город и закружил по улочкам Солуэя.
[indent] Вставать отчаянно не хотелось. Как минимум потому, что тело, затекшее от долгого пребывания в неудобной позе, на любое, даже малейшее движение обещало отзываться болью. Не открывая глаз, Джоанна осторожно пошевелилась, поморщившись, когда по рукам и ногам побежали щекотные мурашки. Автомобиль слегка покачивался при езде, мерно урча мотором и включенной печкой. Понимая, что так недолго и снова убаюкаться, девушка собралась с духом, уперлась ладонями в сиденье и кое-как заставила непослушное тело перетечь в относительно сидячее положение. Спустив ноги на пол, МакАлистер принялась шарить ими в поисках обуви, по-прежнему не открывая глаз.
[indent] – Я долго спала? – хрипло спросила девушка, убирая с лица волосы. Где-то в процессе сна резинка, и без того завязанная не туго, окончательно расслабла и свалилась, позволив буйным кудряшкам рассыпаться на свое усмотрение. Глянув за окно на проплывающие мимо улицы, Джоанна с удивлением обнаружила за ним плавно сгущающиеся сумерки. При том не полупрозрачную серость раннего вечера, а уверенную такую вечернюю темноту. МакАлистер озадаченно хлопнула ресницами, переваривая тот факт, что продрыхла несколько часов, и ожесточенно потерла ладонями лицо, прогоняя липкие остатки дремоты. Всё ещё мягкая, теплая и разомлевшая со сна, она зябко поежилась и попыталась поплотнее закутаться в форменную куртку.
[indent] – Куда мы едем? К Гордону? – девушка снова выглянула за окно, прикидывая маршрут. Ненадолго в машине повисло молчание, прерываемое шорохами и звуками возни, с которой Джо сначала искала, а потом пыталась отвоевать у Марти свою резинку для волос. Пёс оглушительно зевнул, будто издеваясь, и демонстративно улегся поверх неё. Сдвинуть его не представлялось возможным, но МакАлистер из врожденной вредности попыталась потолкать упрямца в бок. – Ну ты… - с непередаваемой смесью восхищения наглостью довольного своей выходкой Марти и возмущения бездействием его хозяина в голосе выдохнула девушка. – Эванс, твоя собака зажала мою резинку. Поговори с ним, а? Или дай мне запасную, в бардачке лежит, - Джоанна скроила умильное личико и подвинулась в проход между передними сиденьями так, чтобы Джеймс видел её в зеркальце заднего вида. – Пожа-а-алуйста.
[indent] В машине снова повисло молчание. Видимо, у Эванса точно так же, как и у его напарницы, из головы не шли жестоко убитые животные. МакАлистер молча плела косу, против обыкновения не начав мурлыкать себе под нос. В мыслях так и крутилось тревожное: «А что же дальше?». Опыта девушке, конечно, не доставало, но и она понимала, что в какой-то момент мучений четвероногих жертв садисту станет мало. Перед глазами снова возникла та картина: распростертые на грязном ковре тела животных, возникла так ярко и детально, что Джоанна даже содрогнулась, чувствуя, как по коже пробежали холодные мурашки. Если она правильно помнила, то кошачьи трупики разложились сильнее. Значит, их этот изверг замучил раньше. Это показалось МакАлистер плохим знаком: так ведь, увеличивая аппетиты в плане жертв, он может и на людей перекинуться. Детей, стариков – тех, кто слаб и не сможет от него защититься. Девушку бросило из жара холод, и она порывисто подалась вперед.
[indent] – Джеймс… - Джо нахмурилась, сосредоточив взгляд на лежащих поверх руля руках напарника. То, что они не совсем в порядке, она приметила уже давно, только не стала лезть. Тряхнув головой, девушка отогнала от себя ставшее в последнее время невероятно назойливым желание позаботиться об Эвансе. – Нам бы этого парнишку все же найти. У меня скверное предчувствие. Он же продолжит, да? И хорошо, если дело обойдется только собаками.
[indent] Машина остановилась напротив дома Гордона, но МакАлистер не торопилась выходить. Она ждала ответа, краем глаза посматривая на замершее здание. Свет в окнах не горел, да и вообще обиталище приятеля Стюарт выглядело как-то безжизненно.

+2

39

Сердце пропустило удар, когда МакАлистер схватила Эванса за руку и прижала к себе. Он был так сосредоточен на процессе изъятия ключей из ее кармана, что совсем не обращал внимания на все остальное, и неожиданно крепкая хватка напарницы заставила не просто замереть. Джеймс забыл как дышать. И дело было совсем не в том, что он запустил руку ей в карман, как распоследний воришка. Они уже давно достигли того уровня доверия, что позволял им шуровать по карманам друг друга в поисках ключей, записной книжки или мобильника. Дело было в том, как МакАлистер себя при этом повела. Она не проснулась, не отпихнула его от себя, нарочито громко возмущаясь, как по идее должна была. Нет, она прижалась лицом к рукаву его куртки, довольно засопела и сонно забормотала что-то себе под нос. Джеймс почти разобрал, почти поверил, что услышал то, что услышал и уже был готов к продолжению. Сейчас она скажет чье-нибудь имя, и он будет присматриваться ко всем его обладателям на их острове, мысленно кромсая потенциальных счастливчиков на крохотные кусочки и фасуя по мусорным пакетам, как самый настоящий маньяк. Джеймс был готов проглотить это точно так же, как и все остальное, что ему приходилось терпеть от напарницы все эти неполные два года, что они работали вместе. Все решило одно слово, которое не только прояснило ситуацию, но и заметно снизило градус напряжения. Эванс медленно выдохнул и так же медленно вынул руку из кармана напарницы, едва она его отпустила. Случилось это не сразу и нескоро. Он испытал неимоверное облегчение, отстранившись от девушки и откинувшись на водительском сидении. Ключи забряцали в его подрагивающей руке, но Джеймс перехватил их пальцами, сжав в ладони до боли. Так не могло больше продолжаться, и он это прекрасно понимал, но предпринимать что-то не собирался, потому что попросту не хотел. Он сам на все это подписался, когда год назад принял решение остаться и присматривать за этой бедовой девчонкой, которая собирала шишки на свою кудрявую голову везде и всюду, словно была запрограммирована на это. Это был его выбор. Осознанный и окончательный. А значит, что и жаловаться он права не имел. Зато имел полное право злиться на себя дурака, чем с удовольствием занялся, когда его слегка попустило.
— Ладно, — с хрустом воткнув ключ в замок зажигания, процедил сквозь стиснутые зубы Джеймс и покосился на молча взирающего на него с заднего сидения Марти. — Сам виноват.
Пес как будто согласился и даже что-то проворчал, хотя скорее всего это был не более чем комментарий на попытку МакАлистер в очередной раз уподобить его плюшевой игрушке и стиснуть в своих объятиях во сне. Эвансу оставалось только головой покачать, а Марти просто смириться уже наконец со своей участью.
Причал они покинули под непрекращающийся скрип дворников, снующих туда-сюда по лобовому стеклу. Дождь быстро набирал обороты, так что через город пришлось ехать с предельной осторожностью. Адрес Джейсона Гордона Эванс знал очень хорошо. Точно так же, как адреса МакТавишей, Мердоков и прочих жителей Штормового, что входили в шорт-лист не самых благополучных солуэйцев. Так что добраться до места оставалось не более чем делом времени и техники. Джеймс лавировал по узким улочкам города подобно водомерке, когда на заднем сидении завозились. Бросив короткий взгляд в зеркало заднего вида, Эванс вновь уставился на дорогу. Они как раз миновали центр и теперь углублялись в юго-восточную часть города. Где-то там, на берегу и был дом Гордона.
— Не засекал, — сухо отозвался он, когда МакАлистер заговорила. Он бы не возражал, продолжи она сопеть и дальше. Точно так же он бы не возражал, помолчи она немного для разнообразия. Но кто он такой, чтобы его желания учитывались хотя бы иногда. Глубоко вздохнув, Джеймс промолчал на очередной вопрос напарницы. Ответ был очевиден. Куда еще они могут ехать, если кроме Гордона вариантов больше не осталось. Но даже после этого она от него не отстала. Эванс сбросил скорость, почти остановился, чтобы достать из бардачка запасную резинку для волос по требованию, и снова продолжил вести машину как ни в чем не бывало. Настроение, не смотря на то, что он честно старался держать его на уровне хотя бы для вида, упорно ползло вниз по мере того, как Джеймс переваривал все, что случилось за этот длинный день. Слишком много всего. Значительного и не очень. Хотелось, чтобы все это уже, наконец, закончилось.
Они уже подъезжали к дому Гордона. Развалюха, которую он постоянно чинил с тех пор, как вернулся, выглядела более или менее жилой, но едва ли там сейчас кто-то был. Свет в окнах не горел, машины рядом не было. Джеймс заглушил двигатель и защурился сквозь залитое дождем стекло, силясь разглядеть хоть какие-то признаки жизни, когда Джоанна снова заговорила. Было даже немного не по себе от того, как иногда перекликались их мысли. Она говорила о том, о чем Джеймс думал непрерывно, пока рыл ту могилу и потом, когда уже закапывал ковер со всем его содержимым. Ответил он не сразу. МакАлистер замолчала и какое-то время они просто молчали, глядя на ветхий дом. Джеймс думал, а его напарница ждала ответа. Он был очевиден.
— Он не остановится, — просипел, наконец, Эванс севшим после долгого молчания голосом. — Такие никогда не останавливаются. Тут уж все от нас зависит. Успеет он убить еще кого-нибудь и будет ли это очередная собака или кто покрупнее... Не знаю. Но мы будем искать. Марти сможет опознать его по фото. Подростков пятнадцати-шестнадцати лет на острове не так уж и много, — Джеймс замолчал, а потом оглянулся назад. — Посиди, пока я проверю, дома он или нет.
Он специально не стал ждать ответа и сразу же вышел из машины. Очередной диспут на тему больных ног и неугомонных шил его не вдохновлял, так что Джеймс просто решил за них обоих. Ступени обновленного сравнительно недавно крыльца заскрипели под его весом, когда он в два шага миновал подъем и замер у двери. Висячий замок был более чем красноречив. Пройдя до ближайшего окна, Джеймс прижался к стеклу, загораживая свет руками для лучшего обзора. Ничего. Крыльцо переходило в веранду, опоясывающую дом, так что он решил прогуляться до задней двери, что убедиться в очевидном наверняка.

+2

40

[indent] Эванс снова был не в настроении и отсвечивал в зеркале заднего вида такой хмурой рожей, словно МакАлистер лично его чем-то обидела во сне. Все попытки его разговорить разбивались о толстую стену молчания. В конце концов Джоанне попросту надоело долбиться об неё лбом, и она затихла, переплетая распустившуюся косу и прикрыв глаза, чтобы не прожигать взглядом дырки в спинке водительского сиденья. Того и гляди обивка задымится.
[indent] Закончив с косой, Джо снова обняла Марти и принялась наглаживать довольного пса по густой шерсти. Она всё никак не могла понять, что творится в последнее время с настроением у Эванса. Его кидало из крайности в крайность, и всё чаще заканчивалось это вот таким вот затяжным, как зарядивший над Солуэем дождь, молчанием. Джеймс то почти навязывал свою заботу, то, наоборот, замыкался в себе и едва не шарахался. Это напрягало и беспокоило настолько, что МакАлистер уже почти решилась прижать его где-нибудь и, игнорируя чутье, вопящее, что это всё только усугубит, вызвать на откровенный разговор. Что его тревожит? Что вообще такое творится? Джо до тошноты опротивело чувствовать себя в чем-то виноватой перед Эвансом, это поганое ощущение то и дело возникало с тех пор, как она попала в больницу, и с каждым днем появлялось всё чаще и задерживалось надольше. Мысли скакали туда-сюда, как обкофеиненные мультяшные белки, перепрыгивая с усложнившихся отношений с Эвансом на пропавшую Катриону Стюарт, а с неё – на трупы животных, неизвестного подростка-садиста и в произвольном порядке обратно. К тому моменту, когда патрульный автомобиль остановился на обочине напротив дома Гордона, МакАлистер уже успела раза три пожалеть, что проснулась раньше. Всё равно даже с Джеймсом не удалось перекинуться и парой слов – у него на всё был односложный ответ, мало отличавшийся от «Угу».
[indent] Выходить Джоанна не торопилась. Устремив взгляд куда-то за покрытое крупными каплями дождя лобовое стекло, она ждала, слушая скрип дворников. Эванс тоже не торопился с ответом: заговорил он тогда, когда девушка уже перестала надеяться его получить и схватилась за ручку двери, намереваясь выйти. Сквозь залитое ливнем стекло виднелся ветхий дом Гордона, который он постоянно латал, но так и не сумел привести в божеский вид. Сейчас он казался ещё более нежилым из-за того, что, несмотря на сгущающиеся сумерки, окна не светились.
[indent] – Я тоже думала об этом, - голос Джо охрип от эмоций и надломился, поэтому ей пришлось пару секунд помолчать. Девушка в очередной раз поймала себя на том, что, если забыть об этих странных вспышках молчания со стороны Джеймса, взаимопонимание между напарниками достигло того уровня, когда уже и слова бывают излишни. Они просто думали об одном и том же. – О том, что в какой-то момент ему может стать маловато собак, - договаривала МакАлистер уже в спину и закрывшуюся дверь. Обиженно вздохнув и скрестив руки на груди, она откинулась назад, сквозь потоки дождя наблюдая, как Эванс поднимается на крыльцо и торжественно целует закрытую дверь. Девушка хмыкнула, когда напарник пошел в обход, заглянув в окна. Джеймс завернул за угол и скрылся с глаз, видимо, решив для верности проверить дворик за домом и черный ход.
[indent] Внимание заскучавшей МакАлистер привлекла открывшаяся дверь соседнего дома. Его хозяина, Малкольма Ховарда, она не знала разве что в лицо, зато его сын, Эдвард учился на год младше Джо и какое-то время усиленно крутился рядом. Видимо, в юности угловатый подросток, превратившийся в не менее угловатого молодого мужчину, питал к ней какие-то нежные симпатии. Именно он и нарисовался на крыльце с мешком мусора. Ещё разок для верности бросив взгляд на угол, за которым скрылся Эванс, девушка решила потратить время ожидания с пользой и толкнула дверь машины.
[indent] – Эдвард! – МакАлистер окликнула мужчину, махнув рукой, чтобы он точно её заметил. Звук девичьего голоса заставил младшего Ховарда замереть на середине дорожки, ведущей к стоящему на обочине мусорному баку, и подслеповато сощуриться, ища взглядом того, кто его позвал. Джо нетерпеливо выгрузилась из машины, ещё разок взмахнув рукой. Эдвард её заметил и поспешил навстречу, так и держа мешок с мусором в руке. Оглянувшись на Марти, умудрившегося своей тушей прижать помимо резинки ещё и трость, девушка отважно зашагала к Эдварду прямо так, без опоры на палку. Хромала она при этом, конечно, как черт,  да и ковыляла гораздо медленнее.
[indent] -  Ну и погодка, да? – разулыбалась девушка, вытирая от воды мокрое лица и проводя рукой по влажным волосам. Высохшая было форма снова вымокла до нитки и начала неприятно липнуть к телу. – Как дела? Не видела тебя лет сто, хоть и городок крошечный.
[indent] – Льет как из ведра, - неловко и немного смущенно улыбнулся Эдвард. По скользнувшему в голосе недоверию МакАлистер поняла, что он не ожидал её увидеть. – Неплохо. Вот всё ещё с отцом, но подумываю о своем… - мужчина дернул подбородком, указывая на дом. – А ты? – взгляд карих глаз остановился на ноге. Джоанна как раз пыталась поудобнее распределить свой вес и неловко качнулась вперед, почти заваливаясь.
[indent] – Как видишь, допрыгалась, - нарочито бодро хмыкнула девушка, опираясь на ловко подставленное ей для опоры предплечье Эдварда. – Точнее, долазалась. Пыталась освоить наши скалы и слегка не подрассчитала.
[indent] – Стоит быть аккуратнее, - рассудительно заметил мужчина, аккуратно отводя девушку к машине. – Какими судьбами ты тут?
[indent] – Да с соседом твоим хотели поговорить, - доковыляв с помощью Эдварда до машины, МакАлистер привалилась к ней. Теоретически лучше было бы и вовсе сесть, но проклятая гордость мешала. Уже за этот несчастный клевок носом было стыдно, что и говорить о том, чтобы плюхнуться в машину и окончательно расписаться в своей слабости. – Ты его, кстати, давно видел?
[indent] – Да нет… - Эдвард подвис, нахмурив лоб и припоминая. Джо же, заметив идущего к ним Эванса, махнула напарнику рукой, мол, давай сюда. – Утром сегодня, кажется.

+2

41

Черный вход тоже был заперт. При том изнутри, в чем Эванс убедился, подергав ручку и услышав, как по ту сторону деревянного массива шевелится дверной затвор. Он заглянул в каждое окно по пути и всюду была одна и та же картина. Пусто, тихо и совершенно безжизненно. На заднем дворе, куда его вывела веранда и небольшое крыльцо в несколько ступенек тоже не нашлось ничего, что могло бы ответить на главный вопрос — куда все таки Гордон подевался. Спустившись чуть вниз по склону, мимо какого-то покосившегося сарая и довольно добротного летнего гаража, пустого, как он убедился, заглянув внутрь мимоходом, Эванс оглядел береговую линию протянувшуюся еще ниже по склону. Старая перевернутая баржа чернела вдалеке по правую сторону. Прилив почти затопил ее. По левую были только камни, торчащие из воды. Ничего больше. И никого.
Возвращаясь тем же путем, Джеймс обратил вниманием на прикрытые брезентом газовые баллоны под навесом сарая. Такие обычно подсоединяли к плитам, когда в доме не было газопровода. У него самого была такая плита, когда он только вернулся домой и не начал обновлять бытовую технику в доме. И он отсоединял баллон каждый раз, когда собирался покинуть дом дольше чем на сутки, дабы избежать утечки и просто перестраховаться. Это было правилом, которое он усвоил еще в детстве. Судя по всему у Гордона был похожий учитель. По всему выходило, что он уехал. И плевать куда и зачем. Главное, как давно и с кем, особенно с кем. Джеймс понятия не имел, какие у них отношения со Стюарт. Слышал только, что они были парочкой в школе, но что их связывало теперь, когда он вернулся из тюрьмы, так и оставалось загадкой. При том для всех. Могла ли она уехать вместе с ним? И как связать это с тем состоянием, в котором ее нашла Айрис? Вопросов становилось все больше по мере того, как они искали ответы на уже имеющиеся. Какой-то порочный круг. И как его разорвать Эванс не знал. Вот даже представления не имел. А теперь еще какой-то мелкий засранец, втихаря животных кромсающий, нарисовался для полного счастья...
Джеймс уже возвращался, тихо ругаясь себе под нос на погоду, когда услышал голос Джо, пробивающийся через шелест дождя, и это заставило его поторопиться. Просто спокойно посидеть в машине, судя по всему, было выше ее сил. Он вышел из-за угла дома как раз вовремя, чтобы увидеть, как МакАлистер едва не свалилась. Если бы не Эдди, она точно рухнула бы. И куда ее только черт понес? Уже привычно подавив всплеск раздражения, Джеймс стал спускаться по ступеням крыльца. Он не торопился, давая себе время, чтобы остыть. МакАлистер успела вернуться на исходную с посильной помощью провожатого и даже заметила его приближение. Стараясь не смотреть на напарницу, которая уже даже стояла с трудом, Джеймс улыбнулся Эдди и протянул руку для пожатия.
— Здорово.
Он совершенно забыл про натертые на ладонях мозоли и простое рукопожатие отозвалось нешуточной болью, но как-то отреагировать на не самые приятные ощущения он не успел. Эдди охнул первым, уставившись на изувеченную руку, которую только что так крепко и от души пожал.
— Фига себе у тебя мозоли!
— Печальный удел холостяка, — машинально отозвался Эванс, пряча руку в карман, и, не успел Эдди хохотнуть в ответ на шутку, как тут же задал главный вопрос: — Как давно Гордон в отъезде?
— В отъезде? — парень нахмурился, перевел взгляд на МакАлистер и снова посмотрел на Эванса. — Да я его вот, утром видел. Батя даже говорил с ним.
— Говорил?
— Ну да, они минут пять или около того проболтали, пока я газонокосилку убирал. Спроси его сам. Может он знает больше.
Эдди махнул рукой на дом, предлагая зайти и пообщаться с Ховардом Старшим лично, на что Джеймс кивнул, но уходить не спешил. Он покосился на напарницу, которую все это время упорно игнорировал, и демонстративно опустил глаза на ее ногу. Ничего хорошего этот взгляд МакАлистер не сулил.
— Будь другом, присмотри за ней, — вновь обратившись к Эдди, попросил Джеймс. — А то, боюсь, ускачет куда-нибудь, пока меня нет, и еще себе что-нибудь сломает.
— Да не вопрос, — тут же согласился Эдди, расплывшись в улыбке. Звенящего в голосе Эванса раздражения он явно не заметил и был только рад "присмотреть" за МакАлистер, пока ее напарник общается с его отцом. Бросив на напарницу еще один взгляд, Джеймс поспешил в дом Ховардов, поеживаясь от затекающей за ворот воды.
Весь разговор занял минут десять. К машине Джеймс возвращался еще более пасмурным чем до того и, с ходу распрощавшись с Эдди, который честно присматривал за доверенной ему МакАлистер все это время, развлекая ее бородатыми анекдотами, сразу же сел за руль и завел машину. Заговорил он, только когда Эдди скрылся в доме и они с Джоанной остались одни. Шумно сопящего на заднем сидении Марти он в расчет не брал. Судя по тому, как пес всхрапывал и дергался временами, сны ему снились весьма увлекательные.
— Он уехал этим утром. Куда, не сказал. Когда вернется, тоже. Просто собрал вещи и свалил. Но суть не в этом, — Джеймс тронулся с места и повел машину вдоль улицы прочь от дома Гордона. — На днях мистер Ховард видел, как к нему приходила Стюарт. Они о чем-то говорили. О чем именно, Ховард, конечно же, не слышал. Хотя подозреваю, что пытался. Он дядя любопытный, спасу нет. Тебе не кажется это несколько странным для простого совпадения? В один день Гордон сваливает черт знает куда, а Стюарт в диком состоянии вдруг появляется в порту, — Эванс бросил на напарницу кроткий взгляд и снова уставился на дорогу. — Надо поговорить с Макреем. Он в Абердине, если я все правильно понял. Значит, сегодня уже не получится, а завтра я еду к матери. Мне малость не до того будет. У тебя какие-то планы на выходные есть? Может, заглянешь в паб? Я бы, конечно, предпочел, чтобы ты сидела дома и не напрягала ногу лишний раз, но раз уж ты все равно не послушаешься...

Отредактировано James Evans (2018-02-13 20:41:15)

+2

42

[indent] – Ну мам! – нарочито писклявым голоском протянула Джоанна, сердито сверкнув на напарника глазами. Он кипел, будто стоящий на большом огне котел, булькал и заражал своей затаенной злостью и её, заставляя вспыхивать из-за того, что в другой ситуации могло бы даже найти позитивный отклик в душе. Например, из-за заботы, становящейся всё более чрезмерной. Проигнорировав все живоговорящие взгляды от Эванса, девушка сфокусировалась на смеющемся Эдди.
[indent] – Вы прямо два сведенца. Ты бы, может, села? – предложил мужчина, кивнув на дверь патрульной машины.
[indent] – Да, наверное, - согласно качнула головой МакАлистер. – Хотя я уже всю пятую точку отсидела, пока была на больничном.
[indent] – Тебе всегда на месте не виделось. Помнишь, как мы в какой-то поход потащились? Ещё без спроса, - усмехнувшись воспоминаниям, Эдвард открыл для девушки дверь машины и помог усесться. Нога у неё уже горела огнем и тупо пульсировала болью, последние пару минут Джо стояла только из-за дурного упрямства, наперекор обжигающему её раздраженными взглядами напарнику. В его отсутствие можно было и угомониться.
[indent] – О, я думала, меня отец вообще из дома не выпустит до самого совершеннолетия! – расхохоталась МакАлистер, припомнив этот случай. – А Малкольм потом всё время морщился от боли, когда заходил на посадку.
[indent] Те десять или пятнадцать минут, что не было Эванса, пролетели незаметно за всякими «А помнишь…» и сопровождавшими их взрывами смеха. Потом пошли в бой проверенные временем анекдоты и истории из жизни. Но стоило на горизонте прорисоваться ещё более хмурому напарнику, как улыбка тут же сползла с лица Джоанны. Моментально скиснув, она торопливо распрощалась с Эдвардом, пообещав как-нибудь ещё заглянуть на чай. Не без труда закинув в машину обе ноги, включая больную, ощущавшуюся какой-то ватной, девушка закрыла дверь и пристегнулась, уставившись ровно перед собой и прилежно сложив руки на коленях.
[indent] – Кажется, - хмурясь, честно призналась девушка. – Если бы Стюарт просто пропала, то я бы предположила, будто она сорвалась вслед за Гордоном. Говорят, у них была большая любовь. Но её появление в порту в явно неадекватном состоянии выбивается из картины побега двух любящих голубков, - МакАлистер подвисла на пару минут, сосредоточенно размышляя и ковыряя пальцем пятнышко грязи, обнаружившееся вдруг на коленке. – Я поговорю, ты правильно понял, что дома я не усижу, - девушка покосилась на напарника, немного подумала и продолжила свою мысль. – На душе слишком паршиво, в таком настрое лучше быть на людях. И при хорошем собутыльнике. А в этого сколько не влей – всё ни в одном глазу, - Джо передернула плечами, и не надеясь, что до Эванса, вдруг заделавшегося бесчувственным пнем, допрет, что в числе спонсоров её расстройства он тоже числится. – О, кстати, передавай Морин привет. И загляни ко мне, я ей обещала в свой прошлый приезд пирог, но из-за ноги так и не отвезла. У неё всё нормально?
[indent] Разговор быстро снова перестал клеиться. Всё как-то подзависло, превратившись в перекидывание короткими сухими фразами. Джо снова уставилась за залитое дождем стекло.
[indent] – С руками у тебя что? – вдруг вспомнив кое о чем, спросила девушка. И прилетевший Джеймсу взгляд намекал, что шуткой или молчанием отделаться не удастся. – Я видела, что ты их стер безбожно, - МакАлистер укоризненно цокнула языком и, машинально пригладив ладонью мокрые волосы, полезла в бардачок. После минутного шебуршания там она извлекла на свет чуть продавленную упаковку с мазью. – Вот держи, - с трудом подавив желание проявить заботу очень явно и почти навязчиво, предложив помочь с обработкой ссаженных ладоней, Джо бросила тюбик на торпеду. – Я часто стираю то ноги, то ещё что. Воняет эта штука жутко, но помогает на ура, - девушка почему-то смутилась того, что опять полезла с добрыми намерениями, которыми, как известно, вымощена дорога в ад. В последнее время ей казалось, что встречные приступы заботы вызывают у Эванса злость. Отвернувшись к окну, МакАлистер зависла, рассматривая скатывающиеся по стеклу капли и думая обо всем и ни о чем. Это был долгий, очень долгий день. Произошло столько всего, что события ворочались в голове, как беспокойные щенки в корзине, будоража эмоции. Даже  Марти на заднем сидении и тот то перебирал лапами, то тревожно поскуливал во сне. Джоанна же ощущала опустошенность. Будто всё внутри выгорело, ещё тогда, на причалах возле ковра. Мелкий засранец, пытающий животных, так и не шел из головы. Внутри осталось только глухое раздражение, подначивающее сорваться на ком-нибудь. Отличная для того кандидатура сидела рядышком и угрюмо пялилась на дорогу, игнорируя присутствие напарницы, и чтобы действительно не спровоцировать что-нибудь нехорошее, МакАлистер решила изолироваться. Как можно скорее, пока все эмоции, с которыми ещё только предстояло разобраться, держатся под контролем. В душ, слопать мороженого и спать, свернувшись клубочком. Или смотреть бестолковые сериалы.
[indent] – Может, подвезешь и сдашь смену без меня? – бесцветно спросила Джоанна, обращаясь к напарнику. – Мне что-то нехорошо. Пожалуй, надо отлежаться немного.
[indent] Эванс предсказуемо не возражал, и МакАлистер, подавленно ссутулившись, снова затихла, пока патрульная машина шуршала шинами по мокрому асфальту. За окном расплывались размытыми пятнами мелькающие мимо фонари, уже давно зажегшиеся и выхватывающие из темноты куски улицы.
[indent] – Спасибо, - поблагодарила Джеймса девушка, когда автомобиль остановился возле её дома. Вопреки традиции она не стала приглашать его на чай, для чего-то позитивного Джо слишком устала. Гудела голова от стального обруча боли, опоясавшей виски и затылок. – Давай тогда, до понедельника. И не забудь забрать пирог для Морин.
[indent] Джо торопливо выгрузилась из машины, захлопнула за собой дверцу и с максимальной скоростью поковыляла в сторону дома, тяжело опираясь на трость и уже не пытаясь скрывать хромоты.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » По горячим следам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC