В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Не все тайное может стать явным


Не все тайное может стать явным

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s3.uploads.ru/Hj6uP.jpg
Журналист решила написать в местную газету серию статей о потомках отцов-основателей, ведь совсем скоро будет День Города, и Солуэю исполнится 150 лет.

Поместье Кинга, 28 июня 2016, ближе к вечеру

Erin Reiner, Jonathan King

+1

2

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Сидеть дома без дела оказалось даже утомительнее, чем могла предположить Эйрин. Она привыкла ловко лавировать между работой, домашними делами и семьей, большую часть времени находясь в состоянии дедлайна. Привыкла настолько, что спокойный и размеренный ход жизни быстро набил оскомину. Дом, насколько это возможно, убран, вычищен и местами начат приводиться в порядок. Дочь, наверное, уже притомилась от материнского внимания. Присланная по дистанции работа отправлена обратно раньше срока, теперь остается только ждать следующего транша статей на редакцию. А энергия все ещё бьет ключом, грозясь начать стучать по головам окружающих. Предчувствуя, что следующим пунктом будет заставить мужа разбить хотя бы цветник, Рейнер предупредительно занялась поиском других дел. Хорошим вариантом показалась местная газета. Там бывшего журналиста и действующего редактора с опытом и резюме Эйрин приняли с радостью, искренне огорчаясь тому, что работать она сможет только как совместитель и даже меньше, чем на половину ставки.
   В преддверии Дня Города Рейнер удалось урвать себе чрезвычайно интересное задание: подготовить серию статей об основателях города и их потомках. Начала женщина с интернета, где сведений почти не оказалось. Кому интересен крошечных городок, затерянный в море? Куда больше полезной информации оказалось в местной библиотеке, немного чудаковатая хранительница которой направила Эйрин в архив. Там плавать в море историй и легенд можно было просто бесконечно, чем женщина и занималась добросовестно несколько вечеров, допоздна засиживаясь у ноутбука.
   Последним пунктом, которым журналистка собиралась разнообразить статьи, значились интервью с ныне здравствующими потомками основателей города. Проще всего оказалось с МакАлистерами. Поймать главу местной полиции Рейнер не удалось, но зато его старшая дочь любезно согласилась побеседовать. Заметка об этом семействе обрела практически завершенный вид, ставя в полный рост проблему выбора следующей жертвы. То есть интервьюируемого потомка основателей. Товарищ жребий пал на голову Джонатана Кинга.
   Надо сказать, что Эйрин подготовилась и прошерстила интернет на предмет информации о нем. Тридцать девять лет, не женат, детей не имеет. Получил бизнес в наследство от отца и уже проявил себя, как хороший управленец семейным делом. В общем-то действительно ценного оказалось немного. В голове Рейнер даже мелькнула мысль, что было бы интересно покопаться поглубже и поискать белые пятна в биографии мистера Кинга. Но она тут же одернула себя, напомнив о том, к чему привели изыскания Стивена.
   Чуть сложнее оказалось договориться с вечно занятым мистером Кингом о встрече, но Эйрин преодолела и эту препону. Так что утром двадцать восьмого июня она стояла на пороге его дома. За то время, что пришлось работать редактором или на дистанции, от интервью она немного отвыкла. Поэтому имело место быть волнение, в приступе которого Рейнер сначала в сотый раз одернула темно-синюю юбку, потом поправила рукав кремовой в мелкий цветочек блузки, пригладила уложенные в сложное плетение на затылке волосы и только после этого нажала на звонок. Раздалась мелодичная трель, вызвавшая невольную ассоциацию с соловьиной. Несколько минут Эйрин переминалась с ноги на ногу на крыльце, рассматривая окрестности и отсчитывая время до того момента, как придется нажать на звонок повторно. Немного шаркающие шаги за дверью раздались за минуту до часа Х. Послышался сухой щелчок открываемого замка, и на пороге появился Джонатан Кинг собственной персоной.
   - Добрый день, мистер Кинг. Мы с Вами договаривались встретиться для небольшой беседы сегодня, - Рейнер благожелательно улыбнулась, почему-то смутно чувствуя себя школьницей, явившейся в гости к учителю.

+1

3

Джонатан не редко давал интервью, головной офис его компании с самого основания находился в Лондоне, с филиалами в Бирмингеме, Глазго и еще множеством маленьких офисов в разных городах. В том числе и в Северном Солуэе, ведь большая часть недвижимости города принадлежало семье Кинг еще со дня основания. Все в городе знали его семью и вряд ли найдется такой человек, который не видел Джонатана лицом к лицу, ведь на городских мероприятиях, особенно, на дне города, он, как потомок отца-основателя, всегда принимал участие в официальной части празднества, спонсировал местные развлечения, и вообще вкладывал в город немало. Кинги всегда старались держать марку и не отступать от звания покровителей города. Эмблемы компании тоже были у всех на виду. Плюс, он пока еще входил в местный городской совет. Так что и в местной газете о Джонатане писали часто. Но так – еще никогда. Никто не брал у него интервью про него. Казалось, всем хватало и той информации, что была общедоступна. И Джон просто не мог отказать, когда ему позвонила журналистка с сообщениям, что пишет о детях основателей города. О своей семье Джонатан знал если не все, то очень многое, Кинги хранили традиции. Он до сих пор жил в том самом поместье, что отстроил Джон Кинг по прибытию на остров для своей семьи. Поместье было не маленькое, в классическом английском стиле, и внешне почти не изменилось. За эти сто пятьдесят лет только внутренние интерьеры подвергались изменениям, и то не всем. Хотя бы потому, что сейчас в доме жило всего два человека: сам Джонатан и его некудышный младший брат, не считая, конечно, домработницу и ее семью, у которой был отдельный домик на территории. Поэтому многими комнатами просто не пользовались, в них было сыро и темно, часть дома даже не отапливалась из экономии.
- Добрый день. Миссис Рейнер, я полагаю? Проходите, - Джонатан сам открыл дверь журналистке, она оказалась довольно пунктуальной, - Приятно познакомиться. Чай или кофе будете?
В речи Джонатана мешался привычный местным жителям шотландский акцент, только без особенностей деревенского выговора, и английский. Причина была проста: Джонатан, как многие жители Солуэя, не учился в местной школе, а был отправлен в частную. Да и теперь его работа часто подразумевала общение с англичанами, поэтому нахватался.
Пригласив женщину войти, Джонатан тут же внимательно и как-то привычно осмотрел и оценил ее, она совсем не походила на тех, кто работал в местной газете, но он уже знал, что долгое время та прожила не на острове.
- Давайте поговорим у меня в кабинете, там будет удобнее, - Джонатан повел журналистку к своему кабинету. Он тоже находился на первом этаже, и ей удалось увидеть только гостиную и открытый вход в огромную библиотеку, которая была ничуть не моложе самого поместья. Жестом Джонатан пригласил миссис Рейнер присаживаться, когда они вошли в кабинет.
Кабинет у Джонатана был просторный, явно созданный для полноценной работы в доме, этакий офис в домашних условиях. Впрочем, никаких излишеств в виде бессмысленных украшательств или даже растений тут не было, только большой стол, где стоял монитор компьютера, аккуратной стопочкой в углу сложены какие-то папки, канцелярские принадлежности. На одной из стен висел телевизор, другая представляла собой какую-то картотеку с книжными шкафами и ящиками для бумаг. В кабинете стоял кофейный столик рядом с диваном и креслом. Несмотря на то, что у стола стояли еще пара стульев для «гостей», ими явно пользовались не часто.
- Расскажите для начала подробнее, что за статьи вы пишите? – Джонатан вежливо улыбнулся, да и вообще старался выглядеть не очень строгим.

+1

4

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Добрый день, - ещё раз машинально поздоровалась Эйрин. Особняк мистера Кинга, который она успела пока рассмотреть только снаружи, производил воистину мощное впечатление. И не только размерами. Старинный дом, при взгляде на который почему-то думалось о Джейн Эйр, сохранивший неуловимое веяние тех времен, когда был построен. Стало вдруг остро интересно, каков он внутри. – Да, миссис Эйрин Рейнер. Это я вам звонила насчет интервью. Кофе, если не затруднит, - женщина снова улыбнулась, про себя отмечая, что мистер Кинг говорит с легким акцентом, происхождение которого она затруднилась бы определить. Сама Рейнер в речи не могла избавиться от немецкого выговора, прилипшего, как репей, когда они жили в Европе. Изначально она учила язык, чтобы свободно общаться с родителями Стивена, потом они некоторое время провели в Германии. Немецкий стал очень близким и понятным, почти родным. И то и дело проскальзывал в виде акцента.
   Оказавшись в просторном холле, Эйрин первым делом огляделась, стараясь, чтобы её любопытство не было очень явным. В помещении было темновато для вошедшего с яркого солнечного света человека, и женщина инстинктивно прищурилась.
   - Как вам будет удобнее, - со все той же замершей на губах вежливой улыбкой сказала Рейнер, следя за мистером Кингом из холла через гостиную в его кабинет. Краем глаза она заметила открытый вход в библиотеку, если судить по видимой части комнаты, где вдоль стены громоздились шкафы с книгами. Надо сказать, даже эта часть вызывала уважение у такой любительницы чтения, как Эйрин.  – Надеюсь, я не отбираю время у важных дел? – вопрос был почти риторическим, если учитывать, что встреча была назначена заблаговременно. Но из вежливости женщина все же поинтересовалась.
   Кабинет мистера Кинга был больше похож на маленький офис, чем на то, что шотландка привыкла понимать под кабинетом. Большое помещение, оформленное и обставленное явно в соответствии со вкусами и потребностями хозяина, казалось пропитанным ненавязчивым ощущением приземленной, спокойно уверенной в себе надежности. И определенно не давало сомневаться в том, что хозяин его – мужчина. Растения, фотографии в рамках, безделушки из отпуска – все типично женские и дизайнерские сентиментальные вещи, видимо, остались где-то в других частях дома. Если вообще в нем были. Но Рейнер, как ни странно, нравилось. Она питала определенную тягу к аккуратному минимализму.
   - Как вы знаете, - начала женщина, присаживаясь после приглашающего жеста в кресло. – Скоро юбилей нашего города. И местная газета поручила мне небольшой цикл статей об основателях города и их потомках. История появления города известна всем едва ли не вдоль и поперек, здесь мне удалось найти не так много интересных новых фактов. Хотя, должна признаться, что в архиве нашлось кое-что любопытное, - Эйрин вежливо улыбнулась. – Так что статью было решено разнообразить небольшими интервью с семьями потомков основателей. Скажите, Вы интересуетесь вообще историей города и конкретно – историей своей семьи? Насколько я знаю, представители старых семей Солуэя всегда трепетно относились к прошлому Штормового острова, но насколько сильно это личное для вас? Вы часто обращаетесь к ней? Или, может, у вас есть какие-то воспоминания, связанные косвенно с историей нашего города?
   Сама Рейнер прекрасно помнила, как дедушка, бывший великолепным рассказчиком, вечерами под треск камина вспоминал, что рассказывали ему ещё в детстве. Истории об основателях города, о кусочках его прошлого, замершие в памяти и запечатлевшиеся в тех местах Солуэя, где их совершенно не ожидаешь встретить. Мимо некоторых Эйрин проходила, даже не задумываясь об их значении.

+1

5

Джонатан нажал в кабинете на звонок, чтобы вызвать домработницу, а когда та заглянула в кабинет, попросил принести кофе.
- Моя семья, миссис Рейнер, как вы верно заметили, всегда относилась к истории города очень внимательно. И я в том числе. И, как вы, возможно, знаете, я выступил спонсором городского музея, который откроется в День города. К сожалению, сам город не смог бы такого себе позволить. Так что да, для меня история острова тоже очень важна, как была всегда для моей семьи. С тех пор, как Кинги перебрались на этот остров, мы делаем все возможное, чтобы поддерживать город, в течении ста пятидесяти лет нам это удавалось, я уверен, будет удаваться и в будущем.
Говорить Джонатан старался осторожно. Не рассказывать же журналисту, какое воспитание получали мальчики в семье, когда с пеленок им вдалбливались не только уже давно устоявшиеся семейные традиции, но и осознание того, что город принадлежит Кингам. Многим жителям это банально не придется по вкусу. И будучи моложе, Джонатан не понимал этого влечения отца и деда к далекому от цивилизации острову. Он почти все свое время проводил в более интересных местах на островах, учась в школе, а после и в университете. Но потом и сам втянулся, когда отец уже предпочел уехать из города.
- Семьи отцов-основателей неразрывно связаны с этим городом, это ведь наша история. Мои родители, да и я сам, всегда хранили памятные вещи, связанные с нашими предками.
Джонатану пришлось прерваться, когда в кабинет вплыла домработница и поставила на стол две чашки кофе для гостьи и хозяина дома, сахарницу и бисквиты. Джон поблагодарил ее и проводил взглядом, после вежливо улыбнулся журналистке.
- Если вам будет интересно, могу позже провести вас в библиотеку и показать книги, сохранившиеся в этом доме с самой его постройки, еще от Джона Кинга. Они принадлежали ему, а после его детям.
История острова хранила много тайн и загадок. Например, Кинги прекрасно знали, что отец-основатель погиб вовсе не своей смертью, он умер тут, на острове, а его дело продолжил сын. Что именно произошло известно довольно смутно, вернее, не известно вовсе. Даже его супруга, которая была больна, пережила его, так что смерть была совершенно внезапной.
- А вы, кажется, решили копать очень глубоко, миссис Рейнер, - улыбнулся Джонатан, - В архивах было что-то особенное?
Он с интересом посмотрел на женщину. Не сказать, что он тут же решил, что она решила раскопать то, что раньше никто не знал, совсем нет. Но понаблюдать за реакцией стало любопытно.

+1

6

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Да, знаю, - с улыбкой сказала Эйрин. – Это не очень известный в городе факт, к слову. Вокруг вашего участия в открытии музея не так много слухом и обсуждений. Вы пожелали остаться неизвестным и не привлекать к себе внимания? – заинтересованно спросила женщина, слегка преумаляя объем информации, бродящей в Солуэе, но оставаясь в рамках правды. Широкого резонанса финансовое участие Джонатана Кинга в открытии местного музея не получило, на каждом углу об этом не судачили, что в рамках маленького городка могло считаться любопытным. – Да, участие вашей семьи в судьбе Солуэя неоспоримо на протяжении всей истории. А что ещё хотелось бы сделать лично вам? Может быть, есть какие-то конкретные мечты? – Рейнер снова улыбнулась, быстро черкая заметки в блокноте. Многие её коллеги уже использовали для этих целей планшетные компьютеры, но она предпочитала работать, так сказать, по старинке, с бумагой. – А в музее будут какие-нибудь экспонаты от вашей семьи? Существует практика передавать музеям семейные исторические ценности, в данном случае она не сработала?
   Эйрин ощущала каким-то профессиональным чутьем, что Джонатан говорит аккуратно, не открывается полностью или даже частично, а тщательно контролирует ту информацию, которую выдает. Тут, конечно, ничего не попишешь и далеко не каждый готов быть откровенным с чужим человеком и тем более журналистом. Но в случае мистера Кинга получалось разыгравшееся любопытство и желание все-таки под него тихонечко покопать.
   - Например, какие? Те, которые вы помните и с детства или особенно гордитесь? – со все той же вежливой улыбкой поинтересовалась женщина, делая в блокноте ещё одну пометку и переворачивая листок. В кабинет вошла домработница с подносом, на котором стояли две чашки кофе, сахарница и неожиданно корзинка с бисквитами. Эйрин прервалась, дожидаясь, пока принесенное устроится на столике.
   - Очень интересно, это ведь почти прикосновение к истории, - Рейнер улыбнулась, надеясь, что её глаза не вспыхнули, как у восторженной девчонки. Отчего-то из всех исторических вещей книги были одними из тех, что вызывали особенный благоговейный трепет.
   - Я просто люблю историю, действительно люблю. И этот город, - спокойно сказала Эйрин, гадая, померещился ли ей блеснувший в глазах мистера Кинга интерес. Остров хранил еще множество загадок, а уж всех скелетов из шкафов семей-основателей и вовсе не перевытащить. Журналистка взяла с подноса чашечку с кофе и сделала глоток, только после этого продолжив говорить. – Там едва ли есть что-то, чего не раскопали до меня. Но есть белые пятна, на мой взгляд. Например, ваш предок, мистер Кинг, ушел раньше своей глубоко больной жены. Вам не кажется это странным? Я встретила упоминание о том, что кто-то из его детей вел дневник, хотела поискать информацию там. Вы не встречали подобные сведения?

+1

7

С губ Джонатана не сползала тонкая улыбка во время разговора, а глаза смотрели точно на журналиста, даже во время ответов, он не блуждал по стенам, и Джон не старался спрятать взгляд.
- В нашем городе проблематично остаться неизвестным, - заметил Джонатан. Понятное дело, он никогда не старался вкладывать свои деньги тайно, по крайней мере в подобные проекты. Город должен был знать своего героя, хотя и хвастаться этим ему не приходилось – слухи в городке разносились сами собой, и обсуждения в городском совете быстро становились достоянием общественности.
- Конечно, у меня много планов, но пока хотелось бы оставить их при себе. Не люблю загадывать наперед, плюс ко всему, сначала бы их хотелось обговорить с другими членами городского совета, - до конца этого года должны были пройти выборы в члены городского совета. Джон сейчас был одним из них, пока не был уверен, стоит ли снова выдвигать свою кандидатуру, но на всякий случай уже подстраховывался, - Насколько мне известно, почти вся коллекция, которая будет выставляться в музее, собрана нашими горожанами. Я обязательно тоже что-нибудь отдам музею, как только мы с мистером Галлахером решим, что больше подойдет для выставки и будет представлять интерес.
Последним вопросом миссис Рейнер буквально наступила на больную мозоль Джонатана, впрочем, выдержал он это, не меняя выражения лица. Он почти месяц пытался решить, что же такого преподнести музею, так, чтоб это выделялось, как часть музейных экспонатов, не затерялось среди прочих, а, следовательно, имя Кинга опять было на слуху. Оказалось, не так-то просто решить. В итоге Кинг решил поговорить обо всем с директором музея, прежде чем останавливаться на каком-нибудь варианте. Так что сказал даже правду, пусть и оформленную более общими словами, без той эмоциональности, которая на самом деле имелась по данному вопросу.
После того, как журналистка рассказала о смерти отца- основателя, Джонатан помолчал пару секунд, ухмыльнувшись. Годы жизни Джона Кинга были известны, вот только пока не проговоришь вслух другие факты, даже то, что смерть его была не своевременной, людьми такое часто не замечается. И теперь Джонатан раздумывал, сказать об этом прямо или снова отговориться общими словами. Даже если в статье вдруг появится об этом упоминание, Джонатан может не подтверждать его. Или объявить во всеуслышание. В общем, ситуация была двоякая.
- Верно, - наконец произнес он, - В нашей семье всегда считалось, что Джона Кинга… убили, - Джонатан хитро улыбнулся, чуть склонив голову набок.

+1

8

[indent] - Это точно, - улыбнулась Эйрин. В городке с населением чуть больше двух с половиной тысяч жителей все знают всё и про всех. Сарафанное радио тут можно было смело считать одним из СМИ. – Различается только степень огласки и количество подробностей, которыми новости обрастают в процессе передачи. Тогда, знаете, уточню – о вашем участии в судьбе местного музея не было какой-то сильной официальной информации. В том же Мюнхене о пожертвованиях бизнесменов обязательно трубили бы в газетах. А здесь я не видела заметок. Я что-то пропустила? Или это было вашим пожеланием – не поднимать официальной шумихи? – журналистка сделала в блокноте ещё пару пометок, сделала ещё глоток кофе и вернула чашку на столик. Отсутствие статьи тоже могло быть интересным ходом, подчеркивающим скромность Джона Кинга, и верным расчетом на скорость, с которой любой чих становится достоянием общественности в маленьких городках. Вряд ли он в этом признается, но не спросить было бы кощунством.
[indent] - Хорошо, - кивнула Рейнер, улыбнулась и перевернула страничку в своем блокноте. Мысленно она уже прокручивала варианты того, как интересно обыграть этот уход от темы, чтобы и не устроить мистеру Кингу неприкрытой рекламы, и оставить небольшой задел на будущее, на случай, если ей захочется ещё о нем написать. – Да, про это мне удалось узнать. Получается, что музей города будет складываться из частичек истории населяющих его семей. Символично получается, не находите? – женщина сделала еще одну пометку и пунктуально обвела её в рамочку. Статьи эта запись не касалась, скорее служила напоминалкой про то, о чем еще можно было бы написать. Музей представлялся Эйрин довольно интересной темой. Быть может, на волне близкого празднования можно было бы сделать и серию небольших заметок о других семьях или приурочить к его открытию статьи о наиболее любопытных экспонатах. – То есть предположениями, что именно это могли бы быть за вещи вы со мной не поделитесь? – Эйрин снова улыбнулась. Когда она заговорила про смерть предка мистера Кинга, журналистка подсознательно ожидала, что это будет либо что-то новенькое, но скорее всего – болезненная мозоль из уже известного. Судя по тому, как ухмыльнулся мужчина – историю своей семьи он знал прекрасно.
[indent] - Даже так? – заинтересованно выдохнула Рейнер, едва заметно приподняв бровь и чуть подавшись вперед. Вот теперь ей хотелось подробностей. – Почему-то этот факт, хотя и лежал на самом видном месте, но упорно замечался лишь единицами. А есть какие-либо предположения относительно обстоятельств и причин? Может, семейные легенды?

+1

9

[indent] И все же миссис Рейнер отличалась от местных журналистов, и Кинг это различие быстро уловил. Те почти не докапывались до сути, им было достаточно того, что говорил Джонатан, часто они даже не правили его ответы, как делали в СМИ крупных городов. Джонатан прищурился и взглянул на Рейнер, словно подозревал ее в чем-то.
[indent] - Я ни о чем не просил, - произнес он после секундной паузы, - Наши журналисты вольны писать о том, что посчитают нужным.
[indent] А что, разговор получался… забавным, если не сказать интересным. Джон часто мысленно сетовал на то, что в городе довольно скучно, иногда к нему приходили совсем ужасные мысли о том, что его отец не зря прославился своей… эксцентричностью. (Как известно, богатые люди никогда не бывают сумасшедшими – они эксцентричные, - точно так же, как и не бывают грубыми – они честные и непосредственные.) Так что ему иной раз просто доставляло удовольствие хотя бы поговорить с человеком, который совсем не так прост, как мог быть. Если уж вдаваться в сравнения, то можно было привести в пример хотя бы домработницу Кинга – женщина, что называется, самый середнячок, из народа. Если спросить ее мнение по какому-то вопросу, то можно быть точно уверенным – так думает и весь остальной город. Иногда Джонатан «проверял» на ней какие-нибудь городские новости или решения городского совета. Она высказывалась довольно прямолинейно и откровенно, так что сомневаться не приходилось.
[indent] - Конечно, ведь история нашего города – это история всех семей, что живут здесь. Многие являются потомками первых переселенцев, и эти люди вложили немало труда в становление Северного Солуэя.
[indent] Как известно, в истории города было несколько пиков заселения. Тот самый, первый, случившийся сто пятьдесят лет назад, и второй – произошедший во время открытия шахт. Кому-то могло показаться странным, что каждое такое событие влекло за собой определенные тайны и дыры в истории. Если Джонатан не вырос среди всего этого – то хотя бы заинтересовался причинами.
[indent] - Хм… могу показать кое-какие вещи, которые у меня всегда находятся под рукой, но я не уверен, что они станут экспонатами. Все-таки, некоторые из них очень дороги моей семье, если только в качестве временной выставки... – несмотря на то, что из «семьи» Кинга остались всего два человека – он и его младший брат, которого сам Джонатан считал едва ли, он будто по привычке всегда оперировал именно этим словом.
[indent] - Есть несколько предположений, которые выдвигались моими предками, но мне бы не хотелось об этом говорить, не имея достаточно фактов. Возможно, коллекция, которая собирается в музее, приоткроет завесы тайн нашего города всем нам, я слышал, там есть очень любопытные экспонаты, - от внимания Джона не ускользнуло то, в каких моментах Эйрин делала пометки, и одна из них – после упоминания музея, так что Кинг снова воспользовался этой небольшой уловкой «съехать» с темы.

+1

10

[indent] Взгляд, доставшийся Эйрин, свидетельствовал о том, что её вопрос если не был лишним, то уж точно чем-то не понравился мистеру Кингу. Она уже немного отвыкла от подобного за время декрета и работы редактором, и теперь в груди зашевелилось немного тревожное чувство. Женщина не подала вида, но поймала себя на том, что после произошедшего с родителями Стивена внимательно оценивает каждую свою фразу и каждую реакцию на неё собеседника. Для журналиста это не слишком-то хорошо.
[indent] - Не всегда нужно озвучивать что-то вслух, чтобы вас услышали, - заметила Рейнер. Возможно, тут и стоило бы прикусить язык, но фраза сорвалась с него прежде, чем женщина успела себя одернуть. – И на журналистов всегда есть больше рычагов влияния, чем прямая просьба. Например, мы очень часто пишем свои статьи сквозь призму общественного мнения. Было бы неплохо оказываться более объективными иногда, но все мы люди, - Эйрин обезоруживающе улыбнулась и пожала плечами. Есть вещи, которые никем и никогда практически не озвучиваются вслух, но тем не менее всех о них знают и понимают, что будет, если это неписаное правило нарушить. Мистер Кинг должен был это знать.
[indent] - Скажите, - задумчиво спросила Рейнер, которую слова Джона навели на неожиданную, но довольно интересную мысль. – А если бы вам потребовалось коротко, буквально в нескольких предложениях рассказать об истории Солуэя и роли в ней вашего предка человеку, который абсолютно ничего не знает о городе, то какие факты вы бы выбрали? Допустим, нужно выбрать с десяток предложений и отразить в них всё самое важное, - женщина снова улыбнулась и сделала глоток кофе из наполовину опустевшей чашки. Это было довольно интересно Эйрин, особенно как человеку, испытывавшему сложности с тем, чтобы уместить информацию, довольно важную и большую, в малом объеме слов и предложений. «Долить воды» не было проблемой никогда – зато обратная операция чаще вызывала определенного рода трудности. Но помимо этого выбор, сделанный мистером Кингом, мог кое-что о нем рассказать. Кого и что он сочтет достаточно важным для упоминания, а какие факты и персоналии не удостоит отметки.
[indent] - Было бы очень интересно посмотреть, спасибо, - с улыбкой сказала женщина. При том совершенно искренне: увидеть, какие именно вещи дороги мистеру Кингу настолько, чтобы находиться под рукой, было любопытно. Да и просто посмотреть на свидетельства прошлого Штормового острова хотелось. – А такая временная экспозиция планируется в честь открытия музея или же вы просто упомянули о возможности, если к вам поступит такое предложение? – Эйрин сделала ещё несколько пометок в своем блокноте и подняла глаза на мистера Кинга, сосредоточив взгляд на его лице. Надо сказать, что несмотря на возраст, он еще мог бы считаться довольно привлекательным мужчиной.
[indent] - То есть там есть что-то такое, что её приоткроет? – прямо спросила Рейнер. Она уже знала, что упомянет факт подозрительной смерти предка мистера Кинга в статье. От ответа его потомка только зависело, насколько широко и объемно будет это упоминание и будет ли анонсировано приоткрытие завесы тайны над этим событием в экспозиции местного музея, что могло бы привлечь к нему немало внимания.

+1

11

[indent] Джонатан и не предполагал о том, какие опасения мог вызвать у журналистки. Пока он просто решил выяснить о ней немного подробнее: кто, откуда и зачем. Вряд ли пытаясь накопать, он узнает что-то больше, чем давал интернет: старые публикации, место жительство, возможно, догадается и о причине переезда. Кингу всегда было интересно, зачем люди приезжали или возвращались в Северный Солуэй после долгого отсутствия. Можно сказать, что сам Джонатан никогда не покидал остров, конечно же, обучение в университете не в счет, здесь все равно оставался его дом. А вот что двигало другими и почему они в итоге оказывались снова на острове становилось интересно. Как будто это место притягивало всех, кто когда-то его покинул.
[indent] - Вам виднее, - тихо отозвался Джонатан, тонко улыбнувшись. Нельзя сказать, что он не пользовался своей властью и деньгами, своим именем, чтобы влиять на это самое общественное мнение, о котором упомянула журналистка. Пользовался, и местная редакция периодически играла в этом роль. Но Кинг всегда действовал осторожно. Одно событие в большом городе могло лишь стать маленьким колебанием в море социальной жизни, а в маленьком – настоящей трагедией.
[indent] Кинг приблизился и внимательно посмотрел на Рейнер, когда та задавала свой необычный вопрос. Улыбка так и не сползла с губ, даже более, стала похожа на ухмылку, и свой взгляд Джонатан не спускал с Эйрин, пока отвечал на вопрос.
[indent] - Я могу в трех предложениях. Джон Кинг построил этот город, буквально. Вложил в него все свое состояние. Моя семья всегда продолжала его дело.
[indent] Он снова облокотился на спинку своего стула, вряд ли собираясь что-то добавлять по этому поводу. Прямая линия, которую своим ответом провел Кинг, была очевидно: сейчас он являлся владельцем строительной компании, и именно она возводила дома в городе уже не одно десятилетие. О парочке мелких дочерних компаний никто и не вспоминал, особенно в этом городе. Зато Строительная Компания Кинга оставалась на слуху уже лет сто, всегда получая заказы городского масштаба от мэрии и городского совета.
[indent] - Я лишь упомянул о возможности. Мистер Галлахер хоть и делится со мной некоторыми планами, но я не вмешиваюсь в дела музея, на него можно полностью положиться.
[indent] Кофе Кинг пока не стал предлагать, потому что планировал все же пройти в библиотеку, раз пообещал. Даже в таких мелочах свои обещания Джон помнил и исполнял.
[indent] - Не исключено, - Джонатан вздернул брови и хитро улыбнулся. Рейнер явно хотела копнуть поглубже и выведать определенные подробности. Ясное дело, писать без каких-либо доказательств – дело опасное. Иметь перед собой только даты рождения и смерти – это логично, но громкой истории из этого не получится. А Джонатан словно неприкрыто над ней издевался, то и дело увиливая от ответов, и да, делал это намеренно.
[indent] - Пойдемте, я покажу вам библиотеку, - Джон встал со своего места, - Можете продолжать задавать вопросы попутно.

+1

12

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Виднее времени, - не менее тонко улыбнулась Эйрин, подумав, что из мистера Кинга мог бы выйти неплохой политик. В меру осторожный и в меру рискованный, умеющий избегать ненужных скандалов и полоскания своего грязного белья в средствах массовой информации, так или иначе заслуживший любовь и поддержку у людей. – Вы, к слову, не думали вскоре избираться в городской совет? Из вас бы получился довольно хороший политик, - женщина снова улыбнулась, сделала пару пометок и отпила глоток кофе из предложенной ей чашки. Она чувствовала, что у этого сундука есть второе дно, прячущееся за вежливостью и улыбками, иногда поразительно похожими на ухмылки довольного котяры, который и рыбку свистнул, и в ухо не словил. Профессиональное чутье подсказывало, что здесь можно ещё раскопать кое-что интересное, но идти на его поводу… Меньше всего Рейнер хотелось сейчас возвращаться к беспокойной журналистской работе и перебиранию чужих скелетов в шкафах, чтобы не накликать на семью тревожных моментов. А нелицеприятные факты ведь можно отыскать о ком угодно.
   - Если бы вас попросили также коротко рассказать о других основателях города и их вкладке в его жизнь? – спокойно и ровно сказала Эйрин, без видимых усилий выдерживая прямой взгляд Джонатана Кинга. Внутри от него и его ухмылки что-то неспокойно шевельнулось, а по спине тоненько пробежали мурашки. Намек, заключенный в словах мистера Кинга, она прекрасно поняла: его строительная компания была фактически монополистом в пределах острова. Номинально у неё была пара чахлых конкурентов, перебивавшихся от скромного заказа к откровенно неприбыльному. Но вряд ли это могло хоть кого-то обмануть – этим мелким конторкам со Строительной компанией Кинга было не тягаться.
   - Вы меня дразните, - с улыбкой посетовала Рейнер. Той информации, которую он дал, было достаточно для интервью, но маловато для чего-то действительно громкого даже для такого маленького городка, как Солуэй. Но в голосе Эйрин не было ни обиды, ни укора. Она в принципе-то и не слишком надеялась, что заметка будет хоть сколько-то больше, чем традиционное посвящение в честь очередного юбилея любимого города. Однако кое-что от Джонатана Кинга она всё же получила – мелкие ощущения, едва заметные оговорки, тени эмоций на лице – всё это должно оформиться и осознаться, чтобы приобрести более конкретные черты и задать направление, в котором тут ещё можно поработать. Самой или же отдать собранное кому-то – Рейнер ещё не решила, но уже определенно знала, что этому быть.
   - Идёмте, - улыбнувшись, Эйрин легко поднялась со своего места и пошла вслед за мистером Кингом, попутно ненавязчиво осматриваясь по сторонам. Ото всего в этом доме веяло какой-то надежной обстоятельностью – от мебели до самого его хозяина. – Этот дом ведь остался со времен основателей или я уже путаюсь?

+1

13

[indent] Джонатан улыбнулся. В его улыбке всегда мелькало что-то снисходительное, как часто бывает у богатых и влиятельных. Такова привычка, и с этим ничего не поделаешь, хотя Кинг был выучен не хвастаться своим положением.
[indent] - Скажу вам даже больше, - он перешел на тихую, словно доверительную, интонацию, - Я сомневаюсь, стоит ли мне оставаться в Городском совете и не лучше ли покинуть его. Меня все еще беспокоит судьба города, но сейчас она находится в надежных руках.
Да, возможно и политик из Кинга был хороший. Все же он был отчасти юристом, и это явно сказывалось. Умение говорить «правильно», словно все время находишься перед присяжными и вступаешь в какую-то особенную игру. Вот и сейчас его слова были… не просто словами. И Джонатан явно не просто так их произнес, а с определенной целью.
[indent] - Каждый из основателей, определенно, внес свой вклад в город. Шоу всегда были отменными политиками, МакАлистеры – защищали закон еще со времен Полковника, - он немного замялся, подумав с секунду, - О’Конноры тоже помогали городу.
[indent] Семья последних прошла нелегкий путь. От простых моряков они заработали состояние в этом городе, отец-основатель работал… на Кинга. Но из-за Кингов они и разорились – не слишком приятная история с шахтой, которую люди не любили вспоминать или упоминали не в самой хорошей окраске. Тут Джонатан тоже кое-что скрывал, но ведь каждая старая семья на острове скрывала что-то… эдакое. То, что представители семьи предпочитали прятать от чужих глаз и ушей поколениями. Город был маленьким, но хранил множество тайн, и местные жители словно пытались этого не замечать. Потому что понимали… сковырнешь одну, и другие тоже полезут наружу.
[indent] - Да, это тот самый дом, который построил Джон Кинг перед тем, как перевести на остров свою семью, - отозвался Джонатан, шагая к библиотеке, - У него было на тот момент пятеро детей. Если я правильно помню, старшему было лет двадцать, а младшему – года три. С тех пор дом почти не изменился. Не считая обстановки, конечно, и внутреннего ремонта. Жилых комнат сейчас несколько, а левое крыло полностью закрыто. Жить там некому, и комнаты просто пустуют и не отапливаются.
[indent] Джонатан говорил так буднично, но если пройти в то самое левое крыло – дом становился похож на призрак. Старая мебель закрыта чехлами, какие-то вещи, собранные из разных годов – отголоски прошлых жизней семьи Кингов.
[indent] Джонатан вошел в просторную библиотеку. На закрытых полках за стеклом стояли старые издания, и Джон подошел к одной из таких и достал одно из старых изданий.
[indent] - «Граф Монте-Кристо», - показал он обложку, где было написано по-французски, как и вся книга, - Одна из книг, оставшаяся от моего предка, - Джонатан перелистнул несколько страниц, где аккуратным почерком так же были пометки на французском – популярном языке тех времен, - Что вас еще интересует?

+1

14

[indent]  Заявление мистера Кинга о том, что он подумывает покинуть Городской совет, было чем-то интересным. Эйрин затруднялась сказать, сколько в нём было кокетства и заигрывания, а сколько правды, но произнесены эти слова были с определенной целью. Рейнер они показались лишним подтверждением того, что у Джона от этого решения власти не сильно убудет.
[indent] – Отчего же Вы задумались о подобном? – невольно понизив голос, поинтересовалась женщина, параллельно сделав в блокноте ещё пару пометок. – Устали от нагрузки?
[indent] Где-то между строк в разговоре с мистером Кингом засквозило явное нежелание продолжать обсуждать других отцов-основателей и старые семьи Солуэя. Отчасти Эйрин могла это понять – в истории их судьбы переплетались так тесно, что даже при всём желании распутать аккуратно можно было только грубо порвать эти тончайшие ниточки. Веками таимые обиды, сделки, договоры, общие дела. Скелеты, стройными рядами стоящие в шкафах, которые никто нарочито не замечает, ибо они как домино – тронешь одну, а посыплются ещё и парочка слишком близко стоявших.
[indent] – У вашего предка была большая семья. Вы никогда не думали повторить его подвиг? – Рейнер улыбнулась. Последний вопрос сорвался с губ сам собой, но она не жалела, что задала его. – Вы знаете, дом действительно впечатляет. Скажите, а осталась с того времени какая-то мебель? Мы ведь видим современные вещи все же? Или я ошибаюсь? – глаза женщины вспыхнули искренним интересом. Историю она нежно любила. Если бы в свое время ей не стукнула в голову идея стать журналисткой, то непременно выучилась бы на археолога или историка. Подумалось вдруг, что тогда она бы торчала в архивах и на раскопках и, быть может, не было бы той трагедии, которая вернула её на остров. Женщина качнула головой, отгоняя от себя несвоевременную и такую ненужную мысль, и сосредоточилась на интервью. Оно ощутимо подходило к концу, стоило задать ещё пару-тройку серий вопросов и откланяться.
[indent] Библиотека, надо признаться, впечатляла. Эйрин ощущала себя ребенком, попавшим в кондитерскую лавку и прижавшимся носом к стеклу витрины, за которой таилось такое разнообразие сладостей, что глаза разбегались. Она восхищенно обвела взглядом закрытые полки, на которых толпились книги. Можно было предположить, что часть из них окажутся редкими или старинными. Это и подтвердил Джон Кинг, когда они подошли к одному из шкафом, чтобы взять какой-то том.
[indent] – Оох, - только и выдохнула женщина, рассматривая чуть пожелтевшую страницу с пометками на полях, написанными аккуратным, уверенным почерком. – Простите, я слишком увлекаюсь историей, - улыбнувшись, извинилась за свою чрезмерно эмоциональную реакцию журналистка. – Она осталась от того самого Джона Кинга, основателя Солуэя? – на всякий случай уточнила женщина, о каком предке идет речь. Подумав и перебрав мысленно свои заметки, пока продолжала рассматривать ряды старинных томов, бесценное богатство, Эйрин захлопнула блокнот и убрала его, демонстрируя свое намерение перестать тратить время мистера Кинга. – Думаю, у меня все. Вы, возможно, захотите увидеть черновик заметки?

Свернутый текст

Я потеряла пост. Не увидела :С

+1

15

Не секрет, что у городской казны было очень немного денег, чтобы позволить себе, например, новое здание больницы или несколько новых машин. А у Кинга деньги были. Более того, у него была и фирма, которая получала полный доступ к подобным заказам. А деньги в современном мире играли немаловажную роль. Именно поэтому в городе предпочитали считаться с Кингом. А если еще и подсчитать, сколько земли было в его собственности на острове… В общем, Джонатан не боялся упустить власть из рук, она копилась уже сто пятьдесят лет, и этот монумент мог разрушить разве что его младший брат, если получит в будущем наследство.
- Нет, совсем нет, - уверил Кинг, - Вы же понимаете, что пока это не официальное заявление. Но, может быть, стоит дать дорогу более молодым.
Джонатан тихо рассмеялся от вопроса, ничуть не смутившись. Пожалуй, он даже его ожидал, многие задавались подобным или спрашивали совершенно в лоб о том, есть ли кто-нибудь на примете.
- Думал, - улыбаясь ответил он, - У меня еще есть время.
Кингу еще не было и сорока. Еще пол жизни впереди, и по-настоящему о семье он начал задумываться вот только. Хелен лишь на четыре года его младше, когда-то такая разница действительно являлась существенной, но то было еще в юности. Теперь – совершенно незначительной. Но о свадьбе они почему-то не говорили в последнее время.
- Да, мы пользуемся кое-чем из мебели, которую сто пятьдесят лет назад или позже привозили из Лондона, - подтвердил Джон, - Малая гостиная и одна из гостевых комнат полностью обставлены сохранившимися вещами. Конечно, там присутствуют и современные, под стилистику. Но диваны, кресла и кровати приобретались во второй половине девятнадцатого века или в первое десятилетие двадцатого. Остальная мебель в закрытой части дома, многое требует реставрации, но у меня руки никак не доходят заняться этим. Библиотечные шкафы и деревянные стулья… Здесь всегда была библиотека, мой дед менял лишь систему отопления и подачу воздуха там, где хранятся старые издания.
Казалось, многие представители старых семей волей-неволей занимались историей. Потому что этот город полностью в нее погружал. Это сначала, возможно, приезжим могло показаться иначе. Но этот старый шотландско-английский городок многое в себе хранил.
- Да, Джона Кинга. Это одна из первых публикаций романа в одном издании. Изначально роман печатался в газете с 1844 года. Он быстро стал популярным. Считается, это была одна из любимых книг сэра Джона Кинга, и здесь его почерк, - Джонатан заметил какое-то воодушевление в глазах журналистки, и это заставило его улыбнуться, - Если вам так интересно, заходите, моя библиотека в вашем распоряжении, - Он чуть помедлил, прежде чем дать еще один ответ, - Я бы хотел увидеть законченную статью перед самой публикацией, - и слабо ухмыльнулся.

+1

16

[indent] – Дать дорогу более молодым? – улыбнулась Эйрин. – Вы так сказали, будто уже считаете себя старым, - женщина говорила искренне, не пытаясь подольститься или сделать комплимент. Глядя на Джона Кинга, о возрасте как-то не думалось в ключе увядания и старости. Скорее, можно было говорить о том самом расцвете лет.
[indent] – Тогда удачи вам в этом вопросе, - так же от души пожелала журналистка. Но в голове почему-то мелькнуло немного печальное: ты всегда думаешь, что время есть, что его ещё вагон и маленькая тележка, а потом вдруг что-то случается, неожиданное, как сухой треск грома посреди ясного зимнего неба. И ты начинаешь осознавать, сколько всего не успел. Рейнер тряхнула головой и уткнулась в свой блокнот, якобы черкая очередную заметку.
[indent] – Ваш дом получше иного музея может поведать о прошлом, - заметила Эйрин, сделав ещё пару записей. Но прежде она оглянулась по сторонам, уже другими глазами глядя и на шкафы, и на стулья в библиотеке. Если раньше они казались ей просто дорогими вещами, то теперь они играли новыми красками. Возможно, этих полок касался один из основателей Северного Солуэя, и от одних только мыслей об этом не могло не перехватить дыхание.
[indent] – Весьма щедрое предложение, - с улыбкой заметила журналистка. – Не боитесь, что я им воспользуюсь? Признаться, соблазн очень велик, потому что книги и история – это моя большая слабость.
[indent] Желание Джона видеть перед печатью статью было вполне объяснимо и даже правильно с точки зрения Эйрин. И дело даже не в том, что там могло оказаться что-то лишнее, что было сказано сгоряча. Нет, журналистка понимала, что мистер Кинг не всё из записанного ею захотел бы обнародовать. Но куда чаще её коллеги делали из мухи слона, жестом фокусника вырывая фразы из контекста и задавая атмосферу статьи так, чтобы они высветились в неожиданном свете. Рейнер этим не увлекалась, но принимала опасения тех, у кого брала интервью.
[indent] – Это вам нужно будет обсудить с редакцией моей газеты. Я могу показать вам окончательный вариант своей статьи, тот, который отдам в «Маяк». Но руководство газеты может внести правки на свое усмотрение, если сочтет это нужным, - женщина пожала плечами. Ещё несколько минут она поговорила с Джоном Кингом о светской ерунде. Формальности, расшаркивания, прощание. Уже оказавшись на улице, Эйрин остановилась на тротуаре и оглянулась на особняк. Эта встреча оставила двоякое впечатление. С одной стороны, Джон – приятный собеседник, но ведь хитрый, хитрый же лис. И ловкий. Но времени долго обдумывать это у Рейнер не было – её ждали домашние дела, дочка и заметки, которые из обрывочных фраз и слов следовало довести до полноценной статьи. Развернувшись, женщина зацокала каблучками в направлении дома.

Отредактировано Erin Reiner (2018-03-02 23:33:07)

+1

17

Человек в сорок лет, конечно, не может считаться увядающим и старым. Говорят, мужчины взрослеют только к сорока годам. Да и вообще, попадались и те, кто еще после пятидесяти зачал ребенка, а то и не одного. Ведь, грубо говоря, сорок лет – это только половина жизни. Отец Джонатана был старше него теперешнего, когда на свет появился младший брат Алек.
Сам Джон не считал себя старым, конечно. Наоборот, у него еще все было впереди, но это не мешало время от времени подбрасывать подобные фразочки, ведь ему не раз приходилось слышать что-то вроде «Дайте дорогу молодым!» от тех, кто только выбирался из-под мамкиной юбки и еще сам не знал, что хочет от жизни, но уже требовал.
- Спасибо, - Джонатан улыбнулся. Его дом и правда хранил многое из истории семьи и города, и Кинги всегда гордились этим, и тем, что являлись потомками основателя. Это было видно и по дому, и по обстановке, и по тому, как Кинги вели себя в последствии. Если проследить всю городскую историю, эта фамилия постоянно будет встречаться.
- Нисколько не боюсь, не пылиться же им на полках, - пыли на полках, конечно же, не было, но все потому, что домработница прибиралась. Но книги и правда снимались с полок очень редко. Джон еще в детстве многие из них прочел и знал эту коллекцию хорошо, а теперь было не до того, Кинг лишь изредка заглядывал в библиотеку.
- Я понимаю, - согласился Джон, - Тогда так и сделаем.
Ответ Рейнер многое мог сказать о ее характере и профессиональном поведении. И Джонатан взял это на заметку. В любом случае, он уже не раз и не два общался с редактором газеты, и раньше они находили общий язык. Кажется, теперь тоже найдут, уж Джон постарается.
Он проводил журналиста до двери и пару секунд смотрел вслед, прежде чем закрыть входную дверь. Что ж, время прошло не так плохо, как могло бы. К счастью, младший брат так и не появился, не мельтешил перед глазами и не лез под ноги, что Джону было только на руку. Ему не хотелось, чтобы этот парень хоть как-то был упомянут в статье или дал повод Рейнер обратить на себя внимание. Заранее зная об этой встрече, зная, что Алек будет действовать наперекор всему, Джонатан постарался сделать так, чтобы младший брат свинтил из дома, якобы идя вразрез с желанием старшего Кинга.

0


Вы здесь » North Solway » Летопись » Не все тайное может стать явным


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC