В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад пираты похитили
жену основателя города с дочерью.

24 июня проходит праздник
День независимости Шотландии!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » The Great Escape


The Great Escape

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

http://s5.uploads.ru/gw2vF.png

Где-то ждут нас подводные камни,
Там, где долго идти не придётся.
Хорошо, если рядом напарник,
Только где же толковый найдётся.

13 сентября 2014 года, больница Солуэя

Джоанна МакАлистер, Джеймс Эванс

+1

2

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Утро добрым не бывает. Особенно справедлива эта фраза, если накануне выпить слишком много. Солнце постучалось в окно, которое никто вчера не догадался зашторить, и нахально ударило Джоанну МакАлистер в лицо. Судя по ощущениям – в прямом смысле слова, потому что попытка разлепить веки обернулась едва не взорвавшейся от боли головой. Девушка жалобно застонала и поспешно накрылась одеялом, свернувшись под ним в обиженный на весь свет клубочек. Тело отозвалось новой вспышкой головной боли, ломотой в каждой мышце и неприятной тошнотой. Ужасно хотелось пить.
   Полежав немного, МакАлистер осознала, что стакан воды приносить ей еще некому. Пришлось стекать с кровати на пол, морщась от головной боли и с трудом держа глаза открытыми. Комнату заливал яркий утренний свет. На кресле возле кровати были свалены в кучу какие-то вещи, в которых можно было опознать вчерашние куртку и джинсы. Скользнувший по ним взгляд Джоанны удивленно затормозил, заставляя карие глаза распахнуться шире. Единственным прикрытием задницы служили трусы и одеяло, а стащить одежду сама констебль была явно не в состоянии. Она даже не помнила, как оказалась дома и на кровати.
   - Макре-е-ей, - простонала МакАлистер как ругательство имя хозяина паба. Память услужливо подкинула яркую картинку вчерашнего вечера: Джетро несет сильно нетрезвую девушку на руках. Кажется, в машину. Возможно, он что-то даже говорил, пока они ехали, но Джо заснула и ничего не слышала. А дальше – зияющий пустотой провал вместо воспоминаний о том, кто открыл квартиру, раздел её и уложил в кровать, заботливо подоткнув одеяло. Но подозрения были, и это заставляло щеки заливаться смущенным румянцем. Утешиться можно было только тем, что они все же выпили мировую, как хотел того Эванс. Много мировых.
   Двигаясь, как свежеподнятый зомби и с трудом шаркая ногами по холодному полу, МакАлистер поплелась в ванную. Холодная вода, горячая вода, снова холодная. Стоя под упруго бьющими по коже струями, она вспоминала вчерашний день, снова пыталась рассортировать кучу мыслей и аккуратно расставить их на полочке. Каждую – на свое место. Получалось, надо сказать, преотвратно, ещё хуже, чем вчера. Так что пришлось Джоанне просто закрыть глаза и подставить лицо струям воды, надеясь, что они смоют хотя бы часть похмелья.
   После душа жить стало терпимее. Особенно, когда на кухне обнаружился свежесваренный кофе, ещё не успевший до конца остыть. В мозг настойчиво ткнулась мысль, что, значит, и готовили его недавно, уже утром. Отсюда следует присутствие постороннего в квартире ночью. Чужака, который ушел с рассветом, не став будить хозяйку. Джоанна даже не сомневалась в личности того, кто оставил ей кофе, но поступила как Скарлет О’Хара – решила подумать об этом завтра. Или вечером, когда игнорировать мысли о Макрее в квартире и какого черта он тут делал будет невозможно. Сейчас же нужно собираться и отправляться к Эвансу.
   Завтракать не хотелось, поэтому МакАлистер ограничилась влитым в требующий вкусной холодной водички организм кофе и таблеткой аспирина. Уже гораздо бодрее шаркая ногами, она поплелась в комнату на поиски одежды. Натягивать вчерашнее не хотелось, подсознательно казалось, что на джинсах где-нибудь обнаружится крошечное пятнышко чужой крови. Поэтому Джо стянула с себя футболку и вместе со штанами запихала её в корзину для грязного белья.
   Вытащив из шкафа чистую футболку и штаны, украшенные кокетливой вышивкой со стразами на задних карманах, МакАлистер принялась одеваться. Голова по-прежнему была чугунной, а отражение в зеркале настойчиво просило пожалеть это встрепанное создание с залегшими под глазами тенями. Рассердившись на амальгаммовую поверхность, Джоанна долго и со вкусом раздирала расческой спутанные кудряшки и вопреки обыкновению накрасилась, чтобы хоть немного скрыть последствия вчерашнего загула. Но темные очки перед выходом из дома всё равно нацепила, мимоходом глянув на тумбочку под зеркалом в прихожей и обнаружив на ней макреевский нож в потертых ножнах. Она так и не поняла, зачем Джетро отдал её эту дорогую для него вещь и почему не воспользовался возможностью её забрать. Но стоит ли задавать один и тот же вопрос дважды?

***
   Спустя сорок с небольшим минут Джоанна была возле дверей больницы. Садиться за руль после вчерашнего она не рискнула, опасаясь, что где-то в крови еще бродят остатки виски.
   - Добрый день, я к Джеймсу Эвансу, палата тридцать три, - бодро отрапортовала МакАлистер, доверительно перегнувшись через стойку регистрации к дежурившей за ней молоденькой медсестричке, и, не дожидаясь реакции девушки, развернулась и отправилась прямо по коридору.
   - Проснись и пой, Эванс, - весело сказала Джо, проскальзывая в палату напарника. Ответом ей была тишина. За неимением в комнате больного больше некому было возразить или согласиться. Девушка замерла на пороге, разглядывая смятую койку с валяющимся в ногах грязно-голубым больничным одеялом. Можно было предположить, что Джеймса позвала природа, но спустя пять утомительно долгих минут ожидания в продавленном кресле он так и не вернулся. МакАлистер устала изображать верного Хатико и отправилась на поиски пропажи.
   Спустя десять минут блужданий по больничным коридорам и одну растерянную медсестру, Эванс так и не нашелся. Последняя в итоге пожала плечами и посоветовала ещё подождать. Джоанна снова вернулась в палату. Там было предсказуемо пусто. Взгляд скользнул по скудной обстановке и упал на валяющиеся на тумбочке вещи Эванса. В голове вспыхнула догадка, заставившая МакАлистер воровато оглянуться и обшмонать карманы одежды Джеймса. Так есть, пачки с сигаретами, недоизъятой вчера, там не наблюдалось. Джо вспыхнула и отправилась на поиски уже более целенаправленно.
   Основной вход как направление побега исключался: у самых дверей дежурила медсестра, которую девушка уже опросила. МакАлистер развернулась и пошла в противоположную сторону, ища какой-нибудь служебный выход или дверь на лестницу, где никто не ходит. Таковой обнаружился в неприметном закутке за процедурным кабинетом. Дверь с горящей над ней табличкой «Не входить» вела на крышу. Джо отважно распахнула её и полезла вверх по крутой лестнице.
   Джеймс нашелся украдкой смолящим на крыше больнице. Скулы МакАлистер вспыхнули при взгляде на больничную сорочку в развеселый цветочек, открывающую весьма интересный вид на эвансовские тылы. Девушка замерла и зажмурилась в надежде это дело все-таки развидеть. В голове даже мелькнула трусливая мысль убраться обратно в палату, пока Джеймс её тут не заметил и всем не стало неловко. Но её задавил порыв возмущения при виде дымящейся сигареты в пальцах недавнего больного.
   - Эванс, ты совсем прибалдел? – звонкий голосок МакАлистер разнесся над крышей, вспугнув пару мелких пташек. – Ты мало того, что отправился в самоволку, так еще и куришь! – девушка нарисовалась напротив напарника и сердито уперла кулачки в бока. – Дай сюда, пока не сдала тебя врачам, - Джо вытащила из пальцев Джеймса сигарету и затушила её о парапет крыши. Немного помолчала, ощущая неловкость. Вот так резко, наверное, не стоило с учетом недели знакомства. – Извини, - покаялась девушка, опустив глаза и нервно заправив за ухо прядь волос. – Ты меня здорово испугал вчера, когда тебя вырубили. Там черти что успело вытвориться, мы тебя в больницу привезли, а ты все не просыпался, - в голосе Джоанны засквозили, причудливо переплетаясь, обвиняющие и жалобные нотки. МакАлистер вздохнула, немного помолчала и продолжила, так и не поднимая скрытых за темными очками глаз от мысков своих кед. – Ты как себя чувствуешь?

+4

3

— Не сбегу же я в самом-то деле! Мне же только и надо, что засмолить одну крохотную сигаретку. Ну ладно, две. Три максимум. Это минут десять от силы. Я сразу же вернусь в палату. Никто и не заметит. Фи-фи, детка! Ты разбиваешь мне сердце...
Эванс уже натурально скулил, как побитый щенок, которого натыкали мордой в чужую лужу, и волочился следом за дежурной медсестрой, шлепая босыми ступнями по полу больничного коридора так громко, чтобы она слышала, что пациент от нее не отстает и не отстанет. Он гундел так уже пол часа и даже не думал сбавлять обороты, поскольку был уверен в том, что крепость вот-вот осыпется крошкой искреннего сострадания и таки падет. Крепость, более известная как Фиона Купер, может быть и отзывалась на "Фи-Фи, детка!" лет эдак тридцать назад, ныне представляла собой монолит, который хрен сдвинешь с места без специальной техники. Эванс не был уверен, что у него хватило бы сил хотя бы ее накренить, вздумай он попытаться. Он и не думал. В его ушибленной накануне голове не было даже мысли об этом. Все, о чем он думал, очухавшись по утру с пластырем на лбу, это накуриться вусмерть и хорошенько обдумать все то, что ему успел влить в уши один из санитаров.
Оказывается, вчера он умудрился пропустить знатную заварушку. Не каждый день в макреевском пабе случается настоящий труп. Ненастоящие еще ладно. Дело обычное. Они случались чуть ли не каждый день и исправно выносились персоналом на улицу, чтобы, очухавшись на свежем воздухе, отправиться домой и вернуться в паб уже на следующий день за опохмелом. Эванс и сам, бывало, наливался так, что его потом отвозили домой, но подобное случалось не так чтобы часто. Свой лимит Джеймс знал хорошо и старался его не превышать. Но бывали очень плохие дни. Он надеялся, что сегодняшний день все таки не такой и ему разрешат выйти на улицу и покурить, а потом позвонить кое-куда, где ждали не столько его звонка, сколько его самого.
— Ну, хочешь, я твоего муженька арестую и посажу на несколько суток в камеру? — от отчаяния Эванс перешел к торгу. — Отдохнешь от него пару деньков. Возьмешь выходной, поваляешься в пенной ванне, сделаешь педикюр или еще что-нибудь эдакое. Уж не знаю, чем вы девочки втихаря занимаетесь...
Нет, Эванс, конечно, догадывался, чем заполняют свой досуг девушки, когда выдается свободный вечер, но он не хотел представлять, как всем этим занимается Фи-Фи. От этого его ушибленный мозг начинал всерьез буксовать и отказывался воспринимать реальность.
— Вернись в палату, Джимми, —  все тем же непреклонным тоном вещала медсестра. — И только попробуй тронуть моего Вернона. Я тебя в бетон закатаю.
— У тебя есть каток или ты в ручную? — полюбопытствовал Джеймс. Он поравнялся с ее столом и безропотно уселся прямо на ворох каких-то папок. Гладкий пластик тут же приятно захолодил его голый зад. Все таки эти больничные сорочки были чертовски противоречивой одеждой. Вроде и комфортно. Поддувает ото всюду, ничего не жмет и не мешает. Но эти завязочки сзади...
— В палату вернись, — повторила медсестра Купер, усаживаясь за стол. Но Эванс решил зайти с другой стороны, раз мистер Купер был у жены на хорошем счету.
— Ладно, ты сама напросилась, — Джеймс угрожающе накренился в ее сторону и установил зрительный контакт. — Выпусти меня покурить или я арестую твоего мужа.
Игра в гляделки могла бы закончиться ничьей, Фи-Фи была непреклонна и чертовски упряма, но Эванс использовал секретное оружие и состроил такую умоляющую моську, что суровое сердце женщины дрогнуло. Она закатила глаза и махнула рукой в сторону лестницы.
— А, черт с тобой. Иди травись. Дверь на крышу открыта.
От радости Джеймс соскочил со стола с энтузиазмом горного козла, отодрал прилипшую к его голой заднице папку и усвистал по лестнице наверх, на ходу потроша измятую пачку сигарет. Первая, самая сладкая затяжка вернула его к жизни, вторая и все последующие сделали эту жизнь куда более привлекательной, чем прежде, и где-то спустя две сигареты Эванс готов был любить этот мир во всех ракурсах и позах. Он стоял, облокотивщись о высокий парапет крыши и глазел на раскинувшийся перед ним утренний Солуэй глазами влюбленного в жизнь кретина, и как-то упустил тот момент, когда на него обрушился гнев Господень в виде его собственной напарницы.
— Какого?.. — не очень цензурное продолжение фразы он все же проглотил и даже не подавился, застыв напротив МакАлистер в напряженной позе. Девушка была в очках, и Джеймс сразу же заподозрил неладное, потому, собственно, и оставил без ответа все ее реплики. Даже отобранная сигарета осталась где-за гранью его восприятия. Сейчас его куда больше интересовало то, что скрывалось за темной поверхностью солнцезащитных очков. Синяки или не синяки. Разница зависела от их происхождения, конечно же. Джеймс искренне надеялся, что это не те синяки, которые ставят кулаками, и выдохнул с заметным облегчением, когда сняв с носа МакАлистер очки, не обнаружил ничего подобного. Только припухшие глаза и обилие косметики, которая, видимо, должна была скрыть от постороннего наблюдателя тот факт, что кое-кто вчера злоупотреблял сверх всякой меры. Пробежав по напарнице пытливым взглядом, Джеймс не заметил ничего такого, что могло бы дать ему повод для беспокойства, но оно все равно было и никуда не девалось, потому что в пабе был только один человек, с кем МакАлистер могла напиться после всего случившегося, и репутация у этого человека была неоднозначная.
— Сотовый есть? — после довольно затянувшегося молчания выдал Джеймс и, не сводя с Джоанны недоверчивого взгляда, протянул руку в ожидании.
[info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon]

Отредактировано James Evans (2017-08-06 00:31:39)

+6

4

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Эванс был похож на молодого бычка, готовящегося боднуть слишком близко подошедшего незадачливого фермера. Даже напряженный наклон головы такой же. Джоанна приняла это на свой счет, решив, что капитально перегнула, отобрав у напарника сигарету. Стало как-то совсем не по себе, и девушка торопливо подняла повернутые к Джеймсу ладони в характерном жесте, признавая свое поражение.
   - Я еще раз изви… - МакАлистер так и не закончила фразу, инстинктивно вздрогнув и сделав меленький, едва заметный шажок назад, когда Эванс оказался как-то совсем близко и протянул руки к её лицу. В кривом полете его мыслей и мотивов она потерялась сразу же и окончательно, ещё когда их только поставили вместе. Но сейчас что-то внутри тихонько нашептало: Джеймс подозревал, что очки скрывают не последствия вчерашней попойки. Поэтому Джоанна терпеливо застыла на месте, позволяя напарнику увидеть её густо наштукатуренное личико и убедиться, что лишних синяков на нем нет. Только залёгшие под усталыми глазами тени, перекрыть которые не смог даже основательный слой тонального крема и пудры. – Насмотрелся? – резко поинтересовалась Джо. МакАлистер шагнула к Эвансу так близко, что могла почувствовать, что от него пахнет табаком и больницей, и выдернула у него свои очки. Сколько бы она не прикидывалась своим парнем, которому плевать на то, как он выглядит, на практике оказалось, что ничего подобного. Предстать перед Джеймсом помятой и с явными отпечатками последствий вчерашней ночи оказалось остро неприятно. Хотя, казалось бы, какая разница? Понравиться что ли она ему хотела…
   - Мне вчера чудом не перепало, - уже мягче сказала МакАлистер. - Заварушка у наших с чужаками была серьезная, не один ты теперь в больничке отдыхаешь. Один из приезжих вообще в морге оказался. И самое паршивое, что убили его возле меня и из-за меня, а я из-за шока ничего не помню. Знаю, что он полез на меня с «розочкой» из бутылки, что кто-то из наших ребят поэтому его и прибил. Но кто? Как? – Джоанна пожала плечами и замолчала. Повернувшись спиной к просыпающемуся внизу Солуэю, девушка уперлась ладонями в парапет и, подпрыгнув, уселась на него, игнорируя тот факт, что в случае чего ей предстоит несколько этажей свободного падения. Создавалось противное ощущение беседы со стеной, от которой слова отлетают, как мячики-попрыгунчики. Эванс напарнице был определенно не рад, и она всё никак не могла понять, почему. С тех пор, как Джоанна появилась на крыше, он не проронил ни слова. Только смотрел внимательно, изучающе. И МакАлистер великолепно знала этот чертов взгляд. Отец так глядел на нее, когда она возвращалась со школьных вечеринок или просто слишком поздно вечером, будто бы хотел прочитать, почему она задержалась и как провела время. Ладони сильно сжали край парапета, а на душе резко стало как-то тошно. Она, как дурочка, примчалась сюда утром, купила Эвансу каких-то дурацких сладостей и искала его по всему отделению. А у него какие-то непонятные претензии, будто Джоанна перед ним в чем-то виновата. Молчание затягивалось, начиная действовать на нервы, как капающая из крана вода.
   - А ты не хочешь мне сначала больше ничего сказать? – сдержаться и не дать разобиженного петуха все-таки не удалось. Голос как-то предательски дрогнул, МакАлистер впилась взглядом в лицо Эванса. – Я сюда примчалась с утра не для того, чтобы дать тебе свой мобильник. Я волновалась, представляешь? – девушка сердито поджала губы, мысленно посчитала до десяти и продолжила, уже немного успокоившись. – Очень волновалась. Ты так и не сказал, как себя чувствуешь после вчерашнего. Ты вообще ничего мне не сказал, и я не понимаю, чем уже успела тебя обидеть. Кроме отобранной сигареты, - девушка пожала плечами и полезла в карман за телефоном. Нарочно медленно, давая Джеймсу время все-таки ей ответить. Глупо, конечно, было высказывать сейчас ему всё и тоже предъявлять претензии. Очень глупо, потому что никто из них никому и ничего не должен. И объясняться в том числе. – Ладно, проехали. Держи, - смартфон упал в подставленную руку Эванса. - На пароле стоит мой день рождения, число и месяц, - Джоанна отвернулась и устремила взгляд в сторону, в одной ей видимую точку на парапете. – А Макрей всё-таки хороший мужик, правильный. Мне повезло, что он додумался меня вчера после того, как я с тобой на скорой приехала, забрать и проследить, что и как. Иначе бы я отправилась шляться бездумно по городу и влипла в неприятности, - МакАлистер не знала, зачем выплеснула на Джеймса этот поток абсолютно лишней для него информации. Ей просто подумалось, будто бы ему окажется приятно узнать, что не всё вчера было зря. Изначальная цель похода в паб – помирить её с Джетро – была достигнута. Они не только помирились, Макрей теперь грозился стать частью её жизни. Их повязало так крепко, что разбежаться запросто в стороны и сделать вид, будто ничего и не произошло, вряд ли получится.

+3

5

Волновалась, значит. Даже очень волновалась. Надо же. Мысленно Эванс фыркнул, но внешне никак своего скепсиса не выдал. Так и стоял столбом, глядя на низкорослую напарницу сверху вниз. Ему нужен был мобильник и он ждал, когда она его отдаст. Но, видимо, МакАлистер что-то в его поведении не устраивало. Наверное, нужно было взять и с ходу осыпаться вопросами обо всем, что вчера случилось, раз уж он такой везучий и все пропустил. Проблема была в том, что Эванс был проинформирован о потасовке в пабе и внезапном трупе. Эти новости уже давно утратили свою актуальность. Куда больше его интересовало другое, и именно поэтому ему нужен был мобильник.
— Я в порядке, спасибо, что спросила, — как для маленького ребенка по слогам проговорил он и пошевелил пальцами, давая понять, что телефон ему все еще нужен. Обиженная дальше некуда МакАлистер не торопилась, но все же достала свой смартфон. Заполучив его, Джеймс резко отвернулся в сторону, набирая названный вдогонку пароль, и замер, когда Джоанна вдруг помянула Макрея. Как будто знала, что именно ему он собирается звонить. Этому хорошему и правильному мужику, с которым его напарница вчера бухала и, наверняка, провела ночь. С шумом втянув в легкие воздух в довольно таки безуспешной попытке успокоиться и не накручивать себя, Эванс глянул на МакАлистер через плечо, но так ничего не сказал. Он по памяти набрал номер и, кое-как поймав сеть, нажал на кнопку дозвона. Отвратительно жизнерадостный голос Макрея можно было услышать, даже не прижимая телефон к уху, как если бы Джеймс включил громкую связь.
— Это Эванс.
— Джимми! — обрадовался хозяин паба. — Как твоя голова? Ох, и напугал же ты нас вчера. Все самое интересное пропустил. Такое веселье... Одному там поплохело так, что пришлось потом коронеров вызывать.
— Да, мне уже рассказали, — Эванс снова глянул на МакАлистер, но на этот раз глаз не отвел и продолжал сверлить ее испытующим взглядом. — Как там мой мотоцикл?
— На парковке стоит. Я его отогнал на служебную, чтобы никто не поцарапал. Могу подогнать к участку, если хочешь. Мне все равно показания давать.
— Без ключей?
— Я тебя умоляю, — было слышно, как Макрей фыркает в трубку с пренебрежением бывалого угонщика. — Вспомни, с кем говоришь, легавый.
Несмотря на настрой, Эванс не удержался и хмыкнул. В самом деле, чему он удивляется.
— Тогда подгони его к участку. И, Джет, ты не в курсе, Боббит сегодня в Абердин не собирается?
— У него в полдень рейс. Как всегда. А что?
— Да так.
Джеймс отвел от МакАлистер взгляд, словно это она его спрашивала, а не Джетро, и потер лицо, прикидывая, сколько времени у него уйдет на то, чтобы выбраться из больницы и собраться. Успеет ли он до полудня? Или лучше позвонить и предупредить, что и в эти выходные он не приедет? И снова расстроить мать. Он не заметил, что молчит уже довольно долго, и только голос Макрея, вновь раздавшийся из трубки, вывел его из этой задумчивости.
— Джимми, ты точно в порядке?
— Да, я... в норме, — но прощаться и бросать трубку Эванс все равно не спешил, как если бы пытался собраться с духом, чтобы задать самый важный вопрос, который его мучил не переставая.
— Еще что-то нужно? — даже по телефону Макрей улавливал чужое настроение, и это было Джеймсу на руку. Бросив на МакАлистер настороженный взгляд, он отдрейфовал от нее еще дальше и понизив голос заговорил в трубку.
— Я спрошу только раз и надеюсь, ты поймешь меня правильно. И ответишь честно. Было или не было? Я должен знать.
Конский ржач, раздавшийся из динамика, почти оглушил Джеймса, однако что-то в смехе приятеля внушало некоторый оптимизм.
— Мне чужого не надо, Джимми. Будь спокоен, — отсмеявшись заверил Макрей и, пожелав ему скорейшего выздоровления, отключился.
Сказать, что у Эванса отлегло от сердца, это ничего не сказать. Он как будто стал легче по весу, и то благодушие, что он источал после долгожданного перекура, вернулось с процентами и заплескалось где-то в районе ушей. Отключив телефон, Эванс решительно подошел к сидящей на парапете напарнице и без предупреждения сгреб ее в объятия, от души хрустнув хрупкими косточками.
— Спасибо, что пришла, — пробурчал он ей в волосы не размыкая рук, а потом резко отпустил, поставив рядом с собой, и вернул телефон. — А теперь пошли спасать меня от заточения, пока я тут со скуки не подох.
Но направившись было к выходу с крыши, Джеймс вдруг вспомнил, что малость не одет и сверкает голым задом только так, а значит первым ему лучше не идти. Не то чтобы он стеснялся своей задницы. По отзывам, она у него была очень даже ничего, но сверкать ею перед МакАлистер было как-то слишком уж странно.
— Нет, давай ты первая.
Он развернулся и, сделав круг по крыше, встал позади МакАлистер и стал ненавязчиво подталкивать ее к двери, придерживая за плечи.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-06 00:33:09)

+2

6

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Смутное ощущение, что Эвансу либо вкололи с утра что-то не то, либо она уже умудрилась чем-то его серьезно обидеть, превратилось у Джоанны в полную уверенность. Что-то было крепко не так, судя по тому, каким взглядом сверлил Джеймс свою напарницу. Но все попытки его расспросить или разговорить натыкались на глухую стену то ли равнодушия, то ли обиды. Ненадолго даже показалось, что он вообще расстроился из-за прихода МакАлистер. Она решила, что уйдет, как только Эванс отзвонится и вернет её мобильный, чтобы не мучить больше ни его, ни себя.
   Спасибо за заботу и всё такое в исполнении Джеймса прозвучало так, что хотелось дать ему в лоб. Лучше бы наорал что ли? Окончательно расстроенная Джо повернулась к нему боком и забросила ноги на парапет, подтягивая колени поближе к груди и обнимая их руками. На то, как дернулся и напряженно замер Эванс, стоило помянуть между делом Макрея, она практически и внимания не обратила, слишком сильно погрузившись в размышления о том, когда и, главное, чем успела достать напарника. Это почему-то было очень важно, но ничего умного или хотя бы дельного в голову не шло. Поймав на себе странный взгляд Эванса, Джоанна отвернулась и пристроила подбородок на коленях.
   Подслушивать она вообще-то не собиралась, но раздавшийся из телефона отвратительно бодрый и до боли знакомый голос Джетро Макрея сам тек в уши. Его даже без громкой связи было прекрасно слышно. МакАлистер так и не поняла, когда навострила уши и зачем-то начала вникать в суть чужого разговора, отчаянно делая вид, что заинтересована не им, а снующими внизу людьми и машинами. Высота была такая, что от одного взгляда на улицу сердце как-то нехорошо замирало, пропуская удар. Она пугала и манила, одновременно притягивая ближе к краю парапета и отталкивая.
   От почти суицидальных мыслей о высоте Джоанну отвлек очередной взгляд Эванса, которым он начал уже её откровенно сверлить, больше не отводя глаз. Девушка покосилась на него, опять пытаясь угадать разновидность укусившей напарника мухи и невольно ловя обрывки разговора. Мотоцикл, который Макрей и без ключей подгонит, кто бы сомневался в этом поганце. И зачем-то рейс до Абердина. Эванс после этого так загнался и замолчал, что эта информация невольно запала в память. А потом все стало ещё интереснее: Джеймс отгреб подальше в сторону и даже понизил голос, бросив на Джо очередной непонятный подозрительный взгляд. Что-то спросил и явно просветлел лицом от ответа.
   Тот момент, когда Эванса перекрыло уже в другую сторону, задумчивая МакАлистер как-то немножко упустила. Поэтому и никак не ожидала, что он решительно сгребет её в охапку, стащив с облюбованного парапета. Джоанне оставалось только полупридушенно пискнуть, оказавшись в настолько крепких объятиях, что от них жалобно хрустнули ребра. Разницей в росте он не заморачивался, сила есть – ума не надо, так что ноги МакАлистер болтались где-то в нескольких сантиметрах от земли. На Эванса она еще немного дулась за непонятный утренний спектакль, но сердиться на него долго, если честно, не получалось.
   - Ты что творишь, медведь бессовестный? – от души расхохоталась девушка, замерев в кольце рук напарника и уткнувшись носом ему в грудь. – Чуть не придушил меня, балбес, - Эванс резко отстранился, словно одумавшись. Не тут-то было. – Иди сюда, чудовище, - Джо фыркнула, сгребла рубашку Эванса в кулак и потянула его вниз, чтобы он наклонился, и она могла его обнять, на этот раз ткнувшись носом куда-то в шею.
   - А что, уже есть риск, что умрешь от тоски? – девушка отпустила напарника, сгребла смартфон и сунула его в задний карман джинс. – Пошли уже тогда.
   Бодро рванувший к выходу под смешок напарницы Эванс притормозил и вернулся обратно, сделав круг почета по крыше.
   - Да уже бесполезно, я все видела, - хихикнула Джоанна, послушно подталкиваясь к двери обратно. Так что ты там задумал? Рассказывай.
   Эванс продолжал ненавязчиво придерживать напарницу за плечи, мешая сосредоточиться. Так и подмывало выкинуть какой-нибудь фортель. Но где-то у самого входа в палату ворох разрозненных мыслей и впечатлений все же умудрился сложиться в единую картинку, и МакАлистер пришла к просто дивному выводу – Джеймс ревновал. Как бы по-идиотски это не звучало, но в это объяснение уложилось бы все. Даже утренние странности, которые снял звонок Макрею. Видимо, тот сказал ему, что дама отрубилась и ничего не было, вот Эванса и отпустило. Джоанна через плечо бросила подозрительный взгляд на напарника, гадая, попала ли она в точку или нет. Спрашивать было как-то неловко и страшно, но МакАлистер постановила за этим братцем-кроликом еще понаблюдать. На всякий случай.
   - Ты что свинтить отсюда вознамерился? – понаблюдав за метаниями Эванса по палате, сделала планомерный вывод девушка. Она тут же вскочила с кресла и замерла посреди комнаты, уперев кулачки в бока. – Да тебе же отлеживаться надо! Куда собрался? – укоризну в голосе МакАлистер можно было, кажется, даже руками пощупать. И Джеймсу не сдобровать, если он не соизволит пояснить свои действия.

+2

7

— Да, что ты там видела-то? Ты и половины не видела, даже половинки, — не унимался Эванс, отказываясь принимать тот факт, что обе его половинки успел заценить чуть ли не весь дежурный персонал больницы. — Ничего я не задумал. Просто нужно отвлечь кое-кого, и ты мне в этом поможешь.
Добравшись до своей палаты, Эванс заметался по ней так, словно проспал будильник и теперь опаздывал на работу. Одежда, ботинки, носки... Он как раз озирался в поисках ремня, без которого джинсы неприлично сползали, когда до МакАлистер наконец-то дошло, что он собирался сбежать из больницы до официальной выписки. И, надо же, она была против. Кто бы мог подумать.
— Я же сказал... — Джеймс застегнул ремень и наконец-то стащил с себя ненавистную больничную сорочку. — Я в порядке. Меня подлатали. У меня ничего не болит. Смысл мне тут торчать?
Продев голову в горловину футболки, от которой так и несло вчерашним пивом, Эванс замер и напряженно уставился на вскочившую с кресла напарницу, которая уже встала в говорящую позу строгой мамаши и явно намеревалась стоять на своем до победного. Костьми лечь, если понадобится, но не выпустить его из палаты. Взывать к голосу разума было бессмысленно, и Джеймс это прекрасно понимал. Оставалось только одно — сделать ставку на жалостливое женское сердце. Он посопел, обдумывая стратегию поведения, наконец-то надел футболку полностью и завис над МакАлистер, невозмутимо глядя на нее с высоты своего роста.
— Послушай, мне действительно нужно свалить отсюда. У меня очень... очень важное дело.
Он помолчал, все еще сомневаясь, а стоит ли посвящать напарницу в детали, но, рассудив, что рано или поздно она все равно узнает, куда он исчезает чуть ли не каждые выходные, решил, что смысла утаивать эту скоропортящуюся информацию от напарницы нет и по сути никогда не было. Ведь не узнала она об этом до сих пор только потому, что была новенькой и проработала с ним всего неделю. В участке, впрочем, как и во всем городе, очень сложно что-то скрыть и, если не вдаваться в частности, то все друг про друга все знали. Ну или думали, что знают. Не суть. Сейчас, рассказав МакАлистер все как есть, Джеймс мог получить от нее помощь и свалить из больницы по-тихому. И он собирался рискнуть.
— У меня мать в клинике для душевнобольных под Абердином. Я ее навещаю каждые выходные. Стараюсь, по крайней мере. На прошлой неделе не получилось из-за работы. Если я и на этой не приеду, она очень расстроится, а я не хочу, чтобы она расстраивалась. Понимаешь? — он стоял, нависнув над Джоанной, но это не мешало смотреть на нее умоляюще, как щенок, которого забыли покормить, а потом отлупили тапком ни за что. — Выручи меня. Как напарник. Мы же должны друг друга выручать, разве нет?
Возможно, это был удар ниже пояса. Джеймс пытался манипулировать МакАлистер и не скрывал этого. Не самый лучший задел для начала совместной работы, но он надеялся, что она поймет. В конце концов он не собирался злоупотреблять этим. И причина у него была действительно веской.
Голоса в коридоре отвлекли его от сеанса жалостливого гипноза, который грозил затянуться всерьез и надолго. Трубный глас медсестры Фионы Купер мешался со звонким щебетом более молодой коллеги. Подхватив со стула свою куртку, Джеймс выглянул в коридор и убедился в том, что все правильно рассчитал. На смену Фи-Фи пришла молоденькая медсестричка одного с МакАлистер возраста. Возможно, они даже учились вместе, чем черт не шутит. Значит, Джо не составит труда ее отвлечь.
— Ты ее знаешь? — он оглянулся на напарницу и, кивком подозвав ее к себе, указал на миловидного вида блондиночку, которая перебирала папки на столе дежурной медсестры. — Она тоже недавно вернулась в Солуэй, устроилась сюда и... Ну, ты знаешь как оно бывает на новом месте. Ей, конечно, влетит потом, но Фи-Фи только с виду такая строгая. Побузит и перестанет. Ну что? — напяливая куртку и наспех рассовывая по карманам свои вещички, Джеймс снова посмотрел на Джо. — Поможешь? Нужно отвлечь ее буквально на минуту, меньше даже. Я ведь все равно отсюда сбегу. С твоей помощью или нет, решать тебе, но времени мало. Боббит в полдень отчаливает, а мне еще в душ и переодеться надо, а потом еще и мотоцикл забрать. Ну?
Эванс не стал говорить о том, что тоже охотно выручит напарницу, если ей понадобится его помощь. Принцип "дашь на дашь" слишком сильно походил на деловую сделку, а такого между напарниками быть не должно. Должна быть бескорыстная взаимовыручка основанная на доверии. Так, по крайней мере, представлялось Джеймсу.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-06 00:34:31)

+2

8

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Так ты же разглядеть не дал! – звонко хохоча парировала МакАлистер, делая вид, что пытается развернуться и поменяться с Эвансом местами. Кто бы ей, конечно, позволил, но подурачиться стоило. – Джеймс, не темни. Кого ты отвлечь хочешь? – Джо решительно ничего не понимала, к чему её пытается склонить напарник, но что-то подсказывало, что ни к чему хорошему.
   Ситуация обрисовалась четко и ясно, когда Эванс начал метаться по палате, собирая свои вещи в кучку. МакАлистер остро пожалела, что не догадалась забрать у него ремень или футболку. Она машинально наблюдала за тем, как напарник натягивает носки, джинсы, потом застегивает ремень. Терпение закончилось на футболке. Вскочившая с кресла разъяренная девчонка, ростом достававшая от силы по плечо, явно не слишком-то впечатляла Джеймса.
   - А ты не думал, что если не долечиться, то потом могут быть серьезные последствия? Или по-твоему врачи такие дураки?
   МакАлистер со всей серьезностью уставилась на невозмутимого, как скала, Эванса. Делать это, когда смотришь сильно снизу вверх, было не очень-то легко, но  девушка искренне старалась. Напарник сопел, словно недовольный ежик, но пока молчал, видимо, продумывая стратегию дальнейшего поведения.
   - Важнее твоего здоровья? – резонно поинтересовалась Джоанна, продолжая буравить Джеймса недовольным взглядом. Если бы им можно было испепелять людей, то от парня уже осталась бы дымящаяся кучка пепла. Но он вовремя сделал очень правильную ставку на откровенность, доверие, взаимопомощь и ещё кучу очень важных понятий, которые не были для МакАлистер пустой шелухой. Она как-то сразу сдулась и виновато отвела глаза.
   - Прости, я не знала, - тихо проговорила девушка. Под умоляющим взглядом голубых глаз она плавилась и таяла, как масло на еще теплом тосте. Понимала, что Эванс это прекрасно знал и именно на этот сделал расчет, но отказать не могла.  – Мы должны друг друга выручать, а не помогать делать глупости, - помолчав, глухо сказала Джоанна. – Но я хочу тебе помочь в этот раз. Не потому, что твои жалостивые голубые глазки подействовали. Просто… Ты ведь знаешь про мою мать, да? – на этой фразе голос предательски дрогнул, а карие глаза как-то подозрительно блеснули. Ей до сих пор тяжело давались воспоминания о болезни матери. На острове все всё и про всех знали, так что Эванс должен был быть в курсе того что миссис МакАлистер сгорела от рака за считанные месяцы. - Я не знаю, Джеймс, не знаю…
   Джо как-то подозрительно шмыгнула носом и резко отвернулась. Из коридора донесся бодрый голос миссис Купер, отвлекший её напарника. Иначе он мог бы догадаться заглянуть в лицо девушки и увидеть мокрые ресницы. МакАлистер так сильно сжала кулаки, что побелели костяшки пальцев, а ногти впились в кожу, оставляя на ней полукруглые следы. Она сделала глубокий вдох, уговаривая себя успокоиться, загоняя призраков прошлого обратно под крепкий замок.
   - Кого? – голос прозвучал немного растерянно, но бодро. Джоанна украдкой вытерла глаза, так, на всякий случай, и подошла к напарнику, вместе с ним выглянув из-за угла. – Неа. Но я у неё спрашивала, когда тебя искала.
   Теоретически МакАлистер могла соврать, что напарника так и не нашла. Так убедительно, что медсестричка поверила бы и пошла вместе с ней наводить шорох. И это дало бы Эвансу возможность смыться под шумок. Однако Джо всё ещё сомневалась, стоило ли ему помогать. Джеймс требовал решения здесь и сейчас, немножко забывая о том, что его действия вполне можно было назвать манипуляцией. Девушка сделала глубокий вдох, чуть прищурившись рассматривая лицо напарника, словно видела его впервые. А потом все-таки решилась, пусть и не совсем на то, на что надеялся Эванс.
   - Значит так, душа моя, - Джоанна пресекла метания распихивавшего по карманам свои вещички напарника и строго ткнула пальчиком ему в грудь. – Я тебе помогаю, но только при одном категоричном условии. Ты берешь меня с собой в Абердин, чтобы я точно знала, что ты нигде там в обморок не грянулся из-за травмы головы. Провожу тебя до клиники, погуляю по году за покупками, как раз обещала сестрам кое-что привезти, когда время будет. И потом вместе поплывем обратно, - тон МакАлистер не предполагал возражений. И Эванс вполне мог бы прочитать между строк, что откажись он – и увидит небо в алмазах и карающую Фиону Купер вместо побега. Джо упрямо сжала губы и замерла напротив напарника, ожидая его решения.
   В конечном итоге она все-таки пошла отвлекать, точнее, откровенно подставлять молоденькую медсестричку, наводя кипишь насчет исчезнувшего напарника. Того самого, который юркой мышкой скользнул из палаты в сторону черного хода. Сполна насладившись наведенным шорохом, МакАлистер тоже улизнула, почти бегом выскочив на больничную парковку. Они с Джеймсом договорились встретиться там, и теперь девушка оглядывалась по сторонам, ища его взглядом.

+2

9

Отголоском слабого эха до Джеймса запоздало дошло, что говорить напарнице о своей матери было довольно опрометчиво. Он совершенно забыл о том, что случилось ее собственной матерью. То есть он, конечно, прекрасно знал и всегда помнил, что Феликс МакАлистер вдовец, но почему-то сейчас, вот прямо сейчас, когда они стояли нос к носу, как сцепившиеся рогами упрямые бараны, у него совершенно вылетело из головы, что Джо Феликсу вообще-то дочь, а следовательно это ее мать умерла, сгорев от рака где-то лет десять назад. В свете этого его попытка надавить МакАлистер на жалость приобрела совсем уж какой-то нехороший оттенок. "Молодец, Джимми, так держать!" — мысленно похвалил он себя, отсчитав с десяток ментальных подзатыльников, но отступать было поздно, тем более что Джоанна, похоже, прониклась и была готова ему помочь. Но с условием. Куда без условий.
— Ты это сейчас серьезно? — по вытянувшейся роже Эванса легко было догадаться, что такого оборота он не ожидал от слова "совсем", но уже в следующий момент он подобрал челюсть и сощурился, явно над чем-то раздумывая. Он мог бы привести массу доводов в пользу того, что МакАлистер не стоит с ним ехать. И первым, конечно же, было то, что он в принципе не хотел брать ее с собой. Черт знает почему, просто не хотел и все тут. Достаточно того, что она теперь знает, что его мать прописана в дурке уже черт знает сколько лет. Такими темпами до нее дойдет и все остальное, что было известно о его семье. Сколько ей тогда было? Лет десять? Вряд ли она помнила ту громкую историю, и, если честно, Джеймс не очень-то хотел, чтобы вспоминала. Потом, она все равно узнает и это, но сейчас, когда они только начали работать вместе, он не хотел, чтобы в ее глазах он был в первую очередь тем самым пацаном, мать которого убила его же отца прямо у него на глазах. Пусть это придет потом, со временем, когда он уже будет для нее в первую очередь напарником и, может быть, другом. Джеймс мог бы просто признать, что не хочет так просто перед ней раскрываться, потому что это всегда чревато не самыми приятными последствиями, но сейчас ему было не до самоанализа. Нужно было свалить из больницы, пусть даже для этого ему придется сделать вид, что он согласен с условиями напарницы, и по факту ее обмануть. Его оправдывало то, что ситуация была безвыходная.
— Отвлеки ее уже, — пробурчал он наконец, ткнув пальцем в сторону медсестры. МакАлистер с легкостью приняла это за согласие и упорхнула выполнять свой отвлекающий маневр. У нее получилось почти играючи. Джеймс без палева смылся с этажа и с такой же легкостью покинул здание больницы через парадный вход, уверенно продефилировав мимо стойки дежурной медсестры на первом этаже. Возможно, будь он в той сорочке с неприкрытыми тылами, она бы и обратила на него внимание, но этого не случилось. Запах свежести и свободы ударил ему в голову почти так же сильно, как и на крыше, когда он наконец-то выбрался покурить. Зубы моментально зачесались.
Запалив последнюю сигарету из пачки, Джеймс сам не заметил, как начал дрейфовать прочь с больничной парковки, не дожидаясь напарницы. Где-то в глубине души он сомневался. Вот честно. Но внутренний голос снова и снова вкрадчиво напевал, что так будет лучше. В конце концов, нормальные парни не возят девушек по дуркам знакомиться с мамами. Джеймс даже усмехнулся, заворачивая за угол и оставляя здание больницы далеко позади. Он уже предвкушал, как в понедельник на него обрушится ураган "Джоанна". Надо будет надеть бронежилет.
Был почти полдень, когда он верхом на своем Триумфе вальяжно прокатился по пристани и поравнялся с развалюхой Бо. Безымянная самоходная баржа, регулярно перевозящая макреевское пиво в Абердин, ждала его со спущенными сходнями. Наверное, Макрей все же предупредил старика, что помимо груза будут еще и пассажиры. Вот и как теперь прикажете проставляться в благодарность пивом тому, кто это пиво варит?
Загнав мотоцикл на палубу, Эванс установил его на подножку и направился к рубке, где скорее всего зависал в дыму старый моряк. Холодный ветер с моря хорошо задувал и Джеймс ничуть не пожалел, что надел свою старую байкерскую косуху, которую привез из Лондона. Целых два года она была его неотъемлемой частью, и иногда ему было даже приятно, надеть ее и вспомнить, какого это быть очень плохим парнем.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-06 00:35:35)

+2

10

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   В принципе, МакАлистер заранее знала, что и как будет. Очень надеялась в глубине души, что Эванс, на чьей вытянувшейся роже было написано удивление касательно поставленного Джо условия, не станет поступать некрасиво. Даже попыталась донести до него единственную причину потащиться с ним в Абердин – желание быть уверенной в том, что с ним всё будет в порядке, что легкое сотрясение не отзовется нехорошими последствиями. Голова, даже такая дубовая, как у этого парня – это ведь не шутки. Но где-то глубоко внутри Джоанна уже чувствовала, что достучаться до упертого напарника ей не удалось.
   На больничную парковку девушка выскочила так быстро, как только смогла отделаться от медперсонала, озадаченного поисками удравшего больного. Минут пять МакАлистер прождала, переминаясь как дурочка с ноги на ногу возле чужих машин, надеясь, что Эванс ещё появится. На душе было откровенно паршиво. Хотелось пойти домой или ещё лучше – в паб к Макрею, из него вчера получился хороший собутыльник. Всё, что Джеймс пел не так давно про напарников и взаимовыручку, оказалось для него пылью и шелухой от семечек. Джоанна злобно пнула валявшуюся возле урны банку из-под колы и направила стопы домой.
   Следующая встреча с ненадежным напарником была планово в понедельник. Но МакАлистер хорошо знала, что к тому времени она уже достаточно остынет, чтобы Эванс отделался легким испугом и не услышал половины того, о чем она хотела ему поведать сейчас. Так что уже примерно на половине пути к дому в голове Джо созрело решение поговорить с Джеймсом, так сказать, по горячим следам, пока внутри ещё кипит злость и у нее хватит духу выговориться за всё.
   В квартире МакАлистер только покидала пару нужных вещей в рюкзак и, сердито хлопнув дверью, поехала на своей машине в сторону порта. Найти корыто Бо, про которое она слышала в больнице, и прижать его хозяина не составило труда. Прибытия пассажира, которого остро хотелось спихнуть за борт и утопить, Джоанна ждала в рубке. Сказать, что Бо курил – не сказать ничего. Табачный угар в рубке стоял такой, что топор можно было вешать. МакАлистер и её аллергия выдержали три минуты пассивного курения, после чего позорно ретировались подышать свежим воздухом.
   - Слышь, Эванс! – Бо окрикнул нарисовавшегося на его корыте Джеймса вопреки обыкновению не из рубки. – Тебя там баба ждет в рубке, дочка старого Феликса. Щас тебе жарковато будет, так что готовься. Только корабль мне не потопите, голубки, - Бо снова усмехнулся и хлопнул Джеймса по плечу, уходя в сторону кормы и что-то насвистывая себе под нос.
   - А я уж думала, ты плыть передумал, - ехидно и обманчиво спокойно сказала МакАлистер, стоило Эвансу появиться на пороге рубки. – Ты заходи, заходи. Я не кусаюсь. Хотела просто в лицо тебе посмотреть, - девчонка встала и, сердито сверкнув карими глазищами, обозначилась напротив Джеймса. И сейчас ей было отчетливо плевать, что смотрит она на него снизу вверх, отчего и без того слабое впечатление от разъяренной мелочи вроде нее практически сводится к нулю. – Ты там в больнице просто про напарников что-то пел, про взаимовыручку, все дела. Так сладко, что я аж заслушалась и поверила. И Макрею поверила, когда он говорил, что ты надежный и тебе можно верить, и вообще напарник мне достался шикарный. Только для тебя-то это всё ерунда и чепуха, да? И не спорь, ты всё ясно дал понять, - Джоанна набрала в грудь побольше воздуха и продолжила, пока Эванс не успел опомниться и её перебить. – Если бы для тебя твои же слова про напарников хоть что-то значили, то ты бы мне всё объяснил. Достаточно было просто нормально поговорить. Мне к черту не нужны твои тайны, понял? – МакАлистер, распалившись, ткнула Джеймса пальцем в грудь. – И в душу к тебе лезть я не собиралась. Я просто хотела позаботиться о человеке, который по идее должен быть мне небезразличен, потому что он мой напарник. Надо было сразу сказать, что я ошиблась.
   То ли от густого табачного кумара, то ли от обиды щипались глаза. Джо чувствовала, что ещё чуть-чуть, и она разревется на глазах у проклятого Эванса, как последняя глупая девчонка. Вон, уже и носом подозрительно шмыгнуть хочется, и губы подрагивают, а ресницы того и гляди станут мокрыми. Злость растворилась, уступив место затопившей разум дурной, почти детской обиде.
   Понимая, что губы подрагивать уже начали, да и всё это было удивительно глупо, зря она сюда примчалась, МакАлистер с удивительной для своего мелкого роста и худосочной комплекции силой ткнула Эванса в плечо, оттирая с дороги, и пулей вылетела из рубки. Запала хватило на забег до поручней. Джо остановилась возле борта, до побеления костяшек вцепившись в него. Её трясло от распиравших эмоций, плохо было буквально до тошноты и звона в ушах. Хотелось разрыдаться, но останавливало понимание того, что тому могут быть свидетели. Надо было сходить на берег и чесать домой, но намертво стиснувшие борт руки не хотели отцепляться.

+3

11

Он должен был догадаться, что так просто МакАлистер от него не отстанет. И не оставит без ответа его побег. Ведь сбежал он не столько из больницы, сколько от нее самой. За эту неделю, первую и пока единственную на их счету, Эванс уяснил одно — отступать эта девчонка не привыкла. В ней было столько пыла, что желании она могла и отсыревшую спичку в сильный шторм запалить. Но несмотря на все это, ее появление на палубе баржи Боббита в намеченный час стало для не Джеймса нешуточным сюрпризом. Он застыл на пороге рубки, уставившись на возникшего прямо перед ним чертенка с полыхающими праведным негодованием глазищами, и даже едва заметно отшатнулся, когда она подошла к нему впритык.
— МакАлистер, какого?.. — продолжить ему не дали. Джоанна разразилась целой тирадой, в которой в равных пропорциях мешались недоумение, злость и обида. И именно обида, звенящая в ее голосе и надрывно обрывающаяся, каждый раз, когда она делала паузу, заставила Эванса закрыть рот и молча выслушать все, что напарница хотела ему сказать. Черт, она действительно обиделась. Почти до слез. От этого становилось еще гаже.
Послушно пропустив ее на палубу, Джеймс какое-то время топтался на месте, не зная, как поступить, но потом решительно последовал за девушкой. Бо, фиксирующий веревками какие-то ящики на корме, поглядывал на них с интересом. Еще чего не хватало. Загородив напарницу от обзора со стороны старого сплетника, Джеймс уперся рукой в поручень, в который Джоанна цеплялась с такой силой, что, казалось, тот вот-вот не выдержит и погнется, и осторожно тронул ее за плечо.
— МакАлистер? — позвал он ее, но в ответ было молчание и явное нежелание оборачиваться и тем более смотреть на него. — Джо, послушай меня. Просто послушай, пожалуйста, — не унимался Джеймс. — Тебе действительно нельзя со мной. Это заведение, оно за городом, там на мили вокруг ничего нет. Если ты поедешь со мной, то тебе придется... Слышишь? Тебе придется пойти со мной туда. Не будешь же ты несколько часов у ворот куковать или по лесу шариться. Я бы тебя сам не отпустил. Мало ли кто у них там шастает.
Ощущая себя до жути неловко из-за этих нелепых попыток объяснить, почему Джо нельзя было с ним ехать, Джеймс вдруг поймал себя на мысли, что дело-то ведь не в этом. Что ей до его объяснений? Того факта, что он нагло использовал ее, а потом свалил в туман, это не отменяло. Тут извиниться надо было по-хорошему. Она ведь о нем, бессовестном, беспокоилась. Под пластырем на лбу тут же зазудело, напоминая, что он действительно рискует. Черт знает, чем еще могла обернуться вчерашняя травма.
— Ну, хочешь, я тебе звонить каждый час буду и отчитываться? — отчаявшись достучаться до напарницы, предложил он, наконец. — Или привезу тебе что-нибудь. Ты же хотела что-то там сестрам прикупить. Так давай, я сам на обратном пути все и возьму, а? Джо? Ну, извини ты меня идиота. Ну, хочешь, я перед тобой на колени встану?
Зря он это сказал. Не потому что ему было влом встать на колени и попросить прощения как полагается, а потому что-то кто-то его услышал и решил привести озвученное в исполнение немедленно. Баржу тряхнуло так, что Эванс таки бухнулся на одно колено и, чтобы не упасть совсем, вцепился в поручень уже обеими руками, зажав МакАлистер.
— Какого хрена? — возмущенно похрустывая коленом, Джеймс выпрямился и огляделся. И как он не заметил, что баржа отчалила? Солуэйская пристань уже осталась далеко позади.
— Бо! — почти проорал Эванс, срываясь с места к рубке. Старик невозмутимо дымил, глядя перед собой, и на появление негодующего пассажира отреагировал довольно вяло. Только вопросительно вскинул кустистые брови. Мол, в чем дело.
— Возвращайся назад, ей сойти надо.
— Теперь уже в только в Абердине, сынок, — старик пожал плечами и вдруг хмыкнул. — Может оно и к лучшему, а?
Джеймс спрятал лицо в ладонях, пытаясь хоть как-то унять всколыхнувшиеся эмоции. По всему выходило, что выбора как такового у него не осталось. Не выкидывать же МакАлистер за борт, в самом-то деле.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-06 00:36:44)

+3

12

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Шаги со стороны рубки Джо услышала сразу же, стоило Эвансу двинуться с места. Но отчаянно пыталась сделать вид, будто бы не замечает подошедшего напарника. Только рукиеще крепче стиснули поручень. МакАлистер зафиксировала взгляд на играющей серебристыми бликами воде, старательно избегая смотреть на пытающегося заговорить с ней Эванса. Когда он легонько тронул её за плечо, Джо дернула им, сбросив его руку. Ей было обидно и плохо, а ещё – стыдно за всё, что она пять минут назад выплеснула на напарника. По сути-то, никто никому и ничего должен не был, это она себе что-то там надумала. Идеалистическое, максималистское и очень-очень глупое.
   - Уйди, Эванс, просто свали в закат, у тебя это хорошо получается, - глухо сказала Джо. Присутствие Джеймса так близко мешало дышать. Клокочущая внутри обида закипала с новой силой, булькая в груди, как вода в чайнике. МакАлистер закрыла глаза и сделала глубокий вдох, очень стараясь включить разум и выслушать Эванса, потому что униматься он явно не думал даже близко. – Я не прошусь с тобой, хорошо? Я собираюсь сейчас сойти на берег. Мне просто нужно было понять, какого черта. И как быть дальше с тем, что у меня не выходит доверять собственному напарнику. Может, это со временем приходит или ещё как, я просто хотела разобраться.
   В роли предателя сегодня выступал даже голос, оборвавшийся на последнем слове. МакАлистер пришлось снова сделать глубокий вдох и проглотить вставшие в горле комом слезы. Она действительно хотела просто разобраться, но  в итоге всё испортила. Возможно, даже окончательно.
   - У меня проблемы с доверием, Эванс. А ещё жирный пунктик насчет надежности. Я знаю, что тогда в больнице перегнула палку и полезла в слишком личное. И то, что я очень за тебя беспокоилась, меня не оправдывает. Но ты мог ведь спокойно объяснить мне всё? Мог? – чувствуя, что снова начинает заводиться, Джоанна ещё крепче стиснула несчастный поручень, который он такими темпами грозила переломить. – Я бы поняла и не стала настаивать. Но ты предпочел свалить.
   МакАлистер все-таки отважилась оторвать взгляд от рябящей бликами воды и покоситься на Эванса, со страхом следя за его реакцией. С него сталось бы взять и бухнуться на колени. За этим парнем много чего могло не завязнуть. Джоанне вдруг стало остро неловко за то, что Джеймс тут перед ней распинается, извиняется, а она не может и слова связать в ответ. Не потому, что сказать нечего. Все слова просто сбились в тугой комок и застряли в горле. Понимание того, что Джеймсу действительно жаль, поставило всё с ног на голову.
   - Ты придурок, Эванс, самый настоящий придурок. И если ты сейчас встанешь на колени, то я окончательно в этом убежусь, - МакАлистер глубоко вздохнула, отпуская многострадальный поручень. – Отправить бы тебя за девчачьими штучками в качестве наказания.  Звонить можешь раз в пару часов, так уж и быть. И попробуй только не привезти мне мармеладных медвежат, - Джо прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Джеймс выглядел, как устроивший запруду щенок, пойманным возлежащим на груде погрызенных тапок. То есть виноватым и нашкодившим, но не сдавшимся. МакАлистер хотела предложить забить для ясности на все обидки, но, видимо, кто-то наверху считал, что Эванс сегодня обязан опуститься на колени. Баржу тряхнуло, отчего они оба потеряли равновесие. Джо по инерции шагнула вперед и машинально обняла за плечи коленопреклонного напарника, почти ткнувшегося носом ей в живот и героически прижавшего её к поручню. Картина была фактически маслом, кисти непризнанного гения по имени Бо.
   - Нет, Эванс, замуж я за тебя не пойду, даже не надейся, - расхохоталась МакАлистер, глядя на стоящего перед ней в характерной позе напарника. – Что за… - только спустя секунду до девушки дошло, что баржа дернулась не просто так. Пристань успела подернуться дымкой вдали, пока они переругивались. В направлении рубки Джоанна стартовала лишь на пару мгновений позже Эванса.
   Бо на возражения пассажиров, включая тех, кто видел себя только провожающими, было плевать с вершины маяка. Старый моряк невозмутимо пыхал дымом и вел свое корыто в направлении Абердина.
   - Вот черт, - МакАлистер запустила пальцы в волосы. Она была не готова к этой поездке, включая тот факт, что на ней была только тоненькая футболка, слабо гревшая на прохладном ветру. Мысленно перебрав валявшийся в рюкзачке за спиной мусор, Джо поняла, что так и не выложила оттуда ключи от абердинской квартиры. Значит, пришло время. – Ладно, Эванс, у меня на большой земле есть одно паршивое дельце, - девушка ткнула напарника кулачком в плечо. – Хотела сделать его в выходные, братец обещал сплавать со мной для, как он выражается, поддержки штанов, чтобы было не так погано. Сделаю его сегодня одна, как-нибудь.
   Бо продолжал дымить, аллергия продолжала оставаться аллергией. И это вкупе давало не очень хороший результат. МакАлистер хотела ещё что-то добавить, но пламенная речь оборвалась на полуслове. От запаха табака желудок резко скрутило в морской узел, да так, что стало нечем дышать. Джоанна, закашлявшись, под удивленными взглядами Бо и Эванса сорвалась с места в короткий спринт до уже знакомого поручня. Перегнувшись через него так, что вероятность булькнуть в море была весьма велика, она пыталась дышать и не дать завтраку вывернуться наружу.
   Вдох-выдох, вдох-выдох. Через пару минут приступ прошел, оставив после себя выступившие на глазах слезы, мерзкое ощущение дурноты и удушья да наглухо заложенный нос. МакАлистер оттолкнулась руками от поручня и с трудом выпрямилась. Её слегка потряхивало, так что сил хватило только на дойти до ближайшего тюка с какими-то вещами и хлопнуться на него.

+2

13

Похоже, МакАлистер тоже не шибко-то и радовалась перспективе отправиться в Абердин. Джеймс даже озадачился. По всему выходило, что выловила она его тут только ради того, чтобы отчитать за побег. Пусть все сводилось к какому-то непонятному "разобраться", факт оставался фактом — она отчитала его как мальчишку и, кажется, это полностью ее удовлетворило. Правда, слова о проблемах с доверием все же осели в ушибленном мозгу Эванса, и тому была вполне понятная причина. У него тоже были проблемы с этим самым доверием. Тут он МакАлистер очень хорошо понимал. Не понимал только столь бурной реакции в ответ на симптомы аналогичных проблем с его стороны. Словно у нее были какие-то вполне конкретные представления о том, как он должен был поступить, и он эти ее представления похерил со всей присущей ему деликатностью летящего кирпича. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Оправдывать чужие ожидания Эванс не любил и потому не практиковал никогда, даже по большим праздникам. Довольно спорная черта характера, перед которой всегда очень сложно поставить определенный знак, плюс или минус. То же касалось любопытства, которое напомнило о себе, когда МакАлистер упомянула некое паршивое дельце. Эванс даже уши навострил в ожидании конкретики, но подорвавшаяся с места напарница была явно не расположена к разговору. Джеймс едва успел прихватить девушку за пояс, чтобы она не кувыркнулась за борт, и только после этого сообразил, что МакАлистер просто так резко поплохело.
— Только не говори, что у тебя морская болезнь, — почти взмолился он и закатил глаза заранее. — Нам же еще целых два часа плыть.
Судя по всему, с дурнотой Джо все же справилась пусть и не сразу. Убедившись, что она не собирается прыгать за борт и вообще отошла от поручня и пришвартовалась на безопасном расстоянии от края баржи на одном из ящиков с грузом, Эванс отошел к своему мотоциклу и вскоре вернулся с бутылкой воды в руках.
— Хлебни немного, — он отвинтил крышку и, всучив бутылку напарнице, присел на ящик рядом с ней. — Она еще холодная, так что должно помочь. И вот, пожуй чутка. Тоже, говорят, помогает, — вытащив из-за пазухи початый пакет с жевательным мармеладом, он сразу же загреб пригоршню для себя, а остальное отдал девушке. Самое то, когда нужно чем-то занять зубы, а сигареты не канают. Раздражать МакАлистер еще больше, чем она уже была раздражена его же стараниями, Джеймс не хотел. По крайней мере пока. Потом, может быть, еще пораздражает ради спортивного интереса, как делал на протяжении всей этой рабочей недели, но не сейчас.
Пережевывая одного мармеладного медведя за другим, Эванс смотрел на стремительно скрывающийся в тумане Штормовой остров, и гадал, что за дельце такое паршивое было у его напарницы в Абердине. Вариантов было не то чтобы много. Он знал ее всего неделю, меньше даже, но определенный интерес у него все же был. Старший МакАлистер первым настучит ему по голове, если узнает об этом.
— Так что у тебя за дельце такое нарисовалось? — поинтересовался Эванс как бы между прочим, когда прошло довольно много времени и мишек в пакете заметно поубавилось. — Я не из любопытства спрашиваю, хотя мне любопытно, каюсь. Но, может, тебе помощь нужна?
Он покосился на МакАлистер и только теперь заметил, как зябко она ежится на холодном ветру. Сентябрь — уже осень по факту, а в Северное море даже в жаркие летние месяцы лучше выходить в теплой одежде. Собралась в море, называется. Мысленно пробурчав пару не самых лестных эпитетов в адрес бабской породы, Эванс стряхнул с плеч куртку и стянул через голову спортивную толстовку, которую одел машинально поверх футболки, еще когда выходил из дома. Она успела пропитаться теплом его тела и была неплохой альтернативой куртке, хоть и была МакАлистер явно не по размеру.
— Надевай, пока не околела, — он протянул толстовку напарнице, а сам вновь накинул на плечи свою кожаную байкерскую куртку. Она и сама по себе была достаточно теплой, так что замерзнуть ему не грозило.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-13 22:25:54)

+3

14

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Спасибо, - МакАлистер забрала из рук напарника бутылку и сделала жадный глоток. Её ещё немного перетряхивало, да и насморк явно не собирался отступать так просто. – Нет у меня морской болезни, - Джо выловила из пакета с мармеладом, который вручил ей Джеймс, медвежонка и закинула его в рот. Признаться честно в причинах своего недомогания после вчерашнего «обыска» и предательской пачки сигарет в кармане Эванса было как-то неловко, поэтому девушка немного помолчала, собираясь с духом. – В рубке было ужасно накурено, - со вздохом начала колоться МакАлистер, поглощая одного мишку на другим. – А у меня аллергия на запах табака. Ничего не могу с собой поделать, как только его чую – начинается. Вплоть до тошноты, аж внутри все наизнанку выворачивается, - девушка шмыгнула полузаложенным носом и покосилась на напарника. Куда больше аллергии её сейчас волновала недавняя ссора и то, насколько по шкале от одного до десяти на нее сердится Эванс. Джоанна молча точила мармеладных медвежат одного за другим, глядя на серебрящуюся воду и тающий вдалеке Штормовой остров.
   - Ты на меня очень злишься? Ну за вот это всё? – МакАлистер скорчила максимально умильную мордашку и трогательно заглянула напарнику в лицо. – Просто я очень быстро остываю, к понедельнику бы уже совсем отпустило. Половину бы не сказала, в общем. И ты бы не узнал, какой ты засранец, - Джо качнулась в сторону и толкнула сидящего рядом напарника плечом. – Так что, Эванс, мир? - МакАлистер еще раз ткнулась плечом в Джеймса, намекая, что так просто она от него не отстанет.
   Вопрос Эванса застал Джо врасплох. Она очень рассчитывала на то, что парень прослушал информацию о деле в фоновом режиме и интересоваться не станет. Девушка вздрогнула, игриво-веселый настрой с нее как ветром сдуло. МакАлистер обожгла напарника нечитаемым взглядом и надолго замолчала, отведя глаза и уставившись на ящики с грузом. Наверное, Джеймс имел право знать хотя бы частично. Хотя бы потому, что сейчас от души предлагал помощь. Но вот выложить всё не хватало духа, да и не хотелось, чтобы напарник знал обо всей неприятной истории.
   - Вещи надо забрать из старой квартиры, - мрачно сказала Джоанна, когда Эванс, наверное, уже перестал ждать ответа. – Только я не уверена, что оттуда выселился мой бывший парень. Мы с ним плохо разбежались, не хотела бы пересекаться. Поэтому и хотела, чтобы не одна, с братом, - говорила она напряженно, рассматривая свои руки со слегка потрескавшимся лаком. Джеймс мог ясно уловить в её «не хотела бы пересекаться», что эта перспектива её откровенно страшит. Джо пробежалась пальцами по коленке и принялась отковыривать одной ей видимое пятнышко с джинс.
   - Что? – МакАлистер дернулась и перевела взгляд с коленей на напарника. Последние пару минут она думала о чем-то своем, как-то даже перестав замечать холод. Только машинально ежилась и обнимала себя руками за плечи. – Спасибо, - широко улыбнулась Джоанна, забрав у расщедрившегося Эванса его толстовку. Встав с ящика, она натянула её через голову и с наслаждением закуталась. Толстовка ещё пахла Джеймсом и хранила его тепло, прекрасно спасая от ветра. – Слушай, Эванс, так бы и расцеловала, спасибо! - девушка рассмеялась и, усевшись обратно на ящик, принялась сосредоточенно закатывать слишком длинные рукава. Из-за разницы в росте и габаритах толстовка болталась на мелкой Джо так, как будто туда можно было вместить ещё, как минимум, одну МакАлистер. – Уютная у тебя одежда, - мечтательно пробурчала девушка, продолжая ерзать на жестком ящике. – Так что, будешь ещё мишек? Или еще что-то есть, - Джоанна поставила свой рюкзачок на колени и принялась в нем копаться. – О, печеньки. И еще чипсы. Хочешь?
   До Абердина оставалось еще прилично времени. Они перебрались на какие-то тюки с тряпьем, на которых можно было сидеть, как на креслах. И всё время в пути Эванс провел под аккомпанемент болтовни напарницы, казалось, способной даже пролетающих над баржей чаек обсуждать вдумчиво и со вкусом. Под конец, правда, и она притомилась. Сначала МакАлистер душераздирающе зевала, прикрываясь ладошкой, а потом и вовсе задремала, умудрившись из-за качки сползти на бок и принять совершенно невероятную, неудобную позу и при этом устроить голову на плече напарника. Спустя еще минут десять девчонка и вовсе обнимала его руку вместо любимого медвежонка.

+3

15

— Бывший парень? — Джеймс красноречиво скривился, но в общем и целом отнесся к новой информации о личной жизни напарницы с долей понимания. — Бывшие, это всегда паршиво.
Пока МакАлистер облачалась в его толстовку, Эванс мирно переваривал все услышанное, поглядывая украдкой на обтянутую джинсами девчачью задницу. Конечно, он допускал, что у Джо мог быть парень. Как такой без парня-то? В голове не совсем укладывалось то, что этот бывший всплыл впервые только спустя неделю, да и то в разговоре. Хотя, если они разбежались, как выразилась сама МакАлистер, не очень хорошо, это-то как раз было вполне логично. Бывшие на то и бывшие, что о них даже вспоминать стремно. Джеймс просто по привычке примерял все на себя и потому малость недоумевал с того факта, что этот бывший вообще стал бывшим. Это же МакАлистер. Знойная красотка с глазищами на пол лица. Упустить такую было бы неимоверной глупостью. На этом Эванс и споткнулся. Его объективность определенно прихрамывала по понятным причинам.
— Ты погоди пузо всякой фигней набивать, — фыркнул он, когда напарница полезла в рюкзак за печенюшками. — По субботам в клинике семейный день. Нас наверняка уже ждут хотдоги и бургеры, зажаренные на гриле. Потерпи чуток.
Под трепотню МакАлистер время в пути пролетело почти незаметно, а когда ее сморило, Джеймс погрузился в раздумья по поводу того, как объяснить матери свое появление в клинике в компании симпатичной девушки. Ведь он всегда приезжал один, даже когда был подростком и жил у дяди Дейла в Лондоне. Такая перемена определенно вызовет вопросы. Морин Эванс была женщиной достаточно прямолинейной, чтобы устроить сыну настоящий допрос. Джеймс не знал наверняка, но догадывался, что с нее сталось бы устроить допрос и МакАлистер. Все таки она первая девушка, которую он представит своей матери, пусть только в качестве напарницы. Это-то как раз и напрягало. Отвезти едва знакомого человека к матери было в понимании Джеймса все равно, что вскрыть себе грудную клетку на живую. Не только болезненно, но и крайне опасно. И тут все вновь упиралось в то самое пресловутое доверие, с которым у них обоих, как выяснилось, были некоторые проблемы.
— Может оно и к лучшему, — подумал Эванс вслух, соглашаясь со недавними словами Боббита. Эта их поездка в Абердин сама по себе уже не выглядела таким уж рискованным мероприятием. Она вдруг стала видеться неплохим таким шансом притереться друг к другу и попробовать решить проблемы с доверием хотя бы отчасти. В конце концов им еще предстояло работать в одной связке какое-то время. Возможно, это растянется на годы. Кто знает.
Едва Боббит пришвартовал свою развалюху в шумном абердинском порту, Эванс начал расталкивать МакАлистер. Она так сладко спала, что ему было даже немного завидно. Он уже успел позабыть, когда в последний раз засыпал вот так легко, просто приткнувшись где придется. Это несколько по-детски, а о своем детстве он предпочитал не вспоминать.
— Эй, просыпайся, соня, — он легонько щелкнул девушку по носу, а потом несильно потянул за торчащее из кудрей розовое ухо. — Проснись и пой, МакАлистер!
Выбравшийся из рубки Боббит, невозмутимо пыхал своей трубкой. К счастью дым улетал в сторону и не раздражал чувствительный нос внезапного аллергика. За эти два часа Эванс успел примириться с тем фактом, что покурить ему в эти выходные не светит. Разве что тайком.
— Ну что, молодежь. Я завтра в семь утра отчаливаю. Успеете нагуляться?
На это Эванс только плечами пожал. Мол, как получится. В любом случае в полдень до Штормового по расписанию шел пароход, а уж на него они с МакАлистер по-любому успеют. Должны успеть по крайней мере.
Дождавшись, когда Боббит опустит сходни, Джеймс скатил мотоцикл на причал и всучил МакАлистер свой шлем с прозрачным визором. Дома он ездил без всей этой ерунды, ограничиваясь одними только очками-авиаторами, потому что оштрафовать его за пренебрежение личной безопасностью было некому, но на большой земле приходилось следовать всем правилам. Ну, почти всем. В данном случае он в первую очередь должен был обеспечить безопасность своего пассажира, так что шлем достался драгоценной черепушке МакАлистер.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+3

16

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Это очень паршивый бывший, - со вздохом призналась МакАлистер. От того, как скривился Джеймс, почему-то потянуло улыбнуться. – Десять из десяти просто, - последнее слово Джо невнятно пробубнила, пролезая в ворот толстовки. Почему-то трудно было только начать, дальше все как-то самой собой болталось. Эванс здорово умел развязывать язык, и от полного и всеобъемлющего рассказа о том, почему бывший стал бывшим, спасла только мешавшая трещать толстовка. МакАлистер поймала себя на мысли о том, что Джеймс, несмотря на все его дурацкие шуточки, уютный, как любимый свитер
   - Я есть хочу! – возразила напарнику Джо, воззрившись на него огромными голодными глазищами. Только спустя пару секунд ее озарило, что хотдоги и бургеры в честь семейного дня означают поход в клинику. На этой мысли девушка даже подзависла на пару минут. До того она пребывала в полной уверенности, что они с Эвансом разбегутся в порту Абердина и в лучшем случае встретятся перед отплытием обратно. Поездка к его матери, если честно, немного пугала, но одновременно представлялась крошечным таким шажочком на пути ко взаимному доверию. Решив не зацикливаться, МакАлистер продолжила трепаться, как будто так и нужно было.
   Когда глаза слипались, словно в них песка насыпали, почти уже прикорнувшая на плече напарника Джо решилась дать волю мысли, не дававшей ей покою с тех самых пор, как она поняла, что Эванс берет её с собой в клинику.
   - Джеймс, - девчонка, кажется, впервые назвала напарника по имени, а не по фамилии. – А ты ведь сходишь со мной за вещичками? Я не хочу одна туда топать. Ведь сходишь же? - Джоанна потерлась щекой о куртку Эванса, пристраиваясь поудобнее, закрыла глаза и отключилась, так и не дождавшись ответа.  Да и вопрос, наверное, был чисто риторическим. Она и так знала, что напарник её не бросит. Просто потому, что ей вдруг захотелось спрятаться за ним от этой проблемы.

***
   - Ну ещё чуть-чуть, - МакАлистер забавно сморщилась от щелчка по носу, но глаз так и не открыла. Только в целях самозащиты попыталась уткнуться лицом в рукав Эванса, руку которого все еще обнимала. – Я тебя сейчас стукну. Или укушу. Тиран, сатрап и деспот!
   Когда Эванс потянул за ухо, пришлось все же шевелиться и просыпаться. Джоанна что-то недовольно проворчала, но выпрямилась и принялась ожесточенно тереть ладонями лицо. Мышцы ныли после долгого пребывания в неудобной позе. Пока Эванс болтал о чем-то с Бо, Джоанна с наслаждением потягивалась и разминала их. Сон уходил медленно и неохотно, так что по сходням девушка спускалась на автомате.
   - Это все мне? – улыбнулась МакАлистер, забирая у напарника шлем и прижимая его к себе. – Слушай, а ведь ты только вчера мне обещал на мотоцикле покататься. По-нормальному, а не чуток до макреевского паба. Не завязло у тебя с этим. Одобряю! – девушка шутливо ткнула Джеймса в плечо кулачком.
   При мысли о предстоящей поездке на мотоцикле липкие остатки сна как рукой сняло, а на лице нарисовалась широченная улыбка едва ли не до ушей. Джоанна всегда умела радоваться мелочам. Абсолютной ерунде вплоть до улыбки случайного прохожего. И делала она это с потрясающей почти детской искренностью. Вот как сейчас, когда МакАлистер сияла, словно начищенная монетка, нетерпеливым жеребенком перетаптываясь с ноги на ногу возле Эванса.
   - Долго нам ехать? – дождавшись, пока напарник пристроится на своем железном друге, Джоанна забралась на мотоцикл позади него и обхватила Эванса за талию, прижавшись к его спине. – Так нормально или дергать буду? – на всякий случай поинтересовалась она, памятуя о том, как вчера прилаживалась к посадке на байк.
   Смотреть на мир сквозь визор и вообще ехать в шлеме было непривычно и странно, но во всем остальном поездка оказалась просто чудесной. Мимо них мелькали сначала улочки Абердина, потом мотоцикл стремительно выкатился в пригород. Высокие дома сменялись все менее этажной застройкой, пока и вовсе не уступили место загородной трассе. На ней Эванс прибавил скорости, едва не вырвав из груди Джоанны восторженный писк. Выражая свое одобрение подобному, она покрепче обхватила напарника руками. Почему-то вдруг захотелось, чтобы эта поездка длилась подольше.

+2

17

Похоже, одна только перспектива вновь прокатиться на мотоцикле вскрыла в МакАлистер какой-то неведомый доселе резерв. От сонливости не осталось и следа. Кажется, она даже щеками порозовела в предвкушении поездки. Эванс сморгнул, отгоняя невесть откуда взявшийся ступор, и с преувеличенной сосредоточенностью взялся шарить по карманам своей куртки в поисках очков. Боббит, наблюдавший за ними с палубы своего посудины, хмыкнул каким-то своим мыслям и скрылся в рубке, качая головой.
— Клиника в милях пятидесяти на север от Абердина. Там рядом даже населенных пунктов нет, — отстранено вещал Джеймс, устраиваясь верхом на своем мотоцикле. — Если получится срезать через центр города, то будем на месте через полчаса, я думаю. Садись давай, — и дождавшись, когда напарница пристроится за его спиной, уже отработанным маневром заставил ее обхватить себя покрепче и прижаться еще поплотнее. Главная приятность предстоящей поездки тут же упруго спружинила о его лопатки, вызвав довольную ухмылку. Хорошо еще, что МакАлистер ее так и не увидела.
Как и обещал, Джеймс прокатил напарницу с ветерком, едва они выбрались за пределы городской черты. Деревенский воздух, лишенный ментоловой свежести побережья и прогретый за половину не по-осеннему солнечного дня до температуры парного молока, приятно трепал волосы и наполнял легкие до упора. Было даже немного жаль, что они так быстро добрались до пункта назначения.
Заросшая какой-то густой ползучей порослью до самого верха каменная стена окружала территорию клиники, скрывая от посторонних глаз само здание и парк, разбитый вокруг. Только на въезде был просвет в виде массивных чугунных ворот с вензелем какого-то давно почившего аристократического рода, поместье которого было отдано под клинику для душевнобольных еще в начале прошлого века. Спрятанный в зарослях пункт охраны отреагировал сразу же, стоило только Эвансу притормозить у ворот и попасть в объектив камеры видеонаблюдения. Его и его мотоцикл здесь хорошо знали.
— Что-то ты припозднился сегодня, — заметил выкатившийся из своего скворечника Эд. Он чем-то напоминал пончик. Такой же круглый и калорийный на вид, только без глазури. Открывая ворота, он с интересом разглядывал сидящую за спиной уже знакомого посетителя девчонку. — Кто это с тобой?
Вопрос был скорее продиктован природным любопытством Эда, чем необходимостью знать наверняка. Джеймс не стал углубляться в детали и сказал первое, что прыгнуло ему на язык. Так МакАлистер внезапно стала его "подружкой".
— Подыграй, ладно, — шепнул он напарнице, пока Эд отворял ворота, чтобы они смогли проехать. — Так он вопросов задавать не будет.
Оказавшись на территории клиники, и Джеймс, и Джо разжились бейджами с надписью "посетитель" и поехали дальше по присыпанной гравием дорожке, что вела к красивой постройке девятнадцатого века, в которой довольно таки сложно было признать заведение определенного характера. Куда больше это походило на дом отдыха или какой-нибудь загородный клуб. Объехав здание по периметру, Джеймс остановился на забитой до отказа парковке.
— Рюкзак свой можешь здесь оставить. Я там прихватил с собой кое-что... Вытащить надо только.
Не отрывая взгляда от людей, что устроили самый настоящий пикник прямо на лужайке между зданием клиники и довольно живописным прудом, Джеймс полез в кофры своего мотоцикла и достал пакет, набитый кексами из их солуэйской "Шоколадницы". Стряпню Катрионы Стюарт местные пациенты уже успели оценить по достоинству, а миссис Эванс и вовсе не представляла себе выходных без таких вот гостинцев.
— Ну что, идем?
Джеймс бодро улыбнулся Джоанне, но скрыть волнение так и не смог. Оно копилось и крепло в нем по мере того, как они приближались к скоплению людей, все четче разбирая их смех и разговоры. Запах еды уже вовсю будоражил, вызывая обильное слюноотделение и бурчание в желудке. У гриля, притулившегося на небольшом выложенном тротуарной плиткой пятачке, толпилось несколько мужчин. Похоже, у них в разгаре был диспут на тему "как правильно жарить ребрышки".
— Вон она, — с облегчением выдохнул Джеймс, когда все же разглядел сидящую на одной из скамеек у пруда женщину, закутанную в вязанную шаль темно-вишневого цвета, и решительно направился к ней, на ходу глянув на напарницу с неожиданным весельем. — Не робей, МакАлистер, она у меня, конечно, чокнутая, но классная. Тебе понравится.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+2

18

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Я уже почти начала жалеть, что так мало, - весело хмыкнула Джоанна, пристраиваясь позади Джеймса на мотоцикле. Он тут же ловким движением заставил её обнять себя покрепче и поплотнее прижаться к своей спине, что почему-то вызвало шальную улыбку на губах. Хорошо ещё, что у Эванса нет глаз на лопатках. И эта широкая, почти дурная улыбочка, от которой под конец пути уже начало ломить скулы, блуждала на лице МакАлистер всю дорогу. Как-то всё так складывалось, что даже перспектива идти за вещами не казалась такой уж ужасной на фоне того, что от затопившего её беспричинного счастья девушка раздувалась, как воздушный шарик.
   Психиатрическая клиника оказалась размещенной в каком-то старинном поместье. Мотоцикл остановился перед воротами, дожидаясь, пока охранник пропустит их внутрь. Джо, пользуясь моментом, глазела на внушительную каменную стену, увитую какими-то ползучими растениями, среди которых проглядывали знакомые «рюмочки» вьюнка. Массивные кованые ворота с причудливым вензелем на створках медленно поползли назад и в стороны, когда Эванс обменялся любезностями с охранником. МакАлистер поперхнулась воздухом, когда он вдруг представил её своей подружкой. Напарнику повезло, что шлем скрывал мордашку девушки, на которой весьма ярко проступило изумление. Иначе охранник бы ничуть не поверил.
   - Смотри, дойдут слухи про подружку до твоей матери, придется меня в Абердин порегулярнее таскать, - весело фыркнула Джоанна, когда они уже убрались на достаточное расстояние от охранника. Несмотря на бойкую насмешку, в её голосе отчетливо звенело и то, что ради матери, пусть даже и чужой, она и подыграет, и куда угодно потащится. Просто потому что это святое для нее.
   Мотоцикл прокатился по присыпанной гравием извилистой дорожке, приближаясь к красивому зданию, наверняка построенному где-то в девятнадцатом веке. МакАлистер рассматривала его с интересом и даже немного с восхищением, которое неизменно вызывала у нее красивая архитектура. Парковка позади клиники была забита практически до отказа, но местечко для мотоцикла они все же нашли.
   - Давай. Помощь нужна? – поинтересовалась девушка, слезая с байка и тоже устремляя любопытный взгляд на массовый пикник на зеленой лужайке между зданием клиники и небольшим прудом, по которому даже плавала маленькая лодочка. Не знай Джоанна о том, что это на самом деле за заведение, ни за что бы не предположила правильно. – Ты молодец, Эванс. Тут очень круто, наверняка, о твоей матери здесь хорошо заботятся, - МакАлистер тепло улыбнулась и, пока напарник копался в кофрах своего мотоцикла, принялась расчехляться. День оказался неожиданно теплым и без дующего с воды холодного ветра в толстовке оказалось жарковато. Так что девушка попросту стянула её через голову, снова оставаясь в футболке. – Я пока у себя оставлю, да? – риторически поинтересовалась Джоанна, повязывая толстовку вокруг бедер вместо того, чтобы отдать обратно законному владельцу, и тут же принялась опускать задравшуюся едва ли не до груди майку. – Ты обещал, что тут кормят. Так что пошли уже, пока я кусаться не начала, - бойко улыбнулась МакАлистер, стараясь не показать, как внутри у нее все замирает от волнения, чтобы ещё больше не поставить в неловкое положение и без того нервничающего Джеймса. Она уже успела пожалеть, что напросилась с ним, опасаясь, что будет мешаться.
   Над поляной витали совершенно потрясающие запахи еды. Особенно будоражил аппетит аромат жарящегося на гриле мяса. Джоанна втянула носом воздух и заулыбалась, погладив себя по животу.
   - Я не робею, Эванс. Если уж мне нравишься ты, то твоя мама и подавно приглянется, - из чистого упрямства возразила девушка, но помедлив, все же призналась. – Разве что чуть-чуть, ладно. Просто не хочу вам мешаться, - сидящую на резной деревянной скамеечке и неотрывно смотрящую на пруд женщину МакАлистер украдкой разглядывала с любопытством, стараясь, чтобы она не почувствовала чужого внимания. Удавалось ей это, по всей видимости, не очень, потому что мать Эванса обернулась, когда они были еще в нескольких метрах от нее. Джо подавила предательское желание юркнуть за спину Джеймса и остановилась только у самой скамейки, замерев на пару шагов позади напарника. Сердце в груди как-то тревожно заколотилось, а ладошки предательски вспотели. Но МакАлистер натянула на лицо веселую улыбку, ожидая, когда Эванс представит её своей матери.

+2

19

— О, так ты признаешь, что я тебе все таки нравлюсь? — Джеймс состроил умиленную морду щенка, которого почесали за ухом, и рассмеялся, в привычной манере скрывая все свои тревоги за совершенно неуместными в сложившейся ситуации шуточками. — Так и знал! Это все мое обаяние, да?
Именно его смех и голос привлекли внимание сидящей на скамейке одинокой женщины. Морин Эванс, несмотря на возраст и проблемы со здоровьем, сохранила былую красоту. Во многом благодаря тому, что даже находясь взаперти, она ни на секунду не забывала, что в первую очередь все таки женщина, а уже потом постоянная пациентка клиники для душевнобольных. Джеймс этому только способствовал в меру своих возможностей. Он постоянно баловал мать всякими бабскими штучками, типа косметики, побрякушек и прочих милых женскому сердцу приятностей. Ему даже как-то удалось уломать местного главврача выпустить пациентку из заточения под его ответственность. Почти весь тот день они провели в салоне красоты, где сам Джеймс глазел на девчонок из местного персонала и резался в карты с громилой-массажистом, пока мать наводила марафет по полной программе. С тех пор это стало почти традицией. Последний раз такой выход в свет состоялся в конце лета, и сейчас миссис Эванс была, что называется, при полном параде. Прическа, маникюр, макияж. Все ради сына, которого она ждала, несмотря ни на что. Стоило ей обернуться на звук его голоса, как задумчивость на ее лице сменилась радостью.
— Пэдди, ты все таки приехал?! — воскликнула она, вставая с места и распахивая на встречу сыну свои объятия вместе с полами своей теплой шали, которые со стороны походили на крылья, только с кисточками.
— Мое второе имя Патрик, — шепнул Эванс напарнице украдкой, передавая ей в руки пакет с кексами, и почти на полном серьезе пригрозил: — Но только попробуй назвать меня Пэдди, МакАлистер. Настучу по жопе.
Джеймс сделал страшные глаза, чтобы у МакАлистер не осталось сомнений, что он не шутит вот вообще ни разу, и, наконец-то, миновал оставшееся до матери расстояние, чтобы заключить ее в объятия. Знакомый с самого детства приятный запах ее парфюма наполнил легкие. Впервые за последние два недели Эванс почувствовал себя спокойно. По-настоящему, а не так, как это обычно бывало после тяжелого рабочего дня, когда он приходил домой и без сил падал на диван в обнимку с псом. Знакомое всем чувство «как дома» в случае Джеймса носило вполне персонализированный характер и было напрямую связано с его матерью.
— Я знала, что ты приедешь, — женщина притихла в его объятиях, обнимая насколько хватало рук, а потом задрала голову и уже по привычке стала разглядывать сына, отмечая еще больше отросшие после последней их встречи волосы, недельную щетину и пластырь на лбу. — Только не говори, что опять подрался. Сколько можно, Пэдди? Ты же обещал поберечься. Солуэй не Лондон, но ты почему-то даже там находишь на свою голову неприятности. Что опять стряслось?
— Мам, ну не начинай, а?
Джеймс покосился на застывшую у самой скамейки Джо, совершенно по-детски смущаясь от того, что она стала свидетелем этого небольшого нравоучения, и снова посмотрел на мать. Она аккуратно трогала его лоб, пытаясь кончиками пальцев прощупать скрывающиеся под пластырем швы и понять, насколько все серьезно. Похоже, из-за лекарств, которые она принимала согласно предписанию врача, у нее были проблемы с концентрацией, и сопровождавшую ее сына девушку она заметила не сразу. По крайней мере так показалось на первый взгляд. И так подумал Джеймс. Его уже предупреждали на счет побочных эффектов лечения, и он как раз открыл рот, чтобы представить матери свою напарницу, когда женщина вдруг сама повернулась к ней, словно заметила ее с самого начала, просто выжидала более подходящего момента, чтобы это показать.
— Кто это с тобой? — в голосе миссис Эванс сквозил живой интерес, а глаза смотрели зорко и цепко.
Джеймс, застопорившийся на пару секунд от такой резкой перемены в поведении матери, тем не менее быстро нашелся и шагнул в сторону МакАлистер, протягивая к ней руку и предлагая тем самым подойти ближе. Пакет с выпечкой он у нее забрал, лишив, наверное, единственной возможности отгородиться от изучающего и оценивающего взгляда его матери.
— Это Джоанна МакАлистер, моя новая напарница. Ты должна помнить ее.
— Дочка Феликса? — миссис Эванс не столько спрашивала, сколько констатировала факт. — Надо же, как выросла. Я помню тебя совсем крохой. Такая глазастая была.
— Она и сейчас глазастая, — не удержался от ремарки Джеймс и, прочистив горло, все же вспомнил о том, что нужно представить мать как полагается. Однако, стоило ему открыть рот, как миссис Эванс вновь перехватила инициативу.
— Зови меня Морин, милая, — не отрывая от девушки внимательного взгляда, миссис Эванс мягко улыбнулась и протянула напарнице сына руку. — Значит, вы теперь вместе работаете?
[info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/89648.jpg[/icon]

+2

20

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - Да прямо влюбилась с первого взгляда в твое дебильное чувство юмора, Эванс! - расхохотавшись, призналась Джоанна, глядя на попытки напарника скуксить умильную рожицу. – Сразил наповал просто, жить теперь не могу без твоих идиотских шуточек!
   Их веселая перебранка, сопровождавшаяся взрывами здорового смеха, привлекла внимание матери Джеймса. Женщина сначала повернулась на звуки, а уже через секунду с необычайной легкостью вспорхнула с места, в своей шали напоминая птицу. Джо снова украдкой прыснула от смеха, услышав, как мать обращается к Эвансу.
   - Пэ-э-э-э-эди?! – МакАлистер снова коротко хохотнула, тяня второе имя Джеймса на тот самый мотивчик, на который он выл под ее окнами не далее, как вчера вечером. – Это в честь медвежонка Паддингтона или ирландского виски? О, Джеймс Патрик Эванс, - не переставая хихикать, пообещала девушка, принимая из рук напарника, строющего ей страшные глаза, пакеты и украдкой заглядывая в них. – Я буду звать тебя Пэдди каждый раз, когда ты вспомнишь про мое полное имя.
   За свою задницу, по которой Джеймс обещал настучать, МакАлистер особенно не опасалась. Как-никак, на них смотрела миссис Эванс, при матери он едва ли сунется с подобной дуростью. А потом… Потом наверняка забудет до того, как услышит уменьшительную форму своего второго имени из уст напарницы. Заполученный козырь для борьбы с упорной манией Джеймса называть ее Джоанной приятно грел душу, заставляя махнуть рукой на возможные последствия и широко улыбаться.
   От Морин Эванс пахло духами. До боли знакомый аромат до носил до МакАлистер легкий ветерок, шевеливший ветви деревьев. Похожими или, быть может, даже точно такими же пользовалась мать Джо. Девушка до боли стиснула руки в кулаки, едва не выронив злосчастные пакеты, и торопливо отвернулась от Джеймса, обнимавшегося с мамой, уставившись невидящим взглядом на воду. Она помнила эти духи с детства. Совсем ещё малышкой подбегала и крепко обнимала мать, обхватывая её ручонками и утыкаясь носом в живот. Глаза защипало, и зрение вдруг как-то замутилось от набежавших на них слез.
   На то, чтобы справиться с собой, у МакАлистер ушло несколько минут. За это время Эвансы успели наобниматься. Джо украдкой смахнула повисшие на ресницах слезы и повернулась обратно, искоса рассматривая мать Джеймса. Она оказалась удивительно красивой женщиной, даже несмотря на возраст, редко кого украшавший. Маникюр, макияж, прическа, красивая одежда – все это говорило о том, что даже в заведении для душевнобольных, она находит возможность и, главное, желание заботиться о себе. Миссис Эванс определенно принадлежала к той пользующейся особенным уважением МакАлистер категории женщин, которые умели даже стареть с достоинством. Девушка улыбалась, наблюдая, как мать отчитывает Джеймса за неизвестную ей хулиганскую выходку, оставившую на его лбу след в виде пластыря. От этой трогательной сцены щемило сердце и становилось ужасно неловко: застывшая возле скамейки Джоанна, делавшая вид, что её тут нет, ощущала себя лишней.
   Миссис Эванс обернулась как-то неожиданно, резко переключив вдруг внимание со смущенного Джеймса на растерявшуюся Джоанну. Девушка неловко улыбнулась, ощущая себя ужасно неуклюжей. Инстинктивно она выставила перед собой врученные ей Джеймсом пакеты и шагнула вперед, когда он поманил рукой.
   - Вы меня помните? – разулыбалась МакАлистер, послушно отдавая обратно пакет. Без него стало как-то совсем уж неловко, так что она тут же скрестила руки, которые никак не знала, куда деть, на груди. – А мою маму? – последний вопрос сорвался с губ совершенно случайно, уже спустя секунду девушка пожалела о том, что задала его. Мама Эванса оказалась даже ловчее и сноровистее Джеймса, он и рта не успел открыть, как она перехватила инициативу.
   - А меня, пожалуйста, называйте Джо, даже если Джеймс будет очень-очень настаивать на Джоанне, - МакАлистер широко улыбнулась и, протянув руку, крепко пожала ладонь матери Эванса. – Да, уже целую неделю. Притираемся пока, но сын у вас очень хороший, - девушка покосилась на напарника и добавила. – Когда не задирается, как мальчишка. И… Простите, насчет головы – это моя вина. Мы вчера праздновали мой день рождения в пабе и Джеймс заступился за меня, когда ко мне полез какой-то пьяный болван. Вот и получил кружкой в лоб, - МакАлистер смущенно улыбнулась и переступила с ноги на ногу, снова машинально скрещивая руки на груди. – А знаете, я вас тоже немного помню. Вы ведь когда-то угощали меня удивительно вкусными конфетами. Или это были не вы? – Джо нахмурилась, пытаясь выловить из памяти образ той женщины, но он никак не желал всплывать. – Ой, простите. Когда я голодная, я всегда начинаю болтать о еде беспрестанно.
   А еще она начинала тараторить без умолку, когда волновалась. Именно это и можно было наблюдать сейчас.

+2

21

— Вот, значит, как? — миссис Эванс посмотрела на сына, а точнее на белеющий на его лбу пластырь, и снова перевела взгляд на девушку, ставшую причиной этой травмы. — Ну, по крайней мере, это не ты его по голове стукнула. Иногда он так и напрашивается. С днем рождения тогда тебя. Это очень важный день в жизни человека, знаешь ли. Пэдди, вот, не согласен. Когда мы в последний раз справляли твой день рождения?
— Не помню, — покаялся Джеймс, с преувеличенной сосредоточенностью разглядывая содержимое пакета. На самом деле он помнил, он прекрасно помнил, когда в последний раз справлял свой день рождения по-настоящему, а не просто так, проглотив кусок торта в кафешке чисто для проформы или проставившись пивом в пабе. Он помнил, потому что именно тогда ему стукнуло тринадцать. И именно этот год стал переломным в его жизни.
Миссис Эванс, словно угадав его мысли, погладила сына по плечу. Джеймс посмотрел на нее, уловил знакомое выражение в ее глазах и незаметно для самого себя расслабился. Мать знает, как успокоить своего ребенка, даже когда он уже вышел детского возраста.
— Скорее всего это действительно была я, конфеты домашнего приготовления всегда были моей слабостью, но мы встречались и прежде, просто ты была тогда слишком мала, чтобы запомнить, — женщина вдруг рассмеялась, чем вызвала недоумение даже у стоящего рядом Джеймса. — Именно я двадцать с лишним лет назад шлепнула тебя по заднице, чтобы ты закричала и твои легкие раскрылись. Я же была акушеркой когда-то.
— Ты и тут меня обошла? Да чтож такое-то?! — наконец-то среагировал Джеймс, в своей обычной манере сведя все к шутке почти на грани фола. Образ мелкой голозадой МакАлистер, орущей впервые в своей жизни, сформировался в его ушибленной голове далеко не сразу. Его упорно теснил образ МакАлстер уже взрослой, тоже голозадой и тоже орущей в голос. Пусть таковой он ее никогда прежде не видел, но воображение ведь никто не отменял. А воображение у Джеймса всегда было живым и довольно богатым. Он даже порно не смотрел. Ему было достаточно того, что выдавала его бурная фантазия. Немецкому кинематографу и не снилось.
— Слышал? Твоя напарница с голоду умирает, — голос матери вернул его в текущую реальность, в которой МакАлистер была одета, а собственный желудок уже подвывал с голодухи. — Пойди уже и покажи этим "кулинарам", как нужно готовить ребрышки. На прошлой неделе они умудрились угробить несколько стейков, пока спорили между собой. Хорошо еще, что у нас тут несколько вегетарианцев нервы свои расшатанные лечат, а то бы на всех точно не хватило.
— Серьезно? — Джеймс с нешуточной тревогой оглянулся на гриль, вокруг которого бестолково суетились сразу несколько человек, и не глядя всучил матери пакет с кексами. Режим "спаси еду" включился сам собой. Эванс даже не подумал о том, что оставлять мать с напарницей наедине было довольно рискованной затеей. Балом правил желудок, и он поддался на его уговоры.
Едва Джеймс отошел на достаточное расстояние, миссис Эванс вновь сосредоточила все свое внимание на Джоанне. Как любая женщина, у которой был взрослый сын, она рассматривала всех молодых девушек с определенной позиции. И сейчас, разглядывая напарницу сына, она снова и снова возвращалась к уже привычным мыслям о том, что кому-то уже пора бы завести собственную семью. Но это были всего лишь мысли. Морин Эванс считала себя не вправе торопить сына, поскольку когда-то сильно поторопилась сама, выскочив замуж, даже толком не узнав своего будущего мужа. Закончилось все печально, чему свидетельствовало ее нынешнее положение.
— А мы с тобой давай посидим, пока мужчина добывает нам еду, — женщина увлекла Джоанну за собой на скамейку и, поставив пакет с выпечкой в сторонку, подхватила венок из поздних полевых цветов, который все это время плела, чтобы убить время и занять руки. — Знаю, что это не самый выдающийся подарок, но все же раз у тебя вчера был день рождения... — она пристроила пахнущий медом венок на растрепанных кудрях девушки и отошла на шаг, чтобы полюбоваться ею со стороны. — Ты очень похожа на свою мать. Мы с ней не были близкими подругами, скорее просто хорошими знакомыми, но она была одной из тех немногих людей, с кем было действительно приятно общаться. Жаль, что так вышло.
Морин как-то резко посерьезнела, закаменев лицом, и опустилась на скамью, машинально кутаясь в свою шаль, словно ей вдруг стало зябко. Взгляд уперся в поддернутую мелкой рябью поверхность воды и слегка остекленел.
— Как Феликс поживает? — вдруг спросила она. — Наверное, места себе не находит из-за того, что ты решила пойти по его стопам.
[info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/89648.jpg[/icon]

+2

22

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   – А что, так можно было, да? – со смехом спросила девушка, покосившись на напарника. Теперь МакАлистер, кажется, начинала догадываться, от кого Джеймса унаследовал свое чувство юмора. – Ну легонько так, подзатыльничек, когда он нарывается?
   Теперь в присутствии Морин стало как-то легче дышать. Её шутливый ответ разрядил обстановку, показав, что Джоанна вполне может чувствовать себя свободно и не оценивать каждое слово.
   - Спасибо, - заулыбалась МакАлистер, но практически тут же посерьезнела, заметив, как напрягся Эванс, когда разговор зашел о его нелюбви к празднованию дней рождения. На язык так и напрашивался вопрос о причинах, но задать его девушка себе не позволила. Хоть и ласковое прикосновение матери заставило её напарника немного расслабиться, но лишний раз ставить парня в неловкое положение совсем не хотелось. – Я в этом году тоже совсем не хотела праздновать, на самом деле, - на какие-то несколько мгновений на личико МакАлистер набежала тень, стерев с него улыбку. Но она быстро затолкала грустные мысли в дальний угол и снова засияла. - Но это, кстати, Джеймс меня из дома почти силком вытащил. Придется ответить ему взаимностью в декабре. Кажется, я не путаю ничего? – точной даты Джоанна не знала и только надеялась её выведать сейчас, но о месяце как-то обмолвились сослуживцы. Почему-то желание все-таки устроить Эвансу хотя бы приятный сюрприз на день рождения начало буквально жечься. Девушка перевела взгляд на Морин и все-таки решилась спросить. – А почему вы называете Джеймса по второму имени? Если это не секрет, - Джоанна как-то неопределенно дернула плечом и замялась, неловко заправив за ухо выбившуюся прядь, как делала всегда, когда волновалась. – Мой отец тоже частенько называет меня Эффи. Это мое второе имя. Получается так ласково, - девушка заулыбалась так тепло, как нечасто это бывало, когда она говорила об отце. Все знали, что отношения МакАлистеров папы и дочки складываются не без шероховатостей.
   - Конфеты домашнего приготовления трудно не иметь в списке слабостей, - мечтательно протянула девушка. Однако продолжение фразы заставило немного напрячься. На смеющуюся Морин МакАлистер воззрилась с недоумением, не понимая причин веселья.
   - Вы?! Правда?! – в первые секунд тридцать Джо подвисла на мысли о том, что сейчас разговаривает с той, кто помогла ей когда-то появиться на свет. А потом тоже расхохоталась и от самой ситуации, и от дурацкой шутки Эванса. – А что, Джеймс, ты это планировал? – ехидно поинтересовалась МакАлистер, чуть прищурившись и пристально разглядывая напарника. Но ему оказалось по боку. Он провалился в какие-то свои мысли с таким мечтательным выражением на роже, что впору было начать волноваться. – Миссис Эванс, можно я его все-таки стукну? – девушка весело расхохоталась и толкнула напарника в плечо.
   МакАлистер оглянулась на суетящихся возле мяса кулинаров почти синхронно с напарником. Судя по тому, как эмоционально они водили хороводы вокруг гриля, обсуждение рецептов вошло в ту стадию, когда уже начинаешь забывать о том, что положил стейк на решетку.
   - Джеймс, если они спалят мясо, я за себя не ручаюсь.
   Когда Эванс отчалил в направлении гриля, МакАлистер поняла, что снова поставила себя в не совсем удобное положение, оставшись с Морин наедине. Незаметно вернулась та скованность, которую девушка испытывала в самом начале.
   - Посидим, - согласилась Джо, послушно увлекаясь на скамейку рядом с миссис Эванс. – оказавшийся на голове венок немного выбил МакАлистер из колеи. Карие глаза посмотрели на Морин растерянно и как-то подозрительно блеснули. – Нет, очень хороший. Он сделан от души и к тому же очень красивый, - девушка просияла в улыбке, вскочила со скамейки и покружилась, чтобы женщина могла осмотреть результат со всех сторон. – Мне ведь идет? И… Миссис Эванс, можно я вас за это обниму? – фраза сама собой резко вскочила на язык и выпалилась на одном дыхании. МакАлистер аж поплохело от осознания того, что она только что ляпнула, но слово, как говорится, не воробей. Не дав себе времени задуматься или одуматься, она шагнула вперед и действительно крепко обняла Морин, на мгновение уткнувшись носом в ее плечо. Искренне, от всей души. И тут же резко отскочила, испугавшись своего порыва.
   - Вы простите, не знаю, что на меня накатило, - щеки полыхали предательским румянцем. Но улыбка, пусть и смущенная, тут же сползла с лица Джо, стоило только речи зайти о ее матери. – Да… Очень жаль. Знаете, обиднее всего, что она побыла с нами так мало… Дженни и Кэти даже и не помнят её почти, - МакАлистер шмыгнула носом и отвернулась, стараясь спрятать от Морин выступившие на глазах слезы. Плакать она начинала всякий раз, словно матери не стало только вчера. Обняв себя руками за плечи, девушка устремила невидящий взгляд на бликующую воду. Какое-то время они обе молчали.
   - Хорошо. Папа у меня молодцом, - Джоанна улыбнулась и повернулась к Морин. – Скорее всего. Я точно знаю, что это решение ему не нравится. Наверное, мне бы тоже не захотелось, чтобы мой сын или дочь пошли по моим стопам. Работа эта не из легких и даже в Солуэе – не из самых безопасных. Но, наверное, папа понимает, что это решение в сложившейся ситуации было не самым худшим, - МакАлистер немного помолчала, часто моргая. На ум так и лезли картинки из прошлого, воспоминания о том, почему она вернулась. – Честно говоря, из Абердина я просто удрала, поджав хвост.
[info]<br><hr>22 года, констебль<hr>[/info]

+3

23

Все еще немного сбитая с толку внезапными объятиями Джоанны, Морин смотрела на нее и гадала, что творится в ее симпатичной кудрявой голове. У нее никогда не было дочери и возможности поучаствовать в воспитании своих племянниц, дочек брата Дэйла, ей тоже не выдалось. Честно говоря, Морин попросту не знала, как обращаться с детьми женского пола, может потому и растерялась, когда дочка Феликса и Айлин, вдруг ее обняла. Но она догадывалась, что порыв девушки был продиктован не столько благодарностью, сколько тоской по собственной матери, которую она потеряла. Как котенок, которого слишком рано отлучили от теплого бока мамы-кошки и который ластится к человеческой руке, Джоанна тоже искала тепла и материнской заботы. Морин было досадно от того, что она не знает, как себя вести и как вообще на это реагировать. С Джеймсом ведь все было совсем по-другому. Не потому что он был мальчишкой. Он был ребенком, которого особо никогда не баловали. Дэниел этого просто не позволял, пресекая все порывы жены даже просто обнять сына лишний раз. Конечно, так было не всегда. Праздники, те же дни рождения и не особо частые выходы в город, когда они успешно играли в благополучное семейство на публике, всегда сопровождались подобными проявлениями чувств. Но этого было катастрофически мало. Так по крайней мере считала Морин. Именно поэтому теперь она использовала каждый мало-мальски удобный случай, чтобы обнять сына, когда он приезжал к ней. И, возможно, поэтому порыв Джоанны стал для нее хоть и внезапным, но вполне понятным откровением. Даже то, как она говорила о своем отце, было ей близко в каком-то смысле.
— Я тоже переживала, когда Пэдди решил пойти в полицейские, — немного помолчав, проговорила Морин. — Не потому что это опасно, нет. С таким же успехом он мог пойти в пожарные или военные, я бы и ухом не повела. Лишь бы он был счастлив. В нем всегда было что-то такое. Стремление помогать, защищать, заботиться. Просто я очень боялась, что он станет таким же, как его отец, — на этом Морин оглянулась на суетящихся вокруг гриля мужчин и улыбнулась, заметив, что ее сын взял дело в свои руки. — Он так на него похож. Те же глаза, те же волосы, та же улыбка... Даже эта его манера постоянно задираться такая же, как у Дэниела. Но он другой, совсем другой как человек. Он не жесток. И я так благодарна богу за это...
Долетевший через весь пруд веселый смех, прогуливающихся в роще людей, заставил Морин резко замолчать. Кажется, он немного увлеклась в своих откровениях. Слегка встряхнувшись, женщина села на скамейке так, чтобы не упускать из вида рослую фигуру сына, и сосредоточилась на изучении свежего личика его напарницы. От нее не укрылось непонятное выражение, что промелькнуло в ее темных глазах, когда она говорила о своем побеге из Абердина. Даже в голосе ее просквозило что-то, что показалось миссис Эванс не столько знакомым, сколько близким ей как женщине и потому понятным.
— Это из-за парня, да? — вдруг догадалась она, внимательно глядя на Джо и улавливая малейшие изменения в ее взгляде, мимике и жестах. — Только мужчины умеют причинять нам такую боль, что хочется убежать и спрятаться, а иногда даже начать новую жизнь. Так уж повелось. И это неплохо, знаешь ли. В смысле, когда получается сбежать и начать все заново. Я, вот, не успела сбежать в свое время и посмотри на меня, — Морин развела руками, мол, вот она я, и горько усмехнулась. — Чахну тут за то, что убила своего мужа, при том на деньги из фонда вдов полицейских, которые ежемесячно переводят на мой счет с тех пор. Иронично, правда?
Она снова усмехнулась, но не сказала больше ни слова. Куда больше иронии было в том, что Морин не жалела ни минуты о том, что все сложилось именно так, как сложилось. Да, возможно, все было бы иначе, не выйди она замуж за Дениэла Эванса. Не было бы всех этих скандалов и жестоких побоев, не было бы выпивки и того ужасного убийства тоже не было бы. Но тогда у нее не было бы и Джеймса. Заметив, что он отчалил от гриля, Морин тут же встрепенулась, поправила прическу и свою шаль.
— Нам несут еду, — заговорщицким шепотом прошелестела она и, протянув руку, поправила слегка съехавший набекрень венок на голове Джоанны. — Пожалуйста, сделай вид, что тебе со мной весело, а то Пэдди решит, что я тебя в тоску вгоняю, и больше не привезет ко мне в гости.
К моменту, когда Джеймс подошел к ним, каким-то чудом удерживая в руках три тарелки, Морин улыбалась и буквально сияла, как самая счастливая на свете мать.
— Я смотрю, с голоду пока никто не помер, — заметил Эванс. — Значит, я таки успел.
Он вручил обеим женщинам по тарелке с горячими ребрышками, густо политыми каким-то пряным соусом, и с ломтиками хлеба, пристроившихся на каждой тарелке с краю, а сам пристроился прямо на траве спиной к пруду, усевшись по-турецки. На секунду он подвис, разглядывая Джо с венком из полевых цветов на голове, но так ничего и не сказал. Только улыбнулся чему-то и приступил к еде, то и дело поглядывая в сторону больницы. Кто-то из персонала обещал принести холодный чай.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/89648.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+2

24

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Джоанне показалось, что Морин выложила больше, чем хотела бы, разоткровенничалась с практически незнакомой девчонкой. Не пожалела ли она спустя секунду о сказанном? МакАлистер почему-то хотелось, чтобы нет. Разговор с матерью Эванса помогал понять его самого и перестать замыкаться в своей скорлупе. Внешне Джо оттаяла, если сравнивать с тем настороженным зверьком, которого Джеймсу вручили в кабинете инспектора. Но внутри по-прежнему оставался тот же клубок недоверия и напряженного ожидания подвоха с той лишь разницей, что напарника теперь гораздо меньше хотелось заранее от себя оттолкнуть.
   - Я его ещё очень плохо знаю, мы всего две недели вместе работаем, - осторожно сказала девушка, задумчиво накручивая на палец прядь волос. – Но мне кажется, что таким он точно не станет. Он задирается, да. И так и норовит дернуть за косичку, как мальчишка. Но он действительно хороший парень, - Джоанна замолчала, не зная, что еще сказать. Теперь она почему-то думала, устремив глаза толкущегося у гриля напарника, каким же был отец Эванса, если Морин благодарна Богу за то, что сын похож на него только внешне.
   Проницательность сидящей рядом женщины заставила растеряться. Её реакция, её слова – Джо чувствовала, как почва уходит из-под ног. Она всем корпусом повернулась к Морин, ловя каждое её слово. Миссис Эванс дала ей то, чего почему-то не смог никто другой – подарила возможность посмотреть на ситуацию под несколько иным углом. МакАлистер за это время передумала много всякого. Но никогда не представляла, что было бы, вскройся вся эта некрасивая уже после свадьбы. Или того хуже – после рождения общего ребенка.
   - Да, - неуверенно пробормотала Джоанна, немного помолчала и серьезно попросила, заглянув в лицо Морин. – Только, пожалуйста, не говорите об этом Джеймсу? Я не хочу, чтобы кто-то знал, что я застукала своего жениха в койке со своей же подругой и из-за того разорвала помолвку, - девушка скривилась и потемнела лицом при воспоминании об этой отвратительной сцене. – Вот знаете, удивляюсь, что тогда я удержалась и не поубивала их там обоих.  Это не иронично, это грустно. Что ваш муж мог обижать вас и Джеймса и оставаться безнаказанным, - Джоанна протянула руку и на пару мгновений накрыла ею ладонь Морин. В знак какой-то немой поддержки, наверное. Ей было отчаянно обидно, что эта красивая, умная женщина оказалась в заточении из-за того, что чем её не получалось винить.
   - Мне с вами хорошо, - серьезно сказала МакАлистер, посмотрев миссис Эванс в глаза. – И интересно. Это важнее веселья, - личико девушки послушно озарилось искренней улыбкой. Её необычно трогало наблюдать со стороны, как меняется Морин в присутствии сына. – У нас тут девичьи секреты и все такое, - Джоанна рассмеялась, глядя на Эванса, прямо-таки с ловкостью фокусника умудрявшегося нести сразу три тарелки.
   - А ты очень надеялся, что я загнусь с голоду, и ты сможешь слопать мою порцию? Только не урони! – девушка вскочила со скамейки навстречу напарнику и забрала у него из рук одну тарелку. Венок при этом снова сполз набок. Пахло от мяса просто восхитительно, настолько, что желудок почти издавал тоскливые голодные трели. – М-м-м-м, какая вкуснота, - Джо села обратно на скамейку и устроила тарелку у себя на коленях. Потом склонилась к ней, придерживая непослушные кудри, и довольно втянула носом запах жареного мяса, каких-то пряных трав и чеснока. – Ты не зря не разрешал мне точить печенье по дороге, - девушка улыбнулась сидевшему напротив прямо на траве напарнику и взялась за вилку. Ела она жадно, демонстрируя прекрасный аппетит. Какое-то время все молчали, орудуя вилками и уничтожая ребрышки. Первой финишировала неожиданно Джоанна.
   - Волшебно, - заключила девушка, сметая с тарелки последний кусочек мяса и отправляя следом за ним в рот остатки хлеба, вымазанные в соусе. – Давно я так вкусно не ела. Как-то все не было времени нормально приготовить.
   Вот здесь Джоанна покривила душой. У нее не было аппетита, половину из этих двух недель она жила как-то по инерции, машинально выполняя рутинные дела. Относительно оживала она на работе, где её постоянно тормошил Эванс, просто среди людей, где не было возможности раз за разом пережевывать свои переживания.
   - Слушай, Джеймс, а ты вообще хорошо готовишь? – вдруг спросила девушка, внимательно разглядывая сидящего напротив напарника. Не дожидаясь ответа, она с явным сожалением отставила пустую тарелку на скамейку рядом с собой и взялась за принесенный молоденькой девушкой в форме местного персонала холодный чай. – А не хотите вокруг пруда прогуляться? Или научите меня тоже плести венок, Морин? – только сейчас в голове вспыхнуло, что еще в самом начале знакомства миссис Эванс попросила называть её по имени. Так что сейчас Джо словно пробовала его на вкус. – Мама когда-то умела, даже мне объяснить пыталась, но у меня не получалось. Терпения не хватало, - при воспоминании о матери МакАлистер на этот раз тепло заулыбалась и какое-то время сидела тихонько, обнимая ладонями свой бокал с чаем.

+2

25

— Вот это я понимаю аппетит, — одобрительно усмехнулась Морин, глядя на то, как сидящая рядом девушка истребляет свою порцию с непосредственностью и энтузиазмом ребенка, который нагулял отменный аппетит и готов, как говорится, слона съесть. Сама она ела с осторожностью человека, который знает, что без последствий не обойдется. На такую жирную пищу как свинина, да еще и поджаренная на гриле, ее организм всегда реагировал по-разному. Если повезет, то все обойдется банальной изжогой. Если нет — то ее ожидала тяжелая ночь. Она не употребляла алкоголь уже много лет, но ее печень была злопамятна и периодически напоминала о себе, когда в рационе вдруг появлялось что-то жирное или просто тяжелое для пищеварения.
Джеймс заметил, что его мать осторожничает, а когда она, посмеиваясь над его голодной напарницей, отдала ей часть своей порции, мысленно проставил галочку напротив пункта "поговорить с ее лечащим врачом". Доктор Римбауэр был где-то здесь, кочевал от одной группки к другой, общаясь с семьями своих пациентов. Кажется, он даже видел его, пока спасал ребрышки от толпы умельцев превращать хорошее мясо в угли. Еще бы выловить его... Перебегая взглядом с одной долговязой фигуры на другую, Джеймс не сразу понял, что к нему обращаются. Сфокусировав взгляд на напарнице, он вопросительно вскинул брови. Смысл ее слов дошел до него сразу, а когда дошел, в голове что-то щелкнуло и включился режим недокормленного лицедея, которого свиными ребрышками не корми, дай покривляться на публику.
— Ну нет, готовить тебе я не буду! — с самым решительным видом заявил Джеймс и замотал головой, с видом перепуганного этой перспективой дальше некуда паникера. — Вам, женщинам, только волю дай, мужика к домашней работе припахать. Не-не-не... Наручниками еще потом пристегнешь к плите. Оно мне надо?
Заливистый смех матери на короткий миг смазал почти убедительную картинку, заставив Джеймса улыбнуться, но уже в следующий момент он снова воззрился на напарницу с самым непреклонным и предельно решительным видом, словно всерьез ожидал, что она начнет его уговаривать.
— Ты невозможен! Нет, чтобы похвастаться перед девушкой, — все еще посмеиваясь покачала головой Морин и, взяв с подноса подошедшей к их компании девушки большой стакан с холодным чаем, обратилась уже у Джоанне. — В следующий раз, когда надумаете навестить меня вместе, заставь его приготовить жульен с курицей и белыми грибами.
— На сырных лепешках? — тут же оживился Джеймс, хитро сощурившись в сторону матери.
— И с чесноком! — Морин ткнула в сына пальцем, поймав его на слове, и с довольным видом откинулась на спинку скамьи. Под боком хрустнул позабытый пакет из солуэйской "Шоколадницы". — А про кексы мы совсем забыли. Джо, налетай, а потом погуляем.
Воспользовавшись грязной посудой как предлогом, Джеймс снова оставил свою мать с Джо, а сам прогулялся по лужайке. Разговор с доктором не занял много времени. И, не смотря на то, что в общем и целом не давал поводов для беспокойства, оставил после себя неприятный осадок. Именно поэтому Джеймс не торопился, когда возвращался к стоящей у самого пруда скамейке. Как в итоге выяснилось, не зря. Морин и Джоанна решили все же прогуляться. Джеймс заметил их на другой стороне пруда, неторопливо бредущими по протоптанной дорожке, что извивалась среди деревьев и кустов, огибая водоем, и решил пойти навстречу.
— Только не говорите, что вы съели все кексы? — он изобразил суеверный испуг, но заметив в руках матери еще один венок, который, судя по всему, был учебным пособием для его напарницы, испугался уже вполне натурально потому что знал, что за этим последует.—  Нет, на меня ты это не наденешь.
— Ну, порадуй маму, дорогой.
Миссис Эванс придала своему голосу ту интонацию, против которой у ее сына не было секретного оружия, и как только венок был готов, его пристроили на голове Джеймса. В грубой байкерской куртке и с венком на голове он выглядел до крайности нелепо. По крайней мере так представлялось ему самому. К счастью, мимопроходящая пара женщин, похожих друг на друга как две капли воды, но явно разнящихся по возрасту, были рады такому подарку, а Джеймс был рад от него избавиться.
Время уже близилось к вечеру, когда затянувшийся пикник стал сворачиваться. Пациенты прощались с родными, провожали их до парковки, а то и до ворот и снова возвращались в клинику, с удовлетворением от хорошо проведенного дня и сожалением, что день этот все таки закончился. Морин тоже проводила своих гостей, но лишь до парковки.
— Только будь осторожнее, ладно, — она пощупала пластырь на лбу сына и обняла его на прощание. — И обязательно позвони, как приедешь домой.
Джеймс послушно кивал и вообще вел себя как образцовый сын. Миссис Эванс была явно довольна этим. Джоанну она тоже обняла.
— Было очень приятно с тобой познакомиться, милая, — и уже на ухо, так тихо, чтобы услышала только Джо, шепнула: — Все у тебя будет хорошо.
Уже на выезде, ожидая, когда Эд откроет для них ворота, Джеймс не утерпел и, повернув голову в сторону сидящей за его спиной девушки, поинтересовался:
— Ну, и как она тебе?
Не смотря на то, что ему всегда было глубоко наплевать на чужое мнение, особенно если оно касалось его матери, ответа Джоанны он ждал с нетерпением. Отчего-то ему было важно, что она скажет.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/89648.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-25 22:37:07)

+2

26

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   - А кто на весь кабинет моего отца вопил, кормят меня или где? - картинно вскинула брови Джоанна, внимательно рассматривая паясничавшего Эванса. – Я уже посмела надеяться, что с тобой-то немного отъемся. Тебе что, жалко разочек приготовить для любимой напарницы что-нибудь вкусненькое? – девушка состроила умильную мордашку и воззрилась на Джеймса большими глазами голодного щенка, чуть покусывая губу, чтобы не рассмеяться. Первой не выдержала наблюдавшая это представление со стороны Морин. Её звонкий смех заставил МакАлистер тоже весело расхохотаться. Но стоило Морин отвлечься и отвернуться к незаметно подошедшей к ним девушке с чаем, как Джоанна хулигански высунула язык, дразнясь на напарника.
      - Это он еще растерялся и не ввернул, что я могла бы кормить его пирожками хоть иногда, раз уж люблю возиться с выпечкой, - посетовала девушка с удрученным видом. Слова Морин заставили её радостно встрепенуться и расплыться в дурацкой улыбке. Желание уточнить, не послышалось ли ей и правда ли можно завалиться сюда еще разок, Джоанна подавила в зародыше. – Хотите, если Джеймс согласится взять меня ещё раз, я испеку вам свой фирменный яблочный пирог с корицей? – девушка улыбнулась и отпила большой глоток чая, хитро глянув на напарника. На нем сошлось сразу два женских заинтересованных взгляда, обладательницы которых определенно жаждали услышать о его планах на будущее.
   - Потом я буду перекатываться по дорожке, - пообещала МакАлистер, засовывая нос в пакет и доставая оттуда шикарный шоколадный кекс, обсыпанный сверху шоколадной же крошкой. – Спасибо, - опомнилась девушка, уже шурша оберткой. Эванс двинулся куда-то с грязной посудой, надолго оставив женщин в компании друг друга. Они успели ещё немного поговорить, съесть по парочке кексов и неспешно двинуться по дорожке вокруг пруда, на ходу собирая цветы для венка. У Джо получалось кривовато и неловко, но она искренне старалась, чтобы её творение потом не приходило к Морин в кошмарах.
   - Нет, мы приберегли для тебя парочку, не переживай, - МакАлистер рассмеялась, увидев почти натуральный испуг на лице напарника при виде венка. Ещё больше ее развеселило то, что Морин все-таки удалось водрузить его на голову сыну. Такой момент следовало запечатлеть для истории, так что Джоанна оставила пока в покое почти сплетенный венок и полезла в карман джинс за смартфоном. – Улыбочку! – девушка торопливо щелкнула насупленного напарника в венке и отскочила на пару шагов, если ему вдруг вздумается попробовать отжать у нее телефон и стереть компрометирующее фото. Довольно сияющая МакАлистер торопливо сунула смартфон  обратно в карман джинс и прикрыла для надежности полой эвансовой толстовки.
   По мере того, как солнце начинало близиться к вечеру, пикник становился все тише, а машины начинали постепенно разъезжаться с парковки. Морин проводила гостей до их мотоцикла. Прощальные объятия стали для Джоанны приятной неожиданностью. Девушка крепко обхватила руками Морин, уткнувшись носом в плечо.
   - Мне тоже, - честно сказала МакАлистер и замерла, когда тихий шепот обжег её ухо. Ругая себя за сентиментальность, Джо глубоко вздохнула. – Спасибо, - также тихонько прошептала она в ответ, когда снова смогла говорить, не боясь, что голос предательски дрогнет. Джеймс покатил мотоцикл к выезду, МакАлистер, если честно, была рада возможности быть у него за спиной и прятать лицо.
   - Что? – Джо встрепенулась, с запозданием сообразив, что Эванс что-то у нее спросил. Немного отстранившись, она заглянула напарнику в лицо. – Она у тебя просто чудо! Потрясающая женщина. Мы хорошо так поговорили о девичьем, пока ты добывал еду. Возьмешь меня с собой еще разок? – МакАлистер скуксила трогательное личико и покрепче обняла напарника, от души хрустнув его ребрами. Мотоцикл, урча, покатился по дороге в обратном направлении. Полчаса в пути были хорошей возможностью подумать, снова перебрать в мыслях слова Морин и кое-что решить для себя. Джо не замечала, что стискивает Джеймса все сильнее.
   - Вот здесь поверни налево, - вынырнув из своих мыслей, ожила МакАлистер. – И там потом сразу будет правый поворот в переулок. Я же правильно понимаю, что мы едем мои вещички прихватить?
   В голове ещё крутилось, что если квартира окажется пустой, то там же можно будет и переночевать. Но предложить это Джо так и не смогла. Еще не понимала, не станут ли стены снова душить её и не будет ли лучше снять номер в мотеле. Всё то время, пока они петляли по Абердину, МакАлистер мучительно размышляла, к концу поездки уже начав паниковать.
   - Сверни вон в тот двор и приехали, - как-то не особенно радостно подсказала девушка. Когда мотоцикл остановился, она еще немного помедлила, словно вообще хотела передумать и уехать. Но потом решительно сняла шлем и вручила его Джеймсу.
   Дом и двор выглядели точно так же, как и пару недель назад. Джо запрокинула голову и нашла взглядом окно своей квартиры. Эванс парковал мотоцикл, так что можно было без зазрения совести использовать эту заминку как повод отсрочить поход в квартиру.
   - Джоан?! МакАлистер? – немного удивленный мужской голос стал неожиданностью, выдернувшей девушку из задумчивости. Она оглянулась по сторонам, ища взглядом его источник, и расплылась в улыбке, заметив высокого темноволосого парня, спешащего к ним от одного из подъездов.
   - Билли! – Джо просияла и приветственно махнула ему рукой, приподнявшись на носочки. – Пойдем, познакомлю тебя с одним из лучших своих друзей, - обернувшись к Эвансу, предложила девушка. И не дожидаясь его ответа, ухватила за руку и потянула за с[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign]

Отредактировано Joanna McAlister (2017-08-26 23:33:11)

+2

27

— Да, она у меня такая, — усмехнулся Джеймс. От слов Джоанны он как-то сразу же расслабился. До этого момента он даже не замечал, что напряжен, но вот внутри что-то отпустило, и стало намного легче. От чего именно, он так и не понял. Это было не так уж и важно. Главное, что они друг другу понравились. Признаться честно, он не переставал переживать по этому поводу ни на секунду. Теперь же ему было так спокойно, что даже желание напарницы навестить его мать еще раз не возмутило этого спокойствия, как по идее должно было. Джеймс усмехнулся и всучил МакАлистер шлем, про который она забыла.
— Возьму, если будешь хорошо себя вести, — и почти сразу же поспешно добавил с предельно серьезным видом: — И сотрешь ту фотку. Это обязательное условие.
На самом деле ему было глубоко наплевать. Подобный "компромат" в количестве, уже давно переставшем поддаваться подсчету, плотно покрывал дверцу холодильника у него дома, а так же значительную часть стены, на которой висела пробковая доска для записей вроде той, что была в конференц-зале их участка. Старые полароидные снимки мешались с обычными фотографиями, сделанными с помощью простых одноразовых мыльниц, а так же распечатанные снимки с камеры его смартфона. Каждый день проведенный с матерью стоил того, чтобы оставить о нем воспоминание. Жаль, что сегодня он так замотался, что не сделал ни одного.
До Абердина они добрались еще быстрее. Собирающиеся на горизонте тучи и холодный ветер, дующий в спину, подгонял их. К моменту, когда они въехали в черту города, небо заволокло целиком. Кажется, где-то над морем даже сверкали молнии. Мысленно Эванс уже начал прикидывать, когда непогода доберется до Абердина и возьмется за этот город всерьез, и сколько в их распоряжении было времени. Не так много, как хотелось бы. Но что бы там ни было, у них еще оставались дела, которые нужно было сделать. Потому что МакАлистер все поняла правильно. Эванс не забыл ее просьбу, озвученную еще на барже Боббита. Ему было даже любопытно посмотреть, где его напарница обитала до того, как вернулась на родной остров. Если уж до конца быть откровенным, ему было любопытно посмотреть на так называемого "бывшего". Он слишком хорошо помнил то затравленное большеглазое существо, которое ему вручили в кабинете главного инспектора в начале недели. С тех пор это существо успело освоиться, осмелеть и отъесться, даже на человека стала походить чуть больше, но тот испуг и недоверие все еще временами проскальзывало в ее поведении. Возможно, сама она этого не замечала. Зато Джеймс замечал. И теперь, когда выяснилось, что виной тому был вполне конкретный человек, искренне и от всей души хотел на этого человека посмотреть или даже с ним встретиться. Просто так. Чтобы заглянуть в глаза и, может быть, сделать некоторое внушение, пока МакАлистер не видит.
Следуя ее указаниям, они быстро добрались до пункта назначения. Район, в котором они оказались, был Джеймсу незнаком. Он вообще не очень хорошо знал Абердин. Не так, как тот же Лондон, в котором он прожил значительную часть своей жизни. Так что на всякий случай он все же запомнил маршрут. Впрочем, в этом не было особой нужды. Достаточно было просто знать, в какой стороне море.
Парковка раскинулась прямо посреди двора. Эванс остановился у тротуара, что тянулся вдоль дома, и, дождавшись, когда Джоанна слезет с мотоцикла, стал его пристраивать на свободном паковочном месте, аккурат между новенькой и щеголеватой ауди и солидного вида мустангом цвета морской волны. Похоже, жильцы этого дома не шибко бедствовали. Джеймс как раз поставил мотоцикл на подножку, когда раздался чей-то голос, зовущий Джо. Он едва успел прихватить из кофр ее тощий рюкзак, когда напарница вцепилась в его локоть и потащила в сторону какого-то парня, который спешил к ним на встречу.
— У тебя есть друзья? Я в шоке! — не преминул удивиться Эванс, хмыкнув в обычной своей манере. На обозначенного, как один из самых лучших друзей, парня он смотрел вполне дружелюбно, но не без некоторой доли недоверия. Впрочем, это было взаимно. Кого бы тот не ожидал увидеть в компании Джоанны, щетинистый байкер в видавшей виды косухе явно в эти ожидания не вписывался. Только теперь до Джеймса дошло, что одним своим присутствием он мог навести приятеля своей напарницы на совершенно ненужные мысли и усмехнулся, внезапно обнаружив, что не видит в этом ничего катастрофического.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-27 22:30:04)

+2

28

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   На свой почти уже бывший дом Джоанна смотрела с опаской. Сама она того предпочла не замечать, но внутри натянулась невидимая струна, заставившая напрячься и потерянно ссутулиться. Тот загнанный зверек, которого торжественно всучили Эвансу с неделю назад, снова выбрался из своего укрытия, давая понять, что до той бойкой девчонки, что живо подкалывала напарника, в действительности ещё предстоит долгий путь. Тот, кто хорошо знал МакАлистер, мог бы заметить, как она нервно дергает то браслет на запястье, то теребит завязанные на бедрах рукава толстовки, тревожно глядя в окна на пятом этаже. Сердце противно падало куда-то, стоило померещиться, что в них кто-то показался.
   - А ты думал, у меня есть только ты? – фыркнула в ответ Джоанна, настойчиво буксируя. При виде Билли она как-то незаметно расслабилась, пусть и не до конца. По крайней мере, внешне перестала казаться напряженной до предела, когда неправильный жест или слово могут спровоцировать взрыв.
   - Ты здесь откуда? –удивилась девушка, замерев в паре шагов от парня, словно не отваживаясь их преодолеть. Билли оказался куда смелее и решительно сгреб МакАлистер в охапку. В объятиях широкоплечего парня, которому Джо и до плеча бы достала разве что на носочках, она буквально тонула, довольно смеясь и ненатурально отбиваясь.
   - Придушишь ведь, медведь! Все ребра чуть не переломал! – возмутилась девушка, болтаясь на шее Билли и умудряясь в перерывах между словами начмокать его в щеки три раза и получить ответные поцелуи. – Так какими судьбами?! Знакомься, кстати, это Джеймс Эванс, мой коллега и друг, - последнее слово соскочило с языка неожиданно и как-то по собственной инициативе, заставив Джо немного смутиться. Вылетело оно так естественно и просто, что даже настораживало. Когда это она успела так прикипеть к этому обалдую?!
   - Джеймс, это Билли Гровер, мой хороший друг, - парень протянул руку Эвансу, окинув его каким-то подозрительным взглядом. Видно было, что присутствие малость заросшего байкера в компании МакАлистер его напрягло.
   - Приятно познакомиться, - Билли крепко пожал руку Джеймса и обратился уже к Джоанне. – Просто проезжал мимо и решил заглянуть. Мне уже рассказали, что с тобой вышло, хотел удостовериться, что ты в порядке. Почему не позвонила?
   - Потому что дело бы закончилось мордобоем, - запросто объяснила свое поведение девушка, почему-то очень смутившись слов Билли и бросив быстрый взгляд на Эванса. – Да и не хотелось после всего никого видеть, извини. Нужно было в себе разобраться. Сейчас я вернулась домой и поступила на службу. Видишь, завела уже себе напарника, - Джо с улыбкой кивнула на Джеймса. – Так что всё постепенно налаживается.
   - Ты как хочешь, но кулаки у меня все равно чешутся, - предупредил Билли, быстро глянув на часы. – Ладно, мышонок. Рад был встретиться, но мне уже пора. Набери, когда будешь в Абердине, сходим куда-нибудь и нормально поговорим. И я все еще не против … - договорить парень не успел, получив хороший тычок в плечо. МакАлистер рассмеялась и протянула руки к нему.
   - Так, обнимай меня и чеши по своим делам, а я тебя наберу, когда будут время и настрой, - Джо сама первой обняла Билли, заставила наклониться и еще разок чмокнула его в щеку, попутно отвесив подзатыльник. – До встречи. И не смей бить этого козла, я серьезно.
   - Присмотри тут за ней, Джеймс, - рассмеялся Билли, отсалютовав и Эвансу, и МакАлистер. Девушка проводила его широкую спину взглядом, ежась на стылом ветру с моря.
   - Ладно, надоело бояться, пошли! – Джоанна решительно ухватила Джеймса за рукав и подрейфовала вместе с ним к дому, болтая на ходу. – Это, кстати, тот самый случай, когда бывшего вспомнить не стремно. Мы с Билли в свое время расстались хорошими друзьями, он мне почти как брат. Только не спрашивай ничего про то, что он говорил про последние события, хорошо?
   В подъезде дома пахло свежей краской. Джо взлетела наверх, к лифту, с такой скоростью, словно боялась передумать и струсить. Возле немного обшарпанной двери она немного замешкалась, то как-то неохотно ища ключи, то выронив их с грохотом на пол из-за подозрительно подрагивающих рук.
   - Заходи, - пригласила МакАлистер, кое-как открыв дверь и толкнув её внутрь. Квартира, небольшая студия, где сразу и кухня, и спальня, и прихожая в одном флаконе, встретила тишиной. Всё было так же, как и перед уходом Джо – смятое покрывало на разложенном диване, примостившемся справа от двери. Открытая дверца высокого шкафа вытянувшегося вдоль стены по правую руку от входа. Забытая тарелка на столешнице в сгрудившейся в левом углу комнаты кухне. Бумажки на прижавшемся у стены напротив входа крошечном письменном столе. Джо напряженно огляделась и выдохнула, понимая, что, кажется, Эйдан не воспользовался своим комплектом ключей и в квартире никто не хозяйничал. – Чай хочешь? – девушка, застывшая было на пороге, уверенно вошла внутрь и бросила рюкзак на пол.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+2

29

Наблюдать за нежностями этой парочки было несколько странно. И, наверное, Джеймс не был бы хорошим копом, если бы не обратил внимание на их явный излишек. Хороший друг Билли Гровер, судя по всему, был не только другом. И подозрение в его взгляде это только подтверждало. Джеймс знал это выражение. Сталкивался уже не раз и потому знал как себя следует вести в подобных ситуациях. Крепкое рукопожатие, белозубая улыбка и искреннее "Взаимно" завершили ритуал знакомства. На большее Джеймс разорятся не стал, догадываясь, что начни он живое общение с этим парнем, МакАлистер станет еще более неловко, чем уже есть. И, чтобы не мешать встрече двух "хороших друзей", отошел в сторонку и подпер плечом ближайший фонарный столб. Расстояние было небольшим, так что он все равно слышал каждое слово и, когда Билли отчалил, уже сделал кое-какие выводы. Все страньше и страньше, как сказала бы Алиса. Но вместе с тем все услышанное как-то само собой складывалось во вполне удобоваримую картину, которая вполне сносно накладывалась на то, что он уже знал о своей напарнице.
— Это было очевидно, знаешь ли, — заметил он, когда МакАлистер подтвердила его догадку на счет их с Билли "дружбы", и вдруг широко заухмылялся, едва сдерживая смех. — Мышонок. Прости, но это... — он все же рассмеялся, однако стоило напарнице заговорить вновь, как тут же посерьезнел, а потом и вовсе покачал головой. — Меня это не касается. Сама расскажешь, когда сочтешь нужным. Если вообще сочтешь.
Едва они вошли в подъезд, как их окутали запахи недавнего ремонта. Не отставая от Джо, Джеймс поднялся наверх и поравнялся с лифтом. Состояние МакАлистер сложно было не заметить. И не понять. Точно так же его трясло, когда он впервые после многих лет вошел в дом, в котором вырос. От не было похоже на страх. Ведь все уже в прошлом. Скорее это было нервное напряжение, которое волей-неволей уносишь с собой и проносишь через время один только черт знает зачем. Возможно, чтобы не забывать о том, что сделало тебя таким, какой ты есть.
Квартирка оказалась небольшой и совсем простенькой, как в отделке, так и в обстановке. Типичный съемный уголок. По всему было видно, что жильцы, вчерашние студенты, еще только собираются встать на ноги. То есть собирались. Джеймс прошел внутрь, с живым интересом оглядываясь по сторонам и непроизвольно принюхиваясь, как ищейка. От чая он решительно отказался. Как-то настроения не было чаи гонять. На глаза попалась рамочка с фотографией, которую Эванс тут же подцепил, чтобы как следует рассмотреть. Улыбчивая Джоанна с сытыми щечками, которых теперь и помине не было, и парень, чем-то неуловимо похожий на того, которого они встретили всего пару минут назад на парковке.
— А они похожи чем-то, — резюмировал он, наконец. — В смысле, твой бывший и тот другой бывший, который типа друг. Или брат... Черт, я уже в них путаюсь. Но теперь по крайней мере понятно, какого рода парни тебе нравятся.
Улыбнувшись чему-то, Джеймс снова глянул на фото и поставил его на место, как будто специально пристроив его на прежнее место. На запылившемся за целых две недели столе отпечаток от рамки заметно выделялся и теперь даже самый придирчивый глаз не заметил бы, что фотографию кто-то трогал. В общем и целом квартира производила впечатление хоть и жилой, но малость заброшенной. Правда, не так чтобы давно. Подойдя к окошку, Джеймс оценил вид и вдруг заулыбался. Если на чай его уже было не уломать, то на пару пива запросто.
— Слушай, а что за паб вон там, на углу? — он оглянулся на Джо и указал на неоновую вывеску над входом в подвальное помещение на другой стороне улицы. — Может заглянем туда, после того, как ты вещички соберешь? Все равно ведь делать больше нечего. Не чаи же весь вечер гонять в самом-то деле. Или у тебя и там бывшие есть?
Джеймс изобразил испуг, но глаза его выдавали. Шутить на тему обилия чужих бывших на один квадратный километр было даже забавно, да и доставляло изрядно. Его всегда удивляла та легкость, с которой его ровесники, сходятся и расходятся, запросто оставляя все позади. Возможно, именно поэтому у него никогда не было по-настоящему серьезных отношений, а стало быть и бывших как таковых. По крайней мере так он предпочитал думать.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13496.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+2

30

- Если ты хоть раз назовешь меня мышонком, я сделаю так, что в участке тебя будут называть исключительно Пэдди, - мрачно пообещала Джоанна веселящемуся напарнику. - Так что в твоих интересах про это прозвище забыть, - девушка покосилась на Эванса и разорилась на пояснения. - Билли всегда считал меня очень ранимой и сентиментальной, поэтому оно и прилипло, - МакАлистер помолчала немного, обдумывая слова Джеймса. Он вызывал у нее уважение тем, что не стал пытаться влезть в душу. И где-то глубоко внутри Джоанна догадывалась, что ему не все равно. - Спасибо, - негромко сказала девушка, когда они уже вошли в подъезд и начали подниматься по лестнице к лифту.
   После встречи с Билли наткнуться в присутствии Эванса на еще одного бывшего было бы слишком. Поэтому, обнаружив квартиру пустой и ничуть не изменившейся, МакАлистер натурально выдохнула. Но негромкий стук, которым лифт остановился на этаже, донесшийся из-за двери, все равно заставил её насторожиться, как самого настоящего мышонка, ждущего появления кошки в любую минуту.
   От чая Эванс отказался, так что МакАлистер сочла свой долг радушной хозяйки выполненным и приступила к сборам. Первым делом она распахнула шкаф уже полностью и принялась скидывать в две кучи на полу его содержимое. Большую часть вещей она планировала отдать соседке, имеющей отношение к благотворительности и наверняка знающей, куда пристроить хорошую ещё одежду. Свалив все на пол, Джоанна плюхнулась на ковер и принялась резво сортировать и пихать в рюкзак нужные шмотки. От этого занятия ее и отвлек Эванс.
   МакАлистер подняла голову и замерла, опасаясь, что пропустила один из снимков. Впрочем одного взгляда на рамку было достаточно, чтобы успокоиться и рассмеяться.
   - Не, Эванс, ничего ты не понимаешь в моих бывших, - девушка махнула рукой и вернулась к сортировке вещей. - Это Билли и есть, только лет пять с небольшим назад. Мы тогда только встречаться начинали. Я ее поставила, когда убрала старую и было тошно оставить рамку пустой. Вообще мне чисто визуально нравятся высокие голубоглазые блондины, - ловить вылетевшие слова было поздно, так что Джо принялась сосредоточенно трамбовать вещи из кучи на благотворительность в пакет. Тот факт, что ей несколько неловко за то, что Джеймс ненароком попал под описанный типаж, проявил себя только в потоке болтовни, в котором МакАлистер хотела бы, чтобы он потерялся. - Эйдан, - на имени девушка споткнулась, но быстро продолжила. - Таким был. А Билли попал в выборку вопреки, потому что он надежный, как скала. На него можно смело положиться. Изначально меня это и привлекло, - Джоанна отнесла пакеты, которых получилось целых два, к двери и приступила к ревизии письменного стола и кухонных шкафчиков.
   - Называется "У Фредди". Хорошее местечко, на самом деле, - отозвалась МакАлистер, со стуком открывая и закрывая ящики и дверцы. Последняя шутка Эванса ее как-то достала. Девушка глянула на нарочито испуганную рожу напарника и по хитрющим глазам поняла, что он это специально. - К твоему счастью, Джеймс, я не из тех девчонок, кто меняет парней каждый месяц. Половину моих бывших в лице Билли ты сегодня уже видел, вторая половина, надеюсь, держится подальше. Так что можем смело идти в паб, не любоваться же мне тут тобой весь вечер. Так и со скуки подвинешься. Слушай, если тебе нечего делать и ты так фотки любишь, то держи, - с этими словами Джо сунула в руки Эвансу фотоальбом и с удвоенным энтузиазмом вернулась к сборам. Это занятие потребовало еще около четверти часа мельтешения по квартире и завершилось полупустой спортивной сумкой с нужными вещами и ещё одним пакетом хлама.
   - Готово вроде, - МакАлистер ещё раз пробежала взглядом по помещению, проверяя, не забыла ли чего, и удовлетворенно кивнула. - Так, поможешь оттащить пакеты к соседке? Она их в приют или еще куда приткнет. И можно в паб идти, - девушка немного помолчала, собираясь с духом, и, наконец, задала вопрос, над которым думала уже минут десять. - Слушай, а как насчет того, чтобы тут и переночевать? Я тебе даже по-джентльменски уступлю диван и посплю на надувной кровати, одолжу у соседки, - Джо мысленно скрестила пальцы, чтобы если Эванс согласится не тащиться в мотель, не начал упираться насчет спального места..

+2


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » The Great Escape


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC