В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Почему курица не чайка?


Почему курица не чайка?

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s61.radikal.ru/i174/1210/db/85f3330ef2bf.gif
Возвращение любимой дочери под родительский кров... Нет более умилительной и радостной картины. Нет?

19 июня, воскресенье, после обеда. Дом Макреев.

Rene Kenzie и Adelaide McRay

Отредактировано Adelaide McRay (2017-07-19 19:24:17)

+2

2

Гул мотоцикла стих вдалеке, а Рене продолжала стоять у кованных ворот, прижимая к себе щенка и покусывая вспухшие губы, на которых все еще сохранился сладковатый привкус поцелуя Катрионы. Последнего или нет, она не знала и не хотела сейчас об этом думать. Момент, который она так долго оттягивала, наконец-то наступил и она должна была сосредоточиться на нем и ни на чем больше.
Рене обернулась и посмотрела через решетку кованного забора на величественный каменный особняк, в котором проживало несколько поколений семьи Макреев. И что теперь? Ждать прибавления? Мысли, которые она так долго отодвигала на дальний план, изо всех сил игнорируя ворочавшееся глубоко внутри колючее чувство. Неприятное, но такое знакомое. Только Джетро вызывал в ней это ощущение, словно тебя вывернули на изнанку и показали все то, что скрывалось внутри. Рене злилась. Стоило признаться в этом хотя бы теперь, когда она шла по мощенной подъездной дорожке к дому и с каждым шагом возвращалась к тому нервному состоянию, что накрыло ее по самые уши после телефонного разговора с матерью. Злость, обида, раздражение... «Как он мог?!» и прочие не высказанные вопли. Что чувствовала мама, когда рассказывала о залетевшей от Джетро школьнице, Рене могла только догадываться. Впрочем, гадать ей оставалось недолго.
Подъездная дорожка кончилась. Над девушкой с щенком на руках навис величественный особняк, в котором она провела часть своей жизни. За меньше чем год ее отсутствия как будто ничего не изменилось. Разве что кустов гортензии под окнами большой гостиной прибавилось и плющ, обвивающий флигель и часть оранжереи, стал гуще. Свет внутри теперь, наверное, совсем другой. Хотя какая разница? Не рисовать же она сюда приехала.
- Мам?! - позвала Рене, войдя в просторный темный холл. - Мам, я приехала!
Отпустив щенка, который тут же покосолапил осваивать новые территории, Рене прикрыла дверь и сбросила сумку на пол. Мобильник в кармане шорт вкрадчиво пикнул, возвещая о том, что словил кусочек сети. Несколько пропущенных звонков и сообщений от Артура высыпались на дисплей. Она обещала ему позвонить, когда доберется домой, но так и не позвонила. Не торопилась звонить и теперь. Сначала нужно было поговорить с мамой и Джетро. Особенно с Джетро.
- Мам?! - снова позвала Рене, остановившись у подножья лестницы. В послеобеденное время в воскресный день Аделаида Макрей могла заниматься чем угодно. Копаться в саду, вязать энную по счету салфетку, плакать над какой-нибудь сентиментальной книжкой, сидя в кресле у камина. Вариантов была масса и все имели право на жизнь. Однако, если Джетро был дома...

+2

3

Аделаида пребывала в эйфории. И одновременно с этим чувствовала себя очень уставшей. Просто опустошенной душевно и физически вымотанной. Как это сочеталось, Ида не знала. Она даже не помнила, как ноги принесли в гостиную к камину. Уничтоженная и вдохновленная, Ида добралась сюда из спальни Джетро и тут же распахнула окно, обращенное в сторону моря. Плевать, какая погода. Пускай вода затечет внутрь и испортит шерстяной ковер.
Что делают в таких случаях люди? Разумеется, закуривают.
Нервная встряска давала о себе знать. Ида захотела курить впервые за бог знает сколько лет. Но говорят, это успокаивает. Почему бы ни попробовать? Она задумалась, припоминая, где могут лежать конфискованные ею сигареты. В школе она их не хранила, собственного кабинета у нее не было, а на коллег-учителей миссис Макрей не особенно надеялась. Все улики она держала в своей комнате дома. В сумке нашлась мятая пачка, обнаруженная ею, кажется, в девчачьем туалете. Еще Ида прихватила с собой ноутбук.
Ида вернулась в гостиную, почиркала спичкой, сделала пару затяжек, а потом раздавила сигарету в фарфоровой чашке из мейсенского сервиза. Идиллическая картина. Она так и оставила в чашке сломанную почти пополам сигарету, когда пошла закрывать окно. Еще не хватало и ей простудиться. Джетро-то ее такой же заботой не окружит, а вспомнит ли про нее  Рене, вообще не ясно. Ида дочку ни в ничем не осуждала, помнила какой сама была в юности.
Дождь то начинался, то переставал. Ида смотрела за окно, а стекло медленно отпотевало. Женщина задумчиво начертила на стекле "Джетро" и, устыдившись порыва, немедленно стерла. Ей было о чем подумать теперь. О внуках! Но о внуках пока категорически не думалось. Просто в голове не помещалось все то, что Джетро ей рассказал. А она каких только глупостей не насочиняла! Об этой Элспи МакТавиш, будь она неладна!
Ида затопила камин и уселась на полу, чтобы не приходилось вставать, чтобы помешивать поленья. В ноутбуке у нее всегда было любимое средство от плохого настроения - фильм по роману Джейн Остин. Сегодня - "Доводы рассудка". Что ж именно этого ей не хватает.
Углубиться в просмотр и канву сюжета, знакомого едва ли не посекундно, женщина не успела. Раздался знакомый голос.
- Рене! - вскочила она, утирая со щек забытые слезы. - Доченька!
Ида выбежала на голос и захватила блудную дочь в объятья.
- Милая моя! Мой котеночек! Мне так тебя не хватало! - Ида не верила самой себе, трогала дочку и целовала во все, что попадалось - щеки, плечи, волосы, кофту, нос - лишь бы убедиться, что она не наваждение, не подделка, и не рассеется вместе с шотландским дождем.
- Ты приехала! Ты не представляешь, какие у нас новости! Джетро - он... О! - она окончательно прижала Рене к груди, как будто бы с намерением не отпускать ее вечно.

+3

4

Прислушиваясь к умиротворяющей тишине особняка, Рене пыталась решить, откуда стоит начать поиски. Тонкая нить приятного запаха от растопленного камина, протянувшаяся из гостиной, подкинула идею, а послышавшийся из-за двойных дверей голос только убедил в правильности выбора. Но не успела Рене подойти ближе, как створки распахнулись, и ее окутал почти позабытый за многие месяцы запах тепла, уюта и заботы. Запах мамы, одним словом. Она буквально обрушилась на нее, как самое настоящее стихийное бедствие. Рене смеялась, обнимала лепечущую женщину и все никак не могла надышаться ее запахом, словно хотела восполнить годовую недостачу и запастись еще на год впрок. Все равно ведь будет мало. Проходили уже.
- Я так скучала, - призналась она, когда беспорядочная возня сменилась крепкими объятиями, как будто остановившими время, и уткнулась носом в мамины волосы. Только теперь, вздохнув с облегчением от осознания, что она наконец-то дома, Рене почуяла запах табака. Запах привычный, но только не тогда, когда дело касалось мамы. Хотя в сложившихся обстоятельствах даже странно, что от нее не несет виски напополам с сердечными каплями. Значит, все не так уж и плохо. Вывод, почти обнадеживающий, тем не менее не отменял вероятности того, что все по-настоящему плохо. Возможно, не по меркам Иды Макрей. Все таки она знала Джетро не так, как его знала Рене, и эффект от его поступков на них действовал по-разному. А тут еще и такие последствия.
Под ногами кто-то звонко тявкнул, и Рене, отстранившись от матери, опустила глаза на щенка, устроившегося у их ног и смотрящего на них снизу вверх с явным осуждением. Про него-то совсем забыли.
- Это... это со мной.
Рене не сразу сообразила, как объяснить щенка в доме, где вот уже много лет не водилось домашних животных, но потом вспомнила, ради кого затевалась вся эта эпопея с рейдом по всем лондонским приютам и питомникам, и решила отталкиваться от этого. Подхватив живой и куда более серьезный эквивалент плюшевого медвежонка на руки, Рене показала его матери во все красе, демонстрируя со всех сторон.
- Это подарок для Джетро. Подумала, он будет рад наконец-то завести собаку. Тебе не кажется? - она еще немного потискала щенка, чтобы потянуть время, но потом все же решила содрать этот гипотетический пластырь. - Рассказывай, что тут у вас стряслось. Только давай договоримся, что ты рассказываешь мне все как есть. Об этой школьнице и... обо всем короче.

+4

5

- Я тоже так скучала!
Люди быстро привыкают к хорошему, вот и Ида уже привыкла к тому, что Рене находится дома, в ее руках, поэтому резкие звуки, доносящиеся с пола, заставили ее поморщиться. Какая-то приблуда прорвалась в дом? Но Рене опровергла ее догадку. Щенок предназначался в подарок Джетро.
- О, вот уже кто главный собачатник... - произнесла она. Сама Ида к собакам относилась довольно равнодушно, дружелюбно, но не более. Но это не касалось щенят.
- Какая милота! - женщина выпустила наконец дочь из объятий и опустилась на пол к щенку. - Как же тебя зовут, большой сердитый пес? А какие у него толстые лапы и морда серьезная! Большая собака вырастет. Надеюсь его родословная поместилась в твою сумочку? Ох, балуешь ты брата. Столько денег, наверное, спустила на эту плюшевую игрушку-рычушку! - Ида уже опрокинула щенка на пол и чесала ему пузико. - Надеюсь, я скоро выучу его имя.
- Рассказывай, что тут у вас стряслось. Только давай договоримся, что ты рассказываешь мне все как есть. Об этой школьнице и... обо всем короче.
- А... все оказалось совсем не так, как я думала, - сказала Ида, бросила забавляться с щенком и прошла в гостиную. Там было тепло, горел камин и... она хотела немного подумать, как теперь разговаривать с дочкой. Сорвала ее истерическим звонком, а все оказалось не так.
Ида подошла к ноуту, остановила фильм и забралась на диван с ногами. Щенок прыгал вокруг и пытался до нее дотянуться. Потом посмотрел на открытое пламя, перепугался жара от камина и звонко его облаял.
- Рене, ты сядь. Мы сегодня утром с Джетро обо всем поговорили. Он  заболел. Сильно. Ему нужно отлежаться.

+2

6

- Не так? Что значит «не так»? А как?
Как ужаленная во вполне конкретное место, Рене последовала за матерью, каким-то чудом не споткнувшись об закопатившего в том же направлении щенка. Ее слегка потряхивало от нервного напряжения, подскочившего за последние несколько секунд до критической отметки, но пока она успешно скрывала это. На какую-то долю секунды ей почудилось облегчение в материнском голосе. И все же она слишком хорошо знала о зацикленности мамы на внуках и понимала, что это не исключало вероятности того, что кого-то Джетро все таки обрюхатил. Именно это сейчас больше всего беспокоило Рене.
Она могла многое стерпеть от брата. Женщину, с которой он встречался последние два с половиной года и про которую отказывался рассказывать. Сына от какой-то знаменитой красотки, имя которой он тоже упорно не называл даже ей. Или всех этих баб, что вились вокруг него, как мотыльки-самоубийцы вокруг открытого огня. Она терпела многое, но всему есть предел. Рене поняла это, когда ей позвонила мама и рассказала про залетевшую от Джетро школьницу. И если все было совсем не так, то она хотела знать наверняка, что же именно не так, чтобы успокоиться уже наконец и начать мыслить здраво и по делу.
- Так он дома?! - едва опустившись в кресло, Рене уже было собралась снова встать и рвануть в комнату брата, но вовремя вспомнила, что еще несколько минут назад боялась с ним встретиться лицом к лицу, и плюхнулась обратно, сгорбившись и опустив плечи. Это подождет. Наверное. Она скосила глаза на оставшиеся распахнутыми двери гостиной, словно прикидывала, как бы сбежать. Джетро был здесь, в этом самом доме. И внезапно больной.
- Черт... - девушка сама не заметила, как выругалась вслух, и посмотрела на маму почти сердито. - Что с ним? Опять ножом пырнули? Ты врача вызывала? Господи, мам, рассказывай уже, пока у меня сердце из груди не выскочило.
Скрывать свое состояние стало нецелесообразно. Рене обмякла в кресле и как-то резко побледнела и покрылась испариной. Сердце бухало как ненормальное, выталкивая через поры все ее волнение. Взгляд упал на затушенную в блюдце сигарету.
- Ты что, курила? - Рене перевела взгляд на маму и почти взмолилась. - Мам, что происходит?

+2

7

Да, Джетро дома. Утром вернулся. Мокрый как цуцик... Мне уже позвонили и сообщили, с кем он купался, - между прочим заметила Ида. Она уже собиралась рассказать дочери подробно о том, как несколько раз падала в бездну отчаяния и возносилась до небес - именно так беседы с пасынком на ее внутреннем состоянии и отражались. Хорошо еще, что школьный опыт ей помогал сохранить лицо в самый ответственный момент. Но теперь Рене полностью выбила у нее почву под ногами.
- Что с ним? Опять ножом пырнули? Ты врача вызывала? Господи, мам, рассказывай уже, пока у меня сердце из груди не выскочило.
Нет, она, конечно, понимала, что дети ближе друг к другу по возрасту и чаще общаются, но то, что выпалила от досады Рене, не вписывалось ни в какие рамки. Хотя, могла бы привыкнуть...
- Опять? Это что, его регулярное состояние? Нет, - Иды мысленно вспомнила все, что могла увидеть из-под пены на пасынке. Никаких свежих шрамов и ран на Джетро, кажется, не было.
- Нет. Он замерз и простыл. Кашлял так, что потолок над комнатой подпрыгивал. Я дала ему грелку, хотя он и сам был горячий. И не ругайся хотя бы при матери, пожалуйста... - Ида умоляюще посмотрела на дочь. Страшно худая, под глазами темные круги - ну кто такую замуж возьмет?
Вот вечно так, они соберутся вместе - а разговоры только о нем, о Джетро. И сам поди не понимает, что владеет всеми сердцами домашних - такой весь независимый из себя.
- Неужели его и в Лондоне... пыряли ножом? Сколько раз?
- Ты что, курила?
-И не надо переводить тему на курево! - Ида потрясла в воздухе пальцем. Так глупо спалилась, она посмотрела на чашку, только зря проветривала комнату и зажигала камин. Она подхватила чашку и вытряхнула окурок на угли.
- Если ты меня послушаешь, я все расскажу. Хотя, ты ведь знаешь про сына Джетро

+1

8

Слишком поздно Рене поняла, что ей стоило прикусить язык. У Джетро был пунктик. Про свои похождения, которые даже здесь, в тихом островном городке приобретали поистине травмоопасные масштабы. Он упорно о них не распространялся, в частности дома. Маму он берег целенаправленно, потому что знал, как она реагирует на подобные вещи, а Рене потом, конечно, все равно узнавала. Именно ей выпадала честь забивать его новые шрамы татуировками, и она могла сказать в точности, сколько раз за последние три года ему портили шкуру. То есть за два, за два первых года. Последний год вместе со всеми похождениями братца прошел мимо нее, но она уже предвкушала как обнаружит новые отметины на его теле. И снова у Рене зазудели пятки от желания вскочить и унестись наверх, в комнату брата. К счастью, от этого ее удерживала мама.
- Простыл, значит.
Кажется, у нее случился микроинсульт. Рене утопла в глубине кресла и с облегчением выдохнула, прикрыв глаза. Значит, можно не переживать. Тот, кому суждено помереть насильственной смертью, от банальной простуды не подохнет. Нет, она его сама убьет, когда он откашляет свое и встанет на ноги.
- Да при чем тут Лондон? - девушка раздраженно отмахнулась. - Ему и тут достается регулярно.
И снова она не успела прикусить язык. Да чтож такое-то? Рене затравленно глянула на мать, которая как раз вытряхивала улики в камин, и подумала, что, наверное, ей обидно, когда члены семьи с тобой не делятся такими важными вещами, как проблемы со здоровьем, детали личной жизнь и прочее. Рене искренне удивилась, когда мама заговорила про Шона.
- Он тебе рассказал? - девушка недоверчиво сощурилась, но уже в следующий момент пожала плечами. - Знаю. Он звонил мне, еще когда только узнал, что она забеременела. Кто она, я не знаю, так что ничего не могу сказать. Знаю только, что какая-то знаменитая голливудская актриса, - нервный смешок вырвался против его воли. - Но мальчишка у них получился зачетный. Вылитый Джетро. Думаю, когда подрастет и начнет выходить в свет с мамой, мы его с легкостью узнаем.

+1

9

- И тут? Достается? - Ида удивленно обернулась к дочери. - Я не видела на нем свежих шрамов... кажется, - вспоминая сцену в ванной, сейчас Ида пожалела, что быстро закрыла глаза. А еще до нее дошло, что татуировки появлялись на теле пасынка не просто так. А про авторство она догадалась.
Это было что-то новенькое. Она помнила, как трудно приходилось в первые месяцы работы Джетро в пабе. Земляки не сразу смекнули, что парень ни в чем не уступает отцу. Вернее, у Джетро был не только хорошо подвешен язык, но и кулак был крепким. Еще Ида помнила тот случай, когда был избит констель Эванс.
- И часто Джетро дерется на Солуэе? - а она ничегошеньки не знает. Хороша мать! Да она и про собственную дочь, наверняка, много не знает. Вот, худая, как щепка, а ведь ни одной жалобы в телефонном разговоре.
- Внуком... - Ида вздохнула, - Джетро меня порадовал, но ведь я не могу обнять этого мальчишку! И ты права, даже когда годы возьмут свое - и мы узнаем, кто он, а он узнает про нас, никакой близости не будет... А я бы очень хотела внука или внучку... Рене, милая, ты меня не порадуешь? - Ида подошла и опустилась на колени перед дочерью, сидевшей в кресле. За одним женщина закрыта крышку ноутбука, стоявшего на низком столике.
- Надеюсь, Джетро скоро поправится. Но если бы я не приперла его к стенке из-за той девчонки, и если бы не эта простуда... Он бы ничего не сказал. Иногда сплетни творят чудеса, да... - Ида потрепала дочку по впалой щечке, как будто это она была миленьким щеночком, притащенным в гостиную.
- Хочу тебя порадовать. У тебя есть очаровательная племянница, Рене, а у моего Дугласа была бы любимая внучка...

+1

10

- В ближайшие двадцать минут внуками я тебя точно не порадую, - сухо отозвалась Рене, натянуто улыбаясь и едва сдерживаясь от того, чтобы не огрызнуться. Разговоры про внуков раздражали ее не меньше, чем настойчивые попытки матери свести Джетро с местными курицами, молодыми и не очень. Если в начале это даже забавляло Рене, то в последнее время все чаще отзывалось раздражением на грани бешенства. Она просто не могла представить брата ни с кем из местных девиц даже просто в отношениях, не говоря уже о браке, и поражалась тому, насколько неразборчивой становилась мать по мере того, как росло ее отчаяние в этом вопросе. До нее еще не дошло, что Джетро уже никуда не денется. Что он уже достаточно привязался к дому, чтобы возвращаться сюда, неизменно и раз за разом, куда бы его срывало той работой и той жизнью, которая все никак не оставляла его в покое. Рене это поняла уже давно и уже устала ждать, когда когда это озарение снизойдет на мать.
- Сплетни, это плохо, мам, и ничего хорошего в них не может быть по определению, - покачала головой девушка, уворачиваясь от руки матери, которой та пыталась потрепать ее за щеку, как маленькую. - Своей безоговорочной верой во всю ту чушь, что разносят местные клуши, ты оскорбляешь людей. Когда ты уже это поймешь?..
Рене поймала себя на том, что злится, и не только на легковерную мать, которую было так легко провести, залив ей в уши откровеннейший бред, но и на себя за то, что с сама такой легкостью поверила в то, что Джетро мог обрюхатить школьницу. Она скривилась, только подумав об этом, и вдруг подумала о том, как это воспринял Джетро. Наверняка, он был в бешенстве, но, как всегда, не показал вида. Рене бросила на мать испытующий взгляд, когда та снова заговорила, и вдруг поняла, что ей катастрофически не хватает воздуха. Ни вдохнуть, ни выдохнуть не получалось. Легкие словно сковало.
- Племянница? - выдавила она из себя с усилием. - У Джетро что, есть дочь?
Если бы прямо сейчас в гостиной обвалился потолок и разом выбило все стекла в доме, Рене не обратила бы на это никакого внимания. В висках стучало. Племянница, внучка, дочь... Какого черта?!
- Мам, может хватит уже выдавать мне информацию по капле? - едва сдерживаясь от того, чтобы не повысить голос, проговорила Рене. - Говори все как есть или я сейчас сама пойду, разбужу его и заставлю все мне рассказать.
Уж кто-кто, а Джетро уж точно не станет тянуть кота за все подробности хотя бы и той же мартовской солидарности.

+1

11

- Да, очаровательная племянница, - и брови Иды подпрыгнули вверх, - Надо же, есть что-то в этом мире, что может удивить ее невозмутимую дочь. - Да я все расскажу!
Ида села рядом, взяла дочь за руку, вдохнув ее запах:
- Как же давно тебя не было рядом. И так приятно чувствовать, что мы снова все вместе! - она удержала себя в руках, не позволив себя снова обнять дочь. Рене такая независимая, такая колючая, что имеет право выговаривать ее за эту невинную любовь к сплетням, не понимая, что больше на острове ей и заняться нечем.
- Да, кроме сына, оказывается, у нашего Джетро есть и дочь. Эта милая девушка. Думаю, ты знаешь ее, это дочь Триши Уилсон, нашей милой Триши. Но Джетро сам узнал на днях. Триша все эти годы скрывала... О бог мой, сколько же ей пришлось выдержать, одной воспитывать Шарлотту, хотя все мы были рядом. Я еще не видела Шарлотту, она уже уехала с острова. Рене, не обижайся на меня, что я все время езжу тебе по ушам со внуками, но это же такое счастье, когда в доме растет ребенок. Знаешь, я бы сочла, что мой долг выполнен, я дождалась внуков и теперь у меня нет цели в жизни, но... я видела, как растет дочь Джетро, но не знала, что она внучка Дугласа. Я не увижу как вырастет сын Джетро, потому что его мать... какая-то цаца, - Ида сама не заметила, как перешла на несвойственное ей наречие. - Я чувствую себя обманутой. Милая, не обижайся. Это не вопрос двадцати минут, но если вдруг... то знай, я буду очень рада внуку или внучке.
Она расчувствовалась и смахнула слезу:
- Боюсь, что вся мужественность в нашей семье досталась вам с Джетро, а я такая плакса... - Ида сделала глубокий вдох. - Прости, сейчас я соберусь с силами. Сейчас-сейчас, это все нервы. Мне надо успокоиться, я понимаю. Но я так рада!!! Что ты дома! Что у Джетро такие замечательные дети! - она крепко обняла дочь, уже не сдерживая облегченных рыданий.

+1

12

Едва ли Рене была способна сейчас хоть что-то ответить или хоть как-то отреагировать на услышанное. Новость о том, что у Джетро все это время была дочь, все еще со скрипом укладывалась в ее голове, в которой вообще-то можно было уложить много чего из ряда вон выходящего, но когда мама сообщила, что эта внезапная дочь - Шарлотта Уилсон, что-то накрепко захлопнулось внутри, в груди и в голове, отказываясь пропускать это знание и принимать его даже гипотетически. Это просто невозможно...
Рене была в шоке, машинально обнимая рыдающую от переизбытка эмоций мать и глядя на огонь в камине остекленевшим взглядом, а сама, пока на поверхности бушевал этот шторм, была где-то глубоко-глубоко, где было очень тихо и так спокойно, что ничего не мешало думать, взвешивать и анализировать. Шарлотта Уилсон, рыжеволосая девчонка, которой она помогала делать домашку, для которой искала нужные книжки в их семейной библиотеке, чтобы та писала не шаблонные школьные рефераты, а что-то по-настоящему интересное и выдающееся. Та самая Чарли Уилсон, которую она учила кататься на скейте, а потом сама же замазывала ее содранные коленки. Рене никогда не нравилась ее мать, эта надменная холодная сука, которая всегда смотрела на Джетро с высока, а на саму Рене с недоверием. Но с Чарли они нашли общий язык, несмотря на разницу в возрасте и явный разнобой в интересах. Теперь понятно почему. Понятно, что именно ей нравилось в этой девчонке. Она была такой же как ее отец.
- Получается, они еще в школе... - Рене прочистила внезапно охрипшее горло, но так и не закончила свою мысль и вопросительно уставилась на маму. - У нее же был парень, разве нет?
Но мама как будто ее не слышала. Ее уже подхватил поток эмоций и стремительно нес в неведомую страну, где обитали уже не мамы, но бабушки, любящие и заботливые. Рене покрепче стиснула ее в объятиях уже жалея, что была так нетерпелива и строга, однако, мысли ее все еще остро жалили, не желая успокаиваться. Представить Джетро рядом с Патрисией Уилсон, какой бы она не виделась лично Рене, оказалось довольно легко. Она была красивой женщиной, очень красивой, а, судя по тому, что все эти годы она почти в одиночку воспитывала дочь, еще и принципиальной. Она могла серьезно облегчить себе жизнь, сразу же рассказав все как есть, но не сделала этого. Почему? Ответов, даже самых приблизительных, у Рене не нашлось. Появилось только еще больше вопросов, главный из которых породила догадка, что именно она, Триш Уилсон, и есть та женщина, с которой Джетро встречался все это время.
- Знаешь, я бы выпила чего-нибудь покрепче, - вдруг призналась Рене, когда мама наконец-то притихла в ее объятиях и только изредка всхлипывала. - Тебе бы тоже не помешало немного виски.
На самом деле Рене хотела бы хорошенько так напиться, чтобы мозг превратился в кисель и принял уже, наконец, все то, что в него упорно не протискивалось, но не в компании же матери это делать. Правда, у нее был запас травки, что было неплохой альтернативой пьянке, но, опять же, что скажет мама.

+1

13

Ида никак не хотела отпускать дочь из объятий. Вот сейчас отойдет - и та раствориться, как дым. Просто видение, а не живой человек, тем более такая худенькая! Но все же Ида решила завязать с нежностями. Опустила руки вдоль своего тела и отошла к камину, переступив через щенка.
- Да, в школе, как раз после выпускного и было. Накануне того, как он уехал из дома. Помнишь? Вот тогда все и случилось. Наверное, они еще и ругались, да, ее парень, мы же его и посчитали отцом... Ну, ты помнишь, как сама была подростком. Гормоны, нервы, прессинг родителей... Ох, я как чувствовала что-то подобное, когда сорвалась на Элспи. Но она не пример Триши, она-то как раз свое бы урвала...
- Выпить? Эм... лучше нет, - она тяжко вздохнула. - Дочь, признаюсь. Твоя мама алкоголичка. последней раз мы с Триш выпили, это было недавно, но как раз до того, как Джетро все рассказал про них. Короче, я тогда наговорила ей такого... О! Ты просто не представляешь! Как только у меня язык повернулся. Мне до сих пор стыдно, как увижу бутылку.
Ида присела перед камином и положила на угли пару поленьев. Пламя лениво обхватило их. Будет теперь на что смотреть, когда Рене исчезнет. Она тут надолго не задержится. Ведь наверху Джетро.
- Так что ты там говорила про нож? Это было в пабе? Когда? Когда он только вернулся? - в памяти Иды заворошилось одно неприятное воспоминание.

+1

14

Алкоголичка? Рене вскинула брови, но ничего не сказала. Что она могла сказать, в самом-то деле. Осуждать точно не стала бы. Не с ее вредными привычками. Облом с выпивкой, правда, ее слегка расстроил. Слюна во рту уже скопилась, требуя крепкого пойла, но пить в одиночку с утра пораньше, пусть даже для успокоения нервов, было как-то неправильно. Рене неуютно заерзала в кресле, когда мама отошла к камину, и опустила глаза на щенка, жующего собственную лапу от безделья. Было бы прикольно подсунуть его Джетро под одеяло до того, как он проснется. Девушка уже представляла, как удивится брат такому подарку. И как обрадуется. Он ведь обязательно обрадуется. Она не сомневалась в этом.
- Что? - Рене уставилась на мать, непонимающе хмурясь, но потом поняла, о чем она спрашивает, и покачала головой. - Не бери в голову, мам. Если Джетро не рассказывает тебе о подобных вещах, значит, так надо. Согласись, так и ему, и тебе спокойнее.
Напоминать о том, что Джетро помимо всего прочего еще из бывших военных, а стало быть человек привычный к ранениям самого разного толка, Рене не стала. Это было чем-то таким, что подразумевалось само собой. Правда, ее и саму всегда передергивало, когда брат просил поправить испорченную очередным ранением татуировку или набить новую поверх новоприобретенного шрама. Но это она, она все переварит без лишних эмоций и не подавится, даже если обстоятельства появления той или иной отметины на теле Джетро вдруг покажутся ей слишком серьезными и застрянут в горле. Она не такая как мама, она крепче, циничнее и злее. Намного злее. Возможно, в этом состояла ее слабость. Женщины такими быть не должны. Наверное.
- Тогда, может, покурим? - она дождалась, когда мама обернется и посмотрит на нее, и предупреждающе подняла палец. - Вот даже не думай! Даже не думай читать нотации. Я уже не в том возрасте, чтобы все это слушать.
Рене решительно поднялась с места, чем вызвала интерес у щенка, он тут же бросил свое занятие и уставился на нее, готовый в любой момент сорваться с места, потому что был уверен, что они тут временно и вот-вот снова куда-то пойдут, поедут или поплывут. Он закопотил следом за ней, когда она направилась к двери, что вела из гостиной в холл, но очень скоро вернулся назад, следуя девушкой, как привязанный. Со своей сумкой в руках Рене снова устроилась в кресле, забравшись в него с ногами, и пристроив поклажу между широко разведенных колен, зарылась в ее содержимое по самые локти. Искомое нашлось почти сразу же. Рене тряхнула небольшим пакетиком, в котором было немного травки и пара уже готовых косяков, и посмотрела на маму.
- Поверь, эта штука упокоит твои нервы гораздо лучше, чем та дрянь, что ты курила, - она брезгливо сморщилась в сторону камина, где уже давно истлели все улики, и достала косяк. - Только после этого жор просыпается дичайший. Надеюсь, у тебя найдется чем перекусить?
С самым невинным видом она протянула маме самокрутку и щелкнула зажигалкой.

+1

15

Вот что Ида хотела услышать от дочери в ответ на собственное заявление о том, что она алкоголичка? Конечно, Ида не представляла, но ждала как минимум дочернего возмущения: "Да что ты мама, ты не такая!" Но не дождалась, только закусила губу и въехала как следует кочергой по ни в чем неповинному полену. И то зря, огонь еще только обхватил его, в трубу улетело несколько жалких искорок от прогоревших до этого углей. Наверное, сейчас Рене надоест с ней возиться и она пойдет в комнату к Джетро. Разумеется, вместе со щенком. И ей снова ничего не перепадет. Да и разве достойна этого мать-алкоголичка, кторой на самом деле Ида не была. Она преувеличивала, как все на свете, по той же самой причине, что называла дом Макреев замком.
- Конечно, мне спокойнее от того, что я ничего не знаю о том, что творится с вами... Конечно, после этого меня надо осуждать за то, что я хватаюсь за самые нелепые из слухов... Покурим?
Ида обернулась и кашлянула. Вот надо же было. И именно в утро внезапного возвращения дочери. Но Рене, похоже, имела в виду то, что имела. Она-то в отличие от нее предпочитала говорить ясно и по существу.
Иде только оставалась вернуть кочергу на место, к защитному экрану у камина. Рене в сопровождении мохнатого пажа ушла, потом вернулась, забралась в кресло. У растрогавшейся вдруг от наблюдения за движениями дочери матери выступили слезы. Все-такая же, по-подростковому угловатая - но это из-за худобы, порывистая и независимая, и невоспитанная. Глядя на острые расставленные коленки, миссис Макрей покачала головой, совсем не похожа на леди, которую она безуспешно пыталась из дочери вылепить. Но нельзя не принимать во внимания, что во всем виноваты были горящие поленья - слезы из-за них.
Увидев в руках дочери пакетик, Ида всплеснула руками и сразу вспомнила о том, что она оплот нравственности в этом захолустном местечке.
- Рене! Что ты себе позволяешь! Дома?!
Сделала шаг вперед, словно мангуста, готовая атаковать змею - ну, или змия, если следовать библейской традиции.
- Рене! Хоть ты и взрослая, Даг бы тебя сейчас выпорол! - она жадно взглянула огонек зажигалки - и вырвала из рук дочки свернутый косяк, а за ним и пакетик с тем, что из него не успело высыпаться во время борьбы. Все равно задавленная сумкой и вездесущим щенком, Рене сейчас не могла оказать ей достойного сопротивления. С добычей Ида вернулась к камину и бросила в огонь косяк и рассыпала содержимое пакета на угли.
Затем она повернулась к дочери, положив руки на бедра:
- То, что я выкурила единственную сигарету еще не делает меня снисходительной к этому вашему куреву хиппи! И не смотря на то, что ты уже взрослая, я все равно... О черт, - Ида остановилась и принюхалась. Из-за ее спины пахло так отчетливо и сладко, что ошибиться возможности не было.

+1

16

Как еще могла отреагировать мать? Рене как будто и не удивилась вовсе, но возмутиться все же была обязана. По законам жанра.
- Эй! Ты хоть знаешь, сколько это стоит?!
Не так чтобы много, если подумать, и дело было не столько в цене, сколько в качестве. По-настоящему хорошую травку, выращенную без примесей тяжелых металлов из почвы и пестицидов, было чертовски трудно достать. Все пытались загнать отравленную фигню да подороже, но у Рене был свой поставщик, сохранившийся еще с тех времен, когда она ширялась по-черному. Почти приятельские отношения сохранились даже после того, как она завязала. К тому же травка была неплохим подспорьем для поддержания контактов. В окружении Рене всегда находились люди, которые были не прочь разжиться чем-нибудь посерьезнее под настроение. Да и какая богемная вечеринка обходится без кокаина?
Тем не менее, на бесславную смерть пары косяков и пригоршни травки Рене смотрела с тоской. Марихуана просыпалась поверх свежих поленьев и огонь добрался до нее не стразу, но она быстро начала тлеть от жара, распространяя вокруг знакомый сладковатый дурман. Кажется, немного радости им все же перепадет, подумала Рене и, усмехнувшись, подняла на маму торжествующий взгляд.
- Знаешь, почему сорвалась последняя охота на огнедышащего дракона? - вспомнила она старую шутку. - Рядом с его логовом было большое конопляное поле.
Расчихавшийся щенок недовольно заворчал и решил спрятаться от незнакомого запаха за диваном, прихватив в качестве игрушки выпавший из сумки носок. Рене же с повышенной сосредоточенностью взялась собирать то немногое, что просыпалось и не отправилось в огонь. Этого как раз хватило на небольшой косяк. Рене скрутила его с таким деловитым видом, словно недавнее возмущение матери ее совсем не трогало. Гостиная тем временем наполнялась дурманом. Не таким ядреным, как если бы они его выкурили как полагается, но достаточно сильным, чтобы почувствовать его воздействие.
- И, чтоб ты знала, папа Даг однажды видел меня укуренной, - разоткровенничалась вдруг Рене, зализывая папиросную бумагу с завернутой в ней щепотью. - Я тогда еще в школе училась. У Джетро был рюкзак... Помнишь? Такой грубый, с широкими лямками и с брелоком в виде клыка. Во внутреннем кармане я нашла заначку. Уж не знаю, сколько она там пролежала, но торкнуло меня знатно, - девушка заулыбалась, припоминая свой самый первый в жизни косяк, но потом как-то неуловимо погрустнела, хоть и продолжала улыбаться. - Он даже не ругался. Вместо этого он просто нажарил мне гренок с сыром и помидорами, как я люблю, и сварил горячий шоколад. А ты говоришь «выпорол бы»... - она фыркнула. - Вот отец бы точно выпорол. Ну, или по крайней мере попытался бы.
Как бы она не любила отца, который всегда присутствовал в ее жизни, хоть и оставался на расстоянии, Дуглас Макрей был ей куда ближе и любила она его не меньше. Наверное, будь она ему родной, стала бы настоящей папиной дочкой, а так... Ни папина, ни мамина. Можно сказать ничья, но в ее детской бытности все же был один авторитет. Она всегда была сестрой своего брата.

+1

17

- О да... И в этот раз, похоже, что драконом буду я, - вздохнула она на шутку дочери, горло немного садило, но это было нестрашно. Долг матери она выполнила, на этот раз с размахом. После чего дочь-бунтарка отреагировала, как должна была - теперь Ида и Рене оказались в расчете.
- Ого, Даг тебя и в этом покрывал, - она оставила дышащую огнем и марихуаной пасть камина и вернулась к дочери, забралась с ногами на соседний диван. Все же Рене нашла чего засмолить.
-Наверное, надо было просто отобрать у тебя зажигалку. Много денег я выкинула в трубу? - все же Ида родилась настоящей шотландкой, прижимистость, заполированная понятием "экономность", была у нее в крови.
- Короче, ты напоминаем о том рюкзаке говоришь мне, что пошла во всем по стопам брата? Да, я в курсе вашего семейного тату-салона, - Ида прожестикулировала, подняв вверх по два пальца обеих рук, - Только сегодня налюбовалась на "украшения" Джетро. Будто дикарь из полинезийского племени, на самом деле!
Она не ругалась и не возмущалась, просто констатировала то, что видела.
- Раз уж ситуация с потомками Джетро прояснилась, - женщина сделала глубокий вдох в стороне от дочери, дымящей косяком. - Ну, рассказывай, как там в Лондоне? Как твой Арти поживает?
А что ей оставалось после того, как все табу в доме МакРеев были нарушены за один неполный день? Вести светскую беседу как ни в чем не бывало.

+1

18

Рассеянно махнув рукой, Рене раскурила косяк, затянулась и задержала дыхание, чтобы выдохнуть спустя какое-то время вместе с довольным смешком. Все таки поставщик у нее был что надо и травка стоила потраченных денег. Тема финансов, улетевших в трубу, как-то незаметно вернулась к Джетро и его нательной живописи. Рене испытующе глянула на мать, гадая, что именно она у него там успела разглядеть. Их взаимоотношения не были для нее тайной, но она предпочитала думать, что дальше того, что ей уже было известно, у них все же не зашло. Это было бы слишком... Слишком что? Странно или неправильно? А может и вовсе недопустимо? Рене задвинула эти мысли куда подальше и снова затянулась. С очередным выдохом из ее головы улетучилось все лишнее. Девушка снова посмотрела на мать, но уже с интересом.
- Ну, хочешь я и тебе что-нибудь набью? - она пожала плечами. - А что? Это такое дело... Ему все возрасты покорны. К тому же я не какой-то там обколотый по самые уши мастер, к которому ходят одни только байкеры за черепами, и могу придумать что-нибудь по-настоящему красивое, что тебе понравится. М?
Сложно было сказать шутит она или говорит всерьез. Рене и сама не знала. Анализировать собственные высказывания не было никакого желания. Она наконец-то начала ощущать ту душевную легкость, ради которой курила. Еще немного и станет совсем хорошо. Даже светская трепотня не раздражала как обычно.
- Артур в порядке, как всегда, - Рене рассеянно покивала, глядя на полыхающий в камине огонь. - Привет передавал, тебе и Джетро, - она подавила так и рвущийся наружу смешок и возвела очи к потолку, словно надеялась разглядеть сквозь него спящего брата. - Правда, Джетро удостоился еще и поцелуя, но ты же не в обиде на Арти за это?
О том, что Артур предпочитает мужчин, она доложила маме еще в прошлом году, когда вся эта затея с браком сорвалась, даже толком не оформившись во что-то пристойное. Не без участия любимого братца, конечно же. Возможно, именно поэтому из этого не вышло толкового скандала. Их с Джетро ссора, ставшая причиной ее почти годичного отсутствия, для всех осталась за кадром. Ее как будто и не было вовсе.
- Он, кстати, собирался приехать на пару дней в июле, - Рене с сомнением покосилась сначала на вполовину истлевший косяк, затем на маму, уютно устроившуюся на диванчике рядом, и после некоторых раздумий все же протянула ей самокрутку. - Но замуж за него выходить я уже не планирую, если что. Я вообще не хочу выходить замуж. Это... бессмысленно.
Бессмысленно — далеко не единственный эпитет, который она могла бы использовать, но наиболее всеобъемлющий. Рене действительно не видела никакого смысла в том, чтобы выходить замуж. По любви не получится, по расчету было как-то стыдно, а просто так и вовсе странно. К тому же родить она еще успеет. Недостатка в желающих поучаствовать в этом она никогда не испытывала.
- М-да, вам с Брианной теперь только и остается, что переключиться на кого-нибудь еще. Кто у нас еще не остепенился? - Рене изобразила задумчивость. - Айрис? Вот кому действительно стоит поторопиться. Они же с Джетро одного года выпуска. А там у Зака старшие, того гляди, поспеют. Не заскучаете, короче.

+1

19

- Набьешь? Мне? Вот уж уволь! Ты лучше передай Арти, что я его очень жду... И почему мне без поцелуя? Опять все досталось Джетро - это в конце концов обидно! - наигранно возмутилась Ида, внутренне офигевая от легкости, с которой она рассуждает о нетрадиционном приятеле ее дочери, который чуть не стал ее соломенным зятем. А еще невольно радуясь тому, что Рене не прицепилась к ее словам про тату пасынка, слишком сложно было объяснять ту неловкую ситуацию, в которую она попала, пытаясь изображать заботливую мать. У нее и с родной-то дочерью этого не получалось.
Ида рассеянно взяла косяк, переданный дочкой, и уставилась на него в недоумении. Когда сообразила, что ей дали, на лице Иды самой собой возникло такое выражение, будто дочка всучила ей гусеницу. Зеленую. Мохнатую. Даже не покосившись в сторону камина, Ида быстро вернула косяк Рене.
- Смелая какая! Ведь могла лишиться последнего! Только не говори, что у тебя полная сумка этой гадости, - Ида перегнулась через диванный валик и потыкала пальцем в сумку. И между делом заметила, как щенок сладко пожевывает носок. Дом медленно, но верно заполнялся хламом, как это бывает в больших семьях. Женщина широко улыбнулась, а что может быть лучше: пасынок, валяющийся с температурой наверху, дочка, курящая траву прямо перед ней, пара внуков в наличие и еще орда родственников, о которых вдруг вспомнила Рене.
- Наверное, соскучилась по кузенам? Они все штаны в пабе протерли... В мечтах о лондонской штучке. Это их слова. Сама честно подслушала, - поделилась вдруг Ида.
- Ты считаешь брак бессмысленным исключительно потому, что просто не встретила того самого человека... Мне ведь с Дагом тоже ведь не сразу повезло, но с тобой-то повезло по-любому, - Ида привыкла не акцентировать внимание на первом муже, отце Рене, принимая его существование как данность - с кем не бывает.
- Но Артуру ты передай, чтобы не стеснялся. Мы с ним на рыбалку сходим. Вооот за такой рыбой, - Ида широко развела руками и рассмеялась над дочкой, - А ты мастерица стала стрелки переводить. Так, значит, Айрис... Признавайся, ты для нее кого-то в Лондоне присмотрела, а? - женщина с ногами забралась на диван, копируя позу дочери.

+2

20

Косяк вернулся к Рене, чему по идее следовало удивиться, но девушка лишь молча взяла его из рук матери и снова затянулась. Мама все не унималась. Если бы она только знала, насколько все на самом деле сложно... Тот самый человек в жизни Рене уже был и даже продолжал быть, несмотря на ни на что, как бы ей не хотелось сделать вид, что это не так и у нее еще все впереди. Наверное, в этом и была ее главная проблема. Она не могла идти вперед, не могла оставить все в прошлом и двигаться дальше. Не могла да и, если честно, не хотела. Это была ловушка, в которую она сама себя загнала, и, кажется, ее это вполне устраивало. Так было безопаснее, спокойнее и легче.
Травка как-то резко загорчила, и Рене, оценив то, что осталось от самокрутки, затянулась в последний раз и щелчком пальцев отправила окурок в камин. Откинувшись на спинку кресла, она медленно выдохнула и какое-то время сидела молча, разглядывая повисшие под потолком прозрачные дымные лоскуты. Переводить стрелки, что ей еще оставалось.
- Мне кажется, у нее кто-то есть, - глядя куда-то сквозь маму, призналась Рене. - Не знаю кто, даже предполагать не возьмусь, но... Знаешь, это как-то чувствуется.
Она не могла объяснить, почему ей так показалось, по крайней мере вот так с ходу. Айрис была женщиной сильной и самодостаточной, ей как будто и не нужен был никто, но кто-то определенно был. Возможно, в прошлом или в настоящем, но в недосягаемости. Может он был далеко или вообще женат. Так или иначе, Рене могла с уверенностью сказать, что сердце Айрис было занято и довольно таки прочно. Она видела это по глазам, улавливала в них знакомое выражение, которое нередко видела в зеркале. Точно такое же выражение она уловила в глаза Катрионы, когда та рассказывала о Джейсоне Гордоне. Что же это за проклятие такое повальное - любить человека и не иметь возможности быть с ним?
- Да и на вскидку даже не скажу, кто бы ей мог подойти. Она же у нас такая... - Рене изобразила неопределенный жест и импульсивно зарылась пальцами в волосы, уговаривая себя сосредоточиться. - Не знаю даже. Ей нужен кто-то сильный, надежный и заботливый. Такой как папа Даг или... Джетро. Не будь они родственниками, свести их было бы очень даже неплохой затеей, - неожиданно рассмеявшись, Рене навалилась на подлокотник и, подперев щеку рукой, хитро посмотрела на маму. - Почему ты так зациклилась на том, чтобы всех переженить? Это тебя Брианна заразила? Ее еще можно понять, она всех уже переженила и ей больше заняться нечем, но ты-то... - подозрительно сощурившись, Рене закусила губу, чтобы не хихикнуть совсем уж по-наркомански, и поиграла бровками. - Признавайся, у тебя есть кто-то?

+2

21

Ида смотрела на дочь, подпирая подбородок рукой, которая локтем упиралась ей в полено. Поза йога, если вспомнить о собственном возрасте. Нет, Ида не ощущала себя старой - в этом-то и заключался раздрай, в том, на сколько она чувствовала себя, и в том, как к ней относились ее мнимые ровесники - тетушка. Хотелось немедленно всех переженить, чтобы они остепенились и поняли, каково это быть на ее месте. Но ничего этого Ида вслух не произнесла, потому что чувствовала - язык ее подведет. Вообще все вокруг как-то стало странно, будто близорукость сменялась дальнозоркостью.
Ида моргнула. Кажется, дочь обсуждала кого-то из их общих знакомых. Родственников, да. Айрис.
- Да, - сказала она, потом сообразив, что Рене упирает на то, что у Айрис кто-то есть. А вот действительно, увлеченная погоней за мнимыми охотницами за пасынком, Ида как-то упустила из внимания всех потенциально неопасных женщин.
- Так ты думаешь, она с детства запала на Джетро? Вот же сердцеед! - Ида со смехом хлопнула себя по колену.
- Да, почему ты против того, что я становлюсь похожей на Брианну? - женщина невольно наклонилась в сторону Рене. Выглядела та очень по-заговорщически.
- У тебя кто-то есть?
Ида снова моргнула, а потом расхохоталась. Она резво пересела поближе к дочери, обняла ее за голову, перевесившись с дивана в сторону кресла, и поцеловала в пушистую макушку.
- Да кто у меня может быть, кроме вас? По-моему, я до сих пор люблю Дугласа.

+1

22

- Да нет, что ты, - Рене со смехом отмахнулась. - Они просто друзья. Все они. Айрис, Джетро, Катриона...
Вспомнив о Стюарт, девушка прикусила губу и немного затравлено глянула в сторону приоткрытых дверей гостиной, вспомнив вдруг, что им с братом нужно поговорить еще и об этом. Пока она была с Кэт, было легко об этом не думать, но теперь, когда она была дома, все эти мысли упорно лезли на передовую, не давая себя игнорировать, как прежде. К счастью, мама исправно переманивала все внимание на себя. Ее смех зазвенел где-то под потолком, а теплые ладони, обхватившие голову Рене, показались такими же мягкими как она запомнила еще с детства. И такими же волшебными. Смутившись материнской ласки, Рене раскраснелась от удовольствия и пожала руки матери, удерживая их на своей голове чуть дольше.
- Знаю, что любишь, но память о нем не то же самое, что любимый человек, который всегда рядом.
Рене не знала, зачем она подняла эту тему, но где-то в глубине души она чувствовала, что это неправильно. Неправильно, что они с Джетро живут своими жизнями где-то там, в то время как мама здесь совсем одна в этом большом доме. Если бы у нее был кто-то...
- Почему нет? Ты же еще совсем молодая, на тебя, вон, мужики заглядываются, - Рене даже руками развела. - И папа... Знаешь, он тут недавно спрашивал, как ты живешь, и мне показалось, что он не просто так интересуется. Кажется, ему надоели молоденькие секретарши, - девушка фыркнула, припоминая ту последнюю куклу, что сидела в офисе отца. - Ты не думай, я это говорю не потому что хочу, чтобы вы снова были вместе. Не хочу, вот честно. Просто... Не знаю, мне почему-то кажется, что это неправильно, что ты одна.
Кажется, травка сыграла с ней злую шутку. Вместо ожидаемой эйфории, Рене пробила на разговоры по душам, которых она в нормальном состоянии старалась избегать, особенно когда говорила с матерью. Возможно, дело было вовсе не в марихуане. Она еще не успела отойти от спонтанного уикенда на озере с Катрионой.

+2

23

- Ну, ну, не думай, что я решила похоронить себя заживо... Я еще способна любить, только МакРей умеет задать такую высокую планку, что... А правда западают? - Ида даже немного кокетливо улыбнулась. Как же давно они не болтали с дочкой о своем, о девичьем... Она потерлась лбом о лоб Рене, ей тоже не хотелось отпускать ее. Даже упоминание о бывшем муже ее не смутило - все-таки отец из него получился немного лучше, чем верный муж.
- В одну реку не войти дважды.
- Это хорошо, что вы все такие дружные. Несмотря на время, несмотря на расстояния... Я заметила, что, когда вы все собираетесь вместе, становитесь подростками. Любуюсь вами, а еще говорят, что мужчины и женщины не могут дружить. Так что не любви, а такой дружбы мне не хватает тут... - Ида снова моргнула. Это с чего она вдруг стала такой откровенной. А на сердце тем временем становилось все легче, зато голова как-то все клонилась вперед, упираясь с лоб дочери.
- Рене... по-моему твоя мама окосела... - сказала она и глупо хихикнула. - Только Арти не рассказывай... Я же благовоспитанная миссис МакРей. Не порти мой имидж... - прожужжала она в ухо и отпустила дочку. Сама плюхнулась обратно на диван и, широко разведя руки вдоль спинки, торжественно объявила:
- Да я себя так со студенческих лет не чувствовала! Понимаешь, что я не хочу старого пердуна рядом с собой? Ну, или не совсем старого, но зануууду из местных. Слушай, а привези на остров какого-нибудь ландшафтного мастера, только не гея!!!

+2

24

Громко сглотнув, Рене ощутила сухость в горле, во рту и на губах, которые, сколько бы она их не облизывала, все равно моментально высыхали. Она была бы рада списать все на свое состояние, на травку и на сухое тепло, распространяющееся от полыхающего камина по всей гостиной. Но нет, Рене четко осознавала, что вот прямо сейчас волнуется, словно стоит у доски перед всем классом и силится вспомнить плохо выученный урок. Такого с ней никогда не случалось, не с ее памятью, но ассоциация была такой стойкой, что она не могла от нее отделаться.
Их с Джетро «дружба», о которой так вдохновленно говорила мама... как раз в ней и был корень всех проблем. По крайней мере тех, что перепали на долю Рене и остались так и не решенными. Сложно сблизиться с мужчиной, каким бы замечательным он ни был, если невольно сравниваешь его с собственным братом. С женщинами проще, их сравнивать с Джетро не имело никакого смысла.
- Арти и сам не дурак курнуть, - рассмеялась Рене, когда мама отвалилась на диван и почти развалилась на нем. - Когда приедет, можете засмолить косячок на пару. Он очень смешной, когда под кайфом.
Откровенно потешаясь, Рене подхватила выбравшегося из своего укрытия щенка на руки и взялась его тискать. Совсем плюшевый, но такой настоящий со всеми этими зубами, так и норовящими зажевать палец, он покряхтывал в ее руках, восторженно повизгивая, когда девушка особенно усердствовала, перебирая складочки его шкурки.
- Так тебе ландшафтный дизайнер нужен или все же не самый занудный натурал да понатуральнее? - она усмехнулась, но мысли ее уже вовсю гуляли по всем ее знакомым мужчинам, которые могли бы понравиться ее матери. - Есть у меня один знакомый. Только он не ландшафтный дизайнер, а писатель. Довольно эксцентричный. Он пишет детективы. Возможно, они тебе попадались прежде. Кстати, Джетро с ним знаком.
В обстоятельства этого знакомства, Рене решила не вдаваться. Едва ли мама будет в восторге, если узнает, что ее дочь побывала в реабилитационной клинике, где они с братом и завели это знакомство.

+2

25

Ида бы спросила, а что Арти всегда под кайфом, уж больно смешно ты о нем всегда рассказываешь? - да вспомнила, что все в жизни не так и просто, что смех часто скрывает слезы. Что ж, не от хорошей жизни Рене когда-то собиралась за него замуж.
- Так я не заставляю тебя силой выходить замуж, - Ида вдруг вернулась к закрытой вроде бы теме, оторвалась от спинки дивана и выпрямила собственную спину, как будто на ее голове была если не корона, то как минимум книжка для сохранения осанки. - Мне жаль, что ты так воспринимаешь мои слова. И да, наверное, я немного того... - женщина покрутила у себя у виска раскрытой ладонью, - На почве брака. Зато стала грозой всех местных девушек. После того, как они узнают про Джетро... О, у меня на благотворительной ярмарке поубавится подарочных кексов... - она почти расстроилась, мысленно прикинув, что в этом случае ей придется отстегнуть на богоугодные дела чуть больше, чем она рассчитывала в начале года.
— Так тебе ландшафтный дизайнер нужен или все же не самый занудный натурал да понатуральнее? Есть у меня один знакомый. Только он не ландшафтный дизайнер, а писатель. Довольно эксцентричный. Он пишет детективы. Возможно, они тебе попадались прежде. Кстати, Джетро с ним знаком.
- Писатель? - Ида капризно оттянула губу и снова подобрала под себя ногу, так и осталась сидеть, словно цапля, вытянувшись на краю дивана. - Да зачем мне алкоголик! Его же из паба будет не вытащить, тем более - друг Джетро. Нееет, я хочу незаинтересованное в выпивке, да и обновить сад, если пошло на то, не помешало бы. Любою мужчин, которые мастерстки обращаются с лопатой.
Она выразительно посмотрела на дочь:
- А знаешь ли, когда я прилюдно сообщила о том, что хочу найти сантехника, Айрис так возбудилась... в смысле вдохновилась, что решила мне помочь, - Ида подвигала бровями, предлагая Рене угадать логику и выстроить какое-то умозаключение.

+1

26

Чего-то в этом роде Рене и ожидала. Если писатель, значит алкоголик. Если художник, значит наркоман. Впрочем, она сама вполне вписывалась в стереотип, так что осуждать маму за предубеждение на счет писателей не стала. Как и продолжать говорить о своем знакомом, который, к слову, никакими вредными привычками не отличался, а в клинику его привело исследование для очередной книги. Да и с Джетро они были, мягко говоря, не в самых лучших отношениях. Но, как говорится, было бы предложено. На острове было предостаточно мужчин, которые отвечали запросам матери. То есть и лопатой неплохо орудовали, и с сантехникой были на «ты».
- О, я уверена, что в Солуэе найдется много желающих продуть вам обеим трубы, - развеселилась Рене, глядя на то, как гримасничает ее мать. - Главное, чтобы про свои прямые обязанности этот ваш сантехник не забывал, а остальное...
Все еще посмеиваясь, она отобрала у щенка рукав своей толстовки, который он успел измусолить и изжевать до неприглядного состояния, и вдруг замерла, прислушиваясь к громкому урчанию. В уютной тишине, потрескивающей поленьями в камине, утробный глас ее оголодавшего организма сложно было не расслышать, но Рене прежде всего с подозрением покосилась на щенка.
- Это у тебя или у меня?
Мелкий ничего не ответил, только посмотрел на нее своими глазенками, мол, а ты как думаешь, и снова принялся за рукав с таким деловым видом, что Рене невольно фыркнула. Кажется, Джетро придется лишиться еще одной толстовки. Хотя ему не обязательно об этом знать. Скорее всего он даже не заметит пропажу. Когда желудок снова заурчал, Рене решительно подхватила щенка под грудину и, поднявшись с кресла, протянула руку маме.
- Нас срочно нужно накормить, - преисполненным серьезностью голосом, заявила она. - Справишься?
По пути на кухню, Рене лишь на секунду остановилась у подножия лестницы, уговаривая себя не поддаваться сиюминутному порыву и не бежать наверх в комнату брата. Еще не время.

+2

27

- Трубы... трубы... - повторила Ида. - Дались вам всем эти трубы! - на самом деле она едва удерживалась от смеха. Это - все сегодняшнее поведение было очень, очень непохоже на нее.
Урчание в животе заставила ее умолкнуть. Она скосила взгляд на Рене и щенка. Сейчас они просто выглядели копией друг друга:
- Ты же после долгой дороги! И все мне зубы заговариваешь! Конечно, накормить! - Ида сорвалась с места и сорвала с кресла за собой Рене, разумеется, за той потянулся щенок, с которым девушка была намертво повязана толстовкой - если Ида что-то понимала в собаках.
Она уже толкала перед собой малую часть макреевского выводка - и пусть Рене официально носила другую фамилию, а у щенка еще рано было говорить - для нее все они были макреевскими.
- Не тормози, - Ида только прикрикнула. - Мясо! Нам всем нужно мясо! Бекон и яйца подойдут? - осведомилась она, нарезая круги вокруг дочери, которая задумчиво притормозила у лестницы, ведущей наверх. Ох, Ида сейчас чувствовала себя так вдохновенно, что могла второй раз за день ворваться к комнату пасынка и... Она покосилась туда же, куда Рене, пытаясь разгадать взгляд дочери, чуть обняла ее за талию и проворковала:
- А какой я урвала на распродаже сервиз!
Ида умела держать себя в руках, она твердо решила, что ничья невинность сегодня не пострадает. Только посуда и продукты! Да и свежий воздух, а на кухне должна быть хорошая вентиляция, оказал на миссис Макрей благотворное влияние. Вернее, ее чуть не стошнило. Ида мученически взглянула на дочь и приложила ко лбу тыльную сторону ладони:
- Ох, Рене! Иногда быть матерью взрослых детей так сложно!

P.-S. Ни один Макрей за время отыгрыша не пострадал.   
И его проблемы, если он этого хотел))

Отредактировано Adelaide McRay (2017-10-02 19:38:06)

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Почему курица не чайка?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC