В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » The L Word


The L Word

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s5.uploads.ru/v5Eeq.jpg
Лесбиянки считают, что дружба — это всего лишь сексуальная прелюдия.
И бисексуалок это тоже касается.

Солуэйская пристань и особняк Макреев, 26 июня 2016 года

Cheryl Boyle и Rene Kenzie

[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-10 14:43:14)

+4

2

[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]Она вынашивала эту мысль уже не один день и даже не месяц. А если говорить откровенно, пожалуй, с самого момента ссоры. Вынашивала. Дурацкая игра слов, от которой сводит зубы, внутри все переворачивается, к горлу подкатывает тошнота. И все же решение сесть на первый же паром, идущий до маленького, забытого Богом острова в Северном море, пришло спонтанно, а главное не согласовано. Ни письма, ни звонка. Должно быть, имел место банальный страх. В последнее время Шерил много чего боялась. Отчасти посещение Штормового должно было стать, своего рода, выходом из лабиринта самоедства, в котором Бойл уже давно устала бродить. По крайней мере, здесь она надеялась найти выход.
Подставляя лицо влажному холодному морскому ветру, она куталась в свитер и до хруста костяшек сжимала в пальцах толстый цанговый карандаш. Шерил уже минут пять как задумалась, уставившись на горизонт, потому грифель танцевал сам собой, оставляя на тонкой бумаге корявые очертания тяжелых серых облаков, нависших над черными морскими гребнями. Бойл никак не могла сосредоточиться, хоть наброски и были тем единственным занятием, способным вывести ее из транса. В данный конкретный момент они не справлялись со своей терапевтической задачей.
Последние полгода Шерил много времени проводила с блокнотом, карандашом или ручкой, реже с кистью. Поэтому с собой у нее было все необходимое, чтобы передать всю ту красоту, о которой рассказывала Рене, от простой шариковой ручки до баночек с всевозможными разбавителями. Шери заранее убедила себя в том, что в случае, если Кензи пошлет ее куда подальше - и будет права - поездка на остров не окажется напрасной тратой времени. Рисовать, писать, запечатлевать.  В какой-то степени это походило на зависимость. Впрочем, лучше так, чем бутылка или баян.
Сделать выбор бывает нелегко. Но сожаление о неверном решении, когда приходится разрываться между "за" и "против", в этом случае пережить легче, чем когда видится только один выход из сложившейся ситуации. С ходу Шери могла бы насчитать добрую дюжину глупостей, совершенных за четверть века с небольшим, что она топчет землю. И все они вместе взятые не шли ни в какое сравнение с той огромной, как океан, ошибкой, осознание которой пришло только после, а вместе с тем внутри что-то сломалось. Тогда не было вариантов, сомнений, в расчет не шли ничьи аргументы. Было только ускользающее время и отчаянное желание забыть. Забыть не удалось. Стало только хуже.
Сморгнув навязчивые воспоминания, Шерил опустила глаза на свое творение. В облаке образовалась черная дыра с неровными краями. Поэтому Бойл машинально потянулась к валявшемуся у ног рюкзаку, подхватила его за лямку и принялась рыться в его недрах в поисках ластика. Кусок резинки никак не хотел себя обнаружить так, что пришлось водрузить сумку на скамью рядом с собой. Шери и без того запорола слишком много набросков, которые валялись у ног, придавленные рюкзаком, а теперь, когда их больше ничто не сдерживало, радостно шелестя помятыми краями, разлетались в разные стороны, подхваченные ветром. Точь-в-точь, как ее неверные решения и упущенные возможности.

Остаток пути Бойл провела, уткнувшись в книжку и согреваясь чаем, и вышла под открытое небо, когда паром был совсем близко к берегу. Она не обращала внимания на немногочисленных попутчиков, косившихся на странного вида незнакомку, обложившуюся рисунками. Отчасти от того, что действительно не замечала никого вокруг, отчасти потому, что краем глаза выцепила мамашу с ребенком лет трех. После этого игнорировать косые взгляды стало в разы труднее. Шери смотреть не могла на детей, а лучезарно улыбающийся карапуз больно бойко для своих трех вещал о том, какую большую рыбину его папаша привез ему после последней вылазки в море, и Шерил, не выдержав, ретировалась.
Раньше было так просто. И карапузу она бы только улыбнулась. Может, все станет как прежде, когда они с Рене встретятся. Если встретятся. Шери покрутила мобильник в пальцах. Индикатор сети показывал одно деление. Это было достижением по сравнению с тем, что телефон выдавал в открытом море. По мере приближения к выстроившимся вдоль береговой линии зданиям, среди которых угадывались забегаловки и рыболовные магазинчики, делений прибавилось. У причала вальяжно покачивались рыбацкие лодки. В сравнении с Солуэйским даже порт Лита казался огромным.
Стараясь не растерять все свои пожитки, Шерил спустилась по трапу и набрала давно заученный наизусть номер. Не удивительно. Столько раз порывалась позвонить, тыкала в одни и те же цифры в одной и той же последовательности и сбрасывала. Бойл продолжала вышагивать по асфальту в такт гудкам. Промелькнула мысль, что Рене может и не на острове вовсе. А когда раздался голос подруги, каким Шери всегда его помнила, неожиданно для самой себя спокойно ответила:
- Привет, Рене, не хочешь выпить, - она подняла взгляд на вывеску, под которой стояла, - «У Дона». Я, кажется, так и не угостила тебя.

Отредактировано Scott Godfrey (2017-08-24 17:41:56)

+3

3

Сборы не должны были занять много времени, ведь в Солуэй Рене приехала налегке. Тем не менее все это «нелегке» за одну единственную неделю успело рассредоточиться чуть ли не по всему городу. Что-то осталось в офисе пивоварни после Дня Независимости, что-то она забыла у Катрионы, а что-то никак не могла найти в своей же собственной комнате. Толстовка, та самая, которую она еще вчера стащила из гардеробной брата, решив втихаря воспользоваться его отсутствием, куда-то подевалась, и Рене никак не могла понять куда. Она была уверена только в том, что это точно не Джетро внезапно вернулся из поездки на озеро и восстановил справедливость, забрав свое шмотье обратно. Он просто не мог этого сделать, а вот мама могла. Она вполне могла забрать насквозь пропахшую дезодорантом, пивом и псиной толстовку в стирку, повинуясь тому самому дремучему материнскому инстинкту, который не позволяет матерям оставлять одежду своих чад не застиранной до стойкого запаха порошка, не наглаженной до крахмального хруста и не сложенной в до жути аккуратную стопочку в шкафу. Рене могла бы не заморачиваться и стырить у брата другую толстовку, благо у него их было предостаточно, но она хотела именно эту.
- Мам? - спускаясь по лестнице, Рене пыталась не наступить на следующего за ней по пятам Реджи. Она присматривала за ним уже третий день и надеялась, что Джетро все же успеет вернуться и перехватить эту эстафету, а заодно и отвезти их с Кэт на пристань. На маму особой надежды не было, как в плане присмотра за щенком, так и в плане извоза. Судя по всему, она снова куда-то укатила, наверное на охоту за свежими сплетнями. Рене остановилась у самого подножия лестницы, прислушиваясь к дыханию старого особняка, но ни единого намека на присутствие матери так и не уловила. Даже со стороны кухни ничем не пахло. На подъездной дорожке симпатичной маминой машинки не наблюдалось, так что Рене только убедилась в своих выводах, но вопрос пропавшей толстовки так и не разрешился.
- Черт! - громко и с чувством выругалась девушка, пользуясь тем, что ее никто не слышит и, развернувшись, собралась уже было вновь подняться наверх, когда в кармане завибрировал смартфон. На Штормовом с ним такое случалось так редко, что на секунду Рене даже растерялась, замерев на посреди лестницы. Растерянность сменилась самым настоящим удивлением, когда она увидела высветившееся на дисплее фото. Именно фото, а точнее запечатленная на нем девушка стала причиной того, что Рене не ответила сразу же. Слишком долго они не виделись и слишком долго не общались, чтобы вот так просто взять трубку и сказать «Привет!» как ни в чем не бывало. Правда, Рене так ничего толком не сказала, когда все же нажала на кнопку приема и поднесла телефон к уху, только лишь отозвалась дежурным «Да?» и все. Капризная сотовая сеть в очередной раз вильнула своим неуловимым хвостом и прервала связь, но того, что ей успела сказать Шерил оказалось достаточно, чтобы сделать некоторые выводы. Во-первых Рене поняла, что воскресный пароход уже прибыл и до отправки его в обратном направлении оставался всего час, а во-вторых... Во-вторых, их с Катрионой планы, похоже, так и останутся всего лишь планами. Не могла же Рене вернуться в Лондон, когда у нее гости тут, на Штормовом.
Спустя почти десять минут слишком брутальный и слишком крупный даже по сравнению с ренджем Рене додж RAM, на котором никто не ездил вот уже три года с тех пор, как умер Дуглас Макрей, притормозил на парковке, примыкающей к пристани Северного Солуэя. Вывеска забегаловки «У Дона» терялась среди прочих, но Рене хорошо знала это место. Джетро уже давно подумывал о том, чтобы выкупить ее у Кемпбеллов. Возможно теперь, когда управляющий приказал долго жить, он уже наконец перейдет от слов к делу. Едва Рене выбралась из машины, как следом за ней из салона выскочил Реджи, довольный тем, что его взяли с собой, сверх всякой меры. Он звонко лаял и путался под ногами, не давая пристегнуть к своему ошейнику поводок, так что под конец Рене просто подхватила его на руки, как гламурную подмышечную псину, и пошла в сторону нужной закусочной, ловко лавируя среди встречных рыбаков и моряков, всегда подтягивающихся к этой части пристани, когда приближалось время обеда. Шерил нигде не было видно.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-10 14:45:59)

+3

4

[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]О чем она, черт возьми, только думала? Насколько надо быть самонадеянной идиоткой, чтобы поверить в иллюзию, которую сама же себе выдумала! Видимо, много думала, а это, как известно, вредно в больших количествах, особенно блондинкам. На что она рассчитывала? Что Рене примчится на своём рендже?  И что Кензи должна была ответить? Наверное, что-то вроде: "О, привет, Шери, давно не виделись, как дела? Я так скучала! Как чудесно, что ты заглянула в гости! Пять минут - и я буду, ты только жди!". Шерил не переставала быстрыми шагами мерить площадку перед закусочной то в одну, то в другую сторону. Она решила изобразить маятник ещё во время звонка, поддавшись волнению. И теперь, когда это самое волнение переросло в тупую злобу, продолжала шагать, чтобы "случайно" не отправить трубку, стискиваемую в пальцах до скрипа пластикового корпуса, на корм рыбам. Так далеко она бы ее не добросила, однако ползать на карачках, собирая части телефона по всей пристани, она бы точно не стала.
- Конченная дура! - процедила Бойл сквозь зубы, двинув мыском кеда по ни в чем неповинному этюднику. Тот, гремя содержимым, повалился вверх алюминиевыми ножками, как огромный угловатый шмель.
Ну, уж нет, она здесь не останется. К черту виды, какими бы красивыми они ни были, нахрен все! Скрестив ноги, Шерил осела на асфальт. Жалость к себе уже начала вытеснять злость, вместе с чем отступала тяга к членовредительству. И когда она успела превратиться в такую истеричную сучку? В голове эхом повторялось одно единственное слово, сказанное Рене. Простое и незамысловатое "да". Должно быть, она точно так же стёрла ненужный номер, поэтому ответила, а, узнав голос, предпочла побыстрее закончить разговор. Не похоже на Кензи? А с чего Шери вообще взяла, что хорошо ее знает?
Поморозив зад где-то с пол минуты, Бойл все же вернулась в вертикальное положение. На свитере остался грязный след в том месте, где она приложилась к асфальту. У нее была куча дел, и первостепенным в этой куче - узнать, когда отправляется паром до Абердина, чтобы как можно скорее убраться с этого острова, желательно подальше. Все это время она устраивала представление прямо напротив закусочной "У Дона", веселя разномастный народ на пристани и не только. В этом Шерил убедилась, когда ее приветствовал вполне себе добродушный смех парочки завсегдатаев среднего возраста, выбравшихся, по всей видимости, на обеденный перерыв. Дважды звякнул дверной колокольчик, вторя смеху. Неужели где-то ещё висят такие штуки. Не переставая греметь содержимым этюдника и поправлять сползающие лямки рюкзака, Шерил подошла к стойке, за которой прятался с виду совсем ещё зелёный парнишка.
- Привет, когда отправляется ближайший паром до Абердина? - обратилась Бойл к пареньку, невольно изучая предложенный ассортимент у него за спиной.
- Добрый день, - сухо приветствовал тот, смерив гостью тем взглядом, которого удостаивал любого незнакомца, особенно того, у кого крупными буквами на лбу было написано "не местный". Вывернув шею, он глянул на циферблат больших круглых часов у себя над головой. - Уже меньше, чем через час, - и, помедлив, добавил, - а что это у тебя такое?
- Это? - Шерил усмехнулась, повернувшись к любопытствовашему тем боком, о который все это время бился этюдник, - волшебная коробка со всякой всячиной. Ты куришь? Тогда я возьму пачку тех, что ты куришь. - Она выудила из кармана смятую бумажку достоинством в пять фунтов, - и зажигалку. Ещё вернусь.
Она смела с прилавка пачку "кэмела", жёлтую зажигалку из дешёвого пластика и мелочь, развернулась и взяла курс на выход. Свои пожитки Шери сгрудила за ближайшим столиком, предоставив бармену - или кем там работал этот малый - возможность наглядеться на гремучую коробку-со-всякой-всячиной.
Распечатать пачку удалось уже с третьей попытки - не такой плохой результат для того, кто давно забыл, как это делается. Шерил не курила с тех самых про, как ее организм сказал твердое "нет" никотину. Бойл казалось, что она до сих пор чувствует этот мерзкий привкус рвоты во рту. Но что она теряла? Она чиркнула зажигалкой и прикурила. Видок у нее был как у нашкодившей школьницы, ныкающейся от учителей на заднем дворе, где никто не видит, только вместо заднего двора был узкий проход между закусочной "У Дона" и каким-то магазинчиком, на вывеску которого Шери даже не взглянула. Первая глубокая затяжка и... Ее опасения не оправдались, а от этого почему-то стало как-то особенно паршиво.
А где-то там, за пределами ее укромного угла, где воняло сыростью и отбросами из контейнера с мусором, кипела жизнь: по своим невероятно важным делам сновали люди, машины въезжали и уезжали с парковки. Шерил даже удивилась, когда увидела гигантский пикап, пристроившийся на свободном месте, хорошо просматриваемом из ее закутка. Не заметить такую махину было невозможно. Интересно, кто за рулем. Шерил сунула в губы новую сигарету и чиркнула зажигалкой. Та выдавала только серию мелких искр.
- Дешевое дерьмо, - буркнула Бойл, целиком и полностью сосредоточившись на том, чтобы прикурить.
Со стороны парковки донесся лай щенка. Шерил подняла глаза и чуть выглянула из-за угла. Владелец пикапа уже выбрался наружу и вовсю сражался с тем самым щенком, что привлек внимание Бойл. Она моргнула. Ее руки медленно опустились, стали ватными, губы разомкнулись и, кажется, потеряли сигарету. Она ощутила, как тепло, зародившееся где-то в районе солнечного сплетения, разливается по всему телу. Это была Рене! Юркнув обратно в свою нору, Шерил прислонилась к холодной бетонной стене. Сердце припустило галопом, разгоняя насыщенную кислородом кровь.
Кусая указательный палец за костяшку, Шери выглянула, как пугливый зверек. На этот раз Кензи стояла совсем близко и озиралась по сторонам. Только сейчас, увидев Рене через пол года, Шерил поняла, как сильно соскучилась. Но она не могла заставить себя сделать последний маленький шажок. Решение за нее принял щенок, который повел носом в сторону позорно прятавшейся трусихи и тявкнул, привлекая внимание хозяйки. Забиться обратно Шерил не успела.
- Какой находчивый... это твой? - после короткой паузы, показавшейся вечностью, подала голос Шерил. Она не смотрела на Рене, хотя ей очень хотелось и, останься она незамеченной, непременно бы следила за подругой. Улыбаясь, она разглядывала щенка, который, несмотря на свой молочный возраст, уже превосходил по размерам всех собак, что когда-либо были у Бойл. - Такой милый, как его зовут?
Она уже подошла и сейчас протягивала руку к мордочке, почти касаясь кончиками пальцев живого любопытного носа, лепетала кличку, которая чертовски шла ушастому. Но она не могла прятаться вечно ни за углом, ни за щенком.
- Привет, я... честно, я не думала, что ты приедешь, - призналась Шерил, наконец преодолев барьер и взглянув в глаза Рене. Эти карамельные озера. - А здесь и правда красиво.

+3

5

Закусочная «У Дона» была одной из множества. Ничем особо не примечательная, разве что красивым видом на море, она пользовалась успехом у местных рыбаков и работников порта благодаря непосредственной близости к месту работы и некоторым разнообразием в меню. Разнообразие сводилось к тому, что здесь подавали не только рыбу, но и много чего еще, чем можно было перекусить без вреда для здоровья.
Рене встала как-раз напротив входа, чтобы иметь возможность смотреть в обе стороны от забегаловки и держать в поле зрения почти всех, кто в этот час болтался по пристани в ожидании отправления парохода или просто так, чтобы убить время своего обеденного перерыва. Шерил среди праздно шатающихся не было. Грешным делом Рене уже было подумала, что неправильно ее поняла и забегаловка с названием «У Дона» нашлась где-то в Лондоне, недалеко от ее дома, раз подруга была уверена, что Кензи он ней знает. Ведь Шерил могла и не знать, что Рене на Штормовом. Поездка была почти спонтанной, только Артур знал, куда она отправилась. Уверенность в том, что она просто ошиблась, быстро крепла, отзываясь досадой за потраченное время, однако, Реджи и его чуткий нос нашли пропажу очень быстро. Обернувшись, Рене наткнулась взглядом на выглядывающую из-за угла девушку и почувствовала, как внутри расслабляется давно уже сжатая пружина. Она уже так к ней привыкла, что научилась не обращать внимание ни на тяжесть в груди при мыслях о подруге и о том, через что ей пришлось пройти в прошлом году, ни на чувство вины, которое налипло неприятно царапающейся крошкой на сердце после всего случившегося. Зато теперь, глядя на подругу, девушка в полной мере ощутила, насколько сильно переживала из-за их ссоры. Судя по тому, как Шерил упорно избегала смотреть ей в глаза, это чувство было взаимным.
- Не мой. Брата, - Рене опустила немного растерянный взгляд на щенка, как будто только сейчас заметила, что держит его в руках, а потом снова посмотрела на подругу. - Я за ним просто присматриваю. Его зовут Реджи. До Реджинальда он пока не дорос.
Было что-то детское в том, как Шерил, нерешительно подойдя ближе, потянулась рукой к щенку, как трогала его мокрый нос и улыбалась его заинтересованному сопению. Запах сигарет Рене уловила не сразу и не сразу поняла, что он исходит от Шери, а не от старика, проковылявшего мимо с курительной трубкой в зубах.
- Почему? - было первым, что сорвалось с ее языка, когда Шерил все же посмотрела ей в глаза. Рене и так прекрасно знала, почему у нее появились эти сомнения. Расстались они не очень хорошо. Она прикусила губу и кивнула, с облегчением цепляясь за другую тему.
- Да, здесь очень красиво. Это ты еще не видела, какой вид открывается с маяка и вообще... - она прокатилась взглядом по пристани с болтающимися внизу у самой воды судами и суденышками и оглянулась на забегаловку, у которой они стояли. - Да и место, где выпить, ты выбрала не самое лучшее. Правда, здесь неплохо кормят.
Наверное, нужно было спросить, какие у Шерил планы и зачем она вообще приехала, но Рене вдруг подумала, что это не так уж и важно. Важно то, что она все же приехала после всех этих месяцев полного молчания. Решилась, собралась и приехала. Давиться после этого дешевым пивом в портовой забегаловке было как-то неправильно. Особенно при наличии у пивоварни с пабом под боком.
- Если действительно хочешь выпить, то куда больше для этого подойдет наш паб, - она кивнула на додж, на котором приехала, давая понять, что придется прокатиться, и заозиралась по сторонам в поисках багажа Шерил. - Где твои вещи? Или ты налегке?
Зная Шерил, Рене очень сомневалась, что та приехала вот так просто, без хотя бы одного чемодана, набитого летним шмотьем, и в особенности без этюдника с запасом масляных красок. Не после того, как сама же ей все уши прожужжала о том, какие красивые виды на Штормовом острове.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-10 14:47:14)

+3

6

Почему? Потому что она сделала все, чтобы у Рене не было никакого желания ни то что увидеться, но даже поговорить. Более того, Шерил поверила в это на полном серьезе. И только сейчас до нее дошло, что дело не в нежелании Кензи, а в дрянной сотовой связи, которая здесь, по сути, отсутствовала напрочь. Об этом Бойл тоже было известно, тогда какого хрена она так себя накручивала? Ведь не прошло и четверти часа, как громадный пикап свернул на парковку. Шерил не знала, как далеко от пристани находился дом семьи МакРеев, как не ведала о размерах острова, тем не менее, Бойл успела выкурить всего одну сигарету, что говорило о многом.
- Ты же понимаешь, на что подписываешься? – рассмеялась Шери, намекая на долгие прогулки по набережной со всеми вытекающими рисовальными последствиями.
По большому счету ей было плевать, где пить, что пить, и пить ли вообще, ведь это лишь предлог, первое, что сорвалось с языка вместо более уместного «прости». Однако Шерил также было хорошо известно, что у алкоголя есть одно полезное свойство. Он придавал решимости, которой иногда так не хватало. У нее еще будет возможность сказать все, что действительно хотела и... да, просто обнять Рене. А пока Шерил только улыбалась и неуверенно переминалась с ноги на ногу.
- Неужели я побываю в знаменитом макеевском пабе! – она оживилась, ее улыбка растянулась на максимум, от чего даже щеки заныли, – кажется, я немного проголодалась, но ради того, чтобы попробовать лучшее пиво на острове, я готова потерпеть. Вещи… они там, внутри, - она махнула в сторону закусочной, - я сейчас! Быстро! Очень!
В желудке действительно, что-то требовательно забурлило, пока беззвучно, на уровне ощущений. Неуверенность, которая сквозила в каждом движении, уступила место почти азартному веселью. Шерил метнулась к входу в закусочную и скрылась за звякнувшей дверью. Не успела та закрыться за ее спиной, как Бойл уже гремела этюдником и волочила рюкзак за одну лямку, создавая больше шума, чем только что пришвартовавшийся катер.
- Помнишь его? – поравнявшись с Рене, Шери тряхнула и без того шумную разноцветную «коробку». - Уверена, наше творчество пришлось по душе мальцу, что здесь работает. Правда, не думаю, что он в конечном итоге разобрался в назначении этой «чудо коробки».
От капота доджа исходил приятный жар только что работавшего двигателя. Шерил восхищенным взглядом окинула автомобиль, вблизи казавшийся необъятным. Слова здесь были лишними. Сгрузив рюкзак и этюдник в кузов, она перехватила Реджи, подставляя лицо под горячий влажный язык, и одновременно попыталась открыть дверцу со стороны пассажирского сидения.
  - А Реджи помогал рулить или проветривал уши на свежем воздухе? – сыпала вопросами Бойл, устраивая щенка на коленях и неустанно меся его, как тесто, - Ты сама хоть раз каталась в кузове? Это же идеальный багажник, туда слона можно впихнуть!
Кажется, у нее начался настоящий словесный понос, что случалось крайне редко и в исключительных случаях, как раз таких, как этот. Именно такой Шерил представляла себе миссис МакРей - говорившей без умолку и по-матерински любопытной. Так что в интересах Рене было как можно скорее накормить и напоить Бойл, дабы прервать эту трансформацию и просто заткнуть.
- Артур сказал, что ты вернулась домой, - прежде чем сдать Артура, Шерил какое-то время внимательно смотрела на Рене. Во время ожидаемо непродолжительной поездки до паба у Бойл опять появилась возможность безнаказанно изучать профиль подруги, и она этим, конечно же, воспользовалась. - Поэтому я здесь... то есть не поэтому - она замолчала, осознав, что рановато перешла к наболевшему.[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-04 17:08:28)

+3

7

Просить Шерил подержать щенка даже не пришлось. Она сама его забрала и взялась тут же тискать, как ребенок плюшевую игрушку. Реджи, уже успевший привыкнуть к такому отношению к собственной персоне, вовсю пользовался случаем и так и норовил зажевать палец девушки, рукав или прядь волос. Как-то запоздало Рене подумала о том, что нужно было прихватить то резиновое кольцо, которое брат купил ему специально, чтобы щенок точил об него зубы. Во спасение любимых кроссовок, так сказать.
- Он еще не дорос до простых собачьих радостей, - со вздохом сообщила Рене, когда они уже были в машине. - Сейчас его куда больше интересует обувка, которую можно погрызть, и корочки от пиццы. Он их обожает.
Шерил трещала всю дорогу до паба, изредка давая себе передышку, чтобы набрать в легкие побольше воздуха или отобрать у щенка то, что он успел зажевать. Отмечая все это краем глаза, Рене против воли улыбалась и смотрела на дорогу перед собой со странным чувством удовлетворения. Оно было подобно тому, которое испытываешь, когда что-то в твоей жизни налаживается само собой, почти без твоего участия, просто потому что так и должно быть.
- Я догадалась, - все так же же не отрывая взгляда от дороги, кивнула Рене. - Только Артур знал, где я.
Она тоже замолчала, прекрасно понимая, что говорить о причинах приезда Шерил сейчас, да еще и в машине, было не совсем правильно. Слишком рано и слишком опасно. Нужно было выпить для начала, поесть, помолчать предварительно, а уж потом вскрывать старое и наболевшее. А еще нужно было позвонить Катрионе и сказать, что их побег в Лондон откладывается на неопределенный срок. На неделю или даже больше. Как уж получится. Рене покосилась на Шерил, но почти сразу же вернулась взглядом к дороге. Впереди, среди построек центра города, уже маячила махина здания пивоварни. Вскоре стал виден и вытянувшийся вдоль нее паб. Пристроив додж на краю почти заполненной парковке у входа, Рене заглушила движок и отстегнула ремень безопасности.
- Сейчас только половина первого, но, думаю, Карлос уже работает. Это наш повар. Джетро привез его из Луизианы, хотя сам Карлос мексиканец. Готовит просто обалденно. Тебе понравится.
Она выбралась из машины и, подумав немного, взялась перекладывать вещи Шерил на заднее сидение доджа. Едва ли кто-то из местных рискнул бы залезть в машину старшего Макрея, которая когда-то точно так же, как и дефендер Джетро, была узнаваема даже на расстоянии, но перестраховаться все равно не мешало. В последнее время происшествия самого разного рода как-то слишком уж зачастили в их тихом и спокойном городке, так что Рене решила не испытывать судьбу. Пиликнув сигнализацией, она подхватила Реджи на руки и повела Шерил в святая святых Северного Солуэя — городской паб. Народу внутри было не так уж и много, но уже довольно прилично для воскресного дня.
- Ты чего здесь? - вместо приветствия удивился Родерик. - Забыла что-то?
Он был уверен, что Рене уже на пристани или на пути к ней как минимум, потому увидеть ее в пабе за пол часа до отплытия парохода он не ожидал. Тем более в такой компании. Удивление на лице Рори сменилось любопытством. Он окинул незнакомку оценивающим взглядом и вновь вопросительно посмотрел на Рене.
- Похоже, мой отъезд откладывается, - призналась девушка и, оглянувшись на Шери, кивнула на стоящего за стойкой мужчину. - Это Родерик Келли-Макрей. Помнишь, я тебе рассказывала о нем? Рори, это Шерил Бойл, моя подруга. Она только что приехала из Лондона.
- А-а-а... - Рори просветлел лицом. - Ты тоже художница? Приятно познакомиться.
Пока они обменивались рукопожатиями, Рене успела прогуляться вдоль стойки и выудить из-за нее телефонный аппарат.
- Устраивайся, где тебе больше нравится, - набирая номер, обратилась она к подруге. - Я сейчас к тебе присоединюсь, только позвоню кое-куда.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-10 14:47:57)

+3

8

От мыслей к действиям Шерил перешла неделю назад, когда наведалась в лондонскую квартиру Рене. После четырех прогулочно-подготовительных кругов по прилегающим улицам, пяти минут топтания на лестничной клетке и двух долгих трелей дверного звонка, стало ясно, что не стоило так переживать – Кензи дома не оказалось. Причин отсутствия было огромное количество, однако цель-то была вполне конкретная – увидеть Рене – а потому Шери решила не останавливаться и двигаться дальше, перебрать все возможные варианты. В галерее Кензи также не обнаружилась, зато был Артур и полезная информация, которая, в конечном итоге, и привела Бойл на Штормовой. Странно только, что после всего этого она так и не решилась позвонить заранее. Реджи немного присмирел и, устроившись поудобнее на острых девичьих коленях, медитировал на прилипший к лобовому стеклу листик, а Шерил отлаженными движениями собачника, чьи питомцы после плотной трапезы больше всего на свете любят ласку, чесала выставленный напоказ розовый живот.
Хорошо, что Рене не поддержала щекотливую тему. Шери отвернулась и даже замолчала на какое-то время, правда, молчание длилось недолго, ибо в тишине думалось лучше, а думать сейчас совсем не хотелось. Поэтому Бойл возобновила поток неизвестно откуда берущихся вопросов, предложений и известий, а окончательно исчерпала свои словесные запасы, только когда  додж, скрипнув тормозами, остановился между двух автомобильчиков, казавшихся на его фоне игрушечными машинками.
- Я думала, в таких местах, как Северный Солуэй, и понятия не имеют, что такое замки, - рассеяно улыбнулась Шерил, отвешивая себе мысленный пинок за такое стереотипное мышление.
Сомнений, что Карлос превосходно готовит, не возникало никаких, однако вникать, откуда старший брат Рене достал мексиканца, Шерил не стала, равно как не пыталась вспомнить хотя бы кого-то из многочисленного семейства Келли-Макреев, которые рано или поздно встретятся. Она хорошо помнила, как однажды Рене нарисовала целую схему с кучей ответвлений, дополняя ее словесным описанием и характеристикой по каждому члену, но содержание этой самой схемы смешалось в голове, превратившись в кашу из напрочь перепутанных, рандомных фактов, не имевших ничего общего с объективной реальностью.
Она передала вмиг оживившегося щенка Рене и поспешила за подругой. У Бойл была привычка цепляться за знакомых людей особенно в незнакомой обстановке. Вот и сейчас она подхватила Рене под локоток, даже не вспомнив, что в машине не могла толком даже посмотреть подруге в глаза.
Если пабов на своем веку Шерил повидала немало, то пивоварня была, пожалуй, первая, и это здание, явно построенное еще до Первой Мировой, произвело на девушку неизгладимое впечатление. Так что в паб Бойл вошла как огретая пыльным мешком по голове. По этой причине ей было еще сложнее вникнуть в диалог, смысловое содержание которого окончательно осело в мозгу, только когда Бойл осталась наедине с собой.
- Привет, ага, взаимно, - щебетала Шерил, легко сжимая протянутую руку, - А у тебя есть брат-близнец, верно? – попыталась блеснуть своими познаниями Бойл, и залилась краской, когда по лицу Рори стало ясно, что она облажалась.
Рассмеявшись, дабы замять неловкость, она окинула интерьер паба более пристальным взглядом, борясь с желанием приземлиться на ближайший свободный табурет. Родерик поддержал ее добродушным смешком и кивком указал на свободный столик у камина. Долго уговаривать ее не пришлось.
Стараясь не буравить Рене взглядом, Шерил спряталась за корочкой меню, которая попала Бойл в руки, едва она успела сесть. Даже беглого взгляда по высокой фигуре официантки оказалось достаточно, чтобы понять, что это не школьная подруга Рене. Шерил вообще нравилось сопоставлять рассказы, свое восприятие и реальность. Порой, разница была колоссальная. С Рори вышла накладочка, ибо заплутать в хитросплетениях чужого фамильного древа не составляло большого труда, а вот не признать Отем, которая на целую голову была ниже Рене, не было ни единого шанса.
- Никогда не пробовала мексиканскую кухню, - продолжая изучать меню, призналась Шерил, когда тень подруги скользнула по плоскости стола, - что такое энчилады? – она захлопнула корочку и внимательно посмотрела на Рене. - Все в порядке?[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-08 23:38:48)

+3

9

Катриона не брала трубку. Снова и снова Рене набирала номер Шоколадницы, подозревая, что ее хозяйка уже на пути к пристани, где ее никто не ждет, и снова и снова ответом ей были только длинные гудки. Конечно, Кэт не поплывет без нее. Ведь в этом и был смысл. Они должны были покинуть Штормовой вместе, вместе сесть на поезд в Абердине, вместе отправиться в Лондон. Рене надеялась, что это отвлечет Кэт от того, что с ней случилось в доме у озера. А еще она пообещала Джетро, что уедет. Это было нужно им обоим.
- Черт... - глухо выругалась Рене и с громким стуком вернула трубку на базу, чем до смерти перепугала проходящую мимо официантку. К счастью, обошлось без сердечных приступов и опрокинутой посуды, но ее состояние не осталось без внимания со стороны Родерика.
- У озера связи вообще нет, так что даже не пытайся до него дозвониться.
- Что, прости? - Рене непонимающе нахмурилась, но быстро сообразила, что к чему и покачала головой. - Нет, я не Джетро звонила, а Катрионе. Она хотела поехать со мной, посмотреть Лондон, но обстоятельства... - девушка оглянулась, чтобы убедиться, что эти самые обстоятельства устроились со всеми удобствами за одним из пустующих столиков у камина, и снова посмотрела на Рори. - Нацеди-ка пару кружек легкого эля для аппетита. Карлос уже работает?
- Он с самого утра тут ошивается. - Рори махнул рукой в сторону кухни. - Ему вчера новую плиту привезли. Все наиграться никак не может.
Перехватив Реджи поудобнее, Рене оставила Родерика наполнять кружки и направилась к Шери. Та уже вовсю изучала меню и заговорила сразу же, как только Рене приблизилась к столику. Наверное, на ее лице все еще было написано беспокойство, поскольку к вопросу об энчиладах тут же прибавился другой, никак с мексиканской кухней не связанный.
- Все в порядке, просто... - девушка приземлилась на свободный стул, устроившись напротив подруги, и машинально взялась трепать щенячьи уши. - Просто, я собиралась сегодня вернуться в Лондон, даже подбила на это подругу. Я тебе рассказывала о ней как-то. Катриона Стюарт. Они с Джетро учились вместе. У нее еще Шоколадница здесь есть и кексы просто обалденные, - оглянувшись на стойку, на краю которой остался телефон, Рене вздохнула и снова повернулась к Шери. - Я просто хотела позвонить ей и сказать, что поездка откладывается, но она не берет трубку. Или слишком занята, или уже на пути к пристани.
Рене резко замолчала, когда к их столику приблизилась та самая официантка, которую она перепугала. Она поставила на столик перед девушками по большой кружке светлого эля и удалилась, получив заказ на две порции энчилад. Раз уж Шерил понятия не имеет, что это такое, то лучше всего начать знакомство с мексиканской кухней именно с них. Но сначала пиво, конечно же.
- Пей, - Рене придвинула одну из кружек к Шери поближе и взялась за ручку второй. - Этот эль можно даже детям. Он легкий, вкусный и подходит в качестве аперитива как нельзя лучше, чем вино или сок.
Дабы подать пример, она сделала пару жадных глотков, удивляясь тому, что не замечала столь сильной жажды раньше, и утерла рукавом пенные усы. Для того, чтобы дождаться, пока пена сама опадет, у Рене никогда не хватало терпения. У нее вообще были с этим проблемы. Она просто не умела ждать. И ждать, пока Шерил созреет для разговора, ради которого приехала, она тоже больше не могла. К чему растягивать то, что можно легко прояснить прямо сейчас? Этот разговор и без того был просрочен на несколько месяцев. Тянуть с этим дальше было уже попросту глупо.
- Ты хотела поговорить? - вопросительные интонации в ее тоне лишь угадывались. Рене посмотрела на Шерил и не отвела взгляда от ее лица, даже когда Реджи решил уйти в самоволку и, спрыгнув с ее колен на пол, укопотил куда-то за стойку к Родерику.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-10 14:48:36)

+3

10

- Ты собиралась уехать? - выпалила Шери где-то в промежутке между ожидаемым "все в порядке" и объяснением, куда именно собралась подруга. Бойл осеклась, проглотив конец вопроса. Получилось слишком резко, и вообще как будто она предъявляла претензии.
И нет, она не ошиблась - Рене пребывала в подвешенном состоянии. Только была ли причина непосредственно в сорванной поездке, неожиданном визите Бойл или собака зарыта гораздо глубже, Шерил так и не определила. О том, что она не вовремя, не догадывался разве что Реджи, который млел, подставляя под пальцы Рене то одно, то другое ухо. Стоп. Выходит, ей чертовски повезло успеть именно на этот паром. Это и не к месту заданный дурацкий вопрос настолько выбили ее из колеи, что Шери только мельком уловила смутно знакомое имя из монолога Кензи, а потом еще какое-то время не могла связать его с человеком, которому оно принадлежало. Катриона Стюарт - вечная хохотушка, по крайней мере, именно такой она представлялась по рассказам Рене, которые, впрочем, Шерил едва помнила. Ей и в голову не могло прийти, что школьная подруга Джетро Макрея, нуждалась в Кензи, пожалуй, не меньше нее самой.
- Катриона? Мы можем съездить за ней или ты сама... до пристани же всего ничего. Энчилады остынуть не успеют... - лепетала Бойл. Стойкое ощущение, что она, как слон в посудную лавку, влезла в жизнь подруги, не отпускало Шерил, и она любыми доступными способами пыталась, как ей казалось, сгладить острые углы. Неловкость разве что из ушей не текла, поэтому появление официантки было как нельзя кстати. Помнится, они здесь как раз ради того, чтобы выпить… и поговорить. Вот только вряд ли лёгкий эль, которым, по словам Рене, можно поить детей, теперь развяжет Шерил язык. Беспечная болтовня – это одно, а разговор по делу – требующий несколько больше, чем просто механического шевеления губ – совсем другое.
По дороге в паб мыслей было так много, что приходилось трещать, не затыкаясь, чтобы не ляпнуть чего лишнего раньше времени, а теперь, когда время пришло, все подходящие слова куда-то подевались - разбежались, как стадо напуганных овец от голодного волка. Глядя на то, как Рене слизывает пивную пену у себя под носом, Шерил невольно улыбнулась и подчинилась. Она плохо разбиралась в выпивке, в частности в пиве, но давиться помоями не стала бы, даже чтобы угодить подруге. Эль действительно был хорош, а первый глоток избавил от мерзкого привкуса курева во рту. Шери не знала, с чего начать, но стоило ей сделать пару неуверенных шагов в нужном направлении, и все то, что было так сложно оформить в слова, полилось рекой.
- Наверное, я хотела сказать, что… я так не думаю. Больше. Теперь. Уже. Ты была права, а я была напуганной дурой, ведомой ненавистью и отвращением к тому, что… - Шерил запнулась и тут же поправилась, - кто этого не заслуживал. И… если того решения, которое я приняла, уже не изменить, то наша дружба… я надеялась вернуть хотя бы часть того, что было до… для меня это важно... - все время своей невнятной, скомканной речи, Шерил блуждала взглядом по окружающим предметам, словно на них были разбросаны подсказки, и теребила в пальцах картонную подставку под кружку, - мне так тебя не хватало…
Обеими руками подхватив кружку, Шерил одним долгим глотком опустошила ее. Она столько всего наговорила в их последнюю встречу, главным образом, оправдывая еще не совершенный на тот момент поступок. Их было так много - пустых и бессмысленных оправданий. Шерил от них устала. Рене сама все прекрасно понимала, наверное, даже слишком хорошо. Поэтому сидела напротив, поэтому не выбрала поездку в Лондон и поэтому, несмотря ни на что, пыталась отговорить подругу. Шерил наконец подняла глаза на Рене, большие и блестящие, от скопившейся в них влаги.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-15 21:54:25)

+3

11

Шерил было трудно начать. Это было видно невооруженным глазом. Но Рене, как бы ей не хотелось, чтобы подруга выговорилась как можно быстрее, содрав уже, наконец, этот чертов пластырь одним резким движением, никак ее не торопила и не подталкивала в нужном направлении. Рене просто ждала. Потому что все должно было случиться само по себе, естественным образом и без давления со стороны.  Меньше всего она хотела давить на Шерил. Она знала, что ни к чему хорошему это не приведет, потому что однажды уже совершила эту ошибку, и они не виделись несколько месяцев. Больше она себе подобного не позволит. Шери с трудом выдавливала из себя слова, спотыкалась, поправлялась и упорно не смотрела Рене в глаза, словно боялась чего-то. Уж не саму ли Рене? От этой мысли в груди что-то болезненно провернулось. Шерил сожалела о том, что сделала, но она не знала, что Рене тоже о многом сожалеет. Например, о том, что была настолько категорична и несдержанна тогда. Что ушла, оставив Шерил одну, когда той так нужен был друг рядом. Пусть решение, которое она приняла, Рене не одобряла даже теперь, это не значило, что можно было вот так просто взять и уйти, бросив подругу в одиночестве. Это была ошибка, которую она допустила по глупости и которую не могла себе простить.
- Шери...
Рене протянула руку через стол и, заставив Шери отпустить ручку опустевшей кружку, сжала в руке ее холодные пальцы, но когда девушка подняла на нее глаза, она поняла, что этого катастрофически мало. Повинуясь сиюминутному порыву, Рене поднялась с места и, пересев поближе к подруге, обняла ее, крепко прижимая к себе. Нос тут же защекотал знакомый аромат, а в глазах защипало от внезапного осознания, насколько сильно она по нему соскучилась.
- Мне тоже тебя не хватало, - выдохнула Рене едва слышно куда-то Шерил в волосы и зажмурилась, не давая слезам ни единого шанса. - Очень-очень не хватало. Мне жаль... мне так жаль, что я ушла тогда, ты себе не представляешь. Я не должна была... Я знаю, что не должна была оставлять тебя одну. Это было твое решение, твое право, я не должна была осуждать тебя за этот выбор и тем более не должна была уходить. Это было так жестоко. Мне так жаль, Шери...
Она с трудом заставила себя заткнуться и сжала Шерил в объятиях еще крепче, выказывая все недосказанное в этом почти агрессивном порыве. Кто бы мог подумать, что простые объятия могут излечивать давно ноющие раны на сердце. Жаль только, что не все. Рене зарылась лицом в душистые волосы подруги, погладила ее по голове как ребенка, а потом, чуть отстранившись, обняла ладонями ее лицо и заглянула в глаза, огромные и как будто стеклянные от стоявших в них слез. Ее собственные мокрые ресницы слипались, когда она моргала, но, к счастью, на полноценные слезы жидкости в ее организме не набралось. В противном случае в пабе стало бы слишком сыро. Как одержимая Рене размазывала большими пальцами слезинки на чужих щеках и все смотрела и смотрела на Шери, словно не видела ее годы, а не месяцы.
- Не представляю, каково тебе было одной... Ужасно, наверное, после всего, что тебе пришлось пережить... - закусив губу от нерастраченной злобы на судьбу, так жестоко с ними обошедшуюся, Рене покачала головой. - Вот честно, я не знаю, как поступила бы на твоем месте. Пыталась представить сотни раз, но так и не поняла, как правильно и возможно ли вообще поступить правильно в подобной ситуации. Но я точно знаю, что поступила неправильно, когда оставила тебя совсем одну. Я не должна была. Прости меня пожалуйста.
Деликатное покашливание официантки, принесшей заказ, заставили Рене вспомнить, что вообще-то они с Шерил в общественном месте с кучей свидетелей. Пусть так называемой «куче» было глубоко наплевать, о чем там в углу щебечут девчонки, лишнее внимание им было ни к чему в любом случае. Рене отстранилась от Шерил, пересела обратно и кивнула официантке, давая добро на сервировку стола.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-15 20:32:44)

+3

12

Подумать только, она до сих пор не сказала этого. Ради чего, собственно, и приехала. Шерил открыла было рот, чтобы выдать емкое «прости», которое одновременно и подытоживало, и охватывало все то, что она успела вывалить на подругу, но комок, застрявший в горле, не давал толком ни вдохнуть, ни выдохнуть. Пальцы Рене были такими горячими по сравнению с ее собственными. Они согревали, но этот жест, призванный успокоить, только усугубил ситуацию. А когда Рене оказалась так близко, что Шери могла уловить ее дыхание, плотина самообладания прорвалась. Бойл моргнула, и крупные слезы проложили первые соленые дорожки на щеках.
Как же давно она так крепко не прижималась к Рене. Как она могла забыть, насколько это хорошо. Простое объятие. Нет, это было больше, чем просто объятие. Шерил уткнулась мокрым от слез лицом в шею подруги и слушала, слушала, слушала ее голос. Она различила до безумия знакомый вкус на губах, не своих слез, а сладковато-соленый, ароматный вкус нежной девичьей кожи, которую не раз целовала. Бойл хотелось кричать, что она теперь самая счастливая на свете, что Рене не виновата, и только всхлипывала, кусая губы от бессилия и полнейшего отсутствия возможности издавать членораздельные звуки. Она цеплялась за Рене, словно утопающий за спасательный круг. Рене Кензи и была ее спасательным кругом.
После того концерта, что она устроила, Шерил боялась теперь только одного. Она боялась проснуться и осознать, что это всего лишь сон. Один из многих. Поэтому она не сразу открыла глаза, как будто стараясь отсрочить момент жестокого разочарования. Но никакого разочарования, только Рене. Слезы продолжали сочиться, как из трещины в раковине, несмотря на то, что Кензи то и дело стирала их. Зато Шери уже не вздрагивала от всхлипов, а улыбалась, глядя на подругу. Она прижимала ее ладони к своим щекам и старалась не думать о том, что никогда не простит себя за содеянное. Это был поступок эгоистки. Она поняла это уже давно и успела с этим смириться. Шерил прекрасно знала, что родители были бы только рады этому ребенку, и, если они узнают об аборте, это разобьет им сердце.
- И ты меня прости, Рене, - голос прозвучал на удивление ровно. Шерил не поверила и все же рискнула продолжить. – Не нужно представлять и даже думать об этом… это позади. Мне всегда твердили, что нужно жить настоящим. Здесь и сейчас, - она шмыгнула носом и подняла глаза на подошедшую официантку, - кажется, нас засекли, - шепнула Бойл, хихикнув. Ей не хотелось отпускать Рене, но иного выхода не было. Энчилады прибыли.
- Я, наверное, красная как помидор… где можно умыться? – виновато пролепетала она, рукавом свитера промокая еще влажные щеки, и направилась туда, куда указала Рене, пряча взгляд от немногочисленных присутствовавших.
У нее и правда был тот еще видок, а освещение лишний раз это подчеркивало, и если холодная вода не могла убрать покраснение глаз, то с задачей взбодрить справилась на ура. Слезы лечат. Ведь они обе скинули такой колоссальный груз с плеч. Это не значило, что все эти месяцы Шерил не переживала, не давала волю эмоциям, просто сейчас эмоциональное состояние достигло максимального пика, взорвалось и схлынуло, оставив лишь приятное умиротворение.
- Ты же покажешь мне, как с ними лучше расправляться? – попросила Шери, плюхнувшись обратно на свое место и с интересом разглядывая творение Карлоса. Выглядело просто и аппетитно.[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-17 17:43:08)

+3

13

Показав, где в пабе располагалась уборная, Рене проводила Шерил взглядом, раздумывая над тем, что, наверное, стоило пойти вместе с ней. Пришлось напомнить себе, что Шерил вообще-то взрослая девочка и не нуждается в компании. Подспудное желание загладить вину за то свое отсутствие теперь давало о себе знать таким вот образом. Беспокойством и тревогой по пустякам. Рене знала, что это пройдет, но пока никак не могла себя заставить не оглядываться в ожидании, когда Шерил снова покажется в зоне видимости.
За время ее отсутствия, Рене успела предпринять еще одну попытку дозвониться до Кэт и вернуться к столу ни с чем. Официантка уже закончила с сервировкой и даже принесла еще по кружке пива, забрав взамен пустые. От запаха еды желудок довольно заворчал, но нападать на энчилады Рене не торопилась. К тому же она наконец-то заметила отсутствие Реджи.
- Да здесь он, - отозвался Родерик, когда она подняла шум из-за пропажи. - Давай я лучше отнесу его к Джетро в берлогу. Тебе все равно сейчас не до него.
Он кивнул на Шерил, показавшуюся из закутка, где располагалась уборная, и Рене легко согласилась с его предложением. Ей действительно сейчас было не до Реджи и присмотра за ним. За стол они с Шери вернулись вместе. Расправив салфетку на коленях, Рене только отмахнулась в ответ на слова подруги.
- Руками ешь. Можно, конечно, использовать вилки и нож, но куда проще и вкуснее есть энчилады руками. Вот если бы к ним был подан какой-нибудь горячий гарнир, тогда да, пришлось бы использовать приборы, а так... Смысл заморачиваться?
Вместо того, чтобы и дальше разглагольствовать о вариантах употребления в пищу такого необычного для местных широт блюда, как энчилады, Рене решила показать все на деле и подхватив свернутую в аккуратный конвертик тортилью за поджаристые бока, склонилась над тарелкой и укусила ее за истекающий оплавленным сыром бок. Мясная начинка тут же потекла соком, пачкая пальцы и подбородок, но Рене это не остановило. Когда голод во главе угла как-то не до эстетики. Прожевав первый кусок и откусив еще побольше, она утерла подбородок салфеткой и, не переставая жевать, посмотрела на Шерил чрезвычайно довольная собой. Ей хватило воспитания, чтобы сначала прожевать еду, а уж потом начать говорить.
- Видишь? Все просто и, главное, всем наплевать, как это выглядит со стороны. Ты еще привыкнешь к этому. Про лондонский пафос здесь вспоминают, только когда хотят над ним посмеяться. Простота, наверное, один из великого множества плюсов этого места. Еще оценишь.
Она говорила так, словно то, что Шерил останется погостить на Штормовом острове на какое-то время, было делом решенным, и осеклась, когда поняла, что не знает наверняка. Этюдник, который она взяла с собой, конечно, наводил на определенные мысли, но вдруг у Шерил другие планы.
- Ты же останешься? - Рене уставилась на подругу, но почти сразу же заговорила вновь, не позволив ей ответить. - Через три с половиной недели будет большой праздник. Северному Солуэю исполняется сто пятьдесят лет. Будет большое торжество, возможно, все растянется не на один день. Джетро тоже что-то задумал. Я собиралась вернуться в Лондон и приехать сюда снова через три недели, но теперь не знаю даже, есть ли в этом смысл, - в задумчивости она перекочевала взглядом на стойку, за которой снова показался Родерик, а потом снова посмотрела на Шерил. - Ты могла бы остаться тут, со мной. Мама точно против не будет. Она всегда радуется, когда у нас гости. Они же с Джетро вдвоем в этом огромном особняке обитают. Хотя я более чем уверена, что куда больше времени он проводит на пивоварне. Я здесь уже неделю, и за все это время он ночевал дома всего-то пару раз. У него тут не так давно дочь взрослая обнаружилась, так что он слегка... Ну, ты понимаешь.
Рене изобразила нечто, что должно было в полной мере проиллюстрировать состояние человека, в жизни которого все перевернулось с ног на голову, и покачала головой. Она даже не хотела представлять, что сейчас творится в голове брата, ей было достаточно того, что творилось в ее собственной голове.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-17 20:17:46)

+3

14

Она и не собиралась заморачиваться. Есть руками – это же прекрасно! В конце концов, люди веками так делали, и это не считалось зазорным. Вот, например, с курицей принято расправляться без помощи приборов. Да, и самой Шерил привыкать как-то особо не приходилось особенно, если учесть, как она питалась в последнее время. Подобный подход ее только обрадовал. Инструкции были предельно простыми, а наглядная демонстрация усилила и без того зверское чувство голода, заметно раздувшееся после выплеска эмоций. Удержаться от смеха, глядя на то, с каким энтузиазмом Рене проводит мастер класс, было невозможно. Однако повторить этот трюк самостоятельно таким образом, чтобы большая часть оказалась в желудке, нужно было еще постараться.
- Осторожно, сейчас, капнет! – почти взвизгнула Шери, давясь смехом, и потянулась через стол, чтобы не дать подруге испачкаться. – Когда это я заморачивалась? Ладно-ладно, но не на счет еды. Между прочим, это я ходила с жирным следом от пиццы на джинсах целый день! И ничего, пережила же как-то эту трагедию! Это было на втором или третьем курсе?
Не сводя с Рене смеющегося взгляда - о недавних слезах свидетельствовали разве что красные глаза, да призрачное, едва заметное ощущение, близкое к невесомости, причиной которому, скорее всего, было пиво – Бойл, наконец, решилась. В самом деле, это же еда, она не укусит, скорее наоборот. Нос щекотали аппетитные запахи мяса и приправ. Отрезав все возможные пути начинки к отступлению, Шери сняла пробу. Не секрет, что перед тем как проглотить, пищу следовало бы еще хорошенько прожевать, однако рулетик был таким вкусным, а Шерил такой голодной, что никакие доводы здравого смысла не срабатывали.
- Передай Карлосу, что он – Бог! – простонала Шерил, подставляя ладонь под подбородок.
После окончания учебы Бойл бывала в своей съемной лондонской квартире только наездами, а четыре месяца назад окончательно переехала в родной Эдинбург. Лондон. Ей вообще никогда не нравился этот вечно промозглый и дождливый, суетливый и суетный, грязный во всех смыслах город. Даже Лит, с его хулигански-наркоманской репутацией не вызывал таких отрицательных эмоций. Впрочем, по ряду причин мнение Шери нельзя было назвать объективным.
Она расправилась с одной тортильей и принялась за вторую, однако уже не уделяла столько внимания еде. А все потому, что Рене заговорила о дальнейших планах. О их дальнейших совместных планах.
- Я бы хотела. Очень, - ответила Шерил. Прозвучало так, словно у нее были какие-то веские причины отказаться, хотя, на самом деле причина могла быть только одна, и после того, как Рене сама предложила погостить, эта причина самоликвидировалась.
Когда мысль заявиться на Штормовой ещё толком не оформилась, Бойл планировала задержаться всего на пару дней, встретить подругу, порисовать там, полюбоваться хвалеными красотами... ага, конечно. В какой-то момент она и правда убедила себя в том, что это все может сойти за адекватную причину посетить крошечный остров в Северном море. Есть же те, кто, руководствуясь лишь собственным интересом и шилом в одном месте, забираются в такие укромные уголки мира, по сравнению с которыми Штормовой – настоящий континент. Но Бойл была не из их числа. Если бы Рене не приехала за ней, Шерил уже брала бы обратный билет до Абердина. Извиниться извинилась, и этого оказалось ничтожно  мало. Она хотела большего, она хотела убедиться, что теперь все будет как прежде. И только что Рене дала ей такую возможность.
- Я познакомлюсь с твоей мамой! Мне одновременно и страшно и жутко интересно, - и это была чистая правда. – Думаю, это все же радостная новость. По крайней мере, лучше так, чем никогда не узнать о существовании дочери… остается только наверстать упущенное. А кто мать и почему все всплыло только сейчас?
Шерил рефлексировала на все, о чем рассказывала Рене, однако ничему не удивлялась. Зная подругу, не сложно представить, на что способны ее родственники, пусть и не кровные. Вдобавок ко всему, у Кензи в копилке было достаточно историй, которыми она охотно делилась.
- Выходит, это приглашение на праздник? А ты уверена, что выдержишь меня столько времени? – Шери продолжала улыбаться, и как было не улыбаться, когда она смотрела на Рене Кензи. Казалось, Бойл не сводила с подруги глаз, словно хотела вдоволь наглядеться. И это было чревато последствиями, поскольку она напрочь забыла, что имеет дело с непокорной сочащейся мясным соком начинкой, которая стекала не только по пальцам, но и норовила выбраться иным путем. Например, через истончившееся внизу тесто, которое в итоге разорвалось, потеряло все, что хранило, и содержимое смачно шлепнулось аккурат Шерил на колени.
- Черт! – она стиснула зубы, чтобы возглас вышел не слишком громким. Зависнув на секунду, Шери спохватилась и принялась собирать потери, тут же отправляя все в рот. – А это Карлосу передавать не надо! Он не должен знать, что я так надругалась над его энчиладами, - а потом добавила уже сквозь смех, - почти как пицца... полить пивом - и из меня получится полноценный обед.[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-23 11:28:11)

+3

15

На секунду, нет, даже на долю секунды Рене показалось, что Шерил откажется и покинет остров, как только появится такая возможность. Она даже успела расстроиться по этому поводу, но уже в следующий момент Шери начала искрить таким энтузиазмом, что в пору было вызывать пожарную службу. Кажется, идея остаться и немного погостить не просто пришлась ей по душе, а вызвала самый настоящий восторг.
- Чего тебе действительно стоит бояться, так это ее своднических наклонностей, - усмешка Рене приобрела кисловатый оттенок. - У мамы пунктик. Они с Брианной решили переженить всех в радиусе своей видимости, так что готовься к худшему.
Она хотела пошутить еще как-нибудь на эту тему, чтобы хоть как-то подготовить гостью к встрече со своей матерью, но вопросы, посыпавшиеся из подруги, как из порченного мышами мешка с крупой, не дали ей такой возможности. Рене рассказала обо всей этой истории с Джетро, Патрисией Уилсон и их общей дочерью Шарлоттой, стараясь говорить нейтрально. У нее почти получалось. За неделю она успела не только все это переварить, но и свыкнуться с новыми обстоятельствами. У брата была взрослая дочь, ее племянница. У него была женщина, с которой он все это время тайком встречался. У него был шанс на счастье, которое он заслуживал. Наверное, когда-нибудь у нее получится порадоваться за него искренне.
- А ты уверена, что выдержишь меня? - парировала Рене, вынырнув из собственных тягостных мыслей, которые, однако, не мешали поглощать стряпню Карлоса на автомате. - Это маленький остров, здесь некуда бежать и негде спрятаться. Разве что ты попросишь политического убежища у кого-нибудь из местных. Но Макреи все равно тебя найдут, так и знай.
Прозвучало довольно зловеще. Рене скорчила зверскую рожу и, закинув в рот последний кусок энчилады, взялась за ручку кружки, намереваясь залить все съеденное холодным пивом. Первый же глоток едва не попросился наружу. Рене прыснула со смеху в салфетку, глядя на то, как Шерил упикала начинкой свои джинсы, и замотала головой.
- Ну ты и поросенок! Рори, нам нужны еще салфетки!
Все еще смеясь над подругой, Рене повернулась в сторону стойки и осеклась, стоило ей только встретиться с Родериком глазами. Он держал в руке трубку телефона и смотрел на Рене, слушая кого-то на другом конце провода. Несложно было догадаться, что разговор серьезный, и, судя по тому, как Рори на нее смотрел, Рене это тоже касалось. Девушка нахмурилась, как будто спрашивая «В чем дело?», но Родерик только мотнул головой и поднял руку, давая ей понять, что нужно подождать.
- Погоди, я сейчас, - она улыбнулась Шерил и, встав из-за стола, подошла к стойке как раз к тому моменту, когда Рори вернул трубку на базу. - Что стряслось?
Бледное лицо кузена было красноречиво само по себе, но не давало конкретики. Он потер свое щетинистое лицо, заметно побледневшее за время телефонного разговора, и глянул на Рене остекленевшим взглядом.
- Шоколадница сгорела.
- Что?! - получилось так громко, что на них тут же обернулись почти все посетители паба. Родерик затравленно огляделся по сторонам и, склонившись к Рене, тихо заговорил, стараясь говорить коротко и по существу.
- С Кэт все хорошо, она в больнице, но ее кафе и квартиры над ним... - Рори тряхнул головой, с трудом укладывая полученную только что информацию. - Все сгорело. Вообще все. Я попытаюсь дозвониться до Джетро, но кому-то нужно съездить в больницу.
Мысленно Рене уже была за рулем. Она нащупала в кармане шорт ключи от доджа и уже отвернулась от стойки, чтобы сорваться прочь из паба, но в последний момент наткнулась взглядом на притихшую за столиком Шерил. Оставлять ее одну она не хотела, потому без всякой задней мысли решила взять подругу с собой.
- Поехали, по пути переоденешься.
Она схватила Шери за руку и потащила за собой как маленькую, крепко стискивая ее узкую ладошку своими неожиданно холодными пальцами. Тот же нехороший холодок поселился где-то в груди, в районе сердца.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+3

16

- Вот, для чего знающие люди кладут салфетку на колени, - сетовала Бойл, ожесточенно втирая жирные пятна в джинсу.
Салфетка Шерил покоилась рядом с тарелкой, такая чистенькая и красивенькая, а ведь она могла принять весь удар на себя. Смеха от этого не убавилось бы, зато хлопот уж наверняка. А смешно было настолько, что слезы выступили – откуда только брались – и заболели щеки. Даже когда настроения поменялись, и Рене отправилась к стойке, Шерил продолжала кривить уголки губ вверх, то и дело отвлекаясь от мнимого приведения джинсов в первоначальный вид.
Но чувство тревоги не менее заразительно, чем, например, зевота, потому очень скоро Шерил затихла и, отказавшись от бесполезного занятия, следила за происходящим у стойки. Даже если бы она могла разобрать, о чем говорили Рене и Родерик, она все равно не поняла бы, о ком шла речь. Так что незаметно для самой себя она переключилась на недавно обсуждаемую тему и рассказ Кензи о том, сколько информации на нее вывалили, едва она успела вернуться домой. А задуматься было над чем. Что-то в лице Рене едва уловимо менялось, когда она говорила о брате. Может, Шери так лишь казалось, однако она уже не раз замечала это неподдающееся описанию выражение, которое возникало всякий раз, как речь заходила о Джетро Макрее. Интересно, сама Рене знала об этом? Ей почти удалось сгладить свое неприязненное отношение к этой Уилсон. И Шерил могла поспорить, что оно было вызвано не только глупейшим поступком любовницы брата – впрочем, Бойл была последней, кто имел право судить о чужих промахах, какими глупыми они ни казались на первый взгляд - но и чем-то еще. Например, ее статусом.
Рене буквально вытянула Шерил из размышлений и потащила к выходу. Бойл успела только выудить из заднего кармана джинсов смятую зеленую бумажку и кинуть на столик, поставив тем самым галочку напротив пункта «угостить Кензи пивом», да махнуть Родерику, который этого даже не заметил. Но не это по-настоящему вернуло Бойл в реальность, а необычайно холодные пальцы подруги. Как будто это не Рене вовсе. Такое состояние было присуще самой Шерил практически перманентно, чего никак нельзя было сказать о Кензи. Впрочем, нешуточное волнение и даже страх выдавало не только нарушение терморегуляции. Сказать, что Рене была встревожена, значило ровным счетом не сказать ничего.
- Что..? – открыла было рот Шерил, но осеклась, решив, что вопросы здесь лишние, и она все узнает, когда придет время или когда они хотя бы остановятся.
Рассудив, что девушка с ее ростом не сумеет перебраться с переднего сидения на заднее даже в таком огромном салоне, так, чтобы попутно не сбить пяткой все настройки бортового компьютера, Шерил сразу юркнула назад, составив компанию своим пожиткам. Если от паба до больницы расстояние было больше, чем от пристани до паба, Шерил этого не заметила. Ей едва хватило времени на то, чтобы стянуть джинсы и натянуть почти ничем неотличимую от них пару чистых. Причиной тому было не столько сократившееся время пути, сколько манера вождения Рене, не только прибавившая в скорости, но и ужесточившаяся на поворотах. На заднем сидении и без того обычно изрядно болтает, но подруга устроила настоящие русские горки. Так что Шерил неплохо так прокачала координацию и хватательный рефлекс.
Невысокое - всего два этажа - здание с вытянутым фасадом и замысловатым планом занимало немалую территорию и выглядело довольно современно. Больница. Ошибиться невозможно. Фургоны скорой помощи и вывеска, на которой значилось «Госпиталь св. Томаса» при ближайшем рассмотрении – все это дополняло картину. Экскурсия по городу продолжалась.
Шерил старалась не отставать от Рене и для верности вновь сжала пальцы подруги. Правда, неизвестно, кому от этого должно было полегчать. Шери хотелось шепнуть, что все будет хорошо, но она по собственному опыту знала, что это всего лишь слова, которые не всегда работают впрок.[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-10-29 00:16:29)

+4

17

Наверное, следовало объясниться и хоть как-то оправдать причину их столь внезапного отъезда из паба, но Рене была слишком взвинчена, чтобы говорить. К тому же отвлекаться от дороги было чревато. Потом, все можно объяснить потом. Сейчас нужно добраться до больницы как можно быстрее и найти Катриону. Убедиться, что с ней действительно все в порядке. Хотя какое тут может быть «в порядке», если она в больнице, а ее Шоколадница сгорела. Там же вся ее жизнь!
Кензи гнала по улицам Солуэя как сумасшедшая, только чудом никого не сбив по пути и не спровоцировав ДТП. Город еще не пришел в себя после бурного Дня Независимости и был необычайно тих для воскресного дня. На счастье патрульные им тоже не попадались, так что очень скоро додж, покрытый толстым слоем пыли, уже стоял на парковке перед больницей. Шерил снова взяла ее за руку, но уже сама, и они вбежали в здание как пара школьниц, опаздывающих на урок. Буквально с порога они наткнулись на какого-то парня в форме медработника. Не рассчитав скорость, Рене вписалась в него со всей мочи, а Шерил, которую она тащила на буксире, только усугубила ситуацию, толкнув ее со спины по инерции. От такого напора парня не просто пошатнуло, а опрокинуло на пол вместе сл всеми его папками, которые он куда-то нес. Медицинские карты пациентов или просто текущая документация больницы - все это рассыпалось по полу, припорошив композицию из трех тел бумажками с печатями и подписями.
- Твою мать! - громко выругался погребенный под двумя девичьими телами парень. При падении ему крепко досталось. Мало того, что на него столь внезапно обрушилась неполная сотня килограмм в виде пары шебутных девиц, так он еще и затылком об пол умудрился приложиться при падении. Флегматичного вида медсестра, сидящая за стойкой регистрации на входе, нехотя поднялась с места, скрипнув при этом стулом, и воззрилась на всю эту образовавшуюся прямо на входе свалку через свой рабочий стол взором едва ли заинтересованным и вообще практически усталым. Как будто тут такое каждый день случается и ничего удивительного в этом нет. Просто светофор сломался. Скоро починят.
- Это знак, О'Нилл, - тоном Пифии со стажем заявила она. - Бабу тебе надо, вот что. Ходишь бесхозный... Тьфу на тебя!
Парень, наверное, ответил бы, если бы был в состоянии огрызаться и если бы в попытке подняться Рене не надавила ему коленкой туда, куда давить не стоило не в коем случае.
- Простите... Простите, пожалуйста, я... - она наконец-то выбралась из под Шерил, которая оказалась в роли верхнего хлебца этого внезапного бутерброда, и, схватившись за край стола, выскользнула на свободу как скользкий ломтик помидора. Медсестра опала в кресло, видимо, опознав в ней ту самую родственницу доктора Келли, которая хоть и не по крови, но Макреем, а стало быть и родней доктора, все же считалась, и вскинула брови, безмолвно вопрошая.
- Стюарт, - пропыхтела Рене, поднимаясь, наконец-то, на ноги. - Катриона. Ее к вам привезли... не знаю, когда. Недавно. После пожара. Она где?
Пока невозмутимая медсестра связывалась по внутренней связи с кем-то, кто должен был прояснить ситуацию, девушка оглянулась на свалку, которую сама же и устроила. Парень, все еще не оправившийся от потрясения и вообще выглядевший так, словно не спал пару суток как минимум, кое-как проморгался и теперь недоуменно разглядывал лежащую на нем Шерил.
- Что это было? - наконец-то поинтересовался он.
- Судьба, О'Нилл, - вновь включила пифию медсестра, которая, назвав Рене нужную палату, снова вернулась к своим делам. - Подбирай теперь. Развели бардак, понимаешь...
- Поможешь ему? - Рене помогла Шерил подняться и, вопрошающе заглянув ей в глаза, усвистала в неизвестном направлении, так и не дождавшись ответа.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+4

18

Когда Шерил планировала поездку, она и представить не могла, что они с Рене окажутся в горизонтальном положении так скоро. Это было не совсем то, на что Бойл изначально рассчитывала, и скорее походило на злую шутку какого-нибудь озлобленного пересидевшего в лампе джина, исполняющего желания в самом буквальном смысле и исключительно наоборот. Зато подобная ситуация лишний раз подтверждала теорию о том, что мысли материальны, и прежде, чем просить о чем-то, стоит адекватно и как следует сформулировать свое желание.
А ведь девушки вполне благополучно преодолели бордюрный камень, отделявший тротуар от проезжей части, и умудрились миновать автоматические двери, которые зачастую отказываются срабатывать в самый ответственный момент. Шери даже не успела заметить молодого врача – или кем там был этот парнишка - поэтому столкновение оказалось для нее неожиданным вдвойне. Она влетела в Рене, отскочила от нее, как арик для пинг-понга от ракетки, однако из-за того, что по-прежнему крепко цеплялась за руку подруги, присоединилась к веселой компании на полу. Ни дать ни взять доминошки: задели одну – повалились все трое.
Оказавшись, очевидно, в наиболее выгодном положении сверху, Шерил, тем не менее, умудрилась пребольно ударится локтем, вследствие чего прикусила язык. Создавалось впечатление, что в это место здоровым путь был заказан. «Вы в порядке? – не волнуйтесь, мы это поправим!». А что, превосходный девиз. И языкатая женщина на медсестринском посту лишний раз это подтверждала. Казалось, ничто не могло ее удивить. И заткнуть тоже.
Тем временем Рене опомнилась первой и уже стояла на ногах, тогда как Шерил продолжала прохлаждаться, оказавшись этажом ниже, и заерзала только тогда, когда услышала полный недоумения вопрос.
Не без помощи Рене она таки оказалась на ногах, но не успела и рта раскрыть, как подруга уже неслась куда-то. Конечно Шери поможет. Разве у нее был выбор. Она проводила Рене взглядом, попутно отмечая, что, несмотря на заверения, она все же сбежала от своей гостьи. Не прошло и пары часов. По крайней мере, Шери знала, где искать Рене. Опять всплыло имя Катрионы Стюарт. Кензи переживала за нее так, словно она была ее одноклассницей, а не брата. Бойл поспешила стряхнуть с себя эти дурацкие беспочвенные подозрения и уставилась на виновника или первую жертву происшествия - это как посмотреть. Кажется, она собиралась ему помочь.
- Будь я на Вашем месте, непременно возмутилась бы тому, как радушно в этом городе встречают гостей, - горько усмехнулась Шерил, проверяя способность языка шевелиться в привычном ритме, и протянула парню руку. Впрочем, с тем, чтобы принять не такое неудобное положение, он легко справился бы и сам. Присев на корточки, Шери то ли стягивала в кучу, то ли протирала пол разлетевшимися по всему коридору листами.
- Ой, вон там еще один, - указала она на спрятавшийся в тень под стулом лист, который находился в досягаемости от молодого человека, но не в поле его зрения. Попытки организовать собранное в ровную стопку не увенчались успехом. Поэтому Бойл ограничилась собирательством.
- Я бы помогла Вам разобрать всю эту кучу, но боюсь, еще больше усугублю ситуацию, - Шери протянула собранную кипу и потерла ушибленный локоть, - но я была бы безумно признательна, если бы Вы проводили меня к палате мисс Стюарт, - и, понизив голос, добавила, - порадуете ту дамочку.

У палаты, расположенной в той части коридора, где находилось отделение для взрослых, маячила худенькая фигурка мальчика. Она переминалась с ноги на ногу, не решаясь зайти в палату Катрионы Стюарт. Малец устроил себе очередную вылазку в туплет – это было идеальным предлогом, оставалось только надеяться, что никому не взбредет в голову бить тревогу по поводу недержания - чтобы прогуляться, потому как торчать в четырех стенах было уже невмоготу. Тогда-то он и увидел мисс Стюарт, которую почему-то везли на каталке. Днем ранее она устроила мальчику настоящий праздник (с шариками и приглашенными клоунами). Она угощала его такими вкусными кексами. Шоколадными кексами! А теперь их больше не будет. В таких больших деревнях как Солуэй сарафанное радио разносит слухи со скоростью света (при условии, что кто-нибудь особенно заботливый не стремиться огородить своего ребенка от мнимой угрозы), и даже дети, такие как этот мальчик, были в курсе последних событий. Он с радостью навестил бы другую представительницу прекрасной половины человечества, но, как оказалось, этим утром ее действительно перевели в абердинский госпиталь.
Завидев спешно приближавшуюся к нему девушку, он вздрогнул и ретировался в направлении лестницы.[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-11-04 16:29:29)

+3

19

Нет, все таки ему стоило пойти домой отсыпаться, а не строить из себя железного киборга, который может и во вторую и в третью смену на работу выйти. Стоило вообще остаться у Ирэн, но Томми почему-то решил, что это будет неуместно. Сам виноват, короче. Теперь он чувствовал себя разбитым при том как-то слишком уж буквально благодаря налету этих двух девиц, которых он даже не знал. Одна смылась с места аварии сразу же, а вот вторая... О'Нилл уставился на ее руку и довольно долго соображал, что это вообще значит. Потом заторможенный из-за недосыпа мозг все же сработал как надо. Томми ухватился за протянутую руку и почти даже резво поднялся на ноги, которые, однако, ощущались как ватные и гнулись крайне неохотно.
- Вы тоже приезжая? - неожиданно быстро сообразил О'Нилл, наконец-то настроив фокус и присмотревшись к девушке повнимательнее. Совершенно незнакомое лицо. Он оглянулся на сидящую за столом медсестру в надежде, что хоть та прояснит ситуацию, но женщина спряталась за каким-то журналом и сделала вид, что происходящее ее совсем не интересует. Тем временем незнакомка взялась подбирать все то, что Томми рассыпал, и он, пусть с опозданием, но все же присоединился к ней в этом нелегком деле. Бумажки припорошили значительную площадь, покрыв ее белым ковром с яркими пятнами синих и красных печатей. Собирать приходилось все подряд, без разбора и как попало. Кажется, ему только что обеспечили работы еще как минимум на час или даже полтора. Подобрав распечатку, на которую указала девушка, Томми выпрямился и еще раз огляделся, чтобы убедиться, что они собрали действительно все.
- Спасибо и на этом, - отмахнулся парень, принимая из рук девушки неаккуратную стопку бумаг и добавляя ее к своей. - Я бы тут еще долго ползал, если бы не вы. О... вы ушиблись? - он заметил, как девушка потирает локоть, но, как выяснилось, куда сильнее ее беспокоило совсем другое. - Мисс Стюарт?
Томми нахмурился, пытаясь припомнить, кто это. Фамилия была ему знакома, при том слышал он ее как будто совсем недавно. Озарило его довольно быстро. Та женщина, что прибыла по скорой совсем недавно. Айрис еще распереживалась из-за нее очень сильно. Кажется, они были хорошими подругами. Возможно, будь Томми в более выспавшемся состоянии, он сообразил, о ком идет речь, куда быстрее. Тем не менее, куда определили погорелицу после поступления, он помнил хорошо и, согласно кивнув, повел незнакомку по коридору больницы, уверенно сворачивая в нужных местах.
До нужной палаты они добрались довольно быстро. Дверь в нее была распахнута настежь, так что можно было без помех заглянуть внутрь, не нарушая покой пациентки. Впрочем, самой пациентке было явно все равно, потому что она была под сильным успокоительным и спала, откинувшись на подушки. На лице и руках, лежащих поверх больничного одеяла выбеленного голубого цвета, виднелись ссадины и мелкие ожоги, но в общем и целом она выглядела вполне сносно. Рядом с койкой стояла на коленях та самая девушка, что так неосторожно налетела на него в коридоре, а потом сбежала, даже не извинившись. Томми нахмурился и уже было собрался шагнуть внутрь палаты и попросить внезапную гостью оставить пациентку отдыхать, как того требовало предписание врача, но потом увидел, как та подняла руку женщины и прижалась к ней щекой, и застыл прямо на пороге, так и не войдя внутрь. Теперь по крайней мере было понятно, почему она так торопилась.
- Не знал, что у мисс Стюарт есть родные, - Томми посмотрел на девушку, стоящую рядом, а потом снова перевел взгляд на ту, что была с пациенткой. - Или вы ей не родня? Простите, но с посещениями у нас строго. Скажите об этом своей подруге. Пять минут, не больше. Потом вам лучше уйти.
Томми говорил все это негромко, но достаточно твердо. Конечно, не ему было говорить о правилах посещений пациентов, не далее как вчера он позволил их нарушить и даже стал соучастником этого нарушения, однако, никто из девушек знать этого не мог, а, значит, и уличить его в применении двойных стандартов не смогли бы.
[nick]Tommy O'Neill[/nick][status]Lost Boy[/status][sign]"Run, run, lost boy, - they say to me. - Away from all of reality."[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/72058.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, интерн<hr>[/info]

+3

20

- Нерв или что-то вроде того, - пояснила Шери и тряхнула рукой. Этот жест в равной степени мог значить, как желание избавиться от фантома ноющей боли, так и заверение, мол, все в полном порядке.
По всему выходило, что не одна Шерил тут такая «новенькая». Хотя, судя по характерной форме медработника и той же кипе бумажек с кучей печатей и корявых подписей, парнишка прибыл на остров несколько раньше самой Бойл, да и цели у него наверняка были другие. В иных обстоятельствах она могла бы взять пару советов о том, как выживать в этих экстремальных условиях, однако в данный момент ее интересовало совсем другое. Сложно было не заметить, как ей не терпится приступить к поискам своей стремительной подружки.
В хитросплетениях больничных коридоров без ста грамм было не разобраться. Впрочем, почти две кружки, выпитые Шерил, запоминанию маршрута вопреки выражению не способствовали. Создавалось впечатление, что общественно полезные здания специально принято проектировать так, чтобы люди, которым не приходится по сто раз на дню носиться по этим коридорам взад-вперед, чувствовали себя как малые дети в дремучем лесу.
А ведь Шерил могла бы и сама отыскать нужную палату. Правда, заняло бы это в разы больше времени. А все потому, что проглядеть настежь распахнутую дверь не представлялось возможным. Шери заглянула через плечо паренька, и ее взору представилась настоящая идиллия. В помещении было светло, стерильно чисто и как-то искусственно. Разве что две почти неподвижные фигуры оживляли обстановку. Все внимание Рене было обращено к спящей на койке женщине. Со стороны могло показаться, что Кензи пришла навестить близкую родственницу. Такое предположение и было незамедлительно выдвинуто. Вот только Шерил знала, что родственных связей у этих двоих едва ли больше, чем у Бойл с рядом стоящим парнем. Неуместные догадки одна за другой лезли в голову, тараня хлипкую завесу здравого смысла. Шери изо всех сил пыталась не верить своим глазам, но эмоции оказались сильнее нее. Она напоролась на взгляд Рене и поняла, что единственным верным решением сейчас будет просто уйти.
Не обращая внимания на тираду своего проводника, Шерил развернулась и быстрым шагом направилась прочь от палаты. До двустворчатых дверей, отделявших одно крыло от другого, она добралась уже бегом. Понимание, насколько по-дурацки она только что себя повела, не умаляло того внезапно горького кома, подкатившего к горлу, когда Шери увидела как Рене прижалась щекой к ладони Катрионы. Ревность - чувство, в той или иной степени знакомое каждому. Не рановато ли для подобных банальностей? Можно было сколько угодно убеждать себя в абсурдности такой реакции, но Бойл просто ничего не могла с собой поделать. Ноги несли ее вперед, дороги она не разбирала и только отчаянно искала выход. Выход из сложившейся ситуации. До смешного дурацкой ситуации. Правда, Шерил было совсем не смешно.
Спустя мучительно долгих секунд тридцать дрейфования по бесконечным больничным коридорам Бойл наконец наткнулась на спасительную дверь с надписью «выход». Запасной, служебный, аварийный или еще какой – ее мало волновало. Она налетела на нее, одновременно надавив на ручку. Замок издал тихий щелчок, и дверь распахнулась, буквально выплюнув беглянку наружу, как вишневую косточку. За пределами больничных стен намного легче дышалось.
Шери оказалась в небольшом закутке, образованном углом здания, парой мусорных баков и скамейкой. Чуть поодаль раскинулся внутренний дворик, который от этого почти укромного местечка отделяла низкая ограда. Медленно перебирая ногами, которые теперь гудели от бега, Бойл подошла к скамейке и опустилась на нее. Все вокруг  от импровизированной пепельницы из стеклянной банки, до потертой таблички «место для курения» недвусмысленно намекало, где конкретно она находилась. Бойл пошарила по карманам и вызволила драгоценную пачку. Свежий воздух – это хорошо, но никотин куда как действеннее, когда дело касается восстановления расшатанных нервов.
И как приятный бонус отсутствие всякого присутствия. Впрочем, не успела Шери засунуть в рот сигарету, как раздался уже знакомый щелчок дверного замка.[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-11-12 12:38:35)

+3

21

Какой-то парень, едва ли настоящий врач, скорее всего практикант, интерн или как их там называют, что-то говорил про часы посещений. Если честно, Рене было глубоко наплевать на больничные правила, о чем она и собиралась ему сообщить, даже в грубой форме, если понадобится, когда резко повернулась и посмотрела на него, но забыла об этом сразу же, едва наткнулась взглядом на стоящую рядом с ним Шерил. За все время их знакомства Рене видела подругу всякой, видела почти все ее эмоции и могла с точностью определить, что та чувствует, по одному только выражению ее лица. То что Шери испытывала сейчас широким росчерком расписалось на ее закаменевшем личике и отразилось в глазах. Рене словно увидела всю ситуацию ее глазами и в растерянности уставилась на Катриону, руку которой держала все это время. Женщина спала, только хмурилась едва заметно во сне, наверное, переживая заново все то, что с ней произошло. Еще неделю назад на нее напал какой-то озабоченный урод, а теперь еще и это...
- Вам лучше уйти, - парень вошел в палату, давая понять, что выйдет из нее только вместе с незваной посетительницей, а где-то в коридоре слышались удаляющиеся шаги Шерил. Рене буквально разрывалась на части, но настойчивый медработник не оставил ей выбора по сути. Аккуратно вернув руку Катрионы на одеяло, девушка невесомо коснулась ее нахмуренного лба губами и вышла в коридор, не сказав интерну ни слова. Она быстро сориентировалась с направлением, в котором убежала Шерил. Она слышала звук ее шагов и слышала, как хлопают двери. Она ее так и не догнала, просто потому что и не пыталась, она просто ее нашла в, наверное, единственном месте на всей территории больницы, где можно было подорвать здоровье. Правда, еще была крыша, но туда вроде как не пускали.
Шери сидела на скамейке, из ее рта торчала пока еще не зажженная сигарета, а в глазах плескалось все то же выражение. Только теперь к нему прибавилась еще и досада, словно она жалела о том, что чувствует то, что чувствует. Это было так чертовски знакомо, что Рене проглотила так рвущееся с языка недоуменное «Что это было?» и, постояв немного на выходе, все же прикрыла за собой дверь. Она подошла к скамейке и села рядом с Шери как если бы так и задумывалось изначально. Умыкнула сигарету из чужой пачки, взяла зажигалку и, чиркнув колесиком, сначала запалила кончик чужой сигареты, а уже потом закурила сама. Первая же затяжка вытолкнула из нее значительную часть поселившейся внутри тяжести. Рене выдохнула и, откинувшись на спинку, подобрала под себя ноги, сев по-турецки, как привыкла. Голые коленки приятно обдувало ветерком. Время от времени через прорехи в низко висящих облаках прорывались слабые лучи солнца. Погода решила дать Штормовому острову небольшую передышку и возможность чуть-чуть просохнуть, прежде чем снова испортиться. Радио в додже болтало о дождях. Рене его даже толком не слушала, но вот запомнила. Как, впрочем, и всегда. Но ухудшение намечалось не только в погодных условиях. Для того, чтобы понять это, никакой прогноз был не нужен.
- Могла бы сказать, что это не то, что ты подумала, но врать не хочу, - заговорила Рене спустя какое-то время, когда сигарета в ее пальцах истлела почти до половины. - Мы это не планировали. Просто так получилось. Я только приехала и мы... мы провели почти все прошлые выходные вместе. А сегодня собирались отправиться в Лондон.
Последняя фраза прозвучала как итог чего-то длительного и значительного, о чем Рене как будто бы рассказала, но ограничилась при этом минимальным количеством слов. Она посмотрела на Шерил, гадая, что творится в ее голове, но так как чтение мыслей никогда не было в списке ее суперспособностей, решила не тратить время впустую. Его и так было мало. Его всегда мало. Протянув руку, Рене осторожно коснулась запястья Шерил и мягко провела пальцем по его внутренней стороне, словно хотела нащупать ее пульс.
- Но я все равно хочу, чтобы ты осталась, - призналась Рене. - Останешься?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+3

22

Как только Рене оказалась в поле видимости, Шерил расфокусировала зрение, чтобы только не смотреть подруге в глаза. Картинка превратилась в смазанный, заблеренный снимок, а фигура девушки почти слилась с окружением, выделялись только темные пятна шапки волос и одежды. С такого расстояния вообще-то сложно поймать чей-либо взгляд, даже таких огромных темных глазищ, как у Рене, но всегда лучше перестраховаться заранее. Шери было невыносимо стыдно, неуютно, и вместе с тем она радовалась появлению Кензи. Эти противоречивые чувства боролись за главенствующую позицию и не собирались уступать друг другу, как два упрямых козла на узком мостике. Бойл машинально затянулась, когда желтый огонек вспыхнул прямо перед носом. До сих пор она не выронила сигарету только потому, что плотно зажимала фильтр губами - даже скулы заболели от напряжения – и так и не предложила разделить с ней это удовольствие. А ведь хотела. Но выдавить из себя хоть что-то на деле оказалось куда сложнее, чем в теории. И слова, по большому счету, были лишними.
А еще она злилась. На себя, на тупую реакцию и на Рене. Да, не нее тоже! Зачем было, черт возьми, обнадеживать? Вот так просто, оставайся, а потом такое... Откуда-то донесся тихий шепоток, мол, никто не виноват, просто обстоятельства так сложились, женщине в палате сейчас куда хуже, и вообще ты эгоистка. Рене, она же здесь, совсем рядом. Это в разы усиливало вину, и Шери еще больше захотелось провалиться сквозь землю, наверняка же в этой больнице есть какие-нибудь тайные подземные этажи, где можно спрятаться понадежнее. В то же время другой голосок шипел прямо противоположное, уравновешивая весы противоречия: она покинула палату только потому, что тот парнишка не оставил иного выбора. И что с того? Ведь в это никак не влияло на итог. Голое колено коснулось обтянутого джинсой бедра, и Шерил вздрогнула. Мысли разом разлетелись, а в голове образовался приятный вакуум. Бойл на миг оторвалась от изучения пустой больничкой стены и метнула быстрый взгляд на это самое колено. Рене всегда так сидит, что за психоз, в самом деле.
Пальцы, уже не те непривычно холодные, коснулись запястья, и от очага прикосновения в разные стороны разбежались мурашки, однако на этот раз Шерил не вздрогнула. Приехать, чтобы помириться и тут же рассориться – натуральная Санта Барбара. Почему нельзя вот так просто взять и отбросить все ненужное, лишнее, тем более что Рене дала такой шанс. Она по-прежнему хотела, чтобы Шерил осталась. Хотела этого тогда и теперь. Готова была никуда не ехать из-за Шерил. У Бойл не было оснований не верить подруге после такого откровенного и исчерпывающего рассказа. Да, было больно и в то же время как-то полегчало. Не от осознания, что она никакой не параноик, по крайней мере, когда дело касалось ревности, а по куда более веской причине.
Шерил резко встала. Кажется, уже давно докурила до самого фильтра и теперь обсасывала пустой бычок. Она взяла курс на урну у входа, игнорируя ту, что стояла у скамейки, и банку, в которую машинально сбивала пепел последнюю пару минут. Может то была заслуга никотина, а может откровения Рене, как бы там ни было, Шери как-то разом обмякла, словно устала сопротивляться тому чувству, которое никогда по-настоящему не затухало в ней все это время. И то была не какая-нибудь там вина или незавершенность. Тыкая окурок о боковину урны, Бойл пыталась всеми известными ей способами унять взбесившийся пульс. Пожалуй, стоит скурить еще парочку сигарет. Но пачка и зажигалка остались у Рене. Шерил вроде как направилась, чтобы забрать их - и действительно вернулась к скамейке - но вместо этого, наклонилась к подруге и накрыла ее губы своими. В голове еще даже не успело пронеслось, хорошо бы обнять, да, обнять было бы в самый раз. Такого положительного ответа вполне хватило бы. Однако, до конца не отдавая себе отчета в том, что делает, Шерил уже запустила пальцы в пучок на затылке Рене. Это было тем малым, что соответствовало желаниям Шери. И плевать на горький привкус никотина. Каким сладким был этот поцелуй..[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2017-11-24 15:49:33)

+3

23

Ожидание ответа отзывалось нарастающей тяжестью в груди, словно это было не простое да или нет, а какой-то приговор, обвинительный или оправдательный, который она ждала, маясь от чувства неопределенности как от зубной боли. Рене отдернула руку, как если бы обожглась, когда Шерил вдруг резко поднялась с места и направилась к урне, что стояла рядом с дверью. Бросив короткий взгляд на ту, что стояла буквально под рукой, девушка снова посмотрела на подругу. Та тушила сигарету и судя по тому, как смотрела на пачку, что Рене до сих пор держала в руках, ей не терпелось засмолить еще одну. Это было так знакомо. Когда нервы зашкаливают, порой кажется, что и целой пачки будет мало, чтобы успокоиться. Она даже подняла и протянула Шери руку, в которой были зажаты сигареты вместе с зажигалкой, чтобы она с ходу могла их взять, но, как оказалось, ей было нужно совсем не это. Рене успела только моргнуть. Мягкие губы Шерил, такие знакомые и такие родные, накрыли ее рот, украв вздох, а аромат ее волос, рассыпавшихся по плечам, тут же окутал Рене, оттеснив даже въедливый запах сигаретного дыма. Из груди вырвался стон, когда Кензи почувствовала, как пальцы Шерил зарываются в ее волосы. Собранные кое-как в пучок, они тут же рассыпались крупными кольцами. Маленький каучуковый крабик-заколка звонко щелкнул зубьями и отлетел куда-то в зеленые кусты, что росли за спинкой скамейки. Рене поддалась вперед и обхватила тонкую шею Шерил притягивая к себе еще ближе. Ее губы, ее язык... Как же она по ним соскучилась...
- Это «да», я так понимаю? - выдохнула Рене, когда затянувшийся до неприличия поцелуй все же прервался. Она все еще придерживала Шерил за шею и горячо дышала ей в рот, готовая в любой момент продолжить, но ей хватило ума этого не делать, потому что больничная курилка была для этого самым неподходящим местом. Рене улыбнулась так радостно, как улыбаются дети, которым пообещали что-то очень интересное или очень вкусное, коротко и почти целомудренно чмокнула Шерил в губы и решительно поднялась со скамейки.
- Поехали, нужно тебя устроить со всеми удобствами и познакомить уже, наконец, с моей мамой.
Она потянула Шерил за руку прочь из этого укромного уголка, но добираться до парковки решила не через хитросплетения больничных коридоров, а через внутренний двор. Низкая ограда была скорее номинальной. Ее легко можно было перешагнуть, что Рене и делала, не выпуская ладонь Шерил ни на секунду. До машины они добрались в рекордные сроки. Уже устроившись за рулем, Рене достала из кармана шорт свой мобильник.
- Только мне нужно позвонить Джетро. Он должен знать о том, что случилось. Его из палаты точно не выгонят.
Кензи мрачно хмыкнула, представив лицо того молоденького интерна, что практически выставил ее из палат, когда вместо нее там окажется Макрей собственной персоной, и решительно нажала на кнопку вызова. Сеть вроде была и стоило попытаться дозвониться до брата, пока ее не сдуло легким дуновением ветра. Однако, не получилось. Джетро все еще был вне зоны действия сети. Поругавшись себе под нос, Рене завела машину. Дорога от больницы до дома, в отличие от заезда от пристани до больницы, заняла куда больше времени и сама по себе получилась намного спокойнее. Когда додж въехал через кованые ворота и зашуршал шинами по подъездной дорожке, ведущей к массивному каменному особняку, который Макреи называли домом на протяжении почти полутора веков, Рене уже решила, что представит Шерил как университетскую подругу. Ведь так оно и было на самом деле. В подробности их взаимоотношений она вдаваться не собиралась. Все таки это было не совсем то, о чем можно заявить между делом за чаепитием. Когда оказалось, что мамы до сих пор нет, Рене вздохнула с облегчением. Значит, у нее еще есть время не только на то, чтобы устроить Шерил, но и на то, чтобы придумать, как познакомить ее с мамой. Въехав в пустой гараж, Рене заглушила движок и стала помогать Шери с сумками.
- Думаю, мама не будет возражать, если я тебя устрою в комнате, смежной с моей. Там общая ванная комната и прекрасный вид на море.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+3

24

Воспоминания, несколько потускневшие за все то время, что они с Рене не виделись, вспыхнули новыми красками и хлынули на Шерил сплошным потоком. Ей стало невыносимо жарко в этом свитере. Кажется, она слишком утеплилась даже для северных широт. Поджав под себя одну ногу, она медленно осела на скамейку, не разрывая поцелуя. Свободная рука легла на колено, такое теплое и гладкое, то самое, которое заставило Шери вздрогнуть, как нервнобольную. Когда? Наверное, в какой-то другой жизни. Теперь она мягко на него наваливалась, подаваясь навстречу Рене. Ей хотелось быть ближе, поддерживать эту хрупкую и в то же время прочную связь. Что-то щелкнуло, но Бойл не слышала, ощутила только, как тяжелая копна волос вырвалась на свободу, щекоча ладонь с тыльной стороны. Существовал только этот момент, этот поцелуй и Рене. Как же все оказалось просто, достаточно было сделать один шаг. И ради этого стоило ждать так долго.
- Еще какое «да», - словесно подтвердила она для закрепления результата, кончиком носа касаясь щеки Рене. Как же ей хотелось оказаться где-нибудь, где никто не помешает, чтобы не отрываться от этих губ. И, словно прочитав мысли, Рене сжала ее руку и повела через внутренний дворик прямиком к парковке. Предстояло еще одно испытание – знакомство с миссис Макрей. Но Шерил была готова. Сейчас она была готова ко всему.
Она будто бы парила. Сидела в машине, то и дело облизывая губы, словно только что попробовала самое вкусное пирожное на свете, и улыбалась, пока Рене пыталась дозвониться до брата. А ведь Бойл казалось, что уже разучилась вот так широко и искренне улыбаться. Жаль, ей нечего было рассказывать. Эти неполные пол года прошли в оторве от всего. Шерил просто существовала. Но теперь она будет жить.
- Так вот где обитали пираты… когда там заселили Штормовой остров? - Шерил не сдержала восхищенного возгласа еще на подъезде к дому.
Поражал не столько утопающий в зелени величественный фасад особняка, сколько оформление сада в целом и то, как удавалось поддержать его в таком состоянии на протяжении стольких лет. Шери подалась вперед, оттягивая ремень, и глядела во все глаза до тех пор, пока темнота гаража не поглотила внедорожник.
- Ты же понимаешь, что я легко могу заблудиться, перепутать комнаты и совершенно случайно попасть не в ту кровать, - заранее предупредила Шери, закидывая рюкзак на плечо и забирая из рук Рене извечно громыхающий этюдник.
Внутреннее оформление ничем не уступало внешнему, только здесь преобладало дерево. У Шерил даже шея устала от непрерывных поворотов то влево, то вправо, будто она не изучала все это великолепие, а делала утреннюю разминку. Дабы голова окончательно не отвинтилась, Бойл поспешила за Рене на второй этаж. Широкие дубовые ступени приятно и тихо поскрипывали под ногами. Гостья даже коснулась перил кончиками пальцев, не из-за того, что так было легче подниматься, а чтобы убедиться, что они наощупь такие же гладкие, какими выглядят.
Комнаты рядом и смежная ванная - лучше не придумаешь! Разинув от изумления рот, Шери направилась прямиком к окну. Рене не обманула – вид на море открывался замечательный, если не сказать больше. Пора бы уже привыкнуть, а у нее все никак не получалось. Другая сторона сада – продолжение того цветущего великолепия, которым можно было любоваться просто проезжая мимо – здесь он приобретал иные масштабы, еще более внушительные; каменистый берег, выступавший в качестве природного волнореза, виднелся сквозь ветви деревьев как и темнеющая полоска моря. А какие тут, должно быть, закаты!
- Даже ходить никуда не надо! – выдохнула Бойл, обернувшись к Рене.
И застыла на месте в нерешительности, встретив взгляд Рене. Спохватившись, она сгрузила сумки и, вытянув из рюкзака пострадавшую пару джинсов, проскользнула в обозначенную ванную комнату, чтобы замочить жирное свидетельство своей неуклюжести. Что она, черт возьми, только что сделала? Шерил почувствовала движение за спиной и ее опять бросило в жар. Долбаный свитер, она до сих пор в нем! А это вода или у нее в ушах так шумит? Она медленно подняла глаза от своих рук и вновь напоролась на взгляд Рене, на этот раз отраженный в зеркале.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

+3

25

- Главное, не попади случайно в кровать Джетро, - пошутила Рене. - Я то переживу, а вот мама, боюсь, не поймет.
Только сейчас ей в голову стукнула запоздалая мысль, что знакомство Шери с мамой еще не самое сложное в сложившейся ситуации. Ей еще предстояло как-то объяснить Джетро появление Бойл на острове именно в тот день, когда сама Рене должна была его покинуть. И убедить его, что это вовсе не такая хитрая попытка обойти данное ему обещание уехать обратно в Лондон. Конечно, ее в полной мере оправдывало случившееся с Катрионой, она просто не могла уехать вот так просто, пока та была в больнице, но зная брата, Рене могла предположить, что этого ему будет недостаточно. Об этом она, пожалуй, подумает позже. Всему свое время.
- Когда-то здесь жил Джетро, но мы тогда были детьми, - Рене распахнула дверь и впустила Шерил внутрь одной из комнат на втором этаже, что выходили окнами на море. - Он решил перебраться в другую, когда вернулся. Она дальше по коридору, так что не перепутаешь даже если захочешь. К тому же он редко здесь ночует.
Она отдернула шторы, впуская в комнату дневной свет, и отворила дверь в ванную. Всего  в нескольких шагах была дверь в ее комнату, распахнутая настежь. Ее дорожная сумка так и лежала на кровати, торча наружу рукавами кофт и толстовок. Теперь можно было смело разбирать ее обратно.
- Ванная здесь, - озвучив очевидность, Рене посмотрела на Шерил. Та так и зависла у окна со странным выражением на лице. Странным да, но таким знакомым. Они были одни во всем доме, тут же подумала Рене и машинально облизнула пересохшие губы. - Принесу полотенца.
Совершив короткий рейс в коридор к скрытой за дубовыми панелями кладовой со всякой ерундой типа тех же полотенец, запасных одеял, подушек и чистого постельного белья, Рене вернулась в комнату и остановилась на пороге ванной комнаты, наблюдая за тем, как Шерил пытается замыть пятно на джинсах. Суетливые движения, красные пятна на скулах и бегающие глаза выдавали ее с головой. Как будто в первый раз, ей-богу. Рене подавила улыбку
- Для этого у нас есть прачечная.
Она слабо улыбнулась, когда Шери подняла глаза и посмотрела на нее через отражение в зеркале, и показала набор полотенец, за которыми ходила. Пара небольших для рук и лица сразу же заняли свое место на крючках рядом с умывальником, а те, что были побольше, в которые можно было завернуться после душа, она положила на столешницу тумбы рядом с умывальником, подойдя к Шерил почти вплотную.
- Да брось ты эти джинсы, потом в машинку закинем и все отстирается, - протянув руку, Рене закрыла кран, но так и не отошла, а только прижалась к Шерил еще плотнее. - тебе стоит освежиться после дороги. И переодеться. Не жарко в нем?
Свитер, конечно же она имела в виду именно свитер и именно в него вцепилась обеими руками, намереваясь стащить его с Шери через голову, как с маленького ребенка, который просто не способен справиться с этим сам, не запутавшись в рукавах. Она прижалась к ее шее губами сразу же, как только слишком жаркий даже для шотландского лета предмет гардероба улетел куда-то в сторону, а руки заскользили по обнаженному телу Шерил. Ее кожа была горячей и душистой. Она как будто гудела под губами Рене, как аккумулятор или батарейка. Напряжение, затаившееся внутри ее тела, словно искало выход наружу и никак не могло найти. Выход был лишь один и они обе это знали. Ладонь протиснулась за пояс тесных джинс Шерил, скользнула под ткань белья между ее ног и накрыла горячую кожу прохладными пальцами. Рене не торопилась, она лишь намекала на то, что хотела бы с ней сделать, поглаживая нежную кожу.
- Могу составить компанию, - она поймала в зеркале взгляд подруги и улыбнулась, по прежнему глядя на нее через отражение. - Если хочешь.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+4

26

Прачечная? Но Шерил не слышала. Осознание того, что они с Рене совсем одни ударило ее пыльным мешком по затылку, и она, не найдя более логичного решения, как заведенный болванчик, упорно застирывала пятно. На самом же деле Бойл мусолила чистую штанину, явно намереваясь протереть в ней дырку. Трусиха. Толку было бы куда больше, натяни она джинсы на голову. Так, по крайней мере, она не видела бы этих насмешливых бесят в глазах Кензи. Однако не могла оторваться от отражения подруги, а потому информация о полотенцах, как и любая другая, прошла мимо, не задержавшись в голове, зато тепло маячившей сзади Рене, игнорировать было невозможно.
- Очень жарко, - простонала Шерил, едва шевеля пересохшими губами, продолжая все так же неотрывно следить за Кензи.
Вот она решительно ухватилась за край свитера, потянула вверх вместе с майкой. У Бойл не было иного выхода, как вскинуть руки, подобно арестанту или заложнику. Такие ассоциации в иных обстоятельствах наверняка бы вызвали негативные эмоции, но Шерил просто не могла думать ни о чем кроме этих рук. Ей действительно было чертовски жарко. И свитер, откровенно говоря, далеко не главный виновник. При контакте с волосами синтетическая ткань наэлектризовалась, и кофта с характерным треском разрываемых контактов, полетела в сторону и, зацепившись за выпуклость крючка, на какое-то время повисла поверх полотенец, а потом сползла вниз. Отдельные волоски на голове тут же взмыли вверх, потянулись к образовавшемуся магнитному полю. Кожа покрылась мурашками, а место поцелуя загорелось, несмотря на то, что губы Рене были прохладнее. Ни один свитер на свете не способен вызвать такой жар.
Пальцы Рене словно заново изучали, неумолимо скользя по телу все ниже и ниже. И в то же время как будто помнили, где следовало задержаться, безошибочно угадывая самые чувствительные точки. Шерил выгибалась навстречу этим прикосновениям, выворачивала шею, ловя губами темные пряди. Ей не хватало одних лишь рук Рене. На ней по-прежнему было слишком много одежды, и Шерил ничего не могла с этим поделать. Всем своим существом она желала больше тактильного контакта. Но ей мешало собственное возбуждение, всячески распаляемое Кензи. И вот уже ладонь Рене скользнула между ног, дразня, испытывая на прочность силу воли. Стоит только податься вперед, стиснуть бедра или попросить...
- Хочу... - прохныкала она куда-то в потолок, неверное, маленькому круглому светильнику, скользкими мыльными пальцами цепляясь за раковину.
Перед глазами плясали разноцветные пятна. Еще чуть-чуть и... Нет, не так. Она слишком долго ждала этого, чтобы вот так вот просто кончить от одного единственного прикосновения. В конце концов, она не подросток пубертатного периода. Перехватив запястье подруги, Шери решительно потянула его от греха подальше, развернулась на сто восемьдесят градусов и тут же увлекла Рене в поцелуй. Она уже стягивала кофточку, оголяя плечи, а та словно не хотела сниматься. Бросив дело на пол пути, Шерил переключилась на топ. Его она также потянула вниз, высвобождая грудь. Теперь ничто не мешало Бойл в полной мере насладиться объятиями.
- Хочу твои губы, - прошептала она в поцелуй.
Перехватив таким образом инициативу, Шери продолжила наступление, и вскоре не только кофточка и топ - с последним, впрочем, пришлось повозиться - очутились под ногами, но и шорты с кружевами под ними. Бойл уже стекла на пол, оставив дорожку из поцелуев от ключиц до самого низа живота. Она жадно втягивала усиленный влагой аромат бархатистой кожи. В конец одуревшая она отстранилась от Рене, пьяно пожирая глазами каждый изгиб ее тела снизу вверх, а когда поймала взгляд Кензи, широко улыбнулась и, облизнувшись, припала к губам, которых так хотела. Здесь вкусы и ароматы имели особую концентрацию, а наблюдение за выражением лица Рене доставляло особое эстетическое удовольствие.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

+4

27

Шери изгибалась, запрокидывая голову, и буквально плавилась в ее руках, постанывая так сладко, что Рене едва сдерживалась, чтобы не перейти к более решительным действиям. От этого ее удерживало не только понимание, что торопиться им некуда да и незачем, но и оставшаяся после прошлогодних событий осторожность в обращении с подругой. После всего, что той пришлось пережить, Кензи не могла позволить себе даже легкую грубость или излишнюю настойчивость. Ничего такого, что могло бы пробудить в памяти Шерил неприятные воспоминания или ненужные ассоциации, но она как будто и не нуждалась в подобной деликатности. Перехватив пригревшуюся между ее ног руку, она развернулась к Рене. Губы обожгло жадным поцелуем.
В отчаянной попытке раздеть подругу как можно скорее, Шерил порывисто цеплялась то за кофту, то за топ, вызывая у Рене сдавленный смех, тонущий в непрерывном поцелуе, но кое-каких успехов эта возня все же достигла. Ее грудь буквально выскочила из выреза тесного корсетного топа, стоило только спустить тонкие бретельки с плеч и потянуть его вниз. Казалось, от трения горячей кожи о кожу вот-вот полетят искры. Они жалили друг друга заострившимися от возбуждения сосками, прижимаясь все плотнее и целуясь все голоднее и звонче, но скоро и этого стало катастрофически мало. Слишком поглощенная сражением с застежкой на джинсах Шерил, Рене упустила тот момент, когда подруга ее обогнала и ощутимо перегнала, избавив от одежды ее саму. При том от совершенно всей одежды, даже кеды куда-то подевались.
- Что ты делаешь? - хрипло удивилась она, внезапно обнаружив, что упирается в раковину обеими руками, а Шери медленно опускается перед ней на колени, покрывая поцелуями ее живот. Вопрос утратил актуальность, как только она прильнула ртом между ее ног. Рене почти задохнулась от ощущений и вцепилась в края раковины так крепко, что едва не обломала ногти о ее гладкую поверхность. По телу пробежала сладкая судорога, которая сразу же привела в тонус каждую мышцу в ее теле, а следом горячей волной прокатилось такое густое и концентрированное удовольствие, что Рене не выдержала и застонала, запрокинув голову и вцепившись рукой в растрепанные волосы подруги. Она зарылась в них пальцами и, обхватив за затылок, прижала Шерил к себе еще плотнее, поощряя все ее действия. Ее настойчивые губы, подвижный язык и совершенно пошлые, вкусно причмокивающие звуки, которые она издавала, - все это вместе выталкивало Рене куда-то далеко за пределы реальности, где не было никого кроме них двоих. Казалось, даже само время остановилось. Теперь отсчет вели только жаркие волны удовольствия, накатывающие с каждым разом все сильнее и сильнее и уносящие с собой все больше здравого смысла. Его осталось совсем немного, когда, опустив голову, Рене встретилась с Шерил взглядом. Ее глаза, потемневшие, с плещущимся в глубине зрачков безумием, затягивали в себя, как в пресловутый омут, и Кензи добровольно в нем тонула, дрожа всем телом и передергивая бедрами в ответ на каждое движение чужого языка.
- Еще... - выдохнула она, не разрывая зрительного контакта, и восторженно охнула, когда Шери послушно выполнила ее просьбу. Или это был приказ? Рене уже не следила за интонациями. Она была слишком близка к разрядке, чтобы придавать значение подобным деталям. Этот отчаянный «поцелуй» вытянул из нее все посторонние мысли. Рене жарко выдохнула, зажмурилась и громко застонала, содрогаясь в долгом и тягучем, как патока, оргазме. Эхо ее стона все еще звенело, ударяясь о кафельные стены ванной комнаты, пока она опускалась, не чувствуя ног, на пол рядом с Шерил. Она чувствовала свой вкус на ее губах, чувствовала сохранившийся на них жар собственного тела.
- Какого черта ты все еще в джинсах? - негодование по этому поводу прозвучало почти натурально и почти угрожающе. Избавив Шерил от остатков одежды, Рене утянула ее в душевую кабину, где под звонкий девчачий визг выкрутила сначала кран холодной, а потом уже горячей воды. Ванная комната медленно, но верно наполнялась паром, пока они с Шерил стояли под упругими струями и запойно целовались, лаская друг друга.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+4

28

Изучить и попробовать каждую складочку, покатать горошину клитора, проникнуть так глубоко, на сколько языка хватит, чтобы уздечка потом еще долго ныла, напоминая об этом моменте, и все это снова и снова в разной последовательности. Теперь власть сконцентрировалась буквально на кончике этого самого языка. Можно дразнить, доводить до исступления - все ради продления удовольствия. Только так сложно удержаться, притормозить, особенно когда в колтуне не затылке запутались чьи-то пальцы. Словно там была какая-то особая панель управления, которая слушалась команды только этих конкретных пальцев. А может командный пункт располагался где-то в другом месте. Стоило только в очередной раз поднять глаза и, минуя все аппетитные изгибы, поймать именно этот взгляд, горящий, требовательный. Движение бедер, перекатывающиеся под гладкой тонкой кожей мышцы, ее запах - вся это сводило Шерил с ума.
Прокатившаяся по телу Рене дрожь, как и долгий звонкий стон ознаменовали долгожданный финал. Плотоядно облизнувшись, Шерил потянула подругу к себе. Ее губы, распухшие и раскрасневшиеся от долгого "поцелуя" теперь искали рот Кензи. Им все было мало.
- У меня было одно неотложное дело, - хихикнула Бойл в свое оправдание, дрыгая ногами в иступленном желании поскорее избавиться от ставших особенно тесными джинсов.
Ее буквально загнали в кабинку и окатили ледяной водой. И пяти минут такого бодрящего ливня не хватило бы, чтобы остудить распаленную Шери. Она визжала сквозь смех, прижимая к себе Рене, чтобы и ей как следует досталось. Вниз загремели бутылочки с гелями и шампунями, разлетелись по дну кабинки и болтались там, как трюкачи на скейтбордах. Шери потребовалось какое-то время, чтобы на ощупь нашарить что-то похожее на мыло и немедленно воружиться.
- Сейчас я кому-то намылю одно место! - разорвав очередной затяжной поцелуй, прошептала Бойл, свободной рукой стиснув округлую ягодицу подруги и тем самым подчеркивая, что именно будет намылено.
Теперь прикосновения Рене были согревающими, а тело Шери реагировало на них с еще большей отдачей. Не прекращая хихикать, она непрерывно блуждала мыльными скользкими пальцами по аппетитным изгибам Кензи. Какой удачный предлог! Горячий душ смывал все ее старания, потому приходилось начинать сначала. Грудь отяжелела и ныла от любого даже самого незначительного, мимолетного прикосновения. Кожа то покрывалась мурашками, то вспыхивала от жара. В какой-то момент смешки совсем стихли, и Бойл как-то застыла глядя в глаза подруге. Кензи понимала ее без слов.
Шерил осознавала, что Рене не торопится, медлит, понимала, с чем это связано и гнала причины подальше, концентрируясь на том, что происходило здесь и сейчас. Настоящее - вот что действительно важно. Всегда. Не прошлое и даже не будущее, а текущий момент. Впервые за долгое время Бойл наслаждалась этим "здесь и сейчас". Она вжималась лопатками в прохладу кафеля, сквозь пелену ресниц и поднимающиеся клубы пара различала капли воды, стекающие по матовым боковинам кабинки, ощущала горячие пальцы у себя между ног, всем своим существом тянулась к их обладательнице, и двигалась навстречу, с каждым толчком резче подмахивая бедрами, задавая темп. Дыхание участилось, и уже не было никакой возможности сдерживать стоны. Еще чуть-чуть, еще немного, и влажный воздух наполнился смехом, особенным, отличным от обычного. Когда-то очень давно Бойл пыталась контролировать это странное проявление эмоций, вот только у нее все равно ничего не получалось. Напряжение, копившееся так долго покинуло ее вместе с этим смехом, который вырвался далеко за пределы ванной комнаты.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2018-02-26 13:01:23)

+4

29

Дочь собиралась уехать. Ида опечалилась этому, но покорилась. Иногда она была слишком податливой матерью и корила себя за  это, в такие моменты женщина всегда подыскивала для себя возможность утвердиться в том, что она хорошая мать. Джетро... ох, он временно отсек все подобные подкаты в его сторону.
Миссис Макрей была не в настроении сидеть в опустевшем доме, в такие дни (да еще если несколько дней как разыгрывалась хмурая шотландская непогода) он особенно напоминал ей замок, полный призраков прошедших радостных дней.
Рене, Рене... Куда подевалась эта милая озорная девчушка?
Ида вернулась домой и обрадовалась. Машина стояла как ни в чем не бывало. Но паром должен был отправился, Ида слышала гудок. Она обрадованно схватила пакет с покупками. прижала его к груди и побежала в дом. На мгновение ей в голову пришла мысль, что ребята с причала просто уже успели перегнать машину обратно. Но Ида эту мысль с позором изгнала. Потому что дом больше не был пустым. Она, как хозяйка, просто ощущала эту вибрацию живого тепла, пронесшегося по коридорам. Ида торопливо занесла продукты на кухню и поднялась на второй этаж к жилым комнатам.
Что же заставило дочь изменить решение? Это поведение было очень не похоже на Рене. Она нисколько не была легкомысленной, в отличие от нее.
Ида тихонько постучала в дверь спальни Рене, ответа не было, но Ида дверь приотворила. После конфуза с Джетро, она еще несколько дней будет опасаться без спроса врываться в личные помещения, - это Ида решила для себя, но не приняла близко к сердцу. На кровати стояла сумка с вещами. Значит, не ошиблась. Дочка осталась дома. Может, на нее повлиял разговор с Джетро. Или из-за подруги... - Ида вздохнула и застыла, явственно услышав женский стон. Она запоздало поняла, что фоном для ее появления был звук льющейся воды в душе, поэтому-то Рене и не услышала стука. Но как-то не вовремя она решила принять душ. Что же случилось?
Миссис Макрей пошла к полуоткрытой двери в ванную комнату. В кабинке шумела вода. Кто-то обидел ее девочку и она рыдает в душе, чтобы никто не услышал? Но мама все услышит... - рассудила про себя Ида и застыла в паре сантиметров от порога. Сквозь полупрозрачную дверцу душевой кабинки она увидела очертания тел, очевидно, что женских, хотя поза и была недвусмысленной.
Ну и стоны говорили сами за себя, да... А еще женский смех. Это не был смех ее дочурки.
- Ой, - только и смогла сказать Ида. Конечно, ей сейчас следовало развернуться и уйти, но как назло задела локтем столик. С него на пол полетели расчески, заколки - все, чем когда-либо пользовалась Рене, а ее мать заботливо сложила в конусообразную вазу. Пластиковая ваза покатилась к дверям душевой кабинки. Ида поняла, что сейчас будет раскрыта и судорожно вздохнула. Рене, конечно, рассказывала ей про свою личную жизнь. Но знать, в смысле - слышать, и видеть своими глазами - это совсем разные истории.

+3

30

По мере того, как воздух тяжелел от пара, звонкие поцелуи и шлепки ладоней по мокрым ягодицам постепенно сменялись томными порывистыми стонами, идущими как будто из самой глубины грудной клетки. Кензи любила такие стоны и всегда упивалась ими, ждала их. Шери стояла, уперевшись лопатками в покрытую кафелем стену, и подставлялась под ее требовательные пальцы. Она не зажималась, не пыталась увернуться, как было в самом начале, когда ее только выписали из больницы, напротив, она искала ее пальцы, ловила их и насаживалась на них все глубже и глубже.
Рене накрыла ее рот своим и прижалась к ней еще плотнее, проникая в нее все быстрее и резче. По телу Шери побежала первая судорога, пальцам стало тесно внутри, но Рене не сбавляла оборотов. Ее губы замерли у губ подруги, она жадно ловила каждый ее стон и не сводила с нее глаз, наблюдая за тем, как искажается ее лицо, как проступает под тонкой кожей на лбу знакомая жилка, похожая на росчерк молнии. Влажный воздух задрожал от звонкого смеха Шерил. Испытывая неимоверное облегчение от этого звука, знакомого и такого долгожданного, Рене тоже засмеялась, но беззвучно, горячо дыша подруге в губы. Все было как прежде. Может, не совсем, но почти и этого «почти» было достаточно.
- С возвращением, - проговорила она едва слышно в губы Шери, прекрасно зная, что она поймет, о каком возвращении идет речь.
Эхо девичьего смеха все еще звенело где-то под потолком ванной комнаты, когда совсем рядом раздался какой-то грохот. Рене уставилась сквозь запотевшее стекло душевой кабины, едва различая хоть что-то кроме смутного силуэта, но даже этой малости хватило, чтобы вода, которая продолжала тугими струями стекать на них с Шерил из смесителя, вдруг показалась ледяной.
- Черт... - Рене замерла, слегка напугано глядя сквозь Шери, но потом сфокусировала на ней свой взгляд и неуверенно улыбнулась. - Кажется, нас застукали.
Она отстранилась от подруги, насколько хватало пространства душевой кабины и, чуть помедлив, все же приоткрыла дверцу и выглянула наружу. Это и правда была мама. Будь это Джетро, Рене, наверное, запаниковала бы по-настоящему, а сейчас у нее было такое ощущение, что она вывернула руль и в последний момент вписалась в крутой поворот. Было даже немного смешно, что мама вернулась домой именно в этот момент.
- Эм-м-м... - старательно загораживая Шерил, Рене стрельнула взглядом на стопку полотенец, которые оставила рядом с умывальником, и посмотрела на маму. - Полотенце не подашь?
Она как-то упустила, что ее собственное полотенце, которым она пользовалась еще этим утром, когда принимала душ, все еще висит на своем месте и до него можно запросто дотянуться. Рене осознала этот свой косяк довольно быстро и, сдернув с крючка большой махровый лоскут, просочилась в узкий зазор, и снова захлопнула дверцу кабинки. Она спешно завернулась в полотенце и, не переставая смотреть на маму, подхватила свежее полотенце и повесила у самого края, чтобы Шери могла до него дотянуться, когда закончит.
- Не торопись, - крикнула она, чтобы заглушить шелест воды, и, подхватив маму под руку, вывела в свою комнату и плотно закрыла дверь в ванную. - Господи, мам, что ты тут забыла? Я думала, ты проторчишь в городе до самого обеда.
Рене прошлась по своей комнате, подбирая выпавшие из сумки вещи. Можно было снова раскладывать их по полкам. Дойдя до кресла, девушка подхватила висящую на его спинке большую клетчатую рубаху Джетро, которую носила дома как тунику и халат одновременно, и с ходу натянула ее на себя через голову поверх полотенца. Одевшись таким образом, она стряхнула с себя полотенце и принялась промакивать мокрые волосы.
- Это Шери, Шерил Бойл - заговорила она спустя, наверное, минуту. - Помнишь, я рассказывала о ней? Она приехала в гости и, похоже, мой отъезд откладывается на какое-то время. Это ведь хорошо?
Она посмотрела на маму с тем выражением, с которым смотрела, когда ждала одобрения своего выбора или поступка. О том, что мама только что слышала, а, возможно, и видела, как она занимается сексом с другой девушкой, Рене старалась не думать.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+3


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » The L Word


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC