В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » The L Word


The L Word

Сообщений 31 страница 42 из 42

31

[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]Рене права. Это возвращение. Разве еще пол года назад Шерил могла надеяться, что это когда-нибудь произойдет, что у нее хватит сил, а главное желания... Последнее, пожалуй, и сыграло ключевую роль.
Едва смех Шерил прекратил неконтролируемо рваться из глотки, и она потянулась, чтобы вновь увлечь Рене в поцелуй, как в пределах ванной что-то загремело. Вряд ли звук претендовал на определение оглушительного, однако эффект неожиданности обеспечил. Бойл подпрыгнула, как неизменно реагировала на бу-моменты, даже если заранее готовилась к их адекватному восприятию, но в отличие от Кензи, которая застыла, будто бы превратившись в восковую фигуру, толком и не поняла, что в ванной кто-то появился, и в чем вообще дело. По-прежнему находясь в несколько пришибленном и обмякшем состоянии, она жалась к Рене и лупила на нее недоуменный взгляд, тщетно пытаясь найти в глазах подруги хоть какой-то отклик, до тех пор пока Кензи сама не прилипла к противоположной стенке кабинки. Шерил туго соображала, но это выражение в глазах Рене, пусть и не такое концентрированное, она узнала. Это его видела Шери, когда они сорвались в больницу и тогда, во время ограбления тоже.
Она все еще глупо улыбалась, когда Рене наконец высунулась наружу. Инстинктивно забившись вглубь кабинки и едва не сбив в очередной раз содержимое полочек, Шерил не проявила ни грамма любопытства, ни малейшего желания узнать, кому вздумалось тревожить Рене во время приема душа. И только по манере разговора и голосу подруги Шери поняла, что это не страшные домушники-грабители или кого еще боялась обнаружить Кензи у себя в ванной, а кто-то близкий. Подкравшийся было страх, уже вошедший в привычку, как-то на удивление легко отступил. Бойл безмолвно кивнула и осталась одна. Она решила последовать совету Рене и не выскакивать пулей за подругой, хоть такое желание возникло и нестерпимо пекло. Медленно переваривая последние две минуты и то, что им предшествовало, Шери сунула голову под струи и значительно снизила температуру воды. Ничто так не вытрезвляет, как холод.
Однако ощущение времени изменило Бойл, и уже через пару минут шум воды стих, а сама Шерил куталась в полотенце, невольно ловя приглушенные женские голоса. И все же завершить обряд умываний удалось не сразу, так как волосы никак не желали быстро высушиваться, а к тому моменту, как шум фена стих, ничьих голосов слышно уже не было. Вопреки опасениям, дверь Бойл выбрала верную. Гостью встретил все тот же шикарный вид, который волновал теперь куда как меньше прежнего. Шери судорожно рылась в рюкзаке, незаметно для самой себя вывалив все его содержимое на пол. Почему-то теперь она особенно озаботилась вопросом, что надеть, тогда как, надо полагать, в сравнении с полным отсутствием какого-либо прикрытия сгодилось бы что угодно. В конце концов, так знакомиться с родителями ей еще не приходилось, а в том, что это именно миссис Макрей сомнений уже почти не возникало.
Наконец совладав с муками выбора, Шерил выскользнула из комнаты и втягивая голову при любом незначительном скрипе ступенек, спустилась вниз. Ориентировалась она исключительно по звукам, ибо дороги не помнила, а заблудиться в таком доме не составляло никакого труда. По звукам и еще запахам, доносившимся с кухни. Туда они Шери и привели.
Она сразу узнала эту женщину. То действительно была миссис Макрей и, казалось, она даже не собиралась никого убивать. Бойл потопталась в проходе, теребя подол платья, и прежде чем заговорить, успела как минимум раза три пострелять глазами то на Рене, то на Аделаиду.
- Шерил Бойл, - залепетала она, протягивая женщине руку и от дурацкого волнения не удосужившись подойти на досягаемое расстояние, - приятно с Вами познакомиться, миссис Макрей, Рене много о Вас рассказывала.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-04-23 14:25:06)

+3

32

Все-таки закрыть глаза у Иды бы не получилось, да и не хватало еще, чтобы дело закончилось разбитым носом. Разбитым любопытным носом.
Женщина попятилась назад. Ее присутствие было лишним.
- Я не знала... я просто сделала покупки и что мне еще делать в городе... - пробормотала Ида. - Неудобно-то как получилось...
Да и закрой она глаза, перед ней бы светились юные тела дочери и еще чье-то дочери... Ида приложила дрожащие пальчики к вискам и выдала вслух, неожиданно громко и звонко:
- Девочки, вы... Такие худенькие!
Ну, разумеется! Лицо миссис Макрей озарила улыбка. Она поняла, где найти убежище от это слишком реальной жизни, ворвавшейся в старый дом.
- Рене, милая моя... - сердце у Иды заныло, и неизвестно, от чего больше. От того, что она успела увидеть сквозь палевое стекло душевой кабинки, или от того, что Рене вновь облачилась в старую рубашку Джетро.
- Не могу справиться со своей радостью, наверное. Это замечательно, что ты не уплыла. Ты же не собиралась оставаться... а тут такой подарок, - Ида говорила, глубоко пряча обиду, даже от самой себя. На ее уговоры вот дочь не поддавалась остаться, а едва появился кто-то из ее лондонской жизни - сразу же осталась. А может, обида была оттого, что приехала к Рене Шерил, а не Арти... Но Ида знала немного о жизни дочери в Лондоне. Теперь же у нее появится шанс расспросить о дочери поподробнее... Настроение Иды выравнивалось, но еще было далеко о того, чтобы броситься к внезапно вернувшейся дочери на шею. 
- Шерил, она ведь тоже... художница? - как будто это требовало уточнению. - Внезапно же она появилась. Но ничего, с голоду не умрем, найду чем ее угостить... - хозяйственная закалка брала свое.
Где бы Ида почувствовала себя в своей тарелке? Разумеется, на первом этаже в просторной кухне, готовой принять хоть взвод солдат. А с этой территории ей следовало убраться и больше  не заходить, покуда у них будет в доме гостья.
- Шерил! Рада тебя..., - женщина чуть скосила взгляд к Рене и вовремя поправила фразу традиционного приветствия:
- Рада с тобой познакомиться. Рене так редко привозит на остров своих друзей... Дорога, надеюсь, не сильно... не сильно утомила тебя...? - Ида решительно не знала, как себя вести с подругой дочери после того, как оказалось отягощенной излишними подробностями их интимной жизни.

ПыСы

ООС: как-то путано получилось, скажите, если что

+3

33

Смятение было написано на лице мамы такими большими буквами, что просто проигнорировать его не получилось бы, даже приложив серьёзные усилия. Рене чувствовала одновременно и досаду за маму и её внезапное появление, и вину за то, что так вышло. Друзей с родителями знакомят совсем не так. Особенно таких друзей как Шерил. Если честно, Рене понятия не имела, что ей делать дальше. С Артуром было куда проще. Может быть потому что он был респектабельным со всех сторон парнем, который располагает к себе одним своим видом, а может потому что она с ним не спала ни разу. С ним не было этого навязчивого чувства обнаженности, от которого Рене все никак не могла избавиться, сколько бы не куталась в безразмерную рубаху брата. Мама видела её. Видела их. И, кажется, это произвело на неё впечатление.
- Художница, - Рене кивнула и бросила короткий взгляд на дверь ванной. - Мы уже поели в пабе вообще-то, но, думаю, попить чай она будет не против.
Маме даже намекать не пришлось. Она перешла в отступление и направилась на кухню, а Рене последовала за ней. Смутное чувство тревоги за мамино здоровье не давало покоя. Все таки они с Джетро не зря скрывали от неё столь многое и тщательно дозировали информацию. В последнее время, правда, дозы заметно возросли, но Рене решила повесить ответственность за это на Джетро. От него не убудет.
- Мам, ты лучше посиди немного, передохни, а я пока чайник поставлю, - чтобы хоть как-то занять руки, Рене заметалась по кухне, как только они вошли, и очень скоро её суета и бессмысленная трескотня наполнила просторное помещение. - Ты про Шоколадницу слышала? Катриона в больнице. Я бы все равно не поехала без неё, а тут Шерил внезапно приехала. Тебе Джетро не звонил?
Отвернувшись от стола, Рене взглянула было на мать, ожидая ответа, но её взгляд тут же скользнул мимо неё на застывшую в дверном проёма Шерил. Легкомысленное летнее платьице освежало её бледный лондонский облик, придавая слегка наивный сельский вид. Пара-тройка дней на свежем воздухе, лёгкий загар и хорошее питание местной продукцией сделают своё дело, и её будет не отличить от местных.
- Ты как раз вовремя, - заметила Рене, стараясь говорить как если бы ничего не случилось. - Чайник вот-вот закипит.
Она отвернулась и загремела чашками, составляя их на поднос, но слух её был сосредоточен на голосах и интонациях мамы и подруги, которые наконец-то знакомились, как полагается цивилизованным людям. Напряжение сквозило в голосах обеих, но Рене решила не придавать этому особого значения. Было бы странно, если бы они вели себя как ни в чем не бывало.
Когда чайник вскипел, Рене заварила чай и, составив на поднос к трём чайным чашкам сахарницу, крохотный кувшинчик со сливками и вазочку с домашними конфетами тетки Брианны, водрузила все это на стол.
- В мире нет ни одной проблемы, которая не решается благодаря горячей ванне и чашке чая, - выдала она почти на автомате. - Не помню, кто сказал.
Чушь. Она помнила, что это цитата Джаспера Ффорде, но решила не заострять на этом внимание. Ей вдруг подумалось, что технически все условия были более чем соблюдены. Был чай, была ванная комната, в которой было очень даже горячо. Была ли проблема, вот вопрос, над которым стоило поразмыслить. Но сначала чай.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-04-24 16:59:58)

+4

34

Шерил все же сдвинулась с места и обменялась рукопожатием с миссис Макрей. Правда, на рукопожатие это мало походило, потому как Бойл успела десять раз испугаться, пожалеть о содеянном и пожелать провалиться сквозь пол. В подвале, если таковой имелся, должно быть, прохладно, а главное никого нет. Едва коснувшись руки хозяйки дома, она почти одернула свою, которая тут же взметнулась в нервном жесте, убирающем волосы за ухо. Несколько распушившаяся после сушки прядей были тщательно заправлены, и Шери теребила их кончики, наматывая на указательный палец, подобно тому, как она делала это с подолом платья. Зачем она натянула именно его? Неужели нельзя было нарыть что-нибудь менее легкомысленное, учитывая, с какой скрупулезностью протекал выбор? Голые коленки сверкали только так, напоминая о недоразумении, случившемся наверху. Как бы отреагировала на такое ее собственная мать? Это же такое неудобство. Шерил не знала, куда себя деть. Мысленно она уже настроилась в ближайшее время тщательнейшим образом изучить расписание парома.
- Нет-нет, все хорошо, у вас очень красиво и дышится легко, - выдавила она из себя очередную дежурную фразу, которая, впрочем, никак не противоречила действительности.
А вот с тем, чтобы развить диалог возникла загвоздка. Патовая ситуация: толком сказать нечего и молчать никак нельзя. Шерил перевела взгляд на Рене, машинально отметив, как ей идет этот стилизованный под рубашку халатик, и Бойл немного полегчало, но не настолько, чтобы окончательно сбросить нервное напряжение и развязать язык, что, пожалуй, было только к лучшему.
- А чай пахнет потрясающе! Признаюсь, нашла вас... по запаху... - она сделала короткую паузу, и заливаясь краской еще прежде, чем закончила фразу. В ближайшие пару часов все сказанное будет принимать неприличный оттенок. Чтобы передать слово миссис Макрей и замять дурацкое положение она поспешно добавила, - это какой-то местный сорт чая?
Вот опять. Что за бред она несла? Еще бы о чайных плантациях завела светский разговор. Шерил закусила губу с внутренней стороны, чтобы не ляпнуть чего похлеще, и ясно вспомнила поцелуи Рене. Нет, единственный выход - провалиться. Руки чесались "помочь" подруге, но, по всей видимости, никакая помощь и не требовалась. Потому не оставалось ничего другого, кроме как усадить свою задницу за стол. Приземлившись на свободный стул, мягкая сидушка которого не выглядела так, словно место только что освободили, Шерил почувствовала, как по ногам пробежала мелкая дрожь. Точно на экзамене. Бойл старалась особо не играть в гляделки с миссис Макрей, взгляд блуждал из угла в угол. Зато было время в который раз восхититься, насколько все-таки в этом доме все выхолено. К тому моменту как на столе образовался поднос, укомплектованный всем необходимым, а Рене присоединилась к чаепитию, пальцы Шерил во всю теребили симпатичную кружевную салфетку, край которой свешивался ей на колени.
Бойл медлила. Ей казалось, что вот сейчас она опрокинет чашку на эту салфетку или еще лучше - на себя. Будет много суеты, криков, в основном ее собственных - она хорошо осведомлена, что такое кипяток на коленях. Шерил руководствовалась утверждением, что если чего-то боишься, думаешь об этом постоянно, стоит только представить в деталях, смоделировать ситуацию в мельчайших подробностях, и она не перейдет в мир материальный. Или наоборот. Шерил не помнила. В конце концов, за сегодняшний день она уже устраивала финты. За такой краткий промежуток времени дважды наступить на одни и те же грабли - перебор. Однако Шерил не отпускало ощущение, что своеобразное знакомство с миссис Макрей не последний сюрприз. Как говорится, еще не вечер.
Словно в подтверждение, Рене выдала эту в сущности безобидную цитату, чертовски верно охарактеризовавшую ситуацию, а Шерил, повинуясь закону подлости, не задумываясь, озвучила то, что несомненно промелькнуло в светлых умах всех присутствовавших.
- Осталось только выпить чая. [nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info]

Отредактировано Scott Godfrey (2018-05-17 19:10:38)

+2

35

- Да. У нас очень красиво. Рене, ты, наверное, не успела показать гостье дом? - Ида взглянула на дочь. По времени у девушек не получилось бы обойти все и вернуться в ванну, чтобы... да... Она перевела  взгляд на Шерил.
- Мы это исправим. Рене, наверное, все уши тебе прожужжала, в каком живописном месте мы живем. Мы с Дагом были уверены, что это очень повлияло на желание Рене стать  художником. Как и собрание картин... - Ида понизила голос и доверительно склонилась к Шерил, всем своим видом показывая, что об этом не трубит на каждом шагу. Картины, да такие, как у них, - это большая ценность, и не только декоративная.
Она позволила дочке хозяйничать на кухне, несмотря на то, что та вела себя нервозно, бить посуду не собиралась, а вот Ида... Ида не была уверена в  том, что не расколошматит по случаю одну-две чашки. Фарфор следовало беречь, чтобы передать потомкам. Чтобы эти потомки не выкидывали. Во всех  смыслах. Женщина не смогла сдержать тяжкий вздох.
- Да, мне сказали в городе про Катриону. Это очень... страшно.
Мгновение миссис Макрей помолчала, а потом снова обратилась к гостье:
- Но мы справимся. Это трагедия. Но для Солуэя не первая и не последняя, - она ясно и как будто холодно посмотрела на Шерил. На самом деле это был ее официальный взгляд, который помогал скрыть то, что на самом деле творилось на душе.
- Чай у нас в доме всегда был отличный. Кажется, Макреи и его провозили контрабандой. Пираты они были. Все, как один. А ты из какой семьи, Шерил? Откуда ты?

+2

36

Разливая чай по чашкам, Рене то и дело стреляла короткими взглядами на маму и Шерил, отмечая про себя все мимические метаморфозы, которые с ними происходили, а так же малейшие изменения в интонациях их голосов. Ее подруга была смущенна и напугана в равной степени, но, кажется, держалась и была настроена на светскую беседу. Мама же... Ну, это же мама. Она перескакивала с одного на другое, не задерживаясь на чем-то одном, пока, наконец, не нашла удобное во всех отношениях русло и принялась расспрашивать Шерил о ее семье и о том, откуда она родом. Подобные вопросы были вполне ожидаемы и как будто даже нормальны, но Рене очень хорошо знала, что за всей этой простой вполне может последовать самый настоящий допрос. Она уже видела, как мама с тетей Брианной устраивали подобные чаепития для молодых девиц, которым «посчатливилось» оказаться в зоне видимости этой парочки сводниц. Положение потенциальной жертвы усугублялось если кто-то из почетных матрон засекал ее рядом с Джетро или просто рядом с пабом. По сути это было одно и то же. Но сейчас речь шла не о Джетро, а о ней самой, и Рене почти чувствовала, как начинают гореть огнем ее уши и щеки, по мере того, как Шери говорила, отвечая на вопросы ее матери.
- У нас не осталось тех кексов, что я принесла вчера? - чтобы хоть как-то разбавить разговор, спросила Рене. Она поставила чашку с чаем сначала перед Шерил, затем перед мамой, поочередно выставила на стол сахарницу, сливки и вазочку с конфетами, а потом отошла от стола к многочисленным навесным шкафчикам, чтобы поискать кексы из все той же Шоколадницы, которые Катриона всучила ей почти силком еще накануне, когда Рене была у нее и уговаривала поехать вместе в Лондон. Казалось, что с того их разговора прошла целая вечность. Еще вчера все было просто и понятно, а сегодня все как-то резко усложнилось.
Рене оглянулась на Шерил и, поймав ее взгляд, ободряюще подмигнула подруге. Нет, она не могла винить ее, ведь она просто приехала в гости. Стоило признать, что усложнилось все само собой, благодаря простому стечению обстоятельств. Приезд Шерил, этот пожар в Шоколаднице и Джетро... Особенно Джетро. Вот уж кто все усложнял по-настоящему. Всегда и везде.
- Ты должна попробовать их, потому что это нечто, - Рене вернулась к столу с целой коробкой сдобы и, открыв ее, стала выкладывать на большое блюдо пахнущие шоколадом и корицей кексы, покрытые сливочной глазурью. - И потому что теперь такую вкусноту больше уже нигде не купишь. У Стюарт всегда был особенный шоколад.
Усевшись на свое место, Рене вооружилась чашкой с душистым чаем и последним кексом из коробки. Он был слегка помят и осыпался крошками и осколками глазури, но девушка не обращала на это внимания. Разговор тек сам собой, как это обычно и бывает за чаем, но вся эта идиллия была такой же хрупкой и сыпучей, как потрескавшаяся глазурь на кексе.
- Мам, ты же не будешь возражать, если Шери останется погостить? - как бы между прочим спросила Рене. Вопрос был задан проформы ради. Отказать мама не смогла бы ни при каких обстоятельствах, в этом Рене была уверена, но оставался еще Джетро. Разговор с ним еще только предстоял, но где-то в глубине души она знала, что и он не откажет ей в этом. Он вообще ей почти никогда и ни в чем не отказывал, неожиданно поняла Рене и замерла с чашкой чая в руке, глядя куда-то перед собой сквозь пространство и время. Она встрепенулась почти сразу же и снова посмотрела на маму.
- Раз уж так все сложилось, я останусь до Дня Города, а потом мы с Шерил просто уедем вместе, - она посмотрела на подругу, которой предложила такой вариант раньше, когда они были в пабе, и улыбнулась. - Отгуляем на празднике и рванем обратно в чахлый Лондон.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+2

37

Кажется, только что миссис Макрей предложила свои услуги в качестве гида. Очень мило с ее стороны, но пристальный взгляд, с которым она посмотрела на гостью, заставил Шери выдавить нервную улыбочку. Большой дом - большие тайны. Глупо конечно, тем не менее, Бойл не оставляло ощущение, что она в лёт могла бы стать еще одной такой тайной, замурованной в застенок гостиной. Шерил никак не удавалось "прочесть" Аделаиду, отсюда и нервы, и тики, и необоснованные страхи. А у страха глаза, как известно, велики, и с богатым воображением художника не сложно нарисовать с дюжину абсурдных, не самых радужных перспектив. За всеми этими переживаниями, Шерил и в голову не могло прийти, что опасаться стоит совсем другого.
Доверительный тон миссис Макрей несколько снизил градус напряженности, и улыбка Бойл превратилась в почти естественную. Да, несмотря на состояние полнейшей прострации, в котором она пребывала с того момента, как ступила на твердую землю Штормового острова, Шери не могла не отметить наличия в этом замке пары-тройки достойных полотен. Не восхитительно детальные композиции ее любимого Питера Брейгеля Старшего конечно, но одного представителя малых голландцев и море разномастных пейзажей она точно углядела. Бойл понимающе кивнула, напустив на себя серьезный вид. На этот раз у нее не возникло никаких опасений, что миссис Макрей наклонилась с какой-нибудь задней мыслью, например с тем, чтобы придушить подружку дочери. Все-таки Аделаила была может и не обычной, но вполне нормальной здравомыслящей женщиной.
- Насколько мне известно, пиратов у нас в роду не было, все куда прозаичнее, - усмехнулась Шери, выпустив салфетку из рук и принимаясь за чашку. Только сделав первый глоток чая, Шери поняла, насколько пересохло горло.
Будь все наоборот, она тоже непременно гордилась бы такими предками. Как минимум до событий годичной давности. Впрочем, пираты никогда не ассоциировались у нее с каким-то романтическим образом, скорее с самыми обыкновенными не утруждающими себя всякими кодексами чести бандитами-убийцами с берегов Сомали. И она могла очень хорошо представить себе таких, потому что воображение воображением, а наглядность как-то надежнее. Перехватив взгляд Рене, Шерил быстро отвела глаза, словно Кензи могла бы прочитать ее мысли.
Особо не вдаваясь в тонкости и подробности, Бойл довольно лаконично обрисовала реалии своей жизни. Родилась и выросла в Лите. Родители - преснее не придумаешь - бухгалтер и юрист. С самого детства рисовала. Отправили в художественную школу, которых по всему Эдинбургу был вагон и маленькая тележка. Как выяснилось, Шерил ничего другого, кроме как рисовать, по большому счету-то, и не умела, а может и не хотела. С выбором школы не прогадали, что позволило поступить без особых проблем, и это, в свою очередь, вылилось в знакомство с Рене.
Не заметить живую заинтересованность в глазах миссис Макрей, когда речь зашла непосредственно о ее дочери, было сложно. Видимо, Рене не баловала маму подробностями лондонской жизни. С миру по нитке. Шерил почувствовала себя сапером, который крадется по минному полю. Тут отделаться общими фразами уже не получалось. Оставалось гадать, насколько верными оказывались ответы, и ориентироваться на щеки Кензи, как на индикатор. В конце концов, было принято решение увести разговор в творческую стезю.
- Миссис Макрей, а где работы Рене? У моих вся квартира увешана, как новогодняя елка, - пожаловалась Шери, перехватив инициативу, и закатила глаза, - папе стоит хоть раз сходить на выставку, чтобы осознать масштабы развернувшейся у нас дома катастрофы.
С какой стороны ни посмотреть, кексы - верное решение. В присутствии миссис Макрей говорить с набитым ртом Шерил позволить себе не могла. Она осторожно потя[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p40252" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]нулась за одним, и, прежде чем откусить, повела носом. Пахла выпечка восхитительно, и Бойл пришла к заключению, что ради одного кексика мексиканская кухня подвинется.
- Очень вкусно, - пережевав первый кусок, с чувством сообщила Шери.
Теперь женщина в палате не выглядела такой угрожающей, а из чувств к ней осталась только жалость. Готовили на острове вкусно, здесь было неописуемо красиво, только с проводкой, видать, какие-то проблемы.
Когда речь зашла о гостях, уши заалели уже у Бойл. Порция адреналина выбросилась в кровь. Забавно, насколько разными бывают причины, а ощущения всегда примерно одни и те же. Спрятав нос в чашку, она с замиранием сердца ждала вердикта. Последней фразой Рене явно обезоружила маму. Ради дочери можно потерпеть кого угодно. Шерил потерпела бы.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-07-03 11:45:28)

+2

38

Ида взяла в руки чашку и убедилась, что предательская дрожь не выдает ее с головой. Шерил казалась милой девушкой, на исчадье порока не походила, как впрочем, и ее дочь. Да, Рене никогда не была смирной овечкой. Ида вздохнула.
- С кексами все в порядке. Я же пытаюсь... держать себя в руках, - она вздохнула снова, убедившись, что в доме нет лунатиков и сомнамбул, дочка выставила кексы на стол. Миссис Макрей обратила все свое рассеянное внимание на гостью, пытаясь убедить себя в том, что девушка ей нравится, что ее умница Рене не могла ошибиться...
- Да. Я буду рада, если Шерил у нас погостит. В этом большом доме теперь часто становится пустовато... вот когда в нем звенел голосок Рене... - Ида сама себе напомнила престарелую матрону, поэтому оборвала излияния. Не дело опускаться до сопливых жалоб в присутствии дочери. - День города уже скоро. Может быть, Шерил у нас понравится. Рене, ты знаешь. Я всегда рада твоим друзьям. Особенно единомышленникам.
Ида накрыла ладонью руку Шерил и наклонилась к ней:
- У нас даже можно устроить плэнер! Ну, когда вы рисуете на природе. Дождевыми плащами мы запасемся. А Рене... - Иде теперь нужно было отвечать на вопрос о творчестве дочери, а та картинами дома не хвасталась, миссис Макрей посмотрела на дочь. - Она разделяет творчество и семью. Зато вот ее детские работы я сохранила. Могу показать как-нибудь, - женщина подмигнула гостье. - если пообещаешь не выдавать мою «сокровищницу».
- Оставайся, Шерил. Это хорошо, что Рене повезла тебя сразу домой.
Ида поставила чашку, обошла стол и, склонившись над Рене, обняла ее сзади за плечи, как будто не видела тысячу лет, ткнувшись носом в волосы. С любимыми навек прощайтесь...

+2

39

Когда речь зашла про ее работы, Рене закатила глаза и вгрызлась в очередной кекс, чтобы не начать возмущаться. Она не то, чтобы не любила, когда об этом говорили. За столько лет она научилась переносить как критику, так и похвалы с одинаковым успехом. Просто это была не та тема, которую хотелось бы поднимать при маме. Вот разбиралась бы она в изобразительном искусстве хотя бы в половину, нет, даже в четверть так же хорошо, как разбиралась в музыке, был бы совсем другой разговор. В этом смысле Джетро был куда более уместным собеседником. Историк как никак. В прошлом году именно он первым опознал Вермеера. Хотя так получилось скорее всего от того, что Рене просто не ожидала увидеть работу этого голландца среди той коллекции, которую собрал Калеб Макрей. Не каждый день натыкаешься на утраченное полотно ценою в десятки миллионов долларов. В этом плане даже Рембрандт не был бы таким шоком. Собственно, Рене подозревала, что среди пиратского собрания завалялся и Рембрандт. В прошлом году она как-то не успела провести полную ревизию той кладовки. Было немного не до того.
- Вот я так и знала, что ты заныкала мои детские каракули, - не выдержала Рене под конец, чуть не подавившись кексом. - Все равно найду! Найду и сожгу, так и знай.
Она несколько опешила, когда мама, поднявшись из-за стола, подошла к ней со спины и обняла ее, однако, ничего не сказала. На подобные проявления чувств Аделаида Макрей никогда не скупилась, но не все они были такими вот искренними. Поэтому Рене слегка смутилась и хранила молчание до тех пор, пока мама не покинула кухню, оставив их с Шерил наедине.
- Теперь осталось поговорить с Джетро, - резюмировала девушка, когда шаги матери стихли вдалеке, и усмехнулась, уже без особого энтузиазма дожевывая кекс. - Но, думаю, с ним я сама как-нибудь справлюсь. Ты только не робей, ладно? Будь как дома.
Рене протянула руку через стол и пожала бледные пальцы подруги. Они неспешно допили чай, болтая обо всякой ерунде, помыли посуду, поцеловались там же не отходя от мойки минут этак с пять, звонко причмокивая и хихикая как дурочки. А потом Рене повела Шери на экскурсию по особняку. На самом деле это был лишь предлог, чтобы затащить Шерил в кабинет, в котором когда-то обитал Дуглас Макрей, а теперь раз в пятилетку заглядывал его блудный сын. Рене увлекла подругу в темное из-за вечно опущенных плотных штор и дубовых панелей помещение, заперла дверь и, прижав Шерил к ней, стала с жадностью целовать. Здесь им точно никто не мог помешать, но у Рене были немного другие планы.
- Хочу кое-что показать. Кое-что крышесносное, - прошептала она, оторвавшись от нее в какой-то момент. - Это возбудит тебя куда больше чем малые голландцы, портреты кисти Гейсборо или даже Тернер. Только имей в виду, об этом никто не должен знать.
Рене снова прильнула к губам Шерил, но лишь слегка, чтобы раздразнить. Почти сразу же она отпрянула от нее и поспешила к камину, который, судя по чистоте, не использовался с прошлого года по назначению. Рене очень надеялась, что Джетро оставил все как есть и не перевез найденные в прошлом году ценности к себе на пивоварню. Может с охраной там и было получше, но держать ценные полотна там, где варят пиво, на вкус Рене было несколько небрежно. Ощупав каменную внутренность камина, она нашла то, что искала. Послышалось тихое шуршание и каменная кладка, которая казалась монолитной, вдруг пришла в движение и слегка поддалась внутрь. Рене высунулась их камина и поманила Шерил за собой.
- Иди сюда, - она снова скрылась в камине и, приоткрыв крохотную дверцу, юркнула в темноту. Пахло тут совсем не так, как в прошлом году, когда они с Джетро нашли этот схрон. Стоило Рене пройти чуть глубже, как зажегся свет. Датчики движения, догадалась она, сощурившись от слишком яркого после полумрака кабинета света. Проморгавшись, Рене широко распахнула глаза и ахнула. Джетро ничего отсюда не вынес, он сделал куда лучше. Теперь пыльная каморка, в которой в беспорядке валялись завернутые в обрывки парусов бесценные полотна и грудились свертки и ящики с более мелкими ценными предметами, была полностью отремонтирована и превращена в настоящее хранилище. Рене с удивлением уставилась на небольшую панель системы климатконтроля, вроде той, что была у них в галерее. Оптимальные температура и влажность.
- Поверить не могу, - пораженно выдохнула Рене и прошла дальше, вдоль длинного помещения, на стенах которого на разной высоте и очень плотно висели картины. Некоторые были с подсветкой. Вермеер стоял в самом конце, пристроившись в углу на резном пюпитре. Рене остановилась напротив него и снова, совсем как в прошлый раз, не смогла сказать ни слова. Это просто нужно было видеть. Видеть и знать, что больше эту картину никто в целом мире не может и скорее всего не сможет увидеть вот так близко, но очень многие хотят.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

+3

40

- Клянусь, - заверила Шерил, в шутливом жесте приложив руку к груди, а потом добавила уже серьезно, - спасибо, миссис Макрей, я очень ценю ваше доверие и постараюсь его оправдать.
Бойл была не настолько слепа, чтобы не заметить недовольство подруги и даже приготовилась получить по ушам, хоть и была уверена, что Рене ограничится одним лишь кислым видом и больше не поднимет эту тему. Но детские рисунки - это как обязательный ритуал с семейным альбомом, в котором непременно найдутся провокационные фотки на горшке. Такой ритуал проходит всякий молодой человек, знакомясь с родителями своей девушки. Шерил не была девушкой Рене, несмотря на связь определенного характера, однако не могла отказать себе в удовольствии побыть в этой шкуре хотя бы номинально, а заодно умилиться детскими рисунками подруги. Она скорчила извиняющуюся мину и одними губами обозначила "прости", но от своего намерения не отступилась. Шерил Бойл никогда не могла устоять перед соблазном.
Прежде чем отправиться по своим делам, Миссис Макрей очень трогательно обняла Рене, и в улыбку Шери примешалось немного грусти: в последнее время отношения с родителями разладились. Необоснованная агрессия с ее стороны, вечный ПМС и невозможность объяснить причину. Поэтому она здесь. И конечно же из-за Рене.
- Ты меня пугаешь, - рассмеялась Шерил, - я постараюсь не делать резких движений в твою сторону и сторону миссис Макрей и уверена, это гарантирует мне жизнь.
Несмотря на эту браваду, она понимала, что мнение брата для Рене имеет большой вес. Не знала или не хотела знать причины, но чувствовала это на подсознательном уровне. Оттого теплое прикосновение ладошек подруги оказалось так кстати, по обыкновению сработав, как успокоительное. А ведь, наверное, эта система работает и в обратную сторону, Бойл в этом почти не сомневалась. Отношения между Рене и Джетро до сих пор оставались для нее загадкой и не поддавались никакому анализу. Должно быть, потому, что у нее не было братьев и сестер, с которыми она прожила под одной крышей все сознательное детство. Оставалось только гадать. Может, когда она наконец познакомится с Джетро, и на руках у нее будут все составляющие этой головоломки, все станет просто и ясно, как день.
Наговорившись вдоволь и опрокинув еще по одной, Шери ринулась помогать с посудой и конечно же не устояла от поцелуя. Сложно удержаться, когда находишься так близко к обладательнице такой шеи. Не остановило даже четкое осознание, что миссис Макрей может вернуться в любой момент. После этого поцелуя, Шерил следовала за подругой, как привязанная, окончательно лишилась всяких опасений, а экскурсия прошла, как в тумане. До определенного момента.
Мозг совсем поплыл, когда глухо щелкнул замок двери кабинета Дугласа Макрея, и передал бразды правления нижним чакрам. Шерил хотелось заверить, что ничто и никто, кроме самой Рене не способно ее возбудить. Мозг по-прежнему отказывался подавать признаки активности до тех пор, пока задняя стенка камина вдруг не исчезла, а вместе с ней и Рене. Безмолвно кивнув, Шерил сделала шаг в темноту следом за Кензи и осознала, насколько приземленными оказались ее представления о макреевских застенках. Торчащих ржавых гвоздей, учитывая каменную основу особняка и его ухоженный вид, она не ждала, однако это... Такое даже в самых навороченных шпионских фильмах не увидишь. За собственным удивлением она не обратила внимание на Рене, для которой ее собственный сюрприз обернулся сюрпризом для нее самой.
- Невероятно... - выдохнула Шери. Глаза ее округлялись по мере того, как им открывались все новые и новые подробности "застенок". Черт, да тут было настоящее хранилище, оборудованное, так сказать, по последнему слову техники. Но важно было другое. То, ради чего все это работало. Шери забуксовала уже в самом начале экспозиции. Такое богатство не объять не то что взором - умом не получалось! Одно дело посетить хранилище музея, но совсем другое - наткнуться на частную коллекцию у подруги дома.
- Это правда... - пролепетала она, побелев еще больше и превратившись в натуральное привидение. - Предки твоего брата были пиратами...
В голове вертелась и путалась куча вопросов, а с языка сорвалось самое глупое. Но вопросы она задаст потом, когда найдутся слова, а пока...
Шерил остановилась за спиной у Рене, как вкопанная. Она не была сильна в истории искусств, уделяя внимание тем работам и мастерам, которые ей нравились, и у нее не было феноменальной памяти Рене, чтобы запомнить все, что преподавали на курсах по ИИ. Но что-то она все-таки запомнила. Пары профессора Макдоналд, посвященные Золотому веку исправно посещал чуть ли не весь поток. Содержание этой картины говорило само за себя. Кричало о том, чьей кисти она принадлежит. И эта манера письма.
- Это же тот самый...? - прошептала Шерил, ощущая, что воздух стал каким-то особенно разряженным.
Тот самый Вермеер! Прижавшись к Рене, Бойл неотрывно пялилась на полотно, как ребенок, впервые увидевший что-то большое и захватывающее. Те, кто утверждают, что между подлинником и репродукцией нет никакой разницы, никогда не видели настоящей картины. Не видели картины, у которой не могло быть репродукции, только описание и факт утери. Рене была права, у нее было то, что возбудило интерес Шерил куда сильнее малых голландцев.
[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p40252" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Scott Godfrey (2018-07-28 17:32:19)

+3

41

- Тот самый, - подтвердила Рене, не сводя глаз с драгоценного полотна. Небольшое, в резной раме из светлого дерева, оно стояло на пюпитре и достойно венчало пиратскую коллекцию. На стенах этого длинного и узкого хранилища было предостаточно и других ценных полотен, но это было особенным. Рене понятия не имела почему, она просто это чувствовала каким-то внутренним чутьем, которое начинало звенеть как напряженная до предела струна, когда она смотрела на звездное небо над Делфтом. Умом она понимала, что иначе просто не могло быть, ведь это сам Ян Вермеер как никак, но разум тут играл последнюю роль. Иногда достаточно просто чувствовать.
- Я изо всех сил пыталась усомниться в его подлинности, - призналась Рене, наконец нарушив изрядно затянувшееся благоговейное молчание. - Искала несоответствия, хотя бы одну крохотную ошибку, но так и не нашла. Здесь одни подлинники, - оторвав взгляд от Вермеера, девушка подняла глаза на висящие поблизости на стене картины. - Есть кое-что, что я так и не смогла идентифицировать. Пара итальянцев и французов, кое-что кисти художника очень схожего по технике с Рембрандтом, но вряд ли это он. Если честно, я не думаю, что все это имеет хоть какое-то значение. Джетро вряд ли кому-то покажет эту коллекцию. В том, что касается наследия, он удивительно серьезен. И чертовски упрям.
Последние слова Рене прозвучали с той довольно сложной интонацией, которая против воли прорезается, когда говоришь о чем-то таком, что никак с текущим делом не связано. Она вовремя поняла это и поспешила исправить впечатление. Рене резко мотнула головой и, улыбнувшись, посмотрела на Шерил лукавым взглядом. На личике подруги застыло то выражение, которое всегда ее забавляло. Шери выглядела пораженной до глубины души, как ребенок, впервые увидевший слона. Глаза были круглыми и казались еще больше чем обычно. Они как будто даже цвет сменили, хотя в пору было грешить на освещение. Здесь не было естественного света. Единственный его источник - круглое слуховое окошко под самым потолком, от которого остался только контур в каменной кладке, было замуровано еще в позапрошлом веке, скорее всего как раз тогда, когда из этой каморки было решено сделать потайное хранилище. Джетро сделал все возможное, чтобы сделать из этого места надежный тайник, но при этом оставил его максимально «чистым» в плане отделки. Если бы не современное освещение, можно было запросто решить, что потайной ход привел их не в другое место, а в другое время.
- Ты там еще дышишь? - Рене приобняла Шерил за талию и прижалась к ее холодной щеке своей горячей. - У нас будет возможность все как следует рассмотреть, но не сейчас, ладно? Сейчас я хочу другого.
Скользнув губами по нежной коже подруги, Рене завладела ее ртом со всей жадностью и алчностью, на которые была способна, и запустила руки под легкое платьице Шерил. Вот так, прямо среди всех этих картин, увидеть которые не мог никто из ныне живущих, Рене думала только о том, что хочет услышать смех Шери. Тот самый, с которым она кончала и который звенел на самых высоких частотах, лаская слух своей непостижимой чистотой. И она знала, как этого добиться. Ее пальцы зацепили тонкие кружева и потянули их вниз, в то время как сама Рене, не отрываясь от губ подруги, потеснила ее к стене, где между двумя портретами кисти Гейнсборо и, кажется, Рейнольдса был небольшой пустой участок.
- Как думаешь, - нехотя оторвавшись от губ Шерил, спросила Рене. - Кто-нибудь когда-нибудь занимался чем-то подобным перед творением Вермеера или мы первые?
Вопрос был задан скорее для придания всему происходящему еще большей сюрреалистичности. Заниматься сексом среди всех этих полотен было уже чем-то совершенно невозможным, а тут еще и вид на ночной Делф кисти Вермеера буквально на расстоянии вытянутой руки. В пору сходить с ума и впадать в крайности, чем Рене и занялась, с упоением сбежавшей из-под надзора сумасшедшей. Благо, ее никто не пытался остановить.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/76681.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-08-13 19:07:02)

+4

42

[nick]Cheryl Boyle[/nick][status]cherry[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638121/v638121071/25f00/xvlEsMdfpVc.jpg[/icon][info]<br><hr>26, художник-фрилансер<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p40252" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Видеть подлинник знаменитого на весь мир мастера вот так без бликующих пуленепробиваемых стекол, без повсеместного пристального видеонаблюдения с дюжины камер (впрочем, не факт, что таковых тут не имелось), практически тет-а-тет, не опасаясь лишний раз наклониться поближе, чтобы не словить гневное шипение смотрителя - когда еще в жизни выпадет такой шанс! Внимание Бойл переключилось на миниатюрный портрет в огромной резной раме, а на фоне Рене делилась впечатлениями и догадками. Шерил могла бы высказать свои предположения, на счет того, чьей кисти принадлежали те или иные неопознанные полотна, но ее мнение вряд ли претендовало на статус научного. Она лишь смотрела во все глаза, стараясь запомнить как можно больше, почерпнуть для себя что-то новое. Ее взгляд продолжал блуждать по полотнам - Бойл была просто не в состоянии сконцентрировать внимание на чем-то одном, даже на Вермеере. В голове вертелось одно слово. Невероятно. И, возможно, она даже озвучила его вслух, но уверенности в этом не было. Она оставалась глуха к интонациям Рене и, отчасти, смыслу сказанного. Глуха настолько, что, обрани Кензи прямым текстом, что любит брата, Шерил, вероятнее всего, кивнула бы и продолжила дрейфовать в этом живописном мире, как ежик в тумане.
Потом, чуть позже до Бойл окончательно дойдет, насколько велико доверие Рене. А пока вырвать ее из заблудшего состояния могло разве что прикосновение. Это и произошло. Миг понимания, словно Шери переходила по мосту ясности с одного берега забвения на другой.
- Ладно, - эхом отозвалась она, - с меня бутылка хорошего вина, ты выбираешь, - успела добавить Бойл прежде, чем горячее прикосновение щеки Рене сменилось не менее горячим поцелуем. Кто-нибудь, когда-нибудь... Она попыталась было найти ответ на этот вопрос, но потерялась в вариантах. В один миг они смешались, как в миксере, слиплись в ком и перестали иметь хоть какое-то значение. Как просто оказалось переключить внимание Шерил с благоговейного созерцания и восхищения в совсем другое русло. Все дело в Рене. Стоило дать малейший намек - и Шери раскрывалась и тянулась навстречу этой поразительной девушке с жадностью оголодавшего. Лишь раз она оттолкнула Рене, и больше такого не произойдет, обещала себе Бойл, отвечая подруге со всей страстью, на какую была способна. А потом она смеялась.

Шерил все никак не могла вспомнить, когда в последний раз выдавался такой насыщенный на события и эмоции - положительные эмоции - день. Да и разве это имело значение? Значение имело то время, что она провела с Рене: те прогулки вдоль берега под заливистый девчачий смех, те воспоминания и новые впечатления, тот чудесный ужин, организованный общими усилиями, и теплая семейная обстановка. И в присутствии миссис Макрей гостья уже не чувствовала себя пятым колесом в телеге.
Под вечер Шери валилась с ног, счастливая и пьяная от всего пережитого и от вина, которое Рене, как и обещала, конечно же выбрала, заодно познакомив подругу с другой макреевской сокровищницей. Вскорабкавшись на второй этаж, Бойл даже успела раздеться, прежде чем рухнуть в постель с мыслью, что не вернула Кензи должок. Однако дальше мыслей дело на зашло, и потому Шерил просто вырубилась, пригревшись у теплого бока Кензи.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-09-17 14:59:52)

+3


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » The L Word


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC