В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » 6 футов под землей


6 футов под землей

Сообщений 1 страница 30 из 68

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s4.uploads.ru/GLfSc.jpg
Небольшой трехэтажный квартирный дом, в котором на первом этаже находился книжный магазин, вдруг стал эпицентром настоящей катастрофы.
Осадка грунта повлекла за собой разрушение части дома. К счастью, жители в это время находились на работе, но завал погреб под собой тех, кто в это время находился в книжном магазине.

19 июля, Грин-роуд, недалеко от центра города.

Walter Cross, Jesse Carter, Harry Jefferson

0

2

Свой темно-синий форд Уолтер припарковал недалеко от центра. В их небольшой семье у него единственного была машина. Так что, когда нужно совершить покупки, его единственного и напрягали. Причем, сразу оба. Джесси слазил со своего мотоцикла и пересаживался в удобное сиденье авто.
Погода сегодня была отличной, на небе – ни облачка, так что оба решили прогуляться и словить эту прекрасную погоду. Тем более, завтра на дежурство, то есть сидеть в больнице целые сутки.
- Так, я в книжный, - они как раз проходили мимо, Уолтер заметил, как друг достает сигарету, так что хлопнул его по плечу, предупреждая, и тут же свернул, скрывшись в дверном проеме.
Уолт не был далек от современных технологий, но книги все еще предпочитал в бумажном варианте. А еще он выписывал целую кучу медицинских журналов, которые после складировал в своей квартире. Интересно было читать. Иногда и Джесси к нему присоединялся, и, если оба натыкались на что-то интересное, вечер проводили в обсуждениях, а иногда и небольших спорах.
За все эти тридцать семь лет совместной жизни (а иначе и не скажешь), Уолтер не смог бы припомнить ни одной ссоры. Даже в детстве. Если кто-то влипал по вине другого, они вместе принимали наказание, даже если вина лежала только на одном. И никогда ни в чем не упрекали друг друга, принимая такими, какие есть.
Уолтеру нравился этот маленький книжный магазинчик, мистеру Дженкинсу можно было заказать все, что угодно, и он обязательно привезет на остров экземпляр-другой заинтересовавшего издания. Перевернет всю Шотландию, но отыщет рано или поздно. Помнится, еще будучи интерном, Уолтер объехал все Глазго в поисках первого издания одной детской книги, которую очень любила Лиз, но так ничего и не нашел. Позже они с Джесси уехали на рождество домой, в Солуэй, и Уолт зашел к мистеру Дженкинсу, тогда он еще работал с отцом. Через несколько недель родители Уолта прислали эту книгу ему в Глазго.
- Привет, Гарри, - Уолтер прошел между полок мимо молодого интерна, пробираясь сразу ближе к стойке, за которой сидел уже старенький мистер Дженкинс и махнул тому рукой.
И тут пол словно бы затрясло, по крайней мере Уолт мог поклясться, что так оно и было, даже если ничего подобного не было. Землетрясений на их островке не случалось, кажется, никогда, но сейчас Уолтер не удержался на ногах, на него повалились книги, а сам он ударился головой.
Казалось, все вокруг изменилось за долю секунды. Это вовсе не так, как показывают в фильмах при замедленной съемке. Сейчас в один миг все было хорошо, а в другой книжный магазинчик погрузился в хаос, пыль и темноту, и Уолтер даже соскользнул куда-то вниз и закашлялся раньше, чем почувствовал, как поехавший вокруг мир вновь остановился. Реальность вернулась, делая вид, что никуда и не отлучалась, а сам Уолтер оказался на полу, распластанным между опирающимися, как в карточном домике, друг на друга полками и валяющимися на нем и рядом книгами.

+1

3

Все дело было в том, что когда Уолтер и Джесси получали в свои семнадцать лет права, последний совершенно не думал о том, что когда-нибудь ему придется ездить по магазинам и тащить домой продукты огромными сумками. Он даже не утруждал себя, чтобы получить разрешение на легковые автомобили. Мотоцикл казался мечтой, что непреодолимо манила его. Это же было так круто! Мощный рев мотора, стальной конь – все, кто слушал рок, как и Джесси, хотели заполучить себе такую зверюгу. Вот и Картер сдал экзамены, получил полную лицензию на вождение мотоциклов любых габаритов и успокоился.
Потом он исполнил свою мечту, приобретя своего коня на родном острове, и долгое время наслаждался вниманием девушек и завистью некоторых парней. Джесси познакомился с другими владельцами мотоциклов, и они выкуривали сигаретки, обсуждая то, что автомобилисты ничего не понимают в истинной романтике. А вот потом как-то незаметно подкралась «старость». Нет, Джесси не забросил свой мотоцикл, продолжая гонять на нем на работу и просто так. Но вот по делам, а уж тем более в непогоду, предпочитал уютно усадить свой зад в теплую машину Уолтера.
Получить следующую категорию прав Джесси даже не старался. Зачем? У него же есть такой замечательный Уолти! Собственно, это был один из таких деньков, когда им обоим нужно было смотаться за разными покупками. Машину приятели бросили чуть в стороне и решили немного прогуляться между магазинчиками. Ничего, как говорится, не предвещало беды. Джесси задумчиво вытащил из кармана пачку сигарет и подцепил одну из них, зажав губами. Уолтер тут же решил ретироваться. Не смотря на то, что тот ровно также отучился в медицинском институте – рассаднике курящих – пагубной привычке не пристрастился.
- Окей, - беззаботно отозвался Джесси, отходя в сторонку, - Посмотри мне там тоже что-нибудь, - попросил мужчина, усмехаясь, - И смотри мне там не изменяй!
Джесси собирался докурить сигаретку и пойти за другом следом, потому что знал по себе: книжный магазин – это надолго. Они оба любили читать, причем оба предпочитали бумажный вариант по старинке. Джесси как-то приобрел электронную книжку, но та так и валялась у него дома, заброшенная и ненужная. Не смотря на все старания производителей, бесчувственная штуковина не могла заменить настоящих бумажных изданий.
Картер отошел еще чуть дальше, затушив сигарету о краешек урны, когда раздался ужасающий грохот. Джесси даже не сразу понял, что произошло, только обернулся и тупо пронаблюдал, как дом, в котором скрылся Уолтер, сложился, как карточный домик. Его будто всосало внутрь что-то огромное из-под земли. Пыль взвилась огромным облаком, не думая оседать, а Джесси будто оцепенел. В мозгу билась только одна мысль – там был его друг! И теперь… что теперь?!
- Уолтер… - выдохнул вместе с остатками дыма Джесси и бездумно рванул вперед. Ему было абсолютно плевать, рухнет он в яму или сожрет его мифическое чудовище. Он должен был добраться до сути и узнать, что случилось с его названным братом, - Блядь! Уолтер! – гаркнул он, кашляя от пыли. На месте магазина была простая груда камней, будто кто-то произвел молниеносный снос здания, не позаботившись о том, что внутри могли быть люди.
Джесси было пошел вперед, чтобы рукам раскопать эти завалы, ценой жизни и смерти вырыть Уолтера и спасти его, но остановился. Он понимал, что может только навредить своим желанием спасти. Никто не знал, как лежат эти обломки камней. Они могли запросто посыпаться и окончательно завалить всех, кто оставался там внутри (а Джесси оптимистично верил, что они там живы). Собственная беспомощность угнетала. Зарычав от злости на самого себя, ничуть не радуясь тому, что не пошел за Уолтером следом и избежал такой участи, Джесси набрал номер службы спасения. Кто бы знал, как сильно он хотел оказаться там, рядом со своим другом, даже если бы он бесславно помер рядом с ним.

+1

4

[nick]Harry Jefferson[/nick][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][status]Slenderman[/status]Спать больше не хотелось. Ночное дежурство, на котором был Гарри, оказалось очень спокойным. Хотя бы потому, что его славного руководителя не было рядом. Джесси был прекрасным врачом и неплохим человеком, но больно уж назойливым и шумным. В общем, Гарри преспокойно проспал до утра в отделении рядом с мерно пикающим постояльцем, затем пришел домой, покормил кота и поспал еще немного. Через каких-то пару-тройку часов он чувствовал себя уже достаточно отдохнувшим в свой «отсыпной» день.
Торопиться было некуда. Никто его нигде не ждал, да и он сам ничего не планировал. Привычно воткнув в уши бусинки-наушники, Гарри приготовил себе нехитрый завтрак, плавно перетекающий в обед, поел и за этим приемом пищи решил прогуляться до книжного, чтобы пополнить свою и без того немалую библиотеку. Он снимал небольшую квартирку: крохотная кухонька, абсолютно невозможный балкончик и комната, которая в проекте должна была быть просторной, вмещать в себя и спальную, и гостиную. В итоге оная представляла собой бесчисленное множество шкафов и полок с книгами – эдакая библиотека с кроватью в углу.
Гарри нацепил первое попавшееся из единственного ящика, выделенного под одежду, и побрел, не вытаскивая наушников в нужную сторону пешком. Прогулявшись, молодой интерн дошел до нужного магазина и… пропал. Здесь он мог находиться почти целый день, не замечая того, как темнело за окнами. Пару раз действительно случалось так, что владелец книжного вежливо предупреждал его, что они закрываются, и только тогда Гарри понимал, что потерял целый день.
Впрочем, он не страдал от этого. Владелец был замечательным человеком. Он не только мог найти и привезти любую литературу, не только подсказать и посоветовать что-то на самом деле ценное, но и спокойно разрешал читать. Хозяин заведения знал своих постояльцев, и понимал, что даже если тот же Гарри целиком прочтет книгу, стоя у прилавка, он все равно ее купит, так как она его заинтересовала, и парень непременно захочет ее перечитать.
Так он уткнулся в какую-то фантастику про космос и полеты, улыбаясь под нос над шутками, проскальзывающими на ее страницах. Уолтера он не услышал, а скорее почувствовал. Ощутил, как сзади кто-то проходил и невольно подвинулся, чтобы пропустить – магазин все же был небольшим, но чертовски уютным. И только тогда, чуть повернувшись, он увидел вошедшего. Гарри даже как-то не ожидал встретить здесь хирурга, к тому же совершенно не привык видеть его без форменного халата. Видимо, они жили достаточно далеко друг от друга, чтобы никогда не сталкиваться во внерабочее время.
- Добрый день, доктор Кросс, - по привычке ответил Гарри, хотя и не находился, так сказать, в подчинении этого врача. Юноша рефлекторно повернулся, чтобы найти взглядом своего руководителя, который неизменно был рядом. Но, видимо, за пределами больничных стен доктор Картер давал отдохнуть своему другу, не смотря на многочисленные байки и рассказы, которыми обрастала в клинике их продолжительная дружба.
Гарри успел почувствовать себя немного неуютно, хотя и не смог проанализировать, почему у него возникло такое чувство. Казалось бы, ну, коллега с работы с тобой в книжном магазине, даже не смотрит на тебя… Причина, конечно, была, но о ней Гарри даже не успел вспомнить, так как пол под ногами зашатался. Невольно парень схватился за стеллаж, но тот начал падать. Гарри бы отскочил, но понял, что падает вместе с ним и не на пол, а куда-то гораздо глубже, под землю.
Он все же успел почувствовать укол ужаса, когда перед глазами сомкнулась тьма, а уши оглушило непонятным грохотом. По ногам и телу больно били какие-то камни, книги, сжимая его словно в тисках. Но через несколько секунд основное движение замерло. Гарри лежал на обломках магазина. Стеллаж, рядом с которым он стоял, забросал его книгами, но, опасно накренившись, застрял, сдерживая груду камней, которая чудом не рухнула сверху на парня. Гарри ничего не видел в темноте и боялся не то, что пошевелиться, даже дышать, когда осознание о том, что же все-таки случилось, пришло в его голову.

+1

5

Уолтер лежал на спине и пытался проанализировать свое состояние. Сначала получалось не очень, потому что мысли путались, в висках стучало, и прилив адреналина давал о себе знать. Он пару раз глубоко вздохнул, тут же об этом пожалел и снова закашлялся, но именно это рефлекторное действие помогло взять себя в руки. Вернее, осознать себя. Рука тут же поднялась к губам, по привычке прикрывая рот – ага, не сломана! Вторая рука немного болела, но после небольшого обследования выяснилось, что на нее просто углом свалилась книга – будет огромный и неприятный синяк. С другой стороны, если Уолтеру придется тут умирать, в синяках будет все тело некоторое время.
Он чуть приподнялся и согнул ноги в коленях. Вот оно. У него чертовски болела голова. Интересно, терял ли сознание? Сам Уолтер этого не помнил. Он поднял руку к голове, где-то над виском шла кровь, Уолт почувствовал пальцами липкие мокрые волосы. В остальном – терпимо.
Черт! В голову начали приходить мысли и воспоминания, и Уолтер понял, что где-то тут должны быть Гарри и мистер Дженкинс. Других посетителей Уолтер не заметил, но мог просто не увидеть, а сейчас доктор ничего не слышал и уж тем более ничего не видел. Зрение постепенно привыкало к темноте, пыль оседала, глаза от этого чесались, Уолт хлопал длинными ресницами, приходя в себя. Он пытался прикинуть, какой стороной упал, где, теоретически, находился выход, а где прилавок, и сделал вывод, что там, где голова – когда-то была дверь на улицу, следовательно, где-то там мог остаться Гарри. А там, где ноги – мистер Дженкинс.
Уолтер не стал подниматься, видя, что над ним свисают две полки. Будет очень неприятно, если они грохнутся, к тому же, могут вызвать новый обвал. Он перевернулся на живот и подполз чуть вперед. Уолтеру казалось, что Гарри оставался позади всего в паре шагов, но теперь в голове появился мерзенько-циничный вопрос: «А был ли мальчик?», - ползти оказалось дольше и тяжелее. Мешали книги и какие-то обломки, просочившиеся сюда – через все это приходилось пробираться.
- Ауч! Черт побери… - вырвалось болезненное ругательство, прямо по затылку Кросса ударила очередная упавшая книга, которая вызвала лишь глухой шум, смягчив свое падение доктором.
- А-а, вот и ты, парень, - Уолтер наконец-то добрался до интерна. Его бледное лицо различалось в этой темноте чуть лучше, чем все остальное. Прижав пальцы к шее Гарри, Уолтер почувствовал его дыхание и пульс. Хотя бы жив, - Как ты себя чувствуешь? Где болит, признавайся?
Говорил Уолт в пол голоса, даже когда ругался пару минут назад. Казалось, повысь он его еще немного, и что-нибудь обязательно произойдет. Как будто оставшиеся стены и камни затаились и ждут, когда выжившие дадут о себе знать, чтобы рухнуть аккурат на головы.
Было ли Уолтеру страшно? Наверное, было. Но сейчас хирург не думал об этом совершенно. Словно находился на операции и от его действий зависела человеческая жизнь. Там ведь его не трясло, скальпель не выскальзывал из рук, и мужчина не проговаривал про себя детскую считалочку в нерешительности, где сделать надрез. Вот и теперь страх просто был отодвинут на задний план, перед ним закрыли дверь и повесили табличку «Ожидайте». Зато в очередь выстроились вечные спутники доктора в сложных ситуациях: сарказм, ирония и самый любимый черный юмор. Но и за ними следовало присматривать, Уолтеру совершенно не хотелось пугать мальчика, по крайней мере сейчас, когда над ними нависла неизвестность.

+1

6

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Гарри, к своему великому удивлению, тоже не был напуган. Он благоразумно старался не шевелиться, пока глаза не привыкли к резко наступившей темноте, чтобы не сделать хуже. И только потом осторожно осмотрелся. Стеллаж, белеющий пустыми полками, противно поскрипывал. Гарри истово надеялся, что он выдержит ту огромную каменную массу, которая на него навалилась, до той поры, пока не приедут спасатели и не разгребут это все. Сдерживая кашель от моментально набившейся в нос пыли, Гарри аккуратно высвободил ногу, зажатую обломком потолка. Та отреагировала острой болью, заставив интерна поморщиться.
Стиснув зубы, парень заставил себя ей пошевелить – на лбу проступил пот, но нога работала. Если перелом и был, то без смещения. Раздалось какое-то шуршание, заставив Гарри чуть ли не помолиться о том, чтобы это не было звуком дальнейшего оседания груды камней. О Уолтере и других людях, которые были в магазине вместе с ним, парень старался не думать. Помочь им он вряд ли сможет в таком положении, а представление жутких картин того, что могло с ними случиться, явно не способствовало сохранению спокойствия.
Шуршание продолжилось, более того, дополнилось сдавленным ругательством. Наушники не работали, видимо, порвались, когда все полетело в тартарары в прямом смысле слова, или сломался плеер. В любом случае, Гарри четко услышал этот голос, отчего сердце забилось быстрее. Уолтер был жив, и был где-то совсем рядом. Возможно, рано этому было радоваться. Кто знал, может быть, было бы куда гуманнее умереть быстро и сразу, чем быть медленно придавленным камнями или же попросту задохнуться. Сейчас кислород был, хоть и спертый из-за поднявшейся пыли, но надолго ли его хватит? Логически Гарри понимал, что раз глаза привыкли к темноте и различали хотя бы очертания предметов вокруг, значит, где-то был источник света. Но как бы он не крутил головой, его не видел.
- Все в порядке, - глухо отозвался Гарри на беспокойство доктора. Он выдернул безжизненные наушники из ушей, ощутив прикосновение к пульсирующей жилке на шее. Доктор Кросс всегда вызывал восхищение. В отличие от своего товарища, Уолтер в неординарных ситуациях не только действовал, но и вел себя профессионально. Он словно являлся эталоном беспристрастного врача, сошедшего с картинки медицинских журналов, - Лодыжку вывихнул или сломал, жить буду, - добавил тихо Гарри, также не решаясь приподнять голос.
- У вас кровь по щеке течет, - проговорил Гарри, наконец, поднимая взгляд на хирурга. Черт возьми, находиться в такой непосредственной близости было тяжело даже в такой опасной ситуации. Впрочем, опасность, кажется, только подстегивала, - Повернитесь на меня, - ровным голосом попросил Гарри. Он тоже должен быть в первую очередь врачом, а уж потом человеком. Так было правильней всего. Подтянувшись поближе, Гарри, как мог, осмотрел висок хирурга. Рассечение было небольшим, но в голове было полно сосудов, вот кровь и текла, как будто травма была куда серьезнее.
«Не уверен, что нас можно назвать счастливчиками», - подумалось Гарри. Он вновь вскинул голову, опасаясь за прочность стеллажа. Но отползать в сторону было еще опаснее. Там, откуда возник Уолтер, и вовсе был свод из камней. Местами даже торчали жутковатые стальные пруты. Пользуясь тишиной, Гарри прислушался, нет ли других признаков жизни, но пока слышал лишь ужасающий скрип и шуршание. Все же эта конструкция двигалась.
Гарри чуть вытянулся на земле, умудряясь вытянуть из кармана телефон. Тот, на удивление, работал, только пользы от него никакой не было, кроме дополнительного света. Связь на острове и так была плохой, а уж тут, под землей, ее не было совсем – ни единого деления.
- Черт… - тихо выдохнул Гарри, стараясь не смотреть на невольного собеседника, - Доктор Картер, наверное, с ума сходит, если узнал об этом, - проговорил он, скорее всего, просто, чтобы скрасить ожидание. Ведь им больше ничего не оставалось делать. Гарри бы не рискнул выбираться сам. Так можно было и самому уготовить себе могилу из трех этажей сверху. Тем не менее, стало немного тоскливо. Уолтера будут искать, будут разгребать завалы руками, сбивая их в кровь. А что с ним? Единственный человек, который имел ценность для Гарри лежал в каких-то сантиметрах от него, имея точно такие же условия.

+1

7

В больнице у Гарри и Уолтера не было возможности к более близкому и неформальному общению. То есть, возможность, конечно, была, но никто из них не шел на контакт друг к другу. Единственным связующим звеном был Джесси, который во время ночных дежурств частенько собирал обоих в одном месте. Хотя ординаторская ведь была общая, так что и там Уолтер и Гарри пересекались, особенно, по утрам, когда только приходили на работу. Но Уолт бы вряд ли стал искать возможности поговорить, считая, что «мальчику» это не нужно. О Гарри даже Джесси мало что знал, и пусть его друг был чертовски приставучим, но никогда не лез в душу и не расспрашивал, пытаясь насильно сблизиться. А все эти шуточки – просто шуточки. Уолтер вообще не часто слышал голос интерна, так что теперь это было даже немного странно. Казалось, Гарри вообще не хочет общаться с людьми, и терпит всех окружающих только потому, что иначе не получалось.
- Больше ничего не болит? Точно? – обеспокоенно спросил доктор, повернувшись и пытаясь рассмотреть лодыжку. Понятное дело, ничего не вышло, слишком уж темно, но Гарри ведь тоже был врачом, уж в этом мог разобраться самостоятельно. Но на всякий случай он прикоснулся к плечу и ребрам, проверяя, а точно ли не болит нигде слишком сильно.
- Да, фигня это, - уверил Уолт, запястьем утерев кровь со щеки. Она причиняла некоторый дискомфорт, но за присутствием других, более важных факторов, совсем забылась. И все же Уолтер удобнее повернулся к Гарри, позволяя ему взглянуть или пощупать. Он лишь немного поморщился от все тех же неприятных ощущений, да и только. А вот голова у него продолжала раскалываться, но об этом доктор Кросс решил умолчать. Возможно, было легкое сотрясение, возможно, его просто хорошенько приложило, когда падал, но это Уолтер считал сейчас совершенно не важным, точно так же, как Гарри не обратил внимание на свою лодыжку. Если они отсюда выберутся, такие мелкие травмы быстро заживут.
Уолтер тоже улегся на полу, отодвинув из-под себя какую-то книгу, углом впивающуюся в лопатку. Между полками было ужасно тесно, так что и лежать пришлось совсем рядом, Уолт макушкой упирался в плечо Гарри.
- Надеюсь, с ним все в порядке, - ответил хирург, забеспокоившись о друге, - Он был снаружи, когда это случилось. Надеюсь, его не зацепило.
Уолтер вгляделся в светящийся экранчик телефона и подумал о Джесси и о том, как ему там, наверху, должно быть несладко. Если с ним все в порядке, он должен был собственными глазами наблюдать, как рушится здание. Бездействие, вернее, невозможность хоть что-то сделать, больше всего бесила их обоих.
- Знаешь, спасатели должны быть уже на подходе. Сложно ведь не заметить рухнувшее здание. Так что нас обязательно раскопают, - Уолтер попытался приободрить. Он никак не мог перестать называть Гарри у себя в голове мальчиком. Он не знал, сколько тому точно лет, но догадаться было не сложно. Да и выглядел парнишка моложе, чем был на самом деле, по крайней мере, на взгляд Уолта. А при общении с Джесси, когда интерн только появился в больнице, они первое время так его и называли – мальчик. До того, как оба запомнили имя. Ничего в этом обидного Кросс не видел, беря нового интерна под свою опеку, он называл ее мысленно девочкой.
«У меня будет девочка», - известил он однажды Джесси, когда только стало известно о новенькой в больнице. Сообщал он эту новость при других свидетелях, так что ее могли понять превратно, и Джесси этому, несомненно, помог.
Еще ему пришла мысль о фонарике в телефоне. У самого в заднем кармане лежал айфон, и эта была возможность внимательно посмотреть, что их может ожидать, выдержат ли полки. Но он еще сомневался, стоит ли вообще. Лежал и смотрел наверх, где за склоненными деревяшками нависали камни.

+1

8

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]На самом деле Гарри искренне считал, что он вполне нормально общается. Он отвечал, если к нему обращались, поддерживал интересные беседы. В остальное же время он просто не хотел навязываться окружающим. На острове у него за несколько месяцев еще не появилось друзей, а в больнице большинство коллег были гораздо старше его по возрасту, поэтому Гарри думал, что им просто не интересно болтать с тем, кто только-только окончил институт и, как говорится, еще жизни не знал.
Вот как раз жизни Гарри немного уже узнал, только распространяться об этом не собирался. Опыт был довольно тяжелым, и парень просто-напросто еще сам не смирился с ним. Тем не менее, он не унывал и во все тяжкие не пускался. Наверное, Уолтеру было трудно оценить парня с этой стороны, потому что при нем Гарри чувствовал некую неловкость и по большей части лишь слушал, о чем тот говорит сам.
Со своим руководителем, например, Гарри разговаривал более свободно – реагировал на его бесчисленное количество шуточек и еще более охотно обсуждал какие-то медицинские моменты. Общих интересов, кроме чтения, у них пока не обнаружилось, поэтому дальше этих тем дело не продвинулось.
- Точно ничего не болит. А вот вам нужно будет голову проверить, - проговорил Гарри в ответ на беспокойство хирурга. Оно было, несомненно, приятным, не смотря на то, что, по сути, эта забота входила в круг обязанностей врача. Хотелось бы и интерну набраться такого опыта и стать похожим на доктора Кросса хоть отчасти.
Тот между делом, казалось бы, удобно устроился рядом, отчего Гарри на миг забыл, как дышать. Кто бы мог подумать, что они окажутся в одном месте, в одно время, да еще и попадут в такую неординарную переделку? Более того, что они будут лежать настолько близко друг к другу, что даже самый тихий шепот будет слышен, как гром во время лютой грозы.
Беспокойство Уолтера сместилось с интерна на Джесси, который, оказывается, все же был рядом с другом, только задержался на улице. Может быть, встретил кого, а может, просто остановился покурить или поговорить по телефону. Тем не менее, Гарри тоже заразился обеспокоенностью хирурга. Они-то тут были вдвоем, в относительной сохранности. А Джесси там, наверху, наверное, не знал, что и подумать. На его глазах дом просто обвалился, рухнул под землю, или что там с ним произошло, но итог был один – огромная трехэтажная махина погребла заживо его лучшего друга.
Ни для кого не было секретом, как трепетно Джесси относился к Уолтеру и наоборот. Они были идеальным примером крепкой мужской дружбы, которую, как казалось, не может разрушить ничто. Да, у них были свои заморочки, но их это полностью устраивало. Обычно, детская дружба заканчивается, когда люди взрослеют и приобретают другие ценности, а эта продолжалась, и ей было не видать конца.
- Это маловероятно, - поспешил уверить Уолтера Гарри, - Я обернулся на дверь, когда… все это случилось, и никого на входе не было. Значит, он был на расстоянии от дома. Я так полагаю, мы провалились вместе с домом, никаких взрывов не было. Так что вряд ли его задело хоть что-то, - интерн понимал, что такие рассудительные беседы успокаивают не только его собеседника, но и самого себя. Он просто говорил то, что думает, выстраивал логические цепочки. Заставлял мозг усердно работать, думать, не позволяя панике охватывать его.
- Думаю, доктор Картер уже за шкирку их притащил всех сразу, - подтвердил Гарри, стараясь не обращать внимания на то, каким горячим был Уолтер рядом. Его плечо, казалось, обжигало, - Возможно, он даже сам разгребает все это дерьмо, - усмехнулся интерн, живо представив своего руководителя с лопатой наперевес. Джесси мог, в этом Гарри ничуть не сомневался, - Вам повезло иметь такого друга, - внезапно, без паузы признался парень, - Как и ему с вами.
Неожиданно Гарри понял, что хотел бы оказаться на месте Джесси. Это было не совсем тем, чего бы хотелось в идеале, но позволило бы проводить с Уолтером больше времени. Будучи интерном отделения реаниматологии, навязываться к явно занятому хирургу, было бы чересчур… смелым поступком. Вот что-что, а к смельчакам Гарри себя никогда не относил. Как бы то ни было, скоро все закончится. И, если конец этот будет счастливым, дороги Уолтера и Гарри снова разойдутся. Скорее всего, первый даже позабудет о всех этих разговорах, оставив их здесь, под землей. Гарри глубоко вдохнул носом. Что ни говори, момент был по-голливудски идеальным. Вероятность близкой смерти, откровенные разговоры. Но все же Гарри не решился проговорить вслух то, что носил в себе несколько месяцев.

+1

9

Когда только Гарри появился в больнице, Уолтер пытался вызнать у Джесси, что же это за мальчик. Просто из любопытства, ведь тот был всегда один, всегда молчаливый, и общие разговоры в ординаторской не поддерживал. Такой сам по себе вызывает любопытство одним своим существованием, а между тем Уолтер был довольно общительным, за словом в карман не лез, и, если коллеги с ним разговаривали, всегда находил, что ответить. Но Джесси и сам с удовольствием поделился всем, что разглядел в этом пареньке, а большего и не знал.
- Вот уж спасибо, - Уолтер глухо рассмеялся на замечание про голову, так двояко оно прозвучало. В общем, о чувстве юмора интерна он был наслышан от друга.
Но Уолтер никогда бы не подумал, что в этом мире есть хоть один человек, который бы хотел походить на него. Кросс не видел в себе ничего, требующего какого-то особенного внимания или вызывающего желание подражать, все свои поступки и слова он воспринимал как совершенно обычные и посредственные.
Забавно, Уолт сам хотел приободрить Гарри, а в итоге тот пытался приободрить его. И это показалось доктору немного странным и даже… милым? Слово он подобрать не мог, но почувствовал на мгновение себя неуютно, зато снова улыбнулся, слушая все то, что говорил Гарри, и потрепал его по волосам.
- Да-а, повезло, - подтвердил доктор со всей искренностью, он действительно так считал. Вряд ли когда-то всерьез задумывался над их дружбой, просто понимание всегда было у него внутри как само собой разумеющееся, и сейчас он лишь озвучил его.
Несмотря на то, что у Уолтера и Джесси были и другие друзья, в основном общие, но никто не мог сравниться с тем, как мужчины относились друг к другу.
- Джесси воспитывался моими родителями, можно сказать, мы братья, - этот факт был таким естественным и многим известным. Теперь о нем, конечно, никто не говорил, потому что доктора были уже взрослыми людьми, и тем не менее, о нем знали. Вот только Гарри и правда мог даже не слышать этого. Углубляться в историю произошедшего Уолтер не стал, да и кому оно было нужно сейчас?
Неизвестно, сохранили бы они дружбу, повернись все иначе. Вернее, стали бы они так близки, как были сейчас с Джесси, если бы тот рос в своей семье и со своими родителями. Уолтеру всегда казалось, что их дружба – некая константа, постоянная, которая никогда бы не изменилась, ни в одной из реальностей.
- И часто ты сюда заходил? – спросил вдруг Уолт, - В этот магазин?
Можно было подумать, что вопрос был задан просто для того, чтобы поддержать разговор. Но Уолтер проявил действительное любопытство, ведь сам он обожал это место. В городе был и другой книжный, и отдел в большом супермаркете, но он покупал только здесь.
- Классное местечко, - с грустью проговорил Уолтер и подумал о мистере Дженкинсе, но промолчал, решив переключиться, - Зато можно почитать что-нибудь, пока ждем, - голос получился почти беззаботным, Уолтер взял книгу, которая лежала у него под боком и поднес поближе к глазам. Понятное дело, сложно было рассмотреть даже очертания букв, но все же, - Согласись, было бы куда обиднее застрять в госучреждении. Вот где была бы скукотища. 
Уолтер не хотел показывать своего беспокойства, хотя оно было и очевидным. Им надо просто немного полежать и прийти в себя. Главное, надеяться, что те немногие спасатели, что были на острове, знали, как нужно действовать в подобных ситуациях.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+1

10

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Историю Джесси и Уолтера молодой интерн уже слышал, причем примерно в таком же варианте. Работая под руководством доктора Картера, Гарри не мог не поинтересоваться, когда зародилась эта интересная, крепкая дружба. Джесси тогда ответил ему почти теми же словами. Они родились в один день и дружили с детства, а потом получилось так, что Джесси усыновили родители Уолтера, так что они стали братьями, пускай и только лишь названными. Лезть в душу и вызнавать у кого бы то ни было, что же такого случилось, Гарри даже не собирался. И так было понятно, что ничего хорошего, раз ребенку пришлось искать другой дом.
Это, кстати, был еще один небольшой пункт, который роднил Гарри с неугомонным руководителем и его более рассудительным другом. Вот и сейчас парень не стал лезть в душу с такими расспросами. На какое-то время повисла тишина, и только сейчас Гарри счет молчание каким-то тягостным. Находясь на поверхности, среди людей, он так трепетно берег свое уединение. Погружался в себя, раздумывая обо всем на свете, выдумывая и выстраивая вокруг себя куда более интересные, фантастические миры. Теперь же молчать было тяжело.
Гарри был благодарен Уолтеру за то, что тот нашел следующую тему для беседы. И не очень благодарен за то, что до того беззастенчиво протянул руку и растрепал его волосы. Прикосновение было беспечным, легким и вместе с тем, как хотелось думать интерну, нежным. Теперь снова приходилось восстанавливать душевное равновесие и проговаривать про себя далеко не жизнеутверждающие фразы, которые, как бы то ни было, приводили его в чувство и отрезвляли. «Это плохая идея. Ничего не получится. Это все бессмысленно и бесполезно. Ты напрасно тратишь как свое, так  чужое время. Шанс твоего успеха не переваливает и одной тысячной».
- Да, довольно часто, - охотно отозвался Гарри, поддержав совершенно нейтральную на его взгляд тему, - Иногда тут почти всю зарплату просаживаю, - невольно он все равно посматривал на Уолтера, едва видя его в темноте. Улыбка у него была красивой, - А вы? – ответно поинтересовался Гарри, и добавил, - Мне здесь куда больше нравилось, чем тот отдел в супермаркете. Вроде огромный, а не цепляет. Здесь было очень… уютно, - после паузы подобрал верное слово Гарри.
Кажется, Уолтеру тоже нравился этот магазин. Очень странно, что они не сталкивались в нем и раньше. Хотя, погруженный в книги и свои мысли, Гарри мог его просто не заметить. Парень искренне надеялся, что это было не так. Он повернул голову на хирурга, наблюдая за тем, как тот, будто бы беззаботно, поднимает книжку и пытается рассмотреть в ней хоть что-то. Сердце забилось быстрее от секундного понимания того, что намерен сделать Гарри сейчас. Он перевернулся на живот, зашипев от боли в ноге. Кажется, лодыжка немного опухла, а он уж и забыл о ней.
- Почитайте мне, доктор Кросс, - тихо попросил парень, подтягивая к себе телефон, - Я могу посветить.
Пусть думает, что Гарри было страшно, и он ищет успокоения в мерном голосе Уолтера. Но тому просто нравилось слушать его голос. Так близко, в почти полной тишине и полумраке. Конечно, шанс все также был ничтожно мал, а точнее, его не было совсем, но пусть хоть воспоминания об этом дне останутся. Несмотря на все свои недостатки, у Гарри был несомненный плюс – он действительно умел ценить даже столь незначительные вещи, даже такие мелочи, и был за них искренне благодарен.

Отредактировано Jesse Carter (2017-10-14 18:33:21)

+1

11

Все, что делал Уолтер, не несло в себе ничего предосудительного. Он ведь понятия не имел, какие чувства испытывает к нему интерн-реаниматолог, более того, даже не мог об этом помыслить. И если бы тот пересилил себя и признался, Уолт вряд ли бы понял эти чувства. Хирург пребывал в полной уверенности, что он не слишком-то интересный человек, хотя Джесси часто называл его самыми лестными словами. Но он же и говорил, какой Уолт зануда, так что…
- О-о, я сюда захаживал, еще когда ты под стол пешком ходил, - хмыкнул Уолтер, все же разница в возрасте между ними ощутимая, и, хотя Уолт не чувствовал себя постаревшим, он все же был почти сорокалетним мужчиной, - Сейчас уже реже заглядываю, но регулярно.
Уолтер заметил, как быстро Гарри переключился на прошедшее время, и был прав. Магазинчик разрушен, с его владельцем непонятно что, возможно, он умер сразу, и погребен под своими книгами. Но доктор никак не мог уложить в голове вот это вот все. И даже не столь важно было, что теперь он сам находится под завалами, его больше интересовало, что же будет потом. Чертовски жаль уютный магазинчик.
- У меня квартира по другую сторону от площади, - продолжил Уолт, - И еще целая ку-уча медицинских журналов. Ну да глупости это, - ухмыльнулся доктор, переключаясь.
Уолтер неплохо общался с мистером Дженкинсом, они ведь были давно знакомы, и тот буквально наблюдал, как Уолтер и Джесси росли, окончили школу, вернулись после получения лицензий. Впрочем, мистер Дженкинс половину города знал и, главное, многих помнил.
- Да брось, Гарри, - беззлобно начал Кросс, когда получил необычную, казалось бы, просьбу интерна, но после секундной паузы продолжил, - Это в больнице я доктор, а здесь… Называй Уолтером, - он даже умудрился пожать плечами. Для Уолта в этом не было ничего необычного. Какая разница сейчас? И в обычный жизни, если бы они общались чуть лучше, чем никак и делали это за пределами больничных стен, Уолтер попросил бы Гарри упустить это официальное «доктор Кросс». Сам Уолт очень быстро переходил на имена, так общение происходило куда приятнее и теплее.
- Ладно, посмотрим, что тут у нас, - Уолт пальцами стер осевшую толстым слоем пыль с обложки книги, не дожидаясь, пока Гарри включит телефон, - О, ужас! – у него получилось почти воскликнуть, хотя голос доктор так и не повысил. Книга упала ему на грудь, - Надеюсь, это не стихи! Если я начну их читать, ты не отделаешься от ночных кошмаров уже никогда.
Уолтер действительно подумал, что чтение - лишь способ скоротать время и не бояться. А что, ему тоже было по-своему страшно, но у него за плечами уже достаточно длинная жизнь, да и профессия хирурга прививает некоторый цинизм, даже если речь идет об Уолтере Кроссе. Гарри рядом с ним был еще совсем юным. И все же… не зря Уолт выбрал именно это направление, когда все рухнуло, ведь доктор искал именно Гарри.
- Хм, Ник Хорнби «Мой мальчик». Не читал, - Уолт посмотрел на название, когда Гарри включил подсветку телефона. Ему пришлось зажмуриться от яркого света, вернее, таковым он показался, после того, как глаза совсем привыкли к темноте. Уолтер открыл первую главу, провел рукой по страницам, очищая ее от все той же пыли строительных материалов, в которой было все вокруг, и начал читать…
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+1

12

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]На отсылку к приличной разнице в возрасте Гарри никак не отреагировал. Он прекрасно знал, сколько Уолтеру лет, и его это никогда не смущало. В конце концов, ему самому было далеко не шестнадцать, чтобы найти в его чувствах что-то противоестественное или противозаконное. Да и в подростковом возрасте такое увлечение не стало бы чем-то удивительным – все же гормоны влияли на мозг, иногда с очень даже интересными последствиями.
Но магазинчик было действительно жаль. Если бы Гарри был миллионером, он бы не поскупился вложиться в его восстановление, когда выбрался бы из переделки, в которую они с Уолтером невольно попали. Интерн совершенно не представлял, что будет делать в безликих книжных отделах, работающих на острове. Туда только зайти, купить то, на что взгляд упадет, и тут же уйти – никакой атмосферы, никакого желания задержаться подольше. И это было… досадно.
- Звучит заманчиво, будто вы приглашаете меня в гости, - отозвался Гарри и прикусил свой внезапно развязавшийся язык. Кажется, если спасатели не поторопятся, Уолтер мог многое узнать об интерне своего друга. Причем, не все это, как казалось Гарри, понравится хирургу.
И пока парень ругал себя за не очень уместную шутку (впрочем, а какие шутки были уместны в их-то положении?), Уолтер проговорил это «Да, брось». Конечно, Гарри решил, что это относится к его просьбе почитать. Действительно, глупости какие-то. Гарри, если честно, даже успел немного приуныть, как услышал продолжение фразы, от которой дыхание снова перехватило.
Если бы парень попытался сосчитать, сколько раз за прошедшее время у него то начинало лихорадочно биться сердце, то он чувствовал сбившееся дыхание, у него бы не хватило пальцев на руках. Все же было небывало тяжело находиться в крохотном замкнутом пространстве с человеком, к которому относишься солидно лучше, чем просто к коллеге или даже приятелю.
- Я попытаюсь, но не уверен, что у меня получится… Уолтер, - с заметной паузой проговорил Гарри. Кросс мог физически ощутить эту борьбу с самим собой, которая развернулась в душе интерна. Для него доктор Кросс был не только старшим по возрасту и положению. И Гарри не только уважал его. Поэтому проговорив это простое англоязычное имя, парень буквально удивился своей смелости и не поверил собственным ушам. За долгие месяцы он впервые назвал объект своего обожания просто «Уолтер». Это звучало огромным прорывом вперед, к какому-то нереальному, фантастическому, надуманному будущему.
Пока Гарри размышлял об этом, Уолтер подтянул к себе книгу и выронил ее себе на грудь с очередным восклицанием. Так, что парень решил, будто им попался дамский роман или дешевый детектив; в общем, что-то, что читают люди, которых Гарри никогда в глаза не видел.
- Я бы послушал, как вы читаете стихи, - проговорил тихо Гарри, уже устав бороться с откровенностью, которая на него напала и, кажется, вцепилась в него когтями. Наверное, это была специфическая реакция на стресс и страх, которые, как бы парень не храбрился, все равно не отпускали его. Все же не каждый день он лежал под завалами, готовыми рухнуть в любую секунду. В любом случае, ладно хоть паника не накатывала. Если бы он был один, кто знал, может быть, хваленое спокойствие медика его бы и покинуло спустя долгое время ожидания спасения.
- О, я смотрел фильм по этой книге, - отозвался Гарри, когда хирург прочел название в свете фонарика от телефона, - Там главный герой красавчик. На вас чем-то похож, - усмехнулся интерн, - И сюжет неординарный. Жаль, я не наткнулся на эту книгу в нормальное время, - посетовал он, все еще трепыхнувшись в попытках вывести тему в нейтральное русло. Гарри казалось, что он неприлично откровенен, хотя послушать со стороны, ничего эдакого он и не говорил. Но пребывая во власти своих эмоций, обращенных к мужчине, лежащему так близко, молодому интерну виделось все совсем в ином свете.
Гарри держал телефон, направляя на страницы новенькой книги, а Уолтер читал. И это действительно успокаивало и даже внушало какую-то надежду. А еще немного веселило. Кто бы мог подумать, что он будет лежать, плотно прижатым к боку хирурга, в которого был без памяти влюблен, и слушать его мерный, приятный голос? Да так, что на какие-то секунды забывал, что они находились в перманентной опасности.
Парень слушал и улыбался под нос как-то немного мечтательно – редкое явление для тех, кто наблюдал Гарри только на работе, где он был погружен в себя или сосредоточен на выполнении своих рабочих обязанностей. И как же ему хотелось сейчас забыть обо всех табу, прижаться еще теснее и ощутить банальные ответные объятия. Ни о чем больше даже не мечталось.

+1

13

Все это больше походило на игру в одни ворота. Потому что Уолтер совершенно не понимал даже почти откровенного флирта от молодого человека. Этому было несколько причин. Первая: он не просто не подозревал, он даже не мог думать о том, что в него можно влюбиться, да еще и парню. Вторая: отличать гетеросексуальных мужчин от геев он мог разве что по откровенному наряду последних. Даже если в их городке и были представители сексуальных меньшинств, то не выдавали себя, ну а то, что вытворял обычно Джесси, конечно, не считалось. Его шуточки уже стали неотъемлемой частью жизни Уолтера, больницы и, кажется, всего острова.
- Заходи, если тебе будет интересно, - без каких-либо скрытых мыслей и желаний ответил Уолтер, не сообразив, что фраза, сказанная интерном, к флирту-то и относилась.
Говорить о будущем и что-то планировать – отличный вариант не думать о том, что над ними нависла, в прямом смысле, смертельная опасность. Так вот воображаешь, что будет дальше, и видишь продолжение своей жизни – сразу становится легче. Поэтому подобные разговоры Уолтер с удовольствием поддерживал, тем более, сейчас он больше беспокоился вовсе не за себя, а за мальчика.
Гарри всегда казался «совсем в себе», так что теперь Уолт даже обрадовался, что тот не замыкался, а поддерживал их легкое и, как ему казалось, непринужденное общение. Парнишка и правда оказался вполне коммуникабельным, что сразу стало интересно, почему же в обычной жизни он не такой. Или стресс так подействовал?
Хирург улыбнулся, бросив взгляд на интерна. Тот буквально выдавил из себя его имя, и Уолтер скинул это на то, что молодому человеку просто неудобно и непривычно обращаться по имени к более взрослому мужчине, который всегда был «доктором Кроссом», и в больнице только Джесси называл его по имени или сокращал до «Уолти».
- Даже не уговаривай, - так же тихо, как произнес и Гарри свою фразу о стихах, проговорил Уолт, только получилось у него это с гораздо большим количеством интонации, он замотал головой, но тут же прекратил: любые движения отдавались еще более сильной болью, словно в его мозгу поселились колокола. Но доктор только стиснул зубы, вновь пытаясь забыть об этом. Ему не хотелось, чтобы Гарри брал на себя лишнее беспокойство. Сейчас хирург лежал, опустив голову на пыльный пол, и пусть смотреть в книгу было не очень-то удобно, зато и боль была на микрон меньше, чем нестерпимой.
- Тогда он не такой уж и красавчик, - хмыкнул Уолтер, и для него данное замечание было, пожалуй, в порядке вещей. Вот только Джесси на такие фразочки реагировал обычно подзатыльником, он не любил, когда друг выражался подобным образом и всегда пытался поднять Уолту самооценку, но тот упорно продолжал гнуть свою линию.
Читая, Уолтер даже не задумывался о том, что происходит в книге. Просто буквы привычно складывались в слова, и это действительно в какой-то степени позволяло отвлечься. Когда хирург не думал о том, где они оказались, он переключался на то, что видел перед собой, вчитываясь в строчки и диалоги, стараясь лишь не путать, ведь читать кому-то гораздо труднее, чем самому себе.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+1

14

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]На самокритичное замечание Гарри лишь пожал плечами. Он не был доктором Картером, чтобы ругать Уолтера за его неуверенность в себе. К тому же уверять мужчину, что он был чертовски привлекательным во всех смыслах, было очень откровенно, и, несмотря на стресс и развязавшийся наедине друг с другом язык, Гарри к такому не был готов. Кроме всего прочего, внешняя красота для интерна имела второстепенное значение. Конечно, никто не откажется, чтобы его партнер был хорош собой, но если и нет – какая разница? Лишь бы он был замечательным человеком. Уолтер таким был. Он был добрым, заботливым, общительным, умным. Его положительные стороны Гарри мог перечислять весь вечер и ни разу не повториться. Впрочем, даже явные недостатки парень считал довольно милыми.
К тому же эти недостатки присутствовали и у самого Гарри. Он был столь же неуверен в себе, а порой был таким же невозможным занудой. У них вообще было много общего, насколько мог судить интерн, наблюдавший за хирургом почти уже полгода и слушавший о нем бесконечные рассказы из уст руководителя.
Гарри слушал чтение мужчины, но не разбирал и слова, словно тот проговаривал их на чужом, неизвестном парню, языке. Он витал мыслями где-то далеко, а еще вспоминал это приглашение в гости, которое Уолтер озвучил недавно. Хирург явно сказал это просто по доброте душевной, максимум, намереваясь подружиться с молодым коллегой, но все равно это невольно внушало надежду. Гарри тихо вздохнул, заставляя себя забыть об этом, но прийти все равно хотелось. В итоге, он пришел к выводу, что ничего страшного не случится, если он заглянет как-нибудь и сможет пообщаться с этим интересным человеком с глазу на глаз еще раз.
А Уолтер продолжал читать, и становилось уже даже немного стыдно, потому что Гарри не запомнил и момента из того, что было произнесено. Остались только общие ощущения – голос, атмосфера, спокойное лицо Уолтера. Это впечаталось в мозг Гарри еще на долгое время; и эти воспоминания потом вызывали, не смотря на весь кошмар произошедшего, лишь теплые чувства.
Он бы слушал этот рассказ вечно, и плевать, о чем там говорилось, как полка над ними с громким треском лопнула. Сверху посыпались мелкие камешки, пыль, труха. Что-то зашуршало, задвигалось, а проклятый стенд угрожающе заскрипел. Нагрузка на него увеличилась, и, казалось, что он вот-вот рухнет совсем. Гарри невольно зажмурился, а еще, столь же рефлекторно, перехватил руку Уолтера, заставив его выпустить книгу. И вот теперь стало чертовски страшно.
Сердце ухало в груди, как будто каждый раз проваливалось все глубже. Почему-то только сейчас пришло осознание, что жизнь их висела на волоске, и они могут умереть в любой момент. Гарри тяжело сглотнул, он не мог найти в себе силы, чтобы отпустить запястье хирурга и взять себя в руки, успокоиться. Это только в фильмах герои находят в себе мужество, чтобы прикрыть своим телом товарища или любимого, спасти его ценой своей шкуры. В жизни паника сковывала так, что редко, кто мог ей противостоять.
- Простите, - наконец, проговорил Гарри, и его голос потонул в натужном, утробном скрипе деревянной конструкции над их головами, - Мне чертовски страшно, - прошептал он, глядя на пол перед собой. Парню не хотелось умирать, вот совсем. И еще меньше хотелось терять такой замечательный момент. Спустя столько времени он наконец был невероятно близок с Уолтером, умирать сейчас было настолько обидно, насколько это вообще было возможно.
- Хотел бы я быть хоть немного похожим на вас, - проговорил Гарри, имея в виду умение хирурга даже в самых невероятных ситуациях сохранять удивительное спокойствие. Как будто этому учат, когда ты выбираешь специализацию хирурга. Гарри опустился на землю, едва освещаемый телефоном, валяющимся рядом, и беззастенчиво положил голову на плечо Уолтера. К черту все, о чем этот мужчина может подумать. Пусть решит, что он слабак и трус, пусть поймет, что он гей. Они могли умереть вот прямо сейчас, так почему бы не сделать безобидную вещь, о которой мечталось?

+1

15

На самом деле Уолтер позорно дернулся, когда полки наверху пошли трещинами. Черт возьми, такими темпами они долго тут живыми не пролежат. Ему тоже было чертовски страшно, просто он не хотел показывать этот страх. Уолтер готов был провести десяток операций в самым ужасных условиях, принимая самые рискованные решения, но сейчас и ему было страшно. Но главное, он очень не хотел, чтобы Гарри узнал об этом, понимая, что парню проще справиться со стрессом только благодаря тому, что он не один. Пожалуй, Уолтеру из-за этого тоже было проще.
Кросс перестал читать и начал было вглядываться в темноту, пока сверху не посыпались крошки. Он почувствовал, как Гарри схватил его за запястье и ощутимо сжал и, закрыв глаза, Уолтер словно выхватил сознанием эти ощущения, уцепившись за них, как за якорь, чтобы не потерять себя и не поддаваться панике. Надо просто перестать представлять, что с ними может случиться, просто не представлять этого…
- Понимаю, - тихо проговорил Уолтер, но больше ничего не сказал. Когда Гарри устроился рядом и положил голову ему на плечо, Уолт даже не растерялся от этого жеста. Что ему было думать? Никакие мысли не шли в голову, кроме тех, что они оба вот-вот могут умереть, когда полки наконец треснут окончательно. Их завалит грудой камней. Естественно, Гарри было страшно, и что он еще мог сделать, помимо этого?
Уолтер приобнял парня и сжал рукой плечо, стараясь таким образом подбодрить. Какое-то время они просто лежали молча. Уолт чувствовал, как бьется сердце у Гарри, чувствовал и свое сердцебиение, которое тоже буквально барабанило в грудной клетке, выстукивая какой-то скорый марш. Мысленно хирург отсчитывал секунды и сердечный ритм, но в итоге так и не мог сказать, сколько же прошло времени.
- Нам нужно выбираться отсюда, Гарри, - наконец произнес Уолтер. Он не собирался просто лежать и ждать, когда придет смерть. И уж точно не собирался подставлять под нее интерна. Все в нем просто кричало о том, что нужно сделать что-то самим, хватит уже бездельничать.
Уолт чуть повернулся, случайно прижавшись к парню еще сильнее, и достал свой телефон из заднего кармана. До трубки Гарри ему было просто не добраться. Он все еще одной рукой сжимал плечо молодого интерна, в другой держал телефон, теперь уже с фонариком на нем и посветил наверх.
- Не смотри, ладно? – попросил он, готовый и вовсе закрыть рукой глаза мальчику: ничего хорошего наверху не происходило. Как и предполагал Уолтер, полка вот-вот могла не выдержать. Кажется, она держалась лишь на «Пожалуйста-пожалуйста, не ломайся прямо сейчас» - и все. 
Уолт посвятил у себя над головой, посвятил в другую сторону по тому небольшому тоннелю, где им пришлось лежать, и понимал, что ему снова придется сделать выбор, куда идти теперь. Пол немного клонило в сторону, и единственное, до чего додумался Кросс – не идти в ту самую сторону. Если всему предстояло рушиться, то камни в первую очередь полетят туда, поддаваясь этому наклону и силе притяжения.
- Давай, Гарри, я буду рядом, - он уже перестал прижимать его к себе, а подталкивал в нужную сторону, - Постарайся не прикасаться к полке и возьми телефон.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

Отредактировано Walter Cross (2017-07-31 02:17:56)

+1

16

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Уолтер обнял молодого интерна, сжав его плечо рукой. Гарри слышал, как учащенно бьется его сердце, но внешне хирург был воплощением непоколебимости. Наверное, именно этого сейчас и не хватало парню, буквально парализованному страхом. И именно это позволило вновь расслабиться и направить мысли в нужное русло. Они все еще были живы, и рано было опускать руки, нужно было бороться за свою жизнь. Только вот пока не пришло четкое осознание как: что они могли вообще сделать в такой ситуации, кроме как ждать профессионального спасения?
Тем не менее, Гарри, к своему легкому стыду, ощутил, что чувства его обострились. Уолтер совершенно не знал о тайной влюбленности интерна и уж точно не мог отвечать ему взаимностью. Он просто был замечательным человеком с добрым сердцем, который заботился о своем коллеге больше, чем о себе самом. Казалось, он делал все, чтобы приободрить Гарри, хотя сам наверняка был напуган не меньше интерна. И это осознание также придало парню сил.
- Нам нужно выбираться отсюда, - проговорил Уолтер, будто считав мысли Гарри. Последний только кратко кивнул. Он было приподнялся, но хирург потянулся за телефоном, прижав на какие-то мгновения собрата по несчастью своим телом. Впрочем, Гарри не успел даже смутиться, хотя и заметно замешкался, сначала не поняв цели передвижений Уолтера. Он снова кивнул, даже и не думая смотреть наверх, на то, что так пристально сейчас рассматривал хирург.
Одно лишь воображение подкидывало неприятные картинки того, что творилось наверху, где утробно выло дерево, выгибаясь под грудой навалившихся камней. Если бы Гарри это увидел собственными глазами, да еще и с подсветкой телефонного фонарика, паника могла овладеть им повторно. Поэтому интерн продолжал лежать, рассматривая профиль Уолтера, словно пытаясь запомнить его в мельчайших деталях. Возможно, он видит хирурга не в последний раз, но уж точно у него не возникнет еще раз подобной возможности – просто лежать в крепких объятиях.
Дождавшись команды Уолтера, Гарри легко поднялся, захватив свой телефон и направляя его свет по ходу движения. Тоннель был крайне сомнительным, но напряженный гул сверху нарастал – мужчина был прав, у них было больше шансов выжить, переместившись, а не молясь о том, чтобы полка все же выдержала. К тому же вряд ли они оба знали хоть одну молитву. По крайней мере, Гарри уж точно не верил ни в каких богов.
Нога снова дала о себе знать, взвыв глухой, но сильной болью, заставив Гарри поморщиться. Он крепко сцепил зубы, не позволяя себе проронить не звука, чтобы не заставлять Уолтера беспокоиться еще сильнее. Черт с ней, заживет, главное, выбраться отсюда. И с этими мыслями Гарри принялся пробираться вперед, стараясь не задевать хрупких конструкций из камней, которые в любой миг могли обрушиться им на головы и спины.
- Доктор Кросс, - через какое-то время проговорил Гарри, напрочь забыв об их договоренности. Он замер, прислушиваясь к тому, что творилось вокруг, - Я слышу чье-то дыхание. Кажется, впереди кассовый модуль. Наверное, это мистер Дженкинс, - выдохнул он, с удвоенной скоростью пробираясь вперед. Теперь, кажется, он начал еще больше понимать Уолтера. Там был человек и, судя по сдавленному, хриплому дыханию, человек был ранен, ему нужна была их, врачебная помощь. И стало как-то совершенно безразлично на свое собственное состояние.

+1

17

Уолтер и сам было забыл об их договоренности, но поправить все равно не успел бы, все мысли тут же уцепились за то, что произнес интерн. Он сам замер, когда мальчик перед ним остановился и молча проследовал дальше, когда Гарри быстро стал пробираться по этому небольшому тоннелю. Уолтер уже проделывал этот маршрут и теперь шел туда, откуда пришел, только чуточку дальше. Он чувствовал руками мелкие крошки камней, которые впивались в кожу и неприятно кололи. Пальцы и ладони были в этой строительной пыли, плюс валяющиеся книги, через которые приходилось пробираться. Уолт впервые возненавидел книги.
- Ауч, - снова проговорил доктор, когда случайно, совсем чуть-чуть, задел плечом полку, и снова какая-то книга не удержалась и грохнулась на него, - Да что ж мне так не везет, -  На этот раз книга оказалась не слишком толстой, ура. Он кивнул было повернувшемуся к нему Гарри, мол, все в порядке, и дальше проследовал за ним, пытаясь подсвечивать путь самостоятельно.
Если Гарри слышал приглушенное дыхание, значит, мистер Дженкинс еще был жив, а это значило лишь одно, то, что каждый врач знает точно: его можно еще спасти. Хотя бы попытаться, сделать все, что от тебя зависит, как всегда, как будто ты на работе.
Это знание успокоило не только Гарри, но и Уолтера. Уж где-где, а в больнице он чувствовал себя как дома, он был на своем месте, а там чего только не случалось, но Уолтер всегда со всем справлялся. Теперь в нем возникла уверенность, что они снова справятся. Пусть без Джесси, без медперсонала, а только вдвоем, но справятся.
Они выбрались из-под покосившихся полок, и Уолтер, подсвечивая телефоном, огляделся. Левая сторона магазинчика была полностью завалена. Им буквально повезло оказаться там, где они сейчас находились. В правой стороне он углядел неразрушенный угол, потолок пошел трещинами, но хотя бы держался. Они приблизились еще, обнаружив мистера Дженкинса, который как раз находился на границе этих двух зон. Огромная плита свалилась на него, придавив ноги, и мужчина не мог выбраться из-под нее. Стойка, свалившаяся на бок, отделяла его от основного помещения, так что увидеть владельца было не так-то легко. Кассовый аппарат, весь разломанный валялся рядом вместе с мелочью, вывалившейся из него.
- Черт, черт, - шепотом проговорил Уолт, - Мистер Дженкинс, вы меня слышите? – эти слова он впервые произнес вслух, до этого и Уолтер, и Гарри лишь шептались между собой.
Ему пришлось перегнуться через стойку, Уолтер посвятил телефоном, чтобы посмотреть, что произошло с мужчиной. Судя по дыханию, тот был еще жив, Уолтер тут же проверил, насколько сильный у того пульс.
- Гарри, попробуй привести его в сознание, я посмотрю, что у него с ногами, - скомандовал доктор Кросс.
Уолтер осторожно подвинулся к той части комнаты, что была завалена. Правда, ему для этого потребовалось сделать всего несколько движений в сторону, но действовал он все равно очень осторожно, проклиная пирожное, которое съел по пути в книжный. Теперь казалось, оно весило целую тонну, как и сам Уолтер. Ведь пол в любую минуту мог провалиться дальше, они не знали, что было внизу. Так же, как и потолок мог упасть на них, трещины на нем не внушали никакого доверия.
- Мы не сможем достать его без помощи, - констатировал Уолтер, осматривая мужчину, - Нам не поднять эту плиту, - мужчине переломало ноги, это Кросс видел хорошо, все вокруг было в крови, и положение плиты не оставляло сомнений, - Надо остановить кровь.
Уолтер было огляделся, как-то автоматически в поисках того, что могло бы ему пригодиться. Джесси сегодня был с сумкой, у Уолтера ее не было, кошелек, телефон и ключи он рассовал по карманам. Зато Уолтер вспомнил про ремень от джинс и тут же принялся доставать его. Но нужно было что-то еще, способное сработать как жгут.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+1

18

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Пробравшись за рухнувший модуль, Гарри сдавленно застонал от увиденного. Дело – дрянь. Если спасатели не пробьются к ним в ближайший час, они ничем не смогут помочь бедняге мистеру Дженкинсу. Обе его ноги оказались придавлены тяжеленной бетонной плитой, которая перебила, кажется, все кости, и под мужчиной образовалась уже приличная лужа темной крови. Сам владелец магазина был бледен и пребывал без сознания – по крайней мере, на зов Уолтера никак не отреагировал.
- Черт, надо было раньше сюда ползти, - выругался шепотом Гарри. Конечно, он не мог знать всей ситуации, но все равно винил себя, что разлеживался там с Уолтером в то время, как другим людям нужна была экстренная помощь.
Гарри обернулся на миг, когда услышал сдавленное ругательство хирурга, но, убедившись, что с тем было все в порядке, пробрался дальше, огибая плиту, усаживаясь возле головы мистера Дженкинса. Это было так иронично: Уолтер занял место сбоку от «пациента», реаниматолог дежурил у головы – все как в операционной.
- Да, - кратко отозвался Гарри на команду Уолтера. Он на самом деле оправдывал все надежды своего руководителя, действуя быстро и четко. Несмотря на страх, все еще гнездящийся в глубине души, Гарри профессионально переключался на работу, выключая все остальные чувства.
Интерн расстегнул верхние пуговицы на рубашке мистера Дженкинса и ремень на его брюках, чтобы одежда не сдавливала его тело. Краем глаза Гарри видел, как Уолтер вытягивает свой ремень из джинсов. Конечно, лучше бы было плотно перебинтовать обе ноги, чтобы оттянуть момент наступления синдрома длительного сдавливания, но, видимо, это было невозможно.
Как в подтверждение его нерадостным мыслям, Уолтер проговорил, что плиту им никак не убрать. Она действительно была очень тяжелой на вид и, видимо, лежала так, что подсунуть руки под бедра мужчины не представлялось возможным. Гарри глубоко вздохнул:
- Держи, Уолт, - пробормотал он, расстегнув ремень мистера Дженкинса окончательно и вытягивая его из-под тела. Гарри передал пояс хирургу, а сам продолжил заниматься сознанием мужчины. Подсвечивая себе телефоном, парень открыл пострадавшему рот. Хриплое дыхание стало отчетливее. Чуть прищурившись, Гарри осмотрел горло. Прежде чем приводить мужчину в сознание, нужно было убедиться, что мистер Дженкинс не вдохнет резко то, что находилось в его дыхательных путях.
Аккуратно повернув голову мужчины на бок – медленно, опасаясь наличия травмы шейных позвонков – Гарри преспокойно сунул два пальца в рот мистера Дженкинса, уверенным движением пройдясь по слизистой горла, собирая весь мусор, налипший на глотку. Убедившись, что больше ничего не препятствовало дыханию, Гарри принялся растирать пострадавшему уши, до боли, так, чтобы кровь как можно скорее прилила к его голове.
- Мистер Дженкинс, вы меня слышите? – спросил в голос Гарри. Мужчина медленно приоткрывал глаза, явно не понимая, что происходит, - Постарайтесь не двигаться, - произнес интерн, заглядывая с помощью фонарика в глаза мужчины, придерживая свободной рукой веки. Зрачки были максимально расширены, мистер Дженкинс пребывал в состоянии болевого шока, поэтому определить сотрясение было просто нереально. Впрочем, это было не самой основной проблемой, - Он в сознании, но в состоянии шока, - оповестил Гарри Уолтера, так как тот мало что видел в такой темноте.

Отредактировано Jesse Carter (2017-08-05 23:14:15)

+1

19

Уолтеру кое-как удалось просунуть ремень под ногой мистера Дженкинса и то только благодаря тому, что плотную кожу можно было протолкнуть с одной стороны и вытянуть с другой. Он затянул ремень как можно сильнее. Вряд ли мистер Дженкинс почувствовал бы это, пока Гарри приводил его в сознание, да и травматический шок так же играл роль.
Уолтер взял ремень, который протянул ему интерн для второй ноги и улыбнулся Гарри, секунду помедлив. Он проигнорировал, когда тот, вопреки договоренности, назвал его «доктор Кросс», потому что это было так привычно. Уолтер ведь всегда был именно доктором Кроссом для мальчика. А этого обращения просто не смог не заметить, несмотря на ситуацию, в которой они оказались. Уолт. Это было еще более необычно, чем Уолтер, о котором просил хирург.
Со вторым ремнем Уолтер проделал то же самое, наложив такой своеобразный жгут на другую ногу. Кросс прямо порадовался периодическим походам с Джесси в спортзал, пришлось приложить немало усилий. На какие-то мгновения Уолт даже позабыл о головной боли, такой, как будто его били кувалдой по голове не переставая. Все это время ему приходилось ее просто терпеть и при этом не кривиться от боли и не зажимать виски руками, чтобы не дать повод Гарри беспокоиться лишний раз.
- Боюсь, мы больше ничего не можем для него сделать без медикаментов, - проговорил Уолтер, - Остается только следить за его состоянием.
Кросс отполз от стойки и мистера Дженкинса, усевшись на пол, чтобы перевести дух, но не просидел так и минуты. Теперь время ощущалось совсем иначе, казалось, что эти жалкие тридцать секунд длились очень долго.
Но была еще одна вещь, о которой Уолтер помнил, и он видел, что Гарри с трудом даются некоторые движения и смена положения. Больная лодыжка напоминала о себе острой болью, но парень, видимо, так же не хотел лишний раз беспокоить доктора «незначительной» травмой.
- Давай я посмотрю твою ногу, - он снова перешел на шепот, говорить в голос было так странно в этом месте, оба сделали исключение лишь единожды – в общении с мистером Дженкинсом, но друг с другом продолжали говорить тихо, - Нам ведь еще выбираться отсюда, помнишь? – он приблизился к Гарри, - Так что ты должен быть функциональным. К тому же я не принимаю возражений, - Уолтер поднял взгляд на интерна и ухмыльнулся.
Кросс расшнуровал кед на больной ноге Гарри и снял его, как и носок. Ему пришлось вновь прибегнуть к помощи фонарика на телефоне, который был отложен, пока Уолтер занимался мистером Дженкинсом. Он устроил ногу на своих коленях, осматривая.
- Опухло, но видимого смещения и деформации нет, будем надеяться на лучшее.
Уолтер как-то странно вздохнул и посмотрел на свою футболку, на которой был изображен Дедпул. Они с Джесси часто обменивались футболками по чистой случайности. Некоторые из них не раз меняли своих хозяев, а по другим сразу становилось ясно, кто владелец. Джесси любил Дедпула, а еще футболки с пони и единорогами, тогда как Уолтер предпочел бы купить с диснеевскими героями, Багзом Банни или Даффи Даком.
- Если я отсюда выберусь, Джесси меня убьет, - особенно обреченно проговорил Уолтер, стянув с себя футболку. Это была единственная вещь, которую в данном случае можно порвать на полоски. 
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

Отредактировано Walter Cross (2017-08-06 01:14:16)

+1

20

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Улыбку Уолтера, как и собственную оговорку, Гарри, если честно, не заметил. Его внимание было полностью сосредоточенно на мужчине, нуждавшемся в их помощи. Пусть у них ничего толком не было под рукой, но хоть чем-то они помочь могли. И в такие моменты подсознание обычно овладевало сознанием и наружу вытаскивалось то, о чем человек не скажет никогда, контролируя свою речь. В своих тайных мечтах Гарри хотел общаться с Уолтером на равных по известным причинам. Конечно, называть его «Уолти», как это регулярно делал Джесси, интерн бы не решился, а такое более официальное сокращение вроде как подходило.
- Мистер Дженкинс, - продолжал говорить Гарри, хотя понимал бесполезность этой затеи. Вряд ли случится чудо, и голос парня пробьется сквозь туман сильного шока, - Вы можете посмотреть на меня? Посмотрите на меня, - но мужчина только хаотично вращал глазами, будто все пытался осмотреться и понять, как он здесь очутился и что происходит. Но ответа на эти вопросы не было.
Радовало одно – мужчина лежал смирно и не пытался двигаться. Гарри боялся, что не сможет удержать его, если тот начнет вырываться. Остальное только огорчало. Когда Уолтер затягивал самодельные жгуты, а процедура эта далеко не из приятных, учитывая с какой силой хирург затягивал поясные ремни, мистер Дженкинс даже не дернулся. Он не чувствовал боли, и это было плохо.
Уолтер посидел немного в стороне так, что невольно привлек этим внимание интерна. Гарри понимал, что совсем без травм такое падение не могло обойтись, тем более что лицо Уолтера все еще было в спекшейся крови, и теперь внимательно следил за его поведением. Хирург же в свою очередь обеспокоился состоянием Гарри, от чего последний только отмахнулся.
Боль в ноге стала уже настолько привычной за прошедшее время, что он перестал ее замечать. Она усиливалась, если была нагрузка на травмированную ногу или от тряски, и более-менее затихала в покое. Страшного Гарри ничего не видел, к тому же, в крови еще плескалось море адреналина. Вот выберутся отсюда, травматологи посмотрят на рентгене, что там и как.
- Не волнуйтесь, я справлюсь, - решительно заявил Гарри, но Уолтер оказался настойчив. Тогда интерн вновь подумал о том, что так, вероятно, хирургу было спокойнее. В то время как он заботился о ком-то другом, он не волновался за себя. Помедлив, Гарри все же кивнул.
Он вытянул ногу вперед, намереваясь расшнуровать кед, но Уолтер взял все в свои руки, чем, если честно, ошеломил интерна. Кажется, Гарри так заворожено следил за движениями мужчины, что не чувствовал боли. Но это мечтательное забытье быстро ушло, когда Уолтер принялся стягивать кед. Явно растянутые мышцы взвыли так оглушительно, что Гарри не сдержал крепкого словца. Впрочем, это слово из четырех широко известных букв, тоже было произнесено почти шепотом, сдавленно, будто интерн все еще боялся кого-то побеспокоить.
- Я же сказал, жить буду, - чуть улыбнулся Гарри. Без кеда, если честно, стало даже полегче. Все же нога опухла и тугие шнурки стягивали кровоток. А может легче стало из-за действительно аккуратных и в какой-то степени приятных прикосновений рук доктора Кросса.
Но, видимо, этого было мало, чтобы снова сместить сознание Гарри в несколько сумбурное состояние. Уолтер принялся стягивать майку. Интерн даже как-то не сразу сообразил при чем тут было упоминание о Джесси, только спустя пару секунд дошло, что хирург имел в виду то, что сегодня ушел в майке товарища. И вновь Гарри немного позавидовал этой крепкой дружбе и той непосредственной близости, в которой находились друзья.
И да, Уолтер был не только замечательным человеком, профессионалом своего дела, но и чертовски хорош внешне. Гарри еще не доводилось видеть этого мужчину обнаженным даже по пояс. И теперь он просто не мог оторвать взгляда от этого зрелища. Краем сознания было немного стыдно за свои мысли в такой ситуации, да еще и рядом с раненым, черт возьми, человеком, но… «Если Бог на свете существует, то он откровенно ржет надо мной. Или устраивает персональный ад», - подумалось Гарри, когда он осознал, что ему теперь неопределенное время придется находиться рядом с тем, кто часто снился в не самых приличных снах примерно в таком же виде. Кто знал, что там дальше могло пойти в расход на спасение человечества.
- Так может… не надо ее портить? - совершил последнюю отчаянную попытку Гарри. Теперь уж мысли точно отличались от профессиональных. Даже то, что над головой нависали тонны опасности, забылось.

Отредактировано Jesse Carter (2017-08-06 13:52:10)

+2

21

Да, Уолтер был настоящим кретином, и даже откровенный взгляд Гарри, который он уже и не прятал, не мог бы заставить мужчину заподозрить «что-то не то». Он вел себя совершенно обычно, да и футболку снял для важного дела. Будь на месте Гарри кто-то другой, Уолтер бы так же пытался оказать помощь, свободно жертвуя вещами друга.
Пришлось помочь себе зубами и разорвать футболку по шву до самого рукава, после чего уже рвать ее на полоски, которыми можно было бы зафиксировать лодыжку. В итоге осталась где-то половина футболки, и приходилось надеяться, что Джесси благополучно забудет спустя некоторое время о том, что когда-то Уолтер ее надевал. И получится, что она просто случайно потерялась.
- Прости, мальчик, но сейчас будет больно, - предупредил Уолт. Он не часто называл Гарри мальчиком, когда говорил непосредственно с ним, обычно употреблял это только при разговоре с Джесси, но тут как-то само вырвалось.
Уолтер не привык, чтобы его пациенты испытывали болевые ощущения вот прямо так. Ведь все, кто попадали к нему на стол, были уже под наркозом стараниями Джесси или Гарри, так что Уолт сам наморщился, когда начал «бинтовать» лодыжку. Он словно чувствовал эту боль и переживал за Гарри совсем не в шутку.
- Прости-прости, я специально, да, - Уолт сделал перерыв в пару секунд, чтобы взять новую полоску, и опять наморщился. Когда все закончилось, и работа была проделана, Уолтер, чуть подавшись вперед, похлопал Гарри по ноге, выше больного места, произнося, - Все-все, отдохнем немного.
Последние несколько минут, еще тогда, когда Уолтер «переводил дух», он начал ощущать, что дышать стало несколько труднее, чем раньше. Сейчас, пользуясь светом фонариков от телефонов (долго ли они так протянут, интересно), уже было незаметно, насколько в их персональном помещении потемнело. Но, кажется, кислорода становилось меньше, да и душновато сделалось.
- Я выключу пока свет, чтобы не тратить две батареи разом, - опомнился Уолтер, сейчас им было не слишком нужно освещение. Надеть обратно обувь на ногу Гарри можно было и со светом от одного телефона, что имелся. Уолтер ослабил еще сильнее шнурки, и так почти полностью свободные, и надел кед обратно на ногу, лишь немного затянув шнуровку, чтобы было удобнее передвигаться, и обувь не спадала.
- Теперь мне спокойнее, спасибо, - улыбнулся Уолтер, словно все проделанное было специально для него, а Гарри лишь сделал одолжение, позволив повозиться со своей травмой. Кросс переместился и сел рядом с интерном, аккуратно убрав ногу Гарри со своих коленей.
- Как там наш мистер Дженкинс? – вопрос, конечно, скорее риторический. Хирург прекрасно понимал, что вряд ли что-то изменится, разве только в худшую сторону, но за этим, он не сомневался, Гарри проследит, - Ты молодец, - похвалил он интерна, отметив про себя, когда мальчик быстро переключился в режим доктора, оставив свои страхи где-то внутри.
На какое-то время нависла тишина, и Уолтер попытался прислушаться к происходящему где-то там, наверху, но гул в голове, кажется, мешал всему, иногда даже думать.
- Знаешь, когда они к нам приблизятся, - он имел ввиду спасателей, но почему-то не произнес этого, - Мы должны услышать шумовые работы. И дать о себе знать.
Уолтер плохо представлял, как все на самом деле происходит. Но здравый смысл подсказывал нечто такое, ведь уже некоторое время он мыслями то и дело возвращался к их спасению.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

Отредактировано Walter Cross (2017-08-06 03:14:17)

+2

22

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Естественно, Уолтера было уже не остановить. Он даже не слышал робкого предложения интерна пощадить невинную майку своего товарища. Гарри едва слышно вздохнул, даже не стараясь перебороть себя и отвести взгляда от привлекательного для него зрелища. Впрочем, во всем можно было найти свои плюсы. Например, Уолтер отлично отвлекал внимание и отгонял чувство страха, периодически сжимавшее все прочие чувства парня в тиски.
- Не волнуйтесь, я не хрустальная ваза, не разобьюсь, - усмехнулся в ответ на обеспокоенную фразу Уолтера интерн, чуть вздрогнув от обращения. Гарри прекрасно знал, что хирург и его верный друг так называли его – «мальчик». Чаще всего за глаза, но Джесси без костей в языке частенько обращался к нему так и лично, когда, видимо, считал, что «упырь» и «Слендермен» не подходят ситуации.
Так повелось где-то четыре месяца назад, когда Гарри только устроился на работу и остальные привыкали к его имени. А потом, наверное, привязалось. Гарри не возражал. Ему, если честно, вообще было плевать, как его называют. Этот иммунитет выработался еще со школы, когда нескладного парнишку, не шибко симпатичному на мордашку, как только не именовали. Но сейчас это слово прозвучало как-то по-особенному, окрашенное в другой цвет беспокойством и заботой Уолтера.
Нога действительно болела, пока хирург накладывал тугую перевязку из импровизированных материалов, но Гарри старался терпеть и почти не проронил ни звука, не желая добавлять беспокойства. Пару раз слышно втянул воздух сквозь сжатые зубы, да и только. Это была не та боль, которую невозможно вынести. Уолтер же продолжал говорить с ним, отчего сердце противно защемило. Как бы ему хотелось… Да что там, пустое.
- Вы невероятный человек, Уолтер, - откровенно проговорил Гарри под конец процедуры, наблюдая за тем, как Уолтер, решив сделать самостоятельно абсолютно все, надевает кед обратно. Как будто парню было лет шесть, и он еще путался в шнурках. Доброта хирурга медленно убивала, как яд, пущенный по вене в малой дозе.
Уолтер сел рядом, совершенно не представляя, как его присутствие действует на молодого интерна. Гарри же вытянул больную ногу и сидел, напрягшись. Он старался не смотреть на хирурга, но чувствовал жар его тела рядом. Уолтер был так близко и вместе с тем очень далеко. Моргнув куда медленнее, чем обычно, задержав веки закрытыми пару секунд, Гарри посмотрел на мистера Дженкинса. Дыхание того стало явно чище, но общее состояние все еще не радовало. Оно и не изменилось бы без нужных медикаментов, которые могли спустить только спасатели.
- Все также, - кратко резюмировал Гарри, потянувшись, чтобы прижать пальцы к вене на шее. Он помолчал немного, отсчитывая удары, и убрал руку. Никаких изменений. А вот Уолтер начал беспокоить немного сильнее.
Еще когда они ползли по узкому проходу, Гарри обратил внимание на странный звук, как далекие раскаты грома. Но тогда не предал этому никакого значения, так как был довольно сильно напуган после треснувшей полки. Когда они занимались мистером Дженкинсом, раздавались отдельные удары и грохочущие звуки – все еще далекие, но уже не оставлявшие сомнений, что сверху что-то происходит. Сейчас, пока он считал частоту сердечных сокращений, звуки эти стали почти непрерываемыми. Монотонный механический гул, на самую малость ставший громче.
Иногда раздавался треск, постоянно слышались шорохи, да и с образовавшихся сводов пустот, в одной из которых они сидели, сыпалась пыль. Там уже велись работы. Гарри не позволял себе расслабиться и возрадоваться скорому спасению. Еще ничего не кончено – спасатели были людьми и могли ошибиться. Какой-нибудь блок, как тот, что лежал неподъемным грузом на ногах мистера Дженкинса, мог ослушаться и рухнуть им прямо на головы. Другой вопрос, почему Уолтер этого не слышал.
- Уолтер, - аккуратно начал Гарри, все же вспомнив об их договоренности. Да и было как-то странно обращаться к полуголому мужчине рядом по должности, надо сказать, - Что вы слышите?
Гарри, наконец, повернул голову на Уолтера, пытливо всматриваясь в его лицо светлым взглядом. Хирург был довольно бледен. Интерн в очередной раз отругал себя за то, что только сейчас обратил на это внимание. Он списывал все на темноту, в которой все лица кажутся светлыми, но сейчас четко видел нездоровый цвет.
- Посмотрите на меня? – попросил Гарри, не спуская глаз со зрачков Уолтера. Так и есть. Концентрация внимания была, но проявлялась не сразу. Уолтер был действительно невероятным человеком. Его движения были четкими, быстрыми. Вероятно, хирург обладал мощной силой воли, благодаря которой он взял себя в руки и не позволял расслабиться. Он контролировал свое тело на все сто процентов. Только глаза было не обмануть.
- Как давно у вас болит и кружится голова? – Гарри не спрашивал, есть ли эти признаки, его интересовал только срок, - Со временем стало легче или нет? – Уолтера не тошнило, что было уже хорошо. Гарри все еще наблюдал за глазами хирурга. Зрачки дергались, силясь оставаться в одном положении, но неизменно концентрация ускользала. Гарри вновь посветил телефоном на рану Уолтера. Кровь давно уже остановилась сама по себе, кожа рядом покраснела, но сильной припухлости не было. Поток крови сам по себе вымыл всю попавшую в рану заразу, а теперь свернулся и закупорил ее.

Отредактировано Jesse Carter (2017-08-06 15:53:46)

+1

23

Поведение Уолтера для него самого сейчас было таким естественным. Подумаешь, сделал все сам, снял и одел кед, побеспокоился о человеке. То ли доктор Кросс просто был хорошего мнения о людях, то ли не попадал в ситуации, где поступали иначе, но он был уверен, что повреди себе что-нибудь, Гарри бы так же проделал все сам, не заставляя его напрягаться самостоятельно.
- Ну что ты… - смущенно проговорил и улыбнулся Уолтер, отводя взгляд в сторону. До этого момента его вряд ли что-то могло смутить, и уж точно он никогда ранее взгляд от интерна вот так вот не отводил. Но теперь Уолту действительно стало несколько не по себе от такого искреннего комплимента. Джесси его хвалил чуть ли не каждый день, но то ведь совсем другое, многое говорилось в шутку, хотя Уолтер и знал, что Джесси действительно о нем очень хорошего мнения и любит друга таким, какой он есть. А тут посторонний человек, можно сказать.
Усевшись рядом с Гарри, Уолтер согнул колени, положив на них руки. Теперь, когда он находился почти в покое, было немного легче переживать головную боль, хотя с другой стороны, накрывшее вдруг его бездействие начало давать. Ему бы не хотелось останавливаться и вот так просто сидеть. Тогда, когда оба лежали под полками, было проще, ведь тогда опасность казалась сильнее, и он переживал за мальчика. Теперь временно все было нормально, сколько это состояние продлится – неизвестно, но хирурга почему-то это беспокоило. Или пусть их уже вытащат отсюда, или… дайте еще что-нибудь поделать.
Вопрос Гарри его несколько насторожил. Уолт как можно дольше оттягивал этот момент, скрывал свою боль и старался делать вид, что с ним все в порядке. Даже рожи не корчил лишний раз, когда особенно больно становилось от каких-то активных действий. Теперь, кажется, спалился.
Он посмотрел наверх, на трещины, которые в плохом освещении телефонного фонарика были похожи просто на полоски, темные линии на потолке.
- Я был уверен, что это гул в моей голове, а не снаружи, - признался доктор, виновато улыбнувшись, - Да все нормально, - хотел было в очередной раз отмахнуться Уолт, но не тут-то было. Гарри как будто вцепился в него этим своим прямым и недрогнувшим взглядом, который уже не раз демонстрировал в самых опасных ситуациях, например, когда смотрел на разукрашенного Джесси в больнице.
- С самого начала болит, - очередное признание от хирурга, чего теперь-то скрывать. Правда, про тошноту, которая все же мучала его, Уолтер-таки умолчал, сейчас он ее еще мог терпеть, хотя и в бездействии, при отсутствии должной концентрации, становилось сложнее, - Не беспокойся напрасно, пока мы отсюда не выберемся, с этим уж точно ничего не поделать, - он взлохматил волосы, которые и так торчали в разные стороны, хотя о внешности теперь, конечно, не думалось. Его лицо было и так в крови, хотя Уолтер и утирал его, чем лишь размазал по щеке и виску кровь и грязь.
Кросс опустил подбородок на руки и вглядывался в темноту. Да, им оставалось ждать, пока спасатели их отыщут, но Уолтер, как и Гарри, не хотел расслабляться. Почему-то казалось, что вот расслабишься, и обязательно что-то произойдет. Это, видимо, опыт в больнице так действовал. Все ситуации там как будто были прописаны по законам подлости.
- Кто бы мог подумать, да? – Начал говорить Уолтер, переводя тему. – Что с нами может такое произойти. В больнице-то мы поговорить, конечно, не могли, надо было сюда попасть, - он хмыкнул, произнеся это предложение с долей сарказма, как будто разговаривал со Вселенной типа «Вот как ты сделала, да? Молоде-е-ец!» и скептично качал головой, - Ты отличный парень, Гарри. И Джесси тобой гордится, - Уолтер даже не знал, зачем это произнес. Ему показалось, что интерну будет приятно об этом знать, что его непосредственный руководитель о нем хорошего мнения, и это никак не сравнится с одобрением какого-то хирурга.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+1

24

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Смущался Уолтер, надо признать, тоже очаровательно. Гарри был в курсе о том, что у хирурга были некоторые проблемы с самомнением. По крайней мере, так говорил его руководитель – Джесси, который регулярно ругал Уолтера по этому поводу и не чурался даже отвесить другу подзатыльник за какое-то якобы неподобающее заявление о себе. Гарри же на этот счет занимал двоякую позицию. С одной стороны он отлично понимал Уолтера, так как сам был не слишком высокого мнения о себе. С другой стороны – Кросс казался парню настолько идеальным, что вопрос «Какого черта ты еще можешь сомневаться в себе?» напрашивался сам собой.
В любом случае, он не стал разбираться в этом сейчас, как и комментировать краткую фразу Уолтера. У него нашлись дела поважнее. Как и хирург, оказавшийся в том же положении, интерн искал, чем себя занять, чтобы отвлечься от пагубных мыслей касаемо как спасения их жизней, так и Уолтера, если уж на то пошло. И сейчас Гарри занял себя беспокойством о состоянии доктора Кросса.
- Да, я вижу, как все нормально, - скептично проговорил он, не чураясь немного поругать куда более опытного врача, - Шум в ушах, головокружение, рассеянная концентрация, сильная боль, спазм сосудов. Удивительно, как вы вообще умудряетесь что-то делать, - протянул Гарри, чуть прищурившись, - Уолтер, у вас сотрясение средней тяжести. Вас положат на больничный как минимум на неделю, когда мы выберемся. Вам нельзя было читать, тем более при таком освещении, и уж конечно не лучший вариант пробираться по завалам, роняя на себя все подряд.
Гарри говорил тихо, как всегда и вне завала, но очень убедительно. Если Уолтер поражался тому, что молчаливый интерн оказался вполне себе общительным и нормальным парнем вне стен клиники, то сейчас, наверное, и вовсе пребывал в невероятном удивлении. Потому что никому еще, даже Джесси, не доводилось слышать, как Гарри – интерн, не проработавший и полугода – кого-то отчитывает. Тем более, кого-то из старшего медперсонала.
Но стыда парень не ощущал. Напротив, он был полностью убежден в своей правоте, на чьей стороне была логичная и непреклонная медицина. Уолтеру бы лежать сейчас смирненько и не двигаться, почивая в темноте, дожидаясь, когда спасатели доберутся до них. Комфорта, конечно, в этом отеле не было даже на одну звезду, но лучше так, чем подвергать свой и без того травмированный мозг опасности. Почему-то люди никогда не воспринимали всерьез такое распространенное явление, как сотрясение, а ведь это было не менее серьезно, чем любая другая травма.
Уолтер, конечно, попытался перевести тему, и Гарри вновь отвернулся – посмотрел как там мистер Дженкинс, а потом просто уставился в темноту впереди себя. Особенно удивительного в том, о чем вещал мужчина, Гарри не видел. Они были в разных отделениях, они были не так что бы знакомы, к тому же… Ну, кто бы мог подумать, что хирургу, которому вот-вот стукнет сорок, может быть вполне интересно общаться с мальчишкой, едва окончившему институт? Естественно, была и еще одна причина, но Уолтер о ней не мог знать.
- Вы так часто это говорите с доктором Картером, - протянул Гарри на похвалу. Ему, конечно, льстило это, тем более произнесенное из уст того, в чьем мнении, пожалуй, парень нуждался больше остальных, - Как будто я делаю что-то удивительное. Я ведь просто… делаю то, что должен, - он неуверенно передернул плечами, на этот миг, кажется, став чуть более схожим со своим собеседником. Уолтер тоже не видел ничего особенного в том, что он помогал людям. Они ведь учились для этого, проходили практику, получали лицензии.
- Но… - чуть более неуверенно проговорил Гарри, повернувшись лицом к Уолтеру, - Ваше мнение для меня действительно очень важно. Спасибо…

+1

25

Уолтер и правда не ожидал услышать подобную речь от интерна. Не в том смысле, что считал его не компетентным, а в том, что Гарри всегда был тихим мальчиком, и в больнице разве что только отвечал на прямые вопросы, часто и вовсе односложно. А тут на тебе, выдал целую лекцию с постановкой диагноза. Уолтер приподнял брови и не скрывал своего изумления.
- Да, я в курсе, - ухмыльнулся хирург. Он же был совсем не виноват, что что-то на себя уронил. Кажется, Уолтер немного неуклюжий, но раньше этого как-то не замечал, а тут почти укор в его сторону. Правда, возмущения он не почувствовал, хотя, наверное, и должен был. Но именно потому Уолт и не хотел говорить о своих симптомах и головной боли, чтобы Гарри не пытался заставить его ничего не делать. Они могли и вовсе остаться там, где и были, и что тогда? Или, что было бы, если бы Уолтер так и лежал на своем месте, даже не подумав найти Гарри, только потому, что решил отлежаться из-за своего сотрясения? Ну уж нет, Уолт не жалел ни о чем, они были совсем не в том положении, чтобы не делать ничего.
Уолтер улыбнулся Гарри, когда тот его поблагодарил. Кросс и правда считал, что он отличный парень, и Гарри сам это только что доказал своими словами. Именно так и должны поступать хорошие люди – просто делать то, что необходимо, ничего не требуя, потому что так правильно.
Но сказать доктор ничего больше не успел. Словно в подтверждении его мыслям, которые проплыли в туманной голове чуть ранее, полка, под которой они еще совсем недавно лежали, оглушительно треснула и окончательно разломилась, сверху посыпалась горы камней, поднимая клубы пыли.
Уолтер даже испугаться не успел, он буквально захлебнулся поднятой пылью, вдохнул ее и закашлялся. Их укромный уголок пока оставался в безопасности, все же Кросс выбрал верное направление снова. Камни скатились им под ноги, ударили по стойке, за которой спрятался мистер Дженкинс, и Уолт дернулся в его сторону, чтобы посмотреть, не задело ли мужчину.
Еще несколько минут назад можно было бы разглядеть в этом разрушенном книжном магазинчике и другие пустоты, теперь же казалось, что их не осталось вовсе, только та часть, где они втроем находились.
Но на этом приключения еще не заканчивались. Телефон Гарри, который продолжал светить все это время, наконец, разрядился полностью и отключился. Что ж, долго пришлось им пользоваться.
- Гарри, ты как? – в темноте произнес Уолтер, нащупав коленку парня. В попытке проверить мистера Дженкинса, Уолтер теперь находился не у плеча парня, а напротив, но совсем рядом, - Сейчас включу свой.
Послышался шорох, Уолт чувствовал у себя за спиной осыпавшиеся камни. Он достал телефон из заднего кармана, куда убрал его не так давно, включил сначала подсветку, а потом и фонарик, принявшись светить, в первую очередь, на владельца магазинчика. Кроссу пришлось убрать пару камней со стойки, чтобы облокотиться на нее, проверяя ноги пострадавшего.
- Плита, кажется, не сдвинулась. Даже не знаю, хорошо это или плохо.
Гарри продолжал сидеть у головы мистера Дженкинса, так что ему было проще проверить его состояние и пульс.
- Говоришь, не пробираться под завалами, да? – Уолтер посветил на груду камней. После первого падения, после треснувшей полки, после мистера Дженкинса, которого придавило плитой, сейчас он действительно не так уж и напугался. Или адреналин вновь дал разгон телу и мыслям.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+2

26

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Гарри больше ничего не сказал на счет того, как должен или как не следует вести себя Уолтер со своим сотрясением. Во-первых, хирург действительно знал все сам, и, хотя и излишне геройствовал, был мальчиком не маленьким, чтобы не оценить все возможные последствия. Во-вторых, он уже и так много сказал. Как-то, когда волнение за мужчину было на пределе, слова полились сами собой, а потом в голову закралась мысль о том, что кто он вообще такой, чтобы указывать Уолтеру. Они даже не были друзьями. Подумаешь, разговорились при крайних обстоятельствах, буквально вынудивших мужчин общаться друг с другом.
Если честно, Гарри даже немного жалел, что так получилось. Не потому, что его что-то не устраивало, вовсе нет. Просто, находясь взаперти, с угрозой быть раздавленными насмерть, им приходилось очень быстро узнавать друг друга ближе, чтобы максимально эффективно взаимодействовать. Кто-то лезет по головам, эгоистично полагаясь только на самого себя, а вот Уолтер и Гарри были склонны к объединению усилий для достижения общей цели.
Медицинские практики способствовали этому. Проведение лечения, а уж тем более серьезной операции – это всегда работа в команде. Так вот чем больше Гарри узнавал Уолтера, тем ближе он ему казался. Все качества, о которых парень был знаком лишь понаслышке, он теперь узрел воочию. Сейчас казалось, что Кросс даже лучше, чем представлялся раньше в мальчишеским мечтах, и это было невыносимо. Лучше бы он продолжал вздыхать по образу, а не по реальному человеку, с которым поневоле старался не контактировать.
Гарри задумался, подобрав какой-то пыльный камешек и бесцельно крутя его в пальцах. Так он и сидел, чуть опустив голову, пока не раздался угрожающий треск с той стороны, откуда они приползли. Гарри встрепенулся, невольно отклоняясь в сторону мистера Дженкинса, словно пытаясь защитить его от очередного обвала. Полка, под которой они беспечно лежали раньше, лопнула окончательно, рухнув со страшным грохотом, погребаемая кучей пыли, мусора и камней.
Гарри как-то рефлекторно протянул руку, положив ее на плечо закашлявшегося Уолтера. Обнаженная кожа скользнула под пальцами, и интерн отдернул ладонь, поворачиваясь к мистеру Дженкинсу. Фыркая от пыли, которую не успел глубоко вдохнуть, Гарри было склонился над пострадавшим, как его телефон, утробно пиликнув в последний раз, выключился, устав искать сеть и светить одновременно. Все вокруг погрузилось во тьму, которая, кажется, стала еще плотнее.
- Все в порядке, - привычно отозвался Гарри, ощутив ладонь на своем колене, - Включите самолетный режим, чтобы он не искал понапрасну сеть. Здесь все равно не ловит, - прошептал он, чуть прикрыв глаза, когда Уолтер включил подсветку прежде, чем найти функцию фонарика. Гарри протянул руку, снова нащупывая пульс мистера Дженкинса. Тот не менялся, и интерн был вынужден согласиться со словами хирурга: он тоже понятия не имел, радоваться этому или огорчаться.
- Мы не можем быть уверены, что через пару минут какая-нибудь глыба не рухнет прямо здесь, и вы это знаете, - резонно проговорил Гарри. Он не был пессимистом, скорее, просто реалистом, что порой было даже жестче. Гарри не строил сказочных иллюзий о том, что они обязательно выберутся и всех спасут. Да, была такая вероятность. Ровно такая же вероятность была и того, что они бесславно умрут.
- Но пока нам чертовски везет, - пробормотал он, вновь прислушиваясь к тому, что происходило над их головами. Кажется, звуки стали ближе. Может быть, поэтому полка рухнула? Может быть, спасатели уже двигали что-то над их головами, - Они уже близко, - проговорил Гарри, как и Уолтер недавно, не уточняя, кого он имел в виду, - Скоро нас вытащат отсюда.
Помолчав, Гарри усмехнулся, продолжая тему бессмысленных разговоров просто для того, чтобы отвлечься. Как будто ничего не рушилось и не падало со смертоносной скоростью и тяжестью.
- Как думаете, что скажет доктор Картер, когда увидит вас?

+1

27

Были бы они в каких-то других обстоятельствах, можно было бы подумать, что Гарри разозлился и надулся на Уолтера. Он избегал смотреть на него, то и дело отворачивался, да еще и ругался ко всему прочему. Ну прямо поссорившаяся пара. Уолт не то, что бы не обратил на это внимание, но ему на какие-то мгновения показалось, что парень действительно чем-то раздосадован. Уж не винил ли он себя в том, что доктор Кросс успел сделать столько всего «запрещенного». Но подумать об этом хорошенько или даже спросить не дали дальнейшие обстоятельства.
- Да, точно, сейчас включу, - по совету интерна Уолтер включил нужный режим, при котором телефон перестал ловить сеть, чтобы дольше сохранить свет и фонарик.
Кроссу казалось, что он должен чувствовать свою вину или попросить прощение, потому как что-то неуловимо изменилось в поведении его собрата по несчастью, но не понимал, что именно поменялось и за что ему извиняться. Вернее, можно ли вообще об этом спросить. Перед ним же был не Джесси, с которым вообще можно не париться о том, что ты говоришь и о чем беспокоишься. Уолтер мог сморозить полнейшую глупость, а Джесси его все равно понимал.
- Тоже так думаю, - задумчиво проговорил Уолт, который не стал строить из себя пробитого оптимиста и утверждать, что все будет отлично, их обязательно спасут и так далее. Гарри был разумным парнем, а не пятилетним мальчишкой, и сам все понимал. Да и дело говорил, что ж.
Уолтер вновь вернулся на свое место, переползая через тот узкий лаз, оставшийся между мистером Дженкинсом, Гарри и грудой свалившихся камней, и занял уголок рядом с интерном. Он вновь согнул ноги в коленях и положил голову на руки, оставив телефон поблизости на полу, чтобы и Гарри мог до него дотянуться при необходимости. Кроссу следовало признать, что он и сделал мысленно, что ему сейчас безумно хочется лечь, более того, ему это необходимо. Но вытянуться здесь он полностью все равно не мог, да и мальчик занимал часть пространства. Уолту уже бессмысленно скрывать свое состояние, Гарри все равно был в курсе всего, что с ним сейчас происходит, просто зная о сотрясении. Уткнувшись лбом в собственные колени, Уолтер закрыл глаза, продолжая слушать и говорить, при этом пытаясь выровнять свое глубокое дыхание. В горле неприятно першило от пыли, на языке был противный привкус.
- Я все еще надеюсь, что он меня не убьет, - хмыкнул хирург. Все это время его мысли периодически возвращались к Джесси и маме, и когда Уолт думал о собственной смерти, их становилось безумно жаль. Что станет с ними, если Уолтер так и останется лежать под этими завалами? Трудно пережить своего ребенка, и миссис Кросс потерю сына точно не переживет. А Джесси? Внешне он был сущим раздолбаем, но в его жизни уже столько случилось плохого, он потерял отца, а теперь медленно и долго терял мать, глядя на то, как она угасает. Ему будет нестерпимо тяжело потерять и лучшего друга. Нет, самого настоящего брата. И Уолтеру думать о них было куда сложнее и страшнее, чем думать о собственной кончине.
Он тяжело вздохнул, только после чего опомнился, что вздох этот получился слишком уж печальный, следовало бы его сдержать.
Уолтер старался не облокачиваться о стену, вернее о то, что от нее осталось в их уцелевшем углу. Мало ли какие последствия может принести лишний вес не в том месте. Поэтому приходилось просто сидеть и терпеть жуткую головную боль. Побыстрее бы к ним уже пробрались, хотя бы маленьким тоннельчиком, чтобы спустить медикаменты для мистера Дженкинса.
Не поднимая головы Уолтер повернулся и посмотрел на Гарри. Говорить о Джесси из-за всех этих грустных мыслей ему сейчас совсем не хотелось, но он не знал, что можно у него спросить.
- У меня была девушка, Лиз. Она училась на юриста, и когда нервничала, начинала перечислять статьи и меры пресечения, чтобы отвлечься. Я заразился этой привычкой и еще будучи интерном, как ты, вспоминал операции, на которых присутствовал, и перебирал в голове алгоритмы действия. Хороший способ, можно попробовать.
Он снова вздохнул, но уже не так глубоко. Думать ему было нелегко, тем более так концентрироваться, но, может, Гарри расскажет ему что-нибудь вслух.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

Отредактировано Walter Cross (2017-08-08 00:32:15)

+2

28

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Получив ответ Уолтера, Гарри немного осекся. Вроде бы мужчина ответил с юмором, но уж точно не хотел продолжать рассуждения на эту тему. Вероятно, интерн был не прав, напомнив Уолтеру о друге. Конечно, тот ведь все это время был наверху, в ужасающем неведении. Гарри даже немного поежился, слишком ярко представив себе это состояние. Не смотря на постоянно угрожающую их жизни опасность, интерн бы не хотел поменяться со своим руководителем местами. Лучше бояться за себя, чем за близких и родных.
Уолтер уткнулся лбом в сложенные на коленях руки, и Гарри вновь обеспокоенно глянул на него. То, что у хирурга до сих пор раскалывалась голова, было плохим знаком. Впрочем, чего можно было еще ожидать после такого стресса, который не прекращался ни на минуту, и карабканью между грудами камней, сыплющихся от малейшего неловкого движения? Следом взгляд упал на мистера Дженкинса, продолжавшего смотреть в разрушенный потолок, словно в немом удивлении.
Отчего-то в тот момент в голову пришла мысль о том, что, когда они выберутся отсюда, нужно было взять за привычку все же ходить с сумкой. И лучше, чтобы в этой сумке был хотя бы аспирин, не говоря уж о других средствах первой помощи. Гарри глухо усмехнулся таким мыслям. Как говорилось в одной поговорке – «знать бы, где упасть, соломки бы подостлал». Увы, всего предусмотреть было невозможно.
Уолтер вновь заговорил, повернувшись лицом на Гарри. Начало этой речи заставило интерна немного напрячься. Он, конечно, не был глупым мальчишкой, чтобы не знать предпочтений Уолтера, но все же не был морально готов к обсуждению каких-то личных отношений. Да и слушать про девушку того, к кому неровно дышишь, тоже не хотелось. Но Уолтер продолжал вести свою мысль, и Гарри понял, к чему все шло, и расслабился.
- Хотите послушать про мой скромный опыт? – чуть улыбнулся Гарри. Конечно, на старших курсах и на практике он присутствовал на операциях, но полноценно ассистировал хирургу только единожды, и это был, собственно, доктор Кросс. Поэтому Гарри до того случая с острым аппендицитом доктора Картера, вообще не считал, что обладает хоть какими-то нужными практическими навыками.
- Хорошо, но… может быть, вы попробуете лечь? – внезапно спросил Гарри, словно почувствовав желание хирурга. Впрочем, он прекрасно видел, как тому было непросто. Это у него нога совсем не болела, когда не двигалась, с головой почему-то такой фокус не проходил, - Просто… обопритесь на меня, - неловко предложил Гарри, не в силах найти нужных слов, объяснивших бы картинку, которую он отлично представлял в своей голове. Та, к слову, немало смущала парня. Тем не менее, прорезался редкий и специфический юмор Гарри, который частенько радовал Джесси, - Шанс познакомиться еще ближе.
Уолтер, хотя и явно колебался, все же последовал и второму совету интерна. Гарри было подумал смутиться или почувствовать себя неловко, но был слишком озабочен состоянием хирурга. Он чуть вздрогнул, услышав более громкий треск наверху. Кажется, пол третьего этажа пробили, судя по чуть более лучшей слышимости. Осталось добраться до второго… И, желательно, не завалить при этом их, первый.
Чуть вздохнув, будто вторя своему невольному компаньону по несчастью, Гарри принялся рассказывать. Про операции, на которых он был еще студентом, про практики с опытными и авторитетными хирургами. И, на самом деле, оказалось, что у этого юнца были моменты, которыми он мог действительно гордиться. Его, отличника, отправляли на различные конференции еще с института, и он присутствовал на лекциях известных в узких кругах реаниматологов. Гарри говорил о самых ярких моментах, несколько изменив изначальное предложение Уолтера. К сожалению или счастью, последовательность его действий мало менялась из операции в операцию, если не было, конечно, осложнений.
По ходу этого тихого рассказа, который он вел своим ровным, почти убаюкивающим голосом, Гарри невольно положил руку на голову хирурга. Он едва прикасался к нему пальцами, чтобы не тревожить и без того мучительное сознание Уолтера. Почти что нежно поглаживая забившиеся пылью волосы мужчины, Гарри думал о том, что был бы счастлив обладать сверхспособностью, о которых сейчас снималось так много фильмов. Например, перетягивать чужую боль. Причем эта мысль действительно пришла первой, и только потом вторая – о том, что если бы был такой выбор, можно было бы и полностью излечивать чужие страдания, убирая их, а не перенимая на себя.
Громкий треск снова повторился, и Гарри невольно задержал руку на голове мужчины, едва сдержав порыв прижать его к себе. Как будто это могло как-то спасти, если сверху посыплются камни и арматура…

+2

29

Как бы того не хотел Джесси, а Лиз все еще была важной частью жизни Уолтера. Да, они давно уже не встречались, и все те разы, что пытались сойтись, неизменно проваливались. По разным причинам, и Джесси даже пытался играть в этом не последнюю роль, но… Все же Уолтер хорошо ее помнил, хотя сейчас, при упоминании в разговоре ее имени, несколько расслабился. Пожалуй, Лиз – это единственная тема, которую не следовало бы затрагивать при лучшем друге, хотя в голове Уолтера все еще пробегали подобные мысли и воспоминания о ней, которые он умалчивал.
- Если я начнут рассказывать о своем, ты уснешь или снова будешь на меня ругаться, - Уолт улыбнулся, намекнув на то, что Гарри выдал совсем недавно, решив высказать хирургу, как он халатно к себе относится. Конечно, Уолтеру было не трудно вспомнить какие-то операции, учитывая, что он действительно был увлечен своей профессией, но даже это – не самое полезное в его состоянии, - А ты мне еще нужен бодрствующим, - Он снова бросил на Гарри слегка виноватый взгляд как бы извиняясь за то, что тому пришлось нервничать.
Наверно, если бы Уолтер знал о предпочтениях интерна и его любви, он бы воспринял его предложение со смущением и колебался бы куда больше. Но сейчас, когда доктор и понятия не имел о чем-то подобном, решил, что это простое беспокойство о нем. К тому же места было действительно маловато, чтобы ложиться как-то еще. Но Уолтер все равно тихо рассмеялся от этого, да еще и от шуточки аля «доктор Картер», к юмору которого хирург давно привык.
- Ау, - одними губами произнес Уолт, прикоснувшись к виску, от смеха боль на секунду стала сильнее, но тут же вернулась в свое изначальное состояние. Он тоже думал, что это не только от сотрясения, просто на него наложился еще и стресс, и действительно те действия, которые Кросс проделал после ударов. Ему ведь еще и книгой заехало сверху, словно Вселенная решила, что всего происходящего слишком мало и внесла последний штрих. 
- И как ты хочешь сделать это? – Уолтер не смог удержаться от ответной шуточки, которой сопроводил заигрывающей улыбкой и поиграл бровями. Общение с Джесси сказывалось.
Через несколько мгновений Уолт рассмеялся снова, все же укладываясь на колени к интерну. Ему не то, чтобы было не комфортно или неудобно. Во-первых, он врач, и поменяйся они местами, Уолтер сделал бы то же самое, чтобы тому было удобнее. Во-вторых, Уолт так привык к Джесси, а в подобной ситуации друг сам бы уложил его, чуть ли не насильно прижав к себе, еще бы и рядом мог завалиться и обнять, чтобы «больной» уж точно никуда не убежал.
И Уолтер действительно слушал, а в некоторые моменты улыбался, невольно вспоминая свои операции, несколько раз даже подсказал парню, что делал или должен был делать хирург, если тот забывал или запинался. Все-таки специальности были разными. Кросс прикрыл глаза, даже не обратив внимания на легкие прикосновения, такими они казались естественными в данную минуту. Когда треск повторился, Уолтер резко открыл глаза, чуть развернувшись и посмотрев наверх, откуда слышался шум.
- Будем считать, что это хороший звук, - проговорил Уолт, но звук прекратился, вообще, любой, что можно было услышать дыхание друг друга, - Как думаешь, это они нас сейчас слушают? – Он снова проговорил это шепотом, но чуть приподнялся. Сначала это было просто предположение, первое, что пришло в голову, но оно тут же показалось разумным, - Надо дать им знать, где мы находимся, - а это Уолт уже сказал вслух.
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

Отредактировано Walter Cross (2017-08-09 01:19:48)

+2

30

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Уолтер улыбался, кратко комментировал что-то, что касалось непосредственно хирургических операций, о которых Гарри знал только из общего курса. Он понимал в общих чертах, что происходит по ту сторону операционного стола, но детали, конечно, ему были ни к чему. Потом Уолтер и вовсе прикрыл глаза, и интерн, не прекращая нежных прикосновений, поневоле заговорил тише. Вряд ли хирург мог полноценно заснуть в такой ситуации, когда над их головами гремели работы и камни постоянно осыпались, давя на нервы, но хоть немного отдохнет.
Сейчас он выглядел так, что сердце Гарри сжималось от бесконечно сильного чувства, перемешавшегося с истовым желанием помочь и облегчить боль дорогого человека, а также с легкой жалостью. Совсем не то, что каких-то пять минут назад, когда Уолтер ответил на шутку шуткой, да так, что едва не вогнал интерна в краску. Руководитель Гарри – доктор Картер – никогда не стеснялся в подобных выражениях, также не имея ни малейшего представления об ориентации своего интерна. Но то был Джесси! Язык без костей и ветер в голове.
Услышать подобное от Уолтера Гарри просто не ожидал. На работе он был собранным и серьезным, и даже когда они со своим другом устраивали ночные посиделки, все равно казался более сдержанным, чем Джесси. Тут Гарри просто промолчал, как язык проглотил. И вроде понимал, что стоило бы ответить – вопрос не должен неловко повиснуть в воздухе, - но не мог выдавить из себя ни слова, поэтому быстро переключился на свой занудный рассказ.
Гарри говорил и говорил, почти не задумываясь о том, что рассказывает. Все эти практики были частью его жизни, его страстью, он помнил каждую из них детально, как будто обладал уникально четкой памятью. Но мысли его при этом были далеко. Точнее, они крутились вокруг одного-единственного человека, который сейчас безмятежно лежал на его коленях и даже не вздрогнул, когда рука Гарри впервые коснулась его головы. Интерн всерьез раздумывал о том, чтобы все же совершить первый в своей жизни осознанный каминг-аут.
Хорошо было быть одним из тех, кто мог ляпнуть нечто подобное небрежно, будто походя, поставив другого человека перед фактом, а дальше – будь, что будет. Гарри так не мог. Он продумывал свои слова так, словно готовился к выступлению на важной конференции. Ну и что, что зрителей всего двое, причем один из них вообще не понимал, что происходит вокруг. Главный член жюри мог повлиять на все. Без шуток, он мог перевернуть жизнь Гарри с ног на голову той или иной своей реакцией на услышанное, и к этому нельзя было подготовиться так скоро.
«На что я надеюсь?», - этот вопрос Гарри задавал себе уже раз пятый, если не больше. Ответа на него не было. Уж точно интерн не чаял, что Уолтер радостно кивнет и заживут они долго и счастливо. Такого никогда не будет: как бы не протестовало сердце, мозг был непреклонен. Но обманывать столь дорогого человека и дальше было немного противно. Уолтер был добр к нему, и с одной стороны он заслуживал знать правду, с другой – а нужна ли была ему эта правда? Один раз, пускай и не предумышленно, Гарри покатился со своими откровениями ко всем чертям.
- Уолтер, - резкий вдох носом, словно собираясь нырнуть в ледяную воду, - Я… - и тут наступила тишина. Звуки медленно отдалились и затихли, камешки досыпались на пол, и стало так тихо, что Гарри внезапно услышал, как где-то за стенкой капает вода. Уолтер приподнялся, высказывая свое логичное предположение, и интерн тихо кивнул. «Нет, я все равно не смогу», - мельком подумал Гарри, задирая голову к потолку, которого толком и не видел из-за темноты.
- Забудьте о том, что я на вас ругался, - пробормотал Гарри и опустил на миг взгляд, - Нам надо кричать вместе, так будет громче.
Парень чуть приподнялся из полулежачей позы, чтобы легкие полностью расправились. Кажется, настал момент забыть о том, что он был тихой неприметной мышкой. Сейчас от их голосов, возможно, зависела их жизнь.
- Эй! Мы тут! Вы слышите нас! Эй! – связки с непривычки даже немного засаднило, но Гарри, если честно, было плевать, даже если бы он сорвал голос. Не это сейчас было главным. Надежда о спасении забрезжила слишком ярко.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » 6 футов под землей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC