В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Земля уходит из-под ног


Земля уходит из-под ног

Сообщений 61 страница 90 из 95

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s9.uploads.ru/Ql5kf.jpg

19 июля, около трех дня, Грин-роуд и Эдвардс-стрит, ближе к центру города

Примерная очередность: Storm, Matthew Murdock, Jesse Carter, Laura Livingstone

0

61

Мистера Хиггса увезли, но облегчения Лора, тем не менее, не почувствовала – расслабляться было рано, все только начиналось. Мистер Хиггс вообще стал случайно жертвой – несчастного случая, собственной несдержанности, чужой глупости и недобросовестности, Лора надеялась, что теперь с мужчиной все будет хорошо и ему еще успеют помочь, но не менее, а то и куда более важно теперь – чтобы больше никто не пострадал. Они-то, конечно, помогут всем, кто будем в этом нуждаться, но лучше предупредить, чем разбираться потом с последствиями.
Стянув перепачканные кровью мистера Хиггса перчатки, Лора отправила их в импровизированное мусорное ведро – пустой целлофановый пакет. К вою сирены «скорой», с трудом пробиравшейся сквозь толпу, сливаясь в какофонию, добавился звук еще одной сирены, по мелодии которого нетрудно было догадаться – полиция, наконец-то, добралась. Это, определенно, давало надежду на то, что хотя бы эти ее представители займутся, наконец-то, делом и разгонят толпу. Чудо, что хотя бы для зрителей все относительно обошлось – кто его знает, не мог ли уйти под землю очередной участок дороги, или рухнуть очередной дом. Да и просто толпа и паника никогда не бывают друг другу союзниками. К ним, тем временем, вывели очередных пострадавших – тех было сразу четверо. На первый взгляд все они, конечно, по сравнению с мистером Хиггсом легко отделались, но это только на первый взгляд.
- Пошли, - кивнула Лора Метту и, прихватив с собой один из привезенных из больницы наборов с медикаментами, направилась к пострадавшим.
- Садитесь, пожалуйста, - предложила Лора сразу обоим, имея в виду принесенные кем-то складные стульчики. Мужчиной, из носа у которого во всю хлестала кровь, Лора занялась в первую очередь, попросив у девушки подождать немного и на ходу уточнив у той, не кружится ли у нее голова, не тошнит ли, и попросив, если девушка вдруг станет хуже, сразу же сказать об этом.
Мужчину, в отличие от девушки, которая пусть и плакала, но была скорее просто напугана, сильно тошнило – оказалось, что он еще и упал в толпе, да к тому же еще и успел наглотаться собственной крови – пренеприятное ощущение, Лора знала это на собственном опыте. Остановив кровотечение – с синяком под глазом теперь уже все равно ничего не сделаешь, придется ему некоторое время походить с таким вот незамысловатым памятным подарком о сегодняшнем дне, Лора задает мужчине некоторые вопросы, чтобы убедиться, не терял ли он сознание, может быть, совсем не на долго, все ли он слышит и понимает, четко ли видит, чувствует ли слабость в ногах.
- Помоги ему идти, пожалуйста, у него может снова закружиться голова, - просит Лора у Мэтти и, сменив перчатки, переходит теперь к девушке.
Той она задает все те же вопросы, но состояние девушки у нее опасений не вызывает – она просто сильно напугана и ее поцарапали.
- Вы можете шевелить рукой? – интересуется Лора, осторожно приподнимая руку девушки за локоть, Лора просит девушку несколько раз согнуть и разогнуть ее, сжать пальцы. Девушка рассказывает, что их всех эвакуировали, и что живет она в соседнем доме, прямо в крайнем подъезде, рядом с тем, что обрушился, и что совсем теперь не знает, что ей делать.
- Все будет хорошо, не волнуйтесь. Когда спасатели убедятся, что это безопасно, вам разрешат вернуться или хотя бы забрать вещи. Не смотрите лучше туда, - просит Лора, замечая, что взгляд девушки, словно магнитом, притягивает к обвалу. Она ее прекрасно понимает, но себе Лора этого позволить не могла, а девушке просто не советовала – та и так слишком перенервничала.
- Пойдемте, я провожу вас до машины. Вас отвезут в больницу, но не волнуйтесь, скорее всего, это ненадолго, - закончив с царапинами, сообщает девушке Лора. Она помогла девушке подняться и проводила ее к дожидавшейся их «скорой», сообщив, что девушке – ей так кажется – лучше бы принять что-нибудь успокоительное. Сама Лора, не видевшая в этом такой уж необходимости, поить пациентку таблетками не стала – для этого были и другие врачи. Передав девушку, что называется «из рук в руки», Лора вернулась к доктору Картеру. Спасатели, тем временем, потребовали тишины, и она не сразу, но воцарилась.  Тяжелая, напряженная тишина. Лора понимала, чего все они так отчаянно ждут, и Лоре показалось, что «минута» тишины тянулась куда дольше.

+2

62

[indent] Люди замерли: кто-то прижимал ладони к губам, кто-то, кажется, даже боялся вздохнуть лишний раз. И каждый из них, даже те, кто стоял дальше всех, стали прислушиваться к звукам, которые могли бы исходить из-под земли. И в этот момент единение, которое, казалось, уже было окончательно потеряно в этот день, вернулось. Люди ждали, надеялись, молились, мысленно упрашивали тех, кто под землей, подать хоть какой-нибудь знак. Секунды текли так медленно...
[indent] Можно было читать все это на лицах, в движениях, которые замерли на одну эту минуту. Люди прижимали ладони к губам, к груди, к щекам, в их глазах читалось волнение и переживание. Возможно, именно этот момент напомнил всем им, что там, в доме, находились живые люди, ради которых и работали спасатели, ради которых приехала полиция, ради которых снова и снова возвращались машины скорой помощи. И всем им нужна была поддержка и понимание друзей, соседей - таких же простых горожан, как и те, что были под грудами рухнувших домов.
Десятки глаз были обращены на спасателей, которые еще находились на завале: услышат ли они что-нибудь?
[indent] Дыхание людей, собачьи шаги возле обвала, ее дыхание - эти звуки наполнили все вокруг. Словно и стук сердец тоже можно был услышать.
[indent] Джек Райли, теперь занявший пост выбывшего Гэрри, повернул голову и нахмурил брови. Он двинулся чуть в сторону по обломкам, подозвал одного из своих ребят, и они вместе вытащили несколько камней, передавая их по цепочке.
Люди на улице внимательно следили за их действиями, надеясь, что они-то что-то расслышали под завалами, и начали тихо-тихо шептаться и обращаться будто к самой вселенной с вопросом, что же там.
[indent] - Тьфу ты, скотина проклятая, только мешаешь, - выругался Джек на мотив товарища, покинувшего поле боя, и достал из небольшого проема пестрого молодого кошака, который до того жалобно мяукал и именно на нем концентрировался человеческий слух, - Я как будто в Зверополис попал, у нас сегодня в тренде одни животные, и мы тут не людей спасаем.
[indent] Поднятый за шкирку кот тут же полетел вниз без особых церемоний, угодив в руки одному из спасателей, который таким же макаром перебросил животное дальше по цепочке, пока кто-то не выпустил его подальше от завала. Кот подпрыгнул на месте и скрылся, подобно гоночной машине, буксуя лапами по асфальту.
[indent] - Ну все, принялись за работу, нет ничего, - прикрикнул Джек, и спасатели дальше принялись разбирать завалы, а на улице, после какого-то нервного вздоха, пронесшегося по толпе, снова восстановился привычный галдеж.

+1

63

Приятно быть полезным, даже тогда, когда много сделать не можешь, все равно приятно. Видимо, что-то в нем удалось сдвинуть работе в больнице, где знаменитая Эбби не давала ему ни спуску, ни продыху, и он почувствовал в себе жажду расти, достигать.
- Можно я глаза завязывать не буду? – ответил Мэттью доктору Картеру на его слова о прозвище.
Вот странно, тут, на острове, никто не звал его Дерзким Дьяволом, хотя он вполне соответствовал этому прозвищу. Правда, не комиксно, не комиксно. Скорей именно сути самих слов. Зато Лягушонком называл каждый неленивый. Док, по-видимому, из другого мира был, но да ладно.
Подхватив порученного пострадавшего подмышки Мэтт неторопливыми шагами направился с ним к машине скорой помощи, вслушиваясь в наступившую тишину.
Тихо. Тихо. Очень тихо. Не было тех звуков, которые он, да, наверное, многие тут боялись услышать – никто не стонал, не кричал душераздирающе от нестерпимой боли. Только вопль дурной кошки, извлеченный из завала, раздался в этой глухой тиши, заставив Мэттью чертыхнуться. Он проследил, как бравые ребята из спасателей перекидывали когтистую тварь из рук в руки, поражаясь их самоотверженности – это ж как надо любить животных, чтобы так подставляться? Что-то у них в городе слишком много развелось любителей хвостатых и когтистых.
Расположив мужчину на одном из сидений машины, Мэтт вышел из нее, оставив пострадавшего на медиков, которым, в отличии от него, доверяли уход за больными, и вернулся к завалу, ожидая дальнейших распоряжений, но пока его помощь не требовалась – сопровождать больше было некого и в душу опять полезла тревога. По опыту он знал, что в таком месте, где были магазины, пострадавшие могли оказаться именно на первом этаже. То есть сейчас они были там, были погребены под грудой кирпичей, обломков балок и перекрытий, вблизи от искореженных труб и кто знает, не течет ли сейчас какая-нибудь из оборвавшихся батарей, обдавая несчастных кипятком. Хотя, ледяная не менее опасна, особенно если заливает единственную отдушину или медленно, но верно заполняет собой жалкое пространство чьей-нибудь спасительной ниши. Мэттью передернуло от мыслей, заполонивших его голову. Надо было срочно чем-нибудь заняться. Где там спасительные кирпичи, которые он мог бы сейчас кидать, как только что кидали кота спасатели.? Мэтт сделал шаг в сторону Джека – командира спасательной команды, - и тут почувствовал, как земля буквально уходит у него из-под ног. Мёрдок замер, боясь посмотреть под ноги. При таком скоплении народа еще один обвал был бы настоящим кошмаром. Что делать? Если он закричит, то люди в панике просто подавят друг друга, и он таким образом будет причиной гибели многих. А если не закричит, то все провалятся, и он снова будет виноват. «Что делать? Что делать?» Мысль судорожно билась в висках, отдавая противной болью, Мэттью растерянно озирался по сторонам, не зная что предпринять. По спине потекла противная струйка пота, а над правым ухом раздался спокойный негромкий голос:
- Вам помочь?
«Господи, ты услышал меня!» - Мэтт едва не подскочил от неожиданности, но сдержался и медленно повернул голову.
За спиной, прям очень-очень близко, как в переполненном автобусе, стоял ничего себе такой симпатичный мужчина. Правда, он мало походил на Господа, да и на ангела тянул только в самых извращенных фантазиях, ибо был просто огромен, лыс, а в ухе болталась серьга. Пахло от него кожей, немного машинной смазкой и изрядной порцией пива.
- Да, - еле проглотил слюну Мэттью. – Кажется, я проваливаюсь. И вы тоже можете провалиться. Тут все могут провалиться.
- Ну, если вы сойдете с моей ноги, то обещаю, что вы никуда не провалитесь, - улыбка здоровяка была приветливой и щербатой, что выдавало в нем просто душку, любящую на досуге помахать кулаками.
Мэтт осмелился и посмотрел вниз. Одна его нога стояла на асфальте, а другая на исполинских размеров ботинке, нос которого был обит железной накладкой. Видимо, здоровяк хотел пропустить его, мечущегося в поисках дела, но не успел убрать ногу, вот Мэттью и подумал, что под ним земля разверзлась.
- Ой, простите пожалуйста, - собрав конечности в кучку забормотал он, надеясь стремительно затеряться в толпе.
- Ничего страшного, красавчик, - и бугай подмигнул ему!
Ну, это уже выходило за всяческие рамки! Мэтт моргнул, икнул и едва ли не бегом припустил от приветливого незнакомца.

Отредактировано Matthew Murdock (2017-10-15 02:28:41)

+2

64

В голове билась только одна мысль: «Давай же. Ну, давай. Прокричи хоть что-нибудь. Подай чертов знак, Уолтер». Секунды тянулись одна за другой, но кроме тихих перешептываний за спиной, там, где стояла толпа людей, ничего не было слышно. Так, что захотелось кричать самому, позвать этого бедового парня, который умудрился со всей своей нелепостью стать превосходным хирургом. Может быть, он в шоке просто не понимает, что сейчас его слушают?
Джесси судорожно вздохнул, стараясь контролировать себя. Все же рядом с ним еще был человек, не до конца оправившийся от панической атаки. Если он начнет сжимать его плечо пальцами или как-то иначе выказывать свою нервозность, страх может вернуться с удвоенной силой.
Еще несколько секунд… Спасатели почти бесшумно склонились над грудой камней, принимаясь разбирать их, передавая по цепочке и даруя какую-то глупую надежду. Мозгом-то Джесси понимал, что до первого этажа, на котором располагался книжный магазин, было еще далеко, но почему-то все равно почувствовал укол этой самой надежды. Но из-под завала был извлечен лишь перепуганный, отчаянно мяукающий кот, который не понимал, что происходит.
Животное было быстро передано из рук в руки, и… «Принялись за работу, нет здесь ничего», - слова казались такими безразличными, что Джесси захотел лично проломить нос тому, кто их произнес. Как будто не про живых людей шла речь, как будто они искали какой-то клад и не находили.
В ушах сильно зашумело. Как-то на остаточных рефлексах Джесси передал парня в руки вовремя подоспевшему Мэттью, даже не разобрав, если честно, кто сейчас перед ним. Пробормотав что-то вроде: «Последи за ним», - Джесси побрел в сторону от машины скорой помощи, которая собиралась отъезжать сразу с тремя пострадавшими в больницу. Ноги стали ватными.
«Нет здесь ничего», - эхом раскатывалось в голове доктора, заставляя чувствовать этот омерзительно-липкий ужас, раскатившийся по телу. Он все это время был здесь, зародившийся с той секунды, как рухнуло это здание и столбы пыли еще не успели осесть на потрескавшемся асфальте. Но Джесси сдерживал его в стальных тисках, зажимая профессионализмом, который сейчас дал сбой.
Вроде бы он был неплохим врачом, и точно никогда не давал слабины, даже когда на его стол попадали знакомые, изувеченные дети и прочие пациенты, вспоминая о которых, сжималось сердце. Джесси был уверен, что даже если бы к нему в отделение попал сам Уолтер, он бы не позволил себе жалости до того, как не провел бы необходимых для реанимации процедур. Но там бы он был занят делом, там от него непосредственно  зависела чья-то жизнь. Здесь он мог только беспомощно ждать новостей, и пока они были настолько неутешительными, что к превеликому стыду Джесси, он потерял самоконтроль и поддался отчаянию.
Уолтер был абсолютно прав, когда называл своего друга чересчур впечатлительным. Джесси был тем уникальным врачом, который мастерски проделывал все возможное, а порой даже и невозможное, чтобы вытащить человека с другого света, а потом на подгибающихся ногах шел курить, успокаивая нервы, взвывшие от перенесенного потрясения. Даже долгие годы практики не наработали в нем должного врачебного цинизма и хладнокровия.
Бросив на землю сумку, Джесси просто-напросто опустился на нее, склоняя голову к согнутым коленям и глубоко дыша. От размеренного, четкого дыхания сознание начало немного проясняться. Хотя бы теперь он различал звуки голосов по отдельности, а не единой кашей, звучавшей откуда-то издалека.
- Я в порядке, - проговорил Картер кому-то, подошедшему сбоку, - Дайте мне минуту, я вернусь в строй, - и он вернется. Сжав зубы и вновь колоссальным усилием вогнав свою боль поглубже, он вернется и будет помогать тем, кто был рядом и нуждался в его помощи.
«Еще ничего не кончено, соберись. Он просто еще глубоко. Он не слышал или не понял, что нужно подать какой-то знак», - убеждал себя Джесси, продолжая следить за дыханием, - «Он жив. Конечно, он жив. Скоро они раскопают все это и сами убедятся в том, что я прав. Он не может умереть». Крепко зажмурившись, Джесси раскрыл глаза и поднял голову, прислушиваясь к своим ощущениям. Слабость отпустила, он снова мог работать. С этими мыслями мужчина и поднялся на ноги.

+3

65

Тишина оставалась тишиной, в этот раз у нее не было голоса. Лора молча наблюдала за тем, как откуда-то из-под завалов выудили кошку и, без долгих церемоний и каких-либо нежностей, отправили животное восвояси, только хвост успел сверкнуть. Девушка проводила спасенное животное с долей разочарования – это была всего лишь кошка, которая, по большому счету не стоила того времени, что потратили на ее спасение. Они и так потеряли столько времени, пока занимались мистером Хиггсом, они и так потеряли одного из спасателей – что, если именно этих минут в итоге не хватит тем, кто все еще внизу и – хочется верить – все еще жив? «Глупости», - сказала самой себе Лора, отгоняя угнетающие мысли. Пока все не закончилось и ничего не стало ясно наверняка, у нее нет никакого права думать о том, что худшее уже случилось.
Толпа снова зашумела, и тишина, под крики спасателей, снова принявшихся за работу, растворилась. У Лоры, в отличие от них, работы не осталось. Конечно, это ее вне сомнений радовало, потому что означало, что пострадавших больше нет и их помощь никому не нужна, но заниматься чем-то – вообще хоть чем-то – было бы проще, чем ждать. Тут такого не случалось, но иногда, в Эдинбурге или особенно Индии, когда смены были особенно тяжелыми, Лора в буквальном смысле не замечала, как убегало время. Обычно она даже усталости не чувствовала до тех пор, пока ее рабочий день не заканчивался, и не наступало время идти домой.
Лора еще с минуту молча наблюдала за тем, как, камень за камнем, разбирается то, что когда-то было жилым домом, и отвернулась. Где-то в подсознании мелькнула мысль о том, что это чудо, что все случилось днем, когда почти все на работе, а не дома. Иначе… Иначе сложно даже представить, чтобы творилось здесь, случись все вечером или рано утром. Лора озадаченно проводила взглядом доктора Картера – нехорошие, тревожные мысли закрадывались в голову, когда девушка наблюдала за ним. Лучше бы она ошибалась, но Лора была почти наверняка уверена, что не сам факт случившегося в городе несчастья так потряс доктора.
- Вам уже лучше? - девушка не пошла за доктором Картером следом сразу же, предположив, что, наверное, в такой ситуации каждому нужно немного времени, чтобы все пережить, - Если с вами все в порядке, идите домой. Вам здесь лучше не находиться, - обратилась Лора к мужчине, которого отдали на попечения Мэтта и, убедившись, что тот ее услышал, все же пошла следом за доктором Картером. Выждав еще немного, подошла к нему. Лора понимала, что, несмотря на заверения доктора Картера, все совсем не в порядке, но все же предпочла просто подождать еще немного.
- Возьмите, - предлагает Лора, протягивая доктору Картеру запечатанную бутылку с водой – их кто-то привез, видимо, специально для тех, кто все еще здесь.
- Кто там остался? – взвесив все за и против, все же осторожно интересуется Лора. Лора, конечно, не могла утверждать, что знает доктора Картера достаточно или вообще сколь бы то ни было близко, но очень сомневалась, что «там» - кто-то случайный, малознакомый. Они тут все вообще так или иначе «малознакомые».

Отредактировано Laura Livingstone (2017-10-17 09:31:22)

+2

66

Работа продолжалась. Полиция все же сделала так, чтобы толпа людей на пострадавших улицах заметно поредела. Кто-то уже пил чай в предоставленном им приюте, кто-то все еще с беспокойством топтался на месте или снова и снова возвращался, останавливаясь неподалеку, и наблюдал за тем, как происходит разбор завала.
Кто-то из мужчин, продолжающих передавать камни в шеренге, уступал место другому подошедшему, они сменяли друг друга, отдыхали, перекусывали, пили воду. Довольно быстро на месте происшествия появилось продовольствие: не только принесенные кем-то чай и кофе в термосах, а упаковки с полулитровыми бутылками воды, энергетические батончики, горячий суп. Внимательные жители могли бы увидеть во всем этом руку Строительной компании. Высоко над головой даже пролетел вертолет, вызванный на всякий случай.
Спасатели приступили к более трудной части своей работы: в ход пошли тяжелые инструменты, призванные дробить и разбивать тяжелые бетонные стены на части, отрезать части торчащей арматуры, чтобы без лишних проблем их возможно было убрать, не вызвав новый обвал. Улица вскоре наполнилась звуками этой техники, что другим приходилось кричать, чтобы услышать друг друга.
Секунды складывались минуты, минуты превратились в час и потекли дальше.
- Минута тишины! – оповестил голос Джека Райли, когда вся техника неожиданно замолчала, - Минута тишины!
И снова нависла гнетущая тишина, когда даже людские вздохи становились слышны. Пуля отправилась на завалы, где и для нее было довольно опасно. Вот лапа соскользнула и что-то кольнуло в бок.
Спасатели начинали разбор от предполагаемого входа в магазин, но Пуля просматривала все вокруг. Она скрылась в другой части за торчащим углом плиты, когда оттуда раздался громкий лай, оповещающий хозяина о том, что собака что-то услышала, и спасатели заметно оживились.
Они перебрались туда, откуда лаяла Пуля, и с этого момента, словно все почувствовали надежду, работа, вдруг ставшая больше механической, тут же начала восприниматься иначе. Шеренга мужчин переместилась, и работа закипела с новой силой.
А время к тому моменту уже шло к вечеру и перевалило за шесть часов.

+1

67

Прежде Мэтт не задумывался над тем, насколько относительно ощущение времени. Конечно, как и большинство людей, обладавших хоть минимальным образованием, он был в курсе теории Эйнштейна, а также, как и любой, хоть раз ждущий или опаздывающий представлял, как быстро летит время, когда хочешь замедлить его ход, и как оно тянется, если мечтаешь поторопить развитие событий. Но то, что происходило здесь возле завалов не поддавалось никакой логике, ни малейшему объяснению. То время неслось подобно сорвавшейся с привязи лошади, то, вот как сейчас, начинало тянуться расплавленной жвачкой, в которую по невниманию ступил ботинком.
«Присмотри за ним», - с усталым безразличием бросил доктор Картер Мэттью, вручив под е5го опеку молодого человека, который внешне выглядел вполне обычно, вот только в глубине глаз плескалась отчаянная паника.
«Паника – это плохо», - в тон Картеру подумал Мэтт, отводя парня подальше от завала, к ярко желтой полосе. – «Совсем беда будет.»
Мысли текли также лениво, как время сейчас. Они все устали от адского напряжения, охватывающего всех, даже пустых зевак, набежавших посмотреть на происшествие. Зеваки устали от того, что ничего экстраординарного, кроме, конечно же, самого развалившегося дома, не произошло, крови и кишок было до обидного мало, а те, кто только чудом остался жив устали от страха за свою жизнь. Этот страх отравил каждую клеточку их тел, навечно впечатался в души и больше никогда не оставит, сколько бы времени не прошло. Малейший намек на нечто похожее в любой миг вытащит из пыльных уголков памяти всё до крупицы, дополнив воспоминания пустыми, придуманными подробностями, заставит просыпаться с криком в холодном поту, душа и пачкая безотчетным ужасом, не оставив до конца. Кому-то помогут сеансы психотерапии, но мало кто ходит к врачу от того, что иногда ему сниться, как земля уходит из-под ног, а на голову падают потолочные балки. Да и психологи ищут в этом скрытый смысл навалившихся проблем, а не банальный страх за свою жизнь. Вот и этот парнишка, которого Мэтт сейчас утешающе обнимал за плечи и бормотал какую-то чушь о том, как надо дышать и вообще все очень хорошо, скоро завал разберут и жизнь вернется в прежнюю колею, этот парнишка сначала пропьет курс каких-нибудь успокоительных, потом перейдет на транквилизаторы и, скорее всего, уедет из родного города, потому что всем известно, как хорошо там… где нас нет.
«Да, это нифига не помогает», - с прежней отстраненной усталостью подумал Мэттью, невольно сильнее прижав к себе парня, когда объявили вторую минуту тишины. Время, и так замершее, сейчас и вовсе остановилось, густой черной ваксой поникнув в легкие и сжав сердце. Там не было тех, за кого он мог бы переживать слишком остро, не было. Не должно было быть. Но это не делало ожидание хоть сколько-нибудь легче. Там были люди, а насколько они близки или знакомы почти не имело значения. Для Мэттью не имело.
А в это время что-то изменилось. Отчаянно лаяла поисковая собака, спасатели осторожно сдвинулись на этот звук.
- Кого-то нашли? Что там происходит? Живые? Мертвые? – со всех сторон посыпались вопросы, одновременно обращенные ко всем и ни к кому конкретно.
- Пусть будут живые, - прошептал Мэтт одними губами, вглядываясь туда, откуда доносились звуки.

+2

68

Как оказалось, подошедшим человеком, интересующимся состоянием Джесси, оказалась Лора. Кажется, она была рядом еще до того, как сознание решило отказать доктору, но тот уже, если честно, не мог припомнить. Интерн протянула бутылку воды, и Джесси мягко улыбнулся, благодаря ее за заботу. Открутив пробку, мужчина сделал лишь маленький глоток, и закрыл бутылку снова. Сейчас было то время, когда меньше всего его заботило собственное состояние. Главное, чтобы он оставался способным помогать другим людям, спасать их жизни и принимать четкие, взвешенные решения, остальное – потом. И выспится, и поест, и напьется – никто еще не умирал за сутки от усталости. Бывали в их с Уолтером жизни и дни, когда приходилось самому себе делать укол адреналина, чтобы продолжать работать, как ни в чем не бывало.
Скрывать от Лоры правду больше не представлялось возможным. По его реакции на тишину уже было понятно, что под завалами находился тот, кто слишком не безразличен доктору Картеру. Возможно, кто-то бы назвал это циничным, но Джесси все же не сильно переживал на счет малоизвестных ему людей – слишком много пациентов прошло через его руки за более чем десять лет практики. Он, безусловно, заботился обо всех, кто нуждался в его помощи, и делал все, что в его силах, и естественно испытывал некоторое беспокойство и сочувствие на их счет. Но это все никак не могло сравниться с тем, что он испытывал сейчас.
- Уолтер, - кратко ответил Джесси, снова чуть рассеянно улыбаясь интерну, едва прикасаясь пальцами к ее плечу. Обсуждать это было и не нужно, каждый оставался со своим набором чувств. Оставалось лишь надеяться, что Лора за короткий срок практики не сильно привязалась к своему руководителю и не будет испытывать и десятой доли тех чувств, что терзали Джесси.
Мужчина вновь повернулся к толпе, выискивая глазами тех, кому могла понадобиться помощь, но все было тихо. Время текло, и Джесси ходил как тигр в клетке туда-сюда, без особенной цели, пока не вернулась обратно машина скорой помощи, и он не погрузил туда мальчишку с травмой ноги. Вторая машина подъезжала следом, поэтому Картер дал отмашку, чтобы ребенка уже увезли – от испытываемого страха он и так настрадался больше, чем нужно было.
И снова время потекло слишком медленно, а завал, казалось, даже и не думал уменьшаться. Джесси видел, как поднимали тяжелые блоки, кажется, бывшего пола, но все равно это было очень долго. Мужчина гнал от себя все подобные мысли, но иногда все же содрогался, представляя, что может ощущать Уолтер, все это время лежа где-нибудь в темноте, возможно, раненый.
Когда объявили вторую минуту тишины, Джесси отчего-то даже вздохнул с облегчением – это было какое-никакое разнообразие, это была очередная надежда. Он замер, снова напрягаясь и всматриваясь в сторону рухнувшего дома. Но вновь тишина ничем не прерывалась. Нервы были на пределе, Джесси чувствовал, что начинает злиться – включалась вторая защитная реакция организма на стресс, не менее неприятная, чем слабость. Но в этот момент собака спасателей отчаянно залаяла, царапая когтистой лапой угол какого-то блока. Толпа тут же зашепталась, все хотели знать, что там происходит, и даже Джесси сделал небольшой шаг вперед, чтобы лучше слышать и видеть. Спасатели засуетились, направляясь к своему мохнатому помощнику, и перестроили шеренгу добровольцев, таскающих камни.
- Будьте готовы на всякий случай, - проговорил в полголоса Джесси работникам скорой помощи. Те кивнули, и без наставлений готовые в любой момент сорваться с места, ловко подтаскивая каталку ближе к завалам.

+2

69

«О Господи», - думает про себя Лора, но успевает взять себя в руки прежде, чем все эти эмоции успеют отразиться на ее лице.
- С ним все будет в порядке, - чуть улыбаясь, заявляет Лора, старательно вкладывая в свои слова всю ту уверенность, на которую она сейчас только способна. «С ними все будет в порядке», - повторяет девушка про себя, чтобы этой уверенности стало только больше. Больше ей сейчас сказать было нечего, да и вряд ли доктор Картер нуждался в ее словах. Если бы там, под завалами этого проклятого дома был кто-то дорогой ей – Лора меньше всего нуждалась бы в словах утешения. В утешении нуждаются те, кому больше не на что надеяться, а это пока что было не так.
Больше Лора не стала ни о чем спрашивать и ничего говорить – работы для них пока не было, поэтому девушка, как и все присутствующие, в молчаливом напряжении наблюдала за тем, как работают спасатели. В какой-то момент ей показалось, что они уже перестали надеяться на то, что люди под завалами все еще живы – Лора не смогла бы объяснить это чувство, оно просто возникло. Где-то там, в веренице мужчин, передавших друг-другу камни, был и Джейсон, и некоторое время Лора развлекала себя тем, что наблюдала за ним. Толпа снова шумела, и это сейчас как-то особенно раздражало – людей, хоть и стало несколько меньше, все они были тут явно лишними. «Что здесь начнется, когда до тех, кто внизу доберутся спасатели?», - подумалось девушке. Обычно в таких случаях начиналась паника, а паника – это всегда не к добру. Подъехала скорая и Лора, пользуясь тем, что в помощи никто не нуждается, подошла к врачам поинтересоваться состоянием мистера Хиггса. Но и о нем пока не было никаких новостей – ни хороших, ни плохих. До больницы его все же довезли, а дальше…  Поблагодарив за информацию, Лора отошла в сторону, чтобы не мешать – в карету как раз усаживали малыша, повредившего ногу. Лора снова подумала о том, что этот ребенок и все те, кого уже увезли в больницу, не должны были бы пострадать в принципе, если бы все выполняли свою работу вовремя и как следует, а не занимались черте чем.
Снова объявили минут тишины, и Лора почувствовала, как напряжение внутри нее стало нарастать – ничего не менялось, минуты тянулись, и Лора почти почувствовала отвратительный привкус отчаяния. В какой-то момент залаяла служебная собака, и все сомнения тут же отступили куда-то на задний план. Лора, подхватив чемоданчик, интуитивно, подступила чуть ближе к тому месту, куда теперь переместились спасатели и их помощники, там же уже были и врачи скорой с носилками. «Черт возьми, да разгоните вы их уже всех», подумала девушка, краем глаза отметив суету в толпе – ну, ни дай Бог кто-нибудь рискнет сунуться сюда хоть на шаг, она сама его остановит.

Отредактировано Laura Livingstone (2017-10-22 22:21:11)

+2

70

Несмотря на то, что подобные ситуации в Северном Солуэе встречались крайне редко, последний крупный обвал произошел около пятидесяти лет назад, спасатели знали, как следует действовать. Нельзя работать в службе спасения и не выезжать на тренировки и повышения квалификации. Даже Пуля и та уезжала с острова, чтобы проходить свои экзамены и участвовать в соревнованиях. Работа заметно ускорилась, когда стало известно, что под завалами находятся живые люди. Никто еще не знал, один там человек или несколько, но даже ради одного-единственного стоило стараться.
Порядок действий был таков: определить примерное местонахождение пострадавших; прорыть к ним небольшое отверстие, чтобы передать необходимые вещи и лекарства; после чего расширять проход для возможности спасателям спуститься вниз и помочь пострадавшим выбраться наружу.
Прошло еще около двух часов, и вокруг обвала появились большие прожекторы, чтобы работа продолжалась и после заката.
Рядом с обвалом люди все больше теряли любопытство. Кто-то все еще приходил, чтобы проверить, как идет разбор, мужчины в шеренге то и дело сменяли друг друга, кто-то уже успел сходить домой и отдохнуть, после чего вновь вернулся и занял место того, кто на этот раз ушел отдыхать.
Стали раздавать горячий суп и кашу, чтобы накормить тех, кто работал и ждал. Лишь доктора неизменно оставались дежурить на случай, если срочно потребуется их помощь, но пока все шло гладко.
Когда небо заалело, шум техники снова стих.
- Я понял, там полость. Довольно большая. Поддевай, а то свалится кому на голову, - переговаривались спасатели между собой, - Так, держу, подрежь еще здесь и вытащим.
Вниз посыпалась пыль и бетонная крошка, спасатели извлекли часть блока, который выдержал и не обрушился во время завала, тем самым сохранив жизнь тем, кто оставался внизу. Джек Райли почти с головой ушел в раскопанную яму, чтобы склонится над образовавшимся проемом, когда ему передали фонарик. Было слышно, как мужчина с кем-то переговаривается, но слова долетали отчасти, и только спасателя.
И снова возобновилась такая тишина, словно люди только что получили команду вести себя тихо.

+2

71

Самое тяжелое в этой жизни – это ждать и догонять, но Мэтт с удовольствием сейчас бросился бы что-нибудь или кого-нибудь догонять, а приходилось ждать. Ждать, когда вторая минута тишины даст хоть какой-то результат, ждать этого результата и безумно его бояться.
Между тем, вокруг завала непрерывно что-то происходило. Вот были установлены огромные прожекторы, чтобы освещать место разбора, запахло едой. Мэтт, узнав запах еды, не сразу почувствовал, насколько голоден. До него даже не сразу дошло, что он практически ничего не съел за этот день, даже тогда, когда он увидел людей с одноразовой посудой. Кто-то ел жадно, будто несколько дней не видел хоть чего-то съестного, кто-то вяло ковырял пластиковыми ложками и вилками в тарелках – нервы были напряжены у всех. Почувствовав спазмы в желудке Мёрдок подумал было, что неплохо было бы поесть, но одновременно с этой мыслью пришла и тошнота, и Мэтт понял, что просто не в состоянии сейчас впихнуть в себя даже крошки. Он бы, правда, попил бы чего-нибудь, но для этого нужно было отойти со своего места, отпустить парня, за которого он сейчас отвечал. Ничего, подождет пока, все не настолько критично.
Нужно было себя чем-нибудь занять, срочно, а то так и с ума двинуться можно.
- Ты чего-нибудь хочешь? – спросил Мэтт у подопечного и ожидаемо получил отрицательный ответ.
Парнишка все еще пребывал в состоянии шока, и нужно было выводить его из этого, а заодно и себя.
- Пойдем-ка тогда займемся делом, - решительно Мэттью взял под руку молодого человека и повел к шеренге людей, помогающих спасателям передавать мелкие обломки панелей, блоков и кирпичи, чтобы освободить место катастрофы.
- Встаешь сюда, берешь у него кирпич и передаешь мне, - он командовал так, будто всю жизнь работал на завалах и до автоматизма отточил каждое движение и слово.
Парень, врученный Мэтту доктором Картером, на удивление спокойно, даже с некоторым энтузиазмом взялся за дело. Нехитрое занятие обоих отвлекло от тягостных дум, работа пошла, настроение даже как-то поднялось и в душе укоренилась стойкая надежда, нет, скорее даже вера, в то, что все будет максимально благополучно. Спасатели нашли кого-то и по спорости того, как они действовали, стало понятно, что нашли живых. Мэттью улыбнулся и невольно пошарил взглядом по стоящим неподалеку фигурам, надеясь отыскать взглядом доктора Картера, чтобы обменяться с ним взглядами и хорошими вестями, но не нашел того. Это несколько расстроило – в любой беде мы ищем хотя бы безмолвной поддержке знакомых людей. Тогда Мэтт поискал взглядом девушку-одуванчик, но тут его отвлек нехилый такой пинок в бок и недовольный возглас:
- Чего тормозишь? Тяжело же!
Парень, только что едва не помиравший от панической атаки, разошелся не на шутку в своем рвении и теперь ждал, когда Мэттью отвиснет от созерцательных упражнений и заберет у него, наконец, тяжеленный кусок блока.
- О, прости, задумался, - подхватывая груз забормотал Мёрдок.
- Не думай, передавай.
Дельный совет. И Мэтт передал кусок следующему в очереди, тут же поворачиваясь и принимая следующий. Во истину говорят, что физический труд спасает от тяжелых раздумий. Некогда думать – работать надо.

+3

72

Джесси стоял рядом с машиной скорой помощи, сомкнув руки у себя на груди, будто ему было холодно. Дверцы желтого автомобиля были распахнуты, а каталка вытащена, вокруг нее переминались с ноги на ногу сотрудники в напряженном ожидании. В том же состоянии пребывал и Джесси, пристально всматривающийся в завалы. Все они ждали не меньшего, чем чуда, только они еще были и теми, кто обязан был помочь этому чуду случиться.
То, что к месту происшествия подвезли еду, Джесси даже не заметил, пока один из людей не тронул его плечо, предлагая поесть. Мужчина только мотнул головой, кратко благодаря – для него этот акт приема пищи сейчас казался кощунственным. Людям нужно было подкрепиться и успокоить нервы, но он сам просто не мог. Это будто значило забыть про все происходящее, расслабиться и пустить на самотек. Джесси не хотел выпускать ни секунды из-под своего контроля.
Не смотря на то, что к вечеру включили прожекторы, глаза все равно неприятно болели, устав напряженно всматриваться в одну точку, вокруг которой столпились спасатели, быстро и споро работая. Из какого-то окостенения Джесси вытащил телефонный звонок, глухо раздавшийся из кармана. Он даже вздрогнул, не сразу сообразив, что к чему, и что это вообще был его аппарат.
Вытащив оный из кармана, мужчина глухо простонал. На экране высвечивалась совсем нынче не радостная подпись: «Мамочка». Сделав пару бездумных шагов, Джесси сцепил зубы, зажмурился и нажал зеленую кнопку принятия вызова. Конечно, прошло уже столько времени – жуткая новость успела облететь весь из крохотный остров. Сыновья не возвращались домой и не давали о себе знать, конечно, она заволновалась и начала дозваниваться. Но что ей сообщить?
Сказать правду? Извини, мама, я не знаю, что с твоим родным сыном, он был в этом чертовом здании, которое рухнуло на моих глазах. И даже «смягчение пилюли» в варианте, что спасатели нашли кого-то предположительно живого, тут вряд ли бы помогло. Их мама была уже не так молода, чтобы смочь выдержать такой удар, ее сердце могло отказать, и какая же скорая поедет по этому вызову?
- Мамочка, привет, - устало выдохнул в трубку Джесси, мысленно кляня себя за то, что собирался сделать, - Мам, все в порядке, не волнуйся. Уолтер тут, рядом со мной, связь плохая. Мы работаем, мам, обязательно зайдем к тебе, когда все закончится. Любим тебя, - торопливо проговорив, будто и правда куда-то спешил под тошнотворно-понимающие взгляды коллег, Джесси сбросил вызов и сдавленно ругнулся.
Теперь этому нелепому паршивцу втрое быстрее нужно было тащить свою задницу наверх, оставаясь целым и невредимым. Иначе… иначе Джесси даже не представлял, что он скажет матери, как оправдает свою ложь во благо. Как будет смотреть ей в глаза, произнося, что на самом деле все было иначе. Джесси убрал телефон, не позволяя себе даже думать об этом в который раз. Благо внимание быстро переключилось – один из спасателей склонился над проделанным тоннелем, подсвечивая себе фонариком, и глухо переговаривался с кем-то.
Имея примерные представления о том, какие «переговоры» могут вестись в подобной ситуации, и слыша обрывки слов, Джесси убедился, что кто-то живой и в сознании там был. Доктор сделал пару шагов ближе к завалу, оставляя карету скорой помощи за своей спиной, и дождался, когда спасатели отвлекутся от того, что происходило там, внизу, в этой чертовой неизвестности.
- Кого ждать? – кратко и довольно сухо поинтересовался Картер у одного из ребят, ведущих раскопки. Им со скорой нужно было готовиться. Машина-то была одна, а тяжелых пострадавших могло быть, по меньшей мере, двое. И вот эти секунды ожидания ответа оказались куда более страшными для Джесси, чем все прошедшие часы. Сердце чуяло, что вряд ли спасатель произнесет заветное «двое зеленых, расслабьтесь, ребята».

+3

73

Усталости Лора не чувствовала, да и что они сейчас делали? Стояли и ждали, без слов наблюдая за тем, как работают другие. Совладать с собственными эмоциями Лора смогла довольно быстро, и пока что держала их под контролем. Фактически, она и не была сейчас на работе, а пришла сюда сама, но все они пришли сюда потому, что так было надо. Сворачиваться, чтобы передохнуть немного девушке не хотелось – в любой момент все еще могло что-нибудь случиться, пойти не так, и, учитывая полную безызвестность, всем им стоило быть наготове. Разумеется, Лора вполне отдавала себе отчет, что любые решения должны будут приниматься не ей, но чувствовала себя достаточно уверено, чтобы не растеряться в нужный момент, что бы не случилось.
Время тянулось и тянулось, вечерело, стало постепенно темнеть. Даже несмотря на то, что они жили на севере, и темнело в это время довольно поздно, в какой-то момент зажгли прожектора, и работы продолжились уже под их искусственный свет. Лора на это даже внимания не обратила бы - главное, он был достаточно ярким, а любые неудобства были сейчас сущей мелочью. Но вечер и усталость сделали свою дело – любопытных заметно поубавилось, а вместе с ними поубавилось и потенциальных потерпевших.
В какой-то момент Лора подумала о том, поел ли Джейсон и не устал ли он – пока у них была работа, девушка упустила его из виду, поэтому не могла знать наверняка. Но, так или иначе, он был взрослым мальчиком, вполне мог сам справиться с собственными потребностями и без наставлений решить, что ему сейчас нужнее, важнее и вообще правильнее.
Когда один из спасателей углубился в образовавшуюся в завале нишу, Лора интуитивно догадалась, что вот-вот у них будут какие-то новости. Ближе походить уже было некуда, они и так были у самого края, и узнать обо всем должны были бы первыми. Лора слышала все, о чем говорили между собой спасатели – наверное, пока что это было хорошо.

+2

74

Наконец страхующие спасатели помогли Джеку Райли подняться. Он поднял руку, призывая всех замолчать и послушать.
- Внимание! У нас трое выживших! – Джек почти кричал, чтобы медики, ожидающие у машин скорой помощи, давно прибывших обратно из больницы, тоже его услышали. А заодно и те, кто еще оставался помогать, - Один в критическом состоянии и находится в травматическом шоке тяжелой степени! Передаем стандартную аптечку, проверьте наличие жгутов, соберите побольше бинтов, плюс к этому: венозный катетер, шприцы, инфузомат. Что у вас есть из обезбола? – Джек сыпал распоряжениями и вопросами. Он был обучен оказывать первую помощь, но все же врачам требовалось решить, какой будет конечный набор из того, что отправят «вниз», - Подготовьте носилки и подгоните ближе машины!
Необходимо было подготовить не только то, что спустят вниз, но и то, что возьмут с собой спасатели, чтобы помочь пострадавшим уже на месте. Так что работа закипела с новой силой, как среди медиков, которые перебирали свои препараты, рыскали по аптечкам, которые оказались на месте аварии, так и среди спасателей, готовых расширять отверстие, чтобы пробраться внутрь и вытащить пострадавших.
Понятное дело, в такой ситуации никаких имен не прозвучало: кто именно выжил, сколько людей все же погибло, а кто находился в тяжелом состоянии.

+3

75

Сердце Джесси прыгало как чертов пасхальный зайчик. Каждое слово, произнесенное спасателем, отдавалось то радостью, то болью. В завалах оказалось сразу трое выживших, и это было замечательно. Джесси был более чем уверен, что на нулевом этаже, который теперь как никогда оправдывал свое название, не могло быть в принципе больше троих. Даже то, что кроме Уолтера и владельца магазинчика там находился кто-то еще, казалось удивительным. Но вот спасатель говорит дальше, и дыхание перехватывает. Кто-то из выживших находился в критическом состоянии и, пожалуй, боролся за свою жизнь из последних сил. Слишком уж много времени прошло.
Тихий отголосок надежды подсказывал, что, возможно, не в силах и не в удачливости таился этот страшный секрет. Возможно, жизнь этого человека, находящегося в шоке, поддерживал именно Уолтер. Возможно, кому-то невероятно повезло оказаться в такой беде с первоклассным хирургом, которому, как всегда считал Джесси, не место на этом маленьком островке, где кроме наложения швов зазевавшейся домохозяйке никак и не проявишь свой талант.
Набор, который, по словам спасателя, следовало собрать, только убедил Джесси в верности своего предположения. Никто не будет спускать венозный катетер и наборы для капельниц абы какому человеку, сроду не державшему ничего более медицинского, чем аспирин. Это должен быть доктор, и уж точно не бывать такому совпадению, что на небольшой площади книжного магазина в этот день и в этот час, оказался второй врач, кроме Уолтера.
Джесси молча кивнул – радоваться было рано в любом случае, хотя так и тянуло разулыбаться. Он повернулся к машинам скорой, но сотрудники и так все слышали, и уже бодро вытаскивали свои чемоданчики, перебирая их в поисках всего необходимого. Незамедлительно Джесси присоединился к ним. Он обернулся лишь на полминуты, покрутив головой: заметив Мэттью в цепочке мужчин, передававших камни, он махнул рукой – сейчас могла пригодиться любая пара рук, любой медик. Озвучено было только одно состояние, остальные просто могли быть не столь тяжелыми. Но, во-первых, Джесси как никто другой знал, как быстро человек может перейти из «желтого» состояния – серьезный, но не срочный – сразу в «черное», когда можно было выкатывать вперед ногами в ближайший холодильник. Во-вторых, Джесси превосходно знал своего друга, который мог с переломами всех четырех конечностей и основания черепа вытаскивать пострадавших, отмахиваясь от окружающих и говоря, что у него всего лишь в ухе стреляет, а в целом ничего.
- Мердок, подгони каталку ближе к завалу, - проговорил Джесси, складывая гибкие трубки в аптечку для спуска вниз, под груду камней, - И передай второй машине, чтобы тоже подогнали, - другая машина скорой помощи стояла поодаль, чтобы не давить своей тяжестью на землю, которой теперь веры не было. Собрав первую, Джесси вручил ее Лоре, чтобы та передала спасателям, когда они дадут «добро», и занялся с коллегами второй – непосредственно для сотрудников экстренных служб.

+2

76

Знаете, что такое счастье? Нет. Ничего вы не знаете, если говорить серьезно. Счастье, это не быть кому-то нужным, хотя, это тоже очень и очень важно, но нет, все же это не то. Это какое-то мелкое, свое личное собственническое счастье. Да, безусловно важное для маленького человечка, но, если серьезно, то нифига не сравнимое с тем, когда ты понимаешь, что кто-то жив. Да, ты можешь не знать этого человека близко, ты можешь вообще ничего не знать о нем, но он, сука, он жив! Он смог! Он справился!
Камни, казалось, полетели с большей скоростью. Видимо, не только Мёрдок почувствовал что-то схожее с воодушевлением, когда спасатели известили о выживших. И хотя у Мэтью не было большого опыта по спасению пострадавших, но он знал одну интересную особенность человеческого организма. Эту мысль он, правда, с усилием гнал от себя, но она все сильнее свербела в его голове, как комар, как назойливая осенняя муха: когда приходит помощь – человек сдается. Это было странно, но было так. Человек, оказавшийся один на один с бедой, с проблемой, которая грозила его жизни, оказавшийся на грани выживания мог бороться почти бесконечно долго, но в тот момент, когда приходила помощь, когда он понимал, что сейчас за него другие решат все его проблемы – человеческий организм начинал отказывать. Все его системы выключались одна за одной, будто невидимая рука выключала последовательно все рубильники, выключала его личную систему жизнеобеспечения. Этот эффект он не мог объяснить, но долгое время вращаясь во врачебной среде усвоил эту истину, которая долгое время лежала невостребованной, почти бесполезной информацией где-то на дне сознания. И вот сейчас, после первой дозы эйфории, она всплыла и накрыла, разгоняя внутренний подъем и жажду действий. Камни стали казаться неимоверным грузом, движения невольно замедлились и Мэттью понял, что опять стал ждать. Только теперь, леденея от ужаса, он ждал только плохих новостей. Ждал, что следующим сообщением будет то, которое слышать не хочет никто.
Это нужно было исправить, выгнать из сознания ожидание неминуемой катастрофы, но камни уже не помогали. Тогда Мёрдок принялся считать про себя, правда считалочка была… несколько странная: про десять негритят…
- Да что ж такое, - заговорил он сам с собой.
- Что? – тут же отозвался парнишка, которого ему передал на поруки доктор Картер.
- А? – Мэтт и не заметил, как заговорил в слух. – А! Нет, это я… руку потянул.
Сказал он первое, что пришло в голову. Явно что-то не то, судя по тому, с какой тревогой посмотрел на него парнишка.
- Все в порядке, - поспешил Мэттью, ругая себя за неосторожность.
И тут тот самый док позвал его! О, это было именно тем, что сейчас требовалось Мэттью – он мог быть полезен!
- Подмени меня, - скомандовал он и кинулся на призыв.
«Мердок, подгони каталку ближе к завалу» - сказал Картер.
Ну, не спаси весь мир, конечно, но и этого было более чем достаточно. Мэтт взялся за прорезиненные ручки каталки и потащил ее к завалу. Проклятая тележка нещадно дребезжала, будто сопротивляясь пожеланию человеков, но исправно преодолевала мелкие обломки камней, то и дело попадавшихся под колеса, и катила вперед, к самому краю завала. Точнее к тому месту, где начиналась груда камней – все что осталось от жилого дома.

+2

77


Спасатель, вынырнувший из руин рухнувшего дома, сыпал информацией как из рога изобилия – цифры, факты, вопросы, приказы. Внизу было сразу трое, один был в критическом состоянии…
Все, что говорил спасатель, все, что он перечислял, явно звучало так, словно бы тот, кто внизу – вернее один из троих пострадавших, точно знал, что говорит. Додумать, что это, вероятно, именно доктор Кросс было не сложно. Если только в злосчастном подвале не оказался еще один врач, что в целом казалось не слишком-то вероятным. Лоре хотелось улыбнуться этой, этой так или иначе радостной новости – все они заслужили этого после стольких часов ожидания, но девушка сдержалась. Там, внизу, оставался еще и человек, которому, возможно, уже не хватит времени, чтобы дождаться помощи - с того момента, как все началось, прошло уже достаточно времени. Достаточно, чтобы понимать, что иногда никакие усилия, знания и надежды уже не властны что-либо изменить.
В сложившихся обстоятельствах это казалось немного кощунственным, но Лора подумала о том, что несчастный, оказавшийся там, внизу, все же невероятно удачлив – не окажись его «товарищем» доктор, возможно, все закончилось бы уже давно.
Когда все требования спасателя были озвучены, Лора, вместе с остальными, занялась сбором аптечки, и, когда первая была готова и оказалась у нее в руках, вернулась к обвалу, чтобы в нужный момент незамедлительно передать спасателю такой ценный сейчас груз. Очень скоро тот кивнул, девушка подошла, чтобы передать аптечку, и тут же снова вернуться к остальным. Им теперь снова оставалось только ждать – все остальное уже было готово на столько, насколько вообще можно было подготовиться к тому, чего не знаешь наверняка.

+2

78

Небольшая задержка, пока медики собирали все необходимое, дала спасателям возможность определить, как лучше работать дальше. Действовать надо было с еще большей осторожностью: теперь они точно знали, что внизу пустота, в которой находятся люди. А это значило, что неосторожные действия спасателей могли привести к обвалу. Проблема состояла в том, что пока они не могли установить приспособления, помогающие сдерживать свод, так что потолок грозил в любую минуту обрушиться на головы пострадавшим. Погребенными заживо они уже стали на целых шесть часов, это же могло их убить.
Когда все было собрано, Джек Райли спустил тросом необходимое вниз и выбрался из образовавшейся ямы. Он начал отдавать указания коллегам и согласовывать действия. Большинство ребят и так знали, что делать, но руководитель все равно должен держать все под контролем.
Спасатели принялись расширять проход. Снова заработали инструменты, но теперь, как бы они не торопились, делали все куда медленней. Большая плита еще держала на себе и другие обломки – ее просто не могли очистить полностью за это время, к тому же она не лежала перпендикулярно земле, а находилась под углом, пусть и небольшим.
Через некоторое время отверстие достигло такой ширины, что через него могли пролезть люди. Первым это сделал Джек Райли, его страховали другие ребята. Чуть позже спустились еще двое, но наблюдающим пока не сообщалось ничего.
Прошло еще немного времени, и солнце уже совершенно скрылось за горизонт, оставив на небе лишь светлые разводы последних лучей. Впрочем, здесь, на завале, все равно было светло от ламп, и улица лишь дальше постепенно погружалась в сумерки.
Наконец возле лаза вновь началось шевеление. Спасатели переговаривались между собой и вытягивали кого-то на поверхность. Минуты ожидания тянулись как будто целую вечность, пока оттуда не поднялся практикант городской больницы Гарри Джефферсон.

+2

79

Джесси был немало удивлен, когда посмотрел по сторонам и обнаружил, что за ограждениями, на неосвещаемой прожекторами территории, было уже совсем темно. Все это время, которое он переживал, утопал в собственных ужасе и слабости, помогал людям выбраться, брал на себя ответственность и руководил мелкой деятельностью, Джесси казалось, что минуты тянулись как патока – безумно медленно. Теперь же появилось недоумение, как так быстро пролетели все эти часы, которые остались лишь тягостными, но смазанными воспоминаниями.
Доктор Картер чувствовал, что как только все это закончится, он не сможет встать от усталости и нервного напряжения несколько часов так точно. Где сядет, там и останется, пока не наскребет в себе крохи сил, чтобы перебраться куда-либо. Но пока не позволял физическим потребностям овладеть им, считая это делом далеко не первой важности – утомленность, голод, жажда, - все это сейчас выглядело настолько смехотворно незначительным.
Он, не отрываясь, смотрел за спасателями и за их спорыми движениями так, что глаза немного резало от неестественного яркого света, направленного на эпицентр трагедии. Пока, наконец, не случилось то, чего ждали все – скорая, врачи, спасатели и простые люди, продолжавшие стоять небольшими группами за ограждениями. Кто-то, конечно, просто глазел, но Джесси верил, что было немало тех, кто действительно переживал за людей, оставшихся под завалами, или даже за них.
Спасатель, который заменял теперь Гэрри, осторожно спустился куда-то вниз, и сердце вновь забилось чаще. Через какое-то время оставшиеся наверху ребята принялись тянуть страховочные тросы, бережно вытаскивая первого пострадавшего. Джесси не мог еще рассмотреть, кто это был, но по общим чертам понимал, что это был не Уолтер, да и не владелец книжной лавки. Молодой подтянутый парень, которого спасатели, отстегнув от страховки, принялись спускать по направлению к машинам скорой помощи. И когда тот повернулся лицом, у Джесси перехватило дыхание.
Не узнать собственного интерна, пусть и изрядно испачкавшегося в грязи и пыли, еще более бледного, чем обычно, он не мог. Вот так раз… Буквально только что Джесси думал, что таких совпадений не бывает, но оказалось, что в помещении было сразу два врача, пусть один и не получил еще свою лицензию. И вновь страх накатил тугой волной. Сначала из-за того, что теперь Джесси снова терзали сомнения. А был ли Уолтер тем, кто просил все эти медикаменты? Гарри ровно также мог организовать первую помощь тем, кто в этом нуждался. Быть может он пытался помочь самому Уолтеру? Джесси ждал, когда парень спустится, но боялся слышать ответ.
Затем пришли и другие мысли, столь же тяжелые, как и предыдущие. Они ведь даже не знали, что интерн был там. Случись что, они бы так и не поняли этого, пока не извлекли бы его тело или пока Гарри не вышел бы на работу. Это беспокойство и волнение вспыхнули в душе так сильно, будто отыгрывались за все те часы, которые Джесси должен был переживать за мальчика, но не переживал. Господи, он был там, в этом аду, а Картер даже не додумался позвонить своему собственному интерну, чтобы узнать все ли у него в порядке. Мозгом Джесси понимал, что зря винит себя, но остановиться почему-то не мог.
Джесси подошел к самому краю завалов, наплевав на все, только ожидая, когда придерживаемый спасателями интерн спустится со всех этих шатких камней. Протянув руки, Картер перехватил Гарри, помогая ему окончательно встать на ноги, на одну из которых тот почти не наступал, как уже успел заметить мужчина. Ничего, конечность подлатают специалисты из их больницы. Судя по внешнему виду, Гарри особенно не пострадал – хотя Джесси и знал, как это бывало обманчиво. Когда человек был бодр и весел, делал пару шагов и падал бездыханным, но сейчас, когда все разрешалось, хотелось верить в лучшее.
- Иди сюда, парень, - выдохнул Джесси, отводя того к каталке, попутно быстро и профессионально заглядывая при помощи маленького фонарика, позаимствованного у скорой, в его глаза, - Сотрясения нет, судя по всему с позвоночником тоже все в порядке, - оповестил окружающих Джесси, - Что с ногой? Опишите свое состояние, интерн Джефферсон, - усмехнулся немного нервно, но все же с легким облегчением Джесси. На миг он позволил себе приобнять рослого паренька, - Слава богу ты жив.

Отредактировано Jesse Carter (2017-11-11 17:42:11)

+3

80

Время опять потекло, как патока с пирога. Мэттью показалось, что он даже видит это тягучее течение, как сквозь марево раскаленного солнцем воздуха. Нашли, передали медикаменты, тоже ушли под землю и все замерло. Снова повисла напряженная тишина, ожидая – кого же вытащат сейчас. Скорее всего тех, кто легче, кого проще и кто ближе. До боли вглядываясь в разверзшийся и расширенный разлом, Мэтт ждал, в очередной раз думая, почему же он сам так тревожится? Так, будто там мог оказаться кто-то по-настоящему близкий и важный ему. Подспудная боязнь потерять? Но что, кого ему терять если ему-то лично никто не принадлежит? Родители – да, но, слава богу, они были у себя дома и не могли сейчас пострадать. А Марсель… С ним все было сложно. Это, конечно, не отменяло того, что Мэтт за него переживал. И кто знает, получись так, что Марс оказался бы под завалами, как вел себя Мёрдок. Может быть бегал бы в истерике вокруг, мешая всем воплями и попыткой самолично разобрать весь завал. Хорошо, что Марселя рядом не было. Хорошо.
Мэтт, расстроенный мыслями, а больше всего тем, что у них с Марселем не было ни малейших перспектив, опустил голову и пропустил тот момент, когда вытащили первого пострадавшего.
Совсем молодой долговязый парень был грязен как черт. С того места, где Мэтт стоял с каталкой, да под светом прожекторов спасенный казался бледным как смерть даже под слоем пыли, щедро осыпавшей его. Видимых повреждений вроде раздавленной головы или вывернутых переломанных конечностей заметно не было, что не исключало опасную скрытую травму, но для пострадавшего парень выглядел ободряюще живым и вполне подвижным. Так, значит начали с легких. Что же там осталось?
Не замечая, что думает о тяжелом, пока еще не извлеченном, пациенте в идиотском обездушенном ключе, Мэтт подобрался, как охотничья собака, крепче вцепившись в рукояти каталки, готовясь доставить первого к машине скорой. И ту что-то пошло не так. У Мэттью в буквальном смысле рот открылся и глаза стали на зависть всяким тайским красавицам, округляющим с помощью операций свой природный разрез глаз: доктор Картер, про которого каких только слухов не ходило по больнице (пусть сам Мёрдок и не так давно там проработал, но наслушался уже порядочно), бросился на грудь этому парню. Мэтт икнул. Эти двое явно неплохо знали друг друга. Настолько неплохо, что вон обнимались посреди камней. Выглядело романтично. Прям как в фильмах Марвела. Чтобы отвлечься от созерцания, Мэтт поковырял ботинком надтреснутый асфальт, стряхнул с брюк пыль, чем сделал только хуже – след только сильнее втерся в ткань. Тем временем дылда и Картер подошли к каталке. Парень заметно хромал, но на каталку лезть отказался.
- Эй, карета только до двенадцати, - не выдержал препирательств Мэттью. – Щас в тыкву дам и не посмотрю, что ты только что оттуда.
Звучало более, чем грубо, но иногда это помогает снять налет истеричного геройства у пациентов. В ответ парень посмотрел так, что будь он полицейским – Мэттью признался бы даже в том, чего не совершал, но тут он был главным, поэтому только сказал:
- Задерживаете транспорт, больной. Присаживайтесь и покатили, - Мёрдоку-то, в отличии от докторов, терять было нечего.
Что подействовало не известно, но парень подчинился, и Мэтт покатил каталку к машинам, чтобы передать пассажира в более профессиональные руки.

+2

81

Лора  в напряженном ожидании следила за работой спасателей – пока что они все еще знали слишком мало о состоянии тех, кто все это время провел под землей. Само по себе то, что только один из троих находился в критическом состоянии, было хорошо, но расслабляться было недопустимо – все могло измениться в любую минуту. Вся эта конструкция, так долго сооружаемая спасателями, выглядела такой ненадежной, да гора из плит, кирпичей, мебели – останков былого благополучия, наверняка могла рухнуть в любой момент, погребя заживо не только троих, о которых уже известно, но и спасателей, что один за другим спустились вниз. К тому времени, когда стали доставать первого пострадавшего, уже совсем стемнело, развалины жилого дома освещали только уличные фонари и ярки прожектора, но за оградительными лентами город уже погрузился в вечерние сумерки. Толпа теперь стала куда меньше, кажется, многочасовое ожидание утомило почти всех – остались только самые стойки, любопытные и, вероятно, те, кого никто не ждал дома.
Страховочные тросы наконец зашевелились, и Лора  интуитивно подошла к обвалу еще ближе, чем стояла раньше. Спасатели поднимали человека осторожно и медленно, Лора напряженно следила за этим процессом.
- О, Господи, - полушепотом, себе под нос пробормотала Лора, как только над проделанным в груде строительных обломков отверстии появился человек. Несмотря на то, что свет прожекторов не сразу осветил его, несмотря на то, что под толстым слоем грязи и пыли сложно было рассмотреть, во что он одет, Гарри Лора узнала сразу. Ноги на какое-то мгновение стали, буквально, ватными – не в состоянии пошевелиться, Лора смотрела на то, как спасатели вытаскиваю Гарри, отстегивают его от тросов. Оцепенение это прошло так же быстро, как и поглотило ее, и Лора двинулась навстречу Гарри, которому спасатели уже помогли спуститься вниз. Гарри – вроде бы – выглядел живым и вполне здоровым, но менее тревожно от этого почти не становилось. Как так могло получиться? Она столько часов провела здесь, переживая за тех, кто оказался под землей, и даже не подозревала, даже ни на секунду не допустила мысли о том, что там может быть и ее друг тоже. Лора, конечно, тут же понимает, что все они ошиблись. Что не только доктор Кросс был тем доктором, что мог оказывать помощь пострадавшим. Что, может быть, это он сейчас в критически тяжелом состоянии. И все же сейчас Лора не может не думать о том, что – слава Богу, с Гарри – ее Гарри – кажется, все в относительном порядке.
- Эй! Поосторожнее, - обращается Лора к Мэтту - его мотив ей, в общем-то, понятен, но это же Гарри.
- Как ты? – Лора – осторожно, все еще опасаясь причинить Гарри боль, обминает друга. Только теперь она вдруг думает о том, что понятия не имеет, каково бы ей пришлось, если бы она с самого начала знала, что там, внизу, засыпало не просто кого-то, кого она, может быть, пусть даже и знает, а Гарри. Неприятное ощущение, словно удар под дых – там был ее друг, а она об этом даже не знала. Гарри, тем временем, увозят – Лора всего секунду раздумывает, не пойти ли ей следом, но отметает эмоции и эти мысли в сторону. Так нельзя.
Лора замечает, что спасатели снова взялись за тросы и те стали медленно подниматься вверх, и ее внимание пока что переключается на это.
- Доктор Картер, - тихо зовет Лора, кивая в сторону обвала.

Отредактировано Laura Livingstone (2017-11-12 21:10:09)

+2

82

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Свет больно резал по глазам. Вроде бы они сидели не в полной темноте, освещая все необходимое фонариками на телефонах, но оказалось, что этого не хватало. Прожекторы ударили в лицо вместе со свежим воздухом. Свет, ветер, руки людей, помогающих ему выбраться. Гарри поистине испытывал целую феерию эмоций. Он действительно словно рождался заново, разве что не плакал и не кричал, как ребенок. Спасатели отцепили его от всех этих тросов и, передавая из рук в руки, принялись спускать куда-то. Гарри толком не видел куда, пытаясь проморгаться и освоиться. Также он старался не наступать на больную ногу, опираясь на плечи спасателей и вторую, здоровую конечность, так до конца и не осознав, что за травму получил.
Наконец, Гарри остановили и знакомый голос выдохнул обеспокоенно пару слов. Доктор Картер… Конечно, он все еще был здесь. Взволнованный, уставший. Гарри не нужно было видеть его лица, чтобы понять все, что пережил за это время мужчина, на глазах которого дом буквально поглотил лучшего друга. Ничего ответить Гарри не смог, так как в глаза направили еще более яркий луч фонарика, который заставил морщиться и невольно отшатнуться.
- Не знаю, нужен рентген, - наконец проговорил Гарри, и услышал свой голос будто со стороны. Все это было так странно. Еще какой-то час назад даже тихий шепот разносился очень громко, а теперь он говорил с нормальной громкостью, но вокруг все так шумело, что он почти не слышал этого. Было столько людей вокруг. Врачи, спасатели, простые люди. Гарри на самом деле растерялся, - Я в порядке, только нога, - мотнул головой интерн, понимая, что его собираются уложить на каталку, чтобы отвезти к машине скорой помощи.
Он не хотел занимать ее. У них было всего две машины, как видел теперь Гарри, и два лежачих больных. Он уж как-нибудь сам доберется со своей незначительной травмой, пусть только кто-то поможет чуть-чуть. Рациональные мысли, едва начавшие выстраиваться в ряд, были разрушены легкими, но неожиданными объятиями со стороны Джесси. Гарри едва успел прикоснуться пальцами к широкой спине своего руководителя, как его уже и отпустили, шепнув на ухо еще пару слов.
- С ним все будет хорошо, доктор Картер, - прошептал в ответ Гарри, искренне думая, что мужчину больше беспокоит состояние его друга. Конечно, такие проявления чувств были приятны интерну, но он не воспринимал их как нечто большее. Просто Джесси был взволнован и рад хотя бы даже ему, - У него сотрясение, но он в порядке, - Гарри бы рассказал еще, периодически возвращая взгляд туда, откуда только что достали его самого, но резковатый голос оборвал его.
Гарри повернулся, несколько раздраженно глядя на парня, державшего каталку. Он не ждал к себе какого-то особого отношения и уж тем более не желал, чтобы над ним тряслись, как над чем-то драгоценным. Но он сейчас говорил то, что доктор Картер должен был услышать, что он хотел услышать долгое время, поэтому чужой голос прозвучал как-то кощунственно.
Интерн ничего не собирался отвечать, к тому же руки Джесси подталкивали его к каталке, недвусмысленно намекая на то, чтобы он не пререкался с санитаром. Возможно, они были правы. Гораздо быстрее докатить его до машины, чем тащить на собственном плече хромающего парня. Но Гарри не успел и на это все отреагировать, так как голос парня перебил другой, женский, и тоже не менее знакомый. Все это время, что он провел внизу, под завалами, он старался не думать о том, что его подруга могла узнать про происшествие. Могла звонить ему или наведаться домой и искать его. Он старался не допускать таких мыслей, чтобы было спокойнее, ведь он видел, как сильно переживал Уолтер по поводу своего товарища. И вот она была здесь.
- Все хорошо, - выдохнул Гарри, крепко обнимая подругу и прикасаясь тонким поцелуем к ее волосам. Кажется, только сейчас он начал осознавать на самом деле, в какой опасности все это время находился. Уолтер не позволял ему понимать этого, а сейчас, когда все осталось позади, это понимание нахлынуло на него. Он мог умереть в любой момент всех этих долгих часов.
Чуть улыбнувшись подруге, Гарри забрался на каталку, позволяя отвезти себя к машине скорой помощи, где им занялись снова. Никогда интерн не думал, что со стороны пациента это выглядит несколько пугающе и… странно. Несколько людей сразу заглядывают тебе в глаза, нос, уши, ощупывают шею, конечности, меряют пульс и давление.
- Мы введем вам обезболивающее, - оповестила одна из работниц скорой, - Придется немного подождать, - виновато сказала она, - Мы отвезем вас в больницу вместе с другим пострадавшим.
- Да, спасибо, я все понимаю, - кратко отозвался Гарри, не отрывая взгляда от завалов, ожидая, когда вытащат Уолтера. Он знал, что его повезут вместе с ним, ведь мистеру Дженкинсу нужна будет реанимационная помощь и с ним в машину уже никто кроме врачей не поместится. Снова они будут закрыты в небольшом помещении, снова будут сидеть предельно близко друг к другу.

+3

83

После того, как Гарри Джефферсон оказался на поверхности, какое-то время ничего не происходило. Но так только казалось. Спасатели снова спустили страховочные тросы, и те, кто остался на поверхности, просто ждали команды, когда подготовка там, внизу, закончится. Теперь потребовалось ощутимо больше времени, чем при подъеме «легкого» пострадавшего.
Наконец спасатели начали поднимать еще одно выжившего, накрепко зафиксированного на жестких носилках. Им оказался доктор Уолтер Кросс.
Его было куда сложнее спустить с завала, потому что сейчас мужчина был обездвижен и не мог этого сделать сам. Четверо спасателей подхватили носилки.
- Каталку, срочно! – прокричал один из них, чтобы «транспорт» подкатили к самым камням. Они уложили носилки прямо на каталку, предоставив остальное медикам.
Уже двое спасены из трех, из тех трех, о которых было известно. Но ведь спасатели за это время сделали только самую легкую работу, и теперь им предстояло главное: избежав нового обвала освободить мистера Дженкинса, которому плитой зажало обе ноги.
Именно поэтому они не торопились действовать дальше, переговариваясь и совещаясь. Это была сложная работа. Да, все это ребята много раз проворачивали на учениях, кто-то ездил на большие острова в качестве добровольцев, но здесь, в родном городе, когда жизнь знакомого человека висит на волоске… сложно. Все очень сложно. Они уже изрядно вымотались, но не собирались останавливаться сейчас, ведь их некому было подменить.

+3

84

Гарри был не прав в своих рассуждениях, и если бы Джесси знал о них, он бы сильно удивился. Конечно, он переживал за своего друга, но и за этого парнишку тоже. Он не был чужим им с Уолтером, хотя и не проводил столько времени с названными братьями. И если переживание за Кросса было сильнее, то только потому, что его судьба была еще не известна, в то время как Гарри стоял живой и более-менее невредимый перед ним, пускай и на одной ноге.
- Не спорь с ним, - кратко усмехнулся Джесси, услышав, как лихо выражается санитар, окрещенный им Сорвиголовой. Парнишка был не промах, даже самому Картеру захотелось запрыгнуть на каталку в каком-то уважительном благоговении. Мельком Джесси даже подумал о том, что стоило бы поговорить с Мэттью в более спокойное время о его обучении в медицинском институте. Ходили слухи о том, что он получал данное образование, да так и не окончил заведения. Теперь хотелось знать о причинах и подтолкнуть к возвращению в эту стезю. Вспоминая о том, как лихо Мэтт разобрался с толпой, провозя скорую, как рвался на помощь, выполняя любое приказание… Да, Джесси определенно хотел видеть его среди интернов из больницы.
Это были секундные размышления, которые прервались, едва Гарри произнес следующее, отчего Джесси обуяла какая-то невероятная радость. Черт возьми, будто крылья за спиной выросли или он снова научился дышать! С Уолтером все было в порядке. Пускай информация была не полной, но его брат был жив. Сотрясение – штука непростая и двоякая, но во что бы это не вылилось, Уолтер будет жить, и Джесси был за это безумно благодарен судьбе. Пожалуй, если бы он был хоть каплю верующим и умел молиться, этим бы сейчас и занялся, но, к сожалению или счастью для многих, он оставался закостенелым атеистом.
- Спасибо, - одними губами проговорил Джесси, передавая парня из рук в руки, так сказать. Лора была взволнована не меньше его, Картер в первый раз видел ее такой. Видимо, они и правда были очень близкими друзьями, о чем ему, кажется, говорил Уолтер, или он сам как-то слышал – сейчас мужчина точно припомнить не мог. В любом случае, Джесси было приятно смотреть на молодых людей, так бережно отнесшихся друг к другу. Кажется, их молчаливый мальчик даже преобразился в объятиях этой девушки, что также не могло не радовать.
В конце концов, Мэттью добился своего и увез интерна к машине скорой помощи, а они с Лорой остались ждать дальше. И пока Гарри занимались специалисты, спасатели достали еще одного пострадавшего, и теперь уже Джесси не сомневался. Это был Уолтер. Несмотря на то, что Гарри предупредил его о сотрясении, что-то в душе неприятно кольнуло, когда Джесси увидел своего друга, привязанного к носилкам и крепко зафиксированного, дабы избежать дальнейших травм.
Картер подошел ближе ко второй каталке, взяв себя в руки, чтобы быть готовым ко всему, даже к непредвиденным обстоятельствам. Уолтера тем временем спешно несли к ним, и сгрузили на каталку прямо с носилками. Вид у него был так себе, если честно. Такой же бледный, как и Гарри, только еще и с солидной зеленцой. Кроме грязи и пыли почти половина лица, насколько Джесси мог видеть за фиксатором шеи, покрыта коркой темной запекшейся крови. Да и в глаза не нужно было светить фонариком, чтобы увидеть, насколько плохо было сознание Уолтера сейчас.
- Ох, детка, - выдохнул Картер, склоняясь над другом. Каталку, естественно, тут же повезли по направлению к машине, и Джесси проводил осмотр в буквальном смысле на ходу, но к этому было не привыкать. Он проверил реакцию зрачков, посмотрел на состояние раны на голове, прижал пальцами пульсирующую венку на запястье. Куртка, явно чужая (уж Картер-то знал), была расстегнута, поэтому Джесси, еще не задумываясь о причинах такого внешнего вида, осмотрел и тело на наличие видимых повреждений. Все казалось не таким плохим, кроме явно поврежденной головы.
- Вколите ему обезболивающее и капельницу с глюкозо-солевым, - кратко скомандовал Джесси, подходя к машине. Все же они с Гарри довольно долгое время находились без воды на фоне стресса, так что восстановить этот баланс в организме не помешает. А больше они пока ничем помочь тут не могли, нужно было везти его в больницу. И только затем Джесси обратился к самому Уолтеру, - Как ты, дружище?

+3

85

Обычная работа медика. Ну, хорошо, не медика, а санитара, но все равно ощущение собственной значимости, важности в таком серьезном деле очень стимулировало. Мэтт быстро, насколько это было возможно в одиночку, доставил первого пострадавшего к машине, где того со всем вниманием и заботой приняли уже настоящие врачи, тут же засуетившись над ним, как мамочка над промочившим ноги ребенком. Мёрдок только коротко усмехнулся такому нелепому сравнению, возникшему в голове, и покатил свою каталку обратно к завалу. Дела там явно пошли быстрее и хоть пока больше никого не извлекли, но все явно воодушевились первой удачей, давшей ободряющую надежду. Так тоже бывает – первая эйфория. Как обманчива бывает она.
Когда, наконец, достали второго Мэтт только убедился в обманчивости фортуны. Второй был явно тяжелее, но не критичен. Значит… Значит самое трудное еще впереди, и кто знает, сумеют ли, успеют ли помочь третьему. Мэтт только устало вздохнул, опираясь на свой транспорт. Сейчас он мог бы расслабиться, ибо второго пострадавшего уложили на другую каталку. Второго он знал – это был доктор из их больницы. Хирург кажется. У них там консилиум что ли был? Как минимум два врача под одним завалом – это не каждый день судьба так шутит, но да ладно.
Судя по тому, как над ним суетился доктор Картер, они были близкими друзьями.
- Мммм… Уолтер Кросс, - вспомнил Мэттью, заодно припомнив все те сплетни, которые ходили об этой парочке.
Медсестрички и не только они, активно текущие по красавчикам-врачам, но, видимо, не умея добиться их расположения окрестили их парочкой. От этих мыслей Мёрдок заулыбался. Ага, десять раз они парочка. Их даже парочкой идиотов назвать было нельзя, потому что под это определение с натяжкой подходил только один, да и то только за веселый нрав и умение практически все переводить в шутку.
Наблюдая за тем, как Картер хлопочет рядом со своим другом, Мэтт не мог не проникнуться легким ощущением зависти к таким крепким отношениям. Прям как братья. Ну, тогда понятно, почему о них такие слухи ходят, которые, впрочем, его-то обмануть не могли нисколько.
«Интересно, Картер со всеми так носится? Вон сперва над тем парнем едва не рыдал, теперь этого чуть не в десна целует», - размышлял Мэтт, бесстыдно пялясь на все происходящее.
Сейчас он внезапно стал воспринимать окружающее как передачу по телевизору. По краям обзора появилось что-то вроде рамки, а внутри сформировалось странное чувство отстраненности. Это очень напоминало то ощущение, которое он иногда улавливал в свои студенческие годы, пробуя легкие наркотики: таблеточку проглотил, алкоголем запил и сиди – смотри мультики. Мэтт даже головой мотнул, чтобы скинуть с себя это. Сейчас он ничего не принимал, это стресс и усталость так себя проявляли, но вот мерзкое чувство воспоминаний о том, чем он был, расстроило и напрочь смазало всю радость от первых удач. Мэтт нахмурился и бездумно обвел взглядом толпу, тонущую в темноте за гранью освещения прожектором. Только лица выделялись яркими пятнами, да и то только у тех, кто стоял очень близко. Глянул-то просто так, да вдруг зацепился за одно лицо. Марсель. Он был тут. И вот это поразило. Тот стоял и прямо смотрел на него. На лице Марселя была тревога, будто это Мэттью только что извлекли из-под обломков здания. Мёрдока словно жаром обдало от этого открытия – он и подумать не мог о том, что Марсель придет сюда и будет… волноваться? Наблюдать за ним? Беспокоится? Ничего себе…

Отредактировано Matthew Murdock (2017-11-21 00:10:50)

+3

86

Лоре не хотелось думать о том, что она могла все эти долгие часы провести тут, зная о том, что под руинами рухнувшего дома ждет помощи Гарри. В ситуации, подобные сегодняшней, Лора еще не попадала, и поэтому не знала, насколько была готова и как долго смогла бы держать себя в руках. Конечно, и в Индии, и в Эдинбурге случались дни, когда пациентов в критическом состоянии было очень много, случалось, что среди них были дети, подростки, беременные – все те, кто обычно требует особенного внимания. Но, как бы там не было, все это были чужие, незнакомые ей люди, и Лоре почти всегда без труда удавалось абстрагироваться и не принимать чужое горе как свое собственное. Пожалуй, Лора не сомневалась, что смогла бы взять себя в руки и сделать все, на что она в принципе уже способна, если бы речь шла о ее близких. Но что делать, когда тому, кто тебе дорог, помочь просто нельзя?
- Хорошо, - Лора улыбается Гарри, и, дождавшись, пока его довезут до машины, оборачивает обратно к руинам.
На душе у нее все еще тревожно и тяжело, но, кажется, все действительно обошлось - не похоже, по крайней мере, внешне, чтобы Гарри серьезно пострадал. Конечно, все еще, так или иначе, нужно перепроверить, чтобы убедиться наверняка. А еще ей придется запомнить этот день и поздравлять теперь Гарри дважды в год. Все же это – невероятное везение, невероятное.
На этот раз спасатели делают все куда медленнее, и Лора невольно думает о том, что следующий пострадавший, вероятно, в состоянии более тяжелом, чем Гарри. Сначала показывается поднимаемый на тросах край носилок, потом раздается громогласное требование спасателя, но они все и так уже дожидаются почти у самого края обвала – ближе и не подойдешь. Доктора Кросса Лора узнает сразу, выглядит тот и в самом деле плачевнее, чем Гарри, но и с ним, кажется, все как-то обошлось, пусть может быть и не так удачно. Спасатели, Лора замечает это мельком, пока вместе с остальными везет каталку к карете скорой помощи, уже спускаются обратно, вниз. Теперь их, наверное, ждет самое сложное. Да и врачей, судя по всему, тоже – внизу остался критический пострадавший. Вторая машина скорой уже как раз прибыла, значит, Гарри и доктора Кросса могут увозить немедля. Лора, натягивая чистые перчатки, тоже аккуратно осматривает рану на голове доктора Кросса – она оказывается достаточно глубокой.
- Швы нужно накладывать, - замечает Лора. Но это, конечно, подождет и до больницы.
- Как твоя нога? - спрашивает Лора у Гарри, чуть заглядывая в машину. Лора снова невольно задумывается о том, что даже представит боится, чтобы она делала, если бы с Гарри что-нибудь случилось.

Отредактировано Laura Livingstone (2017-11-21 00:09:51)

+3

87

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/07/ff763cda7e193032d3625573e054f420.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Штанину вновь задрали, ловко и быстро разматывая самодельную повязку, которую так старательно накладывал доктор Кросс. Гарри вновь невольно вспомнил, как тот безжалостно разорвал майку, оставаясь обнаженным по пояс, лишь бы хоть как-то помочь интерну. Это вызывало улыбку, но только в мыслях – внешне парень оставался невозмутим, только иногда морщился от боли. На лодыжке уже чернели налившиеся гематомы, говорившие о внутреннем кровотечении. Заплюсна была отечной, несмотря на тугую повязку.
- Аллергии на новокаин нет? – поинтересовалась сотрудница скорой помощи, и Гарри отрицательно мотнул головой. Девушка сделала несколько уколов непосредственно рядом с травмированным местом и также быстро наложила новую повязку уже стандартными стерильными бинтами, фиксируя стопу. Второй сотрудник уже обработал сгиб локтя интерна, и подключил его к капельнице, пуская по вене питательный раствор, который поможет организму избежать последствий стресса и возможного начального обезвоживания.
Гарри продолжал смотреть на завалы, ярко освещенные прожекторами. Все эти процедуры ничуть не пугали его, пусть теперь он был не тем, кто лечит, а тем, кого лечат. Пожалуй, это было даже неплохо испытать на собственной шкуре. Примерно так говорил и доктор Картер, когда сам впервые пережил общий наркоз и операцию. Рассказывал он, надо признать, очень красочно. Так, что Гарри, и ранее не желавшему такого, теперь и вовсе не хотелось попадать на хирургический стол.
Почему-то Уолтера очень долго не вытаскивали наружу. Гарри даже успел начать беспокоиться снова – как бы этот упрямец не устроил сцену и перед спасателями. Или как бы не сказалось все происходившее на состоянии здоровья. Но по-настоящему испугаться он не успел, доктора Кросса, накрепко привязанного к носилкам, все же вытащили из их временной западни. Судя по тому, сколько было фиксаторов и крепежей, становилось понятно, что спасатели делали так долго – они максимально обезопасили подъем более сложного, чем Гарри, пациента.
Интерн придвинулся по скамейке ближе к краю машины, придерживая гибкую трубку капельницы, чтобы случайно не выдернуть ее. Уолтера аккуратно положили на каталку, и Джесси, конечно, тут же склонился над ним, проводя осмотр самостоятельно. В этом Гарри и не сомневался. Если уж его руководитель орал, как блаженный, чтобы его оперировал только его друг, то парень невольно ждал и обратной ситуации. Все реанимационные процедуры должен проводить Джесси, и никто не сможет прикоснуться к его «пупсику».
Лора тоже следовала за каталкой, осматривая рассечение на голове своего куратора с тщательностью хирурга. Это было забавное отличие. Если доктор Картер лишь мельком взглянул на рану и тут же переключился на зрачки своего пациента, лишь определяя, нужна ли неотложная помощь и не повредит ли здоровью в ближайшее время данная травма, то Лора уделила ей больше внимания, постановив, что нужны швы, как уже мог слышать Гарри. Каждый занимался своим делом, и это было чертовски правильным в царящем хаосе.
Отойдя от Уолтера, Лора подошла к машине, заглядывая к нему. Гарри чуть улыбнулся ей. Он видел ее беспокойство, отразившееся на лице, и, хоть и понимал причину, чувствовал себя немного виноватым за то, что заставил ее испугаться за него. Хорошо, что травмы были незначительными – в этом он оказался ужасно счастливым, что не могло не радовать и не могло не удивлять.
- Хорошо, теперь не болит, - проговорил Гарри. Наркоз уже подействовал и ощущалось только противное онемение, как у стоматолога. Даже хотелось вернуть хоть какую-то боль, чтобы чувствовать, что нога на месте и двигается. Но, конечно, такими экспериментами Гарри заниматься не стал. Как не стал и докладывать подруге о том, что дело не ограничится простым растяжением или ушибом. Больно уж обширными были гематомы. Скоро их с Уолтером отвезут в больницу и все разрешится. Хотя бы ночь они будут спать на нормальных кроватях, а не привалившись к каменным грудам, вздрагивая от каждого шороха.

+3

88

Было странно наблюдать за всем с такого ракурса. Когда и не двинуться, и голову не повернуть. Хотелось просто подняться и самому пойти к машине скорой, но Уолтер понимал, что лучше этого не делать. И вообще, он начал сомневаться в себе. Не в смысле, как обычно, а в том, что он вообще сможет идти и хоть что-то делать. На него накатила такая слабость, да и состояние само по себе становилось хуже из-за этого. Даже головная боль перестала ощущаться за всеми теми сигналами, что ему подавало тело. Может быть, и правду говорят, что человек сдается, когда спасатели уже идут. В случае с Уолтером его по крайней мере успели поднять.
И все же Уолт мог смотреть только перед собой, плохо понимая, что вообще происходит вокруг. Это было сложно для человека, который сам привык все контролировать. Теперь и он оказался «пациентом», и ему тоже это не нравилось. Наверняка, любой бы врач ощущал то же самое на его месте. Так было с Джесси, а теперь вот и с ним.
Более-менее к реальности его вернуло знакомое лицо Джесси, который тут же склонился над ним, когда Уолтер почувствовал и понял, что оказался на каталке. Черт, он и на каталке…
И пока Джесси осматривал его на ходу, Уолту только и оставалось, что… ничего.
- С тобой все в порядке? – все же спросил хирург, пока его доставляли к скорой, - С тобой здесь ничего не случилось? – не унимался Уолтер, потому что даже находясь там, внизу, очень переживал за Джесси. Но он ничуть не удивился, увидев его тут же рядом, какое-то внутреннее чутье подсказывало ему, что друг непременно будет его дожидаться, если сам не пострадал слишком сильно, конечно. Вернее, даже сомнений не было в том, что Джесси будет тут, и Уолт был чертовски рад его видеть, да еще и при деле. Даже без его вопросов это говорило о том, что тот хотя бы передвигаться может и выполнять свои обязанности.
- А как Гарри? С ним все в порядке? – не отставал Уолтер, теперь уже увидев и почувствовав прикосновения своего интерна.
Вот же забавно, Уолтер далеко не всегда отвечал на вопросы своих срочных пациентов, когда такие случались. Или предпочитал что-то дежурное, чтобы не заставлять тех волноваться, а теперь вот сам…
- Джесси, - не громко, но вполне отчетливо сказал Уолтер, когда друг обратился к нему, - Меня сейчас стошнит.
Слова были произнесены как неоспоримый факт, констатация, которую Уолтер тут же подтвердил тем, что перевернулся, свесив голову прямо в фиксаторах и блеванул под колеса каталки.
Черт знает сколько времени он пытался держать себя в руках и не расслабляться. Пожалуй, задержись он под землей еще немного, и даже его силы воли не хватило бы уже ни на что. Даже на то, чтобы стоять или сидеть. И сейчас он не то, чтобы позволил себе расслабиться, но выбора у него явно больше не оставалось.   
[icon]http://s6.uploads.ru/wzZsR.jpg[/icon]

+3

89

Когда подъехала вторая машина скорой помощи, стало понятно, что первых пострадавших в завале можно уже увозить. Сразу двоих, ведь внизу оставался еще человек в более тяжелом состоянии, и бригада скорой помощи была необходима все время – мало ли когда именного его вытащат.
И Джефферсона и Кросса устроили внутри скорой. И если Гарри мог сидеть, то Уолтер только лежать, с его-то травмой.
- Кто еще поедет? – обратился работник скорой, - Доктор Картер?
У него не было сомнений, что доктор Картер останется с другом, ведь и в скорой этих врачей хорошо знали. Но в машине было еще пару мест, уж как-то много вокруг собралось народа.
Когда все пострадавшие и сопровождающие оказались в машине, двери закрылись, и автомобиль скорой умчался в больницу, спасатели еще не приступили к подъему мистера Дженкинса, устанавливая штанги, которые будут удерживать потолок от разрушения и выбирая, как лучше высвободить хозяина рухнувшего магазинчика.
Тем временем оставшиеся спасатели, передохнув лишь пару минут, принялись разгребать камни на тех местах плиты, которые казались снизу особенно опасными, чтобы уменьшить давление.

+2

90

Несмотря на то, что вид у Уолтера был так себе – если честно, даже в самые паршивые деньки он выглядел куда лучше, чем сейчас – он не изменял самому себе. Поэтому едва пришло осознание того, кто над ним склонился, посыпались вопросы. Уолтер всегда больше беспокоился о других, нежели о себе, поэтому Джесси даже не удивился. Он даже проигнорировал первый вопрос, мотнув головой, показывая, что сейчас не то время, чтобы разговаривать о чем-то малозначимом. Уолтер ведь мог видеть, что он на ногах и все с ним хорошо. Никто бы не позволил ему подойти к пострадавшему, если бы он был хоть немного ранен. Конечно, Джесси был очень упрям и настырен, и война бы между ним и спасателями разыгралась бы нешуточная, но с ним бы, как и со всеми другими, не церемонились.
- Все в порядке, пупсик, не волнуйся, - проговорил Джесси только для того, чтобы Уолтер успокоился и замолчал, - У меня все под контролем, - кратко усмехнулся он. Но хирург не унимался, решив справиться и о здоровье Гарри, хотя, казалось бы, они долго сидели там вместе. И кто как не он лучше знал о состоянии мальчика. Невольно Джесси представил какого это, находиться в замкнутом пространстве с профессиональным врачом, будучи даже немного раненым. Если честно, Джесси даже стало немного жаль своего интерна от того, что он себе напредставлял.
- И с ним все в порядке, сейчас мы тебя положим рядом с ним, и вы вместе поедете на работу, - успокаивающе, как с маленьким ребенком, заговорил Джесси, перехватывая из рук сотрудника скорой катетер. Высвободив одну руку друга от рукава куртки, Картер, почти не глядя, поставил его в вену на сгибе локтя, но подсоединить трубку не успел, так как Уолтер решил, что он еще мало волновался. Заявив о своей невольной потребности, мужчина неловко дернулся, и Джесси машинально помог ему перевернуться на бок, быстро отсоединив пару фиксаторов.
- Как часто тебя тошнило? – поинтересовался Картер, укладывая друга обратно на спину, ловко утирая ему рот салфеткой и все же подключая его к капельнице, чтобы можно было задвинуть каталку в кузов машины, - Гарри, береги ногу, она у тебя и так одна осталась, - хмыкнул Джесси, помогая сотрудникам погрузить Кросса в скорую. Тут-то и наступил довольно тягостный момент, когда Джесси захотелось раздвоиться, ведь он совершенно не мог решить, остаться ему или ехать в больницу. Профессионализм, неискоренимая любовь к людям и чувство долга твердили ему, что под завалами остался еще один пациент, которому несомненно понадобится помощь реаниматолога. Но Уолтеру был нужен лично он, к тому же страх за названного брата еще не рассеялся в душе Джесси окончательно.
- Гарри, кто там остался? Что с ним? – после небольшого раздумья, Картер обратился к интерну. Ответ был не очень приятен, но помог Джесси определиться с выбором. Мистера Дженкинса еще долго будут извлекать из-под обломков. Возможно, Уолтера к этому времени уже обследуют и определят в палату, и Джесси совершенно не мог допустить, чтобы его друг в одиночку проходил все это. Кроме того, если третий пострадавший и выживет, в чем уже не беспричинно сомневались все, у Джесси здесь не было ничего необходимого. Самую первую помощь ему оказали Уолтер и Гарри, следом им займутся спасатели, а уж работники скорой постараются дотянуть владельца книжного магазина до их больницы. Вот там-то Джесси и будет его ждать, подготовив реанимацию и медсестер из числа тех, у кого руки растут из правильного места.
- Да, я поеду, - наконец, отозвался Картер, забираясь в машину на сидячее место напротив своего интерна, - Лора, ты с нами? – спросил он девушку, вспоминая о том, с каким беспокойством она шла к Джефферсону, и видя, как посматривала она на него сейчас. Попутно Джесси высматривал и еще одного персонажа развернувшейся трагедии, без которого все могло быть еще печальнее. В голове Картер сделал себе пометку найти этого славного парня из числа санитаров и поблагодарить его за помощь и за то, что провел машину через толпу, да за все. Кажется, он увидел Мэттью, но тот смотрел в другую сторону, словно высматривал кого-то за ограждениями, - Ладно, поехали… - выдохнул Джесси, закрывая дверцу машины изнутри.

+2


Вы здесь » North Solway » Летопись » Земля уходит из-под ног


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC