В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Сюжетные эпизоды » Чип и Дэйл спешат на помощь!


Чип и Дэйл спешат на помощь!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

Для зануды: не все ночные дежурства проходят спокойно.

Больница. Ночь с 26 на 27 июля 2016 года.

Джесси Картер, Мэттью Мёрдок.

0

2

Вечерние смены закончились, клиника опустела, погрузившись в приятную тишину и полумрак. Редкие врачи, оставшиеся на дежурства, набрали себе кофе и разбрелись по своим отделениям. Джесси потратил пару часов, перерывая медицинские справочники, чтобы доказать свою правоту Уолтеру в каком-то вопросе, о котором потом бы даже и не вспомнил, и сильно утомился. Поэтому решил сходить перекурить этот страшный мозговой штурм.
Он вышел в курилку, чуть поежившись – ночь была довольно прохладной, и прикурил сигарету. Кроме него на этом крохотном участке, выделенном под порчу докторского здоровья, стоял еще молодой парень, кажется Мэттью – медбрат, который устроился на работу не так давно. Если Джесси не ошибался, его муштровала доктор Келли, и завидовать этому не приходилось.
- Как работается? – поинтересовался бесцельно реаниматолог, чтобы просто занять время пустой болтовней. Сегодня он был один на все отделение, и почему-то именно сегодня было немного не по себе, как предчувствие сработало. – Мэттью ведь, правильно я помню?
Поговорив немного с медбратом, Джесси затушил сигарету и пошел обратно, весь в решимости продолжить бурное обсуждение по телефону с Уолтером, пока открылось второе дыхание. Он уже почти пересек приемное отделение, когда дверь распахнулась так резко, как от крепкого пинка. Какой-то молодой парень в компании медбрата тащили на себе человека лет сорока на вид, с побеленными сединой висками. Последний неприятно сипел, кожа его была бледна, к тому же, не сделав и пары шагов, его вырвало с кровью прямо на пол и частично на себя.
- Каталку, быстро, - скомандовал Джесси на каком-то автомате, даже еще не представляя, что произошло. Он резво развернулся, направляясь в сторону явного пациента, пока медсестры, дежурившие в эту ночь, рванули за всем необходимым.
- Я нашел его на улице неподалеку, - растерянно и явно испуганно проговорил второй, здоровый парень, - Не знаю, что произошло…
- Вы, возможно, спасли человеку жизнь, вот что произошло, - сухо парировал Джесси. Он чувствовал этот запах. Острый, едкий, резкий. Интересно, что мужчина делал рядом с клиникой? Осознал, что совершил ошибку и побежал за спасением? Или кто-то влил ему чертов уксус в глотку и бросил на порог клиники умирать? С этим разберется полиция, если удастся спасти вероятного самоубийцу, сейчас нужно было думать совсем о другом, - Промывание через зонд, срочно, литров пятнадцать в него влейте, чтобы наверняка, и ко мне в отделение.
Джесси развернулся, торопясь в реаниматологию, чтобы подготовить все для спасения этого пациента. Он чуть не столкнулся с Мэттью снова, но перехватил его за плечо, разворачивая в ту же сторону, куда и направлялся:
- Идем, быстро. Подготовь мне глюкозо-новокаиновую смесь, - по ходу движения проговаривал Джесси, - Пятипроцентную глюкозу, ноль двадцать пять процентов новокаина, один к одному, давай миллилитров двести на всякий случай, - сам мужчина готовил бикарбонат натрия и викасол, набирая необходимое количество в разные шприцы. Борьба со злорадно смеющейся тетушкой Смертью началась.

Отредактировано Jesse Carter (2017-08-09 22:19:29)

+1

3

Что самое романтичное в жизни медика? Это все знают – конечно же, ночные дежурства. Мэтт любил их примерно так же, как вареные овощи, но, как и в детстве, его никто не спрашивал. Собственно, его не напрягала необходимость провести бессонную ночь – это-то как раз было меньшей из проблем. Куда большей была невозможность потратить эту ночь по своему разумению. И он-то как раз знал тысячи способов и возможностей, но комплексы и банальный страх быть застигнутым врасплох останавливал кое-кого от безумной, но дико возбуждающей авантюры, поэтому ночные дежурства приходилось коротать в обществе медсестричек, на все лады склоняющих его к кратковременному сожительству прям на рабочем месте, да с литрами кофе. Что хорошего было в медсестричках, так это их щедрость на всякие бутербродики и печенюшки, разнообразящие скудный медицинский рацион местного буфета.
Сегодня было довольно тихо, Мэтт даже подумал, что удастся немного поспать, но сначала надо покурить. Он вышел в курилку, прислонился к стене и посмотрел в чистое звездное небо. Было прохладно, но хорошо. Мэттью затянулся, глубоко вдохнул едкий, немного сладковатый дым и улыбнулся с безмятежностью ребенка. «Интересно, чем Марсель сейчас занимается?»
Но романтические размышления были прерваны появлением доктора Картера. Вроде бы нормальный мужик, но близко они знакомы не были, поэтому Мэтт принял более приличную позу, отлепившись от стены и просто стоя неподалеку от болтливого врача.
- Пока нормально работается, - ответил он на дежурный вопрос. – Да, верно, доктор Картер.
Надо же, он знает его имя! Уникальный человек. Мэттью все же улыбнулся – на кармашке его формы был прикреплен бейджик с именем и должностью, но обращать внимания он не стал.
Перебрасываясь ничего не значащими предложениями о погоде, гадах=пациентах и красивых медсестричках, они докурили и почти одновременно затушили окурки, замахнувшись в урну, но тут Мэтт помедлил, уступая старшему не только по возрасту. Вошли они тоже друг за другом и Мэттью хотел было направиться в укромный уголок, но тут что-то пошло не так.
Пара мужчин, медсестры, санитар и ощущение чего-то мерзкого и неотвратимого. Что-то в лице пожилого мужчины было такое, что Мэтта передернуло от резкого холода. Он замер на минуту, чувствуя как впитывается в кожу неприятное склизкое ощущение беды. Вокруг моментально засуетились и он, подчиняясь всеобщему движению, шагнул за пределы чужого страха, потянувшего было свои щупальца к нему, тут же сталкиваясь плечом с доктором Картером, который сразу дал ему указание.
Мэтт хотел было возразить, что в его полномочия не входит приготовление препаратов, но что-то остановило – опять кожное ощущение того, что сейчас не имеет значения какими правами и возможностями он тут располагает. Он сделает, потому что знает и умеет, пусть и нет в досье документов, которые подтвердили бы его навыки.
- Да, док, - сорвался с места Мэттью.
В голове возникло что-то вроде спасительной шпаргалки, на которой шок или, наоборот, внутренняя собранность, четко вывела все указания. Руки будто сами собой действовали, набирая и смешивая необходимое количество указанных препаратов.
- Готово, - коротко отрапортовал он, протирая руку пациента, ставя катетер и пуская смесь по вене.
Убедившись, что все сделано и сработало правильно, Мэтт бросил взгляд на Картера, ожидая дальнейших распоряжений.

+1

4

Краем глаза Джесси умудрялся контролировать и действия своего невольного помощника, но движения того были слаженными и собранными. Если бы мужчина увидел хоть намек на нервозность, этот парнишка полетел бы из отделения со скоростью пробки, выскочившей из бутылки шампанского. Но Мэттью справлялся. Многие бы сказали, что не было ничего сложного в том, чтобы набрать препараты, заранее названные врачом вместе с их дозировкой. Тем не менее, на деле это было совершенно не так, и Джесси, которому приходилось работать со многими интернами, начинающими реаниматологами и младшим медицинским персоналом, прекрасно знал это.
Любое действие было безумно простым, когда ты сидишь на паре в университете или сдаешь теоретическую часть экзамена в уютном кабинете. Но когда появляется подобный человек, которого рвет кровью прямо на себя и на пол, и его в спешке привозят в отделение, вливая в его желудок просто литры жидкости через зонд, многие попросту теряются. У многих это приходит лишь спустя долгое время практики – способность хладнокровно реагировать на происходящее и делать то, что ты должен делать, не проявляя жалости к пострадавшему.
- Как новокаин чуть подействует, меняй на бикарбонат, - скомандовал Джесси дальше, подготовив вторую капельницу. Мужчина, которого привезли на каталке, лучше выглядеть не стал. Видимо, его не очень порадовало промывание, выполненное ночными медсестрами. И Джесси абсолютно не нравилось, как он хрипел. Пока медсестра готовилась подключать пациента ко всем аппаратам, необходимым для точного контроля его состояния, Картер взял шприц с викасолом, вновь обращаясь к Мэттью, - Раздень его.
Когда действие было исполнено, Джесси мазнул спиртом по оголившемуся бедру мужчины и вколол кровоостанавливающее. Он было уже наказал, чтобы поменяли капельницу, как пациент захрипел сильнее, дыхание стало прерывистым, мышцы его шеи судорожно сокращались.
- Доктор Картер, гортань отекает, - осведомила медсестра.
- Слышу, - выдохнул Джесси, - Поднимай ему плечи. Новокаин оставьте. Мердок, помоги ей, - сам же мужчина уже развернулся, подготавливая все необходимое для срочной трахеотомии.
И зачем он недавно говорил, что ему скучно смотреть за мерно пикающими приборами, да капельницы ставить? Вот, получай, сглазил. Джесси, конечно, совершенно не боялся проводить эту небольшую, но достаточно серьезную хирургическую операцию. К своим годам он «перерезал» достаточно шей людям, любой маньяк обзавидуется. На миг он обернулся к другому медбрату, стоящему поодаль, чтобы не мешать и быть, как говорится, на подхвате.
- Пусть подготовят операционную на всякий случай, - ох, как Джесси сейчас не хватало своего верного друга Уолтера. Тот еще отлеживался дома после того, как получил сотрясение под завалами. С другими хирургами работать не хотелось, у них с братом была слаженная команда, они понимали друг друга на уровне взглядов, даже не тратя времени на какие-либо объяснения. Это значительно способствовало успешному выполнению операций любой сложности. Но, куда деваться, придется притереться к другому человеку, если потребуется.
Джесси повернулся к пациенту, нацепив на лицо тонкую маску и зажав пальцами острый скальпель. Медсестра уже обработала шею пациента, поэтому ему оставалось лишь наклониться, сделав быстрый точный разрез по средней линии – кожа разошлась вместе мышцей до глубокой фасции, которую Джесси рассек продольно. Пациент немного дергался, но новокаин все еще шел по его вене, действуя с каждым мгновением все сильнее, а медсестра придерживала его голову.
Раздвинув мягкие ткани, Джесси, наконец, увидел трахею. Поменяв инструмент, он подцепил крючком одно из колец, подтягивая его в рану. Вновь взял в руку скальпель и вскрыл трахею, чувствуя, как на лбу появилась испарина. Медлить было нельзя, ведь человек буквально задыхался у тебя на руках, но и торопиться с острейшим инструментом в руках было рискованно.
Через разрез трахеи вырвался хриплый выдох, спазматический кашель, из-за которого вся слизь вперемешку с кровью с силой выплеснулась наружу, попадая на белый халат и маску, прикрывающую лицо Джесси.
- Вот и умничка, - тем не менее, прошептал мужчина, убирая скальпель. Дело осталось за малым. Раздвинув края раны расширителем, Джесси осторожно ввел дыхательную трубку и выпрямился, - Мердок, меняй капельницу. Уинклз, останови кровь и зафиксируй трубку, если надо подшей.

Отредактировано Jesse Carter (2017-09-28 23:45:38)

+1

5

Мэттью словно разделился надвое: одна его часть быстро и четко выполняла указания доктора Картера, другая отстраненно наблюдала со стороны за собственными действиями. Он был спокоен, руки не дрожали несмотря на то, что давненько не выполняли подобных манипуляций. Сколько времени прошло с тех пор, как он делал препараты и делал инъекции? Много. Работа под началом Эбби не шла ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас, а вот руки помнили. Спокойно и последовательно действуя за приказами Мэтт чувствовал, как странное удовольствие проникает в его душу, удовольствие и ликование, что он не просто делает все правильно и оказывает помощь врачу и пациенту, а еще и то, что чувствует себя тем, кем по сути и является – врачом, пусть так и не завершившим обучение, не получившим диплом, но все же врачом. Да, его работа сейчас была далека от истинного предназначения, которое он внезапно открыл в себе, но все же.
Так же ловко и спокойно, как только что набирал раствор, Мэтт быстро снял одежду с пострадавшего, стараясь как можно меньше передвигать его, безжалостно разрезая ее там, где ткань мешала оголить тело без лишних манипуляций.
- Готов, - Мэтт отступил, давая возможность врачу подойти к пациенту.
Скальпель в руках Картера заворожил и Мёрдок, как загипнотизированный кролик наблюдал за тем, как остро отточенный металл приблизился к открытому горлу, надавил и выпустил кровь из краев открывающейся раны. На миг Мэттью даже дышать перестал и с приоткрытым ртом наблюдал, как расходятся ткани. Все это напомнило обучение в университете, только там были не живые люди… Ностальгия.
Он едва не замечтался, припоминая студенческие годы, когда голос доктора Картера вернул его обратно в больницу.
- Да, док, - фамильярно ответил Мэтт, дернувшись обратно к пациенту.
И снова раздвоение: руки вынимают трубку из катетера, меняют раствор, снова соединяют все на места, а в это время едкое сожаление расползается в душе. Сожаление о том, что он просрал свою жизнь, променял ее на сиюминутные удовольствия, разочаровав сначала преподавателей, а потом и родителей.
Подавив вздох, Мэтт отступил снова, освобождая пространство рядом с пострадавшим для тех, кто не бросал учебу и не тратил свою жизнь впустую. Теперь он снова ждал, когда все закончится и его помощь снова потребуется. Потребуется для того, чтобы убрать куски пластырей и марли, обрезки трубки, пустые ампулы, кровь и безнадежно испорченную одежду того, кто устроил им веселое дежурство.

+1

6

Джесси бросил короткий взгляд на «приборы», удостоверяясь, что пульс, ритм сердца и дыхание стабилизировались. Кажется, самый опасный момент позади, но расслабляться было рано. Картер иногда сравнивал свою работу с пилотированием скоростного самолета. Ничего не видишь, кроме того, что показывают приборы, и по этим цифрам должен понять – все ли будет в порядке. А потом в какой-то момент загорается лампочка и нужно, без помощи диспетчера, определить свои дальнейшие действия, пока не разбился о землю к чертям собачьим вместе со всем экипажем.
- Закажи срочно две дозы первой отрицательной, - скомандовал далее Джесси, обращаясь к медсестре, а затем, как будто в порядке живой очереди, к Мэттью, - Давай сюда УЗИ, - мужчина указал на небольшой мобильный аппарат, который частенько им пригождался при подозрениях на внутренние повреждения и на беременность. Наспех смазав живот пациента специальным гелем, Джесси принял у санитара датчик, медленно водя им по коже, чуть надавливая, - Проходили диагностику в институте? – немного рассеянно поинтересовался у Мердока доктор, глядя на экран.
Черно-белое зрелище было, если честно, неутешительным. Затемнения в области желудка и пищевода сигнализировали о продолжающемся кровотечении, несмотря на викасол, который уже должен был подействовать. Чем больше Картер смотрел, тем больше видел. Из-за трахеостомы он не мог ввести эндоскоп, чтобы четко увидеть расположение разрыва, но его наличие было неоспоримым. Джесси остановил датчик, показывая на экран, обращая внимание Мэттью, словно тот был его интерном, а не простым санитаром. Впрочем, у Картера все еще оставались мыслишки на его счет – этот парень неплохо проявил себя во время завалов, да и сейчас был молодцом.
- В плевральной и брюшной полости скопление жидкости и воздуха, - в полголоса, словно боясь кому-то помешать, проговорил Картер, - Надо его хирургам сдавать, пока совсем у меня тут кровью не истек, - снова пробормотал он, отдавая датчик обратно Мэттью, пока сестра ловко ставила в другую руку капельницу с кровью, начиная переливание. Медбрат через секунду оповестил, что хирурги готовы принять пациента в любую минуту. Теперь им осталось провезти несчастного по коридору в операционную и выдохнуть, передав заботы о жизни пациента в чужие руки.
- Найдешь меня потом, мне нужно с тобой поговорить, - Джесси чуть улыбнулся уголком губ Мердоку, - Все, покатили, - скомандовал он младшему персоналу, и палата опустела, оставив Мэттью один на один с загаженной медицинскими отходами палатой. Джесси на время забыл о нем – для него сейчас существовал только человек, которого он обязан вытащить с того света. Сегодня он был единственным реаниматологом в отделении, так что пришлось лихорадочно мыться и переодеваться, перебрасываясь с хирургами короткими фразами.
Подготовив пациента для операции, Джесси уселся на свое законное место – его «кабину пилота», рядом со множеством аппаратов и датчиков. Вытянув ноги, он внезапно понял, что немного устал, хотя сна не было ни в одном глазу. Самоубийца еще заставил поволноваться, дав остановку сердца, с чем они быстро, впрочем, справились. Отключив подачу наркоза, Джесси проконтролировал состояние мужчины еще какое-то время, пока его не перевели в палату интенсивной терапии. Передав его на руки сестрам, Джесси вернулся в свое отделение, рухнув на диван, наслаждаясь краткими минутками, пока хирурги пили кофе и спать в ординаторскую не шли.

+1

7

Задумавшись Мэттью не сразу сообразил, что доктор обращается к нему, спрашивая о том, успел ли он пройти курс ультразвуковой диагностики. Он даже нерешительно огляделся вокруг, соображая кому задан вопрос, но Картер был так занят обследованием, что ответа явно не ждал. А может и ждал, но так и не услышал, и просто продолжил говорить вслух.
- Угум, - нерешительно кивнул Мэтт, будто понимая в том, что пузырилось и выпячивалось на экране. Он в душе не представлял, что можно вообще понять среди этих то увеличивающихся, то уменьшающихся пятен, но во всем поддерживал дока, внимательно размазывающего гель по пузу самогубца-неудачника.
– Точно к хирургам, - эхом отозвался Мэтт, переступив с ноги на ногу.
Так-то он четко осознавал, что бедняге даже доктор Картер сейчас уже не поможет. Тут уже нужно было что-то вроде тяжелой артиллерии подключать, скальпелем и иглами орудовать, а промывание и вот эта вот мазня облегчения не принесут. Вот вскрыть и посмотреть – это да, а так одна только мазня художника-экспрессиониста в конвульсиях получается. Да и убрать бы уже тут. На нервах в Мэттью внезапно проклюнулась страсть к стерильности. Видимо практика в руках достопочтимой Эби не прошла бесследно. Убрались бы уже все отсюда, и он с чистой совестью начал бы наводить порядок. Вот тряпки и кровищу с пола собрать – это он понимал, а вот эти все кишки на экране – это пусть врачи смотрят, раз понимают в этом. А его дело маленькое.
Нервяк перешел в стадию неуверенной раздражительности, Мэттью злился, тщательно скрывая от себя самого, что злится он не на незадачливого пациента и не на врачей, а на собственную бесполезность там, где он мог бы разбираться и понимать, а вот упустил свой шанс и теперь стал повелителем тряпок и швабры и пусть к нему с умными вопросами не лезут. Мердок вздохнул, шумно вытолкнув ноздрями воздух и вновь переступил нетерпеливым конем.
Наконец обследование закончилось и каталку с пострадавшим толкнули к дверям.
- А? – вскинулся Мэтт на слова Картера. – Найду.
Снова беспокойство зашевелилось в душе противной жирной змеей и к горлу подступила легкая тошнота. Что этому красавчику доктору понадобилось от него? Сделал что-то не так? Да нечего было звать помогать! Что, нормальных медиков под рукой не было? Теперь начнет учить его уму-разуму да объяснять кто он тут и зачем.
Мэтт собрал все пустые ампулы, отдал их сестре, чтобы та внесла все траты в реестр, полусухой шваброй согнал в кучу клочки пластыря и марли, вытер то, что выкачали из самоубийцы, напоследок вымыл с особой тщательностью пол, оттягивая счастливый момент уединения с доктором Картером, потом долго отмывал руки и менял заляпанный халат на более свежий и направился на беседу.
- Вы сказали найти вас, - приоткрыв дверь в ординаторскую и заглянув туда начал Мэтт.
Судя по недоуменному выражению глаз на уставшей… лице Картера побеспокоил он доктора напрасно.

+1

8

Джесси действительно забыл, что позвал Мэттью на разговор. Его голова была забита прошедшей – кстати, вполне успешно – операцией. Он действительно устал и, по-хорошему, ему нужно было немного поспать. Кто знает, быть может, через час он снова будет стоять у постели этого самоубийцы, сражаясь с осложнениями. А те могли быть самыми разнообразными, и возникали внезапно и порой совсем не там, где врачи их ожидали. Например, сейчас Джесси прокручивал в голове, что может открыться новое желудочное или кишечное кровотечение, а пациент «даст свечу» и попадет в его отделение с отказом почки или судорогами.
К тому же скоро придут хирурги – ординаторская у них была общая. Обычно Джесси даже не слышал, как кто-то ходит, звенит стаканами и разговаривает (впрочем, как и большинство врачей, работавших двенадцатичасовыми сменами или сутками), но хирурги могли разбудить его специально. Джесси был бы не против, но хотел дать организму хоть немного сбросить стресс во сне и покое. Поэтому, когда дверь открылась, Картер подумал, что не успел и это вернулись хирурги, и был немало удивлен, услышав и увидев санитара.
- А, да, идем сюда, - отозвался Джесси, махнув рукой, когда осознание вернулось к нему и он вспомнил тот разговор в окровавленной и залитой другими неприятными жидкостями палате реанимации. Правда, Джесси напрочь не помнил, что конкретно хотел сказать Мэттью. До операционной у него была целая речь в голове, пылкая и зажигающая сердца, а сейчас остался только общий посыл и теперь явно придется импровизировать, что, впрочем, Картера никогда не пугало.
- Я чуток перенервничал, поэтому не буду сейчас тянуть и ходить вокруг да около, - усмехнулся Джесси, без единой капли стыда признаваясь в том, что тоже переживал. Каким бы опытным и крутым он порою не казался, он оставался человеком, которому было не все равно. Джесси действительно болел всей душой за тех, кого пытался вытащить и довольно сильно переживал, когда это не удавалось по той или иной причине. И доктор никогда не скрывал этого. Не только потому, что в принципе был открытым человеком и предпочитал выплескивать эмоции, а не хранить их в себе. Но и, сейчас, например, чтобы Мэттью видел, что у всех них есть и проблемы, и переживания, и недостатки.
- Почему ты бросил медицинский? – спросил Джесси, как и обещал, прямо, - Я наблюдал за тобой там, когда дом рухнул, и сегодня. У тебя прекрасные задатки, Мердок. Мне действительно понравилось, как ты сегодня работал, хоть это, конечно, немного подсудно, что я допустил санитара, - более тонким голоском, привычно кривляясь, добавил Джесси, - Но это уже мои проблемы, мы никому не скажем и унесем это за собой в могилу. Так вот… - вновь переключился он на более «докторский» голос, - Тебе ведь лет двадцать пять. Неужели ты хочешь остаться санитаром?
И Джесси был прав. Обычно в санитары шли старички, которым некуда было податься, или уж совсем дурные парни из неблагополучных районов, ну или студенты, получая хоть зрительную практику. Убирать дерьмо за пациентами – опыта много не нужно. Так что Мэттью в больнице был, пожалуй, самым молодым санитаром после того, как ушла Кэтрин или Кэрол – девушка с рвением, которая так мечтала поступить в медицинский, что подрабатывала у них еще со школы.
- Расскажи доктору Картеру, в чем твоя печаль? – Джесси похлопал Мэттью по коленке так, словно они были близкими друзьями.

+1


Вы здесь » North Solway » Сюжетные эпизоды » Чип и Дэйл спешат на помощь!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC