В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Между небом и землёй


Между небом и землёй

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

Пожалуй, сегодняшний день заставил Джоан усомниться в неправдоподобности образов киношных маньяков. Вот мисс Кренен точно производила впечатление персонажа из ужастика. Кажется, тот фильм, которые набивался в качестве ассоциации назывался «Молчаливая долина» или что-то вроде того. Впрочем, «грим» и «декорации» вполне могли гарантировать Оскар всем троим…
Но все же эта чертова немка начинала раздражать Джо никак не меньше Саннивы, истошно завизжавшей и ломанувшейся в сторону при начале хламовой лавины. Сама Миллс не успела подойти достаточно близко, чтобы под нее попасть, что тем не менее не помешало ей смачно выругаться на дикой помеси английского с французским…
- Разумеется, зачем нам происшествие… - проругавшись тихо ворчала женщина, осторожно пробираясь сквозь оседающую пыль к злополучному шкафу. – Абсолютно не за чем… Мы ведь убьем себя сами…
- Не надо так говорить, - жалобно протянула объявившаяся рядом МакМилан. – Все будет хорошо… Ведь будет же?
- Будет… - мрачно согласилась Джо, не желая разводить лишние дискуссии.
Шкаф по-прежнему был окружен хламом. Радовало то, что вряд ли кто решит попенять им за его сохранность. Сухо прокашлявшись от пыли, женщина подобралась к предмету интерьера вплотную и попыталась открыть дверцы. Одна из них не поддалась, будучи подпертой тяжелой коробкой. Вторая же, едва Джоан потянула за ручку, с душераздирающим скрипом поддалась, чтобы тут же повиснуть на одной петле. Разумеется, хлам обнаружился и в шкафу. Старая одежда, испорченные игрушки и прочие «бесценные» находки представляли собой плотную массу, которая и не думала падать в силу того, что более чем равномерно заполняла доступный объем.
- Пока это внутри – от шкафа не избавиться, - озвучила очевидное Джо. – А там или сдвинем, - женщина выразительно посмотрела на злополучный топор. – Или разломаем заднюю стенку.
Дабы слова не расходились с делом, Миллс примерилась к коробке, мешавшей распахнуть дверцы полностью и под весьма непечатное сопровождение принялась медленно сдвигать ее в сторону, стараясь не думать о том, как ее «отблагодарят» за это мышцы и связки. В конце концов, потом всегда можно подлечить желудок после обезболивающих…

+1

32

[indent] Ундина взяла топор поудобнее и уже собралась было продолжить свой поединок с забытыми вещами, словно вдохновляясь доном Кихотом Ламанчским, некогда бросившим вызов ветряным мельницам. И хотя, на первый взгляд, у её атаки на груду старого хлама результат оказался куда заметнее, пользы от него вышло едва ли больше – рассыпавшиеся по полу рваные книги, кипы газетных листов, склеившихся почти до родной им древесной плотности, обломки глыб окаменевших муки, круп и порошков так и норовили подвернуться под ноги, что неизбежно закончилось бы падением, которое вряд ли бы обошлось лишь синяками. Да и вид юной шотландки, которая вдруг не только перестала вопить, что все умрут, но и бросилась помогать женщине отодвинуть тяжёлую коробку, странным образом отрезвила немку.
[indent]  – Никто не умрёт сегодня! – негромко произнесла она, обращаясь не то к едва не убившей её девице, не то сама к себе.
[indent] Потрошить шкаф, держа в руке топор, было неудобно, и рыжая попыталась было заткнуть его за пояс, но длинное топорище не только нелепо торчало из-под подола юбки, но и мешало нагибаться, то и дело упираясь в бедро или колено, от чего клин больно врезался в живот девушки. Убедившись, что так она сможет, разве что, посрывать с вешалок всю некогда модную и явно недешёвую, но теперь настолько пропитавшуюся пылью, что её вряд ли удалось бы пустить и на тряпки, одежду, немка осмотрелась по сторонам, лихорадочно соображая, куда бы положить зловещий инструмент. Самым очевидным вариантом ей показалась крышка злосчастного шкафа, но тогда завладеть им смогли бы и её подруги по несчастью, одной из который она по-прежнему не доверяла. А потому девушка, на этот раз вдохновившись кем-то куда более бульварным, нежели хитроумный идальго, чуть-чуть сдвинула галстук-боло вниз по кордам, тем самым ослабив их натяжение, и засунула топор себе за спину за шиворот блузки. Тот почти тут же недвусмысленно натянул ту, угрожая задушить свою новую хозяйку, но девушка словно и не заметила этого, с удвоенным усердием принявшись потрошить злополучный шкаф, усилиями шотландок распахнувшийся настежь.

0

33

Хлам утомлял… И видом, и весом, и бесконечностью. Тело что-то разгребало, отталкивало и отбрасывало скорее на автомате, чем хоть с малой толикой сознания. Хотелось скорее выбраться. Пусть даже и на крышу. Там были шансы оказаться замеченными. Или хотя бы вздохнуть полной грудью. Без пыли, от которой горло уже казалось покрытым какой-то мерзкой пленкой. Пожалуй, это больше всего стимулировала на то, чтобы разобраться с завалом.
- Апчхи! Больше никогда не буду закидывать все на чердак! – бормотала где-то рядом МакМилан. – Заставят прибраться – завалит…
С этим Джоан была согласна, поэтому по возможности освобождала дом от хлама. Подобное поведение Бланш Миллс называла «опрометчивым отсутствием сентиментальности», но при этом достаточно редко мешала дочери и отстаивала право на жизнь каких-то предметов.
- Меньше слов – больше дела, - беззлобно проворчала женщина, с силой сдвигая в сторону очередной мешок с чем-то непонятным, но тяжелым. Кажется, Джоан начинала понимать, какого это быть роботом. Поднять, опустить, повторить. И так до чертовой бесконечности, ибо конца и края завалу пока-что видно не было.
- Домой и в ванну, - казалось, Саннива готова была перечислить себе все возможные заманчивые перспективы, чтобы не рыдать. – И коробку пирожных… И спать…
Пожалуй, подобный настрой от части можно было даже уважать. Не каждый может перестроиться хоть на что-то конструктивное сразу после истерики. Оставалось надеяться, что это происшествие заставит Санни повзрослеть, а не слететь с катушек в итоге…
С трудом вытащив второй по счету кусок фанеры, затесавшийся в шкафу, Джоан наконец-то более-менее удобно дотянулась до задней стенки и ее простучала. Более того, в обнаружившуюся за куском фанеры тонкую неровную щель блекло просвечивал дневной свет.
- Звучит достаточно гулко, - резюмировала женщина. – Так что есть шанс, что за шкафом завал если и есть, то не слишком высокий. Будем пробовать ломать?
Последний вопрос адресовался немке. Спрашивать у девицы МакМилан смысла не было – та продолжала самомотивацию на дальнейшую уборку и что-то подсказывало Джо, что лучше бы ей в этом не слишком мешать.

+1

34

[indent] Вездесущая пыль словно вознамерилась задушить узниц старого чердака, посмевших потревожить покой забытых на нём вещей. Женские кашель и чиханье, казалось, гремели на весь обречённый дом. Хлам казался бесконечным, и всё же медленно, но верно шкаф пустел, хотя подойти к нему, не споткнувшись, с каждым разом становилось всё сложнее – истлевшие и прогнившие мешки, покрытые паутиной и тронутые плесенью так и норовили прорваться под тяжестью наваленного в них мусора, когда-то, возможно, бывшего сокровищами для своих и думать забывших о нём теперь хозяев. На пол с глухим стуком просыпались старые игрушки, никому ненужная посуда, с глухим стуком разлетавшаяся на сотни бесцветных осколков, и даже строительный мусор, который когда-то поленились вынести на улицу или просто закинули на чердак, чтобы не тратиться на его вывоз по всем правилам.
[indent] В очередной раз удушливо закашлявшись, Ундина вдруг поймала себя на мысли, что её всё-таки радует одно только то, что весь этот хлам остался на чердаке, а не отправился на дно морское, чтобы когда-нибудь стать добычей старины Чейза. Девушка почти тут же всё же сообразила, что это – не более, чем попытка усталого от монотонной работы мозга хоть как-то абстрагироваться от становившейся всё более невыносимой реальности, и она негромко рассмеялась сквозь кашель. Ворочать тяжести ей было не привыкать – в своих поездках на мотоцикле она не раз оказывалась в ситуациях, когда приходилось толкать тяжеленный круизёр до заправки, не рассчитав дальность пути и расход топлива, но на пустой дороге можно было насладиться хоть какими-то пейзажами и пусть и относительно, но всё-таки свежим воздухом. На чердаке же приходилось терпеть уже ненавистную пыль и едва выносимую болтовню истеричной девицы, которую она не рисковала попытаться заткнуть лишь потому, что это могло кончиться абсолютно всем, чем угодно. Оставалось только сосредотачиваться на работе, изо всех сил борясь с желанием покрепче огреть юную шотландку обухом топора по бестолковой голове.
[indent] Немка уже держалась из последних сил, чтобы не сорваться, когда вдруг подала голос старшая из её подруг по несчастью. Девушка отпустила подгнившую перину, рухнувшую на пол с грохотом полного окаменевшего цемента мешка, и потянулась за топором. Достать тот из-за затылка оказалось далеко не так просто, как это показывали в кино, в котором, впрочем, подобным образом герои и злодеи выхватывали, обычно, двуручные мечи, но рыжей всё же удалось совладать со своим оружием, не выронив его.
[indent]  – Посторонитесь! – хрипло пробормотала она и, прокашлявшись, добавила: – Время топора! – широко замахнувшись, девушка почти что прыгнула на уже ненавистный ей шкаф. Всю свою ярость на судьбу, на этот день, на запертую на одном чердаке с нею истеричку вложила она в свой удар. Громкий треск прокатился по пустому дому. Топор пробил фанерную стенку шкафа, словно клевец – щит. Не сумев удержаться на ногах, немка по инерции полетела вперёд и, больно ударившись коленями о край шкафа, со всего маху обрушилась на злополучную стенку, проваливаясь куда-то вперёд вместе с ней. Во все стороны брызнули щепки, послышался грохот выломанных рам, и, разгоняя полумрак, на чердак хлынул яркий свет. Шкаф и в самом деле стоял точно перед слуховым окном, которое и выломала не рассчитавшая силы удара девушка.

0

35

Пыль… Щепки… Бешенная немка… И подвывающая Санни как изюминка на торте… Рецепт невероятно «счастливого» дня – не иначе. Не помереть бы от такого счастья…
Впрочем бьющий по глазам дневной свет радовал так, что слов не было. Никаких. Цензурных так в особенности.
Возможно, эти звуки были слышны и раньше, просто не фиксировались сознанием, но теперь отчетливо было слышно, что внизу – катастрофа. Сигналы машин, крики людей, суета, паника, представители правопорядка с мегафонами, пытающиеся хоть как-то организовать паникующее население…
- Нас не услышат, - севшим и каким-то ненормально спокойным голосом проговорила МакМилан. – Нас попросту не услышат…
Подобные мысли посещали и Джоан. Чтобы их заметили, кто-то должен был хотя бы посмотреть наверх. Учитывая, что беспорядков хватало и внизу – ждать этого могло прийтись долго.
- Надо бы посмотреть, что сейчас под нами, - подала голос женщина. – Как минимум, есть ли люди.
Внезапно вновь обретшая энтузиазм Саннива рванула к проему, сноровисто протиснувшись мимо немки и едва не вылетев по инерции в то самое злосчастное окно. Пришлось ловить и придерживать.
- Внизу есть машина, - подрагивающим от волнения голосом начала Санни. – Чуть дальше люди…плачут…кажется…
- Далеко?
- На той стороне улицы.
Наличие людей не так далеко от места их заточения не то чтобы обнадеживало, но начинала прорисовываться идея.
- Надо собрать то, что гремело бы или громко ломалось при падении, - озвучила свои мысли Миллс. – Если начнут смотреть, откуда сыпется хлам, нас заметят. Впрочем… Мисс Макмилан, попробуйте покричать на пробу. Возможно, это и не понадобится.
Во всяком случае, в это хотелось верить. Поэтому женщина, отдавая первый ход громкоголосой девчонке, принялась присматривать в ближайших завалов что-нибудь достаточно громкое или хотя бы хрупкое. Подстраховаться было определенно не лишним…

+1

36

[indent] Осколки стекла больно впились в грудь и руки рыжей девушки. Ундина громко застонала и попыталась было подняться, но тут кто-то попытался протиснуться в разбитое окно мимо неё, а потом вдруг как-то странно дёрнулся назад, вминая её в разбитую оконную раму. Усилившаяся боль не дала немке ни насладиться, ни ужаснуться поистине апокалиптической картиной.
Земля вздыбилась, разорванная глубокими трещинами, из которых бил пар. Дома вокруг покосились, а то и обвалились. Откуда-то тянулся густой шлейф чёрного дыма. И во всём этом кошмаре сновали где-то внизу люди в синих и белых униформах. Кто-то из них хлопотал вокруг переломанных, окровавленных фигурок, совсем недавно бывших такими же людьми, а кто-то – кричал что-то в громкоговорители. Сверкали мигалки, ревели сирены.
[indent] Крёнен слабо вскрикнула, не то от боли, не то – от ужаса, но её тут же перебил уже до скрипа в зубах знакомый голос. Злосчастная девица МакМилан была пусть и ненамного, но полегче её самой, а потому немка всё же сумела собраться с силами и стоически вытерпеть попытки Саннивы высмотреть внизу хоть кого-нибудь, кто пришёл бы к ним на помощь, хотя сама прекрасно видела, что малочисленным городским специальным службам и без трёх женщин на чердаке дел невпроворот. Она уже хотела было поддержать идею доктора Миллс с выбрасыванием в окно всего подряд, но та вдруг решила всё-таки дать Санни шанс воспользоваться своим достойным самого Джельсомино голосом.
[indent]  – Эгегей! Эгегей! Ау! Ау! Помогите! Мы здесь! Мы здесь! Кто-нибудь! Ну, хоть кто-нибудь! На помощь! Мы здесь! Посмотрите наверх! Мы здесь! Здесь! Эгегей! – послушно завизжала, в который уже раз за этот день рискуя сорвать голос, неугомонная девица.
[indent] Ундина хотела было поддержать её попытку, но под весом Саннивы она не могла набрать в лёгкие воздуха, а потому из её груди вырвался лишь жалкий хрип. Одновременно немка попыталась заткнуть уши – от крика шотландки недолго было и оглохнуть. При этом она выпустила топор, и он с глухим стуком рухнул вниз. МакМилан откашлялась и заорала вновь, но то ли её крик заглушался шипением вырывавшегося из трещин в земле пара и рёвом сирен, то ли из-за и без того бесчисленных воплей, доносившихся, казалось, со всех сторон, никто не мог понять, что этот крик включился в общую какофонию только что.
[indent] Внезапно навалившаяся на Ундину тяжесть вдруг исчезла, втянутая обратно на чердак. Немка с трудом поднялась на ноги. Из её предплечий торчали осколки стекла. Её несколько застряло в лацканах уже безнадёжно изодранного пиджака. Блузка на груди окрасилась в красный цвет. Крёнен пошатнулась, но, стараясь не обращать внимания на боль, потянулась к недавно совершенно бесцеремонно опрокинутому ею ящику, из которого при падении на пол донёсся характерный звон потревоженной посуды.
[indent]  – Они не слышат нас! Не слышат! – хрипло ревела МакМилан. – Мы обречены! Обречены! Никто нас не услышит! Никто нас не найдёт!
[indent]  – Никто не поцелует и пива не нальёт! – дрожащим от напряжения голосом оборвала её Крёнен. – Ищи тарелки и их в кого-нибудь мечи! Тогда заметят нас! Должны заметить! – произнесла она в каком-то трансе и сорвала с ящика почти отлетевшую при ударе об пол крышку. Внутри и в самом деле оказался какой-то старый сервиз, за долгие годы лежания на чердаке покрывшийся таким слоем пыли, что разглядеть хоть какие-нибудь рисунки на нём было решительно невозможно. Ундина криво усмехнулась, вытянула здоровенную тарелку, по всей видимости призванную играть роль не то подноса, не то – бутербродницы, и, перехватив её за край, метнула в окно, словно диск.

0

37

И без того колотая посуда, чьи-то позабытые заначки с выдохшимся алкоголем… Что только не летело вниз, прежде чем паникующие люди заметили своих застрявших на верхотуре собратьев по несчастью. У Миллс даже кричать уже сил не было, когда кто-то кажется из полиции через рупор поинтересовался сколько их и есть ли раненные.
В этот момент переорать Санниву все одно никто не смог бы. Девица вывалила все, что лезло ей в голову. И что их трое, и что тут страшно, и что всюду грязь и кровища, но мертвые так не матерятся, так что у них точно все живы, но, наверное, надо в больницу, а то крови действительно как-то многовато, и спуститься вниз нельзя, потому что больше нет лестницы…
Весь этот поток сознания Джоан даже не слушала. Просто отошла в сторону и устало села на пыльный мешок с каким-то хламом. В конце концов, раз уж заметили – точно снимут. Рано или поздно. Главное самим не свалиться, пока подгонят пожарную машину или каким-то иным способом постараются до них добраться…
- И что там? – устало поинтересовалась женщина у слишком оживленной МакМилан.
- Постараются снять в течение часа, - в голосе девушки слышалась неподдельная радость. – Попросили далеко не уходить, чтоб не пришлось долго искать…
Миллс подавила в себе желание рассмеяться. Куда тут можно было уйти кроме как на тот свет она уже не представляла, поэтому намеревалась просто подождать. И не спать по возможности. Стресс пожрал все ресурсы и организм требовал восстановления, но спать в аварийном доме… Оставалось только заставлять себя болтать. Благо на треклятом чердаке она была не одна.
- Надо устроиться где-то поблизости, - нехотя поднимаясь с облюбованного мешка. – Если потребуется спускаться самим – понадобятся хоть какие-то силы…
- Да я хоть по канату, хоть сейчас… - начала было Санни, но быстро осеклась. – Ой, вы же уже сильно…взрослые, да?
Хорошо хоть не сказала «старые», хотя, видимо, это и подразумевала. Впрочем, бравировать она перестала и даже начала стаскивать в выглядящий относительно прочным угол все найденное тряпье.
- Есть повреждения, которые сильно беспокоят или все относительно терпимо? – фраза обращенная к немке вышла корявой, но упражняться в плетении словесных кружев было не время и не место. А вот уточнить состояние всех выживших все же стоило. С Саннивой все явно было лучше всех. Себе кроме растяжений, ссадин и, видимо, сотрясения Джоан ничего «поставить» не могла. Оставался только вопрос с немкой. Выглядела она и впрямь жутковато.

+1

38

[indent] Когда их, наконец, заметили, Ундина держалась на ногах из последних сил, а потому, хоть и хотела попытаться провести переговоры с теми, кому повезло хоть немного больше, нежели узницам старого чердака, самолично, но оказалась вынуждена уступить эту честь Санниве МакМилан, которая из всех трёх женщин оказалась на удивление стойкой – у неё всё ещё были силы не только стоять на ногах, но и вопить во всю свою достойную военачальников давно ушедших эпох глотку. Да и само известие о том, что их всё-таки заметили и теперь уже точно спасут, повлияло на них диаметрально противоположным образом. Если шотландке эта новость только придала сил, то немка, напротив, почувствовала, как на неё резко навалилась усталость. Бороться больше было незачем, и истерзанное тело требовало от неё просто лечь и отдохнуть.
[indent] Пошатываясь, Крёнен прошлась взад-вперёд перед окном, рассеянно глядя по сторонам. Она и сама не была до конца уверена, что искала – какую-нибудь старую раскладушку, мешок помягче или и вовсе просто хоть немного свободный от хлама участок пола. Однако стоило Санниве заикнуться о канате, и в потускневших глазах Ундины вспыхнул настораживавший всех, кто хоть немного знал эту девушку, блеск.
[indent]  – Спускаться без страховки после такой физической нагрузки небезопасно, но попытаться можно. Здесь не так уж и высоко, да и адреналиновые резервы надпочечников мы вряд ли полностью истощили, – задумчиво произнесла она. – Полагаю, на спуск отсюда их хватить может. Был бы здесь канат! Та верёвка, которую ты мне кидала, подойти может. Или можно всё здешнее тряпьё вместе связать попробовать. Все мы – девушки стройные, – немка закашлялась не то от смеха, не то – от пыли, и обернулась к старшей из шотландок. – Кажется, я кровью медленно истекаю, – с усталым спокойствием произнесла она. – Я изрезала себе все руки и, похоже, несколько осколков у меня в груди застряли. Боюсь их вытаскивать – вдруг они до каких-нибудь крупных сосудов добрались. Но, полагаю, ещё пару часов я протяну, – Крёнен развела руками и вдруг рухнула как подкошенная.

0

39

Джоан было уже откровенно все равно, что и кому орет Саннива. Лишь бы орала… Лишь бы не забыли… Остаться позабытыми в общей суматохе – участь незавидная. Впрочем, город был маленьким, все друг друга знали если и не в лицо, то понаслышке, поэтому был шанс, что слухи уже дошли до Бланш Миллс и та уж точно никому и ничего забыть не даст. Однако был у размера города и минус – людей и техники хоть и хватало в обычные дни, но Джо не бралась судить, достаточно ли ресурсов для подобного форс-мажора.
Обмороку немки женщина уже даже не удивилась. Устала удивляться. И злиться устала. Даже уставать устала, но с этим уже ничего нельзя было поделать. Оттащив с горем пополам мисс Кренен на более-менее чистый участок пола, Джо нащупала жилку на шее. Пульс частил, но с ритма не сбивался. Бледность кожных покровов и сниженное давление на чердаке определить было проблематично, но Миллс и так могла сказать, что они есть.
Обильно кровоточащих ран женщина при первичном осмотре не нашла, так что можно было понадеяться, что крупные сосуды повреждены не были, однако сам внешний вид немки наталкивал на мысль, что степень потери крови могла оказаться как легкой, так и средней. Для тяжелой та даже с поправкой на адреналин была слишком бодрой.
Потом потянулось время ожидания. Саннива истерила, орала, кого-то поторапливала. Ундина, как казалось Джо, в себя все же приходила, но делала вид, что обморок затянулся, чтобы не общаться с юной МакМилан. Джоан пыталась не заснуть. Мозг уже просто отказывался воспринимать ситуацию и активно пытался ее развидеть, загоняя тело в тяжелый мучительный сон. Кажется, женщина исщипала себе все руки, лишь бы хоть как-то поддерживать связь с ускользающей реальностью.
Наконец, поблизости стало шумно. В какой-то момент на чердаке прибавилось еще больше света. Видимо, злосчастное окно окончательно доломали, возможно, даже с куском стены. Потом стало людно. Женщина с горем пополам объяснила, что больше утомлена, чем ранена. Спуск на пожарном подъемнике воспринимался уже как дурное кино. Мыслей еще хватало на то, чтобы чертыхаться на треклятое состояние аффекта, но после и оно стало абсолютно безразлично. Путь до больницы Джоан уже не помнила.
- Посетителям сейчас нельзя, - ударил по вискам чей-то упрямый басок.
- И кто здесь посетитель? – второй голос принадлежал матери. Интонации были весьма раздраженными. Видимо, диалог шел уже не по первому кругу.
- Вы, - упрямо пробасил первый голос.
- Я – доктор, - медленно и доходчиво, как ребенку, повторила Бланш Миллс.
- Я вас тут раньше не видел, - продолжил упрямиться некто несговорчивый.
- Калеб, доктор Миллс пришла тебя сменить, - послышался женский голос с начальственными нотками.
Послушалось недовольное пыхтение, возня и тяжелые удаляющиеся шаги. Видимо, для временного расширения штата в больницу вызвали всех, кто мог помочь с потоком пациентов. Впрочем, мать могла вызваться и сама.
- Не моргай мне тут, - Бланш придвинула стул ближе к кровати дочери, видимо, предыдущая «сиделка» предпочитала сидеть так, чтобы видеть всех пациентов нетипично многолюдной палаты. – Спи. Потом поговорим.
Женщина сочла за благо не спорить. Слабость действительно была дикая, так что Джоан благополучно провалилась в царство Морфея.

+1

40

[indent] Оказавшиеся в ловушке на верхнем этаже пострадавшего от проседания грунта дома три женщины едва не оказались друг для друга и даже для самих себя опаснее, нежели безжалостная стихия, но всё же им удалось, пусть и не слишком надолго, стать командой и даже пусть и не отделаться всего лишь лёгким испугом, но обойтись без серьёзных травм. Утро следующего дня узницы поднебесья встретили в травматологии.
[indent] Они оказались не единственными, но определённо самыми везучими жертвами старого дома – семейную пару, которая проживала в квартире на первом этаже и на свою беду оказалась в своей столовой, когда случилась катастрофа, раздавило обрушившимся потолком.
[indent] Спасатели осматривали обречённый дом несколько часов, но более никого под завалами и в заблокированных обвалившимися стенами и потолками квартирах не обнаружили.

0


Вы здесь » North Solway » Летопись » Между небом и землёй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC