В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Criminal minds


Criminal minds

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sf.uploads.ru/1SkJa.jpg
Тьма исправляет то, что не исправил свет.

США,Новый Орлеан, октябрь 2014 года

Harriet Brody[icon]http://savepic.net/9608314.jpg[/icon][nick]Harriet Brody[/nick][sign]— Это вам и нравится в вашей работе, возможность взглянуть злу в глаза?
— Нет, мне нравится сажать убийц за решётку.[/sign][status]Хэтти[/status][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info], Ronald Williams

Отредактировано Joanna McAlister (2017-08-08 21:23:24)

+1

2

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Хэрриет тридцать два, и последние три года из прожитых на земле она занималась тем, что ловила зверей в человечьем обличье. Они редко приезжали на места преступлений, если там не было трех-четырех изувеченных трупов и оказавшейся бессильной местной полиции. Те, на кого охотились агенты ФБР, были хитры, жестоки и расчетливы в своей жажде крови и боли. Они не совершали глупых ошибок и не обещали легко сдаться. Но трудности Броуди никогда не страшили. Ей всегда казалось, что засыпать, зная, что сегодня в Америке стало хоть немного безопаснее, как-то приятнее.
   - Привет! – женщина отсалютовала напарнику стаканчиком с кофе. Ради какого-то запутанного дела их выдернули из постелей посреди ночи, заставив в спешном порядке собираться и выдвигаться в направлении аэропорта. – Ну и куда нас забрасывают на этот раз? – второй стаканчик с кофе Хэрриет вместе с картонным подносом, на котором его несла, отдала Рональду. С темного неба накрапывал мелкий моросящий дождь, больше похожий на повисшую в воздухе водяную пыль, от которой не знаешь, то ли спрятаться под зонт, то ли и так перебежать можно. Броуди поежилась и ускорила шаг, стремясь скорее подняться по трапу и оказаться в тепле самолета.
   - Подробности уже знаешь или как всегда – кусочки в полете и основное на месте? – поинтересовалась женщина, стараясь подстроиться под широкий шаг напарника и умудриться на бегу отхлебнуть кофе из стаканчика, на расплескав его на блузку и пиджак. Высокий и мощно сложенный темнокожий Рональд при первой встрече произвел на Хэрриет просто неизгладимое впечатление. Она сама с детства была в числе самых высоких девчонок в классе и назвать её хрупенькой мало у кого повернулся бы язык. Но рядом с этим человеком-горой Броуди сама себе казалась мелочью.
   В салоне Хэтти первым делом сбросила ботинки и с ногами устроилась в кресле. Рональд с ноутбуком на коленях сел рядом, заполнив собой большую часть свободного пространства. Его всегда было много.
   - Итак, значит, Новый Орлеан? – задумчиво протянула женщина, разглядывая информацию по делу, высветившуюся на экране. По долгу службы она уже давно отучилась от брезгливости и впечатлительности, но фотографии с мест преступлений всё равно заставили её порадоваться, что в желудке плескался только кофе. Это было ужасно. – Немного тут наскреблось у местных. Что думаешь, Рон?

***
   В промежутке между разбором деталей будущего дела и посадкой в Орлеане удалось урвать час с небольшим сна. Хэрриет разбудил до отвратительного бодрый Рональд, явно еще живший по принципу «Самый легкий день был вчера». Женщина выглянула в иллюминатор, потом потянулась, разминая затекшие от сна в неудобном положении мышцы и принялась собираться на выход.
   У трапа агентов встречал местный детектив, которому выпала честь вести это дело. Как подозревала Броуди с учетом того, как находили тела, здесь окажется много привлеченных к расследованию местных полицейских. И куча внимания от СМИ.
   - Доброе утро, добро пожаловать в Новый Орлеан! – темнокожий мужчина, представившийся детективом Райаном Хокком, протянул руку сначала Рону, потом Хэрриет, крепко пожав их ладони. – Плохо, что вы приезжаете в наш город при таких обстоятельствах. Надеюсь, потом вернетесь еще сюда на отпуск, - детектив белозубо улыбнулся, но тут же снова стал серьезным. Обмен любезностями – это, конечно, прекрасно, но дело не терпело отлагательств. Слишком уж серьезно всё складывалось.
   - Всегда мечтала вернуться на родину джаза, но да, при других обстоятельствах, - улыбнулась Броуди. В Орлеане, в отличие от Вашингтона, погода была просто прекрасной. Тепло и солнечно, несмотря на раннее утро. Хэрриет с удовольствием подставила лицо солнцу. – Рассказывайте, что тут у вас?
   От щедрот местного полицейского управления им выделили в пользование одну из конспиративных квартир в районе Французского квартала. Но ни Броуди, ни ее напарник не изъявили желания туда заглянуть, предпочтя сразу отправиться на место последнего преступления.
   Полицейская машина петляла по улицам района, еще отстраивавшегося после «Катрины». Странно было видеть, что Новый Орлеан даже спустя девять лет после урагана еще не оправился до конца, что остались еще кварталы и улицы, где до сих пор велось восстановительное строительство. Но совершенно особенный колорит беззаботного города ощущался даже здесь, даже несмотря на немаленькую скорость, с которой автомобиль катил к месту преступления.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Хэтти[/status][icon]http://savepic.net/9608314.jpg[/icon][sign]— Это вам и нравится в вашей работе, возможность взглянуть злу в глаза?
— Нет, мне нравится сажать убийц за решётку.[/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+3

3

Иногда Рональду казалось, что он не уходил в отставку. Что он по прежнему служит во флоте и вся его жизнь, это череда заданий, приказов, командировок, разделенных крохами сна, которые перепадали время от времени, как блаженная передышка. Работа, дом, дом, работа... Семья и другая семья, та которая прикрывает тебе спину, когда ты на очередном задании рискуешь собственной шкурой ради спокойствия граждан этой чертовой страны. Да, Рон никогда не был патриотом, хоть и пошел в морские котики когда-то. Это все из-за отца. Из-за того, что Рональд просто не мог его разочаровать. Не мог заставить себя его разочаровать. Это была единственная его слабость.
- Новый Орлеан, милая, - привычным тоном доброго папаши отозвался Рон, когда Хэтти поравнялась с ним отдала ему его кофе, и, не сбавляя шага, направился к трапу самолета. - Родина джаза и Луи Армстронга. Только на днях поминал, что сто лет там не был, и вот, нате распишитесь... Не знаю, что там за маньяк у них завелся, но он явно меня подслушал, - закашлявшись от попавшего не в то горло кофе, Уильямс покачал головой. - Нет, все на месте. Нам прислали только кое-какие фотографии. Босс решил, что мы должны взглянуть на это дело свежим взглядом. Оказывается, они там уже давно все это мусолят, просто стеснялись нас вызвать. Если бы не последняя жертва... Я пошерстил в инете и кое-что раздобыл, но это лишь то, что тамошная полиция пустила в прессу. Похоже, нам еще предстоит повоевать со СМИ. Ненавижу их.
Последнее Рон говорил уже в теплом салоне самолета, стряхивая с плеч слегка вымокший под мелким моросящим дождем пиджак. Оставалось только надеяться, что в отличие от Вашингтона, в Новом Орлеане, погода будет получше. Пробег по статьям местных газет и изучение фотографий с мест обнаружения тел ничего не дал. Рональд даже мысленно не стал утруждаться и делать наброски профиля убийцы. Сначала нужно увидеть все своими глазами, прощупать и прочувствовать, а уж потом делать выводы. Этими соображениями он и поделился с напарницей, после чего они вместе решили пока не забивать голову, а как следует передохнуть. Как только они приземлятся в Луизиане, им будет не до этого.

Как всегда Рональду хватило и часа, чтобы восполнить недостаток сна, а недопитый кофе, который они подогрели в микроволновке еще в самолете, довершил дело и по прилету, с трапа спускались довольно бодрые для столь ранней побудки агенты ФБР. Рональд даже улыбался. Погода в Новом Орлеане оказалась даже лучше, чем он надеялся. Знакомство с детективом Хокком и краткий экскурс в детали обнаружения тела последней жертвы с приправой из последних выпусков новостей, заняло не так много времени, что было им даже на руку. Все эти расшаркивания полиции перед федералами... агент Уильямс очень хорошо знал, как они на самом деле относятся к ним. Никто не любит федералов. Сам Рон никогда не любил федералов и только работа в отделе поведенческого анализа избавила его от этой неприязни. Ну, почти избавила. Он по прежнему считал, что ФБР сборище бюрократов, потому что теперь увидел это изнутри, но теперь по крайней мере знал, что даже в этом клубке змей, подсиживающих друг друга ради карьеры, есть неплохие люди. Такие, например, как его коллеги профайлеры и Хэтти в частности. Опекать молоденькую сотрудницу было для него чем-то вроде побочного задания, которое ему доверили, когда перевели неоперившуюся еще толком девчонку к ним в отдел, но за три года, что они проработали вместе, это вошло в привычку, как если бы она была его младшей сестрой или даже дочерью. Последнее более вероятно, учитывая, что сестер у Рона никогда не было, а вот дочка была.
- Напомни мне купить тебе разноцветный леденец, - обратился он к напарнице, когда они проезжали мимо скопления уличных торговцев, готовых предложить туристам все, что им только заблагорассудится, от поделок местных мастеров, потомков креолов и каджунов, до разного рода сладостей и местной выпивки, которая как водится была вне закона, но продавалась на ура.
До места обнаружения последнего трупа они добрались довольно быстро. Почти центр города, оживленные улицы и аллеи, где даже по ночам было людно. Странно, что Хокк не упомянул о возможных свидетелях. Их просто не могло не быть.
- Значит, ее нашли на скамье прямо посреди аллеи? - уточнил Рон, выходя из машины и на ходу, надевая латексные перчатки остро пахнущие тальком. Детектив, выбравшийся следом, кивнул и, немного растерянно посмотрев на показавшуюся следом за напарником Хэтти, кивнул в сторону оцепленного желтой лентой участка, где все еще работали криминалисты.
- Тело обнаружили несколько часов назад, среди ночи и сразу же позвонили вам, чтобы у вас была возможность увидеть всю картину целиком хотя бы с этой жертвой, - Хокк поджал губы, явно ощущая себя виноватым в том, что полиция так затянула с этим звонком. - Это пятая по счету. Меган Уолш. Не местная, в отличие от остальных. Туристка из Массачусетса. Студентка бостонского университета.
- Документы нашли или по отпечаткам пробили?
- Документы. Ее сумочка была при ней.
Детектив Хокк придержал ленту, чтобы агенты могли под ней пройти, а сам задержался у оцепления. У него уже был опыт работы с федеральными агентами, так что он решил им не мешать.
- Хороший мальчик, - негромко, чтобы услышала только Хэтти, похвалил его Рон и неспешным шагом направился к скамейке, на которой подобно сломанной кукле лежала последняя жертва убийцы. В прессе его называли по-разному. Мясник, Хирург, Старина Джек... Последнее в честь все того же Потрошителя. Но судя по тому, что видели агенты, это был совершенно новый зверь. Изощренный и жестокий.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-09-24 15:46:10)

+3

4

[indent] В самолете Хэрриет не удалось даже немного посерфить по интернету и выцепить оттуда крохи информации, которые просочились в прессу от полиции. Наверняка там, конечно, ничего толкового, слухи, перемежающиеся с догадками и искаженными фактами, но все же лучше, чем ничего. Подогретый в микроволновке кофе плескался в желудке, напоминая о том, что иногда было бы совсем неплохо кушать не на бегу, а нормально завтракать.
[indent] - Самый большой, пап, я запомнила, - усмехнулась Броуди, рассматривая бойкий и яркий мини-рынок из нескольких пестрых лотков с такими же колоритными, как и их товар, продавцами. Она буквально пожирала его глазами, не сдержав вздоха сожаления, когда автомобиль проехал мимо. Всевозможные поделки-самоделки занимали в списке того, на что уходили деньги Хэтти, совершенно особенное место. Подобными милыми безделушками были заставлены большинство полок и прочих горизонтальных поверхностей в ее квартире. С сувениров мысли перескочили на сидящего рядом Рона. Здоровый чернокожий парень за прошедшие три года стал Броуди другом, товарищем и почти старшим братом, хотя она в шутку называла его папочкой, когда напарник забывался и начинал относиться к Хэрриет, как к любимой дочке. Представить эту работу без него было уже невозможно. Мало кому Хэтти могла доверить прикрывать свою спину и быть настолько спокойной за тылы.
[indent] Несмотря на начало рабочего дня, мимо места преступления сновали прохожие. Значит, почти всегда здесь были люди. Броуди покосилась на детектива Хокка, припоминая, говорил ли он что-нибудь о свидетелях. Должен же быть в парке хотя бы чертов собачник, выгуливавший псину в темное время суток после поздней смены или сторож!
[indent] - По традиции никто ничего не видел? Пытались искать через СМИ? – на всякий случай уточнила Хэрриет, выбирая из машины и следуя за напарником и детективом. В ответ она услышала ровно то, чего и ожидала – поквартирный обход ближайших домов и прочие мероприятия по поиску очевидцев никакого результата не дали. Значит, либо убийца был невероятно везуч, либо он знал это место и умел оставаться незамеченным. Броуди, на ходу одевая латексные перчатки, еще раз обвела глазами местность, пытаясь понять, почему именно эту аллею субъект выделил среди остальных.
[indent] - Вы все правильно сделали, - немного подбодрила Хэтти приунывшего детектива. Он явно не был рад агентам, для многих его коллег ФБР было занозой в заднице и подписью в признании собственного бессилия. Райан хотя бы не излучал в окружающее пространство агрессии, что уже заслуживало некоторого поощрения. – Есть фото других мест преступления? – получив утвердительный кивок от Хокка, Броуди удовлетворенно хмыкнула, о чем-то подумала и добавила. – И фото толпы. Кто-нибудь фотографировал тех, кто вился возле места преступления? Как по вашему, почему именно эти женщины?
[indent] Ей почему-то казалось, что этот тип тщеславен и самоуверен. Настолько, чтобы решиться прийти поглазеть на дело своих рук и поднятый телом переполох. Зачем-то же тела оставлялись на всеобщем обозрении. Будь это неважно – и субъекту не стало бы нужды заморачиваться и рисковать быть пойманным на месте, где он оставлял очередную жертву.
[indent] Хэрриет поднырнула под любезно приподнятую желтую ленту и в пару шагов нагнала напарника. Рон всегда шагал широко, ей частенько приходилось успевать за ним, ощущая себя малышкой, семенящей за старшим братом. Женщина осторожно покосилась через плечо на оставшегося позади детектива и усмехнулась.
[indent] - Действительно.
[indent] Возле места преступления ещё суетились криминалисты, но в непосредственной близости от тела улики уже собрали. Хэрриет обошла тело по кругу, рассматривая некогда красивую и полную жизни девушку, сейчас марионеткой с обрезанными ниточками лежавшую на скамейке.
[indent] - Он долго с ней возился, - заметила Броуди, наклоняясь, чтобы поближе рассмотреть лицо жертвы. Кто-то закрыл ей глаза, тени, густо покрывавшие веки, немного смазались от чужого прикосновения. Чисто по-женски, даже не с точки зрения психолога и агента ФБР кое-что отпечатывалось в мыслях сразу. – Не знаю, что там внизу, под одеждой, - Хэрриет кивнула на не по погоде тонкое платье, плотно прилипшее к мертвому телу и обильно пропитавшееся кровью в районе живота. – Но губы она почти гарантированно накрасила не сама, - женщина присела на корточки возле жертвы и осторожно взяла свесившуюся со скамейки руку, рассматривая пальцы. – И лак тоже нанесен так… Мне младшая сестра подруги так ногти красила. Криво, заезжая по сторонам. Женщина бы подтерла лишнее, не стала бы так ходить. И посмотри еще сюда, - только сейчас Хэтти заметила на запястьях несчастной кое-что странное. Следов от чего-то, что помогало удерживать жертву от сопротивления, она ожидала, но эти… Броуди нахмурилась и немного сдвинула тонкий рукав, отороченный по краю кружевом. – Видишь, какие необычные следы? Как будто то, что вдавливалось в ее кожу, было объемным, вроде плетеного изделия, - женщина отпустила руку жертвы и выпрямилась, переводя взгляд на Рона. – Кажется, это небольшое представление. И оно тоже имеет какой-то смысл, раз уж он рискнул тащить тело на аллею, где была велика вероятность быть замеченным каким-нибудь собачником.
[indent] Еще немного покрутившись возле места преступления, агенты выдвинулись обратно к машине. Детектив Хокк ждал их у желтой ленты и заметно нервничал. Хэрриет его понимала: начальство определенно должно было давить на него, ожидая результатов по наделавшему шумихи делу.
[indent] - Ну? Что скажете? – поинтересовался мужичина, когда они шли к его машине. Теперь можно было ехать в управление и посмотреть на дела и снимки других жертв. Нужно было понять, как он их выбрал.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге.[/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+3

5

Ассоциация со сломанной куклой упорно не отпускала, пока они осматривали тело. Рон не мог отделаться от ощущения, что это какой-то очень жестокий ребенок бросил свою игрушку на скамейке. Отыгравшая, наскучившая, неинтересная больше. Потому что мертвая? Или потому что ему не понравилось с ней играть? Один из криминалистов подал сумочку девушки. Все как будто бы было на месте — кошелек с наличкой и кредитками, мобильник, документы, небольшая косметичка... Перебрав ее содержимое, Рон не нашел ни темных теней, ни яркой помады, ни лака, на который обратила внимание Хэтти. В ней вообще не было ничего из того, чем могла пользоваться эта девушка. Меган. Почему-то когда узнаешь имя жертвы становится сложнее абстрагироваться эмоционально. Невольно начинаешь думать о том, какой она была, чем жила, о чем мечтала. В телефоне нашлось множество фотографий. В основном селфи на фоне разных достопримечательностей Нового Орлеана, но были и обычные фотографии зданий, людей и просто живописных видов. Новый Орлеан всегда был красивым городом. Наверное, поэтому она и приехала сюда. Пролистав несколько селфи на бликующем экране смартфона, Рональд снова посмотрел на девушку.
- Одежда не по размеру, - заметил он и, опустив взгляд на ноги жертвы, нахмурился. - И обувь явно с чужой ноги. Он ее не только накрасил по своему, но и переодел так, как ему было нужно.
Возможно, девушка была суррогатом, заменой кому-то конкретному, до кого убийца или не мог по какой-то причине добраться, или пока просто не решался. Правда, едва ли у него были проблемы с нерешительностью. Может, он просто в поиске. Вернув сумочку криминалистам, чтобы те расфасовали все ее содержимое по пакетикам и осмотрели на предмет отпечатков, Рон встал за спинкой скамьи и огляделся. Место, прямо скажем, открытое. Дорожка здесь, еще одна за живой изгородью вдоль аллеи в нескольких шагах, небольшая площадка с такими же скамейками вокруг фонтана ниже по небольшому склону ландшафта. И фонари, много фонарей. Так почему же никто ничего не заметил? Почему нет ни одного свидетеля, кроме того, кто обнаружил тело? Кто-то просто должен был хоть что-то увидеть.
- Что? - отвлекшийся на осмотр округи, Рон не сразу сообразил, о чем говорит его напарница, но посмотрев на запястья жертвы, на которых она нашла необычные следы, неопределенно пожал плечами. - Может какой-нибудь плетеный шнурок или пояс? Тут продают такие чуть ли не на каждом шагу. Натуральная кожа, ручная работа и все такое. Симпатичные вещицы, кстати.
Хэтти была права в том, что это было представление. Убийца жаждал зрителей и оваций, как любой тщеславный творец. Чтож, СМИ ему их обеспечили с лихвой. Судя по всему, в городе только ленивый не говорил о серийном убийце. Теперь, когда к расследованию подключилось ФБР, его эго будет расти как на дрожжах. Их с Хэтти появление могло спровоцировать его ускорить свой темп. Какой там разброс по времени? Две или три недели между первыми двумя убийствами и по неделе между остальными? Рональд не помнил точно, но он это еще уточнит. Пора было ехать в управление и начинать уже собирать этот чертов пазл. Но сначала следовало допросить того, кто обнаружил тело. Об этом Рон заговорил в первую очередь, когда они вышли из-за оцепления и поравнялись с детективом Хокком.
- Где человек, который обнаружил тело?
- Его отвезли в участок, - едва поспевая за его размашистым шагом, пропыхтел детектив. - Он слегка не в себе, но говорить вполне может. Правда, ничего нового он вам не скажет, как мне кажется. Бежал мимо, увидел девушку, подумал, что пьяная, и почти пробежал мимо, но потом заметил кровь у нее на одежде.
Ничего необычного как будто. Рон и сам частенько бегал поздно вечером, а то и ночью. С их рабочим графиком и не так будешь изощряться, чтобы поддерживать себя в форме. И пьяные студенты на лавках тоже не новость. Но что-то все равно было не так.
- Где работать будем, в участке или в квартире? - поинтересовался он у напарницы уже в машине. Ответить Хэтти не успела, детектив, сидящий рядом с водителем впереди, вдруг развернулся к ним чуть ли не всем телом и удивленно на них воззрился.
- Я думал, вы хотите поговорить с тем парнем.
- Так и есть, - Рон кивнул, подтверждая. - Но это не значит, что мы будем торчать в участке все расследование. Вам же самим будет спокойнее, если мы будем работать на той квартире, что вы нам выделили. Да и пресса будет меньше доставать. Вы же не скажете им, где нас поселили?
- Нет, конечно! - детектив почти возмутился, на что Рон улыбнулся, смягчая своей добродушной улыбкой возможное непонимание со стороны полицейского.
- Будет неплохо, если вы перевезете все материалы по делу в квартиру, пока мы общаемся с нашим... свидетелем, - Уильямс поморщился. Называть свидетелем того, кто просто нашел труп было не совсем правильно, но другого термина пока не придумали. - И позвоните в морг. Пусть поторопятся с осмотром тела.
- Это приоритетное дело, - вздохнул детектив, вновь усаживаясь на своем месте как положено. - И они это знают.
Когда они уже подъезжали к участку, буквально продираясь через толпу репортеров, Рон чуть склонился в сторону Хэтти, чтобы никто кроме нее его не услышал.
- Допрашивать будешь ты, я просто поприсутствую. Посмотрю, подавлю на него. Как тогда в Колорадо Спрингс, помнишь? Почаще на меня оглядывайся, словно боишься, что к допросу приступлю я. И больше сочувствия. Ну, как ты умеешь.
Старая как мир схема «хороший и плохой полицейский» в исполнении профайлеров из бюро всегда выглядела иначе. Порой человек даже не понимал, что именно происходит, и нередко оставался в неведении до самого конца. Со свидетелями, которые из-за шока или по каким-то еще причинам не могли вспомнить все в деталях, это частенько срабатывало. С подозреваемыми уже реже.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-02 10:34:32)

+3

6

[indent] – Поигрался он основательно, у него определенно было время и место. Это не ножом пырнуть в подворотне. Скорее всего, у субъекта, - женщина едва заметно поморщилась, называя убийцу нейтральным словом вместо всех тех ругательных, что вертелись на языке, но быстро взяла себя в руки и продолжила. – Есть своё логово – тихое место где-нибудь на отшибе без соседей. И наверняка должна быть габаритная машина вроде внедорожника или даже фургона, на которой он перевозит тела.
Шнурок, пояс – просто любопытная деталь, ещё один мелкий штрих, свидетельствующий о том, о чем и без того было уже известно – субъект аккуратен и предусмотрителен, он не из тех, кто схватит первую попавшуюся девчонку или забудет взять с собой веревку или скотч. И склонен превращать убийство в театральное действо.
[indent] - Кстати надо будет посмотреть, - задумчиво сказала Хэрриет тоже обходя скамейку и становясь позади неё рядом с напарником. Место даже более, чем открытое. Хороший обзор с дорожки, возле которой стояла лавочка, на которой оставили жертву, с соседней аллеи и от фонтана, расположенного ниже по склону. – Знаешь, очень странно, что никто и ничего не заметил, - Броуди повернулась и посмотрела себе за спину. Чуть выше по склону стояла беседка, увитая каким-то ползучим растением. Насколько она помнила себя в возрасте пятнадцати-двадцати лет, то подобное место должно было привлекать молодежь как площадка для свиданий и посиделок. Красиво, доступно, но в то же время достаточно скрыто от лишних глаз. Судя по фонарям, проблем с освещением тут не наблюдалось. Может, могло не оказаться свидетеля достаточно близко, чтобы рассмотреть лицо субъекта, но хотя бы движение и возню должен был кто-то заметить.
[indent] - Как думаешь, не стоит ли попытаться поумерить пыл СМИ относительно них? – поинтересовалась Хэрриет, когда они шли к огораживающей место преступления желтой ленте. – Или хотя бы не сильно освещать наше появление? Он наращивает обороты и без дополнительного топлива в форме нового внимания к нему.
[indent] Броуди опасалась, что привлечение федеральных агентов может подстегнуть субъекта к ускорению темпа. Возможно, это сделало бы его более небрежным и дало им лишние зацепки, но пока она не готова была так рискнуть. Он и без того всё сокращал промежутки. Пролистанное в пути дело давало статистику: две с половиной недели между первым и вторым убийством, затем третье через полторы недели и несколько тел, найденных с разницей в неделю. Меган обнаружили спустя шесть суток. Хэрриет машинально поднырнула под приподнятую для нее одним из офицеров ленту и направилась к детективу Хокку. В голове назойливо крутилась идея сравнить промежутку между смертью очередной жертвы и временем её похищения. Броуди всегда любила цифры и статистику.
[indent] Встрепенувшись и вынырнув из омута чисел и временных промежутков, женщина обнаружила, что здорово отстает не только от Рона, но и даже от едва поспевавшего за ним детектива Хокка. Пришлось ускориться и с шага перейти на легкий бег. Когда Хэтти догнала мужчин, Райан рассказывал её напарнику о свидетеле. Точнее, о бедолаге, нашедшем тело.
[indent] - А во сколько он её примерно нашел? – на ходу спросила Броуди. Она сама привыкла бегать утром, вечером и даже ночью – тогда, когда в их бешеном графике выдастся свободное время на небольшую тренировку. Выбирать и капризничать не приходилось.
[indent] - Часа в четыре утра в девять-один-один поступил вызов, - ответил детектив Хокк, покосившись на пристроившуюся рядом с ним женщину. Хэрриет с трудом подавила улыбку, чувствуя, что с ней он чувствует себя спокойнее, чем с Рональдом. И тут же нахмурилась. Опыт пробежек в темное время суток и пробежек вообще подсказывал, что по сторонам на бегу вообще-то не очень смотришь. Особенно, если уже отмахал порядочно и теперь сосредоточен на так и норовящем сбиться дыхании. А здесь ещё и темнота. – А он точно заметил кровь случайно, а не тогда, когда пытался обшарить её карманы? – хмыкнула Броуди, уже садясь в машину. Обшмонать пьяную девицу – милое же дело. Жертва не сопротивляется, потом ничего не вспомнит да и вообще… Судя по тому, как детектив смутился - его такие мысли тоже посетили.
[indent] - Я тоже думаю, что в квартире будет удобнее, - заметила Хэрриет, откидываясь на спинку сиденья и глядя в окно, пока Рон объяснялся с коллегой детектива Хокка, кажется, решившим, что федералы решили слинять от расследования. – Мы там расположимся так, как нам удобно, не будем ни вам мешать, ни лишнее внимание привлекать. Если что – приедем, да и так много будем в участке торчать, не волнуйтесь, - в свою очередь успокоила детектива женщина. Её слова явно эмоционального парня несколько смутили, так что он выдержал под взглядом Броуди еще пару минут и отвернулся от агентов.
[indent] Оставшаяся дорога прошла в обсуждении мелких деталей дела и наблюдений. Второй коп, детектив Коннолли, пообещал найти у журналистов и коллег снимки толпы, которые хотела посмотреть Хэрриет. В общем, мелочи и формальности, которые пришлось резко отодвинуть в сторону ещё на довольно дальних подступах к участку. Журналисты кружили вокруг обители местных правоохранителей, как голодная стая стервятников. Хокку пришлось нажать на гудок, чтобы пара особо рьяных репортеров убралась из-под колес.
[indent] - Это ты умеешь, - едва заметно качнула головой Хэрриет и улыбнулась краешками губ. – Заметано.
Старая как мир схема «добрый и злой полицейский» расширяла горизонты, но принцип оставался тем же. Один встает на сторону допрашиваемого, второй жмет и на него, и якобы на коллегу.
[indent] - Имеем аншлаг и ажиотаж, - себе под нос хмыкнула женщина, выбираясь из машины и сразу же прячась от вспышек камер и микрофонов, которыми журналисты так и норовили ткнуть в лицо. За сопровождающих её мужчин. Детектив Хокк отважно прикрыл её собой, его коллеге и Рону пришлось прокладывать дорогу.
[indent] - Я думала, они нас на сувениры расхватают, - тихонько сказала Броуди, когда они с напарником уже оказались внутри участка и шли по коридору в направлении допросной, где расположили свидетеля. Здесь оказалось намного тише, нежели снаружи, но все вокруг всё равно гудели, как растревоженный пчелиный улей, и сновали мимо с энтузиазмом муравьев.
[indent] - Сюда, - махнул рукой в сторону одной из трех появившихся из-за поворота одинаково безликих дверей. Он явно хотел войти в допросную вместе с федералами, но Хэрриет его опередила.
[indent] - Дальше мы сами, - женщина улыбнулась, пытаясь смягчить фактическое выдворение детектива с его же вотчины. Толкнув дверь допросной, она первой вошла в комнату. – Здравствуйте, мистер Беннет, - с порога поприветствовала она сидящего за казенным столом средних лет мужчину в мятом спортивном костюме и с начавшей редеть темной шевелюрой. При виде неё он встрепенулся и даже оживился, очевидно, успев истомиться в ожидании. – Меня зовут Хэрриет Броуди, я федеральный агент. С вашего позволения я хотела бы задать вам несколько вопросов, - женщина старалась держаться максимально открыто, дружелюбно и мягко. Но её прервала открывшаяся дверь. На вошедшего в допросную Рональда Хэтти взглянула как-то затравленно, то ли смутившись его появления, то ли почувствовав себя неловко в его присутствии. – Итак, Вы не могли вы еще раз подробно рассказать мне, как нашли тело?
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

7

Стоило им выбраться из машины, как на них буквально набросились. Вопросы сыпались со всех сторон, вспышки камер слепили, а продраться через толпу, которая скопилась у полицейского участка, оказалось так же сложно, как пробраться через густые заросли в диких джунглях. Подобно величественному ледоколу Рональд плыл через это скопление людей, а за ним, едва успевая попадать в его кильватерный след, шли Хэтти с детективом Хокком, который взял на себя заботу о его напарнице, прикрывая ее от особо настойчивых репортеров. Второй детектив что-то разъяснял одному из охраняющих вход коллег, пока они проходили мимо, наконец-то вынырнув из толпы.
- Похоже, пресс-конференцию все равно придется давать, - невесело проворчал Рон, когда они вошли в управление, оставив журналистов снаружи. Внутри было поспокойнее, но не на намного. Конечно, рабочий день был в самом разгаре, однако Рон подозревал, что обычно здесь бывало куда спокойнее, чем сейчас. Он уже наблюдал подобное оживление и не раз. Когда в городе появляется серийный убийца, это почти как электрошок для всех, кто отвечает за благополучие граждан. И неосознанное ожидание очередного тела как еще один не очень приятный бонус в довесок к той панике, которую исправно подкармливали средства массовой информации. Может, кинуть им обманку, чтобы поумерили свой пыл? Следуя за детективом Хокком и Хэтти, Рон прикидывал, насколько это будет оправдано. Дело было не только в том, что ажиотаж вокруг этого дела был только на руку убийце. Он тщеславен, это они с Хэтти уже выяснили. Дело было в том, что все это столпотворение могло подстегнуть его, заставить ускориться, что само по себе вело к росту количества жертв, чего они просто не могли допустить. Он уже ускорился, это было заметно по тому, насколько короткими стали временные промежутки между нахождением тел. Однако, Рон не был уверен в том, что снижение интереса к этому делу так же не спровоцирует убийцу. Шансы были пятьдесят на пятьдесят. И тем не менее без всех этих журналистов работать они с Хэтти смогут куда продуктивнее.
- Вы можете наблюдать, - добавил Рональд, когда Хэтти остановила детектива Хокка буквально пороге комнаты для допросов и вошла внутрь. - Но я бы на вашем месте узнал о свидетеле все, что только возможно. Почему он бегал в столь поздний час. Часто ли так делает. Убедитесь, что он действительно всего лишь свидетель, хорошо?
- Говорите уж прямо, - детектив раздраженно повел плечами. - Вы просто хотите от меня избавиться.
- Как я уже сказал, вы можете наблюдать, - Рон пожал плечами, давая понять, что ему все равно, будет детектив в теме или нет, но когда тот потянулся к ручке двери, явно намереваясь войти внутрь комнаты для допросов, остановил его. - Вы можете наблюдать, но только через стекло.
- К черту...
Полицейский вскинул обе руки вверх, мол, сдаюсь, делайте, что хотите, и, смерив Рона неприязненным взглядом, скрылся в соседнем кабинете. От комнаты для допросов его отделяло толстое зеркало, прозрачное с одной стороны. В этом не было особой нужды, поскольку любые беседы внутри этого помещения записывались на камеру, но так уж сложилось исторически, что подавляющее большинство полицейских участков были оснащены такими вот старомодными мелочами. Когда Рональд вошел, Хэтти уже вовсю общалась со свидетелем. Обычный мужик в спортивном костюме. Доктор, юрист или еще какой-нибудь офисный работяга. Он смотрел на Хэтти во все глаза, готовый выложить ей все, только бы его уже отпустили домой. Однако, для того, чтобы вспомнить и рассказать действительно все, что успел зафиксировать его мозг, одного только желания было явно недостаточно. Стрессовое состояние, в котором он пребывал несколько часов назад, когда обнаружил тело последней жертвы, уже успело сбавить обороты, а это было плохо для памяти. Именно поэтому Рональд намеревался вернуть его в состояние стресса, пусть не такого сильного, как прежде. Все началось в тот момент, когда он вошел внутрь, разом заполнив собой все свободное пространство и без того довольно тесной комнатенки. Он как будто не заметил, как на него посмотрела напарница. Это был спектакль только для одного зрителя, коим и был мистер Беннет.
- Да... да, конечно, я готов ответить на любые ваши вопросы, - спешно заверил тот, опасливо поглядывая на Рона, который не отрывая от него тяжелого взгляда, неторопливо прошествовал в дальний угол и привалился к стене прямо под камерой, аккурат за правым плечом напарницы и в зоне видимости свидетеля. Скрестив руки на груди, от чего куртка, в которую он был одет, натянулась на его широких плечах и заскрипела кожей, Рон стал наблюдать за происходящим. Сейчас он напоминал не агента ФБР, а скорее вышибалу в ночном клубе. Такого громилу, который любого может скрутить в бараний рог, если ему что-то не понравится. Похоже, именно эта ассоциация пришла в голову мистера Беннета. Он с трудом оторвал взгляд от молчаливого Рональда и посмотрел на сидящую напротив него Хэтти. Та улыбалась. Участливо и понимающе, как хороший друг, который всегда выслушает. Мистер Беннет вдруг понял, что именно это было сейчас ему нужно больше всего - чтобы его выслушали. Выслушали и отпустили.
- Я бегал, - подрагивающим от волнения голосом, начал он. - Понимаете, я всегда бегаю по вечерам, потому что с моей работой днем времени на это почти нет. Я педиатр. Сами понимаете, работы всегда много, но я редко бегаю поздно... ТАК поздно вообще почти никогда, но сегодня... то есть вчера был очень тяжелый день. К нам поступило сразу несколько детей с ветрянкой. У них там в школе настоящая эпидемия...
Нервно сглотнув, мистер Беннет как-то резко остекленел взглядом и уставился куда-то сквозь Хэтти. Судя по побледневшему лицу и участившемуся дыханию, мыслями он был далеко и не совсем в текущем времени. Он прекратил оправдывать свое появление в парке посреди ночи. Теперь это не казалось ему таким уж важным. Почему он остановился, вот в чем вопрос? Почему не пробежал мимо?
- Мне показалось, что она спит, - словно оправдываясь, проговорил мужчина. - Их всегда было много в этом парке. Всех этих бродяжек, я имел в виду. Но эта была другой. Я сразу это заметил. Она была хорошо одета и от нее не пахло как от... ну, вы понимаете, - он сфокусировал взгляд на лице сидящей напротив женщины. - А потом я увидел кровь. То есть я уже потом понял, что это кровь. Там было слишком темно. Она казалась черной, а не красной, но это пятно... понимаете, оно притягивало взгляд. Это было... неправильно. Понимаете? Вы ведь понимаете?!
Голос мистер Беннета повысился на пол тона. Он поддался вперед, глядя на Хэтти как на священный оракул, но стоило ему услышать, как Рон снова скрипнул натянутой на плечах кожанкой, тут же откинулся на спинку стула, максимально дистанцируясь от женщины.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

+3

8

[indent] Отчасти правдоподобности игры способствовало то легкое чувство неловкости, что начинало шевелиться внутри, когда Хэрриет думала о детективе, которого они с напарником ненавязчиво попросили остаться за дверью и не мешать. Или навязчиво. В любом случае можно было ожидать теперь неких волн неприязни от местных стражей правопорядка, убедившихся, что они имеют дело с очередными выскочками и зазнайками из бюро. Броуди это не нравилось, но и поделать ничего было нельзя.
[indent] Расположить к себе свидетеля оказалось несложно. Замучившийся ждать мужик готов был выложить всё, что спросит от него агент, лишь бы ему поскорее разрешили покинуть эту комнату без окон с давяще-серыми стенами и такой же угнетающей казенной мебелью. Обстановка допросной начинала прессовать попавших сюда раньше, чем в дело включался коп.
[indent] - Хорошо, - мягко подбодрила свидетеля Хэрриет, снова покосившись на Рональда. Стоило ему войти, как в комнате стало настолько тесно, что это мешало дышать. Казалось, огромный темнокожий парень в кожаной куртке заполнил собой всё свободное пространство и пытался еще и придавить остальных присутствующих, чтобы освободить себе еще немного места. Броуди вела себя, как подросток в присутствии старшего брата – периодически бросала на напарника быстрые взгляды, говорила нарочито, наигранно уверенно, но так, чтобы слышалось, что в каждый момент женщина ждет, что молчаливый Рональд, так, кстати, и не представившийся, вставить едкий комментарий или вовсе отстранит её в сторону. Мистер Беннет хорошо это прочувствовал и попытался сконцентрировать свое внимание на сидящей напротив Хэтти, а её напарника игнорировать. Получалось откровенно слабовато: несчастный вспотел и постоянно украдкой стрелял глазами на Рона.
[indent] - Да, прекрасно понимаю, - эхом подтвердила Броуди, участливо глядя на свидетеля. – С нашей работой тоже не всегда бывает время днем или хотя бы не бессовестно поздним вечером, - женщина кивнула и замолчала, давая мистеру Беннету возможность продолжить говорить. Всем своим видом она показывала, что будет слушать, даже если педиатру вздумается рассказать о каждом подхватившем ветрянку ребенке или о любимой кошке. Реакция мистера Беннета на воспоминания о том, как он наткнулся на тело, показалась Броуди искренней и неподдельной. Он до сих пор пребывал в ужасе от того, как закончилась его пробежка.
[indent] - Вы приняли девушку за спящую бродяжку. Вы часто останавливаетесь, чтобы предложить помощь таким несчастным? Или что-то другое заставило вас прервать пробежку, - на секунду застопорившийся мистер Беннет продолжил рассказ, не очень-то отреагировав на заданный ему вопрос, но, тем не менее, ответив на него. Хэрриет снова кивнула и переглянулась с напарником. – Понимаю, - успокаивающе сказала женщина. – При ближайшем рассмотрении она не показалась вам обычной бродяжкой. Так значит, вы остановились потому что увидели спящую на скамейке девушку в хорошей одежде? – мистер Беннет резко, дергано кивнул и продолжил. Вы заметили пятно, решили проверить. Девушка уже была мертва? Понимаю, - потянувшись, Хэрриет на мгновение коснулась кончиками пальцев нервно сжатых в кулаки ладоней мужчины, подавшегося вперед, ей на встречу. Свидетель, заметив движение со стороны Рона, тут же откинулся обратно на спинку стула. В общем и целом, напарники прогоняли бедолагу, что называется, и в хвост, и в гриву: его и сбивали с толку, и пытались запутать. Но отвечал он всё время одно и то же и не менял показаний даже в незначительных деталях. В его пользу говорило и то, что заглянувший на минутку детектив Хокк, не обнаружил в биографии мистера Беннета ничего предосудительного. Даже штрафов за парковку.
[indent] Отпустив свидетеля, агенты приступили к анализу имеющихся улик. Для убийцы, имеющего на своем счету такое количество трупов, субъект дал полиции до обидного мало улик. Ещё меньше оказалось зацепок: в вещах жертв не было ничего, что указывало бы на того, кто лишил их жизней. Да и следы на теле говорили не так много, как хотелось бы. Они характеризовали субъекта и дополняли его профиль, но не сильно помогали его искать.
[indent] Пользуясь информацией о местах похищения, проживания и обнаружения тел жертв, агентам удалось составить географический профиль. Он очерчивал широкий район, в пределах которого субъект чувствовал себя комфортно и сливался с толпой, не выделялся среди сотен таких же жителей и гостей Нового Орлеана. Проблема была в том, что эта область имела слишком большую площадь и разношерстное население.
[indent] За следующие сутки агенты изучили жизни жертв вдоль и поперек: место рождения, детство, места учебы, работа, окружение. Иногда Хэрриет казалось, что она знает даже кличку чьего-нибудь любимого хомячка, подаренного отцом на трехлетие. Однако и эта информация давала не так много. Все девушки были совершенно разными по социальному статусу: одна жертва обладала достатком выше среднего, были те, кто обладал стабильным средним доходом, Меган, будучи студенткой, перебивалась заработком официантки и была стеснена в средствах. Они обладали схожим типажом: высокие, чуть смугловатые, кареглазые и в хорошей физической форме. Каждая из них занималась тем или иным видом спорта, при том достаточно серьезно. Меган даже училась в колледже благодаря спортивной стипендии. Но они не бывали в одних и тех же местах, где их мог бы встретить субъект.
[indent] - Может, они сидели на одних и тех же сайтах? – вымученно предположила Хэрриет, допивая уже, наверное, третью или четвертую по счету чашку кофе. – Мы проверяли соцсети и всякие форумы? – женщина закопалась в бумажки, веером разложенные перед ней. Всем стульям и диванам она предпочитала пол, на котором сейчас и сидела, скрестив ноги по-турецки. Экран её ноутбука погас ещё минут пятнадцать назад – по привычке Броуди, больше любившая печатные материалы, вывела на бумагу всё, что ей было нужно. Поля листов украсились многочисленными пометками, сделанными витиеватым и непонятным почерком Хэтти. Кое-какие места на бумагах были выделены маркерами или подчеркнуты. – Слушай, а пожевать у нас больше ничего не осталось? – Броуди тоскливо вздохнула, обнаружив, что на тарелке, с которой она таскала в последние часы небольшие булочки, воцарилась грустная пустота. Женщина поднялась на ноги и прикрепила на их импровизированную рабочую доску еще один лист с помощью кнопки. – Что думаешь, Рон? Мы готовы завтра дать профиль? И что будем делать с конференцией? Сильнее, чем нас, пресса жаждет только поймать субъекта, - пошуршав по запасам, Броуди нашла недобитый пакетик чипсов и принялась методично их уничтожать. Она всегда ощущала зверский голод и тащила в рот любую найденную еду, когда много думала. Странно, что при таких привычках Хэрриет оставалась стройной, а не раздобрела до неприличия.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+3

9

Это дело было всего лишь одним из многих и к его расследованию они с Хэтти подошли следуя давно уже выработанной схеме, но с самого начала Рона не оставляло странное чувство, что он что-то упускает. Что-то очень и очень важное. На автомате прорабатывая все этапы, от анализа улик и свидетельств до виктимологии, Рональд снова и снова ловил себя на этой мысли. Хотя едва ли это можно было назвать мыслью или чем-то таким же осознанным как любое умозаключение. Это было скорее ощущение. Довольно смутное и едва ли осознанное. Много позже он понял, что это был своеобразный гибрид из чувства дежавю и плохого предчувствия, которое само по себе преследовало его всегда, когда они занимались очередным делом. Предчувствия, что убийца уже выбрал новую жертву, что уже наметил план действий, и очень скоро появится еще один труп. Игнорировать тот факт, что Рональд вполне осознанно ждет этого, как еще одной хлебной крошки на пути к ответу, было чертовски сложно, как и думать о том, что он уже не помнит, в какой именно момент все эти люди — жертвы убийц, насильников и похитителей — стали такими вот гипотетическими хлебными крошками, практически уликами, как все те мелочи, что они подбирали на местах преступлений и заворачивали в специальные пакеты. Они же люди, живые люди, черт возьми!
Разговор с судмедэкспертом не предоставил им никаких новых данных. Все то же самое, что и с другими жертвами - изнасилована уже после смерти, матка удалена хирургически, никаких следов чужого ДНК, ничего нового, одним словом. Так что они с Хэтти с чистой совестью отправились в предоставленную управлением полиции квартиру, где их ждали пирамиды коробок с материалами по всем жертвам, и погрузились в работу. Очень скоро одна из стен общей комнаты, которая играла роль и гостиной и кухни, стала походить на некое подобие картин Джексона Поллока. Вырезки из газет, распечатки, фотографии и красные нити, протянутые по карте города и связывающие места обнаружения тел, с местами, где их видели в последний раз и адресами проживания жертв. Хэтти обложилась бумагами, в то время как Рон, устроившийся в кресле с ноутбуком на коленях, серфил по интернету в поисках связи между жертвами, и периодически заглядывал в ленту новостей. Пошли всего сутки после обнаружения последнего тела, но он все равно чего-то ждал. Осознанно или неосознанно.
- Как раз занимаюсь, - отозвался он, когда Хээти заговорила о соцсетях, где жертвы могли пересекаться. - Связался с Фэйт, она работает по свои каналам. У нее с допуском дела обстоят получше, но пока ничего, никакой связи.
Рональд снова угрюмо замолчал, краем глаза отмечая все перемещения напарницы по комнате и прислушиваясь к ее шебуршанию. Вечно голодная Хэтти сама не заметила, как уничтожила их поздний лэнч, при том за двоих, а Рон так и не притронулся к своему кофе, который стыл на подлокотнике кресла уже черт знает сколько времени. Тело как будто впало в спячку, пока мозг активно работал, перемалывая всю поступающую информацию и рассортировывая ее по полочкам. Но пока они располагались в разных углах и никак друг с другом не перекликались.
- Закажи что-нибудь, - все так же на автомате буркнул Рон, не отрываясь от экрана ноутбука. - Или приготовь.
Убийственная серьезность, с которой он говорил, не отменяла того, что по факту он уже даже не шутил, а издевался, потому что Хэтти и кухня, были теми двумя вещами, которые лучше не упоминать в одном предложении. Это был небольшой просвет в том тягостном напряжении, в котором они пребывали с тех пор, как начали разбирать материалы. Он мигнул и погас, как неисправная лапочка, так и не успев толком ничего осветить, стоило Хэтти вновь задать вопрос, который Рональд слышал уже черт знает сколько раз и уже начал раздражаться. Ведь ответ был очевиден.
- Ничего я не думаю, - он громко закрыл ноутбук и, с шумом вздохнув, откинулся на спинку кресла. - Профиль готов, добавить нечего, да вот только толку от него все равно никакого. Ни подозреваемых, ни свидетелей... У нас ничего нет, Хэтти. Этот ублюдок знает свое дело. Наверняка, эти пять жертв не единственные на его счету. Кто знает, сколько тел вообще не нашли или попросту не связали с этим делом, с этим городом и с этим штатом. Что, если он вообще...
Рон споткнулся на полуслове и, нахмурившись, уставился на густо покрытую вырезками и фотографиями стену. Вот оно, то самое, что не давало ему все это время покоя. Не просто дажавю, а самое настоящее узнавание. Он уже видел нечто подобное. Не в Штатах, в Африке, в ЮАР, если быть точным. Не отрывая взгляда от фотографии Меган Уолш, последней жертвы убийцы, Рон отложил ноутбук в сторону и поднялся.
- Йоханнесбург, - выдал он, наконец, охрипшим от волнения голосом и остановился, зависнув напротив фотографии девушки. На ней она была еще живой и улыбалась как ни в чем не бывало. Она была похожа на ту, другую, которую точно так же убили много лет назад. Но это был единичный случай. Кажется. Рон так и не узнал, чем все закончилось, потому что был там проездом, а дело вел другой. Девушка, которую убили была морпехом из миротворческой организации, направленной в страны Южной Африки в рамках какого-то там проекта, потому дело было автоматически направлено в минобороны и доверено их специалисту, который плюс ко всему оказался давним знакомым Рональда. Тоже морской котик и тоже сорвиголова, только куда более серьезного калибра. Теперь, когда Рональд умел профессионально анализировать людей, он мог с уверенностью сказать, что парню самому не помешала бы помощь специалиста. Чем кончилось то расследование, он так и не узнал, потому что почти сразу же уехал из страны, но кое-что в памяти все же осело, раз он вспомнил об этом спустя столько лет. Десять, если быть точным. Неужели, субъект занимается этим уже десять лет?
Обнаружив, что уже довольно долго подвисает в своих воспоминаниях, слепо таращась в стену, Рональд встрепенулся и растерянно посмотрел на Хэтти.
- Этот ублюдок уже давно резвится таким макаром.
Он собрался уже разъяснить напарнице, что привело его к этому выводу, рассказать ей о том деле в Йоханнесбурге, но его отвлек звонок по скайпу. Фэйт Мендес, их технический аналитик и штатный программист, была так возбуждена, что, забив на приветствия и свои обычные подколки, сразу же затрещала по делу. Как выяснилось, все девушки так или иначе пересекались на форумах поддержки для жертв насилия самого разного рода, как физического, так психологического и даже сексуального.
- Я отослала вам список всех форумов и сообществ. И вот еще что... - Фэйт перевела дух, но почти сразу же заговорила вновь. - Я проверила Беннета, как вы и просили.
Тут Рон коротко глянул на Хэтти, которая была не в курсе этой его инициативы, и пожал плечами, мол, просто решил перестраховаться. Мендес между тем продолжала говорить.
- Ничего предосудительного я нашла, не женат и никогда не был, детей тоже нет, довольно долго встречается с одной женщиной с работы, они даже в отпуск вместе ездят. Он обычный, я бы даже сказала скучный, но вот что интересно. Его айпи засветился в на нескольких сайтах, которые посещали наши жертвы. Я копнула глубже и узнала, что наш доктор Беннет помимо всего прочего дает анонимные консультации в качестве детского психотерапевта. Он так же написал несколько статей на тему насилия над детьми и тому подобного. Занимательное чтиво. Я не профайлер, но мне показалось, что в его работах много личного. Не знаю, правда, поможет вам это или нет.
Едва Мендес отключилась, Рональд расправил плечи и, похрустывая позвонками, сладко потянулся. Кажется, им предстояла еще одна встреча с доктором Беннетом.
- Ну что, прокатимся? - Рон глянул на напарницу и усмехнулся. - Заодно заедем куда-нибудь и купим поесть.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-15 13:12:44)

+4

10

[indent] - Ну не выбирал же он их, закрыв глаза и ткнув пальцем в небо, - проворчала расстроенная отсутствием подвижек по делу Хэрриет. Женщина закинула себе в рот еще пару кусочков чипс и продолжила. – Мне все время кажется, что мы что-то упускаем, - Броуди нахмурилась, напряженно думая. Машинально она выгребла из пакета последние крошки и бросила его куда-то в сторону. Мысль, как хитрый комар, вилась и звенела где-то на краю сознания, но никак не давала себя ухватить и толком понять. – Надеюсь Фэйт что-нибудь накопает, - после минутного молчания сказала женщина, снова углубляясь в бумажки. Для их аналитика, Фэйт Мендес в мире информации не было преград и препятствий. Если за событием остался какой-нибудь электронный след, заметка или бумажка, она его непременно найдет.
[indent] - Очень смешно, - парировала Хэтти предложение что-нибудь приготовить. У нее было две бытовых проблемы – постоянно дохнущие цветы (Броуди умудрялась угробить даже в принципе стойкие и живучие кактусы) и еда, которая то пригорала, то пересаливалась, то оказывалась слишком острой или еще какой-нибудь, но только не вкусной. – Не хватало еще устроить здесь пожар или отравиться моей стряпней, - женщина оглянулась по сторонам в поисках своего мобильного, чтобы позвонить и заказать пиццу или суши. Или и то, и другое. Ворчание Рона насчет вопроса про конференцию она предпочла проигнорировать: они оба были раздражены и раздосадованы, и точно тоже самое хотелось пробухтеть самой Броуди.
[indent] - Что ты сказал? – ахнула женщина, поймав, наконец, юркую мысль за хвост и замерец с занесенной над мобильный рукой Разрезы были слишком уверенными, на что обратила внимание даже патологоанатом. Они тогда списали это на наличие медицинского опыта – в хирургии или хотя бы ветеринарии, но что если твердость руки субъект обретал на другой практике? Специфика разделения полномочий и сфер влияния между властями и правоохранительными органами разных штатов имели существенный недостаток – иногда никто не видел серии из-за того, что трупы всплывали на территории нескольких штатов и их не получалось связать в цепочку. Фэйт с восторгом пищала, когда Хэрриет в последний раз заходила к ней в дата-берлогу попить кофе с булочкой, что сейчас внедряется федеральная система или что-то вроде того, призванное исправить эту недоработку. Но пока реальных результатов или широкого распространения она не получила, так что работали по старинке и иногда вместе с грязной водой выплескивали младенцев.
[indent] - А ты ведь чертовски прав, - забыв про телефон, Броуди дернулась к ноутбуку, торопливо подгребла позабытый ПК к себе и принялась яростно щелкать мышкой, чтобы его разбудить. Нужно было позвонить Фэйт и попросить её посерфить по соседним штатам на предмет схожих дел. – Как нам раньше в голову не пришло поискать по другим штатам? Наверняка должны быть еще такие же трупы. Возможно, не абсолютно идентичные, но похожие. Вдруг нам очень повезет, и мы найдем нулевую жертву, с которой все началось? Или окажется что на первых порах он все же ошибался и оставлял зацепки? – озаренная идеей расширения горизонтов деятельности субъекта Хэрриет не сразу заметила, что Рональд её не слушает, погрузившись в какие-то свои мысли и зависнув взглядом на фотографии последней жертвы. – Хээй, прием! Ты со мной? – женщина поднялась с пола, подошла к напарнику и осторожно положила руку ему на плечо, несильно его сжав. – Что? При чем он тут? – переспросила Хэрриет. Ответа ждать пришлось несколько минут, Рональд не реагировал даже еще на пару попыток его потормошить. – Ты что-то вспомнил?
Вытрясти из Рона пояснения помешал забулькавший скайп. На экране в качестве аватарки звонящего высветилась жизнерадостная круглая мордашка Фэйт, словно почувствовавшей, что её собирались набирать. Голос Мендес звучал так возбужденно, что она комкала слова и глотала окончания. О степени взбудораженности свидетельствовало и то, что вместо привычного игривого приветствия, ставшего уже ритуалом, она сразу же перешла к делу.
[indent] - Поймала, - отрапортовалась Хэрриет, параллельно с болтовней Фэйт открывшая присланный ею файл на своем ноутбуке. Список был внушителен. – Оп-опа, - охнула женщина, услышав новые сведения про мистера Беннета. Броуди бросила одобрительный взгляд на напарника, догадавшегося дополнительно проверить свидетеля. – Детка, сделай для нас кое-что. Проверь, не консультировал ли мистер Беннет кого-то из жертв. Это первоочередное. А потом займись, пожалуйста, поиском похожих преступлений по соседним штатам, да вообще по всей стране, - Хэтти покосилась на напарника, вспомнив про Йоханнесбург, который он упомянул. – Знаешь, даже расширь за пределы Штатов. Я чуть позже накидаю тебе список того, на что нужно обратить внимание.
[indent] Еще более взбудораженная Фэйт отключилась, отправившись обратно в информационные дебри на поиски нужной информации. Броуди задумчиво потерла пальцами переносицу, укладывая в голове новые данные и пытаясь пристыковать их к уже имеющимся.
[indent] - Так значит, мы имеем дело с, можно сказать, профессионалом, - задумчиво протянула женщина. Опять захотелось потянуть в рот что-нибудь съестное, и Хэрриет поморщилась, вспомнив про обмелевшие запасы провизии. – Прокатимся. И ты обещал мне леденец, пап.
[indent] Сборы не заняли много времени. Броуди переобулась и надела свежую рубашку. Встрепанные волосы она заплетала в косу уже на ходу, перепрыгивая через ступеньку в попытке угнаться за Роном. В этом чертовом доме не работал лифт.
[indent] Улица встретила агентов ночной прохладой, если что-то такое применимо к Новому Орлеану. Где-то неподалеку гомонила голосами, визгами, музыкой и взрывами смеха какая-то вечеринка. Броуди изловчилась и стянула из руки напарника ключи.
[indent] - Сегодня я поведу, - женщина широко улыбнулась и поиграла позвякивающей связкой. Хотелось еще и хулигански показать высунутый язык, но мужественно сдержалась. Сев в машину и пристегнувшись, Хэтти настроила навигатор на присланный Фэйт адрес и вырулила с едва освещенной парковки. Машина выехала на Кэнал стрит и встала на светофоре.
[indent] - Как думаешь, он причастен или ему просто здорово не повезло? – задала женщина давно волновавший её вопрос. Последние минут пятнадцать она терзалась сомнениями и постоянно спрашивала себя, не ошиблись ли они отпустив Беннета. Он казался искренним и правдоподобно изложил свою версию обнаружения тела на скамейке в парке, что Броуди действительно ему поверила. Полученные же от Мендес данные посеяли зерно сомнения, и душу теперь грыз настойчивый червячок, очень похожий на чувство вины.
[indent] До дома Беннета, жившего в частном секторе на окраине, добрались довольно быстро. По крайней мере, по меркам вечно Вашингтона с его катастрофически перегруженными автомобилями улицами. Хэрриет припарковала автомобиль на обочине, заглушила мотор и погасила фары.
[indent] - Кажется, он дома, - заметила Броуди, глядя на теплящиеся светом окна. – Придерживаемся старой стратегии плохого и хорошего копа?
[indent] Женщина первой выгрузилась из машины и направилась по усыпанной гравием дорожке к крыльцу. Поднявшись на три ступени, она постучала в дверь. Движение и заспанный голос мистера Беннета, спрашивающего, кто пожаловал в такой поздний час, послышались за ней далеко не сразу.
[indent] - Мистер Беннет, это агенты Броуди и Уильямс. У нас появились новые сведения, и нам нужно с Вами поговорить.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+4

11

Отмер Уильямс уже в машине, когда Хэтти остановилась на светофоре и снова заговорила о деле, а точнее о Беннете, который на данный момент был единственным вариантом для разработки. По крайней мере пока Фэйт не найдет что-нибудь еще, прошерстив соседние штаты на предмет подобных дел.
- Вряд ли, - Рон решил не раздувать из мухи слона. - Ему точно есть, что скрывать, но едва ли это касается нашего дела. Хотя по возрасту он вполне подходит. Мы решили, что субъекту где-то тридцать или тридцать пять лет, но теперь я уверен, что он старше. Ему точно за сорок. Возможно, он такого же возраста как я или еще старше. Тогда в ЮАР он уже действовал уверенно, как опытный. Профиль был точно таким же - тридцать или тридцать пять лет, белый, медицинское образование, амбиции на должном уровне и так далее, - а это было десять лет назад. То есть сейчас ему где-то сорок-сорок пять, если не больше. Беннет подходит, конечно, но не думаю, что это он.
Рон замолчал и какое-то время не говорил ни слова, глядя на то, как мелькают мимо яркие витрины, но мысленно прогуливаясь по улицам Йоханнесбурга десятилетней давности. Неспроста он вспомнил то дело, ох, неспроста. Наверное, стоит связаться с Риорданом. Хотя бы ради того, чтобы узнать, чем тогда дело кончилось, если спустя десять лет тот же убийца разгуливает на свободе. Впрочем, если Фэйт действительно всемогущая, то она найдет это дело. Если только его не запихнули в разряд секретных и федералам к нему доступа нет. Такое тоже может быть, учитывая обстоятельства того дела. Мысли о старом знакомце подтолкнули Рональда к мыслям об их субъекте. Еще тогда, в Йоханнесбурге он заметил кое-что, и теперь не мог не думать о том, что это дело попало не в те руки. Они с Хэтти были лучшими в своем отделе, уже потому что умели забираться в головы убийцам и насильникам и при это не позволяли им забираться в свои. У них были хорошие предохранители, которые давали им возможность смотреть в бездну, но при этом не позволяли бездне смотреть на них в ответ. Это как смотреть сквозь то зеркало в комнате для допросов. Ты их видишь, а они тебя нет. Однако, Рональд чувствовал, что сейчас они имеют дело с тем видом хищника, которого обычным способом не поймаешь. Им нужен был такой же хищник, только уже на их стороне. В их отделе таких не было, но Рон знал, где искать.
- Тогда в Йоханнесбурге над таким же делом работал один парень из минобороны, - заговорил Рональд, когда они выехали на окраины, где преобладали частные владения разного калибра, и запетляли по улицам, следуя указаниям навигатора. - Ему не было еще и тридцати, я бы назвал его салагой, если бы не его послужной список. Он сказал кое-что, что не выходит у меня из головы. Тогда я решил, что это он так неудачно пошутил, но теперь, кажется, начинаю понимать, о чем он говорил. Я смотрел фотографии, почти такие же, как те, что висят у нас на стене, и спросил его, что за монстр мог такое сотворить, - Рон запнулся и уставился перед собой остекленевшим взглядом, а потом посмотрел на сидящую за рулем напарницу и нервно усмехнулся. - А он сказал, что сделал бы то же самое. Шутка, да? Я решил, что это такая шутка, не самая умная, прямо скажем, но теперь понимаю, что он даже не шутил. Он и правда сделал бы все это, если бы захотел, потому что он такой же псих. Нам нужен псих, Хэтти. Чтобы поймать нашего убийцу, нам нужен кто-то такой же больной на голову, как и он.
Может, позвонить Фэйт и попросить найти Риордана? Кто знает, может у него там как раз выходной наметился или просвет какой в расписании случился. Рон даже повертел в руке мобильник, раздумывая, но писк навигатора, сообщившего о том, что они прибыли, решил за него. Потом, все потом. Сейчас нужно разобраться с Беннетом.
- Не, давай лучше в плохого и очень плохого копа сыграем, - предложил Рональд, когда уже выбрался из машины и поравнялся с напарницей. Он машинально проверил удостоверение в кармане на случай, если придется его показывать, и уже более осознанно нащупал рукоять пистолета в наплечной кобуре под курткой. Когда Хэтти представилась, отзываясь на вопрошающий из-за двери голос, Рон, все еще раздумывающий над тем, что профайлеры называют «полным погружением» и не практикуют по понятными причинам, вдруг усмехнулся.
- Знаешь, если бы у меня было рыльце в пушку и ко мне на порог на ночь глядя вдруг заявились федералы, я бы... побежал, - он пожал своими широкими плечами и кивнул на дверь, которая по-прежнему была закрыта. - Открывать он явно не торопится, - когда же где-то в глубине дома громко хлопнула дверь, Рон и вовсе сорвался с места. - Я с тыла.
Наверное, нужно было сразу же разделиться, как при обычном аресте. Кто-то идет через парадный вход, вооруженный не только стволом, но и ордером, а кто-то заходит с тыла, на случай, если преступник решит попытаться счастья и сбежать. Беннету не повезло. Может он и практиковал бег трусцой по вечерам после работы, когда тебя со всей одури бьет под дых чернокожий громила, которому только волю дай и он тебе все кости переломает как спички, особо не побегаешь. Попытка Беннета сбежать через заднюю дверь окончилась бесславно. Когда из дома показалась Хариет, Рон возвышался над лежащим на влажном после полива газоне подозреваемым, как огромный черный колосс, и только горящего огненного меча не хватало для полной картины. Зато был пистолет, который он держал в руке, ненавязчиво маяча стволом у самого носа Беннета. Тот все пытался восстановить сбившееся дыхание. После удара и падения на землю весь воздух из его легких словно выкачали. Он был дезориентирован и не совсем понимал, где находится и что именно произошло, но когда наконец-то разглядел, кто именно сбил его с ног, как-то резко замер. Даже присутствие Хэтти не заставило его расслабиться хотя бы слегка.
- Забыл представиться, - Рональд убрал так и не пригодившийся пистолет обратно в кобуру и достал корочки удостоверения. - Рональд Уильямс, ФБР. У нас к вам была всего пара вопросов, но прямо сейчас их стало намного больше.
Протокол был соблюден по всем пунктам, так что теперь Рон не аккуратничал. Он схватил Беннета за ворот его пижамы, как мелкого подростка, попавшегося на хулиганстве, одним рывком поднял его на ноги и толкнул в сторону дома.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

+4

12

[indent] - У Беннета я не заметила амбициозности или уверенности, - задумчиво сказала Хэрриет, нетерпеливо постукивая пальцами по рулю. Стоило светофору загореться зеленым, как машина тут же резко тронулась с места, утробно зарычав мотором громче положенного. Раздражение, собирающееся в клубок внутри, сказывалось на стиле вождения, делая его более дерганым и резким. – Он обычный, лучше слова не придумаешь. Среднестатистический американец с примерно средним доходом, вполне довольный своим местом. Может, он хотел бы большего – зарплату повыше или дом побольше, но для этого нужно покинуть зону комфорта. А это не по Беннету, - Броуди рассуждала вслух, игнорируя тот факт, что напарник её не слушает. Рональд погрузился куда-то глубоко внутрь себя, очевидно, что в воспоминания о произошедшем в ЮАР. Доведя свою мысль до конца, женщина замолчала, сквозь лобовое стекло рассматривая удивительно бодрый для ночи город. Для столь позднего часа на ярко освещенных улицах было довольно многолюдно и шумно. На углу Хэрриет заметила даже фокусника, жонглирующего светящимися в сгустившейся темноте кеглями.
[indent] Голос вновь заговорившего напарника выдернул Броуди из размышлений. Женщина покосилась на сидящего рядом Рона и вновь вернула внимание дороге. Они проехали центр и углубились в частный сектор на окраине.
[indent] - А у тебя не осталось контактов того парня из минобороны? – спросила Хэрриет после нескольких минут размышлений. – Если это была действительно не шутка, то, по-моему, он достаточно псих, чтобы быть тем, кто нам нужен для этого дела, - женщина повернула руль, следуя указаниям вновь ожившего навигатора, предлагавшего съехать в дороги в какой-то проулок. На экране высветилось, что до цели остается ехать что-то около двух минут. Броуди видела, что напарник задумался над её предложением прилечь к делу того парня. Видимо, в который уже раз они с Роном совпадали во мнениях, и подобная затея витала и в его голове. Торопить напарника с решением женщина не стала. Тем более, что у них пока было более важное и приоритетное дело.
[indent] - Я бы тоже, - заметила Хэрриет, машинально нащупывая кобуру пистолета. Шаги за дверью после её голоса стихли и, кажется, даже начали удаляться. Громкий хлопок двери где-то в глубине дома был подобен выстрелу стартового пистолета. Рон тут же сорвался с места, огибая дома. Броуди неодобрительно качнула головой, гадая, на что надеялся этот горе-любитель вечернего бега, отступила на шаг и выбила дверь сильным толчком ноги.
[indent] Ворвавшись внутрь, женщина осторожно пошла к видневшейся впереди другой двери, полагая, что Беннет рванулся именно туда. Она действительно вела на кухню, где и находился черный выход. Правда, на то, чтобы пройти дом насквозь, подсвечивая себе фонариком и проверяя подозрительные углы, потребовалось какое-то время. Хэтти подоспела во двор уже к развязке. Женщина остановилась возле самого выхода, рассматривая Рона, возвышавшегося над распростертым на траве мистером Беннетом.
[indent] - А мы ведь хотели уточнить всего лишь пару моментов. Можно сказать, даже по-дружески побеседовать. Зачем они всегда пытаются удрать? – риторически вопросила Броуди, убирая пистолет и ухмыляясь. Напарник вздернул их свидетеля, почти переквалифицировавшегося в подозреваемого, на ноги, ухватив за шкирку, как набедокурившего щенка. Тот попытался было заикнуться о каких-то своих правах и недопустимости таких вот вторжений на частную собственность, но одного взгляда Рональда хватило, чтобы он стух и, получив тычок в спину, потопал к дому.
[indent] – Всё равно ведь мы получим ответы на все… - Хэрриет прервалась на полуслове, услышав, как в доме, откуда она только что вышла, что-то упало. Женщина предупреждающе подняла руку, показывая Рону, что ему и Беннету лучше подождать снаружи. Коря себя за то, что не проверила все комнаты, Броуди вернулась в кухню и двинулась в направлении основной комнаты. Оттуда было только два выхода – наверх по лестнице, на второй этаж и через парадную дверь – на улицу, насколько помнила агент.
[indent] Далеко идти не пришлось. В луч света от фонаря Хэтти попала перепуганная насмерть девчушка, прижимающая к груди какой-то ворох тряпья. Судя по тому, что из одежды на ней были только трусики-стринги и бюстгальтер, это были её вещи.
[indent] - Стой где стоишь, - приказала Броуди. На вид девахе было лет пятнадцать-семнадцать, она смотрелась ровесницей Тары, младшей сестры Фэйт. А там кто знает… Опускать оружие Хэрриет не торопилась. – Ты кто такая? – строго спросила она у начавшей пускать слезы девчушки, испуганно вздернувшей руки вверх.
[indent] - М-м-мэнди, - выдавила из себя эта красавица.
[indent] - Хорошо, Мэнди. Прикройся для начала, - женщина дернула подбородком, указывая на ворох одежды, валяющийся у ног Мэнди, и убрала пистолет обратно в кобуру. – Рональд, идите сюда, - крикнула Хэрриет, оглядела перепуганную девчушку, захлебывающуюся слезами, ещё раз, прицениваясь к ее возрасту и добавила. – Но тебе не понравится. Сколько тебе лет, Мэнди? – поинтересовалась Броуди. О цели визита она спрашивать не стала, она была и так очевидна. – Так сколько тебе лет, Мэнди? – уже мягче повторила женщина, видя, что девочка не отвечает на её вопрос. – Иди сюда, - она обняла подростка на плечи и потянула к ближайшему стулу. – Садись. Все в порядке, окей? Но тебе придется ответить на несколько вопросов.
[indent] - П-п-п-пятнадцать, - выдавила девчушка из себя, всхлипывая. Получив подтверждение своим догадкам, Хэрриет тяжело вздохнула, оглянулась на вошедшего напарника и отошла найти стакан, чтобы налить Мэнди воды. От осознания того, что эта несовершеннолетняя девчонка, по сути еще совсем ребенок, пусть и возомнивший себя очень взрослым и самостоятельным, пришла сюда для утех с мистером Беннетом – плюгавеньким мужичком с залысинами и пузцом, от которого даже бег не спасал… От этого становилось тошно и гадко. Еще паршивее было сознавать, что он пытался свалить, бросив этого ничего не понимающего перепуганного подростка в наивной надежде избежать ответственности за свой поступок. Хэрриет стиснула руки в кулаки так сильно, что ногти впились в кожу, оставляя на ней красноватые следы-полукружия.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+4

13

Придержав понурившегося Беннета за плечо, Рон кивнул напарнице, когда та остановила их. Он тоже слышал, как доме что-то брякнуло. Как в его руке снова оказался пистолет, он не помнил, но Беннет как-то совсем уж жалко заскулил при виде оружия и весь сжался, словно его уже приложили рукоятью по затылку. Если честно, Рональд всерьез подумывал об этом. Он умел держать себя в руках, когда это было необходимо, но ведь мечтать ему никто не запрещал. Он понял, что с Беннетом что-то не так еще в комнате для допросов. Всем людям есть, что скрывать, на то они и люди, но этот индивид вызывал отторжение на уровне инстинктов. Это могли быть неоплаченные налоги, внебрачный ребенок или еще какая-нибудь хрень, не стоящая внимания ФБР, но все оказалось куда хуже и гаже, когда Хэтти позвала их в дом.
- Что за?.. - Рон проглотил так и напрашивающееся на язык ругательство и уставился на девчушку, которая была едва ли старше его дочери. Беннет, которого он придерживал за плечо перед собой, мелко задрожал. Ситуация прояснилась сама собой, без разъяснений как со стороны Беннета, так и девчушки, которая все никак не могла успокоиться, сидя за кухонным столом и хныча в подсунутый Хариет стакан с водой. Рон стиснул свои пальцы на плече Беннета сильнее, чем следовало бы, и грубо толкнул его к столу, чтобы тот тоже сел. Дверь во двор он прикрыл не столько из-за возможности нового побега, сколько из необходимости сохранить хоть какую-то видимость нормальности в этом доме. Он кивнул на распахнутую парадную дверь.
- Ту тоже закрой. - обратился он к Хэтти. - Не хватало нам еще, чтобы соседи копов вызвали раньше нас.
Стоило заикнуться о копах, как мистер Беннет уронил головы на сложенные на столе руки и страдальчески застонал. Рональда так и подмывало выбить из-под него стул и отпинать как следует. Впрочем, в тюрьме его ждала куда более непригодная участь. Педофилов там не любили все без исключений.
- Кто бы мог подумать, мистер Беннет, - нарочито елейным голосом протянул Рон, убирая оружие обратно в кобуру. - Педиатр, детский психолог и... педофил. Хорошо же ты устроился. С-с-сука!
Не удержавшись, Рональд все таки ткнул Беннета меж лопаток. Несильно, но достаточно, чтобы тот поддался вперед и распластался грудью на столе, сдавленно охнув. Однако, это не помешало ему попытаться оправдать наличие несовершеннолетней девчонки в своей квартире.
- Она пришла по своей воле, - медленно сев прямо, Беннет оглянулся на стоящего за его спиной агента. - Это не принуждение и не насилие. Вы не можете...
На этот раз Рон не стал аккуратничать. Он прихватил Беннета за загривок и приложил его о столешницу лицом. К счастью для подозреваемого на скатерти отпечатался только его потный профиль, а не кровавый анфас. В противном случае, нос его уже был бы всмятку.
- Ей пятнадцать, ты, гнида! - рявкнул Рон в искаженное болью лицо Беннета. - Моей дочери пятнадцать! Она ребенок еще совсем!
Девчонка, до сих пор тихо хныкающая в другом конце стола, заскулила громче, наверное, осознав, что теперь, когда ее и ее великовозрастного поклонника подловили на горячем, ее родители тоже все узнают и станет еще хуже, чем сейчас. Хотя, казалось бы, куда уж хуже-то. Рон смерил рыдающего подростка яростным взглядом и, резко отпустив Беннета, отошел от него на безопасное расстояние. Безопасное для Беннета. В конце концов они с Хэтти приехали не за этим. Распечатка со списком сайтов поддержки и никнеймами жертв улеглась на стол перед подозреваемым.
- Мы проверили всю вашу подноготную, мистер Беннет, - неожиданно сухим, почти безразличным тоном заговорил Рональд. - Вы посещали те же сайты, что и некоторые из жертв убийцы. Какие из этих никнеймов вам знакомы? Если вы с ними общались, то о чем именно они вам рассказывали?
Резкая перемена в поведении одного из агентов, что так внезапно ворвались в его жизнь, не столько обескураживала, но и настраивала Беннета на определенный лад. Он все еще корчился от боли, но взгляд его прояснился. Возможно, он увидел в этом возможность улучшить свое нынешнее положение, которое радужными перспективами не отличалось. Рон только жестоко усмехнулся. Сотрудничество, это, конечно, хорошо, вот только уж кому-кому, а Беннету смягчение приговора не грозило. Его прежней жизни пришел конец. Стоит только его соседям, коллегам и родителям его маленьких пациентов узнать, чем он занимался на досуге, а они об этом узнают обязательно, и его раздерут на части во всех смыслах.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

Отредактировано Rene Kenzie (2017-10-19 14:07:05)

+4

14

[indent] - Оно самое, - мрачно сказала Хэрриет, исподлобья глядя на появившегося в небольшой кухне напарника и мистера Беннета, которого он буквально втолкнул в нее первым. Как-то некстати пришло вдруг в голову, что не только о Фэйт, но и у самого Рональда есть дочка-подросток, практически ровесница этой умывающейся слезами девчонки. – Держи, - женщина почти насильно впихнула Мэнди в руки стакан с водой. – Выпей, - девочку пришлось потормошить, чтобы она сообразила, что стакан нужно не тискать в ладонях, а опустошить. Руки у нее дрожали так сильно, что вода в нем ходила ходуном. Пока Мэнди пила, Броуди отошла от стола и аккуратно закрыла распахнутую парадную дверь, громко хлопнув ею о косяк. От этого звука Беннет вздрогнул, как перепуганный мышонок, которому два толстых кота перекрыли все пути к бегству в норку.
[indent] - Мы выйдем ненадолго, - Хэрриет подняла Мэнди со стула и потянула к ближайшей двери. Там по её прикидкам была ванная комната. Девчонке не мешало бы умыть зареванную мордашку, да и видеть то, как Рон будет внушать Беннета ей ни к чему. В глубине души Хэрриет надеялась, что для оказавшегося негодяем педиатра остаться наедине с ее напарником будет достаточно эффектно, чтобы он без лишних проблем выложил всё, что агентам было нужно узнать. – Пойдем, пойдем, - Броуди помешала Мэнди оглянуться на происходящее в кухне и подтолкнула к двери ванной.
[indent] - Они… Я… - девчонка не могла выдавить из себя хоть что-нибудь внятное из-за всхлипов.
[indent] - Они разберутся. И нет, мы здесь не из-за тебя, - Хэрриет буквально втолкнула продолжавшую реветь Мэнди в ванную, прикрыла за собой дверью и заставила подростка умыться. Холодная вода привела раскрасневшееся от слез лицо в относительный порядок и помогла немного успокоиться. – Мне нужен телефон твоих родителей. Я должна позвонить им и попросить тебя забрать.
[indent] - А без них… никак? – выдавила Мэнди, готовая снова разрыдаться с удвоенной силой. Родители определенно пугали её даже больше агентов ФБР.
[indent] - К сожалению, нет. Ты должна понимать, что по закону связь между тобой и мистером Беннетом невозможна, и им, как твоим опекунам и представителям, придется с этим разбираться.
[indent] К моменту возвращения Хэрриет в комнату, мистер Беннет, уже не пытавшийся что-либо отрицать, выкладывал Рональду всё, что знал. Известно ему было немного. Он действительно общался с двумя или тремя убитыми в Сети. С одной – даже достаточно долго и плотно, чтобы она рассказала ему про ещё одного своего собеседника, с которым познакомилась также посредством Интернета и форумов поддержки жертв насилия. После произошедшего девушка сильно замкнулась в себе: уволилась с прежней работы и зарабатывала на жизнь где-то фрилансером, удаленно. Из дома она практически не выбиралась, даже продукты и одежду заказывала через тот же интернет или по телефону с доставкой. Однако тому знакомцу с форума какими-то правдами и неправдами удалось уговорить девушку на встречу в реальной, не виртуальной жизни. Об этом обстоятельстве Беннет говорил с какой-то затаенной обидой. Видимо, он тоже пытался напроситься в гости или пригласить девушку к себе, но не преуспел.
[indent] - Странно, что местные техники ничего не обнаружили, - задумчиво пробормотала Хэрриет. – Должна была остаться регистрация на форуме или письма в личной электронке. Я, например, не всегда разлогиниваюсь при выходе из компьютера, да привычки часто чистить историю браузера не имею.
[indent] Напрашивался вывод о том, что либо компьютеры жертв не проверялись вообще или проверялись спустя рукава, либо все они поголовно были параноиками, не чувствовавшими себя в безопасности даже дома и регулярно затирали все следы.
[indent] - Надо попросить Фэйт проверить. Ты вызвал местных копов? – Беннет, рассчитывавший на некоторое снисхождение за помощь, попытался что-то про это мяукнуть. Заткнуть его Броуди не успела. Её отвлек зазвонивший мобильный телефон. На экране высветился номер детектива Хокка. Свой личный мобильный он оставил ей, почему-то улучив при этом улучив момент, когда напарника не будет рядом.
[indent] - Да, детектив Хокк? – голос в трубке, звучавший так возбужденно и громко, что его было слышно почти всем присутствующим, пусть и неразборчиво, заставил женщину нахмуриться.  – Да, конечно. Мы скоро приедем, сбросьте мне, пожалуйста, адрес в сообщении. Нет, даже примерно не могу сказать, как скоро. Мы с Роном проверяли одну зацепку и нужно будет ещё немного здесь задержаться. Я вышлю адрес, сможете прислать ближайшую патрульную машину? Да, спасибо, - Хэрриет нажала на отбой. Всё было понятно без слов – ещё один труп. Из положительного только то, что Беннет тут не при чем – они сами обеспечили ему железное алиби.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

15

Ничего особо полезного Беннет им не поведал. Выяснилось только, что объект, если это, конечно, был действительно он, а не еще один озабоченный охотник до раненных пташек, встречался лично как минимум с одной из жертв. Рональд недовольно хмурился, слушая сбивчивый рассказа Беннета, и, когда тот закончил, поднял глаза на Хэтти. Она озвучила его мысли один в один.
- Скорее всего не шибко-то и искали. Едва ли у них в штате состоит кто-то, кто хотя бы в половину так же хорошо, как наша Фэйт. Да и вряд ли субъект мог наследить в сети. Он слишком для этого умен и осторожен, а жертвы...
Рон пожал плечами, но заканчивать свою мысль не стал, полагая, что Хэтти и сама уже догадалась, что зацепка с сайтами лишь более или менее прояснила картину и связала всех жертв убийцы одной ниточкой, которую они так долго искали. Плюс, конечно, весомый, но пользы от него никакой, если только они не подрядят ту же Фейт мониторить все эти сайты и форумы в качестве подсадной утки. Но на то, чтобы заманить убийцу в подобную ловушку, могло уйти слишком много времени, которого у них не было. Субъект ускорялся и скорее всего уже наметил новую жертву.
- Нет еще, - машинально отозвался Рон, когда напарница спросила его про полицию. - Но пора уже. Больше он нам все равно ничего полезного не расскажет.
Беннет, о котором и шла речь, поник как давно сорванная фиалка и даже цветом лица ей уподобился, резко посерев и утратив живые краски. Запиликавший телефон Хэтти пресек его слабую попытку заговорить. Рон прислушался к голосу, что слышался из динамика даже на расстоянии, и с шумом выдохнул. Он не разобрал ни слова, но сам тон детектива Хокка ничего хорошего не предвещал.
- Дай угадаю. Еще один труп? - Рональд невесело фыркнул и, подавив брезгливость, участливо похлопал Беннета по плечу. - По крайней мере обвинение в убийствах тебе не светит. Радуйся.
Однако, радоваться этому педофилу пришлось недолго. Прибывшие по запросу детектива Хокка полицейские быстро упаковали его в наручники и заперли в одной из патрульных машин. Девчонку, которая вновь взялась пускать сопли при виде полицейских, передали в руки одной из женщин-патрульных. Наспех прояснив ситуацию и дав короткие показания для протокола, Рон и Хэтти поехали на место обнаружения очередного трупа. На этот раз за рулем был Рональд, которому нужно было хоть как-то выпустить пар и заезд по улицам Нового Орлеана пришелся весьма кстати. Они добрались улицы Декатур, неофициальной южной границы французского квартала и поехали еще дальше и еще южнее, прямиком к набережной Миссисипи. Восстановленный еще после ураган Катрины променад был ярко освещен и скопление людей внизу, вокруг полицейских машин с мигалками и фургонов криминалистов, привлекало внимание издалека, еще когда они только спускались с холма на машине.
- И снова людное место, - пробурчал Рональд себе под нос. - У меня такое чувство, что он издевается над нами.
Подозрения укрепились, когда припарковав машину чуть в стороне, они с Хэтти наконец-то добрались до места и прошли за ленту оцепления, засветив удостоверения. Направляясь прямиком к детективу Хокку, что стоял чуть в стороне от ярко освещенного пятачка, вокруг которого суетились криминалисты в своих белых костюмах, они просто не могли не заметить, как на них смотрят попадающиеся на пути полицейские. В их взглядах уже не наблюдалось знакомой неприязни копов к федералам, но было что-то другое, чему Рон никак не мог дать определение. Все встало на свои места, когда они увидели тело.
- Я хотел сообщить об этом по телефону, но потом подумал, что лучше вам все увидеть своими глазами.
Тело женщины лежало прямо на клумбе, что тянулась вдоль всего променада пестрым ковром. От удушливо-сладкого запаха цветов, которые начинали источать особо сильный аромат в сумерках и в ночное время, кружилась голова. Та же картина. Одетая в чужую одежду, ярко накрашенная, с пятном крови на животе. Только теперь на теле красовалась целая россыпь черно-белых фотографий, перепачканных кровью жертвы. И на всех, всех без исключений снимках были они с Хэрриэт. Запечатленные в самые разные моменты их жизни — на работе, на пробежке, на отдыхе в парке, с семьей, друзьями, коллегами и даже домашними питомцами. Многие из фотографий были как будто сделанными с других, тех, что были в рамках и стояли где-то или были вклеены в фотоальбомы. Если бы у Рона на голове были волосы, они бы точно сейчас зашевелились.
- Похоже, только что это стало очень и очень личным делом, - заключил он, когда первый шок сошел на нет, и посмотрел на стоящую рядом напарницу. Один из ее снимков лежал сверху и был сильно перепачкан кровью. На нем она широко улыбалась в обнимку с каким-то лохматым псом.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

+3

16

[indent] После посещения мистера Беннета в его логове начинающего педофила Хэрриет не оставляло липкое ощущение грязи, прилипшей к коже и одежде, впитавшейся в волосы. Остро хотелось встать под душ и долго скрести тело жесткой мочалкой, а потом извести ещё целую бутылочку шампуня. За годы работы в бюро Броуди привыкла ко многому: пыткам, извращениям, жестокости, расчленению. Иногда изощренный ум маньяков доходил до того, что обычного человека заставляло содрогаться от ужаса при одной мысли о чудовище, способном такое сотворить. Но преступления против детей – то единственное слабое место, которое ещё осталось в броне, которой себя старательно окружала Хэтти. Пока Рональд вёл машину по освещенному яркими огнями городу, Броуди успела позвонить Фэйт и договориться, чтобы та сама вплотную занялась анализом активности жертв на форумах, отыскала всех их собеседников и особенное внимание уделила той девушке, с которой общался Беннет. Его сведения могли оказаться ключевым моментом.
[indent] - У меня тоже, - со вздохом призналась Хэрриет, отстегивая ремень безопасности и выбираясь из машины. Набережная Миссисипи, к которой они подъехали, была освещена сильнее обычного – сумрак разгонялась не только фонари, но и мощные прожекторы, установленные полицейскими. Внизу, под холмом еще издали виднелось большое скопление людей, похожее на кипящий жизнью муравейник. Вблизи эта гудящая толпа напомнила Броуди уже растревоженный улей. Случайные прохожие, жители ближайших домов – все гудели, из уст в уста передавая информацию о новой жертве неизвестного потрошителя.
[indent] - Ему нравится внимание, - заметила Хэтти, вслед за Роном пробираясь через толпу к огораживающей место преступления желтой ленте. К её радости репортеры ждали прибытия федералов чуть левее, а потому не успели добежать и сунуть агентам в лица камеры и микрофоны. Броуди привычно поднырнула под приподнятую ленту. И только поймав на себе какой-то странный взгляд копа, стоявшего возле нее, поняла, что что-то не так. Было нечто общее в том, как посмотрел на прибывших федералов детектив Хокк и этот молодой ещё полицейский – смущенно, виновато, сочувствующе. Нужного слова не приходило на ум, но остававшееся после этих взглядов послевкусие заставляло дурное предчувствие ворочаться колким клубком в районе солнечного сплетения.
[indent] На этот раз тело было брошено на тянувшейся вдоль променада клумбе, и запах смерти смешивался с приторно-сладким ароматом цветов. Но не от этого кружилась голова. Вокруг тела жертвы и на ней самой была россыпь черно-белых фотографий, похожих на старые полароидные снимки по оформлению. Хэрриет присела на корточки и подняла с земли ту, что была ближе всего к ней. На пальцах остался бурый след крови. С карточки на Броуди смотрела она сама – старое фото еще с тех времен, когда Хэтти училась в колледже и был жив её пёс. Рука, державшая снимок, предательски задрожала. Женщина поспешно бросила его обратно на землю и выпрямилась, чувствуя, как к горлу подкатывает комок дурноты. Её бросило из жара в холод. Пришлось вспомнить старый совет, который ей дал кто-то из опытных старичков, когда она ещё была совсем зелёным новичком. Броуди очень хорошо помнила тот день, когда первый раз выстрелила в человека и убила его. Тогда руки дрожали точно так же, как сейчас. И подошедший сзади коп, обнявший её за плечи, прошептал: «Спрячь их в карманы». Это было верно, нельзя показывать слабость. Хэрриет торопливо сунула руки в карманы.
[indent] - И он определенно умеет хорошо работать с информацией, - добавила женщина, когда смогла говорить и не бояться, что дрогнувший голос её подведёт. – Собрать за столь короткий срок такое количество редких личных фотографий… Это определенно показатель, - Броуди рефлекторно оглянулась на людское озеро за спиной, постепенно превращающееся в море. Любопытствующих становилось всё больше. – Фотографируйте толпу, пусть будет как можно больше снимков, - по кивку детектива Хокка один из стоявших рядом копов направился в сторону снующих возле места преступления экспертов. Хэтти глубоко вдохнула, успокаивая себя. – Мне кажется, это был хороший штрих к портрету субъекта. Мы готовы дать профиль, - несмотря на утверждение, звучавшее в последней фразе, произнося её Броуди вопросительно взглянула на напарника. Они ещё немного покрутились возле тела, но ничего нового не обнаружили. Всё тоже самое и так же аккуратно, как и в прошлые разы. Ни одной толковой зацепки. Агентам пришлось сдаться и уезжать обратно в полицейский участок, оставив криминалистов и копов суетиться на месте.
[indent] - Как думаешь, он был в толпе? Он не мог не смотреть, Рон, - Хэрриет снова заговорила с напарником, когда они уже были в машине и отъехали от набережной на некоторое расстояние. Всё время до этого она просидела молча, подавленно сжавшись на сиденье. Это был один из тех случаев, когда ей было до одури страшно. - Он должен был видеть нас, видеть наши лица и лица копов, когда мы нашли эти фото. Слишком большой соблазн, - женщина закрыла глаза, глубоко вздохнула и усилием потерла виски. От гремучей смеси недосыпа с нервами голова просто раскалывалась. - Давай где-нибудь поедим и обсудим последние детали? - Броуди открыла глаза и покосилась на напарника, ожидая неодобрения за то, что даже в такой момент она думает о еде. Но ничего поделать с привычным способом подавлять тревогу не получалось.
[indent] Хэтти высыпала на колени из конверта собранные возле тела фотографии и принялась рассматривать их по одной, чувствуя, что с каждым новым снимком внутренности превращаются в горсть колотого льда, больно ранящего острыми краями. Некоторые из них она никогда не выкладывала в сеть, даже не оцифровывала. Как он их нашел?! От тягостных мыслей отвлекла трель мобильного.
[indent]  - Детка? - женщина прослушала длинное и витиеватое приветствие Фэйт. Это тоже успокаивало - если хотя бы их аналитик уже пришла в норму, значит, у этой жизни есть шанс прийти в обратно в колею. - Подожди, я включу на громкую связь, - Броуди убрала телефон от уха и нажала на кнопку. - Говори.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

17

Когда Хэрриэт присела на корточки рядом с трупом и потянулась к одной из фотографий, криминалист, что работал поблизости, шагнул к ней, явно собираясь напомнить, что на месте преступления ничего трогать нельзя. По крайней мере пока они с коллегами все не сфотографируют и не упакуют в специальные пакеты для улик. Однако, Рон его остановил решительным жестом и помотал головой, давая понять, что лучше им не мешать. Уж он-то прекрасно понимал, что сейчас испытывала его напарница. Им обоим сейчас было не до протокола. К тому же можно было не сомневаться, что ни отпечатков, ни следов ДНК убийца не оставил. Снимки, конечно, все равно обработают, но это бессмысленная трата времени и лишь для галочки, чтобы исключить все возможности даже вероятность чужой ошибки.
- Он уже давно этим занимается и знает, что за ним охотятся. Ничего удивительного в том, что он нами заинтересовался, нет, - Рон пожал плечами, стараясь говорить ровным тоном и не смотреть на вставшую рядом с ним напарницу. Его так и подмывало приобнять ее или хотя бы просто похлопать по плечу, чтобы она знала, что он рядом, но вокруг было слишком много нежелательных свидетелей. Возможно, в толпе зевак был сам убийца, кто знает. Ему-то уж точно ни к чему видеть, какой эффект произвела его выходка на агентов. Рональд махнул рукой криминалисту, что продолжал ошиваться рядом с ними, и, когда тот подошел, обратился к нему с просьбой.
- Сделайте снимки со всех этих фотографий и распечатайте. Они нужны нам прямо сейчас. Остальное можете паковать.
Парнишка кивнул, и к моменту, когда они закончили с осмотром места преступления, у них уже был при себе конверт со стопкой еще теплых после распечатки фотографий. Они почти не отличались от тех, что теперь были упакованы в специальные пакеты как улики и пронумерованы в соответствии с правилами. Только не пачкались кровью разве что. Именно эти фотографии Хэтти и перебирала, сидя за столиком какой-то кафешки, куда они завернули, чтобы перекусить и обсудить последние события. Рональд ковырялся в своей тарелке без особого энтузиазма, несмотря на то, что был голоден не меньше чем его прожорливая напарница. Разговор не складывался. Оба они были погружены в себя, когда у Хэтти зазвонил телефон.
- Фэйт? - догадался он. Ответом ему стал голос аналитика, полившийся сплошным потоком из динамика сотового. Рональд машинально огляделся, но в кафешке в поздний час кроме них никого не было.
- Я пошерстила по всем штатам, задав в качестве параметров поиска особенности почерка нашего убийцы, и представьте себе, нашла еще двенадцать совпадений!
- Парень работал без отпуска, - мрачно хмыкнул Уильямс.
- И без выходных, похоже, - отозвалась Фэйт. - Но знаете, что самое интересное? Последнее по хронологии убийство было в Далласе всего за две недели до первого в Новом Орлеане и они подавали запрос к нам, но так как жертва была всего одна, запрос отклонили. Типа, нужно еще как минимум три, чтобы этим заинтересовалось ФБР.
Голос Фэйт приобрел раздраженные нотки. Бюрократия была придумала задолго до ФБР, но именно бюро довело ее до совершенства. Сколько таких же запросов было отклонено и не принято во внимание только потому что трупов было недостаточно? Субъект вполне кочевать из штата в штат, удовлетворяясь единичными жертвами там, где был проездом.
- Я связалась с полицией Далласа, чтобы уточнить детали, это точно наш парень, - продолжала между тем Фэйт. - Боссу я тоже сообщила. Он с вами еще не связывался?
- Нет, - насторожившись, Рон переглянулся с Хэтти. - С чего бы ему это делать?
- Ну... он собирался послать туда кого-нибудь, чтобы убедиться уже на месте, но раз уж вы в соседнем штате...
- Об этом не может быть и речи, у нас тут еще один труп, работы полно, а нас всего двое. Пусть кто-нибудь другой этим занимается.
Рональд почти искренне возмутился. Просроченное дело в Далласе все равно ничего им не даст, уж они-то это понимали, а здесь, в Новом Орлеане, они были буквально под боком у убийцы. Бросать все и ехать в соседний штат ради того, чтобы проставить галочку, было глупо.
- Милый, я тебя прекрасно понимаю, - Фэйт говорила мягко и ласково, в очередной раз заставив Рональда подумать о том, что до ФБР Мендес вполне могла работать в сексе по телефону. - Вам не обязательно все бросать. Пусть кто-нибудь один смотается. Не хочу напоминать, но после того, как штат сократили, послать в Даллас просто некого. Это всего на один день. Максимум. Вдруг вы найдете там какую-нибудь зацепку. Всего одна жертва в таком городе как Даллас... Вам не кажется, что это странно?
- Может, он там был проездом? - Уильямс уже понял, что от поездки в Даллас им не отбрехаться и посмотрел на напарницу с мрачной решимостью. - Если я вылечу сейчас, завтра в это же время уже смогу вернуться. Справишься одна?
Оставлять Хэтти одну, после того, как они нашли все эти снимки, ему не хотелось, но это было необходимо. Пусть начальник их отдела пока не звонил и давал приказ официально, лучше уж сыграть на опережение и потратить всего сутки. Лететь всего ничего, с утра он уже будет на месте и успеет все сделать за день, а вечером вернется сюда.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

18

[indent] Всё время, пока они с Роном крутились на месте преступления, Хэрриет изо всех сил старалась не подавать вида, что ей страшно. Может, и глупо, но Броуди постоянно казалось, что она ощущает на себе чужой взгляд, отдающийся характерным зудом между лопаток. В машине женщина почувствовала себя защищеннее, но в какой-то кафешке, обещавшей французскую кухню, это паршивое чувство вернулось вновь. Так и подмывало дергано оглянуться по сторонам. Возможно, Рон сейчас испытывал то же самое, потому что разговор не клеился. Какое-то время напарники просто сидели молча. Рональд больше развозил заказанную еду по тарелке, Броуди точила с таким аппетитом, который сложно подозревать за женщиной её комплекции. Чертовы нервы!
[indent] Вместо ответа Хэтти кивнула, сгребла фотографии с места преступления и убрала их пока с глаз долой. Новости, которые принесла Фэйт, были неутешительны. Двенадцать совпадений! Услышав цифру, Броуди сдавленно охнула от досады, злясь на систему.
[indent] - Гребаные бюрократы! – ругнулась женщина, озвучив, наверное, мысли всех участников разговора. Начни они искать раньше – и возможно, кто-то из жертв получил бы шанс остаться в живых. – Но стратегия умная. Где-то не будут заморачиваться из-за одного убийства, где-то запрос отклонят. Он заставил систему работать на себя, - Хэрриет зло скомкала салфетку. Фэйт продолжила доклад, помянув ещё про два смутно похожих случая за границей. – А ты говоришь – без отпуска, - прокомментировала новую информацию Броуди. Аппетит был безнадежно испорчен, так что она отодвинула от себя тарелку с остатками их то ли позднего ужина, то ли раннего завтрака.
[indent] - А вдруг он там ошибся? – мрачно сказала Хэрриет. – Вдруг Фэйт права и одно убийство в Далласе – не случайность? Может, он ошибся там и быстренько смотал удочки, пока его не накрыли? Он так долго пасется в Новом Орлеане, а это город покинул всего после одного случая.
[indent] Надежды на такой исход было маловато, но всё же лучше, чем ничего, которое было у них сейчас. Да и Фэйт ясно дала понять, что с начальством поспорить тут, скорее всего, не удастся. По собственной воле или нет, но кого-то из них туда отправят.
[indent] - Справлюсь, - решительно кивнула Броуди, немного помедлила и все же попросила. – Только давай после пресс-конференции, хорошо?
[indent] В их паре за связи с общественностью чаще всего отвечала именно Хэтти.  Она была по-женски мягче и дипломатичнее, она умела плавать в мутной воде. Но на этот раз ей мучительно не хотелось оставаться с акулами от СМИ один на один, зная, что где-то ее может слушать и субъект. Ей нужно было чувствовать поддержку Рона.
[indent] - Спасибо, Фэйт, - Хэрриет нажала на отбой и бросила смартфон рядом с собой. Устало потерла виски, в которых начинало чувствоваться противное нытье головной боли. Нужно было переварить новую информацию.  – Поехали домой, - Броуди сгребла со стола оставшиеся фотографии и принялась собираться. – Попросим Хокка назначить конференцию на раннее утро, надо хоть немного выспаться перед эти.

***
[indent] Это была первая за долгое время конференция, когда Броуди ощущала себя по-настоящему неуютно. Но тем не менее, она заставила себя сосредоточиться, расправить плечи и выйти к собравшимся. Журналистов оказалось не так и много:  только несколько самых крупных каналов и газет. Большую часть выделенного под пресс-конференцию зала занимали хмурые полицейские. Детектив Хокк представил агентов, сказал пару фраз вступления и предоставил им слово.
[indent] - Мы имеем дело с белым мужчиной приблизительно сорока-сорока пяти лет, - начала Хэтти, сверяясь краем глаза со своими набросками. – Это не первое его убийство, на его счету уже почти два десятка жертв за долгие годы. И это только те дела, которые нам удалось найти и привязать к профилю. Он осторожен, методичен и уверен в себе на месте преступления. Скорее всего, эти качества проявляются и в жизни. С годами он оттачивал своё мастерство, его жертвы – это его произведения искусства, если хотите. Он ими гордится и не упустит шанса полюбоваться, но со стороны. Лезть в расследование в качестве добровольца, как это иногда бывает, он не станет. Он достаточно обаятелен, чтобы его не боялись и не выделяли в толпе. Это обычный приятный мужчина, про которого быстро забываешь. Он мобилен и имеет машину, позволяющую ему перевозить девушек и тела. Возможно, она же и служит ему звукоизолированным убежищем, где он пытает своих жертв.
[indent] - Каковы мотивы его поступков?
[indent] - Это хищник. Он убивает не ради того, чтобы выместить злобу на женщине, похожей на ту, которая для него недоступна. Он убивает ради собственного удовольствия. Возможно, это дает ему чувство уверенности в себе, помогает подавлять какие-то внутренние комплексы.

***
[indent] После конференции Хэрриет вышла в коридор. Ей хотелось проводить Рона на самолет, но вместо этого нужно было ехать с детективом Хокком в морг, на вскрытие последней жертвы. Ничего нового ни оно, ни результаты работы криминалистов не принесли. Нужно было продолжать копаться в жизнях жертв.
[indent] Тот же детектив Хокк отвез Броуди домой. Женщина усмехнулась, поймав себя на мысли о том, что называет домом ту казенную квартирку, которую выделили им с Роном здесь.
[indent] - Может, проводить вас? – предложил детектив, который был явно не против ещё и заглянуть на чашечку кофе. Но у Хэрриет не было на это настроения.
[indent] - Нет, спасибо.  Я слишком устала.
[indent] - Отдыхайте. На всякий случай я попросил усилить патрулирование в этом районе.
[indent] Попрощавшись с детективом Хокком, женщина пошла через слабо освещенную парковку к дому. Несмотря на теплоту новоорлеанской ночи, она ежилась и непроизвольно ускоряла шаг, звонко стуча низкими каблучками туфель по асфальту. Ей требовалось поскорее добраться до квартиры, принять душ и таблетку аспирина. Потом можно будет вздремнуть пару часов и снова приниматься за работу.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

Отредактировано Joanna McAlister (2017-11-05 23:14:23)

+3

19

Им определенно понравился его сюрприз. Конечно, ведь он так старался. Потратил много времени и сил, чтобы собрать все это. На этот раз жертва была не так уж и важна, хоть он и подошел к ее выбору с той же скрупулезностью, что и прежде, но на этот раз, именно на этот раз, он позволил себе не зацикливаться на деталях. Однако, привычка оказалась куда сильнее его умышленной безалаберности. Это его откровение было таким же, как и все прочие. Именно так, откровение, а не убийство. Он был откровенен с этим миром, когда оставлял очередное свое кровавое послание, и ждал откровенности в ответ. Откровенного восхищения, откровенного признания и, конечно же, понимания. Именно его он искал, снова и снова оставляя тела девушек на самом видном месте. Но его никто не понимал.
За последние десять лет, с тех пор как он по-настоящему оказался близок к тому, чтобы быть пойманным, он не встречал никого, кто мог бы его понять, мог бы с ним сравниться, кто был бы достоин... Иногда он думал, что уничтожил тогда свой единственный шанс на обретение друга. Шесть пуль сорок пятого калибра в грудь ищейки, внезапно оказавшейся таким же хищником, как и он сам, и он снова был свободен от преследования. И снова был одинок, как и в начале своего пути. Черная скорбь, которую он испытал тогда, десять лет назад, иногда напоминала о себе, но с каждым годом это случалось все реже и реже. Сегодня он впервые за довольно долгое время вновь ее почувствовал, когда смотрел, как тот чернокожий федерал топчется вокруг тела. Он был там десять лет назад. Он знал его. Он просто не мог не вспомнить. Девчонка, что топталась рядом с ним, оказалась весьма приятным бонусом к этой неожиданной встрече спустя столько лет. Снова и снова она переманивала на себя его внимание. Он цеплялся за ее длинные ноги взглядом, мысленно оглаживая ее ладную задницу. Она подходила ему по всем параметрам, но он давно взял за правило никогда не трогать самих ищеек. В прошлый раз это привело к тому, что его едва не поймали. Он решил больше так не рисковать и придерживался этого правила все это довольно долгое время. До тех пор, пока девчонка не выступила на конференции.
У них ничего не было, кроме портрета, который можно было приметить почти к половине мужского населения страны его возраста. Но он был не очень приятно удивлен, когда они все же угадали его возрастную категорию, поскольку всегда предпочитал думать, что не стареет, по крайней мере в этом плане. Потом он списал эту деталь на то, что чернокожий федерал все же сложил два и два и накинул ему те десять лет, что прошли с последней их встречи, и даже счел это довольно лестным. Его запомнили, что не могло не радовать. Куда неприятнее стали их выводы о том, что он какой-то закомплексованный стареющий дегенерат, страдающий от нехватки уверенности в себе. Девчонка-федерал говорила об этом с уверенностью, а напарник молчаливо поддержал ее слова. Да что они вообще о нем знают? Что ОНА знает?! Уязвленный дальше некуда, он едва сдержался, чтобы к чертовой матери не разнести витрину магазина, в который пришел специально, чтобы посмотреть пресс-конференцию. Дешевый телевизор стал бы первой его жертвой, а посмеивающийся продавец - второй. Но он сдержался. Он всегда сдерживался, а потом шел убивать. Но на этот раз ему было мало просто подкинуть федералам очередной труп. Его тщеславие было затронуто куда серьезнее, чем он думал и требовало определенных мер. Возмездия даже.
Ему не пришлось тратить время на выслеживание жертвы и планирование убийства от и до. Жертва сама себя обозначила, так неосторожно отозвавшись о нем перед камерами. И он знал, где она была уязвимее всего. Ее напарник совершил серьезнейшую ошибку, когда оставил ее без присмотра. Это был почти подарок, а отказываться от таких подарков он не любил.
Ночь была в разгаре. В Новом Орлене это было особое время суток. Особо шумное, если быть точным. Французский квартал веселился, словно ничего не случилось. Такой уж тут народ. Они и очередную Катрину встретили бы песнями и плясками, если бы та вздумала обрушиться на Луизиану без предупреждения. Сегодня была ночь куда более локальных катастроф. Он уже предвкушал завтрашние заголовки и экстренные выпуски новостей. Федеральный агент, расследующий серийные убийства, найден на своей конспиративной квартире! Он стоял за углом, в тени здания, где полиция поселила федералов, и выжидал. Жертва была не одна, но детективу - он даже не запомнил его имя - сегодня явно не везло. Девчонка вошла в дом в одиночестве, через несколько минут на втором этаже вспыхнул свет. Теперь он знал точно, где искать.
[nick]John Doe[/nick][status]your worst nightmare[/status][sign]И, как это часто бывает со снами, в конце тебя ждет чудовище...[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/69561.jpg[/icon][info]<br><hr>серийный убийца<hr>[/info]

+4

20

[indent] Смутное ощущение чужого взгляда, возникшее ещё на последнем месте преступления, никак не хотело уходить. Оно сопровождало Хэрриет на конференции, после нее и по дороге на конспиративную квартиру, отзываясь неприятным покалыванием между лопаток и противным холодком на коже. Умом Броуди понимала, что это – всего лишь плод её разыгравшегося воображения, последствие взбудораженности из-за веера личных фотографий возле трупа. Но наступить на горло собственным бушующим эмоциям оказалось не так-то просто, даже зная не одну методику овладения собой в сложной ситуации. У Хэтти не получалось.
[indent] Наверное, не стоило отпускать детектива Хокка. Пересекая пустынную парковку с такой осторожностью, словно где-то на соседней крыше затаился снайпер, женщина не могла не думать о том, что чужое присутствие помогло бы ей вернуть утраченное ощущение безопасности. Пусть даже это будет раскатавший губу детектив, а не надежный как скала Рональд, об отлучке которого Хэрриет сожалела более всего. Разладившиеся эмоции собрались внизу живота тугим клубком дурного предчувствия, ощущения сгустившейся грозы.
[indent] – Не сходи с ума, - чертыхнувшись, приказала себе Броуди. Она влетела в подъезд и с рекордной скоростью преодолела отделявшие её от квартиры лестничные пролеты. Строго говоря, в доме вообще-то был лифт, но он почему-то отказался приезжать, застряв где-то на верхних этажах.
[indent] Рука нервно дрогнула, и связка ключей с грохотом упала на пол. Снова выругавшись, Хэтти присела на корточки и подняла её, торопливо открыла дверь и шагнула под защиту четырех стен, ставших почти родными. Закрывшись на только на замок, но ещё и на щеколду женщина, наконец, почувствовала себя в безопасности. Относительной, потому что абсолютная будет доступна только тогда, когда они поймают это чудовище. Сделав глубокий вдох, Броуди привалилась спиной к двери и бросила сумку на пол. Пару минут она занималась контролем дыхания, сосредоточившись на вдохах и выдохах, пока пульс не перестал шкалить, как после хорошей пробежки.
[indent] – Что тут у нас? – пробормотала женщина, присев прямо на тумбу для обуви и листая валявшийся на ней телефонный справочник. Она набрала первый попавшийся ей на глаза номер какой-то пиццерии и сделала заказ. Диспетчер извинилась, сказав, что из-за какого-то небольшого праздника, возможно, доставят её с некоторым опозданием. Хэрриет это вполне устраивало: пища насущная была ей почти обеспечена, а скоротать время до её приезда поможет душ. Определенно нужен душ. А потом пара-тройка часов нормального сна.
[indent] На ходу расстегивая пуговички на блузке, Броуди пересекла комнату и зашла в ванную. Шум горячей воды, исходящей паром, заполнил небольшое помещение. Женщина отправила одежду комом в угол и встала по струи.
[indent] Кажется, она провела под душем добрые полчаса, если не больше. Хэтти раз за разом выливала на ладонь шампунь, тщательно втирала его в волосы, смывала и снова до скрипа отдирала кожу мочалкой, пока она не покраснела. Запасы здесь придется пополнять после её отъезда.
[indent] Настроение от принятого душа заметно улучшилось, Броуди словно смысла в водосток добрую часть сомнений, тревог и дурных предчувствий. Обернувшись полотенцем и накрутив второе на голову наподобие чалмы, она босиком пошла в комнату, собираясь переодеться во что-нибудь свободное и заварить чай в ожидании курьера.
[indent] Мощный удар по затылку, обрушившийся на Хэрриет сразу же, стоило ей покинуть пределы ванной, был полной неожиданностью. В квартире, находившейся на приличном этаже, надежно запертой и принадлежавшей местной полиции она чувствовала себя в безопасности. Поэтому Броуди и не додумалась принять дополнительных мер, проигнорировав вопящее чутье и списав всё на разыгравшиеся нервы. А ведь стоило ей всё проверить…
[indent] Свет погас до обидного быстро. Вся многолетняя выучка, намертво въевшиеся в кровь инстинкты – псу под хвост. Ни на что попросту не хватило времени до того, как померкло сознание. Отключившаяся Хэтти кулем свалилась на пол, уже не чувствуя, как сползает полотенце. Она уже не могла ничего сделать с тем, что теперь тот, на кого она охотилась, может играть с нею, будто с куклой.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+1

21

Он не спускал с нее глаз с того самого момента, как проник в квартиру и огрел по голове. В попытке найти хоть один изъян, который мог бы убедить его отступить и выбрать кого-нибудь другого в качестве жертвы, он осмотрел каждый миллиметр ее тела, но так ничего не нашел. Она была идеальна во всех отношениях. Она была именно тем, что ему и было нужно. Самое красноречивое его послание этому миру. Если после нее они не поймут его, он будет целиком и полностью оправдан в своих деяниях и продолжить наказывать людей за всю их узколобость и слепоту. Уж ее-то они должны увидеть. Должны понять...
Мокрая и вкусно пахнущая после душа, она была с удобствами размещена на кровати в ее же собственной спальне. Он зафиксировал ее руки и ноги веревкой, буквально распяв ее на постели, и какое-то время бродил вокруг не столько проверяя надежность пут и повязки на глазах, сколько любуясь ее телом. Гибкое и сильное, оно могло бы принадлежать фотомодели, тренеру по йоге или какой-нибудь повернутой на здоровом образе жизни домохозяйке, но он ни на минуту не забывал, что перед ним федеральный агент, который охотится за такими как он. Это был его злейший враг, которого он заполучил буквально на блюдечке. Он решил, что не будет убивать ее быстро. Он сделает это медленно и со вкусом и, может быть, отойдет от своей привычной схемы и «попробует» ее до того, как убить, а не после, как обычно. Чтобы до нее на деле дошло, насколько серьезно она ошибалась, когда говорила о каких-то там внутренних комплексах. Комплексы для плебеев и примитивных человеческих особей, а не для хищников высшего порядка, к коим он себя причислял. Комплексы, это не про него.
- И чему вас в этом вашем ФБР только учат, - в задумчивости пробормотал он, глядя на девчонку сверху вниз. Довольно сильный удар по затылку должен был гарантировано ее вырубить, но как скоро она после этого придет в себя, он мог только предполагать. Его расчеты допускали некоторые погрешности, тем не менее он надеялся успеть все устроить в наилучшем виде к возвращению чернокожего федерала. Именно он должен обнаружить ее тело, а не кто-то другой. Уж точно не тот невзрачный детектив, который напрашивался к ней «на кофе». Вот у кого действительно комплексы. И на что он только рассчитывал?..
Звонок в дверь отвлек его от созерцания распластавшейся по покрывалу жертвы. Что за черт?.. Осторожно высунувшись из спальни, он прислушался. Будь это ее напарник, он бы воспользовался своими ключами, так что федерал автоматически отпадал. Да и не мог он вернуться так скоро. Оставался лишь детектив, по какой-то причине решивший попытать счастья еще разок. Может убить его? Но раздавшийся за дверью ломаный подростковый голос отмел и эту версию.
- Эй, пиццу заказывали?!
Напряжение, сковавшее плечи, шею и поясницу, тут же резко схлынуло. Как же мило с ее стороны позаботиться об ужине. И о свидетеле, от которого теперь придется избавляться. Он вышел из спальни, на ходу снимая слишком жаркую для Нового Орлеана толстовку с капюшоном и лыжную маску, которая не давала рассмотреть его лицо даже при ярком свете, и направился к двери. Про черные латексные перчатки, что были на нем, он даже не подумал. Стоило ему открыть дверь, как помятого вида заспанный парнишка в фирменной бейсболке какой-то местной пиццерии машинально всучил ему в руки коробку с пиццей и на автомате назвал цену.
- Да, конечно, проходите пожалуйста, - радушие в его голосе можно было добавлять в кофе вместо сахара. - Я сейчас, только за бумажником схожу.
Пацан прошел в прихожую, не чуя подвоха, и лениво огляделся по сторонам, не обратив внимание на то, что заказчик зачем-то закрывает и запирает за ним дверь. Один удар по затылку уложил доставщика пиццы на пол прихожей, а короткий росчерк скальпеля по шее довершил начатое. Вид крови, толчками выплескивающейся из вскрытого горда на пол прихожей, пробудил аппетит. Он сточил пару кусков еще теплой пиццы, прежде чем вновь одеться и вернуться в спальню. Девчонка все еще была без сознания. Подушка под ее головой успела пропитаться водой от мокрых волос, остатки влаги быстро испарялись, но небольшие лужицы все еще подрагивали в яремной впадине и ямке пупка. Он макнул палец в последний и тут же поморщился. Латекс мешал чувствовать что-то кроме тепла, да и то было едва ощутимо. Посомневавшись пару секунд, он все же стащил перчатку с руки и дотронулся до нее уже без преград. Пальцы скользнули от пупка вниз, прочертили аккуратную полосу там, где ему еще только предстояло поработать скальпелем, словно делая разметку на будущее, и скользнули еще ниже, проникая в нежные складочки плоти, которые тут же увлажнились, отвечая на ласку. Тело всегда знает, как нужно реагировать.
- Просыпайся, красавица, - вкрадчиво проворковал он, проникая в нее еще глубже. - Не заставляй меня ждать.
[nick]John Doe[/nick][status]your worst nightmare[/status][sign]И, как это часто бывает со снами, в конце тебя ждет чудовище...[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/69561.jpg[/icon][info]<br><hr>серийный убийца<hr>[/info]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-22 18:47:48)

+1

22

[indent] Свет погас так неожиданно и быстро, что Хэрриет даже не успела ничего понять. Удар, пришедшийся по затылку, оказался довольно сильным. Женщина провела в отключке долго, очень долго. Быть может, даже слишком долго. Он успел связать её, разложив по кровати так, как ему было угодно, лишив большинства возможностей сбежать.
[indent] Броуди очнулась, скривившись и застонав, когда, кажется, от малейшего вздоха тяжелый сгусток боли, собравшийся в затылке, взорвался яркой вспышкой, на миг ослепившей и оглушившей её. Вторым, что она почувствовала, были чужие пальцы между её ног. Тело предательски отреагировало на них чуть заметным теплом внизу живота и влагой, но самой Хэтти это вторжение остро не нравилось. Инстинктивно она воспротивилась ему и дернулась, пытаясь свести ноги и оттолкнуть неизвестного руками. Запястья и лодыжки отозвались саднящей болью. От долгого пребывания в одной и той же позе они успели затечь и онеметь, непослушные пальцы и вовсе не ощущались.
[indent] – Кто ты? – прохрипела, облизав пересохшие губы, женщина, продолжая методично напрягать руки и ноги. То, чем он связал их, из-за онемения понять, скотч это или веревка, больно врезалось в кожу. Ответ на свой вопрос в глубине души Хэрриет знала, пусть и не могла признаться его разумом, который понемногу начинал затапливать страх. Это был он. Тот, кого они тщетно пытались поймать, тот, кто не оставил им ни единой зацепки. Даже портрет был расплывчат и очень, очень примерен, они могли больше предполагать, чем знать.
[indent] Рональд когда-то учил свою напарницу, совсем ещё молоденькую девчонку, только-только пришедшую в ФБР, что ни в коем случае нельзя поддаваться страху. Паника либо парализует тебя, либо заставит суматошно бегать, стукаясь лбом о стены, лишит даже призрачного шанса на спасение. «Думай, думай, думай. Ищи выход. Даже если тебя съели – их всё равно два», - как-то сказал он. Но на какой-то миг все эти премудрости казались бесцветной шелухой, опадающей под резкими, как злой осенний ветер, порывами почти животного ужаса, когда Хэрриет отчаянно задергалась, тщетно пытаясь если не освободить руки и ноги, то хотя бы ослабить путы. Но их завязали на совесть, а пальцы, погрузившиеся в нежную плоть и там замершие, от этой бесполезной дерготни только проникали ещё глубже. Она задыхалась от боли и страха. Грудь сдавило будто железным образом, в висках шумно застучал пульс, а мозг начал отключаться.
[indent] Броуди только чудом сумела в последний миг перед тем, как паника полностью затопила её, лишив возможности связно думать, заставить себя вспомнить всё, чему учил Рональд. В том числе и тому, как выпутать руки из веревок, скотча и прочих стяжек. Нужно только выиграть время. И показывать своего страха, не доставлять этому грязному животному такого удовольствия. Даже если он выиграет и получит жизнь Хэтти, ей вдруг до дрожи захотелось сохранить за собой хотя бы гордость и чувство собственного достоинства.
[indent] Лихорадочно соображая мозгом, будто ватным из-за никак не желающего отступать страха, как выкрутиться и что сказать, чтобы выиграть время, женщина параллельно пыталась вспомнить, чему же учил её напарник. Нужное знание с трудом всплывало в голове, а заставить тело действовать – медленно и аккуратно – казалось почти невозможной задачей.
[indent] – Тебе не понравились мои слова? – опасно подавшись вперед, аж до боли в плечевых суставах, поинтересовалась Броуди, стараясь придать голосу обманчивое спокойствие. Она не стала спрашивать, почему он здесь. Это бы лишь польстило ему, не более. Они разозлили его – то ли конференцией, то ли тем, что не удрали, поджав хвосты, когда получили фотографии. И теперь этот психопат пытался показать свою силу. – Или ты не отважился напасть на Рональда? – Хэрриет не знала, зачем только что брякнула то, что могло разозлить его ещё больше. Возможно, это прорвался страх, продолжавший бурлить в крови. Или же что-то подсознательное подсказывало, что делать и говорить. В любом случае отступать было уже поздно. Женщина снова опала на кровать, экономя силы. Теперь она вспомнила, как выкрутить руку, оставалось только реализовать это на практике, что она и начала незаметно делать, напрягая запястье и шевеля пальцами, чтобы для начала восстановить нормальный кровоток. – Или решил больше не рисковать, не оставлять в живых тех, кто смог больше, чем тихо истерить от беспомощности? Не захотел снова ошибиться, да?
[indent] Свет погас так неожиданно и быстро, что Хэрриет даже не успела ничего понять. Удар, пришедшийся по затылку, оказался довольно сильным. Женщина провела в отключке долго, очень долго. Быть может, даже слишком долго. Он успел связать её, разложив по кровати так, как ему было угодно, лишив большинства возможностей сбежать.
[indent] Броуди очнулась, скривившись и застонав, когда, кажется, от малейшего вздоха тяжелый сгусток боли, собравшийся в затылке, взорвался яркой вспышкой, на миг ослепившей и оглушившей её. Вторым, что она почувствовала, были чужие пальцы между её ног. Тело предательски отреагировало на них чуть заметным теплом внизу живота и влагой, но самой Хэтти это вторжение остро не нравилось. Инстинктивно она воспротивилась ему и дернулась, пытаясь свести ноги и оттолкнуть неизвестного руками. Запястья и лодыжки отозвались саднящей болью. От долгого пребывания в одной и той же позе они успели затечь и онеметь, непослушные пальцы и вовсе не ощущались.
[indent] – Кто ты? – прохрипела, облизав пересохшие губы, женщина, продолжая методично напрягать руки и ноги. То, чем он связал их, из-за онемения понять, скотч это или веревка, больно врезалось в кожу. Ответ на свой вопрос в глубине души Хэрриет знала, пусть и не могла признаться его разумом, который понемногу начинал затапливать страх. Это был он. Тот, кого они тщетно пытались поймать, тот, кто не оставил им ни единой зацепки. Даже портрет был расплывчат и очень, очень примерен, они могли больше предполагать, чем знать.
[indent] Рональд когда-то учил свою напарницу, совсем ещё молоденькую девчонку, только-только пришедшую в ФБР, что ни в коем случае нельзя поддаваться страху. Паника либо парализует тебя, либо заставит суматошно бегать, стукаясь лбом о стены, лишит даже призрачного шанса на спасение. «Думай, думай, думай. Ищи выход. Даже если тебя съели – их всё равно два», - как-то сказал он. Но на какой-то миг все эти премудрости казались бесцветной шелухой, опадающей под резкими, как злой осенний ветер, порывами почти животного ужаса, когда Хэрриет отчаянно задергалась, тщетно пытаясь если не освободить руки и ноги, то хотя бы ослабить путы. Но их завязали на совесть, а пальцы, погрузившиеся в нежную плоть и там замершие, от этой бесполезной дерготни только проникали ещё глубже. Она задыхалась от боли и страха. Грудь сдавило будто железным образом, в висках шумно застучал пульс, а мозг начал отключаться.
[indent] Броуди только чудом сумела в последний миг перед тем, как паника полностью затопила её, лишив возможности связно думать, заставить себя вспомнить всё, чему учил Рональд. В том числе и тому, как выпутать руки из веревок, скотча и прочих стяжек. Нужно только выиграть время. И показывать своего страха, не доставлять этому грязному животному такого удовольствия. Даже если он выиграет и получит жизнь Хэтти, ей вдруг до дрожи захотелось сохранить за собой хотя бы гордость и чувство собственного достоинства.
[indent] Лихорадочно соображая мозгом, будто ватным из-за никак не желающего отступать страха, как выкрутиться и что сказать, чтобы выиграть время, женщина параллельно пыталась вспомнить, чему же учил её напарник. Нужное знание с трудом всплывало в голове, а заставить тело действовать – медленно и аккуратно – казалось почти невозможной задачей.
[indent] – Тебе не понравились мои слова? – опасно подавшись вперед, аж до боли в плечевых суставах, поинтересовалась Броуди, стараясь придать голосу обманчивое спокойствие. Она не стала спрашивать, почему он здесь. Это бы лишь польстило ему, не более. Они разозлили его – то ли конференцией, то ли тем, что не удрали, поджав хвосты, когда получили фотографии. И теперь этот психопат пытался показать свою силу. – Или ты не отважился напасть на Рональда? – Хэрриет не знала, зачем только что брякнула то, что могло разозлить его ещё больше. Возможно, это прорвался страх, продолжавший бурлить в крови. Или же что-то подсознательное подсказывало, что делать и говорить. В любом случае отступать было уже поздно. Женщина снова опала на кровать, экономя силы. Теперь она вспомнила, как выкрутить руку, оставалось только реализовать это на практике, что она и начала незаметно делать, напрягая запястье и шевеля пальцами, чтобы для начала восстановить нормальный кровоток. – Или решил больше не рисковать, не оставлять в живых тех, кто смог больше, чем тихо истерить от беспомощности? Не захотел снова ошибиться, да?
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+1

23

Девчонка очнулась довольно скоро. Он не успел увлечься ее киской всерьез, но убирать пальцы не спешил, с удовлетворением наблюдая за ее тщетными попытками отстраниться и свести ноги вопреки тому, как охотно ее тело отзывалось на проникновение. Она хотела, но противилась этому. Они все противились, а потом кончали, позорно и громко, рыдая от стыда и унижения. Но эту он попробует по-настоящему. Не пальцами и не после того, как она уже не будет ничего чувствовать. Она почувствует. Он уже принял решение.
Первый же ее вопрос вызывал у него усмешку. Если бы он мог позволить себе поерничать, как любил это делать в обычной своей жизни, он бы непременно отозвался на ее вполне ожидаемый вопрос. Но сейчас в этом не было нужды. Она и без того знала, кто он. Знала и чувствовала. Или чуяла, как любая ищейка. Потому он только фыркнул в лыжную маску, которая скрывала его лицо почти целиком. Надетые поверх нее зеркальные очки, тоже из породы лыжных, плотно облегающих лицо и скрывающих глаза, запотели от его дыхания. В них не было особой нужды, как, впрочем, и в маске, ведь глаза девчонки были завязаны, но он просто не мог позволить себе расслабиться. Он не должен, не имеет права оставлять следы. Это правило он никогда не нарушал, поэтому его до сих пор не поймали.
Взгляд опустился на руку, которой он ласкал свою жертву. Нужно было надеть перчатку. Умом он это прекрасно понимал и знал, что так надо, но все никак не мог заставить себя лишиться этого ощущения. Влажная и теплая, она обнимала его пальцы и насаживалась на них все сильнее, пока бесполезно дергалась в своих путах. Паника пробегала судорогами по ее телу, покрывала смуглую кожу мурашками и увлажняла ее лоно все сильнее. Редко, ох, как же редко ему попадались такие. Возбуждающиеся от опасности и риска. Зачастую они даже не понимали этого, но он-то видел, он чувствовал, как реагируют их тела на все происходящее и пользовался этим против них же.
Он так увлекся собственными ощущениями, что сам не заметил, как стал двигаться внутри своей жертвы более настойчиво. Уже позже он понял, что хочет довести ее до разрядки и показать, насколько она не отличается от других. Его пальцы замерли глубоко внутри нее, когда девчонка заговорила, приподняв плечи над подушкой и вывернув руки. Вибрации от ее голоса, слишком спокойного для той, кто только что так отчаянно вырывался из своих пут, прошлись по всему ее телу и защекотали кончики его пальцев. Точно, она же из этих. Профайлер. Их учили заговаривать зубы и залезать в голову. Он снова фыркнул и, чтобы у девчонки не осталось иллюзий как на его счет, так и на счет своей участи, легко забрался на кровать и устроился между ее широко разведенных ног. Его колени протиснулись под дрожащие бедра, вынуждая девчонку против воли приподнять таз и до предела натягивая веревку на ее лодыжках. Теперь она была вся раскрыта перед ним. В паху потяжелело, ширинка неприятно давила на возбужденный член, но он все равно не торопился. В руке без перчатки блеснул скальпель. Его острый кончик невесомо коснулся нежной кожи ее живота и слегка оцарапал ее, очерчивая будущий разрез. Так невесомо, почти нежно, что даже следа не осталось, не то что крови.
Девчонка снова заговорила, вспомнив своего чернокожего напарника, и он усмехнулся в очередной раз. Ему вдруг пришло в голову, что он мог бы пойти дальше и сделать то, что собирался, прямо на глазах у старого знакомого. Стало даже немного обидно, что эта идея не пришла ему в голову раньше. Это было бы по-настоящему красноречиво. Это сломило бы его. Он не сомневался в этом. Может быть он сделает так со следующей, когда проучит эту его напарницу? С шумом выдохнув горячий от обуревающего его восторга воздух из легких, он бросил скальпель на покрывало, намереваясь достать из кармана презерватив, но его жертва снова открыла рот и то, что она сказала, заставило его резко оцепенеть. Что за чушь она несет? Ярость полыхнула внезапно, как проблеск молнии в совершенно ясный летний день. Он метнулся вперед, почти навалился на нее и, сжав ее горло рукой, зашипел как змея прямо ей в лицо.
- Я никогда не ошибаюсь! Никогда. Слышишь?! - искаженный злостью и плотной маской его яростный шепот, казалось, наполнил собой все свободное пространство. - От меня никто не уходил живым.
Он не сразу сообразил, что душит свою жертву и уже почти задушил, судя по тому, как посинело ее лицо. Все таки она его спровоцировала. Тварь. Отняв руку, он выпрямился и стал натягивать на нее перчатку, которую снял, что дотронуться до девчонки. Нет, все не так. Нельзя никого выделять. Нельзя отходить от плана. Она такая же, как все остальные, и он сделает с ней все то же самое, что и с ними. Сильнейшее возбуждение, которое он испытывал совсем недавно, болезненно пульсировало и стремительно сходило на нет.
[nick]John Doe[/nick][status]your worst nightmare[/status][sign]И, как это часто бывает со снами, в конце тебя ждет чудовище...[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/69561.jpg[/icon][info]<br><hr>серийный убийца<hr>[/info]

+3

24

[indent] Хуже всего было не видеть. Не представлять, где сейчас находится тот, кто в любой момент мог нанести удар. Жадно ловить каждый шорох, сопровождающий его движения, чтобы понять… Хэрриет не знала, зачем ей это. Ведь от того, что она поймет, когда он ударит, ничего не изменится. Он распята на собственной кровати, унизительно распялена и раскрыта. Единственный способ сопротивляться, доступный Броуди – это голос и эмоции. Она может лишь говорить, язвить, почти хамить, пряча за словами дикий, пожирающий её изнутри страх. Концовка этой пьесы известна, и можно лишь испортить удовольствие её режиссеру и единственному зрителю.
[indent] Его прикосновения были похожи на прикосновения любовника. Неизвестный начал двигаться в ней, проникая пальцами в Хэрриет всё глубже и глубже. И сколько она не ярилась, не дергалась и не пыталась бесполезно сдвинуть ноги – всё это было тщетно. Остановить, остановить – любой ценой остановить! Броуди была готова к тому, что умереть в своей постели в окружении внуков ей не придется. Она не обольщалась, понимая, что с её профессией выше вероятность сдохнуть во цвете лет от шальной пули или ножа в бок. Нож в печень – никто не вечен, как говорится. Но Хэтти не была готова умереть вот так – униженной, раздавленной и сломанной, будто жалкий таракан, которого прихлопнули тапкой.
[indent] Стоило Броуди перестать сопротивляться, в порыве паники и бешенства насаживая саму себя на чужие пальцы, как неизвестный почти сразу же прекратил вторжение. Ему нравился её страх, нравилось думать, что он сломал Хэтти. Неожиданное спокойствие в голосе взбесило мужчину. Кровать негромко скрипнула, прогибаясь под его весом. Хэрриет почувствовала, как просел матрас под весом этого сумасшедшего. Он устроился между её широко разведенных ног, с трудом, но протиснул колени под её бедра. Таз сильно приподнялся, а берда сами собой раскрылись ещё сильнее. Броуди до боли выгнулась в пояснице, но на этот раз она усилием воли заставила себя не дергаться. Инстинктивное первое движение – попытаться сдвинуть ноги и съехать с чужих коленей – быстро загасло. Она не хотела доставлять ему такого удовольствия, хоть внутри всё и переворачивалось. Хэтти чувствовала его возбуждение, его член, упирающийся в бедра.
[indent] Холодное прикосновение стали к обнаженной коже заставило мышцы живота испуганно поджаться. Острие скользнуло на телу, едва-едва касаясь его. И это стало спусковым крючком. Где-то глубоко внутри щелкнул, переходя в крайнее положение, тумблер, отвечавший за инстинкт самосохранения. Хэрриет, вдруг до одури ясно осознавшей свою обреченность, вдруг стало всё равно. Раньше или позже, сейчас или через минуту. И это дало ей силы выгибаться, опасно выворачивая руки и бросать в лицо своему мучителю злые слова.
[indent] Вспышка его ярости была почти разрушительна. Неизвестный метнулся вперед, наверное, впервые действительно потеряв контроль над собой. Мужчина всем телом навалился на Броуди и сильно сдавил рукой ее горло. Перед глазами хрипящей от недостатка кислорода женщины поплыли цветные круги, из последних сил она дергалась, борясь за каждый глоток воздуха, но его поступало всё меньше и меньше. Давление исчезло за долю мгновения до того, как подступающая темнота практически полностью поглотила извивающееся в агонии сознание. Хэтти закашлялась, жадно ловя губами воздух. Хрипя, она пыталась надышаться. Из-за барабанного шума пульса в ушах она не слышала всего, что говорил ей неизвестный.
[indent] – Ты ошибся, - с сипом проталкивая воздух в легкие, прохрипела женщина. Горло жгло, а на глазах против воли выступили слезы. Хэрриет не знала, где сейчас находится неизвестный и что делает. Он рядом, всё ещё на кровати – это самое большее, что она могла определить. Но Броуди всё равно снова до предела подалась вперед, упрямо выворачивая руки. – Десять лет назад. Йоханнесбург. Он выжил, больной ты на голову выблядок! Ты можешь прирезать меня. Ты можешь добраться до Рона. Но он, в отличие от тебя, больше не ошибется. И он тебя найдет, - Хэтти шипела, едва ли понимая, что несет и зачем. И почему идеализировала и возвела в абсолют того парня, о котором рассказывал напарник. Она даже не знала его имени, но каждой клеточкой своего тела старалась донести до неизвестного свою уверенность в том, что этот человек остановит его. На какое-то мгновение Броуди и сама уверовала в это.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

25

Неприятно остывший латекс неохотно натягивался на руку, все еще мокрую от женского сока, но он продолжал упорно натягивать перчатку, шипя сквозь зубы избытком злобы и досады на самого себя. Как он мог вообще позволить себе отступить от плана? От ритуала, который соблюдал долгие годы? Как он посмел? Он с ненавистью воззрился на девчонку, которая все никак не могла надышаться, но постепенно приобретала нормальный цвет лица, и как-то мимоходом подумал, что на шее у нее скорее всего останутся следы от его пальцев, которые еще придется замазывать косметикой. И платье... Интересно, у нее есть с собой платье? Мысли, привычные и можно сказать машинальные, заметно успокаивали его. Очередная жертва. Ни больше, ни меньше.
Он почти успокоился, даже сексуальное возбуждение перестало напоминать о себе, когда девчонка снова заговорила, с хрипом выталкивая из своего помятого горла обрывки фраз. Он едва разобрал, что она говорит, и тут же замер, вникая в смысл ее слов. На секунду ему показалось, что он разучился дышать. «Нет, этого не может быть. Этого... этого просто не может быть!» - стучало в висках.
- Джон... - он так и не понял, что произнес это вслух. Собственный голос как будто прозвучал у него в голове и рассыпался на мириады осколков эха в той пустоте, что там поселилась. Снова метнувшись к девчонке и почти накрыв ее собой, он грубо вцепился в ее горло, но на этот раз не для того, чтобы придушить. Он удерживал ее под челюстью и крутил ее голову из стороны в сторону, как будто она была куклой, в попытке понять по выражению ее лица, а точнее той его части, что не была скрыта повязкой, что-то такое, что помогло бы ему усмирить этот бешеный перестук в груди. Ему было почти больно от того, как сильно билось его сердце.
- Он жив? Говори, он жив?! - он почти сорвался на крик. Его голос всегда срывался на фальцет, когда он так кричал, поэтому он очень редко позволял себе повышать голос, но сейчас был не тот случай, чтобы сдерживаться в таких мелочах. Не дождавшись ответа, он вдавил девчонку в подушки и, оттолкнувшись от нее, рывком вскочил с постели. Его трясло от возбуждения уже совершенного иного характера. Он заметался по небольшой спальне, как тигр в клетке. Его мысли метались вместе с ним. Он жив? Он, правда, жив?! На мгновение он остановился и уставился на распластанную на кровати девчонку, пытаясь убедить себя в том, что она солгала, чтобы потянуть время, но потом он вспомнил все, что она сказала, и он снова принялся ходить по комнате, с каждым рейсом от стенки до стенки забывая о своей жертве.
Мысленно он был далеко в прошлом, проматывая в своей памяти тот самый момент, когда нажал на спусковой крючок и натянутая на широкой груди футболка песочного оттенка расцвела темно-красным, почти черным цветком. Их было шесть. Он всадил в него пуль. Мог ли он выжить? Или девчонка просто услышала эту историю от своего чернокожего напарника и решила с ним поиграть? Не сбавляя шага, он снова посмотрел на девчонку. О, она могла бы. Отчаяние, с которым она пыталась вырываться из своих пут, вполне могло побудить его на столь крайние меры, но... Как же его будоражило это «но». Что если он и правда жив? Джон... Единственный из всех, кто действительно понимал его. Где он? Что с ним? Почему он его не ищет теперь, когда даже федералы засуетились? Игнорирует? Или наказывает?
- Если так, - спокойным и твердым голосом вновь заговорил он после длительного молчания, повернувшись к кровати. - Если он действительно жив, как ты говоришь, то он найдет меня. Я буду ждать этого с нетерпением. А ты... - он снова заскочил на кровать и, подхватив забытый им на покрывале скальпель, склонился над девчонкой. - Ты станешь посланием для него. Самым красноречивым посланием, которое он уже не сможет просто взять и проигнорировать. Ты... - он почти ласково провел острым кончиком по покрытому испариной лицу девчонки, очерчивая скулу и линию челюсти. - Ты и правда особенная. Понимаешь?
Он снова начал возбуждаться. Широко разведенные бедра девчонки манили его. Он вновь устроился между ними, но на этот раз играться с ее киской он не стал. Пора сделать то, ради чего он все это затеял. Острый кончик скальпеля соскользнул на шею девчонки и еще ниже, оставляя едва заметный росчерк на коже ее тяжело вздымающейся груди, покрытой крупными бисеринками пота. Они красиво подрагивали от ее дыхания. Возбужденные соски темно-коричневого оттенка, как острые пики смотрели в потолок, живот подрагивал от напряжения, а нежные складочки между ног влажно поблескивали. Он облизнулся под маской, жалея, что не может попробовать ее на вкус. Его рука остановилась, когда кончик скальпеля уперся в едва заметную метку, оставленную ранее. Прошла секунда, может две, и он, наконец-то, надавил. Заточенное до бритвенной остроты лезвие легко вспороло кожу и разрезало ткани. В воздухе остро запахло медью.
[nick]John Doe[/nick][status]your worst nightmare[/status][sign]И, как это часто бывает со снами, в конце тебя ждет чудовище...[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/69561.jpg[/icon][info]<br><hr>серийный убийца<hr>[/info]

+2

26

[indent] Хэрриет уже прекрасно понимала, что жить ей осталось всего лишь час или даже меньше. Столько, сколько потребуется её мучителю, чтобы наиграться. Ожидание неизбежного изводило теперь даже больше, чем сам факт близости конца. Если окунуться в привычную Броуди психологию и вспомнить пять стадий принятия информации о смерти - отрицание, гнев, торги, депрессия и собственно принятие - то она находилась ближе к самой последней. Правда, сильно окрашенной злостью. Дурное желание хотя бы сделать триумф своего убийцы неполным, осквернить то, ради чего он отнимает жизни невинных женщин, бурлило в крови. Хэтти слышала, чувствовала каждой клеточкой своего тела, что ее отравленная игла достигла цели. В яблочко.
[indent] Догадайся он спросить что-нибудь, и Хэрриет бы "поплыла". Об этом мужчине она не знала ровным счетом ничего, если не учитывать имени. Мужчина резко ухватил Броуди за горло под нижней челюстью. Голова болталась, как у тряпичной куклы. К содранному горлу подступил ком тошноты, а шея хрустнула так, будто все могло закончиться раньше запланированного свернутой башкой. Но стоило извергу сделать паузу, как Хэтти, едва опомнившись, снова засипела:
[indent] - Я разговаривала с ним, - губы женщины искривила насмешливая ухмылка. Она бессовестно, но уверенно лгала. Слова с трудом проталкивались через поврежденную глотку, она была распята и полностью находилась во власти этого психопата. Но ему не удалось ее сломать. Даже умерев, она победит. Броуди каждой клеточкой тела излучала этот посыл, пряча за вызовом дикий ужас, который иначе сковал бы её. Боль и злость хорошо помогали держаться и играть свою роль до конца.
[indent] Даже не видя, Хэрриет знала, что он в состоянии бешенства. Голос психопата сорвался на не вяжущийся с образом жестокого убийцы петушиный фальцет. Кровать спружнила, когда мужчина в приступе ярости соскочил с неё, оттолкнувшись от тела Броуди с такой силой, что ей показалось, что сейчас он сломает ей ребро. Он заметался по комнате, как загнанный в угол зверь. С задетого им столика со звоном упал и покатился по полу какой-то мелкий предмет.Под его шагами что-то поскрипывало каждый раз, когда мужчина проходил мимо кровати. Для Хэрриет остался только этот звук, тихое тиканье будильника и редкий шорох от проезжающих за окном машин. Он мучительно долго метался туда-сюда, словно намеревался протоптать на продавленном ковролине, устилающем пол казенной квартиры, тропинку. Поднимающийся от движения сквознячок пробегал по обнаженной влажной от пота коже, покрывая ее мурашками. Хэтти машинально сжимала и разжимала кулаки, разгоняя кровь в затекших руках. Но уже без надежды, что веревка ослабнет и удастся освободить хотя бы одно из запястий. За окном что-то ударилось о стекло и забарабанило по подоконнику. Пошел дождь? Да. Небо заплакало.
[indent] Спокойный тон, которым психопат заговорил с Броуди, дал понять, что все случится скоро. Очень скоро. Она не понимала. Не хотела понимать. Рассудок снова объял ужас, а бешено заколотившееся в горле сердце мешало сделать вдох. Возможно, последний в жизни Хэрриет. Маньяк почти ласково, едва ли не нежно провел скальпелем по лицу. Женщина инстинктивно дернулась, пытаясь отодвинуться, и острое лезвие прижалось чуть плотнее, оставив на скуле сочащийся кровью росчерк.
[indent] Скальпель запорхал над кожей, вырисовывая на ней узоры. Он игрался, едва касаясь тела и оставляя лишь тонкие царапины. Черновые наброски. Хэтти стало нечем дышать. За окном шуршал дождь, но в комнате было неимоверно жарко. Кожа покрылась липким потом, а вместо дыхания из груди вырывались хрипы. Мышцы живота свело судорогой от напряжения. От напряженного ожидания новой боли. Броуди пообещала себе, что не будет кричать. Она не доставит ему такого удовольствия. Но с губ все равно сорвался громкий стон, когда поверх набросанных алеющих линий лег первый настоящий рез.
[indent] Говорят, что мечты нужно уметь отпускать. Пожелать очень сильно, почти отчаянно и дать улететь в небеса. Они вернутся, когда ты совсем не будешь ждать. С жаждой жизни оказалось все то же самое. Стоило Броуди смириться и натянуть путы не из желания освободиться, а от боли, как запястье начало выскальзывать. Дурея от боли, женщина, еще секунду назад молившая Бога о милосердной темноте, спасшей бы ее от мучений, принялась с остервенением дергать рукой. Её мучитель слишком увлекся процессом, чтобы заметить, как запястье постепенно высвобождается. С болью от сдираемой кожи, медленно, но верно. Едва вытащив руку, Хэтти ударила. Из-за повязки на глазах она не видела его, только чувствовала, поэтому била наугад. Но достала. Рука пришлась на теплую кожу, оставила на ней след ногтей и тут же ударила снова. Звук боли, раздавшийся в ту же секунду, подсказал, что все было сделано правильно, и придал сил.

[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-05-30 23:47:28)

+1

27

Запах крови — вот, что всегда возбуждало его по-настоящему. Не сочная бабья норка, гостеприимно распахнутая перед ним, и не её манящий запах, который он чуял теперь даже через плотную маску, а свежая кровь. Кровь и отчаяние. Рот наполнился тягучей слюной, когда воздух вокруг них загустел от запаха меди и задрожал от сдавленного грудного голоса девчонки. Она не кричала, упорно сжимая свою глотку, чтобы через неё не протиснулось ничего громче этого стона, мучительно прорывающегося как будто из самой глубины её грудной клетки. Забавно, но именно ищейки, те самые, которые лучше чем кто бы то ни было другой знали, что громкий крик может спасти жизнь, упорно отказывались кричать в такие моменты. Джон тоже молчал, когда он выстрелил ему в грудь шесть раз. Только смотрел на него, молча истекая кровью у его ног, и улыбался. Господь милосердный, как же он улыбался... Он запомнил эту улыбку очень хорошо. Красная пена на губах и перепачканые кровью оскаленные зубы. В этот самый момент, когда скальпель легко рассекал живую плоть, именно она стояла перед его глазами. Нахальная, почти издевательская. Непостижимая. Он вырезал бы ее на телах всех своих жертв, если бы мог.
— Джон поймёт. Джон всегда понимал, — хриплым от волнения и возбуждения голосом бормотал он себе по нос, вырезая другую, куда более безыскусную, но от этого не менее красноречивую улыбку внизу живота федерального агента. Такая же когда-то привела Джона к нему. Такая же приведёт его снова. Иначе просто не может быть. Почему он не догадался об этом раньше. Десять лет...
Стоны девчонки сменили тональность в какой-то момент, но он был слишком поглощен процессом, чтобы заметить это. Он вообще перестал что-то замечать, погруженный в откровение перед человеком, которого вдруг вновь обрёл спустя столько лет. У него уже не возникало сомнений в правдивости слов федерала. Она могла солгать ему о чем угодно. О том, что знала его или говорила с ним. Да хоть о том, что трахалась с ним. Она могла навесить отборнейшей лапши ему на уши. Но только не о том, что Джон жив. В нем вдруг проснулось нечто, подозрительно похожее на самую настоящую и неожиданно непоколебимую веру. Он верил, он просто верил в это и с этой верой творил свое послание. Мир сократился до острого скальпеля, который легко, как в подтаявшее масло, входил в нежную плоть, высекая примитивное подобие улыбки, которую так боялся когда-нибудь забыть. Все остальное перестало иметь для него значение. И как же жестоко он поплатился за это.
Краем глаза уловив какое-то движение, он вскинулся всем телом, отчего удар не пришелся по лицу, как, вероятно, планировалось, но все равно достиг своей цели. С силой полоснувшие по шее короткие ногти зацепили лишь самый край маски и пропахали кожу под челюстью от уха к кадыку. Он зашипел и отшатнулся, но тут же последовавший новый удар выбил из него куда более однозначный возглас и живую реакцию. Нос взорвался болью и моментально отсырел, наполнив рот кровью. Он едва не сковырнулся с кровати не столько от силы удара, сколько в стремлении избежать очередного.
— С-сука... — прошипел он сквозь зубы и метнулся на девчонку, перехватывая занесенную для нового удара руку. Изодранное веревкой запястье ударилось о край тумбочки, неверные пальцы зацепились за него, словно желая ухватиться. Не долго думая он вонзил скальпель в ладонь жертвы и буквально пригвоздил её руку к деревянной поверхности, тем самым лишив её возможности ею орудовать. Он не услышал её боли, потому что был оглушён своей яростью.
— Не смей мне мешать! — вновь сорвавшись на истеричный фальцет, прокричал он в искаженное болью лицо девчонки. Его голос звучал немного в нос, в глотке что-то хлюпало и болталось, а во рту было мерзко и солоно от собственной крови. Он осторожно ощупал своё лицо через маску, ощущая тепло пропитавшей плотную ткань крови, и глухо чертыхнулся. Нос был разбит, может быть даже сломан, но ему было все равно. Он был возмущен тем, что ему помешали.
— Ты... — он снова вцепился девке в горло и с силой его сдавил, сминая ее гортань. — Ты не понимаешь, да? Ты совсем не понимаешь, как это важно. Хочешь, чтобы меня поймали? Хочешь?! Я тоже хочу, — он почти шептал. — Но если я тебя не убью, если не передам ЕМУ это послание, ничего не получится. Никто... Слышишь меня? Никто не поймёт меня, кроме него. Никто... никто...
Он выдыхал это слово снова и снова, чувствуя как теряет силы и желание что-то делать. Двигаться, дышать, жить... Горло вдруг сдавило, он жалобно всхлипнул и, резко встав с кровати, заметался по комнате, не сводя при этом с распластанной на кровати женщины внимательного взгляда. Она истекала кровью и дергалась, как насаженная на иглу бабочка. Все пошло не так, но он должен был закончить. Он всегда доводит все до конца. Он... Пиликанье мобильника застало его нависшим над изголовьем кровати, подобно монстру из заурядного ночного кошмара, и заставило замереть в этой нелепой позе. Спустя минуту сотовый замолчал, но тут же зазвонил стационарный и сработал автоответчик.
— Если ты спишь, то я сам лично задушу тебя подушкой, — прокатился по квартире густой голос агента Уильямса. — Потому что я не сплю. Я вообще за рулём, чтоб ты знала, и возвращаюсь. Ребята на аэродроме всерьез лопухнулись. Расскажу, как приеду. Так что если ты спишь, то у тебя ещё минут двадцать на это дело. Я уже в черте города.
Он отключился и в квартире воцарилась тяжело дышащая тишина, в которой отчётливо было слышно, как тикают настенные часы в общей комнате и как мерно капает из неисправного смесителя в ванной. Это был конец. Бесславный. В пору было впасть в отчаяние, но он почему-то резко успокоился и даже вздохнул с облегчением. Джон все равно узнает. Она расскажет ему и Уильямс расскажет. Они передадут ему это послание, а значит все не зря.
— Скажи ему... скажи... — он выдернул скальпель и, прижав окровавленную ладонь девчонки к ее вспоротому животу, вновь наклонился к её лицу. — Скажи, что я жду его. Жду с нетерпением. Не забудь, поняла? Хорошая девочка.
Он ласково погладил её по щеке и ушел так же тихо и незаметно, как пришёл несколько часов назад.
[nick]John Doe[/nick][status]your worst nightmare[/status][sign]И, как это часто бывает со снами, в конце тебя ждет чудовище...[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/69561.jpg[/icon][info]<br><hr>серийный убийца<hr>[/info]

+3

28

[indent] Судьба дала Хэтти крошечный шанс на жизнь. Она ударила. И ещё раз! Она продолжала дергаться, умоляя провидение дать ей ещё самую малость – крошечную толику времени и возможность освободить второе запястье. Но, видимо, Высшие Силы решили, что они и без того были слишком к ней благосклонны. Броуди не успела. Как ей казалось – совсем чуть-чуть. Гневный возглас подсказал, что Хэрриет не почудилось. Она действительно умудрилась его достать, и ответная реакция не заставила долго себя ждать. Неизвестный налёг на женщину практически всем своим весом, надежно придавив к кровати. Она могла сколько душе угодно дергаться и пытаться сопротивляться, и Броуди действительно пыталась, но это едва ли смогло бы принести хоть какой-то эффект. Они были в разных весовых категориях. Рука отлетела назад и в сторону, до брызнувших из глаз слёз ударившись запястьем о край тумбочки. На несколько секунд после она даже осохла. Резкая боль, разорвавшая ладонь, заставила по-настоящему закричать. Скальпель, вонзившийся в руку, пригвоздил женщину к тумбочке. Теперь она подвывала от боли и всхлипывала, не слыша за собственным голосом истеричный петушиный фальцет своего мучителя. Он что-то орал ей в лицо, обдавая его дыханием. Но Хэтти не слышала ни слова. Только чувствовала. Боль вдруг навалилась и стала нестерпимой – будто кто-то возвел ощущения от вспоротого живота в куб и щедро добавил сверху резь от пробитой насквозь ладони.
[indent] Очередной всхлип прервался на середине, когда горло сдавила рука безумца, безжалостно лишая Броуди кислорода. Она до последнего не хотела сдаваться. Боролась за каждый ничтожно малый глоток воздуха, несмотря на боль и кровопотерю, но проигрывала. Хэтти почти уже потеряла сознание, когда неизвестный, как и в прошлый раз, опомнился и отпустил её горло. Она жадно вдохнула и закашлялась, взахлеб, до тошноты, вновь ссаживая и без того истерзанную глотку. Женщина буквально дышала и не могла надышаться перед смертью, дергалась и билась. Кровь стремительно покидала тело, вымывая из него остатки сил. Броуди то затихала, то снова рвалась. Правое запястье тоже ослабло. Ещё немного, ещё чуть-чуть! И у нее снова будет свободная рука. Она не понимала, отчего её мучитель медлит. Почему снова мечется по комнате, словно загнанный в угол зверь? Наверное, это было не столь важно. Куда более значимо было додергать, наконец, эту чертову веревку и освободить руку. Не сдохнуть жалкой и распятой, как бабочка в альбоме коллекционера.
[indent] Противный писк казенного мобильника был подобен выстрелу из ружья. Хэтти не сразу поняла, что это, но когда осознала – встрепенулась в надежде. Естественно, трубку никто не взял, но абонент на другой стороне был настойчив. Спустя минуту затрезвонил уже стационарный телефон. Женщина даже перестала дергаться, ловя каждый звук. Кто это? Кто? Её уже ищут? Надежда затопила по самые уши, когда воцарившуюся в комнате тишину разрезал голос её напарника. Двадцать минут. Он будет тут через двадцать минут. Броуди осталось двадцать минут. Надежда вспыхнула и тут же погасла. Женщина не верила, что её оставят в живых. В тяжелой тишине, похожей на затишье перед страшной грозой, слышалось тиканье часов и шелест проехавшего мимо окон автомобиля. Хэтти гадала, прирежет неизвестный её сразу или максимально растянет удовольствие?
[indent] Но он не стал добивать. Грузные шаги пересекли комнату и остановились у изголовья кровати. Броуди снова не сдержалась и хрипло завыла от боли, когда её мучитель неожиданно выдернул скальпель из её ладони. Кровь хлынула ещё сильнее. Страх куда-то ушел. Осталась только дикая слабость, отогнать которую был не в силах даже плещущийся в крови адреналин, и дурнота, подступающая к содранной удушением и криками глотке густыми волнами. Сквозь шум в ушах с трудом пробивался голос мучителя, в котором просительные нотки мешались с приказными. Хэрриет ни черта не поняла. Мозг уже попросту отказывался воспринимать информацию. Пробитую ладонь мужчина зачем-то приложил к вспоротому животу, будто хотел помочь ей. Броуди инстинктивно прижала её сильнее, пытаясь зажать страшную рану, и слабо дернулась, когда чужая рука в перчатке почти нежно коснулась щеки.
[indent] Сначала Хэрриет даже не поверила своему счастью и почти не почувствовала облегчения. Он ушел? Ушел. Хлопок входной двери выдернул её из состояния полузабытья. Он не стал добивать её, а значит, был шанс. Шанс, который напрямую зависел от того, как скоро её придут. От Рона. В затуманенной голове почему-то всплыл писк мобильного, раздававшийся совсем близко. Тумба у изголовья? Женщина оторвала руку от живота и с трудом сорвала повязку. Проморгалась, вернув ладонь на живот и зажав рану. Ей удалось кое-как повернуть голову и рассмотреть на низкой прикроватной тумбочке свой смартфон. Броуди снова пришлось убрать руку от раны и потянуться, сдирая кожу на привязанном запястье и едва не выдернув плечо из сустава. Телефона коснулись только самые кончики пальцев, скользкие от собственной крови. Раз за разом она терпела неудачу. Казалось, что каждая новая попытка – забирает львиную долю сил, а чертов телефон отползает подальше самостоятельно. Подвывая от боли, Хэрриет продолжала, снова и снова тянулась, до боли изгибаясь в своих путах. Видимо, она оказалась упрямее даже них. Вторая рука, истерзанная до крови веревкой, всё же выскользнула на свободу. Запястье обожгло дикой болью, его женщина содрала намного сильнее. Но это было не важно. Важно, что она, наконец, достала телефон. Ей удалось додвигать его до самого края тумбы, где смартфон уже можно было достать. Он, словно живой, вывернулся и упал на одеяло. У Броуди на мгновение кровь застыла в жилах: свались девайс с кровати, и всё пошло бы прахом.
[indent] Сил оставалось критически мало. Их хватило только на то, чтобы снять блокировку, выведя окровавленным пальцем простеньким графический ключ, и два раза нажать на вызов. Смартфон начал набирать последний номер из списка вызовов – номер Рона. В трубке сначала послышались гудки, повергавшие в пучину отчаяния. Напарник за рулем, может и не взять. Услышав его голос, Хэтти едва не разрыдалась. Она хотела сказать, что нужно поторопиться, но из истерзанной глотки вырвался только невнятный сип. Измученная женщина отключилась, едва успев снова зажать руками рану на животе.
[indent] Броуди пришла ненадолго в себя спустя, наверное, несколько секунд. Экран телефона горел. Рональд, видимо, догадался, что что-то не так. Он набирал номер напарницы, не обращая внимания на то, что она не берет трубку. Собрав жалкие остатки сил, женщина ткнула на кнопку «Принять вызов», но снова не смогла ничего сказать.
[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

29

Заехать что ли за пиццей, раздумывал Рональд, проезжая по узким улочкам мимо череды ночных забегаловок Нового Орлеана. Хээти наверняка голодная, да и он тоже не отказался бы перекусить. Хотя пицца, это не совсем то, чем следовало питаться в Луизиане. Лучше взять что-нибудь местное, джамбалайю, например, и обязательно кукурузный хлеб. Куда без него. Рон уже приметил вывеску небольшого ресторанчика каджунской кухни и даже включил поворотник, чтобы заехать на пустующую перед ним парковку, когда лежащий на пассажирском сидении мобильник вдруг ожил. Бросив на него короткий взгляд, чтобы убедиться, что предчувствия его не обманули и это действительно Хэтти, Рон прежде все же заехал на парковку, а уж потом взял трубку.
- Да куплю я тебе чего-нибудь, куплю, - вместо приветствия проворчал он, глуша двигатель. - Джамбалайя сойдет?
Уверенный, что Хэтти затем и перезванивает, он не сразу понял, что хрипы, вылетающие из динамика, совсем не огрехи паршивой сети. Застыв не водительском сидении, чтобы даже скрип кожанки о чехлы не мешал ему слышать, Рон обратился в слух. Только шелест помех и больше ничего. Он прервал вызов, выждал пару секунд и перезвонил. Как и тогда, когда он звонил в первый раз, в ответ ему были одни лишь длинные гудки. В груди под самым сердцем ощутимо засквозило, когда записанный голос предложил ему перезвонить позднее, но Рон не стал ждать. Он завел машину и нажал на дозвон одновременно. Пока он выруливал с парковки, из динамика телефона, переключенного на громкую связь были слышны только длинные гудки.
- Ну давай же... давай... - уговаривал Рон напарницу. - Возьми трубку, Хэтти. Давай, не расстраивай меня.
Плохое предчувствие росло по мере того, как росла скорость его машины, подобно ракете несущейся через ночной город. Что-то случилось. Теперь он знал точно, что-то случилось. Что-то страшное. В голове вереницей кадров промелькнули события минувших суток. Все до единого. Труп на аллее, допрос Беннета, встреча с судмедэкспертом, снова Беннет и снова труп уже на променаде, фотографии, пресс-конференция... Что-то кольнуло, когда он вспомнил о ней, но как-то проанализировать это ощущения Рон не успел. Гудки вдруг резко прекратились. Бороуди взяла трубку, но слышны были только хрипы.
- Хэтти? - позвал Рон звенящим от тревоги и щемящего чувства отчаяния голосом. - Я еду, слышишь меня? Я еду! Держись, напарник!
Нужно было сразу же позвонить в полицию и вызывать скорую, но Рон боялся прерывать звонок. Казалось, пока они с Хэтти на связи, все будет хорошо. Чертыхнувшись, Уильямс проскочил перекресток, едва не вписавшись едущее наперерез такси, но ему повезло. Еще несколько кварталов и он будет на месте.
- Хэтти? - позвал он, не особо надеясь на ответ. - Я уже рядом.
Рон нажал кнопку удержания звонка и стал набирать номер детектива Хокка. Наспех все ему разъяснив, он снова переключился на Хэтти и не затыкался всю оставшуюся дорогу. В квартиру он влетел под истеричные вопли скорой помощи и полицейских машин, которые приехали буквально на несколько секунд позже него. Труп подростка в куртке с какой-то символикой встретил его на пороге. Рон перескочил через него почти на автомате, даже не обратив внимания на то, что наступил в лужу крови, натекшую из вспоротого горла парня. Ему нужна была его напарницы, все остальное было совершенно не важно.
Хэтти нашлась спальне, которую сама выбрала для себя, когда они вселились чуть больше суток назад. Голая и вся в крови, она лежала в странной позе, словно пыталась свернуться калачиком, но не смогла из-за привязанных к изножью кровати ног. Рядом с ее бледным лицом лежал мобильник, на котором светилось его имя. Рон посмотрел сотовый в своей руке, который все еще был включен, и нажал на кнопку отбоя. В квартиру ворвались копы и медики, первым в спальню влетел детектив Хокк. Как и Рональд, он так и застыл при виде Броуди. Его остекленевшие глаза блуждали по обнаженному телу женщины, челюсть отвисла, язык пробежался по пересохшим губам, и Рон скривился от всколыхнувшегося внутри чувства гадливости, потому что мог точно сказать, что за мысли сейчас бродили в его голове в фоновом режиме.
- Медики где? - ответа не последовало и, Уильямс не сдержавшись, отвесил Хокку звонкую оплеуху, от которой тот пошатнулся и едва не упал. - Медиков зови, кретин!
На этот раз детектив его услышал и скрылся за дверью, а спустя всего пару секунд вошли работники скорой помощи, которые оттеснили Рона от постели с лежащей на ней Хэтти и засуетились над пациенткой. Рону оставалось только бухнуться в кресло в углу комнаты и схватиться за голову. Ему не нужны были улики и факты, чтобы понять, кто все это с ней сотворил. Он все понял, еще по пути сюда, а как только увидел Хэтти, все сомнения, если таковые были у него вообще, улетучились сами собой. Но почему он оставил ее в живых?
Ответ нашелся спустя несколько часов уже на рассвете, когда Рон вернулся в квартиру из больницы и принялся собирать вещи, свои и напарницы. Он подхватил свой ноутбук и из него выпала старая фотография, сложенная вдвое и потертая по краям так, словно кто-то не один год таскал ее в бумажнике или нагрудном кармане куртки. На снимке, сделанном исподтишка, но довольно четком, был запечатлен молодой человек, которого Рон когда-то знал. Знакомый профиль, разрез глаз, улыбка. Не узнать это лицо было сложно.
- Риордан, - просипел он себе под нос. На обороте были выведены цифры, в которых угадывался год и едва различимые буквы, складывающиеся в имя «Джон». Чуть ниже уже более четко печатными буквами было написано «До скорой встречи!». Рон зажмурился и, помотав головой, все же потянулся за сотовым. Ему нужен был Риордан, значит, он его получит.
[nick]Ronald Williams[/nick][status]big black boy[/status][sign]Преступность цветет на человеческих страстях.[/sign][icon]http://s5.uploads.ru/LYGHK.jpg[/icon][info]<br><hr>44 года, агент ФБР<hr>[/info]

+2

30

[indent] Хэрриет не знала, сколько пролежала на кровати в ожидании Рона. Она была уверена, что он всё понял.  Непривычно звенящий от волнения голос напарника был для неё тем спасительным якорем, который помогал держаться на поверхности, зажимая онемевшими руками раззявленную «улыбку» на животе. Он будто знал, что нужно говорить, говорить и говорить с ней. Ради Рона Броуди выныривала из зыбкой темной мути, куда погружалось её ослабленное кровопотерей сознание. Держись, напарник, я рядом! И она держалась и ждала, из последних сил цеплялась за ускользающие из рук ниточки, связывающие её с этим светом. Обязана была дождаться.
[indent] На самом деле, Хэтти слышала, как под окнами наперегонки завыли сирены машин скорой помощи и полиции. Она слышала, как открылась дверь, и слышала шаги Рона. Совершенно особенный звук, настолько знакомый, что отличить его от топота других ног не составляло труда. Даже с учетом шумного тока крови в ушах и вялой дурноты, ватой наполнившей голову. Не хватало у Броуди только сил открыть глаза и дать понять, что она жива. Их было много – тех, кто буквально ворвался в квартиру и развил бурную деятельность.
[indent] Дороги в больницу и погрузки в скорую женщина не запомнила. Появление напарника было словно щелчок по невидимому выключателю. Если Рон рядом, то значит, всё будет хорошо. Он вытащит напарницу, за время совместной работы сравнявшуюся с ещё одной дочкой или младшей сестрой. Всё будет хорошо, и точка. Хэтти позволила себе отключиться. По пути её раз или два выдёргивало обратно, но по-прежнему не получалось даже приоткрыть будто налившиеся тяжелым свинцом веки.
[indent] В больнице Броуди сразу же повезли в операционную, после – в палату интенсивной терапии. Обколотая лекарствами по самое не балуйся, она проспала почти сутки. Сознание вернулось резким рывком, будто Хэрриет вынырнула из-под воды. Первыми появились звуки – шелест шин за окном, шаги за тонкой стенкой палаты и мерное дыхание рядом. Это настолько напоминало комнату в казенной квартире, имевшую все шансы стать ночным кошмаром, что женщина запаниковала. Распахнув глаза, она захрипела и судорожно дернулась. Сил всё ещё не было, а взгляд уперся в темный потолок. Только осознание того, что ноги сумели приподняться без помех, пусть и всего лишь на миллиметры, удержало от нового погружения в кошмар. Лодыжки больше не опутывали веревки. Руки свободно покоились вдоль тела, никто не задирал их к изголовью кровати и не приматывал к нему. Женщина шумно выдохнула, ощущая, как понемногу начинает утихать бьющая тело дрожь. Или это ей только показалось? Всё показалось.
[indent] На самом деле, Хэрриет почти не сдвинулась с места. Даже голову повернуть и посмотреть, что творится рядом, помешала вмятина на подушке. Броуди облизала пересохшие губы и сделала ещё попытку. На этот раз, с трудом повернувшись и скосив глаза, она увидела. Рон сидел в глубоком кресле рядом с кроватью. При виде его – сгорбившегося, устало уронившего голову на скрещенные руки и облокотившегося на край больничной койки – защемило сердце. Жива? Только теперь до Хэтти начало медленно доходить. Она жива. Она чувствует. Чувствует тепло, исходящее от сопящего рядом Уильямса. Чувствует, как кожа покрывается мурашками, потому что тонкое одеяло, больше похожее на простыню, не защищает от тянущегося из приоткрытого на проветривание окна сквознячка.
[indent] Чтобы сдержать стон, Броуди пришлось прикусить губу. Непослушное тело отзывалось неохотно, будто чужое, и отказывалось слушаться. Иной раз на тренировке она выкладывалась меньше, чем сейчас, когда нужно было просто протянуть руку. Сантиметр за сантиметром женщина сдвигала ладонь по смятому одеялу, удивляясь тому, что Рон ещё не проснулся. Обычно он, даже вымотавшись, как собака, скорее чутко дремал, легко вскакивая от любого шороха. Рука доползла, наконец, до предплечья напарника и едва ощутимо его сжала. Этот жест будто придал сил. Странно, но она уже начала уставать.
[indent] – Я выжила, - хриплым голосом прошептала женщина на выдохе, встретившись взглядом со все-таки проснувшимся напарником, и растянула потрескавшиеся губы в подобии улыбки. Осознание произошедшего придёт потом и ещё придавит могильной плитой кошмаров во сне и наяву. Сегодня Хэрриет хватало просто того, что она жива. – Я здесь, Рон.
[indent] В голове мелькнула дурацкая мысль, что она сильная. Мелькнула и погасла, когда напарник отеческим жестом потрепал Броуди по волосам. Дурочка. Она разрыдалась, как разбившая коленку пятилетка. Живая, но разбитая на мелкие осколки. Вдребезги. Сумеет ли она собрать себя по частям? Научится ли жить заново? Не пожалеет ли о том, что Джон Доу не закончил свое дело?[nick]Harriet Brody[/nick][status]Little White Girl[/status][icon]http://s6.uploads.ru/A9tOL.jpg[/icon][sign]Преступление нуждается лишь в предлоге. [/sign][info]<br><hr>32 года, агент ФБР<hr>[/info]

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Criminal minds


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC