В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Типа крутые легавые


Типа крутые легавые

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s2.uploads.ru/Sx1vY.jpg
Новый напарник, это всегда лотерея. Пойдет работа или нет, тут уж как получится. Но когда в напарниках оказывается дочь начальника...
Впрочем, все не так плохо, как может показаться на первый взгляд.
Наверное.

Солуэйский полицейский участок, затем какая-то ферма
8 сентября 2014 года, понедельник, первая половина дня

Felix McAlister, James Evans, Joanna McAlister

[info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon]

Отредактировано James Evans (2017-08-13 20:05:59)

+3

2

Часы на стене молчали со вчерашнего вечера и тем раздражали. Не хватало привычного, ровного тиканья, сопровождающего Феликса на работе все эти годы. Молчали за окном сирены. Молчали патрульные машины, и даже в отделе было как-то непозволительно тихо. Молчали кофемашины, а Феликсу очень хотелось крепкого, черного кофе. Молчал телефон. За окном помалкивали облака, плавая в небе, будто сияющие призрачные занавески. Небо не собиралось проливаться дождем, но уже было каким-то другим. В воздухе чувствовалось приближение холодной осени, по одному запаху и изменившему направление порывистому ветру. Приближение пенсии - не лучшая тема для размышлений, но в такую погоду мысли все чаще возвращаются к этому. Каждая осень теперь была коротка, даже слишком, напоминала о важном, а у МакАлистера было столько дел, что он боялся все не успеть. Когда лето подходило к концу, у него складывалось впечатление, что подходила к концу одна из его маленьких жизней. Он тщательно подводил итоги, анализировал проделанную работу и сокрушался, если действительно что-то не смог. Фел предпочитал забивать голову делами и работой, но сегодня нужно было сделать что-то еще. Решить вопрос о дочери, которая с нынешнего дня тоже станет частью его канторы. В выборе своем он не сомневался, просто знал - легко не будет ни ему, ни ей.
Время от времени, прерывая шуршание бумаг и поднимая голову, Феликс поглядывал на часы. Еще вчера он просил починить их. Когда он только вступил в эту должность, он притащил их из дома, из своего собственного кабинета, куда их купила Айлин. В доме мало чего осталось после нее, но Феликс знал каждую мелочь, помнил все и любил, когда вещи находились на своих местах. 
Инспектор сидел за столом, задумчиво уставившись на бумаги, но не видя их перед собой, и с силой стискивая широкую дужку очков, время от времени постукивая ею о стол. Он чувствовал, что мог бы все изменить, просто потому, что он мог и все тут. Он имел такую возможность. Он мог остановить Джоанну, но ни сказал ей ни слова. Все фразы застряли где-то в районе груди, в которой со вчерашнего дня все сильнее и мучительнее звенело нечто, что он старательно хоронил под ворохом дел. Он мог все устроить так, как ему хотелось. Как лучше было бы всем, но ничего не сделал. Единственное, что собирался организовать Феликс, это напарника своей непоседливой дочке. Уж это ему совесть не запретит. Это никак не повлияет на ее решение. Это не будет нечестным по отношению к ней. И по отношению к себе. В эту самую минуту ему захотелось открыть окно. Впустить в кабинет ветер, чтобы он ко всем чертям разметал на столе бумаги. Феликс резко поднялся, прошелся к двери, оставив очки на столе, чуть распахнул дверь и хмуро каркнул, разогнав тишину в участке:
- Когда появится констебль Эванс, пусть зайдет сразу ко мне.
Дверь тут же закрылась, Феликс ринулся к окну, распахнул его, дернул тугой поводок галстука и вдохнул полной грудью осенний, свежий воздух. На столе зашелестели бумаги, как осенние листья, но Фел не двигался. Какое-то время он стоял молча, глядя на приближающуюся по дороге точку, пока ветер игрался с его серебристыми волосами, бросая их из стороны в сторону. Надышавшись, прикрыв окно и стянув галстук, который тут же спрятал в ящик стола, Феликс провел рукой по волосам, укладывая их на место, поправил ворот рубашки, нацепил на нос очки и снова уселся за стол, как ни в чем ни бывало, с головой уйдя в отчеты и протоколы. Кропотливая и точная работа требовала полной сосредоточенности, а это Феликс умел делать лучше всего.

Отредактировано Felix McAlister (2017-08-14 22:31:13)

+3

3

Марти негодовал. Он всегда негодовал, когда его запирали в клетке. Его свободолюбивая песья душа требовала простора, пушистая задница — мягкого кресла, а еще лучше дивана с тем колючим пледом, который пропах псиной так, что его уже не брал ни один порошок. И чтобы Led Zeppelin из колонок. Угнетенный перспективой провести всю смену в клетке, овчар начал скулить и гнусеть в своей обычной манере, едва хозяин защелкнул задвижку на его личной клетке. Довольно просторной, стоит заметить. Да еще и с именной биркой на дверце. Но все эти привилегии не имели никакого значения, когда впереди маячили часы в одиночестве. Пара легавых полукровок по соседству не в счет. На них породистый немец обычно взирал с превосходством. Но не сейчас. Сейчас он был занят тем, что мастерски давил на жалость.
— Заглохни, — пригрозил Джеймс псу. — Я серьезно, Марти. Заглохни, а то продам на опыты. Будешь там с лысыми болонками тусоваться.
И Марти приткнулся. Правда, не надолго. Эванс уже предвкушал, что все это ему еще аукнется вечером какой-нибудь пакостью типа очередной угробленной пары кроссовок или выпотрошенной пачки сигарет. Последние попадались злопамятному псу все чаще, но Джеймс подозревал, что Марти таким образом намекает, что пора уже бросать курить эту гадость. И не то чтобы он был с ним не согласен.
Убедившись, что у Марти и остальных есть вода, Эванс запер питомник и неспешным шагом направился к основному зданию участка. Денек выдался облачным и довольно таки ветреным, что как-то само собой намекало на то, что уже как бы осень, пусть и ранняя. Припомнив, что в прошлом году первый снег выпал уже в начале октября, Джеймс зябко поежился. Как же быстро летит время. Вот уже пол года как он числился в штате местной полиции в должности констебля и вот уже пол года, как был вроде как на хорошем счету у начальства и коллег. Было чертовски странно работать вот так, по сменам и разъезжая на патрульной машине вместо мотоцикла. После двух лет в банде под прикрытием ему было странно даже форму носить, что уж говорить об остальном. Но куда сложнее оказалось поддерживать стандарты внешнего вида. Бороду не отпустишь, волосы не отрастишь, как привык. Даже сейчас, когда его окликнули из окна, поторапливая на ковер к начальству, Джеймс подумал в первую очередь о том, что надо было таки подстричься на выходных.
— По какому поводу не сказал? — поинтересовался он у дежурного, едва войдя в здание. Но тот только отмахнулся. Откуда ему знать, в самом-то деле.
К двери в кабинет главного инспектора Джеймс подходил с некоторым волнением в желудке. Что-то подобное он испытывал каждый раз, когда его вызывали к директору за очередную хулиганскую выходку. Это случалось не то чтобы часто, но случалось. Куда без этого. Еще бы знать, что он натворил на этот раз. С этой мыслью Эванс постучал в дверь.
— Можно? — Джеймс сунул нос за дверь и, убедившись, что инспектор действительно его ждет, вошел внутрь, притворив за собой дверь. — Вызывали?
Воздух в кабинете был неожиданно свежим и пах свежескошенной травой. Еще ранним утром по газону перед участком прошлись триммером. Джеймс точно помнил, потому что приехал на работу рано специально, чтобы успеть до смены навести порядок в питомнике и устроить Марти со всеми удобствами. Теперь его не оставляло странное ощущение, что МакАлистер приехал в участок еще раньше. Тоже, судя по всему, специально. И он имеет к этому какое-то отношение. Медленно, но верно Джеймс начинал нервничать, а когда он нервничал его пробивало на болтовню. Он до боли закусил губу, чтобы не сорваться и не начать трещать без умолку обо всем подряд. Предчувствие нашептывало, что вызвали его совсем не из-за отросших волос и недельной щетины. И даже не из-за внезапного больничного сержанта Луиса, капризный желудок которого не выдержал манеры вождения Эванса и устроил своему хозяину настоящую революцию после одной единственной поездки. В участке об этом до сих пор шутили. Нет, Джеймс нутром чуял нечто куда более серьезное.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-15 23:02:03)

+3

4

Из-за вороха бумаг в сторону приоткрывшейся двери вынырнули очки и нос инспектора с сосредоточенным видом человека, погруженного в чтение с головой. МакАлистер смерил Эванса взглядом, поправил очки и кивнул, чтобы тот проходил, в последний раз заныривая в бумаги и что-то в них помечая карандашом, прежде чем отложить их в сторону.
- Вызывал. - Феликс указал на стул перед ним и поправил уголок из бумажной стопки, убеждаясь, что все лежит идеально ровно, - Присаживайся, Джеймс.
Обычно МакАлистер на работе и в делах не фамильярничал, придерживаясь более удобного, делового общения, но изредка с глазу на глаз вполне мог себе называть констебля по имени и спокойно относился, если кто-то из старичков обращался к нему также. Эванс был из новеньких. Для всех, но не для него. Феликс хорошо помнил его еще мелким, с тех самых пор, когда он сам не был главным инспектором. Джеймс был почти что ровесником его Эффи. И все равно оставался совсем мальчишкой, даже сейчас. Или это Феликс так постарел?
Феликс вздохнул, сложил на груди руки и долго рассматривал из под очков усевшегося на стул констебля, как будто о чем-то своем размышляя, но не торопясь начинать. Прямой, выжидающий, открытый взгляд юного бобби его не обманул.
- Как у тебя дела?
Не сомневался ли Феликс? Тысячи раз, пока не принял решение окончательно. С того самого момента у него не осталось сомнений. Если уж так суждено, что Джоанна будет работать в его участке, то он не имеет права поставить ее с лысым Гарри, чтобы попытаться, как и любой отец на его месте, оградить ее от беды. С Гарри ей было бы скучно, но не опасно. Тучный, вечно потеющий бобби вряд ли вдохновит дочь на работу копом. С ним она рисковала бы лишь потолстеть, если бы заразилась его аппетитом и любовью к сладким пончикам. Любитель поесть, поспать и поболтать, но никогда не станет ничем рисковать. Старик Уолли обязательно стал бы старшенькую опекать, докладывать ему обо всем и пытаться относиться к ней как-то иначе. Заметили бы сразу все. Впрочем, все равно без разговоров не обойдется. Феликс их не боялся. Только отдавать дочку Уолли совсем не хотел. Как главный инспектор не хотел. Или тот же Луис. Порядочный, но трусоватый коп. Он мог бы, в конце конов, завались Эффи бумажной работой. Определить ее куда-то в отдел, прикрывать тылы и составлять графики и отчеты. Его авторитета хватило бы задушить на корню любой девчачий каприз: недаром же он отец трех дочерей.
- Все как-то работа, работа. Ты уже здесь прилично, а поговорить все никак не выдается времени.
Джеймс - это честный выбор. Не смотря на внешнее обаяние и улыбки, Джеймс был вовсе не прост. Он был здесь новичком, а за плечами у него уже было серьезное дело, так что нельзя было бы обвинить инспектора в предвзятости и желании устроить Джоанну в местечко теплей. Оба уже теряли кого-то, оба были молоды и круты. И назвать идеальным напарником Джеймса можно было только с большой натяжкой, но МакАлистер привык доверять чутью. Пара из неидеальных. Волчонок, вон как зыркает. Перед внутренним взором Феликса стоял все тот же малолетний пацан с вихрастым светлым чубом, каким он его помнил. Оставалось одно - сообщить ему и удержаться, чтобы не наброситься, не схватить за грудки, не потрясти, чтобы констебль на веки вечные запомнил как можно обращаться с Джоанной, а как нельзя. В последние дни Феликс едва держал себя в руках, чтобы не проделать все это со всем участком. Для профилактики.
- Скучаешь небось? - Феликс сощурился и пристально вглядывался в парнишу, прекрасно помня детали последнего дела, после которого тот оказался на острове. Наверняка для него тут все было намного иначе, чем для тех, кто никогда далеко не уезжал.
- Предложения? Пожелания? - он повысил немного голос, словно от ответа Джеймса зависело что-то важное, - Может быть, жалобы? - Феликс спросил это уже тише и мягче, испытующе заглядывая Джеймсу в глаза. Он то привык, что ему жалуются. Людей хлебом не корми, только дай на что-то пожаловаться. Впрочем, если у Эванса есть в участке проблемы, МакАлистеру лучше об этом узнать от него сейчас.
- Я тут для тебя подготовил одно дельце, - Феликс вздрогнул, стянул с носа очки и, нахмурившись, начал их протирать специальной тряпицей, которую хранил для таких целей в столе. Очки были большие, он протирал их долго и упорно, а самое главное - не спеша.

"Иногда судьба ставит нас в такие ситуации, где поступить правильно - значит ошибиться."
Почти что цитата Феликса МакАлистара, в последствии вспоминавшего о своем решении поставить Эвансу в напарники свою дочь.

Отредактировано Felix McAlister (2017-08-19 15:31:01)

+4

5

Покосившись на стул, стоящий перед столом главного инспектора, как если бы этот стул был электрическим со всеми теми жуткими ремешками для рук и ног, Джеймс, тем не менее, раздумывал недолго и почти сразу же на него уселся. Чувствовал он себя при этом совсем как в тот самый первый день, когда пришел в этот участок с бумагами на перевод под мышкой. Его личное дело тогда уже было на столе старшего инспектора и, судя по тому, что открыто оно было на последних страницах, он его уже успел изучить. Сейчас перед МакАлстером тоже было полно бумаг, но, окинув их беглым взглядом, ничего относящегося к нему лично Джеймс не заметил. Однако, от сердца так и не отлегло.
— Да все хорошо, — машинально отозвался он на дежурный, казалось бы, вопрос и тут же насторожился. — Вроде бы.
Не то чтобы это было странно. Главному инспектору, как начальнику, если он, конечно, действительно хороший начальник, положено интересоваться делами своих подчиненных. Это Эванс не ожидал, что этот интерес внезапно коснется его самого. Или все же ожидал, просто уже успел об этом забыть? Так это обычно и бывает — ты ждешь чего-то, что кажется тебе неизбежным, как ежегодный поход к стоматологу, а оно все не наступает и не наступает. Ты забываешь об этом, живешь себе дальше, расслабляешься, а оно вдруг сваливается тебе на голову увесистым нежданчиком, который не просто больно бьет по темечку, а вышибает дух напрочь. Джеймс знал, что рано или поздно инспектор вызовет его на разговор о последних страницах его личного дела, которые были упакованы в желтый конверт и несли на себе печать "конфиденциально". Смутная тревога, что именно за этим МакАлистер его и вызвал в это утро, утро понедельника, будь он неладен, вдруг окрепла до уверенности. Слова инспектора только утвердили его в этом.
— У вас много работы, — Джеймс снова окинул взглядом ворох бумаг на столе перед ним и пожал плечами, улыбнувшись как всегда легко и беззаботно. — Мне тоже всегда есть чем заняться. Питомник тот же, — он помолчал, перекочевав рассеянным взглядом в окно, но когда МакАлистер снова заговорил, глаза резко переметнулись на его лицо, а взгляд потемнел и обрел ту тяжесть, которую Джеймс никогда не видел в зеркале, но о которой ему не раз говорили. — По Лондону? Как-то не особо.
Они оба знали, что речь не столько о Лондоне, сколько о том, что именно стало причиной перевода констебля Эванса из столицы. Об этом старшему инспектору скорее всего тоже было известно. Джеймс ждал, что этот пока не совсем понятный разговор уже вот-вот перейдет в более конкретное русло, но вместо того, чтобы перейти к делу, МакАлистер вдруг стал задавать вопросы, совсем как тот ревизор тюрем в замке Иф, интересующийся жизнью обреченных узников и задающий вопросы, которые были так же бессмысленны, как и надежда, которую этот визит внушил Эдмону Дантесу, будущему графу Монте-Кристо. Книжку Джеймс читал давненько, но ассоциация была столь яркой, что он даже вспомнил те строки. Почти дословно. Инспектор спрашивал у них, хорошо ли их кормят и нет ли у них каких-либо просьб. Все отвечали в один голос, что кормят их отвратительно и что просят они только свободы. Мысленно усмехнувшись этому странному выверту памяти, Джеймс покачал головой, не то отвечая разом на все вопросы, не то отказываясь на них отвечать совсем.
— Давайте без прелюдий, — в тон инспектору предложил Джеймс. — Чего вы от меня хотите?
Наверное, он мог и вовсе не открывать рта, потому что МакАлистер продолжил говорить тут же, как только Эванс замолчал, словно и не услышал его вовсе, а говорил на одном дыхании, как запрограммированный. Новость о деле, подготовленном специально для него, заставила Джеймса едва заметно поддаться вперед, выказывая тем самым не только интерес, сколько нетерпение. Ему и в голову не пришло, что тем самым он разоблачил еще и собственную ложь, так легко озвученную совсем недавно. На самом деле он скучал. Все это время, что он провел в Солуэе, Джеймс скучал по своей прежней работе под прикрытием. По тому адреналину, что кипел в крови каждый день, когда он рисковал своей шкурой ради расследования. Если то, о чем говорил МакАлистер, хотя бы отчасти вернет те ощущения, Джеймс будет этому рад.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-19 20:29:45)

+3

6

Эванс не жаловался. Не пользовался ситуацией, чтобы рассказать о своих непростых полицейских буднях на новой работе. Не клянчил прибавку. О том, что на самом деле такому как он, а Феликс со своей колокольни да за столько лет хорошо разбирался в людях, надоело заниматься рутиной, сомнений не было. У инспектора было кое-что для него. И даже не одно.
- Для начала - это щекотливое дело, в котором замешаны некоторые влиятельные люди нашего города, - он протянул ему папку, - Хочу, чтобы ты занялся этим, не посвящая никого больше. Осторожно, не предвзято, без спешки. Отчеты - мне лично на стол, никуда больше. И еще - у тебя будет новый напарник, - выдохнул Феликс, - Постоянный, с которым тебе придется работать вместе, нравится тебе это или нет, - при этих словах МакАлистер вернул очки на нос и посмотрел на Джеймса так, чтобы у того не возникло сомнений - отказа начальство не примет. И да, новый напарник ему не понравится. Выждав паузу, чтобы дать Эвансу переварить услышанное, уверенно продолжил:
- Все довольно обычно. Никаких поблажек с моей стороны. Я хочу, чтобы ты его всему обучил, ввел в курс дела. Обучать придется с нуля. Кстати, - он недовольно взглянул на остановившиеся часы на стене, - Он должен уже скоро быть. Приступаете с сегодняшнего дня, заодно и познакомитесь. Как найдете общий язык - меня это не волнует. Как-нибудь разберетесь.
Феликсу очень хотелось бы добавить, чтобы Эванс берег Эффи, берег как зеницу ока, следил за ней и не отпускал от себя ни на шаг, но он прикусил язык. Слова взволнованного отца, которые с утра крутились в голове, так и не были произнесены. МакАлистер поднялся, прошелся к окну и там замер, глядя куда-то на улицу. С минуты на минуту должна была прийти дочь. Нет, он не должен так о ней думать, по-крайней мере когда он на работе. Но разве это возможно?
Эванс был для Феликса одиночкой. Он прекрасно справлялся, будучи сам по себе. Джоанна станет для него испытанием - инспектор не сомневался. Но иногда, это именно то, что нужно.
- Я хочу, чтобы ты понимал: я не смогу никому поставить ее в напарники, кроме тебя. Ты относительно недавно в городе. Ей нужен кто-то, для кого не будет иметь значение ее... кхм... происхождение, - Эвансу со временем станет до фонаря - чья Эффи дочка. У других это всегда будет проблемой. У всех, кого столько лет уже знал в участке МакАлистер. Город то небольшой. Феликс дернул на себя глухо застегнутый ворот рубашки, но во время опомнился и опустил руку, все еще глядя куда-то в окно. В его взгляде присутствовало нешуточное беспокойство, и он не хотел чтобы Эванс увидел эту слабость. Феликс никогда себе такого не позволял.
- Там, - махнул он, не обернувшись, на стол, - Красная папка.
В ней Эванс найдет ответы на все вопросы. Девственно-чистая характеристика. Умница, спортсменка и просто красавица. Крохотная фотография в уголке. Кудряшка на фото, которая выглядит лет на восемнадцать, а то и младше. Совсем ведь еще ребенок. Очень похожа на мать. Как и все они - его девочки. Темноглазые, точно как Айлин. Хорошо училась, что закончила, как закончила. Стандартная вводная новичиков, еще зеленых, только направленных пообтесаться на первое место работы. Никаких тебе громких дел, даже мелких и самых плешивеньких, ничего такого, что произвело бы на Джеймса особенного впечатления. Ну... кроме того, что почти совсем девочка. И ее фамилии. 
Феликс обернулся, подошел к Эвансу, ревниво вырвал из его рук красную папку с характеристикой Джоанны МакАлистер, как будто бы только одним своим взглядом на фотографию Эффи Джеймс мог ей навредить, обошел стол и, отодвинув ящик, буквально зашвырнул ее туда, и, громко хлопнув, задвинул ящик обратно. В общем-то, он и не должен был ему ничего показывать, но Феликсу было тяжело произносить "моя дочь", "да, да, та самая, которая еще ребенок, решила поиграть в копа".
- Не сработаетесь, через годик переведу, не раньше. Никакого "особого отношения". Никаких докладов и отчетов кроме тех, что по-работе. Мне важно это дело, - он указал на другую папку, которую отдал Джеймсу первой, - И результат по нему, - Джоанна сама завоет волком, немного поработав в участке. Может, эта ее блажь пройдет?
Недовольство изогнуло тонкую линию губ Феликса, опустив уголки рта, а между бровями пролегла глубокая складка. Впрочем, обычное выражение лица для шефа, если не считать того, что у него заныла спина, а на сердце легла непривычная тяжесть.

Отредактировано Felix McAlister (2017-08-20 07:51:28)

+3

7

Жадно вцепившись в протянутую папку, Джеймс сразу же ее открыл и, пока МакАлистер говорил, успел пробежаться по диагонали по всем страницам дела. Данных не густо, но и немало, если брать во внимание, о ком вообще шла речь. Это должно быть интересно... Будь Эванс легавой псиной, уже вовсю дергал бы ушами и сопел носом. Или, как Марти, поднял бы переднюю лапу в почти карикатурной позе крайне заинтересованной ищейки. Однако, новость о новом напарнике сбила весь настрой. Джеймс вскинул на инспектора недоуменный взгляд и вопросительно поднял брови. С напарниками Эвансу как-то не везло. За полгода он не сработался ни с кем из тех, кого к нему ставили в пару. Луиса, вон, вообще от него тошнило. При том буквально. Но МакАлистер, явно знал, что именно так констебль и отреагирует, потому одарил его таким взглядом, что возражать Джеймс как-то резко передумал. Хотя он и не собирался, если уж на то пошло. Откажись он от напарника, его могли лишить возможности работать над этим делом, а он уже загорелся. Это все равно, что всучить ребенку новую игрушку, которую он уже давно хотел, а потом отобрать, не дав ему ее даже распаковать.
— Вообще-то мне еще не доводилось курировать новичков, но все бывает в первый раз... — Джеймс пожал плечами. Что тут скажешь? В том-то и дело, что ничего. Машинально оглянувшись на дверь, из-за которой мог в любой момент показаться его новый напарник, Эванс снова посмотрел на содержимое папки. Получалось, он должен был работать над делом в тайне от напарника, так что ли? Сложновато, но кто сказал, что будет легко. Новость о новом напарнике как-то быстро улеглась. Джеймс уже было снова погрузился в изучение дела, когда на него свалили новую бомбу. На этот раз преисполненный крайнего недоумения взгляд констебля уперся инспектору в лопатки. Она? Так выходит его новый напарник — женщина? Нет, его это ничуть не пугало. С чего бы? Скорее уж настораживало малость. С женщинами ему работать еще не доводилось.
По-настоящему рвануло, когда Джеймс подхватил со стола указанную красную папку и, открыв ее, первым делом прочитал имя и фамилию своей новой напарницы, предполагая, что это кто-то из местных, кого он мог хорошо знать. Предположения почти оправдались. Если до этого момента Эванс просто недоумевал, то теперь пребывал почти в шоковом состоянии. Фамилия "МакАлистер" отпечаталась в его мозгу огненными буквами, как пресловутое "Мене, Текел, Фарес" Валтасара. Нет, инспектор не мог вот так просто взять и доверить ему свою дочку. Это просто не укладывалось в голове Джеймса. Но он снова и снова пробегал глазами по данным личного дела своей новой напарницы, просеивая через фильтр своего восприятия все факты и запоминая самое важное, что могло ему пригодиться, пока не споткнулся взглядом о фото. Маленькое, но достаточно четкое, чтобы осознать, насколько серьезно он попал.
Эванс тупо пялился на фото, забывая моргать, когда МакАлистер буквально вырвал папку из его рук. Секунду или две, он так и сидел, глядя в резко осиротевшую без фотографии глазастой девчонки пустоту перед собой, а потом поднял взгляд на инспектора. Только теперь до него дошло, что тот не на шутку встревожен, хоть и старается этого никак не выказывать. Ну еще бы, собственная дочь в штате. Нарочно не придумаешь. По крайней мере теперь было понятно, откуда взялось это "особое отношение", о котором он говорил, и что на самом деле МакАлистер имел в виду под этими словами.
— Ну, это само собой, — отозвался Эванс, обмакнув взгляд в папку, выданную ранее. — Я правильно понимаю, ей об этом деле лучше не знать? — он поднял глаза на инспектора. — И когда вы хотите получить первый отчет? Через неделю? Месяц?
Это было похоже на все ту же работу под прикрытием, когда нужно было выходить на связь в определенное время. Так Джеймс привык и сейчас ему нужны были четкие рамки, на которые он мог бы ориентироваться. Он изо всех сил старался думать о конкретном деле и не думать о том, что теперь ему придется работать в одной связке не с кем-нибудь, а с дочерью главного инспектора. Ничего у него, конечно же, не получалось. Об этом сложно было не думать. Эванс был очень близок к тому, чтобы начать всерьез паниковать. Что, если она будет каждый вечер жаловаться на него своему отцу за ужином? Что, если каждое утро в этом самом кабинете его будет ждать разнос по итогам предыдущего рабочего дня? Что, если его новая напарница терпеть не может собак?!
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-22 21:45:17)

+4

8

Феликс забарабанил пальцами по столу, снова перевел взгляд на настенные часы, скорее уже по привычке, и бодро кивнул.
- По крайней мере не сразу, но, в общем-то, на твое усмотрение, - пожал инспектор плечами, прекрасно понимая насколько не просто держать секреты от того, с кем работаешь в связке, но не представляя чем Джоанна могла бы на самом деле помочь. И дело было не только в том, что у нее не было никакого опыта. Не только в этом. Феликс был против, но предоставил это решать самому Эвансу.
- Главное - держи меня в курсе, Джеймс. Там все непросто, так что давай через месяц. Не первый год уже тянется: спешка тут ни к чему, и тебе нужно будет время, чтобы во всем как следует разобраться. Одному мне уже все не вытянуть, сам понимаешь, - как-то просто, по-отечески обратился он к парню, - Да и надоело уже как-то все одному, - МакАлистер даже усмехнулся, - Что-то срочное по делу, звони мне на телефон или домой в любое время, но все обсуждения только в стенах этого кабинета или у меня дома. Это надежней. Будут вопросы - обращайся. Для меня это важное дело, - Феликс подался вперед и его кресло измученно заскрипело, - И деликатное. Так что я очень рассчитываю на твою осторожность.
Инспектор откинулся на спинку старого кресла и вздохнул. Джеймс же понятным образом нервничал. Конечно, тот еще сюрпризик подкинул ему МакАлистер, но сам Феликс, явно переживая уже отходняк от перенапряжения, напоминал собой подтаивавшее мороженое. Он расслабленно растекся по креслу и внимательно следил за выражением лица Эванса. Да, тот определенно был озадачен. И дело тут, доверенное ему, не при чем. Глаза то у него ого-го как горели, стоило тому только сунуть свой нос в секретную папку! Феликсу это нравилось. Он любил свою работу, хотя работа - это работа, она не требует взаимности, но больше всего он любил то время, когда шеф поручал ему те дела, с которыми не хотели связываться другие констебли. Теперь, когда он знал каждого своего работника с разных сторон, даже с тех, с которых никогда не хотел бы знать, и мало кто мог его впечатлить по-настоящему, трудно было доверить кому-то чужие тайны. Хватило уже и того, что он на днях снова ругался с Советом. И как ругался! При воспоминании об этом, а так же о том, что разговор с мэром остался незавершенным, МакАлистер сжал ручки кресла.
- Да, чтобы ты был в курсе, - Феликс тряхнул головой, прогоняя дурные воспоминания, - Кое-кто из Совета будет лишь рад, если я не дам ход этому делу. Кто-то даже попытается поспособствовать этому слишком активно, - но брови его поползли вверх, а уголки губ растянулись в ухмылку. Он вопросительно и немного лукаво глянул на Джеймса, - Но нас же это не волнует, да? Закон - он един для всех, сынок. И справедливость она всегда идет с законом рука об руку. 
В двери кабинета инспектора раздался негромкий стук. Феликс одобрительно проследил за тем как Джеймс убирает в сторону папку, взглядом одним приходя с парнем к какому-то понятному лишь двоим соглашению, и только после этого ответил.
- Войдите!

Отредактировано Felix McAlister (2017-08-23 14:18:51)

+4

9

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Джоанна ненавидела себя за решение сбежать из Абердина, поджав хвост. Послать к чертям всю налаженную жизнь, все перспективы, оставить друзей и практически сжечь мосты. Но и по-другому она не могла. МакАлистер честно пыталась преодолеть себя, но, кажется, даже стены собственной квартиры восстали против Джо, наступая и душа по ночам. Ей не хотелось выходить на улицу, не хотелось есть, не хотелось видеть в зеркале то, во что она превратилась. Неделя затворничества превратила живую бойкую девчонку, которую знакомые в шутку обзывали электровеником, в бледное привидение, исхудавшее из-за отсутствовавшего аппетита и посеревшее из-за бессонницы. Ночами она тупо пялилась в потолок или смотрела на круг света от фонаря за окном. Днем же пыталась отвлечься, все равно скатываясь к бездумному сверлению взглядом точки на стене или разрезанию фотографий и чужих вещей. Даже нет – жестокому кромсанию с последующим сожжением.
   МакАлистер ощущала себя загнанным зверьком и медленно сходила с ума, не зная, что с этим делать. Побег в какой-то момент показался единственно верным, единственно возможным выходом и Джо буквально за один вечер покидала вещи на первое время в сумку, договорилась о некоторых мелочах и следующим же утром села на паром, идущий в Солуэй. До вечера она бродила по знакомым с детства улочкам и много думала.
   Наверное, Феликс МакАлистер, не ждавший возвращения дочери от слова вообще, мягко говоря, оцепенел, когда увидел Джо сидящей на прогретых солнцем ступенях родительского дома. Горло сдавило так, что стало трудно дышать. И, наверное, впервые за последние черт знает сколько лет упрямая девчонка, у которой ужасно ладились отношения с отцом, метнулась ему навстречу, повисла на шее и тут же зарыдала, крупно вздрагивая.
   Отец все знал. Хорошо еще, что Дженни и Кэти по счастливой случайности в этот вечер не были дома и ничего не видели. О возвращении сестры они узнали на следующее утро, вместо правды получив сомнительную версию о причинах, побудивших Джоанну покинуть Абердин и приехать снова домой. Наверное, это было безумием в глазах девчонок, только и мечтавших о большом городе и его возможностях.
   Несколько дней МакАлистер слонялась по дому, не зная, куда себя деть и к чему приложиться, чтобы убить время, текущее со скоростью беременной черепахи. Её подавленное состояние становилось заметным, несмотря на все попытки его скрывать. Джо казалось, что Дженни, как-то умудрявшаяся ловко улавливать ее настроение, ничего не понимает, но пытается по-своему поддержать. Внимания сестры так уж точно стало больше, как и потребности в участии старшей МакАлистер в том, куда её раньше не привлекали.
   Продолжаться так дальше не могло, иначе Джо снова начала бы сходить с ума. И она снова решила обрубить все концы, начать с чистой страницы. Логичным показалось вернуться к истокам, к тому, к чему она начинала и ради чего поступала на учебу – мечте о службе в полиции. Она почти отказалась от этой идеи ради создания семьи, но теперь могла хотя бы попробовать.
   Отцу решение принять дочь на службу далось определенно нелегко. Но дочка Феликса МакАлистера умела быть очень упрямой, когда чего-то очень хотела. Сейчас она мечтала о службе и ещё долго не смотреть в сторону ни одного козла, который мог бы задеть её чувства. Отцу пришлось смириться и позволить, понимая, что так будет лучше. Иначе Джо смоталась бы в Эдинбург или еще куда. А так все обошлось съёмной квартирой на окраине Солуэя.
   Перед первым своим рабочим днем МакАлистер большую часть ночи не спала, ворочаясь на постели и мучительно пытаясь прогнать из головы мысли, по мере приближения утра приобретавшие панические нотки. Она боялась снисхождения, боялась, что к ней будут относиться по-другому из-за того, что она девушка и дочка инспектора. Но больше всего было страшно не справиться и признать свое поражение, увидеть разочарование в глазах отца.
   Джоанна отключилась ближе к рассвету и проснулась за четверть часа до того, как прозвенел будильник. Ощущала она себя при этом совершенно разбитой. Зеркало в ванной отразило бледное скуластое личико, на котором особенно ярко выделялись огромные карие глазищи с залегшими под ними синеватыми тенями и россыпь мелких веснушек на носу. Приглаживая волосы и завязывая непокорные кудряшки в тугой узел на затылке, МакАлистер перманентно отчитывала себя за то, что из-за отсутствия аппетита она исхудала и теперь старая одежда на ней болталась, как на огородном пугале. Но из-за волнения и мандража завтрак не полез в горло, даже кофе.
   Под дверью отцовского кабинета Джоанна появилась за пять минут до назначенного ей времени, словив несколько удивленных взглядов и шепотков в спину по дороге. Отутюженная строгая форма констебля как-то особенно выделяла и бледность, и худобу, и синяки под глазами, превращая МакАлистер в совсем уж мелкую и невразумительную девчонку. Горло сдавливало приступом паники, стоило только подумать о будущей работе и особенно – обещанном отцом напарнике. Вдруг он ей не понравится или характерами не сойдутся?! Точно ведь так будет. Или вдруг он окажется просто ужасным занудой?! Или ещё что похуже – станет о каждом её шаге докладывать отцу?!
   Джо прислушалась к происходящему в кабинете, но из-за толстой двери не донеслось ни звука. Одернув себя, девушка сжала руки в кулаки, глубоко вдохнула и постучалась.
   - Вызывали, инспектор? – и не поймешь, утверждение это было или вопрос. МакАлистер, дождавшись разрешения, вошла в кабинет, прикрыла за собой дверь и подошла к столу, не удержавшись и по пути скользнув настороженным взглядом по сидящему напротив отца парню, казавшемуся почти её ровесником. Что ж… Этот хотя бы в песок рассыпаться не грозил и не вызывал ненужных ассоциаций. Упрямый взгляд сосредоточился на отце, хотя на самом деле из-за волнения хотелось трещать без умолку. Джо прикусила губу и замерла напротив стола, сцепив руки в замок за спиной и переплетя пальцы. Её потенциальному напарнику достался ещё один недоверчивый взгляд исподлобья. Паника набирала обороты.
[icon]http://savepic.net/9761408.jpg[/icon][status]Кролик-детектив[/status][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info][info]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/info]

Отредактировано Joanna McAlister (2017-08-23 16:35:51)

+4

10

Кивая и время от времени бросая на МакАлистера короткие взгляды, Джеймс изучал дело не столько ради интереса, сколько ради того, чтобы занять свою голову хоть чем-то кроме мысли о том, что теперь он не просто рядовой констебль, а куратор новичка. Считай, что нянька. Правда, мысль эта носила несколько иной окрас из-за того, кем был этот новичок, что и делало ее такой ослепительно яркой. Джеймс утешал себя тем, что это пройдет, как и любое шоковое состояние. Должно пройти.
Нервно подергивая ногой, он снова и снова пробегал взглядом по ровным строчкам дела и внимательно слушал инспектора. Что бы тот не говорил, по всему было видно, что лучше держать его дочь от этого дела на расстоянии. Лучше для нее, для него, да и для Джеймса тоже. Не хватало еще, чтобы кто-то мешался под ногами. Поймав себя на мысли, что уже относится к делу как к своему собственному, он слабо улыбнулся, а когда МакАлистер заговорил об осторожности и вовсе хмыкнул. За два года под прикрытием Эванс выучил это правило на зубок. Осторожность, тем более в таком деле, как это, была превыше всего.
— Можете не беспокоиться на этот счет. Я бы не протянул так долго в Лондоне, если бы не был предельно осторожен во всем, что делал, — он перевел взгляд на календарь, что висел на стене кабинета, отметил в своей памяти сегодняшнюю дату и кивнул. — Значит, через месяц. Хорошо.
Уверенный, что на этом обсуждение доверенного ему дела и закончится, Джеймс снова погрузился в изучение дела, но уже спустя минуту МакАлистер заговорил снова, решив дополнить уже имеющуюся в его распоряжении информацию довольно важным нюансом. Не то чтобы Эванс был удивлен. Сами обстоятельства дела и его фигуранты предполагали заинтересованность со стороны Совета. Просто озвучив это обстоятельство инспектор сделал на нем акцент, который сложно было игнорировать, но по сути это была всего лишь очередная ложка дегтя в бочке все того же дегтя.
— Вообще-то не всегда, но достаточно часто, — согласился Джеймс. — Преступник должен быть наказан.
Стук в дверь прервал их беседу. Эванс тут же захлопнул папку с делом и весь подобрался, кивком отвечая на взгляд инспектора, а когда в кабинет вошли, и вовсе поднялся с места. И без того мелкая девчонка с глазищами на пол лица стала еще мельче, стоило ему только выпрямиться во весь рост. "Черт, она точно школу закончила?" — пронеслось в голове. Черт с ним с ростом, встречались и мельче. Куда сильнее Джеймса беспокоил общий не совсем здоровый вид девушки, которая походила на мелкого зверька, которого поймали за хвост и хорошенько приложили об стенку. Того гляди кусаться и царапаться начнет, если вообще живьем не сожрет с голодухи. На красотку, что была запечатлена на том фото, она походила мало. Правда, общие черты все же были. Глаза те же. Такие огромные и такие голодные.
— Вы ее что, не кормите совсем? — Джеймс не сразу сообразил, что сказал это вслух, и, с трудом оторвавшись от изучения этого бледного и явно толком не выспавшегося существа, которое, судя по всему, и должно было стать его новой напарницей, посмотрел на инспектора. — Прошу прощения. Вырвалось, — он вновь повернулся к девушке и, смерив ее внимательным взглядом, таки протянул руку для пожатия. — Джеймс Эванс. И... я не кусаюсь.
Недоверчивость, которую дочка МакАлистера упорно транслировала вокруг себя, оказалась заразительной. Джеймс даже подумал было спросить, а не кусается ли она сама, но вовремя проглотил этот вопрос и даже не подавился. Знакомство как будто бы состоялось, оставалось только получить благословение от начальства и приступить к работе.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-08-25 23:47:00)

+4

11

Для Феликса это был железный закон. Внутреннее правило, руководствуясь которым, он не искал легких путей, но рано или поздно приходил к самому верному решению. Говорят да и не врут, что справедливости в этой жизни не бывает. Вот уже многие десятки лет МакАлистер доказывал, что о ней забывать не стоит. Справедливость есть только там, где к ней стремятся. Где о ней помнят и чтят.
Эванс еще мальчишка, не смотря на щетину, выросшую на его лице. Таким видел его Феликс сквозь призму прожитых лет. Но, что более ценно, мальчик неплохой специалист, у него хороший опыт, и жизнь била его не раз. Это более ценно. Важно - куда это его приведет, каким будет его выбор в переломный момент, но все это уже будет потом. Сейчас Феликс молчал, внимательно слушая Джеймса. Преступник должен быть наказан. Да, у них такая работа, но для Феликса это давно уже было нечто большее.
Лицо инспектора стало непроницаемой маской, стоило Джоанне зайти в кабинет. Легкие смешинки в морщинах у глаз, некоторая расслабленность в позе и мягкость в голосе исчезли бесследно. Перед констеблями стоял главный инспектор, только мельком взглянувший на дочь, но нахмурившийся на слова Джеймса о том как та выглядит. Феликс был в курсе, поэтому не замечал ни уставшего взгляда, ни страха в ее глазах, ни даже изменившегося в лице Эванса. Желание выдать ему леща, чтобы не пялился на его Эффи, МакАлистер подавил с профессиональной легкостью бывалого папаши, чьи дети не раз и не два уже попадали в разного рода неприятности. Три дочери - это хорошая школа по сдержанности и терпению. Не смотря на то, что выглядела Джоанна неважно, форма ее изменила, но, кажется, даже если ей будет все пятдесят, он будет видеть в ней только маленькую девочку, глядящую на него своими большими глазами. У Феликса защемило сердце и он, не обращая внимание на диалог констеблей, с хмурым видом устроившись удобнее в кресле, приоткрыл документы, первые попавшиеся ему под рукой, будто ничего особенного и не происходило.
- Проходите, констебль МакАлистер, - холодно отчеканил он каждое слово с отстранённым видом. Казалось, работа с документами его занимает уже сильней, чем происходящее здесь, а новоприбывший констебль вызывает лишь раздражение. Минуту назад с Джеймсом Феликс вел себя по-другому. Сейчас же он напоминал собой темную тучу, нависшую над головами работников и вот-вот готовую разразиться проливным, холодным дождем.
- Это ваш новый напарник, знакомьтесь. Будут вопросы - обращайтесь к нему.
Феликс видел как нервничала Джоанна. Эта ее привычка закусывать губы - точно еще ребенок, который пришел к отцу, чтобы рассказать о проделке в школе. Только участок - не место для детей. Феликс хмурился все больше, делая вид, что заинтересован больше документами, чем людьми, но это было далеко не так. Только потом он увидит, что держит бумаги вниз головой, а сейчас его взгляд, словно подернутый пеленой, скользил по неясным строчкам и не выхватывал никакой информации. Феликсу больше всего на свете сейчас хотелось выгнать Джоан, заставить снять эту форму и запереть дома. Он всегда с легкостью справлялся с подобными желаниями, уже прекрасно зная, что девочек так не остановить. Эту стихию простыми запретами не удержишь. И счастливыми их так не сделаешь.
- А теперь свободны, - отрезал Феликс, не желая и дальше наблюдать за общением этих двоих.
Сегодня участок действительно ощутит на себе все недовольство инспектора. Он никому не позволит задавать вопросы о дочери, намекать на ее появление в участке и расслабляться. В конце концов, сегодня действительно много дел.

Отредактировано Felix McAlister (2017-08-29 23:22:03)

+4

12

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Наверное, этот светловолосый парень, что уже присутствовал в кабинете отца, почувствовал, как с появлением Джоанны температура в комнате стала ниже, как минимум, на пару градусов. И воздух сгустился, наэлектризовавшись от пробегающих между отцом и дочерью зарядов, как перед грозой. Девушка этому констеблю совершенно не завидовала, потому что он оказался ненадолго между двух  огней. Феликс МакАлистер свою дочь старательно и равнодушно игнорировал, хотя, на взгляд самой Джо, делал это с таким старанием, что перегибал палку. Его копание в документах выглядело настолько демонстративным и нарочитым, что от этого внутри все начинало бурлить и булькать, как в закипающем чайнике. Джоанна торопливо перевела взгляд на вскочившего при виде нее, пока пар из ушей не повалил. Его остроумное замечание заставило МакАлистер на пару секунд подвиснуть, размышляя, насколько же голодной и изможденной она выглядит на самом деле. Девушка пару раз озадаченно моргнула, но быстро справилась с собой. Только мысленно обвела в жирную красную рамочку пункт «Привести себя в порядок».
   - Джо МакАлистер, - девушка окинула напарника внимательным взглядом, подмечая давно небритую физиономию и общую легкую помятость, и пожала протянутую ей руку с такой силой, которую не очень-то ожидаешь от такого мелкого и тщедушного существа. Она намеренно представилась краткой формой имени, которую отец, как она смутно подозревала, не любил. И с тем же расчетом, стараясь вывести начальство семейного и рабочего масштаба из показательного равновесия, вызвать еще одну едва заметную вспышку раздражения Джоанна не оставила без внимания слова парня про ее голодный вид. – И я, пожалуй, кусаюсь. Перебои с кормежкой, как ты подметил, - МакАлистер неожиданно улыбнулась, ненадолго став снова похожей на ту жизнерадостную девчонку, крошечная фотография которой была прилеплена в уголок её личного дела. Рука Джеймса Эванса оказалась сухой и теплой, в противовес её – ледяной и чуть влажной, как будто только что вынутой из сугроба. Парню достался еще один цепкий взгляд прежде, чем Джоанна отпустила его ладонь и снова сплела пальцы в замок за спиной.
   - Как скажете, инспектор, - сухо, четко и отстраненно отчеканила МакАлистер, словно была роботом, а не живой девушкой, разговаривавшей сейчас с собственным отцом. – Разрешите идти, инспектор? – также безэмоционально спросила Джоанна, чувствуя, что тучи сгущаются еще и больше и уже конкретно над её головой.  Насколько девушка могла понимать, отец переживал и не желал, чтобы она работала в полиции, не желал ей своей судьбы, может. И сейчас, наверное, ему ужасно хотелось выставить её за дверь уже без значка. Так что дальше дразнить гусей было опасно и, едва получив разрешение, МакАлистер испарилась из отцовского кабинета.
   - Выходит, с полнейшего неодобрения начальства я поступила в твое полное распоряжение, - констатировала девушка очевидный факт, когда уже и она, и напарник оказались в коридоре. Ей было ещё трудно понять, как она относится к этому парню, сложно было вообще подавить вялый туман в голове и заставить себя относиться, реагировать на внешний раздражитель, а не пытаться забраться обратно в свою скорлупу. Но Джоанна сделала над собой усилие и попыталась пошутить, с чувством юмора-то у Эванса, кажется, было в порядке. – Надеюсь, ты к этому с умом подойдешь и в твои ближайшие планы не входит учить новичков плохому, - МакАлистер улыбнулась, хоть в глазах еще и плескались, сталкиваясь острыми краями, льдинки недоверчивой настороженности. Нужно было хватать себя за уши и тащить из этого чертова болота, пока её жалеть не начал каждый встречный и поперечный. – Что у нас теперь дальше? Как заведено?
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+3

13

Как бы Эванс не был поглощен изучением мордашки своей новой напарницы, перемену в настроении главного инспектора он все же уловил. Ее сложно было не заметить, больно уж резкой она была. Даже его голос изменился. Стал ниже, суше, холоднее. Безразличнее. Последнее обстоятельство малость обескураживало, но одного короткого взгляда в его сторону хватило, чтобы понять, в чем же все таки дело. И не нужно было быть гением дедукции, чтобы распознать на лице МакАлистера довольно качественное, но все же притворство. Насколько безразличным по отношению к дочери он хотел показаться, настолько небезразличным был на самом деле. Как и положено отцу. Хорошему отцу. Уж в этом-то Джеймс знал толк. Как любой, кто знал о плохих отцах не понаслышке.
— Это поправимо, — живо отозвался он на ответную шутку напарницы. — Уж что-что, а дрессировать кусачих существ я умею.
Теперь осталось выяснить, любит ли она таких кусачих существа, как собаки, подумал Джеймс. Как показывал его жизненный опыт, человек, который не любит собак, доверия в принципе не заслуживает. А доверие в случае Эванса, да и, наверное, его напарницы тоже, судя по тому, как затравленно и настороженно она на него смотрела, фактор довольно таки существенный. Без него никуда.
Несмотря на их довольно спокойно завязывающееся общение погода в кабинете как-то резко стала портиться. Эванс был даже рад, что главный инспектор вымел их за дверь. Напряжение, с треском пробегающее искрами между обоими МакАлистерами, малость настораживало, а оказаться в эпицентре шторма в столь дивное утро, в его планы не входило от слова "совсем". Понедельник — день, конечно, тяжелый по определению, но не настолько же.
— Типа того, — кивнул Джеймс на слова МакАлистер, которые в подтверждении не особо-то и нуждались, а вот на ее попытку пошутить ответил куда более живо и хмыкнул со всей  присущей ему двусмысленностью. — Это смотря что понимать под этим самым "плохим". Тут наши взгляды могут разниться.
Что тут скажешь. Образцово-показательным полицейским Джеймс никогда не был. Это было в его личном деле. В той его части, что была упакована в запечатанный конверт и не предназначалась для посторонних глаз. Возможно, именно поэтому Феликс МакАлистер его и выбрал. Для присмотра за дочерью и для этого дела. Папка, которую он ему вручил, жгла руки, и Эванс чувствовал настойчивую необходимость от нее избавиться как можно быстрее. Потому, собственно, и повел свою новоиспеченную напарницу через почти весь участок к одному из огороженных невысокой перегородкой закутков, в котором стоял его рабочий стол. Всю дорогу на них оглядывались. Кто-то смотрел с интересом, а кто-то с искренним сочувствием. Последнее, судя по всему, адресовалось лично Эвансу. Пасти дочку начальника — перспективка та еще. Едва ли кто-то из его коллег вызвался бы на это дело добровольно или не открестился бы тут же, поплевывая через плечо, если бы его мнением все же поинтересовались.
— А дальше у нас смена в патруле, — запихнув папку в один из ящиков своего стола, Джеймс запер его и сунул ключ в карман. — Потом обед, потом опять патрулирование, а потом домой. Должен предупредить, что по большей части работа эта довольно скучна. Но время от времени что-нибудь да происходит. Идем. Как раз время выезда.
Он глянул на часы, что висели на стене, аккурат над столом дежурного, за которым сидел бессменный Аарон, потом покосился на циферблат собственных наручных часов, чтобы сверить время, и кивнул на выход. Участок дружно проводил их взглядами, чтобы, едва они выйдут наружу, начать живое обсуждение. Джеймс и сам ждал с нетерпением, когда они уже выйдут на улицу, и, как только это случилось, резко остановился и, придержав напарницу за локоть, навис над ней.
— Давай только проясним кое-что для начала, — серьезность, с которой он говорил, не оставляла сомнений в том, что ему сейчас, мягко говоря, не до шуток. — Ты собак любишь? Только честно. Если не любишь, говори сразу, потому что это важно.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+2

14

[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]   За пределами отцовского кабинета стало как-то разом легче дышать. Как после сильной грозы, когда воздух еще пахнет озоном, а в умытых ливнем зарослях начинают робко подавать голоса птицы. Умом Джоанна понимала, что холодное отцовское равнодушие - наигранное и очень далекое от того, что на самом деле творится у него на душе, она и сама неплохо умела надевать эту маску, но сердце упрямо жгло от обиды. МакАлистер часто заморгала и сосредоточилась на своем новом напарнике. Он показался ей немного занудным, но общем-то неплохим парнем. Но Джо теперь хорошо знала, что обманчивым бывает не только первое, но и второе, третье, даже десятое впечатление о человеке. Можно прожить рядом годы и не увидеть фальши, увы. Так что на Эванса девушка продолжала смотреть с осторожностью и оценивать каждое слово, каждый жест, чтобы не упустить тот момент, когда картинка перестанет складываться.
   - А это мы уже на практике разберемся, кто насколько испорчен, - в тон Джеймсу хмыкнула МакАлистер и широко улыбнулась. Отбрехаться она умела, иногда даже любила.
   Практически все время, пока они шли через участок, Джоанна чувствовала на себе чужие взгляды. Больше любопытные или оценивающие, но были и недовольные. Девушка прекрасно понимала, что никто с ходу не поверит, что тащить свою лямку она будет честно, без игры в поддавки со стороны отца. И это могло заранее кого-то расстроить.
   В небольшом закутке, символически отгороженном низенькой перегородкой, стояло два стола, разделенных лишь узким проходом. Один из них принадлежал Эвансу, второй пока пустовал. Его втащили буквально недавно и предназначался он для Джо. Пока напарник прятал в ящик какую-то папку, девушка успела бросить на стул сумку и вытащить оттуда кружку. Ее она установила на уголок под лампой и больше ничего делать не стала. На первое время сойдет и так, а там можно будет и какой-нибудь стакан для карандашей прикупить. Когда она обживется тут. Или если.
   - Ничего, все не протирание штанов на стуле, - оптимистично откликнулась Джоанна. Из участка хотелось убраться поскорее, пока дело еще ограничивается взглядами. Ребята еще попробуют прошупать почву и понять, с кем имеют дело, но лишь бы не сейчас, выиграть бы время. Поэтому МакАлистер вздохнула с облегчением, когда напарник направился к выходу. Кивнув дежурному, девушка в три шага нагнала вырвавшегося вперед Эванса и практически одновременно с ним вышла за дверь.
   В сторону стоянки, где парковались патрульные машины, Джоанна и вовсе стартовала бы первой, но напарник резко придержал ее за локоть. Девушка послушно остановилась и воззрилась на него с искренним недоумением. Судя по тому, как он над ней навис, разговор намечался серьезный.Обиделся за то, что она его обогнала, или еще какую любимую мозоль отдавила что ли?
   - Почему это для тебя так важно? - спросила Джо, озадаченно моргая и пытаясь переварить только что сказанное Эвансом. В голове вдруг что-то щелкнуло и неожиданно встали на свое место слова про дрессировку. МакАлистер заулыбалась, очень надеясь на правильность своей догадки. - У тебя есть собака, да? И ты иногда таскаешь ее на работу? Это же круто! - мордашка Джоанны откровенно просияла. Опомнившись, что так и не дала прямого ответа на вопрос, девушка поспешила добавить. - Люблю, конечно. Мне вообще вся живность нравится, кроме насекомых, но собаки особенно, - МакАлистер немного помолчала, рассматривая Эванса уже вблизи и, кажется, замечая на его форме предательские шерстинки. Так и не дождавшись новой порции жизненно важных вопросов, которые нужно было прояснить здесь и сейчас, осмелилась предложить. - А давай остальные принципиальные моменты в машине проясним? - девушка как могла сделала большие глаза. - А то у нас уже зрители, - Джоанна чуть заметно качнула головой, указывая на пару увлеченно курящих коллег, вот вообще не смотревших в сторону новоиспеченных напарников.
   В патрульном автомобиле МакАлистер скромно устроилась на пассажирском месте и первым делом подвинула сиденье под свои мелкие габариты. Потом пристегнулась и сложила руки на коленях, как примерная школьница.

+1

15

МакАлистер смотрела на него снизу вверх и так недоуменно хлопала своими глазищами, что на секунду Джеймс даже подумал, что, наверное, малость переборщил с серьезностью. Но это действительно было важно. Очень важно. Ведь если окажется, что ему подсунули напарницу с аллергией или просто напуганную в детстве большим и страшным псом до икоты и соответствующей фобии, они точно не сработаются. Пусть она хоть тысячу раз дочка его непосредственного начальника, если Эванс в итоге будет вынужден отказаться от привычки брать Марти с собой на работу, проще сразу же вернуться в кабинет главного инспектора и исправить ситуацию, пока все не усложнилось. Напряжение начало сбавлять обороты, как только лицо девчонки просветлело, а глазищи вылупились еще больше и заблестели подозрительно восторженным блеском.
— Браво, Шерлок.
Джеймс оценил чужие дедуктивные способности, но продолжал смотреть на напарницу испытующе, ожидая прямого ответа. И получил его тут же, окончательно успокоившись. Значит, об этом можно не беспокоиться. Вот только зубы все равно зачесались, требуя занять их чем-нибудь. Например, сигаретой. Машинально оглянувшись по направлению, которое указывала МакАлистер, Джеймс жадно засопел носом. Сигаретный дым наполнил его легкие, а чесотка в зубах усилилась в разы. Он уже давно взял за правило — не курить на работе ни при каких обстоятельствах и о сих пор успешно ему следовал. Но вот прямо сейчас он был очень близок к тому, чтобы забить на все и стрельнуть у кого-нибудь из перекуривающих коллег сигаретку. Или две. Может быть даже три про запас. Нащупав в кармане пару мятных леденцов в шуршащей обертке, Джеймс закинул один в рот и взялся ожесточенно его грызть. Второй на автомате протянул напарнице. В конце концов, мама учила его делиться.
— Наша тачка третья в ряду, — уже на ходу сообщил он, когда они все же направились к парковке. В итоге они оказались первыми, кто выехал в патруль. Джеймс вывернул руль на одну из главных улиц города и сразу же поехал по уже знакомому маршруту, который предполагал объезд окраин, начиная от береговой линии на востоке города вплоть до тех фруктовых садов, что раскинулись уже в западной его части. Довольно большой сектор был застроен частными домиками, которых ближе к северной части острова становилось все меньше и меньше. По сути это была уже сельская местность, почти уже и не город вовсе, но и ее нужно было регулярно патрулировать хотя бы ради того, чтобы местный люд знал, что за ним присматривают.
— Нет, ну ты только глянь, — цыкнул Джеймс языком, когда они выехали из-за угла протянувшегося на несколько метров высокого забора дэвисовского сада и напоролись на стайку школьников, покуривающих как ни в чем не бывало одну сигарету на всех. — И это в разгар учебного дня. Который уж раз их тут ловлю.
Он просигналил и школота резво брызнула кто куда, подхватив сумки с учебниками. Один из прогульщиков так перетрухал, что совершенно забыл про свой рюкзак и, отбежав всего на несколько шагов вдруг резко остановился и оглянулся назад, в панике вылупив глаза. К тому времени Джеймс уже поравнялся с брошенной на произвол судьбы сумкой и, открыв окошко со своей стороны, заговорил, едва сдерживая смех.
— Ну, чего застыл? Подбери сумку-то. Стесняешься что ли? — и когда пацан, немного потоптавшись на месте в нерешительности, сделал первый шаг в его сторону, заулыбался с самым благодушным видом: — Вот так, я не кусаюсь. Она, вот, кусается, сама призналась, а я нет. Нет, ну правда, — Джеймс переглянулся с напарницей, предлагая ей поддержать игру, и снова посмотрел на пацана. — Ты почему не в школе?
— Урок отменили, — неубедительно проблеял мальчишка, поглядывая то на Джеймса, то на сидящую рядом с ним девушку, которая по словам коллеги была кусачей. Занятия в школе начались еще в середине августа, но просиживать последние теплые деньки лета в душных учебных кабинетах было той еще радостью. Тут Эванс пацанву понимал. Сам не раз сбегал с уроков в свое время, чтобы погулять. Но когда это было...
— Серьезно? А если я в школу позвоню, чтобы проверить? — испуганное выражение на лице прогульщика сменилось мученическим, а в глазах полыхнула паника. Джеймс хмыкнул, но продолжать эту тему не стал. — Подбери сумку и мухой в школу. Чтоб больше не прогуливал, понял? И приятелям своим скажи. Поймаю еще раз, она тебя так покусает, что неделю сидеть не сможешь, — он кивнул на напарницу, которая ну вот вообще ни разу не внушала нужного трепета, и кровожадно осклабился. Видимо, у страха действительно глаза велики. Даже за гулом движка Джеймс услышал, как шумно пацан сглотнул, прежде чем подхватить сумку и сигануть с крейсерской скоростью прочь от патрульной машины.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+1

16

[indent] Под испытующим взглядом напарника оказалось как-то даже неудобно. Да и мысль о том, что в ближайшее время большую часть суток придется проводить рядом с этим неразговорчивым парнем, всё еще пыталась аккуратно уложиться в голове и вертелась там, как беспокойный пес. Джоанна вздохнула и машинально взяла протянутую ей конфетку.
[indent] - Спасибо, - девушка улыбнулась самыми краешками губ и тут же зашуршала фантиком, исчезнувшим в кармане формы. Болтать констебль Эванс, кажется, не любил, что что в будущем может стать проблемой, если ему еще и слушать не нравится. Обычно МакАлистер испытывала потребность общаться в формате двадцать четыре на семь и могла даже довольно долго вещать в режиме монолога. Значит, придется как-то решать этот вопрос, когда все немного утрясется, наладится и вернется в привычное русло. Пока же Джо вполне устраивало молчание и общая любовь к леденцам. Несмотря на спешку и нервный сумбур в голове перед выходом из дома она по инерции прихватила с небольшой тумбы под зеркалом целую горсть конфеток в шелестящей обертке.
[indent] - Угу, - промычала девушка, как раз закинувшая в рот леденец. Джоанна перекатила конфетку за щеку и пошла к третьей машине. Надо сказать, что чисто по-женски их четырехколесное рабочее место хотелось помыть. Но МакАлистер про это пока промолчала, опасаясь, что в ответ получит тряпку и ведро с водой.
[indent] Патрульный автомобиль выкатил на маршрут. Оглянувшись на участок, девушка увидела пару знакомых лиц в форме, только еще выходивших из дверей. Судя по всему, они выбрались на патрулирование первыми. Джоанна поудобнее откинулась на спинку кресла.
[indent] - Кстати, а маршрут у нас всегда один и тот же? Или он меняется с какой-то периодичностью? – спросила девушка, когда молчать даже в её мрачноватом настроении стало нестерпимо. Так же остро хотелось и стащить ещё одну конфетку. Но есть в одно лицо было неудобно, а угощать сидящего за рулем напарника… Джоанна покосилась на Эванса, разгрызла остатки выданного им леденца и полезла в карман за своими. – Будешь еще конфетку? – предложила МакАлистер, демонстрируя парню сладость. Подумав, она выгребла их сразу побольше и ссыпала туда, где они оба могли бы достать леденец в любое время.
[indent] - Прогульщики обыкновенные, - констатировала Джо, посмотрев в указанном направлении. Там возле забора тусовалась стайка подростков, по возрасту, кажется, чуть старше сестер самой МакАлистер. – И что, так еще и не догадались передислоцироваться? – усмехнулась девушка, закидывая за щеку конфетку и наблюдая, как после гудка школьники резво испарились в разные стороны. Особенно её радовала, что женская часть прогуливавшей компании смывалась с места преступления, пожалуй, даже порезвее мужской.
[indent] - Он только ядом плюется, - отрапортовала Джоанна, посмеиваясь. От внимания одновременно аж двух констеблей мальчишке как-то совсем взгрустнулось. Плечи уныло поникли, да и вообще МакАлистер была готова поставить на то, что еще и задница зачесалась, предвкушая нагоняй и родительское внушение. – Но с такого расстояния не доплюнет, так что хватай уже вещички, - подбодрила Джо перетрусившего пацана. Тот смирился со своей судьбой и опасливо подошел поближе, но рюкзак с земли так и не поднял. Мальчишка нерешительно переступил с ноги на ногу и перевел взгляд с Эванса на нее. Врать он решительно не умел, даже МакАлистер в его годы отмазывалась убедительнее.
[indent] - Только у вас пятерых отменили за особые заслуги или остальные решили остаться из принципа? – поинтересовалась девушка. Парнишка все намеки понял правильно, так что быстренько подхватил с земли рюкзак и исчез в теоретически верном направлении. Последнее замечание напарника заставило Джоанну возмущенно вспыхнуть. Локоть машинально дернулся в направлении бока Эванса, подчиняясь привычки пихать в бок зарвавшихся друзей-приятелей. Но МакАлистер вовремя остановилась, так что тычка под ребра Джеймсу не прилетело. Джо обхватила себя обеими руками и устремила взгляд куда-то вперед. – Это за что это я должна его там покусать, чтобы он потом неделю сидеть не смог? – невинно поинтересовалась девушка, покусывая губу и давя улыбку. Она вообще держалась как-то отстраненно и незаметно для себя отодвинулась подальше от напарника, почти прижавшись к двери машины с пассажирской стороны.
[indent] Патрульный автомобиль, шурша колесами по асфальту, пересек пригород Солуэя, застроенный одноэтажными частными домами, и выехал за город. Обитали здесь считанные единицы, в основном – фермеры, жившие посреди огромных угодий. Но официально эта окраина ещё считалась частью Солуэя. Джоанна потянулась за очередным леденцом и принялась с шорохом разворачивать обертку. Из-за бессонной ночи глаза буквально слипались и Джо с трудом удерживалась от соблазна прикрыть их хотя бы на минутку. Мирное течение патруля нарушил какой-то оголтелый лай. Собака им буквально захлебывалась.

+1

17

Глядя на то, как оседает пыль, поднятая кедами живо улепетывающего в сторону школы прогульщика, Джеймс тихо посмеивался в кулак. Пугать мелкоту напарницей было даже забавно, учитывая, что ничего пугающего в ней не было от слова "совсем". Он покосился на МакАлистер, заговорившую вдруг каким-то подозрительно невинным и безучастным тоном, и с нарочито серьезным видом пожал плечами.
— Ну, не знаю. Тебе виднее, ты же у нас кусачая, а я так, погулять да поплеваться вышел, — Эванс изобразил невинность, но рот предательски растягивался в совершенно не невинном оскале. — Вообще-то обычно я их пугаю Марти, он у меня такой, что внушает определенного рода трепет одним своим видом, но сегодня мне подкинули тебя, так что отрабатывай, напарник.
Джеймс развел руками, мол, ничего тут не попишешь, и, улыбаясь чему-то, повел машину дальше, вдоль высокого забора в сторону выезда за город. Они как раз проезжали мимо последнего жилого дома на самой окраине. Оставалось только доехать до того места, где асфальт сменялся простой грунтовой дорогой и развернуться, когда ветер занес в салон патрульного автомобиля отдаленный звук отчаянного собачьего лая. Такого надрывного, что Джеймс сам не заметил, как остановился, сосредоточенно прислушиваясь, а потом решительно выжал газ и, проскочив нужный поворот, проехал дальше вдоль высокого забора из сетки рабица до заросшего сорняками участка, где в густых зарослях пряталась покореженная собачья будка. Неустойчивая конструкция скрипела и дрожала от того, как рвалась с цепи некрупная на первый взгляд дворняга. Остановившись у самой сетки, Джеймс опустил стекло и присвистнул, привлекая внимание пса. Тот прекратил пытаться порвать цепь и с лаем кинулся на сетку. Судя по тому, как сильно она прогибалась в этом месте, делал он это далеко не в первый раз. И едва ли дело было в агрессии. Клочковатый от намертво запутавшихся в шерсти репьев хвост молотил по впалым бокам псины с такой силой, что были слышны звуки ударов, а глаза животного смотрели так, что можно было не сомневаться в том, что виной всему банальный голод. Собака бывает кусачей только от жизни собачьей.
— Слушай, там у меня в бардачке... — начал было Джеймс, но потом вдруг передумал и полез туда сам. Среди вороха бумаг, нужных и не очень, нашлось сразу несколько энергетических батончиков и початая пачка печенья для собак. Обычный перекус для него и Марти. — Будешь? — один из батончиков упал на коленки МакАлистер, но остальное пошло на прокорм дворняги. Как качественный пылесос, пес подобрал все до последней крошки и уставился на своих благодетелей влюбленными глазами. — Ну, бывай, друг.
Джеймс тюкнул кулаком в лапу пса, которой он упирался в сетку с другой стороны, и скрепя сердце тронулся с места. Умом-то он понимал, что всех собак к себе не заберешь, а питомник при участке все же не приют, чтобы таскать туда всех бездомных животных, но попробуй объясни это голодной псине, чьи хозяева пропадали в море по несколько дней, пока он тут сходил с ума от голода и одиночества.
— А у тебя домашних животных, часом, нет? — Эванс стрельнул в сторону напарницы коротким взглядом, но зашипевшая вдруг базовая рация переманила на себя все внимание. — Третий на связи, — отозвался Джеймс, по привычке схватив спикер первым. Голос Аарона был сонным, но слышался четко и ясно.
— Эванс, тут тебе звонили. Патрик О'Киф. Говорит, что-то с Касси. Я так и не понял, в чем там дело, но он сказал, что ты поймешь, и просил приехать.
Наверное, Джеймс слишком долго молчал, переваривая услышанное. Аарон окликнул его еще раз, прежде чем он все же отозвался неожиданно севшим голосом.
— Понял. Выезжаю. Отбой.
Порывисто отчеканив слова, Эванс вернул тангенту рации на место и вместо того, чтобы развернуться в сторону города, как собирался до того, вернулся на проселочную дорогу и прибавил газу. Ферма, на территорию которой они вскоре въехали, все еще носила его фамилию, хотя он продал ее Патрику О'Кифу почти сразу же, как только осел в Солуэе после возвращения из Лондона. Прошло почти полтора года с тех пор. Джеймс уже успел привыкнуть к тому, что это чужая территория, но все равно невольно вздрагивал каждый раз, когда проезжал мимо старого самодельного указателя, который поставил еще его дед. Надпись "Ферма Эвансов" почти стерлась.
Патрик их уже ждал. Он сидел на крыльце дома и сосредоточенно заматывал руку бинтом. Такой же, каким Эванс его запомнил с тех пор, как они виделись в последний раз, только малость осунувшийся и какой-то непривычно бледный, он сразу же поднялся с места, едва завидел патрульную машину. Росту в нем было не так уж и много, по сравнению с тем же Джеймсом, всего каких-то неполных шесть футов, но из-за довольно плотной комплекции и сытой, вечно улыбающейся морды, он производил впечатление куда более крупной особи человека. Да и возраст его было сложно угадать. Тридцать или тридцать пять. Хрен поймешь.
— Ну, можно считать, что твой первый выезд состоялся, — резюмировал Эванс, когда заглушил мотор и отстегнул ремень безопасности. — Посидишь тут или со мной пойдешь?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-09-12 21:47:51)

+2

18

[indent] - Просто тебе нравится задирать окружающих, - с чуть заметной усмешкой в голосе констатировала Джоанна. Пусть её новый напарник и казался девушке пока молчаливым, но эту черту его характера уловить уже удалось. А уж стоило парню завести речь про какого-то Марти, как вся предыдущая часть беседы выветрилась из кудрявой головки МакАлистер под напором любопытства. Она даже немного подалась вперед.
[indent] – Марти – это твоя собака, да? – Джо помялась, собираясь с духом, но спросила. – Познакомишь нас как-нибудь? Очень уж хочется посмотреть на твоего хвостатого напарника, которым ты тут детей пугаешь, - девушка усмехнулась уже открыто и снова откинулась на спинку сиденья. Машина неспешно покатила к окраине. Качество асфальта ухудшалось пропорционально удалению от центра, пока он, в конце концов, не сменился плотно утрамбованной грунтовкой.
[indent] Патрульный автомобиль притормозил, когда до констеблей донесся отчаянный лай. Они оба замерли, как по команде, чутко вслушиваясь в собачью истерику.
[indent] - Давай проверим, а? – попросила Джоанна, внутренне уже готовясь к тому, что Эванс посмеется в кулак над девчонкой, пожалевшей незнакомую ей псину. Кое-кто так бы и сделал, но, к счастью, напарник оказался не из их числа: он нажал на газ и поехал на звук лая вдоль высокого забора. Источником его оказалась кудлатая дворняга с запутавшимися в густой шерсти репьями. Хозяева привязали её к закрепленному в стене неказистой покосившейся будки кольцу и, судя по идеальной пустой миске, валявшейся в паре шагов,  позабыли. Джоанна жалобно поджала губы, глядя на бросающегося на сетку голодного пса.
[indent] - Что? – МакАлистер успела только открыть бардачок и подвинуться, когда Джеймс сам полез туда. – Буду, - Джо сунула упавший ей на колени батончик пока что в карман, отстегнулась и вышла на улицу. Минут пять она сидела на корточках возле сетки, пока подкармливал голодного пса. Когда дворняга подмела уже практически всё, девушке кое-что пришло в голову. – Я сейчас, - МакАлистер подскочила на ноги и вернулась к машине. Она успела забросить на заднее сиденье сумку, где, помимо всего прочего, лежал бутерброд с колбасой. С ним-то девушка и пошла обратно. – И это ему отдадим, - Джо снова присела на корточки и просунула довольной псине свой ланч. Аппетита все равно не наблюдалось, а собаку было жаль, что называется, до слез. – Надо будет его еще проведать завтра, - серьезно сказала девушка, умудрившись погладить пса напоследок сквозь сетку. Ведь неизвестно, когда к позабытому животному зайдут и оставят еды. Джоанна уселась обратно в машину и отряхнула ладони от крошек.
[indent] - Нет, к сожалению, - девушка отвлеклась от возни с ремнем безопасности и досадливо передернула плечами. – Пока как-то не складывалось. Но теперь начинаю подумывать, чтобы завести щенка, когда немного обживусь, - Джо хотела спросить что-то ещё и параллельно потянулась за заначенным энергетическим батончиком, но как раз в этот момент захрипела базовая рация. Сообразить и взять спикер она не успела – Эванс отработанным движением схватил его первым, оставив напарнице роль слушательницы. Кто такой Патрик О’Киф МакАлистер не знала, но реакция Джеймса и его внезапно севший голос заставляли напрячься. Джо напружиненно замерла на своем месте и нахмурилась, теребя ремень безопасности. Стоило напарнику вернуть рацию на базу, как она тут же прилипла к нему со встревоженным вопросом.
[indent] - Что случилось? Касси – это собака, да? – предположение вырвалось раньше, чем его удалось обдумать. Как-то весь день сегодня был связан с псами, да и похоже было больше на кличку, чем на имя, так что все казалось логичным. - Или все же человек?
[indent] Патрульная машина вернулась на проселочную дорогу и поехала прочь от города, быстро набирая скорость. Джоанна еще совершенно не знала своего напарника, но все равно чувствовала, что он встревожен. И этот нервоз щедро передавался ей, заставляя чувствовать себя не в своей тарелке. Спустя минуты три-четыре езды по пыльной грунтовке мимо пронесся чуть покосившийся от времени указатель, где когда-то, видимо, было указано название фермы. Сейчас практически стершиеся буквы уже невозможно было разобрать. МакАлистер машинально придержалась, когда автомобиль встряхнуло на какой-то рытвине.
[indent] Констебли въехали на территорию фермы. Раньше Джоанна никогда здесь не была, так что она с любопытством осмотрелась по сторонам. Впереди виднелся крепкий добротный дом, правда, уже нуждавшийся в покраске и косметическом ремонте фасада. Машина остановилась неподалеку от крыльца, на котором их уже ждал среднего роста плотный мужчина, хмуро обматывающий руку бинтом. Вслед за Эвансом МакАлистер принялась отстегиваться.
[indent] - Ну уж нет, - отрицательно помотала головой девушка, выметаясь из патрульного автомобиля. – Куда я с подводной лодки? Пошли, - Джо захлопнула дверь машины и двинулась за напарником, держась на пару шагов позади него. – Здравствуйте.
[indent] Мужчина, явно знакомый с Эвансом, поднялся и кивнул ей, не переставая хмуриться. Потом протянул здоровую руку Джеймсу. Мрачное выражение его лица заставляло думать о чем-то нехорошем и заранее переживать. Все-таки первый выезд и все такое. Джо сглотнула и покосилась на напарника, предлагая ему брать инициативу в свои руки и рулить ситуацией.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+1

19

Если честно, останься МакАлистер в машине, Джеймсу было бы намного проще. Все таки речь шла о Кассандре, любимой собаке его деда. Когда он вернулся в Солуэй, старика уже не было в живых, а Касси продолжала охранять дом и ферму, перебиваясь подачками от соседей и мелкими грызунами, что всегда обитали в местном саду в изобилии. Сколько бы Джеймс не пытался забрать ее, приучить к себе и новому дому, она упорно возвращалась на эту ферму. Когда же ее купил Патрик О'Киф, верная псина хоть и неохотно, но все же приняла его в качестве нового хозяина. Она охраняла вверенную ей территорию яростно, как любая сторожевая собака, но до сих пор никаких проблем не возникало.
— Кто бы сомневался, — хмыкнул Джеймс себе под нос, когда МакАлистер вылезла из машины вслед за ним. Патрик уже поднялся со ступеней крыльца и шел к ним навстречу, на ходу заканчивая перевязку. Он кивнул незнакомой девушке и крепко пожал руку самому Джеймсу.
— Быстро ты.
— Мы были неподалеку, — Эванс чуть склонил голову в сторону своей спутницы. — Это Джоанна МакАлистер. Моя новая напарница.
— А что сержант Луис? Вы же с ним вроде работали или нет?
— Его от меня тошнит, — честно признался Джеймс. — В буквальном смысле.
О'Киф честно попытался улыбнуться, но получилось у него так себе. Он был явно чем-то обеспокоен, и Эванс ждал, когда он уже перейдет к делу. Понадобилось какое-то время, но в итоге он все же заговорил.
— Ее подстрелили, — просто и без лишних предисловий сообщил он. — Но не это самое стремное.
Джеймс, для которого вред, нанесенный собаке, виделся серьезнее любого преступления против человека, моментально рассвирепел.
— Да куда уж хуже-то?!
— Дослушай сначала, — урезонил его Патрик, выставив перед собой перебинтованную руку как щит. — Она была на сносях. Я ждал со дня на день, что она вот-вот забьется под крыльцо и ощенится, как всегда, но потом она исчезла. Целые сутки где-то пропадала, а сегодня пришла... — он резко замолчал, кусая губы, словно не знал, как рассказать о том, что было дальше, но под потяжелевшим взглядом Джеймса все же продолжил. — У нее вся бочина была раскурочена. Кто-то выстрелил в нее дробью, это точно. Я уже видел такие раны. Но она ощенилась... где-то, не знаю где.
Он махнул рукой куда-то в сторону леса, что начинался чуть дальше за покосившимся забором, огораживающим выгон для скота. Эванс машинально посмотрел в указанном направлении, но потом зацепился взглядом за сияющий белизной бинт.
— А с рукой что?
— Хотел ее осмотреть, — фермер потер перебинтованную ладонь, морщась от боли, и посмотрел на Джеймса с досадой. — Она и раньше меня к себе не шибко подпускала, а теперь и подавно. К тебе-то она сама подходила. Может, если позовешь, придет?
— Нет, придется искать самим, — Джеймс покачал головой и сомнением посмотрел в сторону леса. — Если щенки живы, она их не оставит.
Он перевел задумчивый взгляд на МакАлистер, что стояла рядом, совсем притихнув, пока они с Патриком переговаривались, затем вновь посмотрел на О'Кифа. Было бы куда проще пойти на поиски с ним, но МакАлистер уже дала ему понять, что не будет просто сидеть в машине и ждать, пока он разберется с этим делом. К тому втроем у них будет куда больше шансов найти Касси. Эх, сейчас бы Марти сюда... Он бы махом взял след.
— Я только дом запру.
Едва Патрик отошел, Эванс повернулся к МакАлистер. Всего того, что она уже слышала, было достаточно, чтобы исключить любые вопросы, но Джеймс испытывал настойчивое желание говорить. Говорить без умолку обо всем подряд, пусть даже толку от этого чуть с чайной ложкой. Вот только начать все никак не получалось. Что-то мешало.
— Касси, это сокращение от Кассандра, — выдал он, наконец, когда молчать уже было невмоготу. — Пару месяцев назад я привозил к ней Марти для вязки. Не думал, что у них там что-то получилось. Касси всегда была дамой с характером. Но, судя по всему, Марти ее таки уломал.
Нервно усмехнувшись, Джеймс потер отросшую щетину на подбородке и оглянулся на звук захлопнувшейся двери. Патрик уже спускался с крыльца, держа в руках простенькое двуствольное ружье. Задавать вопросы по этому поводу Джеймс не стал. Он и без того все понял.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+2

20

[indent] Джо чувствовала себя неловко, присутствуя при разговоре Эванса с О’Кифом. Ей казалось, что она тут – лишняя. Патрик был явно чем-то обеспокоен и хотел поделиться этим с Джеймсом. Они немного помолчали прежде, чем мужчина собрался с духом и с трудом заговорил.
Подстрелили?! МакАлистер не знала Кассандры, но при мысли о псе, получившем лишнюю порцию железа, становилось дурно. Кулаки сжались сами собой. Стой сейчас виновный перед Джоанной – она бы ему с удовольствием врезала, потому что терпеть не могла, когда так скверно относились к более слабым. И чем дальше, тем более жгучим становилось это желание.
[indent] Ситуация обрисовывалась настолько паршивая, что где-то внизу живота начинал собираться тугой комок… Не страха, нет. Чего-то другого, пока еще непонятного, но очень плохого. С самым дурным предчувствием Джоанна глянула туда, куда махнул рукой Патрик, и молча закусила губу. Ничего, кроме покосившегося забора вокруг выгона для скота и темнеющего за ним леса, она предсказуемо не увидела.
Джо хотела было спросить, почему Кассандра не придет и не будет ли так, что найди они ее – и собака станет до последнего вздоха защищать своих щенков, но подавилась этим вопросом под тяжелым взглядом покосившегося на нее напарника. Даже воздух в легких и тот как-то подозрительно застрял.
[indent] - Мне что делать? – серьезно спросила девушка, провожая взглядом спину О’Кифа, отправившегося запирать дом. Последнее, чего она хотела бы сейчас, так это по-идиотски путаться под ногами и мешаться. С собаками МакАлистер дела имела нечасто и сейчас даже не представляла, что делать и как себя вести. Но в карих глазищах светилась такая мрачная решимость хоть как-то попытаться помочь, что Эванс по ним и до побеления костяшек сжатым в кулаки рукам должен был понять, что прогнать напарницы отсиживаться в патрульную машину не выйдет.
[indent] - Он у тебя, по всей видимости, красавчик и тот еще мужик, - слабо улыбнулась Джо. Вышло как-то нервно и неестественно, потому что на душе скреблись кошки. – Найдем мы щенков, Эванс. И Кассандру найдем, - до безумия хотелось добавить еще, что все будет хорошо. Но где-то в глубине души МакАлистер знала, что не будет. Вот просто чувствовала и все. Поэтому это неловкое утешение застряло в горле тугим тошнотворным комком, а другие слова поддержки в резко опустевшую от мыслей голову приходить не пожелали. Так что девушка просто сделала шаг вперед, положила руку на плечо Джеймса и сжала его. Ей, как лютому кинестетику, очень сильно воспринимавшему мир сквозь призму прикосновений и ощущений, было бы вполне достаточно такого проявления участия. Она бы все поняла без слов и очень надеялась, что Эванс тоже.
Звук захлопнувшейся двери заставил Джо вздрогнуть и резко убрать руку с плеча напарника, отступив на шаг назад. В голове мелькнула абсолютно неуместная мысль о том, что ему чужие прикосновения могли быть и неприятны, тут же смытая приступом дурноты, как приливной волной. В руках у еще более мрачного Патрика, спускавшегося с крыльца, было двуствольное ружье. МакАлистер закусила до боли губу, еще сильнее стиснула кулаки и беспомощно заглянула в лицо Эвансу, прекрасно понимая, к чему идет дело. Он молчал, видимо, тоже прекрасно сознавая, что у них и выбора-то может и не быть, кроме самого худшего. Но легче от этого не становилось. Джо глубоко вздохнула и отвернулась, подозрительно шмыгнув носом. На глаза от обиды наворачивались злые слезы, и их надо было срочно сморгнуть, пока их не заметили ни Джеймс, ни Патрик.
[indent] - Пошли? – уточнил О’Киф, которому, кажется, тоже тяжело было молчать. Но и говорить оказалось сложно, так что он просто мотнул головой и первым пошел в сторону леса, как-то удрученно ссутулив широкие плечи. МакАлистер покосилась на Эванса, дождалась, пока он тоже пойдет вперед и уныло поплелась следом. Как-то резко захотелось смалодушничать и вернуться в патрульную машину, чтобы не видеть и не знать. Но Джо отвесила себе мысленно подзатыльник за трусость.
[indent] Лес приближался быстрее, чем того хотелось бы. Обойдя выгон для скота, они оказались к нему практически вплотную. Обычный лиственный лес, но МакАлистер он сейчас казался мрачным и страшным. Взгляд уперся в спину Эванса в ожидании следующей команды.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+1

21

Прежде чем войти в лес, они рассредоточились у самой его кромки, вытянувшись в цепь из трех звеньев на значительном расстоянии друг от друга, но при этом оставаясь в зоне видимости. Патрик оставался по середине. В своей светлой клетчатой рубашке он был хорошим ориентиром для двух констеблей, которые были одеты в черную форму форму и почти сразу же затерялись среди темных стволов деревьев и побуревшей листвы. Не переставая зазывно насвистывать, Джеймс пробирался через заросли прислушиваясь к дыханию леса. Под ногами похрустывали сухие ветки, над головой шелестела листва, где-то совсем рядом сердито стрекотала белка. Ветер доносил до него слабый свист, а иногда и голос Патрика, который звал Касси по привычке. Она, может, и слышала его, вот только едва ли стала бы отзываться. Сейчас для нее любой человек был угрозой. Материнский инстинкт довольно таки серьезная штука. Даже знаменитая собачья преданность перед ним как-то меркнет. Правда, в этом отношении Эванс не был специалистом. Все его питомцы, а их у него было не так уж и много, были кобелями. С ними проще. Показал, кто в доме альфа, и все дела. С суками все куда сложнее. Как и с женщинами.
Перемахнув через поросшее густым изумрудным мхом давным давно поваленное дерево, Джеймс спустился в небольшой овраг и вдруг резко остановился. Подобно легавому псу, он склонил голову, прислушиваясь, и даже потянул носом, словно надеялся уловить чей-то запах и взять след. Ему могло показаться, но, кажется, он и вправду услышал, как Патрик с кем-то говорит. Не достаточно громко, чтобы разобрать конкретные слова, но достаточно, чтобы уловить их интонацию. Может, это МакАлистер сбилась с курса, и теперь они шли вместе? Тот факт, что она вообще пошла вместе с ними в лес, укладывался в голове не очень охотно. Да, она говорила, что ей нравятся собаки, но едва ли эта симпатия была настолько сильной, чтобы ее можно было назвать собачницей как того же Джеймса. Даже Патрик не был собачником, хоть и присматривал за Касси и заботился о ней, как хороший хозяин. Касси в долгу не оставалась и тоже за ним присматривала. За компанию с фермой, которую всегда считала своим домом. Но МакАлистер... Ей-то что за радость рассекать по лесу? Тем более, что само по себе это дело не имело к их работе никакого отношения.
Джеймс машинально потер плечо в том месте, где все еще ощущалось остаточное тепло от прикосновения напарницы, которым она, наверное, хотела его ободрить. У него никогда не было проблем с личным пространством и чужие прикосновения он переносил довольно спокойно, но сейчас даже воспоминание о том совсем мимолетном касании вызывало у него нервную дрожь. Не желая заморачиваться и анализировать эту деталь, Эванс списал все на сложившиеся обстоятельства. Денек уже зарекомендовал себя не с самой лучшей стороны, чего только стоило утро в кабинете главного инспектора, а теперь еще и все это.
— Касси? — задолбавшись свистеть, Джеймс позвал Кассандру по имени. Громко, как только мог. В ответ до него долетел отклик Патрика.
— Джеймс?! Сюда! Она здесь!
Быстро сориентировавшись, Эванс сорвался с места через заросли каких-то цветущих кустов и очень скоро добрался до поросшей невысоким папоротником низины, где среди корневищ старого дерева Кассандра устроила себе нору. Она была здесь. Стояла, широко расставив лапы и опустив голову, и смотрела на людей исподлобья. Не рычала, не лаяла. Просто смотрела. Крупная овчарка охристого окраса с темной мордой. Патрик стоял к ней ближе всех, застыв как наступивший на мину сапер, но подойти не решался. Казалось, шевельнись он, и собака тут же бросится на него.
— Убери ружье, — посоветовал Джеймс, подходя поближе. — Медленно. Просто убери с глаз, чтобы она его не видела.
Патрик согласно угукнул и, как в замедленной съемке, стал опускать руку, в которой было оружие, в заросли папоротника. С глаз долой. Для животного, в которого совсем недавно стреляли, само его наличие в зоне видимости было тем еще раздражителем. Убедившись в том, что Касси не собирается бросаться на людей, Джеймс решил пойти ва-банк. Ласково называя ее по имени, он подходил все ближе и ближе, давая как следует себя рассмотреть и обнюхать. Вот Касси потянула носом, вбирая в себя запах знакомого человека, вот она уже вильнула хвостом. Джеймс старался не обращаться внимание на запекшуюся рану на боку, где шерсть торчала клочками. Он так же старался не смотреть на обвисшую под тяжестью молока шкуру на брюхе и бурые следы крови на светлой шерсти. Кое-где они влажно поблескивали. Краем глаза он уловил шевеление в глубине норы, среди смятых листьев и сухой травы, но не стал на этом шибко зацикливаться. Если щенки были там, то они были в безопасности. Слепые и беззащитные, они не могли никуда деться. Сейчас была важна одна только Касси. Она ткнулась мордой в протянутую руку, обнюхивая ее, и Джеймс почувствовал исходящий от собаки нездоровый жар и тяжелый запах. Воспаление делало свое дело. С близкого расстояния было видно, что собаку пошатывает, а когда она вывалила свой язык, можно было разглядеть розоватую от крови слюну и налет на самом языке. Похоже, они все таки опоздали.
— Вот об этом я и говорил, — посетовал Патрик, когда окончательно опознав Джеймса, Касси доверчиво поднырнула головой под его руку и позволила уложить себя на землю. — Со мной она не такая покладистая.
— Ну, что тут скажешь... — Эванс виновато улыбнулся и пожал плечами, осторожно почесывая собаку за ухом. — Сучки меня любят.
Довольно двусмысленная шутка так и осталась бы всего лишь шуткой, если бы, словно в подтверждение его слов, Кассандра не завалилась на здоровый бок, выставляя на обозрение рану на боку и брюхо, которое тоже пострадало от выстрела дробью. Шкура была словно вспорота десятком осколочных ран и висела клочьями, обнажая живую плоть, на которую уже насохла шерсть, листья и прочий мелкий лесной мусор.
— И что теперь?
Джеймс только головой покачал. Слабый намек на надежду в голосе Патрика ему совсем не понравился. Уложив голову Касси себе на колени, он склонился над ней и, не переставая успокаивающе поглаживать ее одной рукой, прощупал другой ее раненный бок. Края тут же вспенились кровью и гноем, а сама Касси дернулась, глухо зарычав, и часто задышала, когда Джеймс убрал руку от раны.
— МакАлистер, — казалось, Джеймс только сейчас заметил, что напарница все это время была поблизости. — Одеяло не принесешь? В машине, в багажнике.
— Можно взять то, что у меня в гамаке лежит, — тут же оживился Патрик и, глянув на девчонку, кивнул. Мол, давай неси, только быстро. Он заговорил снова, едва она скрылась из вида. — Хочешь на одеяле ее перенести как на носилках?
— Нет, — Джеймс окинул Патрика долгим, ничего не выражающим взглядом, и мотнул головой. — Нет, мне просто нужно было, чтобы она убралась отсюда.
Не прошло и минуты, как тишину леса распорол громкий ружейный выстрел.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-10-26 19:09:49)

+3

22

[indent] Под ногами негромко шелестела побуревшая опавшая листва. МакАлистер с удовольствием наступила на валявшуюся под ногами ветку, слушая, как она с сухим треском ломается под подошвой тяжелого форменного ботинка. Это отвлекало от дурных мыслей. Погружаться в них было чревато, потому что в расстроенных чувствах Джоанна уже успела проморгать какую-то покрытую мхом корягу и едва не полетела на землю, споткнувшись об нее. Девушка остановилась, прислушиваясь и присматриваясь. Она не умела искать, даже при сборе грибов МакАлистер чаще всего возвращалась без добычи: она попросту не замечала тугих шляпок в траве и листьях. А сегодня ей и вообще не хотелось никого находить.
Широкая трещина оврага преградила Джо путь, заставив остановиться. Девушка подобралась к самому краю и, придержавшись на ветви какого-то деревца, на всякий случай глянула вниз. Склон в этом месте круто обрывался, из-под ботинок несильно, но все же осыпалась земля.
[indent] - Ты бы так близко к краю не лезла, - ворчливо окликнул МакАлистер Патрик. – А то свалишься вниз и вместо поисков собаки нам придется вытаскивать тебя. Там не спуститься, вряд ли Касси туда полезла
[indent] - Да, хорошо! – растерянно отозвалась Джоанна, послушно отступая от края оврага и подходя к Патрику. В конце концов, он лучше знал местность. Дальше они пошли на расстоянии чуть больше вытянутой руки друг от друга.
[indent] Немного правее, чем изначально двигался Патрик, склон оврага становился более пологим. Там уже можно было довольно спокойно спуститься в низину. Джоанна последовала за мужчиной, придерживаясь за ветви какого-то цветущего кустарника.
[indent] Сама низина обильно поросла уже начавшей жухнуть травой и невысоким папоротником. Патрик предупредительно поднял руку вверх, призывая идти потише. Теперь Джоанна внимательно следила за тем, куда ставит ноги, чтобы не шуршать и не хрустеть ветками. Трава впереди была примята, а на листе папоротника оказался след крови. Раненую собаку нашел Патрик, заглянув в углубление между корней старого дерева, торчавшего посреди низины. Он же крикнул Джеймса. Кассандра явно была не рада нашедшим её людям: она стояла, широко расставив лапы, и просто смотрела на них. А Джо казалось, что лучше бы псина рычала и заливалась сердитым лаем. МакАлистер с Патриком стояли, не шевелясь, пока не пришел Эванс. Иначе собака из последних сил, но бросилась бы на чужаков, защищая свое потомство. Прищурившись, Джоанна рассматривала нору среди корневищ, и там ей почудилось движение. Значит, была вероятность, что это то место, где недоверчивая Кассандра спрятала своих малышей.
[indent] За тем, как Джеймс с осторожностью сапера, идущего по минному полю, подвирается к собаке, МакАлистер смотрела, затаив дыхание и напряженно стиснув руки в кулаки. В какой-то момент ей показалось, что псина все-таки его не признает, одурев от боли, и бросится. Джо стояла чуть сбоку и ей была видна запекшаяся и слипшаяся в колтуны от бурой крови шерсть. Касси все же подпустила Эванса и доверчиво ткнулась головой под его руку, давая уложить себя на землю. Довольная псина завалилась на бок, и МакАлистер поняла, что всё это время обманывалась, глядя не на тот бок. С другой стороны, видимо, шерсть тоже вымазалась кровью и слиплась, но та рана, которую можно было рассмотреть сейчас была… Джоанна еще сильнее стиснула кулаки и до боли закусила губу, глядя на развороченную дробью плоть бока и брюха. Рана успела загрязниться листьями и еще каким-то мелким мусором, так что наверняка еще и начала гноиться. На Эванса МакАлистер смотрела с такой надеждой на хорошие вести о спасении Кассандры, что даже не обратила внимания на то, как он покачал головой. Джеймс прощупал рану, заставив собаку глухо заворчать от боли.
[indent] - Одеяло? – переспросила девушка, наморщив лоб, когда спустя минуту поняла, что напарник вообще-то к ней обратился. Джоанна с трудом отвела взгляд от окровавленного бока псины и мотнула головой, словно это могло помочь привести в порядок мысли. – Да, конечно. Сейчас принесу.
[indent] Слова Патрика про одеяло в гамаке долетели уже в спину. Развернувшись, МакАлистер быстро зашагала прочь. Карабкаться вверх по склону низины было в разы сложнее и тяжелее, чем в нее спуститься. К вершине подъема девушка уже успела запыхаться. Достигнув края оврага, она остановилась на секунду, чтобы немного отдышаться. И как раз в этот момент сзади грянул выстрел, в лесной тишине прозвучавший громом небесным.
[indent] Джо резко повернулась в ту сторону, откуда пришла. Сомнений в том, кто и зачем стрелял, практически не было. Девушка всхлипнула и сжала руки в кулаки, приподнялась на носочки, чтобы рассмотреть что-нибудь внизу. Но ничего не увидела.
[indent] Первым порывом было бежать. Туда, в низину, где стреляли. Но проснувшийся спустя минуту горестного оцепенения разум подсказывал, что ничего хорошего МакАлистер там не увидит. Последним аргументом стала простая мысль о том, что Эванс не просто так отослал напарницу за ненужным ему одеялом. Значит, ее типично женская жалость и слезы, катившиеся по щекам, еще больше бы растравили ему душу, он попросту не хотел их видеть. Проглотив вставший в горле ком, Джоанна развернулась и, на ходу размазывая слезы и шмыгая носом, пулей побежала туда, куда её послали – к дому Патрика, за одеялом. Может, оно еще понадобится щенкам. Пару раз она едва не грянулась на землю из-за того, что зрение туманилось, потому как она плакала.
[indent] Одеяло нашлось там, где и сказал Патрик – оно было неаккуратным комом брошено в натянутый между двух деревьев гамак. МакАлистер вытащила его, быстренько брызнула на раскрасневшееся от слез лицо водой из брошенной на сиденье бутылки и побежала обратно. Расстояние до низины она преодолела в рекордные сроки. Прижав одеяло к груди одной рукой, Джо полезла вниз, хватаясь за ветки растущих на склоне кустов. Под конец она практически скатилась в овраг кубарем. От волнения и страха ноги предательски подгибались. Нарочно громко шелестя листвой и похрустывая ветками, чтобы выдать свое появление, девушка приблизилась к дереву. Коленки подкашивались, сердце в груди стучало, как сумасшедшее. МакАлистер прижала одеяло к груди, как ребенок – любимого медвежонка, за которого хотел спрятаться от ночного кошмара.
[indent] При виде мертвой Кассандры пришлось закусить губу, чтобы не расплакаться. В голове крутился целых вихрь вопросов, начиная с того, неужели совсем-совсем ничего нельзя было сделать. Но все они были излишни и неуместны. Джоанна просто застыла, не отводя глаз от собаки и еще крепче прижимая к себе одеяло.
[indent] - Джеймс, - негромко окликнул Эванс Патрик, первым отреагировавший на появление девчонки. МакАлистер шмыгнула носом, но сдержалась и не разревелась позорно.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+1

23

Эхо выстрела еще металось между деревьями и стучало где-то в лесу, неохотно затихая вдали, когда Джеймс, отложив ружье, подошел к темному провалу норы среди корневищ старого дерева. Патрик так и остался стоять, преклонив одно колено, в нескольких шагах от Кассандры. Ружье, из которого Эванс ее застрелил, лежало рядом на траве, и мужчина машинально подгреб его к себе, крепко сжав пальцами корпус, который, казалось, все еще хранил в себе слабый отголосок недавнего выстрела. Пахло прелой листвой, порохом и кровью. Ее оказалось совсем немного. Ружье было не особо крупного калибра, так что голова собаки уцелела, но теперь в ней зияла неаппетитного вида дыра, на которую Патрик старался не смотреть. Ему было достаточно того, что в его желудке уже нехорошо проворачивался поздний завтрак. Расставаться с ним здесь и сейчас он не планировал.
— Я это... наверное, схожу за лопатой, чтобы сразу же ее закопать, — с трудом подавив тошноту, проговорил О'Киф и посмотрел в сторону Джеймса. Тот как раз сунулся в нору, что-то бормоча себе под нос. Послышался тоненький скулеж, и Патрик тут же забыл про тошноту. Джеймс урчал какую-то ласковую чушь. Это успокаивало не только щенков, взбудораженных громким выстрелом и отсутствием знакомого материнского тепла и запаха, но и Патрика. Он подошел поближе и любопытно заглянул Эвансу через плечо.
— Сколько их там?
— Трое, кажется, — не очень уверенно отозвался Джеймс, почти по пояс забравшись в нору. — Да, трое.
Он высунулся из норы, отряхиваясь от налипшей на одежду листвы и мелких сухих веток, и взялся расстегивать свою форменную куртку, чтобы было во что завернуть щенков. Без матери им придется туго. Без ее тепла, без ее заботы и молока. Особенно молока. Но где наша не пропадала. В управлении был теплый питомник, а во округе полно фермерских хозяйств, где можно раздобыть питательное коровье молоко, которым можно выкормить кого угодно. Всего-то и надо было что месяц продержаться, а там может удастся им хозяев хороших найти. Щенки вроде здоровые, да и родословная у них хорошая. Не пропадем, решил про себя Джеймс, расправляясь с несговорчивыми пуговицами и стягивая куртку с себя.
— Ты же за одеялом послал, — напомнил ему Патрик. — Погоди чуток, прибежит сейчас и принесет.
— Не будь так в этом уверен, — отозвался Джеймс. — Может она там сейчас рыдает где-нибудь в кустах. Что ты девчонок не знаешь что ли? Я потому ее и отослал. Лишние сопли мне здесь не нужны. Твоих с лихвой хватает.
— Пошел ты, — беззлобно ткнул его в плечо Патрик. Он действительно был расстроен случившимся и это было видно невооруженным глазом, но наматывать сопли на кулак для него было как-то уж слишком. Он отошел в сторону, чтобы не загораживать Эвансу свет, и первым заметил появившуюся из зарослей МакАлистер. Она все же вернулась с одеялом в руках и, несмотря на явные следы слез, оставшиеся на лице, была вполне спокойна и собрана. О'Киф окликнул Джеймса, но тот был слишком занят, бережно заворачивая три теплых, пушистых комочка в свою куртку, словно они были величайшей драгоценностью в мире. Из-за довольно таки теплой для начала осени погоды он не стал надевать под куртку ничего лишнего и теперь подсвечивал в сумраке низины белоснежной футболкой, как раскормленный дальше некуда светлячок, поеживаясь от закрадывающегося под нее холода. В лесу всегда было холоднее, чем в городе.
— Я отвезу их в питомник, надумаешь забрать кого-нибудь к себе, возражать не буду, — Джеймс поднялся, прижимая нестройно сопящий сверток к груди, и только теперь заметил Джоанну. — Ты вернулась? — на его подвижном лице отразилось искреннее удивление, однако, Эванс быстро стер его и, осторожно переступая через торчащие из почвы корни, поравнялся с напарницей и даже обошел ее, слегка задев плечом. — Идем. Дальше он справится сам.
— Я еще позвоню, — ударилось в спину.
— Буду ждать, милый, — елейным голоском отозвался Джеймс, старательно копируя голос бывшей жены Патрика, но так и не обернулся, хоть и догадывался, что выражение лица приятеля стоило того. Тема бывшей миссис О'Киф всплывала не так чтобы часто и все больше по пьяной лавочке, но иногда Эванса так и подмывало позубоскалить на эту тему хотя бы вот так, совсем мимолетно. Сейчас это было весьма кстати. Все что угодно, только бы не думать о Касси.
Вскоре они выбрались из низины и вышли из леса на залитую солнечным светом лужайку. Джеймс тут же расправил плечи, впитывая тепло всем телом, и защурился по сторонам в поисках ориентиров. Ферма была совсем рядом, только чуть в стороне, но он сразу же взял курс на стоящую на дороге патрульную машину, которая была ближе. Где-то на полпути к ней Эванс все же не выдержал и первым нарушил тягостное молчание.
— Ну, давай уже, спроси, так ли это было необходимо. Может ее можно было спасти или еще что-нибудь, — он посмотрел на МакАлистер почти с укором. — Чего молчишь-то? Вижу же, что ревела.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-10-26 19:01:11)

+2

24

[indent] Джоанна старательно отводила взгляд от мертвой Кассандры. Она старалась уцепиться им за ствол дерева чуть выше её тела, выделяющегося на земле светлым пятном, с каким-то приметным бугорком, за пшеничные волосы Джеймса, заворачивающего щенков в свою куртку, за мрачное лицо Патрика и его драный рукав. Пусть даже она будет пялиться на мыски своих ботинок, чем всё же осмелится взглянуть на собаку. Но не смотреть оказалось сложно, взгляд так и норовил соскользнуть на мертвую псину. Эванс напарницу даже не замечал, хотя она простояла за его спиной добрых минуты три. Наверное, это было даже к лучшему: МакАлистер успела, как выражался её брат, подобрать сопли. Теперь о том, что девушка плакала по пути обратно, говорили только румянец на щеках и чуть раскрасневшиеся глаза.
[indent] - Я принесла одеяло, - Джо вытянула руки со своей ношей в сторону прижимающего к груди куртку с завернутыми с нее беспокойными щенками Эванса, словно защищаясь или пытаясь отгородиться им от напарника. Голос почти не дрогнул, хотя дыхание ещё оставалось немного всхлипывающим после пролитых слез. Джеймс обошел напарницу, задев её плечом и обдав ставшим уже привычным за пару часов в машине ароматом, смешанным с запахом леса. – Да подожди же ты, - девушка развернулась на носках и поспешила за Эвансом, сердито посапывая и сверля взглядом его спину.  На Патрика она успела только бросить взгляд через плечо на прощание. – До встречи, мистер О’Киф! – Джеймс Джоанну явно не слушал, но она не собиралась сдаваться вот так просто. Чтобы обогнать широко шагающего парня, потребовалось перейти с быстрого шага на бег. - Давай их хотя бы завернем в одеяло, замерзнут ведь! – МакАлистер упрямо забежала вперед и молча встала у Эванса на пути. Под яростным взглядом карих глаз ему пришлось сдаться и потратить пару драгоценных минут на то, чтобы завернуть пушистых малышей в одеяло. Если честно, то Джо на это даже и не надеялась, полагала, что Джеймс просто обойдет возникшую у него на пути преграду и спокойно пойдет дальше.
[indent] Упаковав щенков, МакАлистер на какое-то время отстала от них и напарника. Мысли в голове крутились вокруг каких-то тягостных тем. То вокруг воспоминаний о прошлом, которые девушка тщетно пыталась утопить в омуте памяти, то вокруг неприятного ощущения, что ей здесь не рады. В отцовском доме, в участке. Эвансу новая напарница, кажется, тоже не в тему: Джо не оставляло скребущее душу чувство, что она ему не понравилась.
[indent] По лесу шлось удивительно легко. МакАлистер, будучи не в настроении болтать и глазеть по сторонам, не отвлекалась и аккуратно обходила все вылезшие на тропинку корни и прочие препятствия. Зато стоило выбраться из-под сени деревьев на залитую солнцем полянку, как бдительность куда-то исправилась под ласковыми лучами дневного светила. Джоанна улыбнулась самыми краешками губ и расправила плечи, даже не заметив, что невольно сделала это синхронно с Джеймсом, а потом по-детски запрокинула голову и подставила мордашку небу. Даже молчание, тяготившее её всю дорогу, перестало казаться таким уж угнетающим и давящим.
[indent] Зазевавшись, МакАлистер не заметила какую-то чертову корягу, казалось, так и выжидавшую момента, когда можно будет коварно кинуться под ноги. Девушка споткнулась и по инерции пролетела вперед пару шагов, едва не поприветствовав носом травку. Так что на тот момент, когда Эванс обернулся к напарнице, он, щенки и оставшаяся позади мертвая собака были не первым, что крутилось в её кудрявой головке.
[indent] Смысл заданного Джеймса вопроса дошел до Джо не сразу, зато сразу же резанул по ушам – напряженный, с нотками вызова. Так говорят, когда что-то предъявляют, но девушка пока не могла понять, в чем успела уже провиниться. Минуту она просто стояла и смотрела на напарника, растерянно хлопая карими глазищами, опущенными длинными темными ресницами. Во взгляде Эванса светилась непонятная МакАлистер укоризна, чуть не заставившая отвести глаза. Но Джо вместо этого сморгнула и уперто уставилась прямо на Джеймса. Теперь до нее дошла суть его претензии – он считал, что слабохарактерная девчонка, ревевшая из пристреленной псины, не справилась, сплоховала. МакАлистер скрестила руки на груди в защитном жесте, но голос прозвучал твердо и спокойно.
[indent] - Это вопрос ты хочешь задать сам себе, - запросто сказала девушка. – Мне он, если честно, даже в голову не приходил. Да, Кассандру пришлось пристрелить, но это наверняка был тот случай, когда лучший подарок другу – смерть, - Джоанна выразилась пафосно, словами из когда-то прочитанной книжки, но вполне искренне. Вздохнув, она заставила себя продолжить смотреть в глаза напарнику. – Вы с Патриком не похожи на живодеров, которые прибили бы несчастную псину только потому, что вам было влом тащить её к ветеринару или жалко средств на ее спасение. Я не всматривалась, но рана выглядела паршиво. Значит, выбора у вас не было, - поколебавшись, МакАлистер добавила. – Мне очень жаль, что так вышло, правда. Но в этом нет ничьей вины, кроме того придурка, который всадил в нее дробь, - Джо пожала плечами, переступила с ноги на ногу и торопливо пошла в сторону патрульной машины, уже на ходу бросив. – А с тем, что я девчонка и в принципе сильнее и чаще проявляю эмоции, тебе придется смириться. И кстати, я за рулем, - Джоанна показала Эвансу брелок с ключами, который забрала у него, когда ходила за одеялом. В конце концов, она сам напросился на показательный акт равноправия. Теперь уже МакАлистер обгоняла напарника, опасаясь, что ему в голову придет что-нибудь еще такое, что ей совершенно не понравится. Вроде бы не произошло ничего страшного, но от разговора осталось странное, отдающее полынной горечью послевкусие. И руки как-то предательски подрагивали, выдавая скопившееся внутри нервное напряжение.
[indent] Добравшись до патрульной машины, Джоанна первым делом сунулась на заднее сиденье, куда уходя, забросила бутылку с водой. Достав её, девушка сделала глоток настолько жадный, что едва не захлебнулась. Нервы, нервы. Они стали настолько ни к черту, что разговор с Эвансом вертелся в голове до сих пор. Хотя и то, что он ожидал от напарницы обвинений, было странно. Немного обдумав и покрутив в мыслях эту идею, МакАлистер покосилась на подошедшего напарника.
[indent] - Почему ты подумал, что я в чем-то тебя виню? – прямо спросила она, в упор глядя на Джеймса. – Почему ты решил, что у моих слез может быть какая-то ещё причина, кроме жалости к Кассандре. Которой выпала ужасная участь?
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+2

25

— Подобными вопросами я перестал задаваться еще ребенком, так что это вряд ли, — мрачно хмыкнул Джеймс, когда напарница попыталась перевести на него стрелки. Он бы мог много чего порассказать на эту тему, поскольку Кассандра была далеко не первым убитым из жалости животным на его счету. Но тогда пришлось бы вдаваться в не самые приятные подробности его детства. Ох уж эти дивные будни благополучного на первый взгляд семейства Эвансов... С регулярными побоями без причин, жестокими наказаниями за малейшие проступки и попытками научить единственного ребенка жизни. Именно так себя оправдывал его отец, когда дарил щенка, наблюдал за тем, как сын привязывается к нему, как учится заботиться и любить, а потом делал что-нибудь ужасное. Отрава в корме. Посмотри, Джимми, он умирает. Что будешь делать? Что ты должен сделать? Вспоротое о торчащий из веранды ржавый гвоздь брюхо. И все повторялось. Хуже всего было, когда старший Эванс подстрелил уже подросшего щенка хаски прямо у Джеймса на глазах и заставил его добить несчастное животное. Последнего щенка, которого он ему подарил, Джеймс отдал однокласснику, а дома сказал, что тот убежал. Конечно, ему прилетело за это и прилетело изрядно, но отец поверил и не стал проверять. Больше он ему щенков не дарил, хотя скорее всего собирался. Не успел попросту.
МакАлистер между тем закончила свою отповедь и, позвенев ключами, направилась к машине. Ее явно напрягала поднятая Эвансом тема. Не столько потому, что это пусть пока только косвенно касалось ее принадлежности к женскому полу. Наверное, в этом была ее слабость. Больное место, которое он так неосторожно, можно сказать случайно нащупал. Никакого особого отношения. Пусть главный инспектор имел в виду совсем другое, когда говорил эти слова, Джеймс умел читать между строк. Тем более, что с женщинами прежде ему работать не доводилось. Для него эти слова имели куда больше смысла чем для того же МакАлистера.
Поравнявшись с машиной, Эванс первым делом сгрузил завернутых в одело щенков на заднее сидение и, кое-как пристроив их со всеми удобствами, вытащил из сопящего на разные лады комка свою форменную куртку. Он уже было подумал, что тема закрыта и МакАлистер будет последней, кто о ней заикнется вновь, но, как выяснилось, эта девчонка не любила недосказанности.
— У меня есть теория, — Джеймс выпрямился и, отряхнув куртку от налипшей на нее шерсти и сухих листьев, взялся ее надевать. — Вообще-то я ее вывел, когда думал об особенностях женской психологии, но потом пришел к выводу, что она вполне применима ко всем людям. Ну, то есть не прямо ко всем. Все таки в природе предостаточно сволочей обоего пола, которым прибить животинку раз плюнуть независимо от того, есть у нее шанс выжить или нет. Некоторые даже получают от этого удовольствие. Нет, моя теория применима к тем людям, которые зациклены на правильности бытия. Этакие моралисты с толстенными розовыми очками на носу. Ради примера, возьмем Касси. Одни посчитали бы, что убивать ее было жестоко и совершенно необязательно, ведь всегда есть шанс, что найдется чудодей от ветеринарии, который сможет ей помочь. И плевать, что она будет страдать и в итоге скорее всего все равно умрет спустя несколько очень мучительных часов. Главное, что попытаться помочь ей правильно. Для очистки совести подобные аргументы нередко срабатывают. Только вот животному, промучившемуся несколько часов и умершему в агонии, уже все равно. Дай-ка водичку.
Закончив застегивать куртку, Джеймс умыкнул у напарницы бутылку с водой и, смочив горло, плеснул себе на руку, чтобы пригладить растрепавшиеся волосы. Пока он лазил в той норе, в его волосах успели запутаться листья и мелкие сухие веточки. В очередной раз за этот день он подумал, что все таки наверное стоит подстричься как-нибудь, а то он все меньше походит на стража порядка и все больше на того байкера, про которого не опасно вспоминать. Поднявшийся ветер обнял своими холодными объятиями двоих стоящих у патрульной машины констеблей и сунулся было в салон, растревожив пригревшихся в теплом одеяльном коконе, но Джеймс поспешил захлопнуть дверцу, чтобы малышню не продуло, и продолжил говорить как ни в чем не бывало. Потому что мысль свою он еще не закончил.
— Но есть такие как ты, — на этом Эванс навис над напарницей и почти ткнул в нее пальцем. — Те, кто всему и всем ищет оправдание, какими бы ужасными людьми они ни были. Ведь плохих людей нет, так ведь? Ты нашла оправдание моему поступку, несмотря на то, что это действительно было жестоко. Жестоко и совсем не обязательно. Потому что мизерный шанс спасти Касси все же был. Мне... мне всегда хочется так думать, — Джеймс моргнул, когда понял, что сказал это вслух, а не про себя, и затравлено зыркнул на Джоанну, досадливо поджав губы. — Но суть не в этом. Если бы ты верещала и обвиняла меня в жестокости было бы хуже. Считай, что прошла тестирование на профпригодность. Можешь заводить питомца. Если, не дай бог конечно, случится что-то подобное, ты поступишь правильно. Надеюсь.
Эванс растянул губы в фальшивой улыбке и, хлопнув МакАлистер по плечу, направился к дверце машины со стороны водительского сидения, но потом вспомнил, что напарница забрала у него ключи, и, протянув руку через крышу патрульной машины, требовательно прищелкнул пальцами.
— Я поведу. И нет, это не потому, что ты "девочка", — он намеренно сделал акцент на этом слове и даже изобразил пальцами кавычки. — Просто ты вряд ли знаешь, где живет ветеринар, который помогает мне с питомником, а мы сейчас поедем именно к ней. Их нужно осмотреть. Вдруг какие врожденные патологии есть или родовые травмы. Заодно перекусим. Лесли печет обалденные яблочные пироги.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

Отредактировано James Evans (2017-11-01 23:45:01)

+3

26

[indent] Тогда это просто был признак недоверия. Эванс ждал укола со стороны напарницы, извелся в ожидании и решил куснуть первым, раз уж ничьи зубы не впились в его бок. Джоанна не стала озвучивать вслух своих предположений. Но в той или иной мере его понимала. Если хоть раз обжегся на людях, то будешь подсознательно ждать подвоха снова и снова. Как там говорят про воду и молоко?
[indent] МакАлистер искренне не хотела учинять разборок, но ей почему-то важнее оказалось всё-таки понять. Недоверие со стороны напарника, хоть она его и знала-то всего несколько часов, задевало. Раз за разом мысли возвращались и пытались найти причину ему.
[indent] Теория, которую Джоанна услышала в ответ на свой вопрос была, безусловно, интересна. В ней было что-то правильное, но далеко не со всеми пунктами девушка была согласна, о чем и не преминула заявить.
[indent] - Держи, - МакАлистер передала Джемсу бутылку и прошлась вдоль машины, пытаясь разложить всё по полочкам и правильно сформулировать мысли в слова. – Шанс есть далеко не всегда. Можно бесконечно рефлексировать и гадать, как вышло бы, пойди ты влево, а не вправо или вернись домой попозже, - на этой фразе девушка споткнулась. Это была история прямо-таки про неё, про недавнее прошлое, воспоминания о котором снова ярко всколыхнулись перед глазами. И снова, как тогда, Джо бросило из жара в холод и обратно. Она изо всех сил стиснула кулаки, да так сильно, что ключи, которые она держала в руке, врезались в кожу. МакАлистер облизала пересохшие губы и продолжила.  [indent] – А обвинить другого в чем-нибудь, даже не разобравшись, чтобы отмазаться от собственной совести – это же ведь просто.
[indent] Только сейчас девушка заметила, что до боли сжимает в руке ключи. Она заставила себя ослабить хватку и расслабиться. Джеймс ни в чем не виноват, и ему вообще не нужно лишний раз видеть, что с его напарницей творится что-то не то.
[indent] - Погоди, - МакАлистер фыркнула от смеха и махнула Эвансу рукой, мол, наклонись. – Иди-ка сюда. Ты такое чувство, что всю ту полянку подмел, - придерживая наклонившегося к ней парня за плечи, Джо принялась бодро выбирать из его шевелюры листочки, веточки и… тьфу, гадость! Последнее она, кажется, произнесла вслух, так что пришлось пояснить. – У тебя там жук был, - выбросив насекомое в траву, девушка отпустила шею Джеймса. Теперь его шевелюра была без посторонних примесей, но куда более похожа на встрепанное воронье гнездо. – И… Извини, - МакАлистер как-то виновато улыбнулась и торопливо отступила на шаг назад, как-то вдруг вспомнив, что Эванс отшатнулся от нее, когда она просто положила руку ему на плечо. Джо искренне полагала, что разговор не закончен, но Джеймс решил его продолжить. Она поежилась от налетевшего порыва ветра и попыталась поплотнее закутаться в форменную куртку.
[indent] - Какие? – прищурившись, поинтересовалась МакАлистер. Эванс навис над ней, как кот над мышонком, заставляя чувствовать себя мелкой. Но она упрямо расправила плечи, а в карих глазах сверкнул почти вызов. Джоанна вдруг поймала себя на мысли о том, что тоже ждет укола, тычка в бок, нападки. И за это стало немного стыдно. – Суть в том, что уже нельзя ничего изменить. Если бы я точно знала, что ты накосячил, что ты поступил неправильно… Я бы возмутилась. А смысла сотрясать воздух потому что вдруг можно было по-другому… Только душу травить, - девушка поджала губы. Как она не старалась отвести взгляд, но мертвую Кассандру всё же увидела. И теперь эта картинка так и норовила встать перед глазами, напомнить о себе и испортить настроение сожалениями и переживаниями. МакАлистер снова сжала руки в кулаки и сделала глубокий вдох. – Я пока ещё боюсь взять на себя ответственность за кого-то, - пробормотала Джо себе под нос, больше оправдываясь перед собой за то, что по ее квартирке всё ещё не косолапит потешный щенок, о котором она мечтала, чем объясняя что-то Эвансу. От дружеского тычка в плечо она дернулась и почти направилась по привычке к пассажирской стороне. В ответ на требовательный щелчок пальцами Джеймс, тоже ушедший не туда, увидел фигу.
[indent] - Ты можешь назвать мне адрес. Или сказать, куда вести, - упрямо сказала девушка. Отдавать ключи ей как-то не хотелось. Она немного помедлила, давая Эвансу возможность ответить. Забавно, но сейчас только до неё дошло, насколько правильным было решение устроиться на работу. Едва ли не впервые за последние несколько недель Джо чувствовала себя по-настоящему живой. Она снова шутила, смеялась и беззлобно подкалывала, улыбалась и чего-то хотела – искренне, а не вымученно. Встряхнувшись, Джоанна широко улыбнулась. – Вообще-то я могла бы предложить тебе отобрать у меня ключи, но ты ведь явно не справился бы, - МакАлистер уколола в ответ на подколку про девочек и пустила ключи в полет в направлении Эванса. – Так что в честь хорошего настроения и грядущего перекуса уступлю, - девушка проворно забралась на пассажирское сиденье. – Слушай, а я так есть хочу, - в голосе прозвенели немного удивленные нотки. В последнее время хороший аппетит был у Джо не самым частым гостем. – Просто умираю с голоду, - девушка принялась шарить по карманам в поисках хоть какой-нибудь заначки.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы — меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+3

27

— И тогда мы проплутаем по улицам пригорода до вечера как минимум, — закончил за напарницу Джеймс. — Так и с голоду подохнуть не долго, а у нас тут дети между прочим.
Он кивнул на заднее сидение патрульно машины, где вовсю сопели щенки, и совершенно не к месту подумал, что, наверное, можно оставить их у Лесли на день-другой, пока она с ними разберется. Тем более, что у нее, как у кошатницы, всегда дома было свежее молоко, а к завтрашнему дню он подготовит для щенков вольер в питомнике и наладит поставку молока с ближайшей фермы. Почти как новоявленный папаша он уже прикидывал, как бы получше обустроить "детскую", когда напарница все же решила отдать ему ключи.
— Мое кунг-фу все равно круче твоего, МакАлистер, — беззлобно усмехнулся Эванс и потряс пойманными ключами в воздухе, как трофеем. — Хотя бы потому, что я потяжелее тебя буду. Вот дожрешься хотя бы до восьмидесяти килограмм, тогда и поговорим. Но я все равно польщен твоей щедростью.
Забравшись в машину, он с ходу воткнул ключ в замок зажигания и, прежде чем отъехать от фермы О'Кифа, окинул взглядом его владения. Он ничуть не жалел, что продал их. Ему эта земля и сама ферма были ни к чему. Одно время Джеймс подумывал даже о том, чтобы продать и родительский дом, но потом передумал. В конце концов это был и его дом тоже. И, если опустить все то плохое, что происходило в его стенах, и оценить как жилище для такого человека как Джеймс, это было наилучший вариант. После основательного ремонта все нехорошие воспоминания быстро выветрились из него вместе с запахом лака и краски. Теперь это был его дом, а ферма... О том, что она когда-то принадлежала ему, напоминает один только указатель у дороги, а его можно просто убрать.
Они как раз выезжали на основную дорогу, когда МакАлистер с удивлением обнаружила, что проголодалась. Джеймс подобрал и бросил ей на колени тот энергетический батончик, который совсем недавно сам же ей и который, судя по всему, выпал у нее из кармана. Едва ли это было сравнимо с пирогами Лесли, но до них еще нужно было дотянуть. Он-то еще ладно, а вот в напарнице, похоже, проснулся зверский аппетит.
— Чему ты удивляешься? — Джеймс пожал плечами. — Чистый морской воздух вообще хорошо сказывается на организме. Я, например, стал намного лучше спать, когда приехал сюда. Аппетит тоже улучшился. Хотя в твоем случае, я бы поставил на мое благотворное влияние. Уж что-что, а пробуждать аппетит я умею, — он усмехнулся, глядя перед собой на дорогу, и многозначительно добавил: — Особенно у женщин.
Градус самодовольства готов был подскочить до неимоверных высот, когда полицейская рация зашипела голосом Аарона. Джеймс коротко глянул на МакАлистер, мол, валяй, твоя очередь, и снова уставился на дорогу. На этот раз дежурный просто сообщил о том, что к Эвансу пришли на отработку проштрафившиеся на прошлой неделе подростки, которых он выловил в чужом яблочном саду. Помощь в питомнике при полийеском участке была частью общественных работ. Глянув на часы, Джеймс убедился, что время действительно уже перевалило далеко за полдень и уроки в школе подходили к концу. Время пролетело подозрительно быстро. Отобрав у МакАлистер спикер, он попросил Аарона проводить школоту в питомник, чтобы не просиживали в ожидании зазря, и пообещал приехать как только они с напарницей освободятся.
— Это тоже часть нашей работы, — пояснил Эванс, когда рация перестала шипеть, и в салоне снова стало тихо. — Раньше общественные работы все больше ограничивались тем, что народ ссылали в городскую управу на весь срок. Чинить дороги, красить заборы, да стричь газоны и кустарники на городской площади и перед общественными зданиями. Но подростки в большинстве своем для тяжелой работы не годятся, так что я их в питомник определяю, чтобы помогали. Некоторые потом приходят туда на добровольных началах, приносят корм и игрушки для собак. Я, если честно, сомневался, что твой отец поддержит мою идею. Только работать тогда начал, а уже полез с предложениями. Но он рискнул и риск себя оправдал. Служебные собаки сильно выручают, когда нужно найти кого-нибудь пропавшего или заблудившегося в лесу том же или в горах.
Джеймс мог говорить о питомнике и своих хвостатых подопечных часами и там было что порассказать, но они как раз въехали в зону пригорода, и он был вынужден замолчать и сосредоточиться на дороге. До дома Лесли Ларссон они добрались довольно быстро. Она сидела на веранде в своем любом кресле-качалке, укутанная в лоскутное одеяло ручной работы, и попивала чаек за книжкой по ветеринарии. Еще студентка, она была вынуждена взять академический отпуск из-за заболевшей матери и с радостью согласилась помогать Джеймсу в питомнике, когда он ее об этом попросил. Завидев патрульную машину, Лесли заулыбалась и, вынырнув из теплого кокона одеяла, поспешила к ним навстречу.
— Джеймс? Какими судьбами?! — она по привычке расцеловала Эванса в обе щеки и с интересом посмотрела на выбравшуюся следом за ним из машины МакАлистер. — Кто это с тобой?
Вопрос был задан ради проформы. Добродушие из Лесли всегда лилось рекой и ее поток подхватывал всех без исключения. Наверное, стоило предупредить Джоанну заранее, но куда веселее было наблюдать за тем, как Лесли нападет на его напарницу с объятиями и мокрыми поцелуями, словно они были лучшими друзьями просто сто лет не виделись.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+3

28

[indent] - Пф! – только и фыркнула смешливо Джоанна, услышав заявление Эванса про его кунг-фу, которое якобы будет покруче, чем её. – Не дай Бог мне дожраться до твоих восьмидесяти килограмм! И вообще всё дело не в весе тут. Ты же наверняка неуклюжий, как пьяный медведь, - провокационно заявила девушка, нарочно вздернув усыпанный мелкими веснушками нос. – На этом и провалишься. Так что пользуйся моей щедростью, пока можешь! – в голосе прозвенели пафосные нотки. Последние полминуты чтобы не рассмеяться, приходилось покусывать губу. – Всё только ради детей, - МакАлистер обернулась, чтобы посмотреть на сопящих на заднем сиденье щенков. Выглядели они до того умильно, что вызывали невольное сравнение с плюшевыми игрушками.
[indent] - Интересно, что там написано? – вслух спросила девушка, кивнув на мелькнувший за окном столбик с табличкой. – Не смотрел никогда?
[indent] МакАлистер чувствовала себя немного ребенком, которого впервые привезли в большой город. Она оглядывалась по сторонам и с удивлением обнаруживала новых людей, новые дома – да кучу всего нового, что прошло мимо нее за время учёбы в Абердине. И теперь всё это нужно было наверстать и узнать. Странно в свете последних недель и угнетенного настроения, но где-то глубоко внутри начинало шевелиться робкое любопытство, желание освоиться и обратить внимание на внешний мир, а не замкнуться в своих переживаниях.
[indent] - Не знаю, - Джоанна усмехнулась и жадно сцапала прилетевший к ней на колени энергетический батончик. Она поймала себя на том, что действительно не ожидала проголодаться так быстро, слишком уж привыкла за последние пару недель механически жевать пищу только потому, что нужно, даже не ощущая её вкуса. Но Эвансу-то этого знать необязательно, даже нежелательно, так что девушка поспешила оправдаться и замять момент. – Просто обычно я становлюсь снова голодной не так быстро, - она с энтузиазмом зашуршала оберткой батончика и сразу откусила от него солидный кусок. И тут же чуть им не подавилась, когда Джеймс многозначительно заявил о своем благотворном влиянии на напарницу. МакАлистер заинтригованно приподняла брови. – Так значит, ты благотворно влияешь на аппетит у женщин в целом и на мой в частности? – Джоанна прыснула от смеха. – Какие ещё у тебя есть полезные функции? Так ты, значит, приезжий? Откуда? Лондон? Я какое-то время жила в Абердине.
[indent] Послушать рассказ Эванса о себе, любимом и ненаглядном, и расспросить его немножко помешало хрипение рации. Поймав на себе взгляд напарника, Джоанна почувствовала себя школьницей, отвечающей урок перед классом. Но спикер она схватила уверенно, ответив на вызов. Правда, Джеймс тут же его отобрал.
[indent] -  Идея-то, на самом деле, клёвая, - оценила девушка. – И польза подросткам, и им это должно быть интересно. А взрослых добровольцев берете? – Джоанна повернулась к Эвансу всем корпусом. В её глазах зажегся огонек искреннего интереса. Сидеть дома сейчас было невыносимо – на ум лезли те мысли, от которых хотелось лезть на стенку и выть на Луну. На людях, особенно когда с кем-то болтаешь и чем-то занят, было ощутимо легче, так что МакАлистер старалась по максимуму забить своё свободное время. А питомник – чем не хороший вариант? И при деле, и при общении, и польза кому-то. – Я бы могла чем-нибудь помогать, всё равно сейчас куча свободного времени. Ни черта не умею, правда, - девушка чуть смущенно дернула плечами и горячо продолжила. – Но быстро научусь, честное слово. И собак я очень люблю. Они суперские и такие искренние и верные, иногда даже лучше людей, - Джо осеклась, поняв, что сболтнула лишнего. Своё разочарование и свои ожидания касательно того, что важно в общении, она спроецировала на собак и зачем-то выложила вслух, что было глупо. Переведя дух, девушка продолжила уже менее запальчиво. – Я краем уха про питомник вообще-то слышала, но не очень много. Расскажешь? Как там всё у вас устроено?
[indent] За болтовней дорога до дома ветеринара прошла быстро и незаметно. В зоне пригорода Эвансу пришлось замолчать, сосредоточившись на дороге, но у МакАлистер и без того голова уже пухла от обилия новой информации, которую ещё только требовалось переварить.
[indent] В добротном доме, где проживал обещанный Джеймсом ветеринар, их будто ждали. Звериный доктор, оказавшийся симпатичной рыжеволосой девушкой, заприметил их издалека и уже ждал их. Стоило Эвансу выйти наружу, как он был расцелован в обе щеки. Джоанна тоже вышла из машины и ждала чуть в стороне, переминаясь с ноги на ногу.
[indent] - Джо МакАлистер, мы с ним теперь работаем в паре, - не дожидаясь, пока Джеймс сообразит представить её, девушка влезла сама. Вообще-то знакомства ради она собиралась пожать Лесли руку, но та ловко перехватила запястье Джоанны, потянула её на себя и неожиданно обняла. Мысленно МакАлистер пообещала себе отомстить Эванса за подставу, он-то наверняка знал, как оно будет.
[indent] Надо сказать, что у Джо было забавное свойство – она всегда очень хорошо чувствовала настроение и отношение к ней других людей, и невольно ими заражалась. Лесли транслировала в мире такой поток добродушного позитива, что не ответить взаимностью было просто невозможно. Секундная заминка – и растерявшаяся было МакАлистер заключила мисс Ларссон в не менее крепкие объятия. От нее пахло яблоками и сдобой, а пушистые рыжие волосы так и лезли в лицо. Но Джоанне это неожиданно нравилось, так что обе девушки довольно рассмеялись, потискались и расцеловались в обе щеки аж по три раза, будто не виделись впервые в жизни, а дружили лет сто и безумно друг по дружке соскучились.
[indent] - Рада знакомству, Лесли, - с энтузиазмом сказала Джо. В её присутствии на душе стало так легко, что девушка буквально светилась. Точно так же сияла и Лесли, так что Джеймсу, наверное, должно было уже начать глаза резать от излучаемой ими радости. Их от нее буквально распирало. – Напарник отрекомендовал мне вас как хорошего ветеринара, который печет восхитительные пироги с яблоками. Жалко, что мы раньше знакомы не были, - МакАлистер улыбалась так, что у неё уже начинало ломить скулы. Но из-за переполняющих её эмоций не могла перестать. – У нас тут есть пара мохнатых малышей, которых нужно смотреть.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы — меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+2

29

Сдавленно икнув от с трудом сдерживаемого смеха при виде выражения лица напарницы, Эванс закусил губу, чтобы не заржать в голос. Стоило отдать МакАлистер должное, она быстро сообразила, что к чему, и с легкостью подхватила волну Лесли. Девушки взялись тискаться и смеяться, напоминая своим радужным настроением двух весенних бабочек, танцующих в луче солнечного света. После всей этой неприятной истории с Кассандрой, убойная жизнерадостность Лесли, которая, несмотря на свою довольно таки нелегкую жизнь с больной матерью, никогда не теряла присутствия духа, была как нельзя кстати. Ну и пироги в перспективе, конечно же, тоже делали свое дело. Куда без них.
— Вы прямо таки созданы друг для друга, — заржал Джеймс, глядя на затянувшиеся до неприличия обнимашки, и покачал головой, когда МакАлистер заговорила о щенках. — Их три, там три щенка, а не два.
Он обошел машину и отворил заднюю дверь, чтобы обе девушки могли убедиться в том, что уж что-что, а считать он умеет. В гнезде из одеяла и правда посапывали три щенка, один из которых был такого неясного бурого окраса, что почти сливался с одеялом. Его легко можно было не заметить.
— Меня на всех хватит, сладкий, ты же знаешь.
Лесли отпустила Джоанну, напоследок одарив ее еще одним мокрым поцелуем, и как бы между делом похлопала Эванса по заднице, давая понять, что говорит не только о щенках, сколько бы их там у него ни было заначено. С видом профессионала в своей области, она сразу же сунулась на заднее сидение, чтобы рассмотреть своих потенциальных пациентов как следует. Она что-то ворковала себе под нос, ахала и посмеивалась, а потом сгребла их вместе с одеялом и выбралась из машины.
— Я их осмотрю, но на первый взгляд с ними вроде все в порядке. Им где-то сутки или около того, здоровенькие и сытенькие...
— Марти будет счастлив, — хмыкнул Джеймс, на что Лесли среагировала бурно, как впрочем и всегда. От ее сияния ее улыбки можно было ослепнуть.
— Так это его?! А мамаша кто?
Помрачнев, Джеймс переглянулся с Джоанной и вкратце обрисовал ситуацию. Расстроить Лесли обычно было чертовски сложно, она даже в самых паршивых ситуациях могла найти свои плюсы и порадоваться, но, кажется, на этот раз ему все же удалось потушить этот живой огонек. Она как-то резко побледнела, даже ее огненные волосы потускнели, и хмурясь потопала к крыльцу своего дома, не сказав ни слова. Джеймс смотрел ей вслед, досадливо кусая губы, но Лесли не была бы собой, если бы позволила действительно всерьез подпортить себе настроение. Она остановилась у подножия крыльца и оглянулась на патрульную машину и двух стоящих рядом с ней констеблей.
— Ну, чего встали? Тащите сюда свои полицейские задницы. У меня на кухне пироги стынут.
Джеймс только усмехнулся и покачал головой. Приятно было осознавать, что хоть что-то в этом мире остается неизменным, независимо от обстоятельств. Лесли и ее острый язык были константой, которая, как он надеялся, останется в его жизни, если не навсегда, то как минимум надолго.
— Вообще-то у нас дела, — отозвался он и захлопнул заднюю дверцу машины. Как бы ему не хотелось задержаться в доме Ларссон, его присутствие требовалось в питомнике. — В корзиночку не насыпешь, Красная Шапочка?
— Да хоть в две, Серый, — Лесли уже было снова развернулась к дому и даже начала подниматься по ступенькам крыльца, как вдруг вспомнила о Джоанне и, обернувшись, помахала ей свободной рукой. — Было приятно познакомиться. Заглядывай как-нибудь. Я всегда дома.
— Кажется, это любовь с первого взгляда, — ухмыльнулся себе под нос Джеймс и, обойдя машину, бросил напарнице. — Сейчас вернусь. Можешь, кстати, за руль садиться. Дорогу до участка найдешь?
Вернулся он уже спустя пару минут. Без корзиночки, но с объемным бумажным пакетом в руках, на ходу дожевывая крохотный треугольный пирожок с яблочной начинкой. С ходу забравшись на переднее пассажирское, Джеймс тут же зарылся в пакет и всучил сидящей за рулем напарнице точно такой румяный пирожок.
— А то слюнями всю машину затопишь, пока доедем, — усмехнулся он. Закрыв остальное, он пристроил пакет на заднем сидении, чтобы не соблазняться, и откинулся на сидении. — Как тебе Лесли? Ты ей понравилась. Даже очень. Если, надумаешь поэкспериментировать с девочками, то, будь уверена, она будет рада.
О всеядности Лесли Джеймс узнал в первый же день их знакомства, когда застал ее на заднем сидении машины с какой-то девчонкой. Ситуация была неоднозначной, потому что свои игрища они решили устроить не где-нибудь, а на кладбище посреди ночи. Забавная ситуация вылилась в такое вот не менее забавное знакомство, которое продолжалось вот уже пол года.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/92827.jpg[/icon][info]<br><hr>26 лет, констебль<hr>[/info]

+2

30

[indent] - Не ревнуй! – рассмеялась Джоанна, почти одновременно с ответом Лесли. Переглянувшись, девушки рассмеялись неожиданной синхронности. – Ну ладно, я слегка преуменьшила… - вздохнула девушка, украдкой ткнув Эванса локтем, пока Лесли полезла к щенкам. МакАлистер едва удерживалась от того, чтобы не сунуться следом. Щенков она так и не успела рассмотреть как следует, но потискать их хотелось ужасно. Вздохнув, девушка сцепила пальцы в замок за спиной и принялась ждать, перекатываясь с пятки на носок. Осмотр щенков много времени не занял.
[indent] - Это хорошие новости, - искренне улыбнулась Джо. Пока Лесли и Джеймс проясняли вопросы отцовства Марти, она притиснулась к начинающему ветеринару и осторожно погладила одного из её мохнатых пациентов по пушистому ушку. Щенок сонно зевнул и ткнулся носом в её руку, пощекотав её теплым дыханием. Поймав обращенный к ней взгляд Эванса, МакАлистер помрачнела и едва заметно кивнула. Лесли имеет право знать, наверное. Жизнерадостный ветеринар почти вымыла своим присутствием воспоминания о Кассандре, но стоило вновь коснуться этой темы, как перед глазами опять нарисовалось распростертое на листве мертвое собачье тело. Джоанна покосилась на напарника, гадая, как же он с этим справляется?
[indent] - Она будет в порядке? – негромко спросила девушка, проводив взглядом Лесли. Та как-то подавленно потускнела, словно кто-то смыл часть красок с её яркого образа. От досады МакАлистер прикусила нижнюю губу и опустила глаза, уперевшись взглядом в пыльные мыски своей обуви. Даже окрик вновь повеселевшей Лесли про пироги не принес должной радости, хотя живот поддержал вести о еде голодным урчанием.
[indent] - Спасибо! – немного напряженно улыбнувшись, отозвалась Джоанна и помахала Лесли в ответ. – Мне тоже было приятно. Как-нибудь обязательно наведаюсь. Может, даже в ближайшее время – я так и не рассмотрела щенков.
[indent] Пока Эванс ходил за вожделенными пирожками, МакАлистер успела с комфортом устроиться на водительском месте. Сиденье пришлось передвинуть поближе, в том положении, в котором оно было, она бы едва дотянулась до педалей мысками ботинок.
[indent] - И не совестно тебе лопать без меня, ммм? – возмущенно спросила девушка, выхватывая у напарника пирожок. Изумительный запах яблок и свежей сдобы полз по салону полицейской машины, пробуждая просто зверский аппетит. Джо впилась зубами в румяный бок пирожка и застонала от наслаждения. На вкус он оказался даже восхитительнее, чем она могла предположить.  – Дай водичку? – МакАлистер кивнула на валявшуюся на задней сиденье бутылку, до которой ей было не дотянуться. – Определенно стоит заглянуть сюда еще разок ради такой вкусноты, - получив воду, Джоанна открутила крышечку и поднесла горлышко к губам, но, к счастью, не успела сделать первый глоток. Иначе выплюнула бы его себе на колени или на Эванса, хотя он, признаться, немного этого заслужил. – Серьезно?! – девушка потрясенно откинулась на спинку сиденья и на пару секунд затихла. – Ну ты засранец! – непонятно, в чем виноват был конкретно Джеймс, но Джо расхохоталась. Успокоиться она не могла пару минут, всё смеялась и смеялась до тех пор, пока на глазах не выступили слёзы. – Да не, я как-то больше по мальчикам, – фыркнула МакАлистер, вытирая тыльной стороной ладони выступившие в уголках глаз слёзы. – Но возможно, у Лесли будет шанс меня попереубеждать, - Джо хмыкнула, покусывая губу, чтобы рассмеяться снова, и многозначительно приподняла брови. Мол, тебе не удалось отвадить меня от этого дома, где пекут потрясающие пирожки. Кстати, о выпечке. МакАлистер сунула в рот последний кусочек, запила его водой и закрутила бутылку, бросив её на колени Эвансу. – Значит, едем в участок? А не рановато ли для конца смены? – девушка бросила взгляд на обхватывающие тонкое запястье часы, убедившись в том, что не ошибается. И поморщилась, отметив, что теперь ремешок стал ей великоват и начал свободно болтаться на руке. Стрелки намекали, что у них есть еще около часа или даже пары. – Значит, катим в участок? – МакАлистер потихоньку отпустила непривычное сцепление, и машина, немного дернувшись, двинулась с места, зарычав от газа, на который нога девушка надавила слишком сильно.
[indent] – Так что там с питомником? Ты так и не сказал, можно ли мне туда наведываться время от времени с добровольной помощью? – поинтересовалась Джоанна, когда они отъехали от дома Лесли на пару километров. Ненадолго ей показалось, что она привыкла к присутствию Эванса. Он не давил на нее одним тем, что сидел рядом. Но как оказалось, это касалось только тех случаев, когда он болтал. Молчать с новым напарником было всё ещё остро неуютно, так что МакАлистер попыталась заполнить повисшую тишину. – Ну так что? – еще разок напомнила о себе девушка, выруливая на основную дорогу, что вела к пригородам Солуэя.
[status]Кролик-детектив[/status][icon]http://savepic.net/9770262.jpg[/icon][sign]Я боюсь вас больше. чем вы - меня.[/sign][info]<br><hr>22 года, констебль <hr>[/info]

+2


Вы здесь » North Solway » Летопись » Типа крутые легавые


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC