В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Хранилище » Тревожные ожидания


Тревожные ожидания

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s4.uploads.ru/t/V2lDB.jpg

Больше всего мы боимся болезней тех, кого любим.

19 июля, вечер, больница

Трио сестер МакАлистеров

+3

2

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Джоанна даже не слишком поняла, что говорит ей Джеймс. Просто почувствовала, как его теплая рука несильно, но уверенно сжала плечо, а потом он потянул её за локоть, заставляя подняться. Больная нога тут же вспыхнула такой болью, что МакАлистер едва не вскрикнула. Пришлось до боли закусить губу и часто заморгать, прогоняя набежавшие на глаза слезы. Ей повезло, что Эванс, мимо которого состояние напарницы не прошло, был рядом и заставил опираться на себя. Кое-как он довел Джо до скорой и практически забросил в машину, подсадив.
   - Спасибо. Я отпишусь, когда что-то станет понятно, - в голове немного прояснилось, и девушка смогла выдать вполне осознанный ответ. И сделать себе мысленную пометку действительно написать Джеймсу СМСку. Трость, которую в последний момент сунул напарнице в руки Эванс, с негромким стуком упала на пол и покатилась, когда в карету скорой помощи молнией влетела Кэти. МакАлистер было отчего-то до безумия стыдно смотреть на сидящую напротив младшую сестру, отчаянное чувство вины подкатило к горлу тугим комком и с новой силой вспыхнуло в груди, царапаясь и неприятно обжигая. Джоанна опустила глаза, глядя в одну точку, на кажущуюся полупрозрачной и страшно тоненькой ручку Дженнифер, которую сжимала в своей. Умом она понимала, что должна быть сильной, что нельзя поддаваться застилающим глаза слезам, потому как это испугает Кэтрин, но каждый вдох все равно получался рваным и давался с огромным трудом. Страх давил на грудь с неумолимостью бетонной плиты.
   Скорая с воем сирены и сверканием проблесковых маячков стартовала с места, вокруг Дженни суетился врач. Но МакАлистер казалось, что машина тащится до тошноты медленно. Время растянулось, размазалось, как крошечный кусочек масла по слишком большому ломтю хлеба. Про себя Джоанна шептала все известные ей молитвы, нещадно мешая те слова, которые действительно в них были, с искренними мольбами к Богу, выраженными так, как пришлось. Её никогда нельзя было назвать сильно верующей, она нередко пропускала мессы, но сейчас… Не зря говорят, что больницы слышали горячих искренних молитв больше, чем стены церквей.
   Скорая остановилась как-то даже неожиданно. Двери распахнулись, впуская яркий солнечный свет. Смутно знакомый санитар, кажется, принимавший саму Джо, когда Джоуи Келли привез ее с переломом, помог выкатить носилки. МакАлистер машинально придержала Кэти, рванувшуюся было за врачами.
   - Не мешай им делать свою работу, мы пойдем следом, мы будем рядом, но не станем путаться под ногами.
   Встать удалось с огромным трудом, больная нога уже не пульсировала болью – она налилась ею целиком и полностью, став тяжелой, как чугунная болвашка. Сейчас остро не хватало плеча напарника, чтобы можно было идти с опорой на него. Приходилось обходиться тростью, которая уже почти и не помогала. С трудом переставляя ногу, МакАлистер поковыляла туда, куда увезли Дженнифер.
   Естественно, она опоздала. Сестру уже увезли врачи, оставив Джо и Кэти ожидать в коридоре. Девушка с трудом опустилась на жесткий металлический стул, практически свалилась на него, когда набалдашник трости неловко проскользнул на кафельной плитке, покрывавшей пол. Чуть откинувшись на спинку, холодившую кожу даже сквозь плотную ткань формы. Ждать было хуже всего, это было то, чего МакАлистер никогда не умела.
   Стрелка часов на запястье ползла тошнотворно медленно, ехидно показывая, что последний раз Джоанна смотрела на них ровно пятнадцать секунд назад. Сидеть становилось невыносимо, но на попытку встать нога ответила такой вспышкой боли, что девушка с шипением упала обратно. Ей нужен был отдых.
   Ещё хуже было ждать в тишине. Молчать, изредка украдкой косясь на Кэти, и гадать, насколько сильно та все ещё злится. Не ненавидит ли?
   - С ней все будет хорошо, - неизвестно кого в этом убеждая, себя или сестру, произнесла Джоанна, когда молчать дальше стало невыносимо. – Когда выздоровеет, если захочет, то пусть хоть татушку набьет, как у меня. Лично отведу её к Рене.

+2

3

В машине Кэти сидела как мышка, прижавшись спиной к стене и на все попытки заговорить с ней, если таковые и были, отделывалась односложными ответами. Её глаза были прикованы к лицу сестры, а на Джоанну она не обращала ровным счетом никакого внимания. Как-будто Джо здесь и не было.
Машина подпрыгивала на неровностях дороги, и каждый раз, когда голова Дженни бессильно моталась из стороны в сторону, Кэти сдерживала стон. Она чувствовала странное раздвоение – будто бы одна она сидит на жесткой лавочке машины скорой помощи, а вторая она – находиться без сознания и смотрит на все происходящее откуда-то сверху. Это состояние длилось недолго, но еще раз напомнило девочке о том, что она может потерять, вызвав сдавленный стон.
Вскоре они приехали, и Дженни куда-то забрали. Кэти попробовала было пойти следом, однако Джоанна её удержала. Старшая сестра что-то говорила, но Кэти лишь раздраженно сбросила с плеча руку, которой её придерживали. Ей хотелось послать Джоанну к черту, что категорически не одобрялось в их семье, но все слова куда-то делись. Поэтому Кэти лишь обожгла Джо взглядом, и поспешила по коридору вслед за каталкой, на которой лежала Дженни. Она проводила её до самых дверей отделения, затем уселась на свободную лавочку и приготовилась ждать, сколько скажут.
Вскоре приковыляла Джоанна. Старшая сестра села неподалеку, не пытаясь как-то привлечь к себе внимание. Впрочем, молча она долго не просидела, начав что-то рассказывать о татушке, о Рене, о том, что не будет мешать Дженни самовыражаться, лишь бы та выздоровела. Кэти продолжала молчать и глядеть перед собой в стенку. Её лицо было отстраненным, и было непонятно, слышит ли она Джоанну на самом деле или находиться где-то далеко.
[nick]Katherine McAlister [/nick][status]С - свет![/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/u4t9q.jpg[/icon][sign]не говорите мне, что нужно делать, и я не скажу вам, куда вы можете пойти [/sign][info]12 лет, школьница[/info]

+2

4

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   В машине Кэти молчала, даже не глядя на Джоанну. Потом сбросила её руку и проигнорировала попытку заговорить с ней. Наверное, нужно было настоять и попытаться ещё раз, но, если честно, девушка так устала. Чувство вины мешалось с болью, душевной и физической, давя в зародыше все благие порывы, нашептывая, что оправдываться МакАлистер должна только перед одним человеком – Дженнифер. И, быть может, ещё перед отцом за то, что уже вторая из его дочерей будет красоваться в гипсе. Джо, особенно ни на что не надеясь, достала смартфон и провела пальцем по экрану, вычертив снимающий блокировку рисунок. Сеть в порядке исключения проявила себя, показав сигнал слабенький, но достаточных для отправки сообщения. Пальцы запорхали по клавишам виртуальной клавиатуры, отбивая два почти одинаковых СМСки – одну Джеймсу, а вторую – папе. Это был тот редкий случай, когда Джо не справлялась сама и её буквально рвало изнутри от необходимости хоть с кем-то поделиться.
   Отстучав сообщения, девушка сунула смартфон обратно в карман формы, и потянулись долгие минуты ожидания.  С Кэти она не пыталась больше заговорить, так и не давая себе отчета, виной тому фамильная макалистеровская упрямость или же банальный страх снова наткнуться на стену банального равнодушия, за ширмой которого прячется ненависть.
   Двери открылись резко. Пару секунд не ожидавшая выхода врача так быстро Джоанна моргала, непонимающе глядя на него. Почему так рано? Неужели?!
   Внутри всё сжалось от дурного предчувствия, а горло намертво стиснули ледяные нотки панического ужаса. Видимо, МакАлистер сейчас была так похожа на загнанного зверька, что доктор предпочел не томить.
   - Можно тебя на минуту? – негромко позвал он, обращаясь только к Джо и почему-то игнорируя присутствие Кэти. В ответ девушка только кивнула и, оттолкнувшись ладонями от холодных поручней больничного стула, встала. Попыталась сделать это, если быть точной, потому что вспыхнувшая в недавно травмированной ноге боль заставила со стоном осесть обратно.
   - Тебе самой помощь нужна, - мужчина с укором посмотрел на намертво, до побеления костяшек пальцев вцепившуюся в стул и судорожно стиснувшую зубы девчонку. – Сиди.
   Доктор сам подошел к старшей МакАлистер, наклонился к ней и что-то сказал. Джо негромко ответила, кивнув, размашисто подписала какой-то лист и откинулась на спинку стула. Врач удалился, уже через плечо посоветовав Джо все же попросить кого-то хотя бы посмотреть ее ногу.

+2

5

В мире взрослых было принято все скрывать. Подарки на Рождество, смски друг от друга, сломанные вещи и правду. Кэти осознала, что ей доктор все равно сразу ничего не скажет, а играя в молчанку с Джо, о происходящем с Дженни она не узнает. И какие бы чувства сейчас не вызывала в ней старшая сестра, об этом можно было подумать позже. Важнее была Дженни, а у Джоанны была нужная информация.
Кэти со своего места наблюдала, как Джо подписала какие-то бумаги. Ей было жизненно необходимо узнать, что там написано, и поэтому она, пристально глядя на сестру, спросила:
- Что там? Там про Дженни? – Кэти знала, что Джоанна плохо умеет врать. Это было еще одной отличительной чертой семейства, наряду с бычьим упрямством. Так что не сомневалась, что поймет, вздумай та солгать насчет истинного положения вещей.
Кроме бумаг, врач обмолвился о том, что неплохо было бы и Джоанне ногу показать. Собственно, Кэти готова была даже что-то для этого сделать, например, поискать соответствующего специалиста или хотя бы кого-нибудь незанятого, но сначала ей нужна было удостовериться, что Дженни жива.
Мимо них то и дело проходили люди в форменной одежде, кого-то привозили, кого-то переводили из отделения в отделение или провожали на исследования, больница гудела, как растревоженный улей.
- Ну так что там? – нетерпеливо повторила Кэти и пнула ножку ни в чем неповинного стула. Проходящая мимо медсестра укоризненно посмотрела на девочку:
- Милая, поосторожнее с городской собственностью, это больница, а не дискотека.
Это резонное, в общем-то, замечание, вызвало бы волну негодования, но силы следовало поберечь. Кэти даже смогла пробормотать какое-то дежурное извинение.
[nick]Katherine McAlister [/nick][status]С - свет![/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/u4t9q.jpg[/icon][sign]не говорите мне, что нужно делать, и я не скажу вам, куда вы можете пойти [/sign][info]12 лет, школьница[/info]

+2

6

http://northsolway.rusff.ru/i/blank.gif   Джоанне отчаянно хотелось поймать доктора за руку и расспросить поподробнее, что там с Дженнифер. Но она загнала поглубже все эмоции и переживания, стараясь реагировать сухо и по существу. В таких ситуациях важную роль играет скорость принятия решений и отсутствие мельтешащих рядом раздражителей, нагнетающих панику. Тем более, что врач скупо, но обрисовал ситуацию – серьезной угрозы жизни Дженни нет, обрисовать картину с травмами он пока не может, но позвоночник, скорее всего, не пострадал и внутренние органы тоже. Но вот за последнюю часть отчета он не поручится, нужно еще кое-что проверить. Именно за этим он и вышел – на проведение дальнейших процедур нужно было согласие взрослого родственника. МакАлистер размашисто поставила подпись и стиснула ручки сиденья. Ногу дергало болью, уже настолько сильно, что Джоанна невольно подстраивала дыхание под промежутки между вспышками. Она слышала стук собственной крови в ушах и гул встревоженных мыслей в голове, потому даже не поняла, что Кэти к ней обращается. Сестре пришлось повторить свой вопрос и нетерпеливо пнуть ножку стула, привлекая к себе внимание.
   - Прости, - Джо сфокусировала взгляд на Кэти и моргнула, пытаясь сосредоточить внимание на том, что она говорила. Боль притихала, сворачиваясь беспокойным клубочком, но девушка знала, что это лишь до того момента, как она снова пошевелить ногой или попытается на нее опереться. – Пока ничего конкретного. Опасности для жизни вроде как нет, но список травм пока уточняется. Позвоночник, по словам доктора, цел, самое главное, - МакАлистер попыталась передвинуть ногу и, поморщившись, зашипела от боли. Девушка растерянно похлопала себя по карманам, но те оказались предательски пустыми. – Вот черт, обезболивающее осталось в бардачке, - ругнулась Джоанна себе под нос.

+2

7

- А когда мы сможем её увидеть? – нетерпеливо спросила Кэти. Мало ли, что они там говорят, они могут обманывать. Все взрослые всегда обманывают. Пока Кэти не увидит Дженни собственными глазами, она никому не поверит.
Тем временем Джоанна вновь сморщилась от боли боли в ноге. Кэти хотела было сказать что-то язвительное, мол, сама дура, что не долечившись бегает черт знает где, однако вовремя прикусила язык. Ей все равно взрослые ничего не скажут, а вот Джоанна может поделиться информацией. А что бы та захотела делиться – стоит побыть паинькой.
- Я сейчас за ним сбегаю. Давай ключи, - и перехватив ключи у Джоанны, Кэти бегом помчалась к машине. Вернулась она быстро, не забыв взять с собой воду, что бы удобнее было запивать таблетки
- Держи! – вручив сестре блистер и бутылку с водой, Кэти переминалась с ноги на ногу, дожидаясь, пока та примет лекарство. Мимо вновь кто-то прошел с крайне деловитым видом, и прежде чем Кэти успела спросить, нет ли новостей от Дженни, как к ним вновь подошла медсестра.
- Констебль МакАлистер, доктор Ходж сказал, что Вы можете навестить свою сестру. Она в палате номер три, пожалуйста, постарайтесь не волновать девочку.
И прежде чем медсестра, показавшаяся Кэти ангелом с небес, успела договорить, близняшка МакАлистер рванула в указанном направлении. Она без труда нашла нужную палату, распахнула двери и влетела туда, где на больничной койке лежала ее сестра, такая маленькая и бледная.
- Дженни, это я, Кэти, - с трудом сдерживая слезы, Кэти опустилась на стул, стоявший возле койки, и взяла сестру за руку. Слова были не нужны. Дженни жива и это главное.
[nick]Katherine McAlister [/nick][status]С - свет![/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/u4t9q.jpg[/icon][sign]не говорите мне, что нужно делать, и я не скажу вам, куда вы можете пойти [/sign][info]12 лет, школьница[/info]

+2

8

[indent] - Не знаю, - честно сказала Джоанна, стараясь, чтобы голос её звучал спокойно и ровно. Не хотелось дать прорваться наружу всему тому, что клокотало внутри, не хотелось ещё сильнее напугать и без того встревоженную Кэти. – Врачи только получили разрешение на какие-то необходимые обследования. Доктор Ходж пока не смог уточнить, сколько времени на это потратят.
[indent] Кэти вдруг сменила гнев на милость, но старшая МакАлистер не особенно-то этим обольщалась. Сестра нуждалась в ней и, вероятно, именно этим и расширенным доступом к информации о Дженнифер было обусловлено её хорошее поведение. Джо продолжала ощущать гнетущее чувство вины за просьбу забрать книги и упорно искала в окружающих признаки того, что и они видят причиной произошедшему несчастью её действия. Она искала и находила.
[indent] - Вот, - поморщившись, когда мышца судорожно задергалась и вспыхнула болью, девушка вытащила из кармана ключи и передала их сестре. Обезболивающее ей бы сейчас действительно не помешало. Пока Кэти бегала за ним, МакАлистер сидела в кресле и тупо рассматривала потолок, прислушиваясь к пульсации боли в ноге. Ей это казалось справедливым наказанием за то, что она позволила сестре идти за своими книгами.
[indent] - Спасибо! – Джо забрала у сестры блистер с обезболивающим и воду. На ладонь упала белая таблетка, открутив крышечку с бутылки, девушка забросила лекарство в рот и запила его. Отпускать хоть немного начало спустя пятнадцать минут, но тогда это стало уже неважно, потому что вышедшая медсестра, наконец, позволила пойти навестить Дженни.
[indent] - Спасибо, - от души поблагодарила МакАлистер женщину. Обхватив ладонями холодные ручки стула, девушка оттолкнулась от них и с трудом поднялась на ноги. Кэти давно уже убежала вперед, и никакой возможности догнать шуструю сестру у тяжело хромающей Джо не было. Опираясь на трость, она поковыляла следом к палате номер три.
[indent] Один, два… У третьей двери МакАлистер остановилась и на полминуты замерла в нерешительности. Что-то мешало ей войти в палату и на то, чтобы это преодолеть, потребовалось время. Оказавшись внутри, Джоанна остановилась у порога, глядя на льнущую к Дженнифер Кэти. В горле снова встал тугой комок, мешающий дышать.

+2

9

Дженни несколько раз приходила в себя, а потом снова проваливались в тяжелый, беспокойный не то сон, не то забытье – было очень больно, девочка смутно понимала, кто все эти люди вокруг нее и что они с ней делают. Дженни плакала, хотя и не понимала почему – потому что ей было очень больно, или потому что страшно, или потому что хотелось, чтобы вместо всех этих незнакомцев был кто-нибудь из родных. Дженни казалось, что ей было все равно было больно, даже когда стало действовать лекарство, а сама она, наконец-то, отключилась по-настоящему.  Все, что происходило с ней потом, Дженни уже не помнила – действовали лекарства, и девочка спала. Сколько прошло времени, был ли все еще день или уже вечер, Дженнифер тоже не знала. Когда она стала приходить в себя, уже в палате, стала возвращаться и боль – Дженни казалось, что болит у нее вообще все, хотя, наверное, это было не так. Дышать было все еще тяжело, словно на ее грудную клетку улегся слон, глаза резал даже приглушенный свет. Но зато первым, кого даже не увидела, а просто почувствовала Дженни, была Кэти. Дженни изо всех сил, что у нее вообще еще оставалась, попыталась сжать в ответ руку сестры – никто другой ей сейчас не был нужен.
– Привет, – говорить тоже было неприятно, в горле першило, губы пересохли, и Дженни жутко хотелось пить.

+2

10

Дженни ответила слабым пожатием, но даже этого легкого прикосновения хватило для того, что бы Кэти немного успокоилась. Дженни жива – это главное. А с остальным они справятся, что бы это ни было. Даже если это будет коляска, как у той девочки из школы, имя которой все никак не желало приходить на ум. Да и какая сейчас разница?
- Привет, - так же тихо прошептала в ответ близняшка, вглядываясь в лицо сестры. Та то и дело проводила кончиком языка по губам, похоже, что ее мучила жажда. Первым побуждением Кэти было забрать воду у уже приковылявшей Джоанны, и напоить сестру. Однако она не знала, можно ли Дженни пить, поэтому первым делом спросила, обращаясь к маячевшей за спиной Джо медсестре:
- Дженни пить хочет. Ей можно воды?
- Можно, только немного, - медсестра аккуратно обогнула Джоанну. Из небольшого кулера, стоявшего в углу палаты, набрала воды в картонный стаканчик и поднесла к губам лежавшей девочки. Кэти нетерпеливо протянула руку, перехватывая стаканчик, и принялась поить сестру сама. Ей казалось, что так Дженни будет выздоравливать быстрее, намного быстрее, если ей будут заниматься родные. Напоив сестру и даже не слишком много расплескав воды по одеялу, Кэти отставила стаканчик в сторону и снова спросила, не обращаясь ни к кому лично:
- Мы можем идти домой?
Дома Дженни обязательно поправится. Кэти будет с ней, и все снова будет хорошо.
[nick]Katherine McAlister [/nick][status]С - свет![/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/u4t9q.jpg[/icon][sign]не говорите мне, что нужно делать, и я не скажу вам, куда вы можете пойти [/sign][info]12 лет, школьница[/info]

+2

11

Это был еще один день. Не самый лучший, но Феликсу нужно было делать свою работу. И делать ее хорошо. От него зависели люди, их жизни и еще очень многое другое, поэтому он не мог себе позволить сорваться, позабыть обо все и уехать. Чувствовал на себе сочувственные взгляды, игнорировал их, но просил постоянно докладывать тем, кто сейчас находился на месте. Ему нельзя раскисать. Нельзя, даже тогда, когда вся твоя жизнь держится на волоске и зависит от девочки, от трех девочек, и сейчас он был нужен им всем там, а не здесь. Но Феликс выполнял работу как робот, звонил, спрашивал, отдавал распоряжения. Ему еще нужно во всем разобраться. Последствия будут самые серьезные. Жертвы. На этой мысли он будто бы спотыкался, кто-то прикуривал шефу новую сигарету, он рассеяно благодарил, хмурился и снова исчезал в звонках, людях и разговорах.
- Кирк, я прошу разобраться. Ты понимаешь, что произошедшее на Грин-роуд выйдет за пределы города. Я это сделаю! Я! - кричал он в трубку, - Я не оставлю это на самотек. И если не ты поможешь мне сейчас, то я найду того, кто тебя заменит. Найди мне все документы по этим зданиям. Найди мне все. Где хочешь и как хочешь! Кто строил, кто утверждал, кто подписывал! Всё! Я назначаю расследование. Да, все под мою ответственность. Найди мне этих чертовых экспертов! - сорвался он только раз, но многие, кто был еще в офисе, слышали его разговор и понимающе переглядывались. МакАлистер не шутил, когда угрожал. Потому что он вообще-то делал это если не никогда, то очень редко. Дочь главного инспектора пострадала и находится в больнице.

Он бывал здесь тысячи раз, но в этот, как и когда-то много лет назад, когда он шел к своей Айлин, каждый шаг был мучительно трудным и долгим. Кошмар повторялся. Он отмечал для себя все детали, но не видел лиц и людей, не воспринимая никого с того самого момента, как вышел из полицейской машины. Его коллеги остались смотреть ему вслед. Шеф отдал им очередное задание, но они медлили, глядя как не спеша и с виду очень спокойно Феликс идет к главным дверям больницы, едва не забывая выкинуть у самого входа тлеющую в руке сигарету. Он промазал мимо урны, но не поднял окурок с земли.
Ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он говорил с врачом, который разглядывал снимки. Никто не пытался переодеть его в халат. Только несколько сухих слов, кивок и замаячившая перед глазами палата, напряженная спина Эффи, стоящая с нелепой тростью, Кати и медсестра у самой кровати. Дженни за ними было не рассмотреть.
Феликс зашел бесшумно и остановился, хмурясь и не дыша, как какой-то сканер, просвечивая малышек своим проницательным, отцовским рентгеном, встроенным в него с самого их рождения. Слабый, едва различимый шепот Джинни. Наивный вопрос Катерины. Не произнеся ни слова, все еще стоя позади старшенькой, не сводя глаз с кроватки, где слабо что-то пошевелилось, обнял Джоанну за плечи, не позволяя ей отстраниться и повел ее внутрь палаты.
- Сядь, - сипло сказал ей тоном, не терпящим возражений и поморщился, придерживая ее и помогая присесть. Пальцы его всего на секунду задержались на ее плечах, то ли приободряя, а то ли намекая, что возражения с ее стороны приниматься не будут.
- Вы пока можете идти, - бросил он медсестре, даже на нее не взглянув.
Прямым курсом, оставив Эффи, он шагнул к Катерине, сидящей на кровати и обнял ее, не отрывая взгляда от бледного личика Дженифер, присаживаясь на край больничной койки, загребая одну сестру в охапку и прижимая к себе, свободной рукой беря вторую дочь за руку.
- Доктор Ходж сказал, что Джинни нужно еще ненадолго остаться, - голос его был глухим и тихим, но умиротворяюще спокойным. По его лицу нельзя было разглядеть никакого волнения. Взгляд его потеплел, он улыбнулся девочкам и погладил Кати по спине.
- Привет, малышка, - прошептали его губы для Джинни, - Папа должен отправить Джоанну домой. А тебе, Кэйт, нужно будет за ней присмотреть, - и через небольшую паузу, выслушав девочек, продолжил:
- Только на тебя я могу рассчитывать, детка, - это он сказал для Кэйтрин, - Иначе она убежит на работу и сломает себе что-то еще. Ты же знаешь, ее никто не удержит дома кроме тебя. А для папы важно, чтобы завтра утром она была здоровой. И вы смогли снова сюда прийти вместе, чтобы навестить сестру. Думаю, несколько дней в покое, витаминов, и она поправится. Может, - посмотрел он в раскрасневшееся от невыплаканных слез личико Кэйт, - Вы бы могли испечь ей ее любимых блинчиков на завтрак. Больничная еда - всегда такая гадость. А ведь ей нужно будет хорошо кушать, - и он вопросительно уставился на свою дочь, которую только что вполне серьезно назначил главной.

Отредактировано Felix McAlister (2017-10-31 13:42:23)

+2

12

[indent] Джоанна наблюдала, как Кэти поит Дженни из стаканчика, забрав его у медицинской сестры. Она так и стояла в проходе, забыв, что следует войти и прикрыть за собой дверь. Боль в ноге больше не казалась такой уж важной вещью, куда более значимым сейчас было то, что сестра пришла в себя. Горло сдавило спазмом из-з подступивших к нему слёз, и МакАлистер пришлось часто-часто заморгать, чтобы не дать выступившей на глазах влаге прочертить солёные дорожки на покрытых пылью щеках. Когда Кэти спросила, могут ли они уже забрать Дженни домой, она почти задохнулась. Смелости сказать правду и наверняка расстроить обеих девчонок не хватило. Джоанна смалодушничала и сделала вид, что не услышала вопроса. Предоставив честь отвечать на него медсестру.
[indent] Отец всегда ходил совершенно бесшумно, как кот. Она и на этот раз не заметила его приближения, пока тяжелая теплая рука не легла на плечи, заставив инстинктивно вздрогнуть от неожиданности и ссутулиться. Отношения отца и дочери МакАлистеров оставляли желать лучшего, но сейчас Джо даже не попыталась отстраниться. Стоило ей почувствовать знакомую смесь аромата одеколона и запаха табака, разобраться в том, кто обнял и подтолкнул в палату, как девушка машинально, не задумываясь немного прижалась к боку Феликса. Ей, черт возьми, сейчас тоже нужна поддержка, сколько бы МакАлистер не твердила себе мысленно, то жертва тут – Дженни. А она должна быть сильной и тащить на своих плечах столько, сколько сумеет унести.
[indent] - Я в порядке, - виновато оправдалась Джоанна, когда отец не просто заставил её войти в палату – он проводил её до стоящего там кресла и заставил усесться. Девушка машинально пристроила трость так, чтобы она не мешалась и не упала. На секунду сжавшие плечо пальцы – знак поддержки, один из немногих, какие позволял себе отец. Джо смотрела на то, как он сгребает в охапку Кэти и сжимает руку Дженни. Со своего места девушка сумела дотянуться и тоже коснуться холодной лапки сестры.
[indent] - Пап, я не убегу на работу, - поморщилась МакАлистер, едва сдерживаясь от того, чтобы не сверкнуть на отца глазищами, как в детстве. Черта с два на него это, правда, действовало, что тогда, что сейчас. Она лепила на нервах какую-то сущую ерунду и оправдывалась, как девчонка. – На меня приставленный тобой соглядатай-напарник и так бухтел непрерывно с тех пор, как я вышла с больничного досрочно. Я буду дома, - Джоанна покосилась на Кэти. В голове ещё звучали резкие слова, выкрикнутые ею возле обвала. И старшая МакАлистер не была уверена, что дело не кончится ссорой. Окажись две сестры один на один в замкнутом помещении. Отец же говорил таким тоном, как с малышками, что Джоанна даже начала немного опасаться попытки оставить её сегодня ночевать в родительском доме. Ну уж нет, дудки. Сегодня она хотела остаться одна, чтобы без свидетелей выплеснуть всё, что накопилось внутри за этот трудный день.   – И завтра мы обязательно навестим Дженни, - девушка нашла в себе силы улыбнуться. – С блинчиками. Или с чем там ещё. Притащим ей книжек и прочей ерунды, которой убивают время в заключении, - Джоанна ухмыльнулась. – Можно даже сделать заказ. Как ты себя чувствуешь, Дженни?
[indent] В голову вдруг пришло почти истершееся под напором времени воспоминание: как мама сидела с ними, больными. И ворковала похожим тоном. Как пыталась собрать воедино семью, где все вечно не сходились одинаково упрямыми характерами. Где-то на периферии вспыхнула мысль, что, может быть, и отец бы хотел снова сплотить их. В нормальную семью. Просто подходил к этому по-мужски топорно и не знал –как.

+3

13

Ей даже говорить ничего не пришлось – Кэти, как всегда, понимала ее без слов. Дженни хотела было сказать, что она и сама может попить, резко попыталась сесть, но поняла, что не может – кружилась голова, поэтому Дженни рухнула обратно на подушку, задевая ее больным плечом.
- Спасибо, - полушепотом поблагодарила Дженни сестру. Ей все еще хотелось пить, но вода в стаканчике уже закончилась – Дженни чувствовала неприятный привкус чего-то во рту, но не могла определиться, что именно он ей напоминает и почему она его все еще чувствует.
- Привет, - Дженни не заметила, когда появился папа, ей, со своего места и из-за загородившей обзор медсестры, ничего не было видно. Елозя по кровати, Дженни пыталась устроиться поудобнее и хоть как-то видеть все, что происходит вокруг.
- Пусть Кэти останется, - замотала головой девочка. Ей не хотелось ни блинов, ни книжек, ничего – от одной только мысли о том, что ей надо здесь остаться – одной, надолго, Дженни хотелось встать и бежать.
- Я не хочу, чтобы Кэти уходила, - паника накатывала на нее волнами, и справляться с ней у Дженни не выходило – девочка вцепилась в руку сестры, как если бы от этого сейчас зависело все на свете. Что-то вроде прищепки соскочило с ее пальца, но Дженни этого даже не заметила. Кэти нужна была ей больше, чем кто бы то ни было – всегда, тем более сейчас. Слезы душили ее, мешая дышать, Дженни трясло, и любое, даже непроизвольное, движение уходило болью в ногу, плечо – всюду.
Дженни так хорошо помнила обо все, что случилось, что уточнять не было никакого смысла – она сама могла бы рассказать куда больше, приправив все теми подробностями, которые для остальных остались незамеченными. Девочка старалась об этом не думать, но мысли все равно лезли в голову, словно мошкара, слетающаяся к свету. Дженни думала обо всем настойчивее, и от этого казалось, что она словно снова была бы на этой улице, под асфальтом. Нога стала болеть – Дженни, сама того не подозревая, задергала ею, будто бы пытаясь вырваться из-под пластов тяжелого асфальта и песка. Из глаз брызнули слезы  - и вот, Дженни уже снова плакала. Ей не хотелось здесь оставаться – даже на долго, и от того, что она не могла ничего с этим сделать и даже понимала это, рыдать хотелось еще больше.

Отредактировано Jennifer McAlister (2017-11-01 20:39:39)

+2

14

Вопрос повис в сгустившемся от напряжения воздухе, взрослые отводили глаза в сторону.  От этого Кэти хотелось завизжать, как трехлетке, и визжать до тех пор, пока их с Дженни не отпустят домой.
Откуда-то появился папа, обнял, прижал к себе. Кэти на миг уткнулась носом в его плечо, вдыхая с младенчества знакомый горьковатый запах одеколона и сигарет. Этот запах всегда успокаивал, давал понять, что пока отец с ними – беды не случится. Но сегодня все шло не так, и Кэти с трудом удержалась, что бы не вырваться из отцовских объятий так же, как ранее рвалась из рук Джоанны. А когда Феликс погладил дочь по спине, по ее телу пробежала ощутимая нервная дрожь.
Отец что-то рассказывал о том, что Джоанне нужна помощь. Его слова звучали будто бы через вату, и Кэти не сразу поняла, что он хочет. Да и причем тут Джоанна? Джоанна может позаботится о себе сама, а Дженни нельзя здесь оставлять, иначе будет…иначе будет как с мамой. И никакими блинчиками дело не исправить. Но где найти слова, что бы отец понял её?
К счастью, прежде чем Кэти успела сказать хоть слово, Дженни разразилась слезами и потребовала, что бы сестра осталась.
- Я побуду с Дженни. Я буду сидеть тихо, обещаю, папа, - с мольбой в карих глазах Кэти смотрела на отца. – Если я уйду, будет как с мамой. Я останусь, пап. Я не буду мешать, правда, не буду..
Слова закончились и теперь близняшки МакАлистер рыдали в два голоса, вцепившись друг в друга. Оторвать их можно было разве что подъемным краном, да и то, не факт что получилось бы.
[nick]Katherine McAlister [/nick][status]С - свет![/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/u4t9q.jpg[/icon][sign]не говорите мне, что нужно делать, и я не скажу вам, куда вы можете пойти [/sign][info]12 лет, школьница[/info]

Отредактировано Iris Kelly (2017-11-04 20:01:41)

+3

15

Заклинания вроде "я не убегу на работу", я буду себя беречь", "я буду осторожно" и "я вернусь домой вовремя" Феликс проходил со всеми девочками на протяжении нескольких лет, и они на него не действовали от слова совсем. Если близняшки, не смотря на то как они уже подросли и пытались выглядеть взрослыми, все равно оставались еще детьми, то Джоанна, не смотря на то, что в этой троице была старшей, ушла от них только в том, что теперь он не мог ей просто так запретить что-либо или ограничить, как делал, когда она была несовершеннолетней. Теперь приходилось все делать иначе, и вряд ли упрямство Эффи могло переплюнуть его собственное.
- Если тебе не нравится твой напарник, и соответственно твоя работа, - устало бросил глава семейства, - Ты всегда можешь ее сменить.
Выслушивать жалобы на Эванса он не будет, тут ей достанется кукишь с маслом, а уж Феликс прекрасно догадывался с кем ее ставил в смену. Тема была болезненная, он мог ответить и резче, но сейчас важнее всего была Джинни и ее состояние. Одно успокаивало - она вроде бы и не спорила. Хоть кто-то.
Начиная говорить с девочками, Феликс прекрасно осознавал, что просто не будет, но то, что происходило, то, что он видел сейчас, вынуждало его стискивать зубы, чтобы не выдать своих чувств. Он продолжал смотреть на Дженифер с теплом и участием, хотя его одолевало не только это. Взгляд у малышки был растерянный, в нем плескалась паника и страх, то, чего видеть в глазах у своего ребенка было для любого родителя невыносимо. Какое-то несоответствие происходящего не давало ему покоя, но он никак не мог уловить сути, все еще осматривая ее. И Феликс говорил, надеясь отвлечь и от того, о чем думал не переставая. Дочь никак не могла найти себе места, ее рука была холодной и чужой. В любой момент должен был подойти врач.
МакАлистер слышал слова Джоанны, и понял, что она угадала его намерение отвлечь близняшек, помогая ему в этом и болтая, как ни в чем ни бывало, о блинах и книжках. Но Джинни не слышала. Ее личико исказила гримаса боли. Она разволновалась.
- Тише, тише, моя хорошая, - шептал побледневший Феликс, успокаивая обоих девочек, - Все будет как захотите. Джинни, что болит? Кейт, - но, кажется, они не слышали его, оглушенные каждая своей болью. Ее было столько, что хватило бы пролить слез и затопить этот остров к чертям собачьим. Феликс хорошо знал, что такое боль. А вернее знал, что такое беспомощность, когда любимому человеку невыносимо больно. Когда он уходит от тебя каждый день все дальше и дальше, а ты ничем не можешь ему помочь. Дженифер все еще была в шоке, но хуже того, ей было больно. Кейт заговорила о маме, и тогда МакАлистер понял: ни гипса, ни капельниц, ничего такого, что было положено в этой ситуации. Джинни никто до сих пор по-настоящему не занимался. Врачам было не до того!
- Сестра! - Феликс подскочил и бросился к выходу из палаты, не оглядываясь, -  Эффи, только не позволяй ей двигаться!
Дверь только хлопнула, а его голос уже эхом гремел по коридорам больницы.
- Позовите врача! Скорее!

Отредактировано Felix McAlister (2017-11-09 15:37:12)

+4

16

Когда Дженнифер привезли в больницу, сестрам пришлось оставить ее на некоторое время, чтобы той оказали необходимую помощь. Девочке вкололи обезболивающее, сделали снимки, после чего разрешили навестить пациентку.
Когда с пальца девочки соскользнул пульсометр, сигнал о том, что что-то не в порядке, тут же поступил на сестринский пост, поэтому дежурившая в отделении сестра поспешила в третью палату. В коридоре почти тут же раздался громкий голос, звавший сестру, но женщина и без того уже была на полпути.
Доктор Ходж, дежуривший сегодня в приемном отделении, поспешил туда же. И он тут же пожалел, что позволил родственникам задержаться так на долго. Иногда это приносило слишком много проблем. Как теперь, например.
- Отойдите в сторону и уберите девочку, - потребовал доктор Ходж, которому сейчас было совершенно все равно, кто перед ним, инспектор ли, или сам принц Уэльский – если он будет мешать, ему придется покинуть эту палату. Доктор наблюдал за большим семейством. Не удивительно, что девочке стало хуже за каких-то двадцать минут.
- Вашей дочери нужна операция, инспектор МакАлистер, у нее сломана нога, перелом со смещением. В плече трещина, но это не слишком серьезно. Сейчас операционная и все врачи заняты, поэтому придется подождать. При поступлении ей вкололи обезболивающее, еще одну дозу теперь. Ногу ей уже зафиксировали, но двигаться все равно нельзя. Вам тоже лучше ее не касаться, это провоцирует на движения, - доктор старался говорить простыми словами, не используя сложных названий, требующих пояснений.
Доктор попросил у медсестры подготовить еще одну дозу обезболивающего и сделал укол пациентке. Скоро ей отправляться на операцию, так что обезболивающее применялось местного действия, чтобы без опасений рассчитать для ребенка дозу анестезии во время проведения операции. Ей снова одели на палец пульсометр, чтобы держать состояние под контролем.
- Пока этого достаточно. Если что-то еще понадобится, просто нажмите на кнопку, вот она, - доктор кивнул на кнопку у спинки кровати, - Нам нужно ваше разрешение на проведение операции, все бумаги вам передаст медсестра.
- Когда операционная будет свободна, ее прооперируют и потом наложат гипс. Вы можете остаться и подождать, остальным лучше уйти.

+2

17

[indent] - Ты прекрасно знаешь, отец, насколько дороги мне работа и мой напарник. И как сильно я благодарна тебе за них, - спокойно сказала Джоанна. Она не хотела развивать эту тему, потому что об нее не вытер язык в участке ещё только самый ленивый. Все знали, что Эванс с МакАлистер бухтят, как супруги накануне золотой свадьбы. И все знали, что они всегда подставят друг другу плечо. Отец должен был знать, что несколько лет назад он всё правильно рассчитал.
[indent] - Лежи, лежи, - пробормотала Джо, когда Дженнифер заегозила на кровати, пытаясь устроиться поудобнее. – Никто никуда не уходит, тише, тише.
[indent] От попыток успокоить сестру толку выходило мало. Мелкая, кажется, впала в какое-то шоковое состояние, перестав адекватно оценивать происходящее. Из глаз Дженнифер брызнули слёзы, показалось, что она даже не совсем сознает, где находится. Ей в тон на одной противной ноте заголосила вцепившаяся в сестру Кэти. Джоанне пришлось закусить губу, чтобы не вплести в этот вой ещё и третий голос. Она беспомощно взглянула на отца. Сейчас МакАлистер была растеряна, как никогда, и инстинктивно действовала по принципу «Если не знаешь что делать, то найди того, кто знает, и следуй его указаниям». Здесь и сейчас это был отец, велению которого не давать Дженни сильно дергаться Джоанна беспрекословно подчинилась, мельком отметив, что он назвал  её Эффи, как звала когда-то мама. Рук хватило на то, чтобы обнять обеих девчонок и как-то придержать разволновавшуюся сестру.
[indent] Просьбу врача убрать лишнюю близняшку старшая МакАлистер выполнила так же точно и машинально, как и просьбу отца. Просто сгребла Кэти в охапку и, пользуясь преимуществом в силе, мягко оттащила в сторону, аккуратно отцепив её от сестры.
[indent] - Сейчас ей нужна помощь врача. Как только он поможет ей – я тебя отпущу. И не ревите – никто не собирается вас разлучать. Все знают, что близнецам лучше в паре, - девушка вздохнула, придерживая Кэти за худенькие плечики. Нога пульсировала болью и наливалась какой-то свинцовой тяжестью, в висках начинали дробно перестукиваться крошечные молоточки, отдававшиеся тошнотой. Если Кэти сейчас среагирует на вмешательство сестры так же резко, как без присутствия отца – это будет последней каплей в чаше.
[indent] - Дженни… - девушка нахмурилась. – Пап, мне… - МакАлистер метнула взгляд на младшую сестру. - Нам, наверное, лучше поехать домой? Или подождать в холле?

+2

18

Дженни казалось, что болит у нее сейчас все – ноги, плечи, голова. Дышать, после того, как ее зажало тем большим куском асфальта, было все еще немного сложно – словно бы ей на грудь положили что-то большое и тяжелое, мешающее сделать полноценный вдох, а теперь от слез еще и заложило нос. Дженни давно заметила, что когда плачешь, закладывает нос.
В какой-то момент вдруг появился доктор. Кажется, это он уже осматривал ее сегодня, когда ее привезли оттуда, но Дженни не была в этом совершенно уверенна. Когда она пришла в себя первый раз, вокруг было слишком много народу, а ей было слишком больно и страшно, чтобы присматриваться к тем, кто что-то с ней дел. В любом случае, доктор ей что-то вколол, и постепенно боль стала уходить. Нога все еще болела, но теперь болела просто – как болит зуб или голова, Дженни не казалось больше, что вся она сейчас разобьется на тысячи маленьких осколков.
- Не уходи только, - Дженни все еще плачет, но теперь уже просто всхлипывает, и цепляется пальцами правой, здоровой, руки за пальчики сестры, - Мне так страшно.
Только теперь ей приходит в голову мысль о том, что правой рукой она не сможет ни писать, ни делать что-нибудь еще. Дженни смутно понимает, что означали слова врача про гипс и операцию – что, если с ее ногой что-то совсем не так? Как она теперь будет танцевать?
Дженни на секунду закрывает глаза – ее будто бы клонит в сон, но тут же снова резко открывает их.
- Мне очень холодно, - жалуется девочка.

+2

19

На папин голос, звучавший сейчас просто оглушающе, сбежался персонал больницы. Кейти хотелось, что бы отец перестал кричать, что бы все ушли и оставили их с сестрой в покое, иначе Дженни не выздороветь. Но девочка не могла сказать ни слова – мешали слезы, застилавшие белый свет и ставшие комом в горле так, что перехватывало дыхание.
А тут еще влезла Джоанна, оторвала, оттащила в сторону и удерживала, пока вокруг Дженни суетились. Кажется, сестре сделали какой-то укол, после которого она должна была бы уснуть. Прозвучало слово «операция», и Кейт залилась новым потоком слез – страх, что сестра уснет и не проснется был слишком велик. Он сжимал ледяными пальцами, не давая дышать, отчего Кейт хрипела, лицо девочки покраснело, а дыхание было неровным.
И если бы сейчас кто-то догадался обратить на нее внимание больше, чем на раздражающую помеху, то, глядишь бы, и сообразил, что вторая близняшка МакАлистер в шаге от астматического приступа. И уж тогда бы сестер точно никто не разлучил, поскольку и вторая девочка оказалась бы на больничной койке с неясными перспективами.
Однако, обошлось – то ли болтовня Джоанны помогла собраться, то ли гнев Кейт нашел нового врага. Она резко сбросила руки сестры, отшатнулась от нее, и теперь подпирала стенку, глядя то на отца, то на Дженни. Побледневшие губы Кейт что-то шептали, но настолько тихо, что слов было не разобрать.
[nick]Katherine McAlister [/nick][status]С - свет![/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/u4t9q.jpg[/icon][sign]Не говорите мне, что нужно делать, и я не скажу вам, куда вы можете пойти [/sign][info]12 лет, школьница[/info]

+1

20

Слова Джоанны прозвучали как тост. Феликс в другой ситуации даже бы усмехнулся, настолько это пафосно и театрально звучало. Слова, слова... Но Феликс привык. К чему он никак не мог привыкнуть, так это к тому, что она считала, будто бы он ничего не имеет против.
- Мне? Ты же знаешь, я всегда был и буду против твоего выбора профессии, - довольно резко, но тихо ответил он, - Но с каких пор тебя интересует мое мнение? - это был риторический вопрос. Задан он был неожиданно. Феликс обычно не обсуждал со старшей дочерью ее выбор, тем более при младшеньких, но никогда не скрывал своего отношения.
В этом была правда. Играть роли Феликс не будет. Слова - это только слова. Он давным давно привык уже смотреть на поступки. 
С врачом Феликс уже разговаривал перед тем как увидеть Дженни, так что тот, если и говорил что-то новое, то Феликс никак не реагировал. Понятно, что врач все это озвучивал лишь потому, что должен. Операция, трещина, не слишком серьезно. Что он может знать о том, что серьезно, а что нет, когда речь идет о твоем ребенке? Равнодушный голос врача не мог пробить тот плотный пузырь, который окружил инспектора, звуча глухо и будто издалека. Перед глазами Феликса вот точно также на подушке лежала Айлин, бледная, мучающаяся от боли.
Феликс хмуро кивнул на слова о документах, а потом поднял глаза на врача. 
- Мы сами это решим.
Нравится ему эмоциональность семьи МакАлистеров или нет, это было дело семьи - кому оставаться ждать в больнице, а кому нет. Мнение врача в этом вопросе никого не интересовало.
У Феликса зашипела рация. Знакомые голоса спрашивали его. Пикнув, устройство вновь замолчало. Феликс нахмурился и обернулся  на заговорившую с ним Джоанну, шагая к двери.
- Из больницы вас никто не прогонит, но тебе тоже нужно позаботиться о себе, - он имел ввиду ее ногу. От Феликса не скрылся тот факт насколько дочери было больно ходить. Рассчитывать на то, что она поможет ему с Кэтти, он не мог. Оставлять ее в больнице было нельзя.
- И возьми отгул, больничный, все что хочешь, но чтобы я несколько дней не видел тебя на работе.
На этих словах инспектор вышел в коридор.
- Шеф, вы нужны нам в участке.
- Через полчаса буду, но мне нужно будет вернуться.
- Принято. Как Дженни?
- Готовится к операции.
- Могу попросить Мэри подъехать в больницу.
- Я был бы тебе очень благодарен.
- Нет проблем, шеф, через пятнадцать минут она будет.

Отредактировано Felix McAlister (2017-11-18 22:47:39)

0


Вы здесь » North Solway » Хранилище » Тревожные ожидания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC