В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Знакомые все лица!


Знакомые все лица!

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png


http://www.arsvest.ru/photo/img/2013/av1053/NNN/kzamen.jpg

Утро 8 июля, городская больница.
Гарри Джефферсон, Лора Ливингстон

Неожиданная встреча бывших однокурсников.

+1

2

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Идти на работу ранним утром, когда еще весь город спал было отдельным удовольствием. Гарри не был «жаворонком», но отчего-то ему нравилось неторопливо шагать по абсолютно пустым улицам. Редко кто начинал свой рабочий день с восьми утра, кроме них, тех, кто работал посменно. Тем не менее, несмотря на тишину, еще не покинувшую штормовой остров, в ушах Гарри были наушники и пробирающий до дрожи, пронзительный голос Мэттью Беллами будоражил нервные клетки мозга. Когда же на горизонте показалась родная клиника, парень по привычке убавил звук так, чтобы можно было слышать, если к нему вдруг кто-то бы решил обратиться.
В отличие от остального города, в больнице кипела бурная жизнь и деятельность. Одни коллеги покидали стены клиники, отправляясь домой с ночной смены, другие приступали к работе. Были и те, кто отдежурил ночь, но оставался на подмене товарища – они обычно стояли в мини-очереди у кофейного аппарата приемного отделения. Бесшумной тенью, Гарри скользнул в свое отделение, стараясь не поднимать головы и ни с кем не сталкиваться.
- Вот ты и опоздал, упырь! – торжествующе взвился голос Джесси, который уже вовсю разгуливал по ординаторской, держа в руках какую-то папку с бумагами. Складывалось такое впечатление, что руководитель торчал здесь со вчерашнего дня, а не пришел к половине восьмого собранный и с неизменной улыбкой на лице. Иногда это даже поражало Гарри, прекрасно видящего и знающего, как порой устает его непосредственный начальник.
На восторженную фразу, впрочем, парень не отреагировал должным образом. Гарри знал, что он не опоздал, он никогда не опаздывал. Помимо механического будильника, у него был еще и живой, который приходил мурлыкать, когда «просыпался» телефон, и просил еды. Собирался он быстро – что вообще можно долго делать, если ты живешь в одиночестве и не особенно переживаешь по поводу чего бы то ни было, начиная от своей внешности и заканчивая правильным питанием и спортом.
- Моргни дважды, если ты еще жив, - усмехнулся Джесси, собрал еще несколько листов бумаги со стола и пробежал мимо, умудрившись потрепать интерна по плечу. Когда дверь за руководителем захлопнулась, а каких-то утренних особенных наставлений не последовало, Гарри снял с плеча сумку и повесил ее на вешалку. Вытащив из шкафа свой халат, интерн облачился в него, переложил в его карман телефон и, наконец, вытащил из ушей наушники, с сожалением выключив плеер. Он собирался зайти в само отделение, чтобы проверить, не поступил ли кто за выходные или ближайшую ночь, а также проведать их безмолвного постояльца.
Если при остальных коллегах, Гарри было безразлично, что подумают о его воспитании, то их пациенты должны были видеть настоящего будущего врача, а не человека, абстрагировавшегося от всего при помощи музыки. Интерн уже развернулся к двери и сделал первый шаг, как та открылась и в ординаторскую зашла молодая девушка со светлыми длинными волосами. Гарри не видел ее раньше в клинике, но отчего-то она казалась очень знакомой. Когда же та повернулась, сомнений не оставалось – свою подругу детства, считай единственную подругу вовсе, Гарри забыть не мог даже после столь долгой разлуки.
- Лора? – как-то растерянно проговорил он. В голове сразу же промчалось целое стадо мыслей. Гарри был одновременно рад и напряжен из-за такого внезапного появления. Как оказалось, он действительно соскучился по Лоре, но та сейчас была как живым напоминанием о той части прошлого, которую Гарри старался особенно не вспоминать. Конечно, девушка уже не застала того времени, уехав в Индию, но это было только еще одной веточкой в огонь. Гарри и не хотел бы, чтобы она узнала это.

+1

3

Сегодняшняя смена в местной больнице была всего только второй для Лоры, и пока что девушка не могла бы определенно сказать, нравится ли ей здесь работать. По большому-то счету, все было хорошо – Лора слишком не привыкла жаловаться на что бы то ни было, поэтому большая часть возможных проблем и претензий, как правило, отпадала сама собой. Больница была маленькой и, соответственно, пациентов было не так уж много, хотя Лора и могла с удовольствием ответить, что и здесь все они могут получить лечение на самом достойном уровне – всегда хорошо, когда есть возможность лечиться дома, а искать возможность поехать куда-то в большой город. Прошлая смена прошла довольно спокойно – Лоре, по крайней мере, так показалось, но, поскольку она была первой в местной больнице, сравнивать девушке было тоже не с чем, разве что с большими больницами, где все, от размеров отделений до потока пациентов было совершенно по-другому. В любом случае, работать Лоре нравилось, да и терять целых два месяца интернатуры не пришлось. Необходимость сидеть дома до конца своих непривычно длинных «каникул» надоело бы ей очень скоро, уж Лора-то себя знала, а так – у нее был очень удобный график, времени на то, чтобы вдоволь пообщаться с родными тоже хватало.
Лора пришла в больницу чуть раньше обычного – Виктор ехал в город, заодно отвез и ее, что было очень кстати, никому не пришлось лишний раз мотаться. Лора уже успела переодеться и даже немного поболтать с одной из сестер хирургии – та уже сдала свою смену, а теперь еще и Лоре рассказала новости последней ночи. «Ничего интересного не было».
Лора зашла в ординаторскую, да так и замерла, буквально на пороге. На какую-то долю секунды ей показалось, что она что-то путает, но ни на что подобное девушка никогда не жаловалась да и вообще не была сколь-нибудь мнительной. Гарри был самым настоящим, ни на кого другого не похожим и, к тому же, тут же заговорил.
- Гарри! – Лора, больше не медля, спешит навстречу другу, чтобы тут же обнять его. Целый год не виделись! Конечно же у нее не возникло вопросов о том, что именно он тут делает – это было и так очевидно, и все же неожиданно. Они много общались, когда оба еще жили в Эдинбурге, но вот уже целый год Лора друга не видела. Из Индии у нее и родным-то звонить получалось не часто, а уж всем остальным и подавно.
- Я не знала, что ты вернулся в Солуэй! Давно ты здесь? – Лоре показалось, что Гарри как-то уж больно удивлен ее появлению, поэтому на всякий случай девушка все же спрашивает: - У тебя все в порядке?

Отредактировано Laura Livingstone (2017-09-22 23:17:33)

+1

4

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info]Сомнений не оставалось: Лора была здесь, самая что ни на есть настоящая, и дверью в кабинет она явно не ошиблась – слишком уж уверенно зашла внутрь помещения. Но своего друга она тоже явно не ожидала увидеть, на лице отчетливо скользнуло удивление. Только вот Лора довольно быстро с ним справилась, ее губы растянулись в солнечной улыбке, и девушка уверенно направилась к нему.
Гарри чуть наклонился, чтобы крепко обнять девушку в ответ, и сам не смог сдержать улыбки. Он был действительно рад ее видеть, и сейчас, едва касаясь ее щеки своей, отчетливо понял это. Лора живо напомнила о тех прекрасных студенческих днях, когда все было просто, весело, а главное, стабильно. Они много проводили время вместе, дурачились, гуляли, готовились к экзаменам.
Даже эта повернутая на голову фанатичка – его чертова мать – неизменно радовалась, когда Лора заходила к ним в гости. Она, правда, была искренне уверена, что между молодыми людьми что-то назревает, поэтому частенько доставала сына своими правильными наставлениями. Конечно, ей никто не рассказывал, ни о женихе Лоры, ни о другой причине, по которой они никогда не смогли бы быть вместе. Впрочем, в любом случае, все закончилось так, как закончилось.
- Я даже и не думал, что ты решишь вернуться из Индии, - почти одновременно с девушкой проговорил Гарри и мягко рассмеялся, помолчав, чтобы не перебивать подругу. Выпустив ее из своих рук, он довольно сдержанно ответил, - Да, где-то около четырех месяцев.
Одной из своих основных проблем, Гарри считал свое патологическое неумение лгать. Он мог умалчивать или не раскрывать всей подноготной, но как только начинал говорить неправду, это почти сразу было видно даже постороннему человеку. Он как ребенок отводил глаза и запинался, и именно поэтому Гарри сейчас искренне надеялся, что Лора не начнет задавать каких-то уточняющих вопросов. Почему-то ему казалось, что та сразу задастся одним из подобных.
Например, тем, что учеба официально заканчивается лишь в июне, тогда как он, по его же словам, приехал сюда еще в марте, в самый разгар последнего курса. Он мог бы сказать часть правды, ту, что он сдал все экзамены экстерном и ввиду сложившихся обстоятельств, преподаватели пошли ему навстречу. Но тогда бы неизменно пришлось говорить о причинах.
- А-а-а, да, - протянул Гарри, снова улыбаясь, но уже немного рассеянно, - Да, все в порядке.
Он снова ненадолго замолчал. Они не виделись не так долго, чтобы он смог забыть, что «старый Гарри» бы давно начал рассказывать, как ему тут работается и расспрашивать о том, что случилось с его подругой. Пусть он никогда не был болтлив, как, например, его руководитель, но уж и точно не изображал из себя безликую тень как последние полгода или больше.
- А ты сюда надолго приехала? – поинтересовался Гарри первым, что пришло на ум. Не то, что бы он хотел побыстрее избавиться от подруги, но от этого напрямую зависело то, как ему придется себя вести. Если Лора решила осесть здесь вместе со своей семьей, вряд ли стоило скрывать что-то с самого начала, все равно ведь раскроется: Лора порой видела его, как говорилось, насквозь.
- Как твой жених? Не с тобой приехал? – продолжил спрашивать интерн, старательно избегая возможности говорить самому. Но беда не приходит одна, и к Гарри постепенно пришло другое осознание. Лора училась с ним на лечебном отделении, и после распределения выбрала хирургическое отделение. Да и что гадать, ведь их ординаторская была рассчитана на хирургов и реаниматологов. И встреченный буквально пять минут назад доктор Картер ничего не говорил о новом интерне. Конечно, Лору могли приставить к кому угодно, они ведь не обязательно должны были работать синхронно со своими руководителями, но вот Гарри на уровне подсознания чувствовал, кому именно направили интерна Ливингстоун.

+1

5

- Ничего себе, - замечает Лора, когда Гарри говорит про четыре месяца. Четыре месяца - это же, не сложно подсчитать, с начала весны. Получается, уже давно – тогда и учеба еще не закончилась, должно быть. Сама Лора, чтобы уехать в Индию и не продолжать потом учиться после возращения, последние полгода работала за двоих, чтобы сдать экстерном все, что только можно. К счастью, таких предметов к концу учебы у них уже осталось не слишком много, и Лоре удалось уложиться в сроки. Кое-что девушка сдала, уже живя в Индии – те оставшиеся теоретические курсы, которые можно было взять. Лора понятия не имела, что занесло Гарри обратно с Солуэй - кажется, на сколько ей было известно, возвращаться в город детства он не собирался, но, тем не менее, он был здесь.
- Ну хорошо, - Лора очень внимательно смотрит на Гарри, как бы пытаясь уловить, понять, что случилось и случилось ли что-то вообще. Лора столько всего хотела бы рассказать Гарри, и не меньше – узнать от него, но пока что решила повременить с последним. Ей показалось, что Гарри не очень-то хочется говорить о себе. Лора почти чувствовала, что Гарри старательно что-то не договаривает, но не требовать же с такого большого мальчика ответов. Сейчас, а потом – Лора надеялась, что потом они все же смогут поговорить по-настоящему.
- Да нет, в сентябре я уже возвращаюсь в Индию, - отвечает Лора. Иногда - очень редко, но в такие моменты, как сейчас, или когда она увидела малыша Джейсона, или играла с детьми Питера, Лора вдруг понимала, что ей не хочется никуда возвращаться. Там, где бы она не была, ей все равно не хватало родных и близких друзей - вроде Гарри. Но это чувство очень скоро отступало – Лора всякий раз напоминала самой себе, что она, именно она, а не кто-то другой, добивался и хотел этого, а значит, нечего и мысли такие допускать. Когда кто-то другой хотел излить ей душу, Лора обычно милостиво терпела и внимательно слушала, но самой себе ничего подобного никогда не позволяла.
- Нет, он остался в Индии, приедет потом, - поясняет девушка. Гарри был одним из немногих свидетелей ее отношений – Лора мало кого посвящала в свою личную жизнь, но с Гарри они проводили вместе достаточно времени, поэтому сложно было что-то скрывать. В Солуэе ее молодой человек, не смотря на продолжительность отношений, еще не бывал, и презнакомить его со всей свой многочисленной родней Лоре еще только предстояло, главное было дождаться, пока и он вернется из Индии. Лора и сама успела уже соскучиться за эти две недели.
- Как тебе здесь работается? – мысль о том, что что-то не так никак не отпускает Лору: логичных доводов тому, что Гарри тоже вернулся с Солуэй у нее не было. В том, что Гарри – отличный интерн, которых еще поискать, Лора не сомневалась, а значит не сомневалась и в том, что и в Эдинбурге он нашел бы отличное место для интернатуры. Это у нее здесь оставалась семья, но родные Гарри жили в Эдинбурге. По крайней мере, в прошлом году.
- А ты? Вы решили вернуться, или ты один приехал?

+1

6

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Кажется, Лора не слишком поверила в его действительно неуверенное «все в порядке», но в душу лезть не стала. Гарри всегда любил и ценил ее в частности за это. Они были очень близкими друзьями, и многое знали друг о друге, и многим делились друг с другом, но если чувствовали нежелание говорить о чем-то в данный момент – не вытягивали клещами, а просто понимающе ждали более подходящего момента. Они уважали чужие чувства, и это их сильно роднило.
Сейчас, видимо, был именно один из таких моментов, поэтому недоверчиво посмотрев на своего друга, Лора принялась отвечать на его вопросы. Оказывается, приехала она совсем ненадолго, только на пару месяцев до сентября. И это с одной сторона давало Гарри возможность удержать все свои проблемы в себе, с другой стороны это немало огорчало его. Все же он скучал по своей подруге и хотел проводить с ней время, как и раньше, в институтские времена. Здесь он еще не нашел никого даже отдаленно напоминающего приятеля, да и не особенно хотел этого, если честно.
- Он все же приедет? – уцепился за новую информацию Гарри. Жениха Лоры он тоже прекрасно знал и был с ним в хороших отношениях. Не настолько доверительных, как с самой девушкой, но, тем не менее, это не мешало считать Стивена своим другом, - Ты решила, наконец, познакомить его со своей семьей? – улыбнулся он, будучи несколько осведомленным о… легких опасениях Лоры на данный счет. Опять же советами он не лез, вообще считая отвратительным что-то советовать касаемо чужих отношений, даже если они были трижды близкими друзьями. Но был безумно рад за Лору и Стивена и искренне верил, что их отношения были очень крепкими и надежными, чтобы выдержать любые испытания.
- Тут хорошо, - кивнул Гарри, ничуть не покривив душой, - Я долго привыкал к своему руководителю, но в целом тут отлично. Спокойно, без той нервотрепки, как на наших практиках в Эдинбурге, успеваешь во всем нормально разобраться. Мне кажется тебе бы тут понравилось. Жаль, что ты так быстро уезжаешь, - внезапно Гарри осознал, что проговорил, кажется больше слов, чем за все время обучения в местной клинике. Это немало смутило его, но и не могло не порадовать. Может быть, он зря пытается закрываться от Лоры? Может, она поможет привести его сумбурные мысли в порядок? Гарри думал об этом с половину минуты, но вернулся к предыдущему решению. Лора скоро уезжала, у нее тут были свои дела со Стивеном и семьей, ей ни к чему чужие проблемы.
- Нет, я вернулся один, - осторожно отозвался Гарри, поняв, что упустил контроль над разговором, позволив подруге задавать свои вопросы, - У родителей там дом, ты помнишь, им незачем куда-то перебираться, а с Дереком как-то не сложилось, - смущенно усмехнулся Гарри, чуть растрепав пальцами волосы на своем затылке. Лора безусловно знала о его отношениях, и несомненно помнила этого мужчину, с которым Гарри встречался довольно длительное время. Он по-детски наивно и думал, что останется с ним в Эдинбурге, но когда Дерек был действительно нужен студенту, оставшемуся без дома и средств, он вполне понятным образом исчез.
Сейчас Гарри понимал, что тому, вероятно, не хотелось никаких проблем, и это было вполне адекватно, но простить точно не мог. Как и, снова возвращаясь к теме разговора, рассказать об этом Лоре. Все эти картинки из прошлого, мелькая перед глазами, заставляли Гарри чувствовать себя каким-то… ничтожеством. Этого чувства интерн не хотел, как и любой человек, уважающий себя хоть немного.
- Пойдем, посмотрим, привезли кого-то ночью или нет? – предложил Гарри, - Ты ведь на хирургии? Тебя к кому приставили? К доктору Кроссу? – не мог не поинтересоваться он, будучи почти уверенным в своей правоте. Не везет – так по полной!

+1

7

Лора снова внимательно, пристально посмотрела на Гарри, будто бы без слов пытаясь понять, что же не так – а она отлично понимала, что он о чем-то умалчивает. Наверное, раньше она бы узнала обо всем сразу – часто так и получалось, но теперь Гарри почему-то молчал, и Лора считала, что он вправе ничего не рассказывать ничего даже ей.
- Придет. Через две недели, - улыбается Лора. Пережить бы ей эти две недели! Лора уже успела ужасно соскучиться, и, конечно, простых, пусть и ежедневных, телефонных разговоров ей не хватало совершенно. К тому же, отсюда еще надо было попробовать дозвониться! Лора никогда не звонила Стивену из дома – там почти всегда кто-нибудь был, и у нее создавалось ощущение, что в их разговоре присутствует третий лишний. Так что приходилось ловить мобильную связь. Кажется, только теперь она стала задумываться о том, что это чертовски неудобно, жить без нормальной мобильной связи.
- Знаешь, я замуж выхожу, - вместо того, чтобы ответить, сразу сообщает Лора – разве не делает это ее ответ очевидным?
- Мы еще не выбрали точную дату, но где-то в середине августа не планируй ничего, хорошо? – не считая родных, Гарри был первым, кому Лора рассказала эту новость, и первым, кого приглашала на свадьбу.
- Ты бы мог быть другом невесты, что думаешь? Я буду рада, если это будешь ты, - Лора улыбается. Кому-нибудь это наверняка покажется… несколько необычным, но этот вопрос девушку не волновал совершенно.
Гарри рассказывает о своем опыте работы в местной больнице, и Лора внимательно слушает друга, пытаясь понять – хотя бы между строк, что такое все же произошло. Перед ней был все тот же Гарри – такой родной и знакомый, но он как будто бы говорил по-другому. Лоре вдруг показалось, что он даже думал совершенно иначе. Конечно, год – это совсем не мало, и она тоже изменилась за этот год. Но тут, Лора чувствовала это, и чувство это ей совсем не нравилось, перемены были совсем другого рода. Словно у Гарри забрали бы всю радость – хоть он и улыбался все еще.
- Я буду звонить тебе чаще, обещаю, - вздыхает Лора. Снова она оказывалась на удочке этой дилеммы – с теми, кто оставался было очень, очень тяжело расставаться, но и отказаться от всего, к чему они шли и стремились Лора не могла.
Гарри снова заговорил, и Лора даже чуть растерялась на мгновение. Один. Как-то не сложилось. Конечно, она помнила Дерека, с которым Гарри встречался, и встречался довольно долго. Как у людей, чьи отношения длятся так долго, может что-то не сложиться? Обычно Лора никого не осуждала, не имея на то оснований, но мысль о том, что этот Дерек – не последнее звено всей этой запутанной цепочки, прочно засела в голове. Что значит «не сложилось», как вообще у кого-то могло не сложиться с ее Гарри?
- Понятно, - Лора чуть улыбается. Сказать ей хотелось совершенно не это, потому что ничего он, в самом-то деле, не понимала. Лоре хотелось сказать, что все будет хорошо и обязательно наладится, что раз не сложилось с Дереком, сложится с кем-то еще… И все же девушка предпочитает промолчать, не будучи достаточно уверенной, что все это – именно то, что сейчас хочется услышать ее другу.
- Да, пойдем посмотрим, - соглашается Лора и кивает, подтверждая догадку Гарри.
Уже дойдя было почти до двери, Лора все же останавливает Гарри, мягко перехватывая за руку прежде, чем он откроет дверь ординаторской. Она должна это просто сказать, а дальше – дальше Гарри уже сам все решит.
- Гарри, ты же знаешь, что мы все еще можем поговорить обо всем, что бы не случилось? Ничего не изменилось. И у меня всегда есть на это время, не забывай, хорошо?

+2

8

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Откровенно говоря, Гарри давно не было так тяжело, как сейчас. И, главное, из-за чего? Всего лишь из-за того, что его подруга была с ним все также добра, все также открыта с ним и хотела для него только хорошего. Часто так случалось, что люди быстро привыкали к плохому и, более того, спокойно это выносили, а вот положительные моменты психологически переставали воспринимать. Вот такой вот парадокс. И Гарри ощутил его на собственной шкуре.
Он стоически выносил все неудачи и невзгоды, которые происходили подряд, как заколдованная черная полоса, за короткий промежуток времени, а теперь попросту растерялся, не зная, как себя вести. Лора никогда не предавала его, она никогда не вела себя неверно, и оставалась, пожалуй, одним из немногих светлых людей в его жизни. Гарри хотелось вернуться к тому состоянию, в котором он пребывал какой-то год назад. Поделиться своими тревогами с подругой, получить от нее ободрение, и снова жить открыто и свободно.
Только вот Гарри попутно понимал, что вернуться обратно ему не получится. Наверное, он все же немного повзрослел из-за всего этого, и ему больше не хотелось кидать вызов этому обществу. Теперь у него были другие приоритеты. Он хотел спокойно закончить здесь свою практику и стать хорошим врачом. Невелика потеря, если для этого, а также для своего собственного спокойствия, ему нужно будет вести несколько уединенную жизнь. Четыре месяца пролетели незаметно и не были Гарри в тягость, так что он был уверен, что это не станет проблемой и спустя год, и два.
У Лоры теперь была своя жизнь, рано или поздно это у всех наступает. Гарри был искренне рад за нее, поэтому, услышав о свадьбе, он широко улыбнулся, оборачиваясь снова к подруге, хотя хотел было повернуться к двери. Это было прекрасно, он действительно был первым, кто хотел бы поздравить Стивена и Лору, ведь он был непосредственным свидетелем того, как развивались их отношения.
- Лора, я так рад за вас, - проговорил интерн, снова заключая подругу в объятия, уже куда более уверенные и крепкие. Лора продолжала говорить, и Гарри не мог не усмехнуться. Их троица всегда была несколько странной. Видимо, девушка решила не изменять этим традициям, и попросила его быть другом невесты, чего их консервативный Солуэй еще точно не видел, - Конечно, почту за честь, - улыбнулся он. Разве он мог отказать ей? Это было странно, и Гарри не знал, как отреагирует на такое новшество вся огромная семья Лоры, но об этом он решил подумать позднее. Сейчас и так было слишком много переживаний.
Они все же пошли к двери, где Лора его снова остановила, и снова Гарри почувствовал себя не в своей тарелке. Да, он мог переступить свои страхи и свою гордость, вывалив на девушку все, что терзало его, но что это изменит? Лора останется на его стороне, она поддержит его, но всего остального им не переменить. Разве что его подруга может начать переживать перед очень важным в ее жизни событием, а ведь ей придется еще и уехать. Она вполне может начать чувствовать себя виноватой, Гарри бы не хотелось этого. Он просто был… другим. Во всех планах и смыслах.
У него была другая семья. И пока Лора скрывала Стивена от своих родных, но бесконечно любила их, Гарри скрывался сам от своих родителей. У него были другие отношения. И пока сладкая парочка несли свою любовь год из года, Гарри все еще находился в поисках, обжигался и учился на своих ошибках, разрывая одни связи и зачиная новые. Это не было чем-то плохим и не делало его хуже, но… Гарри был уверен, что он сам справится со всем этим лучше, чем кто-либо другой.
- Я знаю, Лора, спасибо, - в полголоса проговорил он, мягко сжимая тонкие пальчики своими, - Не волнуйся за меня, у меня все в порядке.
Не отводя с девушки взгляда, Гарри открыл дверь и сделал шаг вперед, тут же наткнувшись на какую-то преграду. Это было так внезапно, что интерн даже не осознал за первые пару секунд, что врезался в человека. Когда это понимание пришло, он было открыл рот, чтобы извиниться, но прямо перед собой увидел лицо вошедшего. Слишком близко, чтобы скрыть все эмоции. Гарри моргнул, сдавленно вдыхая, и тут же отвел взгляд, привычно глядя в пол, как и всегда, когда находился в помещении с доктором Кроссом.
- Прошу прощения, - выдавил он из себя спустя неловкую паузу, и сделал шаг в сторону, чтобы пропустить хирурга в ординаторскую. Забирать интерна у непосредственного руководителя он не имел никакого права, поэтому Гарри решил, что сделает обход в одиночку, тем более, что незаметно улизнуть из ординаторской теперь хотелось в три раза сильнее, - Тогда увидимся позже, - кратко проговорил Гарри, обращаясь к подруге и надеясь в скорости покинуть помещение.

+2

9

Уолтер, как и его друг, был с утра пораньше на ногах. Почти всегда он приезжал в больницу за пол часа, а то и за целый час до начала смены, чтобы подготовиться. В зависимости от того, какое расписание поставлено на время дежурства. Иногда операции назначались прямо на самое утро. Джесси, конечно же, всегда приезжал с другом, даже если они ночевали под разными крышами, что, в общем, было редкостью.
Сегодняшняя операция была назначена не на восемь утра, конечно, но Уолтер все равно был в больнице и выскользнул из ординаторской еще до того, как там встретились Лора и Гарри. Пока Джесси занялся делами своего отделения, попросил Уолтера «поводить» и его интерна. Они готовились к лапароскопической холецистэктомии, иными словами, удалению желчного пузыря. Операция довольно часто встречающаяся, но в больнице Северного Солуэя лапароскопию проводили не слишком часто, Уолтер вообще в отделении был самым молодым хирургом.
- Оп, - выдохнул Кросс, когда Гарри врезался в него, и тут же улыбнулся, - Ничего страшного.
Ни Уолтер, ни Джесси еще не знали о том, что Гарри и Лора учились вместе. Не только в школе, но и в университете, так что пару секунд Уолтер просто хлопал глазами, переводя взгляд с одного интерна на другого.
- А вы уже познакомились, да? – полюбопытствовал Уолтер, но тут же остановил Гарри, положив руку тому на плечо, - Подожди минутку, не уходи, я как раз шел за вами обоими.
Высвободив интерна из-под своей руки, Уолт сделал еще несколько шагов вперед, прикрывая за собой дверь.
- У нас сегодня лапароскопическая холецистэктомия, - выговорил Уолтер. Конечно, все эти термины можно было упустить, но не следовало. Все же доктора предпочитали использовать их в своей работе, а интернам следовало привыкать, - Доктор Картер подойдет позже, - эти слова уже были обращены непосредственно к Гарри, - Так что пойдем с нами. В вашу задачу входит сейчас познакомиться с пациентом и собрать анамнез перед операцией.
Интерн-хирург и интерн-реаниматолог, если со знакомством они могли и помочь друг другу, то с анамнезом уже нет. У каждого своя сфера деятельности и свои вопросы, которые они должны задать пациенту. Лора еще не проводила операции с Уолтером, она ведь совсем недавно к нему поступила.
- Тебе приходилось бывать или участвовать в такой операции? – поинтересовался Уолт у своего интерна, - Ассистировать хочешь? – было заметно, как у доктора глаза загорелись. Когда он был интерном, то почти не упускал операций, проводимых в больнице, где проходил практику. Если те, конечно, не проходили в одно время, что тоже бывало часто. Он подходил к докторам, даже если еще не был знаком с ними, представлялся, и просился хотя бы присутствовать. Соглашались не всегда, но часто. Да и руководитель практики Уолтеру попался отличный, ничуть не возражал, видя такой энтузиазм. В общем, после тех месяцев Кросс окончательно определился с выбранной специальностью. Даже сейчас, после стольких лет, и на самых простых операциях Уолтер не скучал. Пусть делал все то же самое, что и сотни раз до этого, но он же не роботов чинил, а работал с живым человеком! Вот и сейчас доктор Кросс был заметно воодушевлен и находился явно в хорошем настроении.

+2

10

- Спасибо, - Лора искренне благодарит Гарри, и снова с удовольствием обнимает друга. Лора очень ценила его искренность – именно Гарри был одним из тех немногих, кому она вообще в принципе что-то рассказывала, и Лора надеялась, что так оно и останется, несмотря на расстояние, несмотря на то, что они не виделись целый год и даже несмотря на то, что всего через несколько месяцев они со Стиви улетят обратно в Индию.
- Спасибо, - снова благодарит Гарри Лора, - Я очень рада, что ты согласен, - для нее его согласие и правда было очень важным – Лора же прекрасно понимала, как неоднозначно могут оценить все другие, и ей не хотелось подставить друга даже в самой малейшей степени. Саму ее эта «неоднозначность» не то, чтобы ее это очень волновала, Лора к ней привыкла еще во время учебы, на самых первых курсах. Когда они со Стиви только начали встречаться, Лора знала, что ему многие намекали на то, что де она слишком уж много времени проводит с другим молодым человеком. И, если Стивен имел право знать все, то на остальных это не распространялось. Гарри был ее близким другом, нравится это кому-то или нет, поступаться этим в угоду традициям, чужим желаниям и прочей ерунде Лора уж точно не собиралась. Конечно, она могла бы попросить быть подружками невесты и кого-нибудь из сестер. Но сестры на то и были сестрами, сестра – это отношения совершенно другой категории. Наверное, единственным, в ком Лора совсем не сомневалась, был Стиви – он хорошо знал Гарри и давно привык к тому, что Лора проводит с ним много времени. Впрочем, за своих родных Лора тоже не слишком-то переживала, уж и они как-нибудь смогут принять эту небольшую причуду. Лора хотела было сказать что-нибудь еще, пошутить о том, что теперь Гарри придется делать все, что обычно делают подружки невесты (Лора, вообще-то, и сама не многое знала) – что уж платье он точно обязан выбирать вместе с ней, но промолчала. Потом они об этом еще поговорят. Сейчас же Лора невольно снова и снова всеми мыслями возвращалась к тому, что с ее другом что-то случилось. Что-то случилось, а она даже понять не могла, что именно. Гарри мог бы ее еще с десяток раз заверить в том, что все в порядке, но Лора-то понимала, что это не так. Она знала, каким он был, когда все было действительно в порядке. В этом-то и была загвоздка.
- Поговорим потом обо всем все же, ладно? Расскажешь мне… просто поговорим обо всем, - все же просит Лора. Настаивать она не могла, это было бы не честно – Гарри был взрослым человеком, и как бы ей не хотелось знать обо всем и помочь, только он и имел право решать, нужна ли ему эта помощь.
- Доброе утро, доктор Кросс, - улыбаясь, здоровается Лора. От нее не ускользает то, что Гарри, кажется, захотел ретироваться еще быстрее, и Лоре показалось, что бежит он теперь вовсе не от нее.
- Гарри мой лучший друг, мы учились вместе, - отвечает Лора – смысла скрывать это она не видела, да и, наверное, их знакомство стало бы очевидно если не сейчас, то очень и очень скоро. Лора чуть улыбается Гарри. Чувство, что она ходит вокруг да около ее не отпускает, да и сложно было бы просто махнуть рукой на то, что кто-то обидел дорогого ей человека. Конечно, Гарри не был маленьким мальчиком, испугавшемся большой собаки, но если бы Лора могла помочь, то не пожалела бы никакой палки, чтобы отогнать эту неизвестную ей «собаку».
- Только на полостной операции, - отвечает Лора, тут же добавляя, что – конечно же – ассистировать она хочет. Ну, кто бы, в здравом уме, от такого отказался? Лора не отказывалась еще ни от одной операции, на которой ей предлагали не только присудствовать, но и полноценно ассистировать.

+2

11

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]На плечо легла рука доктора Кросса, и Гарри едва не вздрогнул. Попытка бегства обернулась неудачей, еще и приходилось чувствовать обжигающие прикосновения того, на чьи глаза попадаться не хотелось от слова «совсем». Тем не менее, вежливость не позволяла скинуть с себя ладонь Уолтера. Мысли невольно уходили не туда, так что пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы послушать и на самом деле услышать, зачем он понадобился хирургу.
Догадаться было не сложно. В их небольшой клинике было не так много пациентов, так что даже о тех, кто поступил не в его смену, Гарри был наслышан. Интерну порой было откровенно нечем заняться, поэтому он и штудировал один учебник за другим, повторяя рабочие моменты вновь и вновь, пока не понадобится его помощь. Частенько он выполнял обязанности младшего медперсонала, но ничуть не брезговал этим. Ведь, по его мнению, любая практика обязательно пригодится, когда полученная лицензия позволит ему выйти в «свободное плаванье».
Так вот, наверняка Джесси решил, что нужно занять своего интерна и попросил об этом своего друга, так как сам носился с более неприятной работой со всеми этими бумагами. Но выслушав доктора Кросса, Гарри только молчаливо моргнул. Это было не честно. Если операция назначена на сегодняшний день, значит доктор Картер, как присутствующий на операции анестезиолог, уже приходил в больницу вчера, так как любой предоперационный анамнез собирался за сутки. Пока будут готовы необходимые анализы, да и просто должно было быть время, чтобы исправить небольшие огрехи, если так можно было сказать про живого пациента.
Если бы у оперируемого что-то выявили, то операцию бы отложили на какой-то срок. Значит, все показатели у него были либо в норме, либо приемлемыми для проведения хирургического вмешательства. Это было не просто огромной подсказкой Гарри, это просто перечеркивало все его старания. Как будто он разгадывал судоку, в котором оставалось по одной цифре в каждой ячейке – просто подставить и все, дело закрыто, думать не обязательно.
Оспаривать решения старших докторов Гарри не стал. В конце концов, ему и правда нечем было заняться, кроме того, у него все же был шанс научиться чуть больше всяким мелочам. В который раз провести физикальный осмотр, испробовать тесты, необходимые анестезиологам для оценки дыхательных путей. Это, кстати, Гарри действительно хотел сделать, ведь он, несомненно, будет присутствовать на операции, и должен знать, что именно пошло не так, если пойдет. Пока такого не случалось, к счастью пациентов, но никто не застрахован от любого стечения обстоятельств.
Кроме того, он был обязан потренироваться в знакомстве с пациентами. Для молчаливого интерна это был настоящий бич. Он и в институтские годы справлялся с этим хуже всего. То был слишком сух, рассматривая пациентов только как какой-то научный объект, то прорывалась его периодическая неуклюжесть в словах, когда он не мог нормально выразить то, что было в мыслях. Гарри перевел взгляд на Лору, улыбаясь немного ей в ответ. Рядом с ней ему будет спокойнее. Вот уж кто точно нравился практически всем пациентам. Даже если Лору и не воспринимали как врача, ее все равно любили, она была милой девушкой с приятным голосом и обаятельной улыбкой. Если у кого и стоило поучиться общению с больными, так это у нее.
Тем временем доктор Кросс разговаривал со своим интерном, а Гарри просто стоял в сторонке и молчал. Неудобства при этом он не испытывал, напротив, тихо радовался, что на него перестали обращать внимания. На Уолтера он и вовсе не смотрел, старательно обходя его взглядом, словно хирурга попросту не существовало. Мысленно Гарри перебирал все последовательности сбора анамнеза, знания которых он должен был продемонстрировать просто для того, чтобы Уолтер убедился в его компетентности, и все ждал, когда они пойдут к пациенту.

Отредактировано Jesse Carter (2018-02-12 23:58:07)

+2

12

Уолтер с улыбкой на губах переводил взгляд с Лоры на Гарри и обратно. Для него это было большой новостью, хотя Уолт и знал, что ребята примерно одного возраста, никогда не задумывался о том, кто где учился и могли ли интерны быть знакомы. Просто… не приходило в голову об этом подумать, вот и все. Теперь он смотрел на них так, словно раскрыл особенную тайну и даже заподозрил, что молодые люди могли быть больше, чем просто друзьями. Сейчас это подозрение отлично читалось в его взгляде.
- Правда? А мы и не знали, - весело произнес Уолтер, под «мы» имея в виду, конечно же, себя и Джесси. Так уж совпало, что руководители этих двух интернов были лучшими друзьями, так еще и интерны «лучшие друзья». Миленько.
Небольшое смущение, которое, казалось, Уолтер заметил в Гарри, он тоже отнес к тому, что для него было более удобным и близким: «лучшие друзья», конечно.
А вот если бы хирург услышал мысли интерна, то тут же ему возразил. Пусть собранный анамнез уже был у ведущего анестезиолога, но это ничего не значило. Джефферсон – интерн, интерн, который, по словам его руководителя, не слишком хорошо общается с пациентами. Пусть основная работа уже проделана, но главное было не это, а практика. В общение и сборе данных, и снова в общении. Для врача это было так же важно, как знать досконально свои обязанности. Чтобы выучить то, что должен делать доктор, штудируешь учебники, выполняешь во время обучения даже самую грязную работу, за которую в будущем браться уже не будешь, практикуешь теоретические навыки на практике. В остальных аспектах медицинской профессии – то же самое – практика.
- Вот и славно, - улыбнулся Уолтер, получив ответ от своего интерна, - Тогда вперед, - он развернулся и подтолкнул обоих к выходу. Он еще успеет дать наставления для Лоры перед самой операцией, а пока оба должны выполнить свое задание.
Так втроем они дошли до нужной палаты, и Уолтер притормозил перед дверью даже не собираясь входить первым. Он будет только наблюдателем, никаких «Здравствуйте, давайте я представлю вам этих милых интернов». Пусть сами со всем разбираются.
Все же руководители оказывают большое влияние на своих студентов. Если руководитель практики понравился, то стараешься быть на него похожим, когда сам получаешь студентов. Если не понравился – пытаешься действовать совершенно наоборот, учитывая то, чем именно ты был недоволен. Уолтер и Джесси тоже многое переняли от своих руководителей. Оба они были достаточно строгими, но это единственное, что их объединяло во время обучения. Картер не позволял ошибаться, Кросс прощал ошибки и готов был работать над ними, но спрашивал материал тоннами, отправлял доучивать и мог изрядно замучить.
Уолтер смотрел на действие ребят, это тоже было по-своему интересно. Кто вошел первым, и как оба представились. Кросс тенью стоял за их спинами, наблюдая.

+2

13

Лора все еще с беспокойством смотрела на друга, пытаясь понять наверняка, что же такое могло случиться в его жизни в последние несколько месяцев. Все, совершенно все в этой истории, вызывало у девушки подозрение, и реакция Гарри на появление доктора Кросса их только убежала Лору в том, что обо «все в порядке» речь не идет уже очень давно. Сколько Гарри уже здесь? Несколько месяцев? Так, Лора хотя бы могла предположить, когда все началось. Достаточно давно, и теперь становилось стыдно за то, что они не общались достаточно близко все это время – в Индии с этим была беда, поэтому новости из дома девушка получала не так-то уж часто. Если бы она только знала, что что-то идет не так…
- Ну, теперь вы тоже будете знать, - улыбается Лора. То, как их теперь рассматривает доктор Кросс, кажется Лоре очень забавным, а еще словно возвращает на несколько лет назад. Знал бы он только, как ошибается!
Этот подозрительный взгляд хорошо знаком девушке, их с Гарри не раз подозревали в более близких отношениях, чем просто крепкая дружба. И, хотя они и не вели себя как-то слишком подозрительно – Лора тогда вообще мало о чем думала, кроме учебы, практики, и снова учебы, об это шептались, иногда – открыто даже обсуждалось у них на курсе, пока Лора не стала уже по-настоящему встречаться со Стиви. Да даже Стивену поначалу их отношения казались слишком уж близкими.
Пояснять что-нибудь своему руководителю Лора посчитала совершенно лишним, а Гарри, как ей показалось, сейчас было и вовсе не до того, поэтому девушка, следом за остальными, вышла из ординаторской, чтобы всего через пару минут оказаться у нужной им палаты. Лоре всегда нравилось общаться с пациентами, даже не смотря на то, что в больнице все нелицеприятные черты их характеров обычно проявляли себя куда более явно, что было легко объяснимо, сказывались волнение, боль и страх, банальное нежелание находиться в этом месте. Лора всегда прислушивалась к любому требованию и к любой претензии пациента, но никогда не воспринимала их излишне лично. Будь на ее месте другой врач, едва ли ему повезло бы больше.
- Доброе утро, мистер Боунс, - первой входя в палату, поздоровалась Лора, добродушно-вежливо улыбаясь пациенту, а потом представилась и дождалась, пока тоже самое сделает и Гарри. Девушка знала от медсестер, что в больницу он попал через отделение экстренной помощи за два дня до операции, видимо, как раз после того, когда она ушла с прошлой смены.
- Как вы себя сегодня чувствуете? – интересуется Лора. Вероятно, пациент мог очень переживать, как и многие перед операцией, но он, по крайней мере, не выглядел излишне нервно.
– Мы зададим вам несколько вопросов, чтобы убедиться, что все в порядке и вы готовы к операции, а потом вы можете уточнить все, что интересует вас, если у вас еще остались какие-то вопросы, - предлагает Лора. В некоторых больницах пациентам объясняли все еще при поступлении, в других накануне, но сама Лора считала, что они обязаны предоставить человеку возможность уточнить все еще раз. А потом – еще раз, если ему это необходимо. Все они, в конце концов, подписывали кучу бумаг, поэтому имели право на полную осведомленность. Некоторые предпочитали не спрашивать ничего, другие хотели знать все в деталях.

Отредактировано Laura Livingstone (2018-03-01 17:46:25)

+2

14

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Гарри даже не обратил внимания на взгляды Уолтера. Хотя бы потому, что был занят тем, что старательно отводил свой, пытаясь не смотреть на хирурга. А даже если бы и увидел, не придал бы этому никакого значения. Как и Лора, он привык, что их довольно часто ошибочно принимали за парочку. Не то что бы они постоянно обнимались или как-то двусмысленно вели себя. Просто, вероятно, большинство людей не могли всерьез воспринимать довольно нежную дружбу между людьми противоположного пола. Возможно, так оно и было, если бы Гарри был гетеросексуальным парнем, который хотя бы в теории мог рассматривать Лору как нечто большее, чем просто подругу. Но Гарри им не был.
Лора была первой и долгое время единственной, кому он раскрылся, и ни разу не пожалел об этом. Она… собственно, она не придала этому никакого значения, ведь это на самом деле было неважно для общения и их дружбы. Именно такой положительный первый опыт и дал Гарри ложную надежду на то, что дальше будет точно так же. И до прошлого года все действительно обходилось. Попадались люди, которым это не нравилось, но максимум, что Гарри получал – это несмешки, до которых парню не было никакого дела. С прямой агрессией он попросту не сталкивался. Наверное, поэтому, когда оную проявили его родители, это довольно болезненно ударило по нему.
Так вот Гарри никогда не подтверждал, но и не опровергал слухов, которые кружились вокруг них с Лорой. Пусть думают, что угодно, если им так этого хотелось. Единственное, чего Гарри никогда не терпел и не потерпит – это оскорблений или каких-то нелестных высказываний на счет его подруги. Он был тихим парнем, противником физического насилия, но в такие моменты он будто вспоминал, что он сын своего отца, его характер просыпался и проявлялся во всей своей твердости. Но в этом случае подобному не суждено было сбыться, разве что руководитель интерна – доктор Картер – с ума сведет своими приставучими вопросами, пока не добьется членораздельного, недвусмысленного ответа.
Так или иначе, Гарри двинулся рядом с Лорой в нужную сторону, вновь и вновь взывая сознание к сухим строкам учебника по клинической медицине, к главам о том, как следовало проводить осмотр пациента, которому назначено хирургическое вмешательство. Это все он помнил назубок, даже все табличные данные, а вот с какой стороны к пациенту подойти в плане общения – нет. Он уже было решил, что представится, а потом посмотрит на реакцию мужчины, как тот будет реагировать на то, что его снова опрашивают об одном и том же и проводят ровно такие же процедуры, как и вчера. Что-то подсказывало, что особенно счастлив пациент при этом не будет, поэтому Гарри заранее готовил ответ на вопрос, зачем все это нужно.
Все же, прошло все несколько иначе, чем полагал интерн. Зайдя в палату, Лора взяла первое слово, за что ее друг был предельно ей благодарен. Она проговорила эту вступительную речь так легко и просто, словно занималась этим сотню лет, не меньше. Вероятно, многим студентам было просто вот так запросто начать общение, переборов лишь легкий страх перед неизвестностью и незнакомым человеком, но Гарри в их число не входил. Ему было абсолютно все равно, что человек был незнакомым, не опасался он и негативных реакций, понимая, что пациент напуган или взволнован предстоящей операцией, просто не знал, что сказать, кроме сухих медицинских фактов. Так, собственно, оно и произошло.
Гарри представился и, пока его подруга говорила, вникал, запоминал и читал карту пациента, в которой были отражен собранный анамнез, на предмет тяжелых сопутствующих заболеваний. Также интерн внимательно просмотрел результаты полного клинического анализа крови. Как он и предполагал, не было никаких причин откладывать операцию или проводить дополнительные исследования. Судя по анализам сердечно-сосудистая и дыхательная система была в норме, но все же Гарри задал несколько вопросов. В их отделении могло произойти все, что угодно, и здоровый пациент за день мог стать тяжелым.
- Мистер Боунс, у вас когда-нибудь были проблемы с сердцем? Тяжесть или боль в груди, в левой руке? – вежливо поинтересовался Гарри, вступив после Лоры. Попутно, слушая ответ пациента, он снял с шеи стетоскоп, лично прослушивая как работу сердца, так и легких. Никаких подозрительных шумов или сбоев слышно не было, - Не возникает одышки, когда поднимаетесь по лестнице или бежите? – спросил тогда он, вытаскивая стетоскоп из ушей и чуть улыбаясь мужчине.

+1

15

Джесси не то, чтобы жаловался, но говорил о том, что его интерну нужно больше общаться с пациентами. Иногда Уолтер и сам это видел – Гарри был замкнутым молодым человеком и почти не разговаривал даже со своими старшими коллегами, а заходя в палату, где лежали люди в сознании, ему следовало говорить с совершенно незнакомым, причем делать это так, словно он знает его уже давно. Неудивительно даже, что у Гарри не очень получалось.
Но выпутаться на этот раз ему помогла Лора, что было не так уж и страшно. Ведь Уолтер тоже еще не знал, как именно она подходит к пациентам перед операцией.
Уолтер зашел в палату следом за интернами и молчаливым кивком поприветствовал мистера Боунса. Уолт ему уже не единожды объяснял, что за операция предстоит. Люди всегда сомневались, переживали и забывали все то, что им говорили первый раз второй или третий. Поэтому они и сами спрашивали снова и снова, конечно, если у них было на то время.
Вообще, для солуэйской больницы интерны были большой редкостью, так что даже те, кто не слишком часто лежал в этих палатах, с интересом наблюдали за молодыми людьми. Видимо, и пациентам любопытно, как проходит обучение, так что некоторые из них с большим удовольствием разговаривали со стажерами, и помимо всего того, что их беспокоило, могли добавить и городские новости. Конечно, бывали и такие, кто относился к молодым крайне негативно – такие были во всех больницах, а в больших даже больше. Они требовали «настоящего» врача и лучшего обращения. Когда Уолтер проходил практику, частенько на таких натыкался. С некоторыми удавалось наладить контакт, с другими – нет, и на помощь приходили старшие врачи.
Когда с опросом пациента разобрались, Уолтер улыбнулся и вопросительно посмотрел на интернов.
- Что еще нужно сделать перед операцией?
Уолт не сомневался, что они в курсе, но многие забывают о всяких «мелочах» в начале врачебного пути. Каждое утро перед назначенными операциями Уолтер заново обходил своих пациентов. Обычно всех сразу, в утренний обход, вне зависимости от того, какая была очередность (да, даже в солуэйской больнице случалось такое, что в день проводилась не одна операция). Он еще раз разговаривал с пациентами, некоторых успокаивал, говоря, что операция будет простая. В большинстве случаев так оно и было, но даже если сложности какие-то могли возникнуть, доктор Кросс не мог сказать об этом, чтобы не переволновать пациента. И, конечно, тогда же, в день операции, каждый из пациентов подписывал согласие – стандартная бумага, которую даже не читают. Что интересно, вместе с согласием на операцию, пациент подписывает согласие и на донорство органов, если «что-то пойдет не так».

+1

16

Общение с пациентами никогда не казалось Лоре чем-то особенно сложным в процессе лечения - даже к тем, с кем общаться было откровенно неприятно, в целом почти не вызывали у девушки особенно отрицательных эмоций. Общаться ей вообще было привычно, хотя, как ни странно, о каких-то своих проблемах и важных решениях Лора рассказывала даже самым близким уже в последнюю очередь, когда отступать было уже совсем некуда, или когда становилось очевидно, что ей нужна помощь. Случалось такое не так уж часто. В любом случае, общение с пациентами было важным составлявшим процесса лечения, и на самом-то деле требовало ничуть не меньшей точности, чем сами медицинские манипуляции. Пациенты, как и многие люди вне стен больниц, часто что-то недоговаривали или даже врали, намеренно преуменьшая или преувеличивая какие-то важные детали. Иногда они даже не задумывались о том, к чему это может привести, а ведь последствия для пациента могли быть самыми серьезными. Лоре не доводилось в сознательном возрасте бывать на месте пациента, поэтому знать наверняка, что люди испытывают девушка не могла. Но предположить было не так уж и сложно. Страх и стеснение - последнее особенно, когда процедуры предстоят не самые приятные. Не так-то просто убедить пациентку, что она совершенно не должна стыдиться, например, вагинального осмотра.
Лора дожидается ответов на вопросы Гарри, задает еще несколько своих - уточняет, среди прочего, что пациент сегодня не завтракал и накануне не принимал никаких лекарств без предписаний врачей.
- Вы должны внимательно прочитать это, - Лора достает из папки привычный традиционный бланк, - Это согласие не проведение операции. В нем так же говорится о том, что вас предупредили о возможных рисках. Если вы с чем-то не согласны, сообщите об этом. Если у вас остаются вопросы о самой операции, я могу вам еще раз все уточнить. Гарри может рассказать вам, как будет действовать наркоз.
Не зря ведь все эти вопросы задаются по несколько раз, не зря просят подписать целую кучу документов, снимающих врачей хотя бы часть ответственности за возможный непредвиденный исход лечения.

+1

17

[nick]Harry Jefferson[/nick][status]Slenderman[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/08/0a506fbcf35bd0a1b6dec93728b7b58f.jpg[/icon][info]<br><hr>24 года, интерн-реаниматолог<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p65757" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Спустя какое-то время Гарри начал жалеть, что Лора была здесь и вела беседу вместе с ним. Она несомненно помогла ему со вступительным словом, но теперь Гарри чувствовал откровенную неловкость перед пациентом. Обычно хирург общается с пациентом первым, рассказывая в общих чертах, какая тому предстоит операция и получая на оную согласие. Затем, если операция предстоит не срочная, беседы ведет анестезиолог – проводит все необходимые тесты, анализы, опросы, постоянно следит за состоянием пациента. Иногда по несколько дней они минимизируют риски и осложнения, которыми грозит любое хирургическое вмешательство.
Хирург иногда приходит еще раз перед самым днем «икс», но не всегда – ответственность в основном лежит на анестезиологах, которые должны знать обо всем прошлом пациента и даже немного о будущем в плане реакций до того, как физическая оболочка пациента будет немилосердно вскрыта. И вопросов у них очень много, что было понятно по карте даже этого конкретного больного – полное обследование сердечно-сосудистой и дыхательной системы, семейный и личный анамнез, аллергии и противопоказания, результаты текущих осмотров и анализов.
Все это, хотя бы в общих чертах Гарри предлагалось узнать у пациента сейчас, за ограниченное количество времени. Но у Лоры были свои вопросы и было, что рассказать. Может быть, пациента предупредили о том, что придут интерны, а может, ему просто нравилось повышенное внимание, но пока мужчина не жаловался. Тем не менее, Гарри чувствовал себя неловко, прекрасно понимая, что задает слишком много вопросов для одной встречи, а вдвоем с Лорой они дают слишком много информации, которую ни один человек не может удержать в голове, даже если он находится вне больницы. А тут стоило брать в расчет еще и стресс и нервозность. Так что приходилось выбирать, какие из вопросов можно было упустить так, чтобы наблюдающий доктор Кросс не счел это халтурой.
- У вас или ваших родственников была аллергия на наркоз? В стоматологии, например, - поинтересовался о самом важном, как ему казалось, Гарри. Он якобы полностью исключил инфаркт и другие проблемы с сердцем и дыхательной системой (впрочем, у него на руках были бумаги, подтверждающие это), теперь вкратце узнавал, не будет ли у пациента реакции на наркоз, - Если ли у вас какие-то медицинские противопоказания? Какие лекарства принимаете постоянно? Курите? – только после того, как Гарри задал все самые основные вопросы, сверяя ответы пациента с записями в его карте, он приступил к рассказу об анестезии.
На самом деле, в тайне Гарри еще надеялся, что обнаружит что-то важное, что упустил доктор Картер, и о чем он сможет смело заявить. Но надежды не оправдались. Ровно и спокойно, будто нет ничего в этом особенного (а для парня так оно и было), Гарри рассказал о том, что они проведут общую анестезию и будут следить за его состоянием во время операции. Особенно ярко он указал на то, что боли пациент не почувствует – обычно это успокаивало. Перед тем, как перейти к перечислению возможных осложнений. И это уже нервировало, но Гарри, чуть запнувшись, проговорил, что все проведенные анализы показывают, что подобного возникнуть не должно, тем не менее, он должен быть в курсе.

+2

18

Врачи всегда ходили по тонкой грани, причем, не важно, практиковали ли они непосредственно в больнице, или заседали в какой-то комиссии, решая, какой препарат пропускать к продаже, а какой нет. Всегда была эта возможность навредить людям, даже в самой простой, на первый взгляд, операции или при самом очевидном решении.
Медицина в Великобритании была такой, что врач напрямую не имел серьезных последствий, если в ходе медицинских манипуляций происходила какая-то ошибка. Пострадавшему, если тот в итоге обращался в суд, выплачивали компенсацию из государственного кармана. Но часто до суда дело не доходило, больнице проще было заплатить сразу.
Уолтер не редко наблюдал, когда некоторые доктора сами советовали обратиться с жалобой или в суд. Чувствовали свою вину даже там, где были не виноваты. Такова доля врачей.
Когда интерны закончили мучить пациента, Уолтер улыбнулся и поблагодарил его, сказал пару ободряющих фраз, как лечащий хирург, и вывел молодежь из палаты.
Даже если бы интерны сделали что-то не то при пациенте, Уолтер не стал бы так сразу их исправлять. Сделал это позже, за дверью палаты. Но в случае с Гарри, он еще и права толком не имел. Скажет Джесси, как тот вел себя, и уж пусть руководитель решает, что да как. Что же касается Лоры, для начала Уолтеру просто хотелось посмотреть, как девушка справляется. Возможно, ей еще не раз придется присутствовать при операции, пока она здесь, и Уолтер хотел знать, можно ли ей доверять или требуется пояснить кое-какие вещи. В целом Лора вела себя спокойно и вежливо, объясняя все.
- Теперь всем готовиться к операции, - скомандовал Уолт, - Встретимся в предоперационной.
Доктор Кросс скрылся из виду, оставив интернов друг на друга. Уж не маленькие, операционную отыщут сами. Лора, может быть, еще и не слишком хорошо ориентировалась в больнице, но может и спросить.
Уолтер появился только перед самой операцией, когда пациент уже получил анестезию. У хирургов не было необходимости торчать в операционной все время, пока готовят пациента. Не удивительно, что со временем у представителей этой профессии развивался комплекс бога. Все лавры доставались хирургам, хирурги решали, кто будет на операции, не только в ассистентах, со временем хирург сам подбирал себе анестезиолога и медсестер, и запросто мог отказаться работать с другими. И с хирургами приходилось считаться.
Пациент был подключен ко множеству аппаратуры. Плюс к этому, лапароскопические инструменты. Казалось бы, ну что такого нужно для того, чтобы проделать пару дырок в теле. А тут вам и стилеты, троакары, фиксаторы, торакопорты, ретракторы, адаптеры, биполярные и монополярные инструменты, аспираторы, герниостеплеры и еще много всякого с не менее сложными названиями.
- Готова? Что мы делаем в первую очередь при лапароскопической холецистэктомии? – Обратился Уолтер к Лоре.

+1

19

У пациента практически не возникло вопросов к ней, хотя Лора давно еще заметила, что очень не многое действительно мелочно и вдумчиво расспрашивают о том, что их ждет. Не только в этот раз, можно было предположить, что пациент уже бывал на амбулаторных приемах и знал, что его ждет. Так бывало почти всегда и, наверно, это можно было понять – разве кому-то хочется знать о том, что в ходе операции он, с вероятностью всего в четверть процента, но все же может умереть? Или что – такое случается – он просто истечет кровью? Или что операция, возможно, не поможет, и придется прибегнуть к еще одной, более серьезной? Ничего подобного: любой пациент хочет знать только то, что он проснется после наркоза, за руку его будет держать жена (или муж, или кто-то из детей или близких), за окном будет прекрасный денек, и о боли и болезни будет забыто, словно бы о дурном сне. Любой врач хотел, чтобы именно так и было, но C'est La Vie. После Лора молча наблюдала, как все, в мельчайших подробностях, уточняет Гарри – она и раньше видела друга за этим процессом, и сейчас что-то значительное, но не совсем ей понятное, заставляло Лору хмурится про себя. Затем, наконец-то, пациент, не читая, подписал все документы, и все они вышли из палаты, куда почти сразу пришла медсестра.
Несмотря на то, что операцию, что было и так очевидно, проводила не она, Лора испытывала волнение, которое, впрочем, забивало нетерпение – то чувство, которая она, как и наверняка любой другой стажер, испытывала всякий раз, когда ей выпадала возможность напрямую поучаствовать в новой для себя операции. Девушка мысленно повторяла всю последовательность священнодейства, которое вот-вот должно было начаться, но когда доктор Кросс ушел, и они с Гарри остались одни, мысли об операции не на долго отошли на второй план.
- Гарри, вас с доктором Кроссом что-то связывает? – не желая ходить вокруг да около, спрашивает Лора. Она, по крайней мере Лоре так казалось, была почти уверена, что ее подозрения возникли не на пустом месте, если только за тот год, что они не виделись с Гарри, она не разучилась узнавать, когда ее друг доволен и счастлив, а когда, ни с того, ни с сего, словно себя теряет.
- Прости, если я не права, но всякий раз, когда он появляется, ты становишься слишком подавленным, - поясняет Лора. Ей хватило всего полутора часов, чтобы это заметить, и это не очень нравилось девушке. Даже не сам тот факт, что Гарри вел себя – на ее взгляд – несколько странно, когда появлялся доктор Кросс, который, к слову, странно себя не вел.
- Я не буду тебя ни о чем больше спрашивать, если тебе не хочется, но я переживаю за тебя, - Лоре не нравилась ситуация в целом – Гарри, который вдруг, совсем один, вернулся в эту пусть очень ими любимую, но все же дыру. У нее здесь хотя бы семья была, но его-то что могло заставить сюда приехать? Гарри выглядел откровенно не слишком счастливым, и этого Лора тоже не могла не заметить. Конечно, вытягивать из друга правду она не собиралась – как не посчитала бы нужным поступать в любой другой ситуации. Сейчас у них, правда, почти не было времени на разговоры, потому что операцию ради такого дело едва ли стали бы откладывать.

Подготовка к операции уже не была для Лоры в новинку, все было заучено до мелочного автоматизма, хотя всякий раз девушка все равно трижды убеждалась, что все сделала, как и должна была.
- Все инструменты, необходимые для полосной операции, уже готовы, - начинает девушка - ей казалось, что это – очевидная задача оперирующего хирурга, лично убедиться, что все готово на тот случай, если что-то пойдет не так, в данном случае, среди прочих рисков была и возможная необходимость перейти от лапароскопической операции к полостной.
- Фиксируем угол стола и положение пациента, - рассказывает Лора, уточняя о тех деталях, которые на самом деле только казались мелочами, а на деле зависели от многих других факторов, начиная с оснащения и возможностей больницы и заканчивая физиологическими особенностями и пациента, и хирурга. Лора уточнила, как именно обычно устанавливают стол для этой операции и в каком положении фиксируют пациента, чтобы всем было максимально удобно, а все прошло с минимальными рисками, - Накладываем карбоксиперитонеум, выполняем разрез, вводим троакар, в брюшную полость нсуффулируем углекислый газ.

Отредактировано Laura Livingstone (2018-09-20 19:18:53)

0


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Знакомые все лица!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC