В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Someone who cares


Someone who cares

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s6.uploads.ru/XR9ks.gif  http://s7.uploads.ru/PzJ9a.gif
http://s3.uploads.ru/2W81l.jpg
http://s8.uploads.ru/ZEKhm.gif  http://sd.uploads.ru/mTpXk.gif
Говорят, что у каждого человека есть свой ангел-хранитель.
У Отэм Ричардс их целых два.

Солуэйский паб, затем мастерская «E.V.McBride» и дом Ричардсов
14 июля 2016 года

Autumn Richards, Rene Kenzie, Ethan McTavish
и Benjamin Richards

[audio]http://d.zaix.ru/4LEg.mp3[/audio]

[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-07-08 10:38:31)

+4

2

[indent] Синяк все равно проступал, сколько бы Тэмми его не замазывала тональным и не пудрила, накладывая косметику буквально слоями. Ей уже начало казаться, что вся эта штукатурка вот-вот потрескаться и осыпется. Однако, все равно продолжала скрывать это внезапное последствие разговора с отцом. Как он вообще об этом узнал? Кто ему мог сказать? Отэм злилась на неведомого доброжелателя, который решил сообщить Бену Ричардсу о том, что его дочь ворковала прошлым вечером с Уолтером Габелом. С утра, стоило ему вернуться со смены, как на нее обрушился целый поток обвинений, а сильная затрещина стала той самой вишенкой на торте, которая все завершил. Отец злорадствовал, глядя на то, как оплывает лицо Тэмми. «Что, теперь ты не такая красавица, да?!»
[indent] Паб открылся всего несколько минут назад, а Отэм вот уже полчаса куковала в служебном помещении, которое выделили в качестве раздевалки для персонала, в частности для них, девочек-официанток, пытаясь замаскировать расплывшийся почти на пол лица синяк. Она слышала голос Родерика, болтающего по телефону с кем-то, слышала как паб наполняется первыми посетителями, как на кухне гремит посудой Карлос и бормочет включенный кем-то телевизор. Отек почти спал, но синяк все еще пульсировал горячей болью и проступал сквозь толстый слой тона. Сделать его совсем незаметным не получалось. Отэм еще долго крутилась перед зеркалом, а потом решила пойти на хитрость и, зачесав волосы на косой пробор, закрыла давным давно отросшей челкой часть лица, которая пострадала больше всего. Теперь, если не присматриваться, можно было ничего не заметить. Продержаться бы эту смену.
[indent] - Привет, Рори! - привычно поздоровалась Отэм, выходя в основное помещение паба и на ходу повязывая свой фартучек. - Как дела?
[indent] Она прошла почти половину пути до стойки, когда наконец-то подняла голову и увидела, что Родерик не один. Сидящая за стойкой Рене была сейчас последним человеком, кого она хотела бы видеть. Точнее пред-предпоследним, потому что последним все таки был отец, которого она не хотела видеть в принципе, а предпоследним Джетро, с которым ей не хотелось объясняться. Как и ее брат, Рене всегда все замечала. Маскировка Тэмми едва ли ее обманет.
[indent] - Ой, кажется, я забыла блокнот, - ненатурально ахнула Отэм и, резко отвернувшись, чуть ли не бегом бросилась обратно в раздевалку. Ничего кроме лишних пары минут это ей не давало, но был мизерный шанс, что Рене заглянула на минутку и очень скоро уйдет. Не поздоровавшись с подругой, ага, конечно. Тэмми уже поняла, что встречи с Рене не избежать, но, самое смешное, она действительно забыла взять блокнот.

Отредактировано Autumn Richards (2017-11-03 16:40:09)

+3

3

Заливаться с утра пораньше пивом Рене не планировала, но стоило ей зайти в паб, едва тот открылся, как ее тут же понесло за стойку. Пить хотелось неимоверно. Рори, болтающий с кем-то по телефону, посторонился, безропотно пропуская ее к системе разлива. Она почти опрокинула в себя целую кружку и, переведя дух, снова ее наполнила, чтобы на этот раз посмаковать пиво как полагается, неторопливо и с удовольствием. К тому же ей было над чем подумать. В пабе вообще хорошо думалось, особенно в ранние часы. Рене уже сидела за стойкой и бездумно щелкала пультом от телевизора, когда Родерик наконец-то положил трубку и соизволил удивиться.
- Полудня еще нет, а ты уже квасишь, - он встал напротив девушки, которая только невнятно угукнула в ответ, даже не глянув на него, и какое-то время сверлил ее взглядом, а потом решил пойти ва-банк и просто спросил: - Что у вас опять стряслось?
Удивленный взгляд, которым Рене его одарила, оторвавшись, наконец, от экрана плазмы, Родерика не обманул. Уж кто-кто, а он прекрасно знал, какие погоды нынче бушевали под сенью особняка Макреев. Рене не стала увиливать. К тому же Рори как никто другой мог ее понять. В его доме тоже было не все гладко.
- Ты знаешь, как это бывает. Все вроде бы и хорошо на первый взгляд, но на деле нифига, - она изобразила рукой нечто непонятное и покачала головой. - Теперь он вообще домой не заглядывает. Раньше просто, бывало, не ночевал, а теперь... - она снова махнула рукой и шумно вздохнула. - Все будет как прежде, когда я уеду. Еще неделя с небольшим и все вернется на круги своя.
- А поговорить вы не пробовали? - не найдя, что еще толкового посоветовать, выдал Рори. - Иногда помогает.
- Пробовали. Это... это плохо заканчивается.
Рене вымученно улыбнулась. Скорее всего Родерик не стал бы продолжать эту не самую удобную для нее тему, но внезапно появление Отэм свело и без того мизерные шансы на продолжение разговора к нулю.
- О, привет! - Рене только и успела, что поздороваться с подругой. Та вдруг спешно сбежала, помянув забытый блокнот. Только стук каблуков напоминал о том, что она им не привиделась.
- Это, конечно, та еще катастрофа, - усмехнулся Рори. Рене ему вторила, но, допив свое пиво, последовала за одноклассницей, смутно подозревая, что дело не в блокноте.
- Я думала, ты сегодня в вечернюю смену работаешь. Собиралась заглянуть, - с порога заговорила она, входя в раздевалку для персонала. - Тэм? Что ты... В чем дело? У тебя все хорошо?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:33:48)

+3

4

[indent] Блокнот дожидался ее на небольшом столике под зеркалом, спрятавшийся под объемной косметичкой, которую Тэмми держала в своем шкафчике на всякий случай. Декоративной косметики там было больше всего, потому что наводить красоту Отэм предпочитала уже в пабе, чтобы лишний раз не мозолить отцу глаза «по-блядски» яркой помадой или слишком густой подводкой, но была и косметика для ежедневного ухода вроде той, что девушки и женщины обычно держат в ванной и используют в конце дня перед сном. Молочко для снятия макияжа, тоник, ночной крем.... И большой запас влажных салфеток на все случаи жизни. Наученная горьким опытом, Отэм даже держала смену одежды в шкафчике и плед на случай, если придется снова ночевать в пабе. Подобное случалось не так уж и часто, но все же случалось, и она была готова к этому.
[indent] Тэмми так и застыла перед зеркалом с блокнотом в руках, когда за дверью раздались шаги, а вслед за ними и мелодичный голос Рене, которая конечно же последовала за ней. Едва в отражении зеркала показалось лицо подруги, Отэм зарылась в косметичку, склонившись над ней с таким видом, словно что-то потеряла и никак не может найти. Глаза неожиданно увлажнились, и Отэм вдруг поняла, что злится от того, что вынуждена вести себя вот так, как самая настоящая идиотка, и врать друзьям и коллегам. Они этого не заслуживали, а она и подавно. Косметичка перевернулась и упала на пол, рассыпав все свое содержимое по полу.
[indent] - Черт! - выругалась Тэмми и, суну блокнот в кармашек своего фартука, опустилась на колени, чтобы убрать весь этот беспорядок. - Я в порядке! - слишком громко и с явным опозданием отозвалась она, спихивая все обратно в косметичку в беспорядке. - Просто с утра все из рук валится. То забуду, это опрокину... Наверное, к концу дня снова разобью что-нибудь дорогостоящее, и твой брат вычтет у меня из зарплаты всю стоимость разом.
[indent] Она нервно рассмеялась сквозь стоящие в глазах слезы, не прекращая подбирать вещи с пола, и смех ее прозвучал откровенно фальшиво. Тем не менее, когда она закончила и все же посмотрела на Рене, поднявшись с пола, глаза ее были уже сухими. Она даже смогла улыбнуться.
[indent] - А у тебя как дела?
[indent] В приоткрытую дверь было слышно, как снова и снова хлопает дверь паба, сообщая о том, что посетителей прибавляется с каждой минутой, поэтому Отэм поспешила уцепиться за эту возможность соскочить с темы и подхватила блокнот.
[indent] - Давай вечером поболтаем, а? - она прошмыгнула мимо Рене к двери, старательно отворачиваясь от нее. - Сейчас мне нужно работать.

Отредактировано Autumn Richards (2017-11-08 16:01:52)

+3

5

Тэмми всегда становилась рассеянной и неуклюжей, когда ее что-то беспокоило. Так же случилось и теперь, хоть она и пыталась это скрыть за беспечной болтовней и суетливыми движениями. Сам факт, что она опрокинула косметичку, играл против нее. Рене застыла на пороге, придерживая дверь рукой, и стала наблюдать за тем, как подруга собирает свою косметику. Она не бросилась ей помогать, как сделала бы в любой другой ситуации. Она вообще никак не отреагировала на случившееся. Все ее внимание было приковано к лицу Отэм, которое та старательно прятала от нее, упорно отворачиваясь. Отросшая челка, уложенная набок, закрывала большую часть круглого личика подруги, но Рене все равно угадывала выражение, застывшее на нем. Напряженное, сосредоточенное, испуганное... Так Тэмми выглядела, когда боялась чего-то такого, что могло поставить ее в глупое или невыгодное положение, будь то невыученный урок или неприятности дома. Так как для них обеих школьная пора миновала уже давно, Рене поставила на второй вариант. Самый вероятный и почти всегда беспроигрышный.
- Он больше пугает, ты же знаешь, - машинально отозвалась она на слова подруги о брате, но это ее не дезориентировало. Она по-прежнему зорко следила за Отэм и, конечно же, не купилась на улыбку, которую та ей адресовала, подкрепив ее дежурным вопросом. А сейчас она побежит, подумала Рене, и точно так и вышло в итоге. Дверь захлопнулась перед самым носом Отэм.
- Тэмми! - по тону Рене несложно было догадаться, что без объяснений она подругу никуда не отпустит. - Что, черт возьми, происходит?
У нее были догадки. Слишком часто ей доводилось точно так же загонять подругу в угол, чтобы добиться от нее ответов. Можно сказать, что у нее уже выработался рефлекс. Рене подошла к Отэм вплотную и, подняв руку, подцепила пальцами челку и сдвинула ее чуть в сторону, обнажая густо покрытую тональным и пудрой слегка припухшую скулу. Синяк был совсем свежим и только наливался кровью. Косметика пока справлялась, но пройдет еще немного времени, и его уже невозможно будет замаскировать. Челка, конечно, делала свое дело, но как серьезная маскировка не выдерживала никакой критики.
- Что на этот раз? - с трудом подавив желание выругаться, поинтересовалась Рене. - Пролила молоко? Слишком громко чихнула? Или, не дай бог, разбила бутылку с пойлом?
На самом деле вариантов было куда больше. Бен Ричардс мог побить дочь и за меньшее. Рене только надеялась, что на этот раз дело обошлось одной только затрещиной, а не чем-нибудь похуже.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:33:02)

+3

6

[indent] Остановившись как раз вовремя, чтобы не прищемить себе нос дверью, Тэмми съежилась от тона, которым вдруг заговорила Рене, и пристыженно опустила глаза. И вправду на что она надеялась? Что Рене сделает вид, что ничего не заметила и просто отпустит ее? Отэм всхлипнула и напряглась всем телом, словно ждала удара, когда подруга подошла ближе и потянулась к ее лицу. С ней такое случалось до стыдного часто. Стоило кому-то дернуться слишком резко или просто взмахнуть рукой, как в ней срабатывал рефлекс вечно побитой собаки, которая прикладывает уши и поджимает хвост, даже когда угрозы как таковой нет и не предвидится.
[indent] - Пожалуйста, не нужно... - слабо мяукнула Тэмми, но Рене уже сдвинула челку с ее лица и теперь вовсю любовалась ее новым приобретением. Стыд и обида выплеснули еще больше краски на ее лицо. Как будто ей и без того было недостаточно паршиво. Поджав губы Отэм смотрела куда-то сквозь Рене, стараясь не поддаваться желанию разреветься в голос. Когда подруга заговорила, Тэмми нехотя, но все же подняла на нее глаза. Если бы на ее месте был кто-нибудь другой, она соврала бы не задумываясь. Упала с лестницы, с кровати, со стула... Или футбольный мяч соседского мальчишки так удачно прилетел ей в лицо. Она могла выдумать любое объяснение, которое многие ее знакомые приняли бы за чистую правду, но с Рене этот фокус никогда не срабатывал. Не стоило и пытаться.
[indent] - На этот раз у него нашлась куда более веская причина, - невесело усмехнувшись, Тэмми снова подошла к зеркалу и критически осмотрела свое побитое лицо. - Не знаю как и от кого, но он все жу узнал, что вчера у меня было свидание с Уолтером. Наверное, нас видел кто-то из его приятелей, не знаю. Да и неважно это, так ведь? Кто-то доложил ему и вот... - она развела руками и горько улыбнулась отражению Рене в зеркале. - Результат на лицо. Буквально.
[indent] Она порылась в косметичке, в которой теперь царил полнейший беспорядок, и, достав из нее пудреницу, стала покрывать синяк новым слоем тона. Бестолковое занятие по сути, но оно ее успокаивало. Закончив, девушка поправила челку, чтобы она снова легла на одну сторону лица, и обернулась к подруге.
[indent] - Если не присматриваться, это ведь не бросается в глаза? - она смотрела на Рене, а сама мысленно уговаривала ее соврать, если это не так.

+3

7

Уолтер?.. Мысленно Рене хлопнула себя по лбу, потому что успела забыть о нем и о том свидании, что они с мамой и миссис Габел устроили для этой парочки потерянных душ. С ее памятью это было особенно забавно, но рассеянность ведь никто не отменял. К тому же у нее были для нее веские причины. Значит, свидание все же состоялось? Взгляд Рене стал заинтересованным. Она слабо улыбнулась на попытку Отэм пошутить. Результат был на лицо как-то даже слишком буквально. Задвинутая было в сторонку до поры злость снова выползла на первый план и Рене скрипнула зубами, ощущая уже давно знакомый привкус бессилия. Сколько еще это будет продолжаться? Когда этот чертов пьяница уже сопьется наконец?! Если он будет продолжать такими темпами, то недолго, но вопрос уже был не в том, сколько ему осталось, а в том, что он успеет за это время сотворить с Тэмми. Что он уже успел с ней сотворить?.. Об этом не хотелось даже думать.
Когда-то давно, когда они еще учились в школе, Рене попыталась помочь. Попытка была хорошей и, возможно, все получилось бы, не вмещайся Тэмми. Если бы она позвонила в больницу чуть позже, если бы скорая задержалась с выездом чуть дольше, если бы... Рене никогда не обвиняла подругу. Ее вообще трудно было винить в чем бы то ни было. Тогда она просто испугалась, как испугался бы любой ребенок на ее месте, но теперь-то... теперь они были взрослыми людьми. Они могли принимать решения. Они могли дать достойный отпор любому обидчику. Они должны защищаться.
- Я бы не заметила, не поведи ты себя как пойманный с поличным воришка, - честно призналась Рене. - Но лучше тебе сегодня заняться чем-нибудь другим. Кейси справится и в одиночку. Рори вроде хотел инвентаризацию провести. Я поговорю с ним.
Она уже взялась за ручку двери и даже приоткрыла ее, но потом вдруг вспомнила кое-что, о чем собиралась спросить, и снова ее притворила, обернувшись. Теперь Рене смотрела на подругу с любопытством. Ей было до жути интересно, как у них все прошло с Уолтером и планируют ли они встретиться еще. Обычно она никогда не шла на поводу у своднических порывов своей матери и вообще довольно скептически относилась к подобным попыткам устроить чужую судьбу, но с возвращением Этана МакТавиша на Штормовой была велика вероятность того, что у них с Отэм снова что-то завяжется. Пусть теперь Рене относилась к Этану иначе, ее желание оградить подругу от опасностей было намного сильнее, а Этан был слишком опасен. Она успела убедиться в этом лично.
- Ну, и как тебе Уолтер? - старательно подавляя улыбку, поинтересовалась Рене. - Он правда такой милый, как о нем говорят?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:32:33)

+3

8

[indent] Отэм покачала головой, не скрывая своего скепсиса. Обычно Родерик занимался инвентаризацией лично и, если подключал к делу кого-то из девочек, то только в качестве помощниц. О том, чтобы доверить это дело кому-то целиком и полностью, речи никогда не заходило, но Рене... она умела убеждать.
[indent] - Только не говори ему, что я... что у меня... - Тэмми жалобно посмотрела на подругу в надежде, что она все поймет сама, и покачала головой. - Просто скажи ему, что я себя не очень хорошо чувствую, ладно? Не хочу, чтобы он... Ну, ты понимаешь. Это же Рори.
[indent] Отэм и без того было немного совестно, что Рори так о ней печется. Наверняка, его жене это не нравилось. Не хотелось даже думать, сколько ссор в их семье произошло из-за нее или кого-то из девочек. Если он начнет ее расспрашивать и, не дай бог, заметит ее синяк, будет совсем нехорошо. Ведь она когда-то пообещала рассказывать Рори обо всех своих проблемах. Это обещание было таким сложным, что Тэмми почти сразу же перестала его сдерживать. По крайней мере о по-настоящему серьезных проблемах она не рассказывала никому, даже Рене, но та и не нуждалась в ее покаянии. Она видела Отэм насквозь.
[indent] Тема как будто была закрыта, Рене явно собралась уходить, но не успела Тэмми вздохнуть с облегчением, как ее снова приперли к стенке. К счастью, не буквально. Резко вспыхнув как маков цвет, Отэм набрала в легкие побольше воздуха, чтобы отмахнуться дежурной фразой, типа, «я вообще-то не заметила» или еще какой-нибудь неубедительной отмазкой, но вовремя напомнила себе, кто перед ней и сдалась.
[indent] - Он и правда милый, - смущенная улыбка на ее лице стала почти мечтательной. - И он мне понравился. Очень-очень.
[indent] Она хотела бы рассказать Рене обо всем. Как Уолтер решил, что у него свидание с ней, а не с Отэм, как смущался, когда обнаружил свою ошибку, как галантно себя вел. Хотела бы поделиться собственными впечатлениями об этом свидании, первом настоящем свидании за очень долгое время. Но она почему-то боялась. Ее одолевал глупый, детский страх, что если она будет говорить об этом вслух, что-то обязательно пойдет не так и ее надежды так и останутся всего лишь надеждами. Без продолжения и без возможности хотя бы недолго побыть счастливой. Она посмотрела на подругу почти с мольбой, но озвучить просьбу не допрашивать ее так и не смогла. Рене должна была понять. Она всегда понимала Отэм без слов.

Отредактировано Autumn Richards (2017-11-26 12:50:00)

+3

9

Глядя на то, как Тэмми смущается, наливаясь краской, как цветок, оживший после долгой засухи, Рене не могла не улыбаться. Очень давно ей не доводилось видеть подругу такой взволнованной. Это было тревожно и вместе с тем правильно. Ей всегда казалось, что это не совсем честно, что такая девушка, как Отэм до сих пор совершенно одна. Уж кто-кто, а она заслуживала простого девичьего счастья, как никто другой. Свидания, цветы, много заботы и очень-очень много любви. Только бы Уолтер ее не разочаровал, как многие до него. Про себя Рене решила, что лично надерет брату Дэвики зад, если он обидит или хотя бы просто расстроит Отэм. Вслух она этого, конечно, не сказала, но довольно кровожадно ухмыльнулась.
- Ладно, не буду тебя донимать расспросами, - примирительно разведя руками, Рене открыла дверь и уже почти вышла в коридор, когда вдруг развернулась и строго ткнула в Тэмми пальцем. - Но я слежу за вами, так и знай.
Договориться с Рори не составило особого труда. Он был даже рад переложить заботу об инвентаризации на другие плечи, так что паб Кензи покинула с чувством выполненного долга и засевшей в голове острой занозой идеей, которая оформилась далеко не сразу, но все равно довольно быстро. Рене даже не успела доехать до дома. Она остановилась где-то на полпути и просидела за рулем в раздумьях около часа, взвешивая все «за» и «против», а потом просто развернула машину и поехала прямиком в мастерскую МакБрайда. Если ей не изменяла память, а она ей не изменяла буквально никогда, сегодня у Этана МакТавиша как раз была смена.
Рабочий день был в самом разгаре, когда массивный додж, некогда принадлежавший Дагу Макрею, въехал на территорию мастерской МакБрайда и, прошуршав колесами по щебню, которым была присыпана подъездная дорожка, остановился у распахнутых настежь ворот гаража. Он сразу же привлек к себе внимание, потому что эту машину в городе не видели довольно давно. Рене пришлось изрядно постараться, чтобы уговорить брата разрешить ей ездить на нем, пока она гостит на Штормовом. У Джетро как будто был какой-то пунктик на счет машины отца. Продавать ее он не хотел, но и просто держать ее в гараже без дела было как-то странно. На это Рене и давила. Теперь додж был в ее распоряжении, но это в то же время налагало на нее некоторую ответственность. Ведь это совсем не странно, что она решила заглянуть в мастерскую и проверить уровень масла, так?
- Привет! - лучезарно улыбнулась она кучке крепких ребят, как только выбралась из салона. - Мне бы уровень масла проверить и вообще...
Откровенный флирт был по сути прикрытием для того, чтобы потянуть время и найти уже среди чумазых механиков в одинаковых рабочих робах одного единственного, который и был ей нужен. Этан всегда выделялся из общей массы. Дело было даже не в шраме на пол лица, который было сложно не заметить. Было в нем что-то такое, что притягивало к нему и пугало одновременно. Рене остановилась на нем взглядом и улыбнулась еще шире и еще очаровательнее, изо всех сил игнорируя неприятный холодок, пробежавший по спине.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:32:17)

+2

10

— С первой зарплатой, МакТавиш, — пухлый конверт бухнулся на живот Этану, из-за чего тот непроизвольно дернулся и, оттолкнувшись от подвески, выехал из-под машины, щурясь от яркого света. Люк уже отошел, чтобы раздать конверты с наличкой остальным, но до слуха Этана все равно долетело что-то на счет любимчиков. У МакБарайда не было любимчиков, это знали все, но не задеть МакТавиша хотя бы вскользь Люк просто не мог. Это было чем-то вроде нервного тика, которым в той или иной степени страдали почти все в мастерской. Этан уже привык. Он и его семья никого не оставляли равнодушными. Так уж повелось.
Заглянув в конверт и удостоверившись, что Винс действительно не поскупился с оплатой, несмотря на то, что в "ночную смену" его по-прежнему не допускали, Этан запихнул свои первые за довольно долгое время честным трудом заработанные деньги в задний карман рабочей робы и уже собрался вернуться к работе, когда отдаленное урчание двигателя, на которое до этого самого момента никто не обращал особого внимания, наполнило собой гулкое помещение просторного гаража мастерской. Стучащая инструментами, жужжащая аппаратурой и бормочущая приемником мирная тишина встрепенулась моментально. Этан сощурился в сторону машины, что остановилась у самых ворот гаража, но подниматься не спешил. С клиентурой МакБрайд предпочитал общаться лично, так что кипиш остальных ему был не совсем понятен. Кажется, их взволновала сама машина. Они ее словно узнали. Сомнения в том, что это всего лишь очередной клиент, закрались, когда из слишком уж брутального на вид внедорожника вылезла, сверкая голыми коленками, какая-то девчонка. Лица Этан не разглядел, но голос узнал сразу же, стоило ей только заговорить.
— Бля... — ругнулся он себе под нос, тут же поднимаясь на ноги. Три с лишним недели они с Кензи успешно делали вид, что не замечают друг друга, когда сталкивались в городе или в пабе ее братца. Даже когда на остров заявилась ее подружка, та самая, чья задница пришлась по душе и по члену одному из его подельников, они сохраняли дистанцию. Так было комфортно им обоим. И вот она заявляется к нему на работу как ни в чем не бывало. Конечно, не исключено, что ей действительно нужно поменять масло, но Этану хватило одного единственного ее взгляда, чтобы понять, зачем она приехала на самом деле.
К счастью, заметил это только он один. При виде красивой девчонки, парни разомлели и утратили бдительность, а Лукас так и вовсе распустил хвост. Провести параллель между тачкой Дугласа Макрея и девчонкой, которая на ней приехала, оказалось слишком сложно для его незатейливого мозга. В противном случае, Лукас не один раз подумал прежде чем подкатывать к ней.
— Все к твоим услугам, конфетка, — распихав остальных, Люк вышел на передовую и раскинул руки, как радушный хозяин, встречающий долгожданных гостей. — Что, какие-то проблемы? Только скажи, мигом все починим.
Этан, не сводивший с Кензи все это время тяжелого взгляда, отвернулся к тачке, которую до этого чинил, и спрятался под капотом. Слабая надежда на то, что ему показалось, и она действительно приехала из-за неполадок с машиной, все еще теплилась слабыми искрами.

Отредактировано Ethan McTavish (2017-12-17 19:09:21)

+3

11

Кажется, МакТавиш был не особо рад ее увидеть. Только смерил ничего не выражающим взглядом, от которого мгновенно похолодело где-то в районе желудка, а потом просто отвернулся и уткнулся в движок тачки, которую чинил. Рене, конечно, и не ждала, что он встретит ее с распростертыми объятиями, как этот чумазый павлин, что сразу распустил перед ней хвост, явно не догадываясь, кто перед и ним и чем подобное поведение чревато, но подсознательно она все равно ждала чего-то большего. Улыбки, например. После всего, через что они прошли в прошлом году, она, черт возьми, этого заслуживала. Пришлось снова напомнить себе, что Этан не такой как все, и только притворяется нормальным. К тому же она здесь была совсем не за этим. Чисто технически спектакль уже можно было начинать. Публика уже имелась и при том весьма и весьма благородная.
- Конфетка? Ты это серьезно? - Рене насмешливо приподняла бровь, остановившись перед застывшим в нерешительности парнем, которого, кажется, звали Лукасом, если, конечно, она не путала, и утешительно похлопала его по плечу. - Но начало неплохое. В другой раз обязательно получится.
Она прошла мимо него под смешки и подколки его приятелей и сразу же взяла курс на торчащую из под капота ладную мужскую задницу, которую не смогла испортить даже бесформенная рабочая роба. Рене уже не в первый раз отмечала про себя, что несмотря на совершенно больную голову, физически МакТавиш был одарен просто возмутительно щедро. Интересно, он согласится попозировать ей голым? Чувство стыда было ему чуждо, как, впрочем, и любое другое, насколько она успела убедиться, но кто знает, какие еще тараканы водились в его ушибленной голове.
- Привет! - Рене с ходу шлепнула Этана по заднице, словно делала это уже далеко не впервые и, привалившись к бамперу спиной, заглянула ему в лицо. - Будь добр хотя бы сделай вид, что рад меня видеть. Я тебе тут алиби пытаюсь обеспечить. Подыграй.
Несколько пар глаз с удивлением наблюдало за ними, и Рене очень надеялась, что видели они именно то, что она пыталась показать, а именно встречу парочки ребят, которые если не встречаются, то как минимум неплохо проводят время на горизонтальных плоскостях время от времени. Лучшего алиби для них она просто не смогла придумать. Возможно, будь у нее чуть больше времени на раздумья, она отказалась бы от этой затеи, потому что слухи о том, что она спит с МакТавишем, были ей нужны меньше всего, но в приоритете сейчас было совсем не это.
- Мне нужна твоя помощь, - тихо, чтобы услышал только Этан, проговорила Рене, придвинувшись к нему вплотную и почти протиснувшись в узкое пространство между ним и машиной. - Надеюсь, ты не занят сегодня вечером?
Бросив через плечо парня короткий взгляд, Рене только убедилась в том, что разыгранный ею спектакль пользуется спросом, и решила закрепить успех. Ее рука прогулялась по его груди, упакованной в пропитанную машинным маслом робу, и замерла на его шее, почти обнимая.
- Я это из вежливости спросила, чтоб ты знал, - все так же воркуя проговорила она, но взгляд ее неуловимо похолодел. - Мне нужна твоя помощь и ты мне поможешь, хочешь ты того или нет.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:30:18)

+4

12

Судя по смешкам, раздавшимся за спиной почти сразу, незамысловатый подкат Лукаса не сработал. Сам он того, может, и не понимал, но ему сильно повезло. Уж лучше словить от ворот поворот от сестры Макрея, чем от него самого. По крайней мере такое у МакТавиша сложилось впечатление. Непроизвольно прислушиваясь к тому, что происходило у него за спиной, Этан все равно дернулся от неожиданности, когда Рене шлепнула его по заднице, и от души приложился затылком о капот. Зажмурившись от боли, он сдавленно зашипел, но никак ее выходку не прокомментировал. Слишком очевидное поведение и, конечно же, волшебное слово "алиби" резко свели на нет все болевые ощущения. Этан уставился на буквально льнущую к нему девчонку, потирая затылок. Его не нужно было уговаривать. Он всегда был готов подыграть, тем более, что кое-какой опыт в подобных спектаклях у них с Кензи уже имелся. Он чувствовал, что на них смотрят, и почти затылком ощущал уязвленный взгляд Люка, но ему было все равно, даже если все это потом выльется во что-то куда более серьезное, чем дежурные подъебы, к которым он уже успел привыкнуть за этот месяц. Сейчас Этана одолевало нечто такое, что вполне можно было назвать самым настоящим любопытством. Он догадывался, что "помощь", о которой шла речь, едва ли носила законный характер. За чем еще Кензи к нему обращаться, как не за чем-нибудь незаконным? И понимание того, что это может поставить крест на его законопослушном существовании, приятно будоражило.
— Иначе ты ко мне и на милю не подошла бы, — фыркнул Этан, против воли копируя манеру сестры. Мысль о том, что все происходящее здесь и сейчас наверняка дойдет и до Элспи, уколола смутным предчувствием. Скандал ему в таком случае будет гарантирован. Но еще одну семейную разборку он как-нибудь переживет. Не в первый и не в последний раз.
С громким стуком захлопнув капот, Этан подхватил девушку под ягодицы и усадил ее на самый его край, уютно устроившись между ее широко разведенных коленок. Кто-то из ребят хохотнул, послышался пошлый комментарий и сопутствующие смешки, но самому МакТавишу было не до смеха. Спектакль спектаклем, а того, что за помощь ей вдруг от него понадобилась, все это никак не проясняло.
— Из вежливости могла бы не скатываться до шантажа, — он уперся руками в капот по обе стороны от сидящей на нем Рене и выжидающе на нее воззрился. — Говори, чего надо и побыстрее. Мне работать надо.
Мурлыкающие интонации его голоса можно было на хлеб вместо меда намазывать. Этан даже соизволил улыбнуться, стараясь не думать о том, как неоднозначно отзывается его собственный организм на то, что вообще-то должно было быть не более чем игрой на публику. Главное, что со стороны это выглядит убедительно. Даже более чем.
— Снимите уже номер! — не выдержал кто-то из механиков. Этан глянул через плечо, но, кто это был, так и не засек. Зато споткнулся взглядом о МакБрайда, спускающегося по лестнице из своего офиса, и нехотя отстранился от Кензи. Выговоры тот может и не прописывал, но предпочитал, чтобы на работе его подчиненные все же работали, а не девчонок по капотам раскладывали.

+4

13

Коротко взвизгнув от неожиданности, когда Этан усадил ее на капот, Рене обняла его за шею и рассмеялась, весело и игриво, стараясь не обращать внимания на насыпавшийся в желудок колотый лед примитивного страха, про который она уже успела позабыть. Она конечно ждала и даже надеялась, что он ей подыграет, но никак не рассчитывала, что это будет вот так... слишком качественно что ли. Это пугало ее не на шутку. Сам Этан пугал своей нормальностью. Если бы она не знала, что он такое, все было бы куда проще, но тогда она не пришла бы сюда и не потребовала помощи. Ей нужен был тот монстр, что сидел внутри Этана МакТавиша и прятался за этими ласковыми интонациями и взглядом, от которого в пору было растаять и растечься по капоту лужицей бескостного желе. И без этого монстра на поводке она отсюда не уйдет.
- Ну, не здесь же!
Ее звонкий смех прокатился по просторному помещению мастерской, с мелодичным звоном ударяясь обо все металлические поверхности, и вылетел через ворота на улицу. Шоу продолжалось и пока что имело успех у публики. Рене глянула через плечо парня, поймала неприязненный взгляд Лукаса и, не отводя от него насмешливых глаз, прижалась к щеке Этана и горячо зашептала ему на ухо:
- Заканчивай смену, улаживай все свои срочные дела и заезжай ко мне домой. Брат на пивоварне весь день. Не заедешь... - она слегка укусила мягкую мочку уха и выдохнула: - Буду считать, что ты струхнул.
Возглас одного из механиков, неотрывно наблюдавшего за ними все это время, заставил Этана оглянуться, но отстранился он по другой причине. Винсент МакБрайд спускался по лестнице из своего офиса и несмотря на оперативность МакТавиша все же заметил, чем он тут занимался в рабочее время. Взгляд хозяина мастерской споткнулся о Рене, и девушка почти прочитала промелькнувшие в его голове в этот самый момент мысли. Можно было не сомневаться, что новость о том, что она крутит с Этаном МакТавишем, дойдет до брата быстрее, чем до всех остальных жителей города. Мистер МакБрайд не был сплетником, но он был отцом и как никто другой знал, что такое плохая компания для молодой девушки. А Этан МакТавиш был очень плохой компанией.
- Пожалуй мне пора.
Рене решительно соскользнула с капота, но вот так просто сбегать она не собиралась. Финальную сцену никто не отменял. Привстав на цыпочки, девушка обняла Этана за шею и ткнулась губами в его губы в слабом намеке на поцелуй. На прощанье.
Солидно урча, старый додж Дугласа Макрея отъехал от мастерской и скрылся за воротами ограды, шурша укатанным щебнем. Весь рабочий состав смены смотрел ему вслед. Молча и почти скорбно, а потом все как один воззрились на МакТавиша. В их глазах он уже был трупом, распиленным на мелкие кусочки и расфасованным по мусорным мешкам. Первым голос подал МакБрайд.
- Ты совсем с катушек съехал? Это же сестра Макрея! Ты о чем думал вообще?!
В его голосе отчетливо слышалось недоумение вкупе с негодованием, потому что ему ну никак не улыбалось утрясать сопутствующие проблемы, а потом искать нового механика взамен МакТавиша, который в итоге если не помрет, то уж точно сядет. Бессмысленное и совершенно неблагодарное занятие. Лучше он все равно не найдет.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:29:42)

+4

14

Если бы Этан мог испытывать радость, то он бы обрадовался, когда Кензи засобиралась, но ее финальная выходка шевельнула совершенно противоположное чувство. Не злость, но раздражение, приправленное чем-то еще, что он попросту не хотел идентифицировать. Проводив девушку взглядом, который не предвещал ей ничего хорошего, Этан повернулся и тут же наткнулся на взгляд, который не предвещал ничего хорошего уже ему. Винсент выглядел так, словно он тут с его собственной дочерью обжимался. Того гляди кулаками махать начнет.
— Тебе-то какая печаль? — Этан пожал плечами с безразличным видом и снова поднял капот. — Скажи спасибо, что это не твоя дочь.
Эффекта от этих слов он не видел, поскольку сразу же скрылся под капотом, обернувшись к проблеме задом, но зато прекрасно слышал, как МакБрайд цветисто ругается себе под нос и топает прочь. Механики потом еще долго мусолили случившееся, даже порывались подкатить к Этану с расспросами, но тот успешно их игнорировал вплоть до самого конца смены. В конечном итоге им просто надоело и они оставили его в покое.
Но даже когда миновало шесть часов вечера, он не торопился. Прислушиваясь к тому, как в раздевалке переговариваются, грохоча дверцами шкафчиков, остальные механики, он не спеша закончил с ремонтом, убрал инструменты в ящик, а ящик в стеллаж с остальными такими же, потом выгнал машину, готовую к передаче владельцу, наружу и припарковал у стены гаража. Только после этого он направился в раздевалку. К тому времени там никого уже не осталось. Один только Лукас лениво игрался со шнурками своих кроссовок, стоя почти на самом входе и как будто чего-то дожидаясь. С появлением Этана стало ясно, чего именно.
— Так что у вас с ней? Просто трахаетесь или все всерьез?
Ответом ему было молчание. Как следует отмыв руки и лицо от машинного масла, Этан переоделся, рассовал по карманам мобильник, бумажник, ключи от машины и конверт с зарплатой, захлопнул свой шкафчик. Он уже собирался уйти, когда Люк, не стерпев столь демонстративного игнора, прекратил подпирать косяк и встал посреди дверного проема, загородив ему проход.
— Эй, я к тебе обращаюсь!
Тычок в грудь остановил Этана, но едва ли пошатнул и уж точно не заставил отступить. Он с шумом втянул в легкие воздух и воззрился на Лукаса, наверное, впервые за весь день удостоив его настоящим взглядом. Словно только что заметил его и вообще принял во внимание само его существование. Чего-то подобного он ждал с тех пор, как начал здесь работать. Рано или поздно кого-то из ребят должно было перемкнуть. И стоило ожидать, что это будет Лукас. Ему МакТавиш всегда был как кость в горле.
— Меня девушка ждет, — ровным, почти скучающим тоном напомнил он. — Может, на потом отложим, м?
Именно его спокойствие в итоге и сыграло решающую роль. Из мастерской Этан вышел спустя всего несколько минут, сплевывая кровь из разбитой губы и шипя от боли. Ночная смена, лениво покуривающая на выходе, встретила его молчаливым недоумением. Никто не посмел поинтересоваться, что стряслось. Необходимость в этом отпала сама собой, как только из глубины помещения мастерской послышался страдальческий стон Лукаса. Все сразу же ломанулись внутрь, так что до машины Этан дошел уже без присмотра. Дареный МакБрайдом форд выехал с огороженной территории мастерской почти поспешно. Можно было не сомневаться, что случившееся аукнется ему уже завтра, но на данный момент его это мало волновало.

+4

15

Было уже почти семь, когда Рене, устав выглядывать в окно каждые пять минут, вышла из особняка Макреев и направилась неспешным шагом к кованым воротам, делая вид, что пытается выловить сотовую связь на случай, если из окна за ней кто-нибудь наблюдал. И маму, и Шерил она предупредила заранее, сообщив, что на вечер у нее другие планы, но любопытство ведь никто не отменял. Ее личная свобода и без того претерпела серьезные потери после того, как она решила остаться еще на пару недель и дождаться Дня Города, которого все так ждали, так что никто не стал вдаваться в подробности. Однако, Рене все равно надеялась на то, что Этан сообразит не заезжать через ворота и не станет палить свою приметную морду ее домочадцам. После того, что она устроила в мастерской, слухи, конечно, все равно пойдут, но пока она была не готова объясняться с мамой и особенно с Шерил. Если подруга увидит Этана, она точно его узнает, а это гарантировало истерику или как минимум серьезный разбор полетов. Тратить на это время Рене не собиралась. Не сегодня и не сейчас.
- Давай же, ну... - бормотала она себе под нос, тыкая тачскрин своего смарта и как будто уговаривая сотовую связь явить себя. На самом деле она уговаривала МакТавиша и ее ментальные сигналы в его сторону иногда вырывались наружу такими вот возгласами. Рене допускала, что Этан мог не приехать. У него было предостаточно времени, чтобы все как следует обдумать, и предостаточно причин для того, чтобы передумать встречаться с ней, ведь он ничего не обещал. Но она все равно надеялась. Надеялась, что он приедет, и надеялась, что он согласится помочь. И сомневалась. Этот парень мог как согласиться, так и отказаться с легкостью, руководствуясь известными только ему одному соображениями. Рене не рискнула бы предположить, что творится в его больной голове, когда он смотрит лесбийское порно, а уж что он подумает, когда она предложит ему убить человека, и подавно. Но где-то в глубине души теплилась все та же надежда, что он поймет. Должен понять. Больше ей обратиться было не к кому. По крайней мере она уверяла себя в этом, стараясь не думать о брате. Она убеждала себя, что обратиться к нему ей мешает гордость, но на самом деле это был банальный страх. Рене боялась, что Джетро ее осудит и изменит свое мнение о ней. Она отчаянно боялась его разочаровать. Этот страх уступал даже перед пониманием того, что ей еще придется как-то объяснять свою связь с МакТавишем, но тут у нее была одна идея, которая могла бы сойти за правду. В конце концов она художница, а художники народ эксцентричный и могут позволить себе очень многое.
Мерный рокот машинного двигателя Рене услышала прежде, чем увидела саму машину и развернулась всем корпусом в сторону дороги, на которой вскоре показался черный форд рейнджер, который МакБрайд практически подарил МакТавишу, если верить слухам. Рене не то чтобы верила, но допускала, что такое могло произойти. В конце концов МакТавиш работал на старого Элмера МакБрайда, прежнего владельца мастерской. Может это была его последняя воля, выполнить которую не представлялось возможным, пока Этан сидел в тюрьме? В любом случае расспрашивать его об этом Рене не планировала. Она забралась в салон сразу же, как только форд остановился, совсем немного не доехав до ворот.
- А ты не торопился, - с деланным недовольством заметила девушка, пристегиваясь. - Поехали к маяку. Там нам никто не помешает.
Переходить к делу сразу она не стала. Ей нужна была не только спокойная обстановка, но и все внимание Этана. Пока он был за рулем, его слишком многое могло отвлечь, поэтому Рене дождалась, когда они доберутся до пункта назначения. Возвышение, на котором был некогда построен маяк, было почти плоским, как своеобразная смотровая площадка для всех желающих полюбоваться на закат. У самого его края, максимально далеко от самого маяка и домика смотрителя Этан и припарковался.
- Что у вас с Отэм? - решив начать издалека, спросила Рене, едва двигатель форда смолк и воцарилась тишина. - Знаю, что вы с ней общаетесь, просто хочу знать, насколько хорошо и вообще... - она повернулась и посмотрела на Этана напрямую впервые с тех пор как села в машину. - Это она тебя стригла?
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-02-23 16:38:07)

+3

16

Подъезжать прямо к воротам Этан не стал. Махина особняка Макреев, стоящая вроде бы и в черте пригорода, но все равно как-то в стороне от него, уже маячила впереди, когда он в очередной раз поймал себя на мысли, что едет на встречу с Кензи, ведомый чистейшим любопытством. Оно было довольно редким гостем в его системе координат, но отчего-то, когда дело касалось этой конкретной девчонки, одолевало его с завидным постоянством, как какой-то рефлекс. И это не то чтобы напрягало. Скорее заставляло крепко задуматься, почему так. Что в ней такого?
Длинноногая фигурка Рене топталась у ворот. Стоило МакТавишу остановиться, как она быстро сократила оставшееся расстояние и забралась в машину. Отвечать на ее слова он не стал, догадываясь, что недовольство было высказано просто так, дабы сказать хоть что-то. Только кивнул, когда она велела ехать к маяку, потому что сам совсем недавно думал о том, что можно было просто договориться и встретиться там, а не ехать до макреевского особняка, рискуя быть замеченным его жильцами. Развернув форд, он покатил в обратном направлении. Салон медленно наполнялся ароматом знакомого парфюма и этот запах был единственным проявлением присутствия Кензи. Она молчала всю дорогу, глядя в окно на раскинувшийся по правую руку морской пейзаж и никак не напоминая о себе. Пару раз Этан даже покосился в ее сторону, чтобы убедиться, что пассажирка ему не привиделась.
Припарковавшись на краю небольшого плато, что подпирало маяк и домик смотрителя, Этан заглушил двигатель и отстегнул ремень безопасности. Тишина еще даже не успела воцариться, как Рене тут же нарушила. Он уставился на девчонку, пытаясь понять при чем тут Отэм, и машинально провел рукой по коротко остриженным волосам.
— Она, ктож еще, — он кивнул и, откинувшись спиной на спинку сидения, прокатился взглядом по раскинувшемуся перед ними виду. — Мы не встречаемся, если ты об этом. И возобновлять наши отношения я не планирую. Она хорошая девчонка. Слишком хорошая. Бывший зэк в дружках ей точно ни к чему.
Немного помолчав, Этан нащупал в кармане пачку сигарет и молча выбрался из машины. Запах соли и ментола здесь был особенно сильным. Куда сильнее чем на других берегах острова. Даже закурив, Этану не удалось его перебить. Не по-летнему холодный ветер закрадывался под одежду, вызывая мурашки, трепал короткий волосы на затылке, приятно холодил разбитую губу. Он подпер кенгурятник форда поясницей и закурил, прикрывая огонек зажигалки от ветра. Хлопнула дверца. На периферии показалась Кензи, и он, не глядя, протянул ей пачку, предлагая закурить.
— МакБрайд меня как школьника отчитал, — поделился Этан, убирая пачку обратно в карман. — Не знаю, как ты это сделаешь, но постарайся сделать так, чтобы не пришлось с твоим братцем махаться. Если я его грохну, меня посадят, а если он меня... — тут он только плечами пожал. — Не хочу привлекать к себе лишнее внимание. Мне его и так хватает.
Конечно, МакТавиш утрировал. После того недоареста по подозрению в похищении детей, когда его упаковали и увезли в участок, чтобы допросить, его больше не трогали ни разу, но все могло измениться в одночасье, стоило только дать повод. Засветиться рядом с Рене уже было заявкой, и Этан уже начал пожинать ее плоды. При этой мысли он куснул слегка пульсирующую болью губу, слизнул выступившую кровь и сплюнул горькую от никотина слюну в сторону.
— И подружку свою тоже постарайся держать от меня как можно дальше. Она ведь видела меня тогда и наверняка хорошо запомнила.
Он глянул на Кензи и споткнулся взглядом о ее голые коленки. Она была одета точно так же, как и тогда в гараже, но здесь, на холодном ветру открытого берега ее наряд был мягко говоря легковат. Зажав сигарету в зубах, Этан стряхнул с плеч куртку и протянул ее Рене, никак не поясняя, зачем это делает. Мотивация, это одно. Ее он воспринимал как нечто само собой разумеющееся. А вот ее осознанием у МакТавиша дело обстояло хуже.
— Хорош уже тянуть, — пыхнув дымом, буркнул он. — Рассказывай.

+3

17

- Тебе идет, - рассеянно заметила Рене, разглядывая совсем не стрижку Этана, а его слегка припухшую губу. Поинтересоваться, с кем он уже умудрился подраться с тех пор, как она покинула мастерскую, Рене так и не успела. Его ответ удовлетворил ее целиком и полностью. Собственно, это она и рассчитывала от него услышать, а причин сомневаться в правдивости слов Этана у нее было. Если он сказал, что между ними с Отэм ничего нет и не будет, значит, так и есть. Странная, ничем не объяснимая уверенность, что ему можно верить на слово, уже не в первый раз давала о себе знать. Стоило бы задуматься, с чего бы ей так слепо ему доверять, но во всем, что казалось МакТавиша, Кензи полагалась только на инстинкты, а они ей подсказывали, что ему можно доверять.
Девушка посидела в машине, размышляя о чем-то, еще какое-то время после того, как Этан вышел, чтобы покурить, и последовала за ним. Зябко поеживаясь от холодного ветра, который здесь, на западном побережье Штормового острова был особенно сильным, она подошла к нему и почти не задумываясь вытащила из протянутой пачки сигарету. Новость о том, что МакБрайд устроил ему разнос, только развеселила Рене.
- Так это он тебя так? - она снова подняла глаза на Этана, указывая на его разбитую губу взглядом, и почти сразу же покачала головой. - Не парься. Мой брат - моя проблема. Он тебя не побеспокоит.
Если честно, Рене не была до конца в этом уверена. Джетро был не из тех людей, реакции которых можно было прогнозировать, но она была намерена сделать все, чтобы Этану не пришлось на своей шкуре узнать, насколько нетерпимым мог быть ее брат по отношению к людям, ее окружавшим. Странно, но ее собственные мысли о Шерил, всплывшие сами собой, совпали со словами Этана о ней. Рене ничего ответила, только кивнула, соглашаясь с его опасениями и одновременно обещая, что позаботится и об этом. Она уставилась на протянутую Этаном куртку с плохо скрываемым недоумением и, вопросительно глянув на него, все же взяла ее и накинула на плечи, ощущая тепло его тела. И этот человек убивал людей с пугающим хладнокровием. Или это просто такая уловка, привычное притворство, которое помогало ему выглядеть нормальным, таким как все? Рене могла сколько угодно задаваться подобными вопросами, понять Этана ей это все равно не помогало совершенно. Да и не время сейчас было для этого. Он напомнил ей об этом, потребовав перейти уже, наконец, к делу. Рене сделала еще несколько затяжек, пытаясь потянуть время и подобрать подходящие слова, но потом решила, что нет нужды деликатничать и, выдохнув облачко дыма, объявила, громко и торжественно, словно сообщала о своем решении выйти замуж в самое ближайшее время:
- Хочу убить Бена Ричардса, - она посмотрела на Этана и, предупредительно подняв руку с зажатой между пальцами сигаретой, покачала головой. - Прежде чем ты скажешь хоть что-то, пожалуйста, выслушай меня. Просто выслушай, хорошо? Я давно думаю об этом. Если честно, уже много лет. Когда училась в школе, даже попыталась это сделать, но он, падла такая, отделался только несколькими переломами. Тэмми, чтоб ей, позвонила в скорую почти сразу же. Опоздай они минут на десять, может и получилось бы. Черт, как же я злилась на нее тогда...
Рене бросила истлевшую сигарету себе под ноги и, сердито ее затоптав, принялась ходить туда-сюда перед Этаном, шоркая подошвами своих кед по жухлой траве. Злость клекотала в груди, но это было даже приятно. Ей нужна была эта злость, чтобы не поддаться смутно улавливаемому где-то на периферии чувству страха перед тем, что она хотела сделать, и не передумать. Она не имела на это права, не теперь, когда говорила об этом Этану. Даже если он откажется ей помогать, она все равно сделает это. Засунув руки в карманы куртки, Рене остановилась и, нахохлившись, как сердитый воробей, устремила свой взгляд вдаль.
- Он бьет ее уже много лет, - продолжила она после недолгого молчания. - И, готова поспорить, что насилует время от времени. Правда, у меня нет доказательств, только подозрения, но... - Рене скрипнула зубами и помотала головой. - Я просто хочу, чтобы эта мразь больше не трогала ее. И мне нужна твоя помощь.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

+3

18

Как человека лишенного каких бы то ни было эмоций, Этана было очень сложно удивить. Тем не менее, Рене это удалось. Он никак этого не выказал, только продолжил смотреть на девчонку немигающим взглядом полудохлой рептилии, но внутри у него как будто что-то щелкнуло. Знакомо так. И снова это было связано с ней. Кажется, у Кензи стало входить в привычку бередить его любопытство. Как приятная щекотка, оно заставляло чувствовать себя несколько иначе. Более живым, что ли. Или даже более нормальным. Фиг поймешь.
У Этана и в мыслях не было как-то комментировать ее заявление. Наверное, скажи Рене, что собралась убить саму королеву Елизавету, он отреагировал бы так же. Все же убивать она собиралась совсем не королеву. Бен Ричардс. Бывший полицейский, а ныне алкаш, каких поискать. Этан и не вспоминал о нем до этого самого момента. Он не вспоминал о нем даже когда думал об Отэм. Несмотря на то, что они с ней встречались довольно таки продолжительное время, а Ричардс не раз и даже не два ловил их на горячем, буквально стряхивая Этана со своей дочери, как-то относиться к этому шумному и неприятному, но совершенно обычному мужику у него все равно не получалось. Поэтому воспринимал он его так же нейтрально, как и большинство окружающих его людей. В глазах Этана он был частью той безликой серой массы, на которую он никогда не обращал внимания. Просто потому что ему не было до нее никакого дела. Но что-то с этим алкоголиком все же было не так, раз Кензи так на него взбеленилась.
Этан слушал со всем вниманием, отмечая про себя изменчивую мимику девушки, ее тон и жесты, которыми она сопровождала свои слова. Она сдерживалась, это было видно. Но ее терпение уже было на исходе. Словно в подтверждение его наблюдений и домыслов, Рене заметалась перед ним, вытаптывая в траве, покрытой налетом от морской соли, заметную дорожку, но очень скоро остановилась и, сгорбившись в его куртке, висящей на ней как на вешалке, стала смотреть вдаль. Ее последние слова были едва слышны, ветер скрадывал большую их часть, но Этан все равно расслышал. Наверное, это должно было произвести на него какое-то вполне конкретное впечатление. Все таки речь шла об Отэм, к которой он, несмотря на все свои тараканы, всегда относился хорошо и по-своему берег. Но ничего не шевельнулось внутри. Он просто принял этот факт, обработал, как обычный компьютер обрабатывает данные, и поместил эту информацию в папку. На его решение помочь Рене это никак не повлияло. Она вообще могла не объяснять почему решила убить Ричардса. Он все равно помог бы ей. Просто потому что это она и потому что он был ей должен.
— И как ты хочешь это провернуть? — спросил Этан, когда воцарившееся после слов Рене молчание затянулось. — Убийство в таком крохотном городке событие громкое и его точно будут мусолить до победного. Перетрясут всех, меня в первую очередь, это как пить дать. Даже с алиби я автоматически попаду в список подозреваемых.
Он прекратил подпирать намордник форда и, выпрямившись, подошел к Кензи со спины, закрывая ее от ветра и колкой пыли, долетевшей до них со стороны дороги. На самом деле его мало волновало, будут его трясти в связи с этим делом или нет. Он уже смирился с тем, что его так или иначе будут пытаться связать со всеми происшествиями на острове, и был готов ко всему. И что-то подсказывало, что у этой девчонки в запасе было нечто куда более изящное нежели банальная поножовщина, которая первой пришла ему на ум. В этом плане Этан был довольно примитивен, что малость не вязалось с его репутацией убийцы, которую ему навязали и продолжали упорно навязывать по сей день. Правда, в том, что касалось сокрытия улик он был довольно неплох, как показывала практика.
— Можно все обставить как несчастный случай, — предложил он. — Свернуть шею и столкнуть с лестницы. Никто не удивится, как с Кемпбеллом. С тем, что утонул по пьяни в начале лета. Слышал, что все списали на несчастный случай сразу же и не шибко парились с расследованием. Тут тоже может прокатить. Даже не "может", а скорее всего так и будет. Особенно, если он действительно будет пьян, — Этан немного помолчал и добавил, разглядывая с высоты своего роста растрепанную макушку девушки: — Ты поэтому пришла ко мне на работу? Хочешь провернуть все сегодня?

+3

19

Прошла минута с тех пор, как Рене замолчала, а Этан так ничего не сказал. Кажется, он не пошевелился даже, судя по тени, что вырисовывалась на примятой траве справа от Кензи. Девушка чувствовала, как молчание давит на плечи, заставляя ее горбиться и еще больше съеживаться в чужой куртке уже не от холодного ветра, а словно в предчувствии удара, но все равно ждала. Он должен сказать хоть что-то. И он сказал. От звука его голоса внутри что-то резко свернулось в тугой узел и так же резко расслабилось, как только до нее дошел смысл его слов.
- Я знаю, что в первую очередь подумают на тебя.
Рене оглянулась и посмотрела на МакТавиша почти с укоризной, мол, за кого ты меня принимаешь, но стоило ему пошевелиться и сделать шаг в ее сторону, как девушка тут же отвернулась и снова как будто уставилась вдаль, вполне осознанно прислушиваясь к тому, что творилось у нее за спиной. Инстинкты подсказывали ей, что в его присутствии нельзя расслабляться, но тот факт, что он все же согласился, пусть и не сказал это прямо, глушил все. Рене вздрогнула, когда почувствовала избыточное тепло от стоящего совсем рядом парня, и невольно качнулась назад, словно желая к нему привалиться как к стене.
- Я знаю, - повторила она, но продолжить не смогла. Ей вдруг пришло в голову, что весь ее «гениальный» план, который она придумала и обдумала буквально за час, запросто мог развалиться от одного только веского слова Этана. Он-то на этом деле, как говорится, собаку съел, а она... Она зависла в младшей лиге. Там ей и место, если подумать. Поэтому когда Этан снова заговорил, Рене испытала ни с чем не сравнимое облегчение и спешно сосредоточилась на том, что было куда важнее ее комплексов новичка-душегуба.
Несчастный случай? Она тоже о нем подумала. Рене закивала, не оборачиваясь. Никто и не почешется, если такой алкоголик, как Бен Ричардс вдруг свернет себе шею, свалившись с лестницы, или напорется на нож, поскользнувшись на пролитом пиве. Скажут, допился и вообще сам виноват. Бытовой несчастный случай. Нужно только все обставить именно так и никак иначе. В этом и состояла их основная задача.
- Вообще-то я пришла к тебе на работу, потому что не знала, где еще тебя можно найти, - она обернулась и, задрав голову, посмотрела Этану в глаза, а потом развернулась к нему всем корпусом. - И да, я собираюсь все сделать сегодня, потому что точно знаю, что он будет дома отсыпаться после смены, а Тэмми не появится там до глубокой ночи, если вообще появится. Сейчас еще рано, народ кто по домам разбредается после рабочего дня, кто по забегаловкам, но через полчаса будет по-настоящему мертвый час. Все сытые и ленивые, всем пофиг...
Рене все говорила и говорила, распаляясь с каждым словом и уже открыто глядя Этану в глаза, словно убеждала его в чем-то таком, в чем у нее не было сомнений. Их и правда не было. Она еще в детстве заметила, что жизнь их крохотного городка подчиняется вполне конкретному и предельно простому ритму, который можно расписать по часам, а повадки его жителей, их реакции на внешние раздражители и прочая рефлексия были совершенно предсказуемы.
- Все, что от нас требуется, - продолжала она. - Так это незаметно зайти, сделать все, что нужно не поднимая шума, и так же незаметно выйти. Алиби я уже продумала, но как все провернуть на месте не представляю, поэтому мне нужен ты, - она даже ткнула в грудь Этана пальцем для пущей убедительности. - Я знакома с планировкой дома, так что могу рассказать, что где находится, если нужно, только скажи.
Рене хотела сказать еще что-то, но вдруг как-то резко осеклась и, накренившись вперед, прильнула к Этану всем телом, обняв его за торс. «На нас смотрят,» - прошелестело едва слышно. Прижавшись щекой к груди МакТавиша, девушка наблюдала через его плечо за смотрителем, решившим вдруг выйти из своего крохотного домишки и посмотреть, что за парочка прилетела к его обители. Нарушать идиллию он не решился, так что очень скоро Рене нехотя отстранилась от Этана и принялась кутаться в его куртку. После его объятий было немного зябко.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

+3

20

Действительно, где еще она могла его найти, как не на работе. Заявись она за ним в ту хибару на берегу, что его семейство по привычке называло домом, без жертв бы точно не обошлось. Не любили МакТавиши гостей. О том, что он обитает на старой барже, мало кто знал. Этан предпочитал, чтобы так оставалось и впредь. Он тоже не любил гостей. Те подростки, что заявились туда за Элспи в первую же ночь после его возвращения, спешно забыли про это место. И, судя по всему, и словом не обмолвились о том, какой прием они с сестрой им устроили. В противном случае, полиция начала интересоваться его скромной персоной куда раньше.
Кензи, между тем, говорила, не замолкая. Казалось, она торопится высказаться, словно он ограничивал ее во времени. Этан не прерывал ее и слушал предельно внимательно, глядя на девчонку сверху вниз. Она действительно продумала почти все. Все то важное, что так или иначе могло сыграть как им на руку, так и против них. Время было выбрано идеально. Не сразу после окончания рабочего дня, а чуть позже, когда все ужинают по домам или уже поужинали и коротают остаток вечера перед телевизором или в пабе. Мертвый час. Лучше и не скажешь. Рене не продумала только основную часть. Ту самую, в которой они устраивают Бену Ричардсу "несчастный случай". И Этан прекрасно понимал, почему она этого не сделала. Невозможно продумать то, что почти целиком и полностью зависит от воли случая. Можно спрогнозировать, дать толчок конкретному ходу событий, который и приведет к нужному результату, но всегда остается шанс, пусть даже самый мизерный и почти невозможный, что все полетит к чертям.
— Я тоже знаком с планировкой, так что это ни к чему, — отозвался Этан, уже рисуя в уме свой собственный план дома. Вряд ли за прошедшие четыре с лишком года с тех пор, как он был там в последний раз, Ричардсы делали ремонт и меняли планировку. Да и дом сам по себе слишком маленький, чтобы в нем можно было потеряться. Этан только не мог вспомнить, где у них стоял телефон, и понятия не имел, какого типа был сам аппарат. База с трубкой или старый с диском. В любом случае, нужно было сделать так, чтобы Ричардс не смог никому позвонить, если что-то пойдет не так. На счет мобильников можно было не переживать.
Все это пронеслось в голове Этана вихрем в считанные секунды. Он не сводил с Рене глаз, но все равно растерялся, когда она вдруг прильнула к нему. Рефлексы сработали быстрее мозга. Он обнял ее, как парни обнимают своих девушек, чтобы утешить, согреть и просто проявить свои к ней нежные чувства, и только потом услышал ее едва слышный шепот. Очередной спектакль? Не вопрос. Оглядываться по сторонам, чтобы убедиться в том, что за ними действительно наблюдают, он не стал. Ему было все равно, смотрят на них или нет. Обнимать эту девушку было приятно. Этан нехотя отпустил ее, когда она от него все же отстранилась. Ветер как будто стал холоднее.
— В машине теплее, — он кивнул на форд и, не дожидаясь ответа, направился к нему. Времени оставалось всего ничего, а им стоило обговорить еще кое-какие детали прежде чем ехать на дело. На дело. Про себя Этан усмехнулся, но все же был вынужден признать, что у них с Кензи довольно неплохо получалось работать вместе. Он заметил это год назад и наблюдал воочию теперь. Что-то в ней все же было. Что-то такое, что делало ее похожей на него самого. Какой знак ставить перед этим сходством, плюс или минус, он не знал, да и права не имел судить. Но в одном Этан был уверен на все сто — после сегодняшнего они будут повязаны по-настоящему. Убийство, это тебе не краденые камушки.
Он дождался, когда девчонка вернется в салон, и завел машину. Им хватило тех двадцати минут, что они ехали через почти весь город к дому Ричардсов, чтобы наметить сам план действий и обговорить кое-какие вероятности, которые могли всплыть по ходу. В лучшем случае они провернут все быстро и без лишнего шума и уложатся в полчаса, если не будут особо торопиться. А в худшем... Этан прикинул несколько вариантов развития событий, но озвучивать их вслух не стал. Сам он никогда не был суеверным, но на счет Кензи этого сказать не мог, потому решил перестраховаться и смолчать. Еще отчебучит чего со страху.
Машину они решили оставить на соседней улице. Старый магазинчик, в котором когда-то давным давно торговали чаем, кофе и конфетами, теперь был закрыт. Вывеска висела на одном честном слове, а пыльные окна были заклеены газетами. Что стало с его хозяином, Этан не знал, но крохотный зазор между двумя зданиями приметил уже давно. Пахнущий кошками и сыростью, он надежно укрыл его массивный форд от случайного наблюдателя. Остаток пути до дома Ричардсов они с Рене прошли пешком, держась за руки и обжимаясь как парочка.

+3

21

Рене кивнула, но так и не сдвинулась с места, в задумчивости наблюдая за тем, как Этан идет к машине и забирается внутрь. Ей все еще было немного странно осознавать, что он согласился. Почему? Зачем ему это? Желание понять его мотивы соперничало со смутной тревогой. Что если он преследовал какие-то свои цели? Ждать подвоха, когда имеешь дело с кем-то вроде МакТавиша, вполне нормальное явление, но ее куда больше тревожило собственное спокойствие в этом отношении. Рене верила ему, хотя у нее не было ни одной достойной причины для этого. Напротив, была тысяча и одна причина не верить и даже бояться, но она почему-то совсем не боялась. Во всяком случае не сейчас, когда на ней все еще была надета его куртка, а на плечах ощущалась воспоминанием фантомная тяжесть его больших и теплых рук.
Забравшись в машину, Рене первым делом вернула Этану куртку и глянула на дисплей своего смартфона. Время уже поджимало. Если они хотели успеть все провернуть именно в мертвый час, то им стоило поторопиться. Словно прочитав ее мысли, МакТавиш завел машину и тронулся с места. Прошло всего каких-то двадцать минут и у них уже был план действий. Простой и незамысловатый, как пара пенни. Наверное, это и было наилучшей гарантией того, что в итоге все получится. Не то чтобы Рене не сомневалась. Сомневалась, конечно же, и это серьезно мешало ей настроиться на нужный лад, но спокойствие Этана, пусть оно и было следствием его эмоциональной невосприимчивости, передавалось и ей. С того самого момента, как они, оставив машину на соседней улице, пошли пешком, оно ее не оставляло ни на секунду. Оно не оставило ее даже тогда, когда Рене стояла на пороге дома Ричардсов и прислушивалась к тихому бормотанию телевизора, слышному через дверь. Она огляделась по сторонам, поеживаясь от вечерней прохлады. Улица была пуста и как будто безжизненна. Мертвый час, самый сытый и ленивый час за весь день, уже вступил в свои права. Рене глубоко вздохнула, вытерла взмокшие ладошки о задние карманы своих шорт и постучала в дверь. Кнопка звонка была на виду, но Кензи знала, что мистер Ричардс давным давно его сломал. Специально, чтобы не трезвонил зазря, когда у него болезного с похмелуги голова раскалывается так, что хоть гильотину на заднем дворе сооружай.
Прошла минута, но ни возмущенных пьяных воплей, ни шаркающих шагов за дверью, ни грохота стеклотары она так и не услышала и постучала снова, только куда настойчивее, чем прежде. От ее стука задрожали стекла в боковых окнах. Причина заявиться внаглую на порог, пусть это и был всего лишь повод, у нее была и довольно веская. Она уже не в первый заезжала в дом Ричардсов за вещами для Отэм, которая после очередной взбучки от отца боялась возвращаться домой. На этот раз подруга ее об этом не просила. Но могла бы, не так ли?
- Мистер Ричардс? - позвала Рене, позволив себе повысить голос ровно настолько, чтобы ее услышали через дверь. - Мистер Ричардс, вы дома?
Глупый вопрос, учитывая, что она слышала бормотание телевизора, но он был задан вовсе не ради ответа, а просто чтобы привлечь внимание хозяина дома. Привлечь и отвлечь от того, что происходило на заднем дворе, куда направился Этан. Он был тем самым роялем в кустах, о котором Бен Ричардс должен был узнать в решающий момент. Сейчас главное попасть внутрь под благовидным предлогом и усыпить бдительность хозяина дома. Рене это умела.
Она прильнула к стеклу бокового окна и, прикрыв ладонями глаза от света, всмотрелась в темную внутренность знакомого холла. Через окно был виден самый краешек гостиной, двери в которую были распахнуты настежь, но рассмотреть что-то еще было совершенно невозможно. Рене могла только представить как мистер Ричардс сидит, развалившись, в своем любимом кресле в окружении пустых пивных банок и спит, пуская слюни на майку, совершенно не обращая внимание на то, что по телевизору идет какое-то бабское ток-шоу или слезливый бразильский сериал. Она видела эту картину уже много раз.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-03-26 15:53:50)

+3

22

[indent] В первые мгновения после побудки Бен Ричардс решил, что стук в дверь ему приснился. Бывает же такое, что снится то, как ты просыпаешься, встаешь, собираешься на работу, как зомби преодолевая все трудности раннего подъема с похмельной головой, а потом вдруг срабатывает настоящий будильник и все начинается заново уже вживую, а не во сне. Бывает даже, что это повторяется снова и снова, как какая-то петля времени, и подобные выкрутасы подсознания можно с чистой совестью считать самым изощренным кошмаром из всех возможных. Но судя по тому, что стук повторился, а потом послышался знакомый голос, все было взаправду.
[indent] - Вот же су-ука... - с хрипом выдохнул Ричардс, пытаясь разлепить заплывшие глаза. Он заснул прямо в кресле перед телевизором, что случалось с ним регулярно, но все тело заломило так, словно он сделал это в первый раз. Покряхтывая, он с трудом вынул себя из кресла и выпрямился. Где-то в спине что-то громко хрустнуло. Все тело будто ошпарило, но стало легче. Телевизор бубнил какой-то ерундой про швабры, однако, Бен не обратил на это никакого внимания. Он кое-как перешагнул через стоящую под самыми его ногами грязную тарелку с остатками закуси и горку из измятых пивных банок и довольно живо пошаркал в прихожую. В гостиной, где он поводил почти все свое свободное время царил полумрак из-за темных штор, которые всегда были задернуты - Тэмми выучила этот урок после пары особо смачных затрещин - поэтому Бен с непривычки защурился от не такого уж и яркого света, когда вышел в прихожу, и распахнул входную дверь почти вслепую. Он не сразу сообразил, кто перед ним. Девчонка, это точно, с голыми ногами. На ногах он и завис, часто моргая и пытаясь разогнать цветные круги и слепые пятна, пляшущие перед глазами. Узнавание пришло, когда он поднял глаза на свежее личико девчонки.
[indent] - А, это ты, - он скривился в неприятной усмешке и уже более осознанно прокатился взглядом по ладной фигурке подружки его дочери. - Чем обязан?
[indent] Дожидаться ответа Бен не стал и, оставив дверь открытой, просто развернулся и пошел обратно в гостиную. Кажется, там была еще одна целая банка. Промочить горло ему бы не помешало. Похмелье уже давно стало его перманентным состоянием.
[indent] - За вещичками ее пришла? - прокаркал он уже из гостиной. - Передай, этой дуре, что может вообще все свое шмотье забирать и сваливать к чертовой матери. Или к этому ее новому дружку, как его там...
[indent] Кресло жалобно взвизгнуло, когда Ричардс снова в него упал. В руке у него была банка с дешевым пивом, которое даже в холодном виде было как моча, а уж в теплом вообще вне конкуренции. Но уж лучше давиться этой дрянью, чем подойти к макреевскому пабу даже близко. У Бенджамина Ричардса были принципы и некоторые из них отличались завидной живучестью. С тех пор, как вернулся шебутной сынок Дугласа, он вообще в сторону паба не смотрел, памятуя сколько крови этот тип ему попортил еще когда молокососом был и штаны по заборам продирал. Зато не стеснялся смотреть в сторону его мачехи, когда та появлялась в зоне его видимости, как, впрочем, и в сторону его сестры. Девчонка была что надо.
[nick]Benjamin Richards[/nick][status]папочка сердится[/status][sign]Скромная дочь - спокойная ночь,
Счастье отца, сапфир мудреца.
[/sign][icon]http://s3.uploads.ru/uDiEh.jpg[/icon][info]<br><hr>52 года, охранник в супермаркете<hr>[/info]

Отредактировано Autumn Richards (2018-04-01 01:12:07)

+3

23

Они разошлись, не доходя дома Ричардсов совсем немного. Кензи сразу же направилась к парадному входу, а МакТавиш завернул в небольшой просвет между соседским забором и старым гаражом и вышел на задний двор. Сразу было видно, что хозяина в этом доме нет и уже давно. Нестриженый газон, запущенная живая изгородь и валяющийся то тут то там хлам из гаража давали представление о том, что творится за относительно ухоженным фасадом этого дома. Отэм старалась поддерживать видимость, что все у них дома хорошо, несмотря на то, что поверить в это мог разве что слепой, глухой и слабоумный. И скорее всего она прекрасно понимала, насколько бессмысленны все ее старания, просто это уже настолько вошло у нее в привычку, что она просто не могла от нее отказаться. Защитная реакция. Она у всех есть. И у всех она разная.
Поднявшись на небольшое крылечко у черного входа, МакТавиш прижался ухом к двери и прислушался к тому, что происходило внутри. Стук, долгая пауза и снова стук, но уже более громкий, а затем он услышал голос Кензи. По спине пробежала пригоршня колючих мурашек, когда внутри дома послышалась какая-то возня. Этот пьяница сильно облегчил бы им задачу, если бы захлебнулся собственной рвотой или траванулся паленой сивухой, но Ричардс был живуч, как и все копы. И такой же сволочной. Облегчать им задачу он явно не собирался.
Этан почувствовал, как дверь, к которой он прижимался, слегка дрогнула, поддаваясь тяге сквозняка, когда Ричардс открыл парадную дверь. Его пропитой и прокуренный сиплый голос сильно контрастировал со звонким серебристым голоском Рене. Прислушавшись и убедившись, что голос Ричардса стал глуше, что говорило о том, что он вернулся обратно в гостиную, Этан провернул на пробу ручку двери. Вопреки его ожиданиям так оказалась не заперта и это был большой плюс. Не придется тратить время и вскрывать замок, пока Кензи там строит из себя лапушку и заговаривает Ричардсу зубы. Коротко оглядевшись по сторонам, Этан отворил дверь и вошел внутрь. Как и в остальных домах на этой улице, да и на многих других в Северном Солуэе, вход со двора вел прямиком на кухню. Здесь все было в точности так, как Этан запомнил. Стояло на тех же местах и выглядело так же. Кажется, даже веселенькие шторки на окнах и кухонные полотенца с вышивкой были теми же, что и несколько лет назад, когда он был тут в последний раз. Как будто целая жизнь прошла и уместилась в одно пугающе короткое мгновение.
Аккуратно притворив за собой дверь, Этан непроизвольно потянул носом, принюхиваясь к запахам, царившим в этой части жилья. Это были по-настоящему домашние запахи. Он уже и не помнил, когда  в доме МакТавишей пахло чем-то подобным. Наверное, еще в те времена, когда отец и мать были живы, братья не пытались друг друга перепить, а сестра была совсем еще мелким кульком какашек. Этан помнил те времена смутно, но все же помнил, в отличие от остальных. Он помнил, что когда-то они были семьей. Не самой благополучной, странной и временами откровенно пугающей, но все же настоящей, а не тем жалким подобием стаи бродячих собак, в которую их превратил Чейг. Тогда у Этана был дом, куда можно было вернуться несмотря ни на что. Теперь же вернуться он мог только на старую, насквозь проржавевшую баржу.
От стоящей посреди кухонного стола тарелки пахло ванилью и корицей. Наверное, Отэм с утра успела напечь. Приподняв салфетку, Этан обнаружил аппетитного вида бисквиты. В желудке было пусто, но голода он не ощущал, потому снова накрыл выпечку и сразу же забыл об этой своей находке. В конце концов, он сюда не за этим пришел. Входная дверь громко захлопнулась, и Этан замер, прижавшись к стене рядом с холодильником. Он не стал рисковать и выглядывать из своего укрытия и просто обратился в слух.

+3

24

Шевеление в темноте гостиной Рене заметила почти сразу же, поэтому отпрянула от окна и встала у двери в ожидании, как и положено. Шаркающие шаги, послышавшиеся вскоре, навели на ассоциацию со старым Скруджем из Рождественской истории Чарльза Диккенса и самую малость на ту жуткую старушенцию из одного рассказа Стивена Кинга. Несмотря на то, что Рене заранее знала, что именно увидит, когда мистер Ричардс откроет дверь, она не смогла взять под контроль свою подвижную мимику и красноречиво скривилась при виде этого алкаша. Видок у него был тот еще. Грязный, потный и опухший. Мерзкий, если одним словом. Бен Ричардс был из людей, чьи пороки были прописаны на лице большими буквами, и он не особо пытался их скрыть. Напротив, казалось, что собственная убогость и мерзость доставляет ему какое-то извращенное удовольствие. Рене почувствовала как к горлу подкатывает тошнотворный комок от одного только его вида.
- Здрасьте, - совсем как много лет назад поздоровалась она с отцом своей подруги. - Меня Тэмми попросила...
Закончить фразу у нее не получилось. Прокатившись по ней сальным взглядом, мистер Ричардс развернулся и пошел обратно в гостиную, оставив Рене переминаться с ноги на ногу на пороге распахнутой настежь двери. Девушка открыла рот, чтобы его окликнуть, но потом решила, что это вполне можно расценить как приглашение войти и вошла. Этого она и добивалась, собственно. Дверь открыта, Этан скорее всего тоже уже попал внутрь. Все шло по плану. Прикрыв за собой дверь, Рене дошла до подножия лестницы, но голос Бена Ричардса заставил ее повременить с подъемом наверх. Этот ублюдок еще что-то там вякал.
- И вы ее отпустите? - в голосе Рене звенело неприкрытое презрение. - Не смешите. Кто будет убираться в доме, стирать вашу одежду и готовить еду? Вы без нее и месяца не протянете.
Она прекрасно понимала, что взывать к здравому смыслу или совести такого человека, как Бен Ричардс, было совершенно бессмысленной тратой времени. Алкоголики вообще по-настоящему не слышат ничего кроме звона стеклотары. Но ей нужно было его задеть, даже разозлить, если получится. Именно поэтому она отошла от прежнего сценария и не стала сразу же подниматься наверх, чтобы побыстрее собрать нужные вещи и покинуть этот дом как можно быстрее. Ведь она не за этим пришла.
Рене постояла на пороге гостиной, с непритворной брезгливостью оглядывая обстановку и в частности самого мистера Ричардса, развалившегося в кресле перед телевизором, и криво усмехнулась, когда поймала его взгляд. Кажется, он не ожидал, что она задержится, чтобы перекинуться с ним парой фраз вопреки обыкновению.
- Посмотрела бы я на вас через месяц-другой без Отэм, хотя мне сложно представить еще более жалкое зрелище.
Девушка выждала несколько секунд, давая мистеру Ричардсу возможность понять своим убогим умишком смыл ее слов, и, развернувшись, стала подниматься по лестнице наверх. Внутри все ухало и трепетало в ожидании того, что он предпримет в ответ на ее выпад. С одинаковым успехом он мог как проигнорировать ее слова, поленившись или просто не догнав то, что она сказала, так и вспылить не на шутку. О том, какой у Ричардса взрывной характер, Рене знала не по наслышке. Поэтому она сделала ставку на второе и старалась не торопиться, поднимаясь по лестнице наверх. Ступеньки едва слышно поскрипывали под ее незначительным весом. Вторая и пятая были самыми скрипучими. Рене помнила об этом еще с детства, когда бывала в гостях у Тэмми.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

+3

25

[indent] Последний глоток пива, который должен был опустошить банку до самого дна и позволить Ричардсу её смять со смачным хрустом, что было почти ритуальным действом, застрял в горле и запросился назад, стоило только незванной гостье сделать то, чего она никогда не делала прежде, а именно подать голос. Мистер Ричардс был из тех мужчин, которые всегда считали, что бабы созданы только для того, чтобы обслуживать их во всех смыслах и желательно безмолвно, как вышколенная прислуга или рабыня, что было куда более точным определением. Любое сказанное ему женщиной слово он заранее расценивал как дерзость, что уж говорить про дерзость явную и неприкрытую, вроде той, из-за которой у него теперь пиво пошло носом.
[indent] Закашлявшись, мистер Ричардс резко сел в своем продавленом кресле. Пиво хлынуло на его некогда белоснежную майку. В горле заклекотало, однако он довольно быстро восстановил дыхание и уставился на стоящую в дверях гостиной девчонку во все глаза. Кензи. Он всегда забывал имя подружки своей дочери, но очень хорошо запомнил её фамилию, потому что она была не Макрей. Огромный плюс, если подумать, для Бена по крайней мере. Вот только на деле разницы не было никакой.
[indent] - А ну повтори, - прокаркал надсаженным горлом Ричардс. Ему и правда казалось, что он ослышался. Ну не могла же эта пигалица всерьёз наехать на него? Однако её взгляд, презрительный и брезгливый, говорил об обратном. Ещё как могла. Эта мелкая заноза была такой же языкастой, как и её братец, чтоб ему провалиться, и явно не догадывалась, где её законное место. Когда она развернулась и потопала наверх, Бен испытал настойчивое желание показать ей это место. Нешуточная ярость поднялась внутри него сокрушительной волной и понеслась на мирные берега.
[indent] - Слышь, я с тобой разговариваю! - заметно окрепшим голосом прохрипел он и, снова с трудом вытряхнув себя из кресла, заковылял вслед за девчонкой. - Ты что же, поучить меня надумала? Эй! - Бен остановился у подножия лестницы как раз в тот момент, когда Кензи поднялась наверх. - Я с тобой говорю, тварь! Твоего братца здесь нет, если ты не заметила.
[indent] Здесь вообще никого нет, вдруг пришло ему в голову, и искаженное злобой лицо вдруг премерзко заухмылялось. Ричардс ступил на самую первую ступеньку, ухватился за перила с одной стороны и уперся ладонью в стенку с другой. Отэм почти каждую неделю оттирала отпечатавшиеся на обоях следы его грязных рук. Замывала, затирала, иногда даже заклеивала заплатками из остатков обоев. Теперь же он оставил новый отпечаток на стене, пришедшийся как раз на одну такую заплатку, но даже не заметил этого. Его взгляд был устремлён на голые коленки подруги его дочери. На ней была какая-то длинная кофта, из-под которой выглядывали микроскопические шорты, едва прикрывающие все самое интересное. Девочки, молоденькие и свеженькие девочки, эти едва распустившиеся и дивно пахнущие весение цветочки, которые не стеснялись показывать свои прелести и дразнить. Он всегда любил их. Взаимностью те, конечно, не отвечали никогда, но некоторых он и не спрашивал. Своих дочерей, например. Стоит ли спрашивать эту мелкую шлюшку?
[indent] - Зря ты открыла рот, - он поднялся на вторую ступеньку, затем на третью и выше. - Зря ты вообще пришла.
[indent] Он уже не думал о Макрее, который мог запросто скрутить его в бараний рог и закопать на заднем дворе его же дома, не думал о том, что его могут посадить и сгноить в камере за нападение на эту холеную девчонку. Он вообще не думал о последствиях. Взгляд Ричардса остекленел и утратил даже то жалкое подобие осмысленности, что в нем было до этого момента.
[nick]Benjamin Richards[/nick][status]папочка сердится[/status][sign]Скромная дочь - спокойная ночь,
Счастье отца, сапфир мудреца.
[/sign][icon]http://s3.uploads.ru/uDiEh.jpg[/icon][info]<br><hr>52 года, охранник в супермаркете<hr>[/info]

Отредактировано Autumn Richards (2018-05-22 21:22:07)

+3

26

Стоило отдать Кензи должное, она знала куда бить, чтобы вывести этого алкоголика из себя. Стоя за углом, в светлой кухне, Этан прекрасно слышал все ее интонации. Презрение и отвращение в ее голосе так и звенели. Как меломан, смакует особо искусные аккорды в игре музыкального инструмента, так и Этан смаковал ее тон, изгибающийся и тревожно вздрагивающий, как натянутая до предела струна. В ее голосе совсем не было фальши, она и правда презирала Ричардса. Это была очень сильная эмоция, укоренившаяся давно и окрепшая за долгие годы. Но было что-то еще, что Этан все никак не мог распознать. Что-то знакомое и в то же время неясное, что очень сложно было определить. Как знакомый до боли мотив, еле слышный из наушников проходящего мимо подростка.
Рене замолчала, и Этан услышал ее легкие шаги на лестнице. Она поднималась наверх. До последнего он сомневался, что Ричардс заглотит эту наживку, но, похоже, Кензи сказала именно то, что нужно, чтобы заставить его пойти вслед за ней. Его тяжелые шаркающие шаги остановились у подножия лестницы, если Этану не изменял слух. Ричардс буквально рявкнул, пытаясь окликнуть наглую девчонку, которая посмела ткнуть его носом в его же дерьмо. Когда же речь зашла о брате Кензи, на которого у Ричардса судя по всему был не хилый такой зуб заточен, Этан понял, что дело обрело опасный оборот. Такое мог сказать тот, кто хотел просто напугать. Но что-то в голосе Ричардса говорило о том, что он скорее склонен воспользоваться озвученным обстоятельством. При том прямо сейчас. Ступени жалобно заскрипели под весом, куда более значительным чем вес Кензи, и Этан вышел из своего укрытия.
Ричардс уже был на середине лестницы, в то время как Кензи застыла на самом верху, как приманка. Хорошая такая приманка. Голые коленки, загорелые бедра. Скользнув по ним взглядом, Этан поднял глаза на лицо Рене и кивнул ей, когда она посмотрела на него поверх головы медленно поднимающегося по лестнице хозяина дома. Теперь Этан мог чувствовать его запах. Тяжелый запах застарелого пота, дешевого пива и перегара. Из темноты гостиной фонило тем же, только ко всему примешивалась еще вонь испорченной еды и грязных носков. Судя по всему, мистер Ричардс обитал именно здесь. Телевизор вдохновенно вещал о какой-то чудо-швабре, посипывая время от времени помехами. Под его бормотание Этан подошел к двери и защелкнул внутренний замок, чтобы исключить возможность побега хозяина из его же собственного дома. Он сомневался, что у Ричардса вообще есть шансы на побег, но от бывшего копа можно ждать чего угодно. Изворотливая и чертовски живучая порода. И Этан ждал, что этот алкаш отреагирует на щелчок замка и обернется. Тогда у Рене появился бы прекрасный шанс столкнуть его с лестницы. Но этот глухой кретин даже ухом не повел. Он самого Этана до сих пор не заметил. Впрочем, тот намеренно оставался вне зоны его видимости, чтобы не напугать раньше времени.
Это время пришло, когда Ричардс наконец-то добрался до Кензи. Их разделяла всего пара ступенек. Куда большее их количество отделяло Бена Ричардса от пола. Этан подошел к подножью лестницы и негромко присвистнул, дабы привлечь к себе его внимание. Точно так же присвистнул бы любой гетеросексуальный парень при виде голых ног Рене. Правда сейчас Этану было не до них. Все его внимание было приковано к Ричардсу. Эмоции, что были написаны на его рябом заросшем лице были просты почти до примитивности. Рядом с тем, что читалось на лице Кензи, его попытки просто удивиться выглядели топорно. Этан был разочарован.
— Помнишь меня? — вместо приветствия и прочих расшаркиваний спросил он, когда Бен на него оглянулся. Вопрос был из разряда "можно и не отвечать". МакТавиша в этом городе узнавали почти все, а уж тому, чья дочь когда-то числилась у него в подружках, сам бог велел.
— Сейчас или никогда, — произнес Этан ровным, ничего не выражающим голосом и перевел взгляд на стоящую за спиной Ричардса девушку. Больше ему сказать было нечего. Никому из присутствующих. Счетчик обнулился и настал тот самый час икс, который решал все.

+3

27

Остановившись на самом верху лестницы, Рене прислушалась к шаркающим шагам внизу. Они остановились как раз у подножия лестницы. Ей даже не нужно было оглядываться для того, чтобы убедиться в этом. Мистер Ричардс снова заговорил и на этот раз он уже не стеснялся в выражениях. Рене заулыбалась, глядя на висящую на стене прямо перед ней дешевую репродукцию одного из пейзажей Ричарда Уилсона, но, прежде чем обернуться, все же стрела улыбку с лица. На стоящего в самом низу лестницы мужчину она смотрела с выражением того холодного и отчужденного презрения, которым нередко пользовалась, когда приходилось иметь дело с людьми, которые были ей противны. Прискорбный факт, но таких в ее жизни было предостаточно, и Ричардс не входил даже в первую десятку.
Зря он заговорил о Джетро. В последнее время любое, даже мимолетное упоминание брата превращало Рене в комок нервов, а в сложившейся ситуации она вообще не хотела о нем слышать. Потому что не думать о нем тоже не получалось. Ричардс очень верно заметил. Джетро не было здесь, а ведь должен был быть. Именно он, а не Этан или кто-то другой. Это к нему она должна была обратиться с этой сумасшедшей затеей, а не к МакТавишу, с ним должна была посоветоваться и с ним должна была быть здесь. Но почему-то она этого не сделала. И вопрос «Почему?» стучал у нее в висках теперь, очень некстати отвлекая от происходящего. Потом, она подумает об этом потом. Встрепенувшись, девушка с вызовом вскинула подбородок.
- И что с того, что его здесь нет? - Рене встала в позу, уперев одну руку в бок. - Что вы сделаете? Изнасилуете меня, как насилуете Отэм? - она оскалила зубы, копируя манеру брата, и скривилась в неприятной усмешке, выказывая таким нехитрым образом всю ту мерзость, что чувствовала сейчас. - Надо было добить вас тогда.
Она не стала уточнять, когда именно. Вряд ли этот ублюдок помнил тот вечер, когда она выдернула его из окна комнаты Отэм прямо на промерзший асфальт. За всю свою жизнь Рене успела натворить не так уж и много глупостей, но об этой она действительно жалела. И глупостью она считала вовсе не то, что выдернула этого алкоголика-извращенца из окна второго этажа, надеясь гравитацию и счастливый случай, а то, что не закончила начатое, когда была такая возможность. Зато теперь у нее был прекрасный шанс сделать это и освободить лучшую подругу от всего этого многолетнего кошмара.
Мистер Ричардс начал подниматься по лестнице, медленно, но неотвратимо надвигаясь на нее. По лицу было видно, что он ее не слушал. Мысли его витали где-то в районе ее шорт. Нужно было одеться посерьезнее, запоздало подумала Рене и тут же забыла об этом. Этан появился из кухни бесшумно, как призрак. Поразительно, как легко могут двигаться такие крупные парни. Они обменялись мимолетными взглядами, и Кензи снова воззрилась на Ричардса с достоинством королевы, к ногам которой припал презренный раб. Положив руку на перила, она так крепко сжала истертую деревяшку, что костяшки пальцев стали белыми, и это было единственным, что выдавало ее истинное состояние. Она нервничала. Нервничала настолько, что не такой уж и громкий щелчок замка входной двери заставил ее вздрогнуть всем телом и чуть ли не подскочить на месте. Кензи снова посмотрела на Этана. На этот раз ей не пришлось спешно отводить взгляд, чтобы Ричардс его не заметил. Этан сам привлек к себе его внимание, негромко свистнув. На это мистер Ричардс просто не мог не обратить внимание, как бы ни был поглощен созерцанием ее голых ног и всего к ним прилагающегося. Он был уже совсем рядом. Еще пара ступенек, и Рене пришлось бы несладко, но внезапное появление еще одного действующего лица внесло в происходящее некоторые коррективы. Ричардс оглянулся и именно это стало ключевым моментом, ради которого все и затевалось. Этан напомнил ей об этом, но Рене уже сама все прекрасно поняла. Она уперлась второй ладонью в стену и, приподнявшись на руках, как гимнастка на параллельных брусьях, с силой толкнула мистера Ричардса в грудь своими обутыми в кеды ногами.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

Отредактировано Rene Kenzie (2018-05-15 16:16:30)

+4

28

[indent] Кровь оглушительно стучала в висках, мешая слушать и слышать, но Ричардсу было все равно, что эта сучка говорит. Кажется, он вчера все таки перебрал. Обычно у Бена не было проблем с тем, чтобы подняться по лестнице тем более в собственном доме, но вот прямо сейчас он чувствовал, с каким трудом дается ему каждая ступенька, как болезненно ухает сердце в груди и как тянет мышцы ног. Лицо его покрылось тонкой пленкой пота, виски взмокли, но он продолжал упорно подниматься наверх, глядя вперед, на голые коленки девчонки. Она даже не думала бежать от него. Так и стояла на самом верху, переступая с ноги на ногу и играя мышцами бедер под гладкой смуглой кожей, и как будто специально заманивала его наверх. Бен не успел толком обдумать эту мысль, когда раздавшийся внизу у подножия лестницы свист заставил его остановиться за пару ступеней до вожделенной цели и оглянуться назад.
[indent] Меньше всего Ричардс ожидал увидеть в своем доме МакТавиша. Он, конечно, слышал, что тот вернулся, даже успел провести с дочерью профилактическую беседу на тему ее бывшего, после которой она долго не могла нормально сидеть, но он никак не ожидал, что у этого уголовника хватит смелости заявиться к нему домой.
[indent] - Какого черта ты тут забыл? - с хрипом пропыхтел он, щурясь на МакТавиша. Тот как будто и не слышал его вовсе, да и смотрел куда-то мимо. Девчонка, догадался Ричардс и снова повернулся к ней. Он даже успел открыть рот, чтобы что-то сказать, но удар в грудь, неожиданный и неожиданно сильный, выбил из легких весь воздух, лишив его этой возможности. Ричардс не смог даже вскрикнуть, из глотки вырвался только сухой хрип, а потом ему стало не этого. Удар девчонки оказался таким сильным, что Бен пошатнулся и, потеряв равновесие, забалансировал на ступеньке. Его руки беспомощно скользнули по стене и перилам лестницы в отчаянной попытке ухватиться, но отравленное длительным запоем тело отказывалось слушаться.
[indent] Ричардс не помнил, как он падал. Перед глазами просто в какой-то момент мелькнуло бледное лицо девчонки, потом отштукатуренный потолок в сетке мелких трещин, люстра, снова потолок, а затем все завертелось с такой скоростью, что уследить стало совершенно невозможно. Он мог только слышать грохот собственного тела, скатывающегося вниз по лестнице под тревожный скрип ступеней, и собственное хриплое дыхание, вырывающееся из грудной клетки урывками.
[indent] - С-с-су-у-ука-а-а... - просипел Ричардс, когда бешеная карусель вдруг остановилась, и он обнаружил себя лежащим лицом вниз на полу у подножия лестницы. Он попытался пошевелиться, но резкая боль выбитом плече заставила его отложить это на потом и вновь рухнуть лицом в пол. Стон, вырвавшийся из его груди, был преисполнен боли, но все это было ерундой по сравнению с тем страхом, который он испытал, когда вдруг понял, что не чувствует своих ног.
[indent] - О, Господи, - захлебывался он, пытаясь одновременно и вдохнуть, и не подавиться собственными рыданиями. - Я не чувствую ног... Почему я не чувствую своих ног?!
[indent] Его мутный взгляд скользнул по поверхности напольного покрытия и уперся в мужские ботинки. МакТавиш. Превозмогая боль, Бен задрал голову и посмотрел на стоящего над ним парня. Изуродованное шрамом смазливое лицо, на которое когда купилась его дочь, не выражало никаких эмоций, глаза смотрели безучастно, как смотрели бы на выпавшую из урны пустую банку из-под пива. Ричардс вдруг с пугающей ясностью понял, что вся его жизнь сейчас стоила ровно столько же, сколько эта самая пустая банка, смятая чьей-то рукой.
[indent] - Почему?
[indent] Воздуха в смятых при падении легких хватило только на этот простой вопрос, и Бен ждал ответа так, как не ждал в своей жизни ничего. Как будто кроме этого больше уже ничто не имело значения.
[nick]Benjamin Richards[/nick][status]папочка сердится[/status][sign]Скромная дочь - спокойная ночь,
Счастье отца, сапфир мудреца.
[/sign][icon]http://s3.uploads.ru/uDiEh.jpg[/icon][info]<br><hr>52 года, охранник в супермаркете<hr>[/info]

+3

29

Все случилось быстро. Стоило только Кензи сделать то, что от нее требовалось, как все просто произошло само собой. Как и должно было произойти. Этан догадался отступить в сторону вовремя, так что Ричардс не задел его при падении, но почти сразу же подошел поближе, чтобы убедиться. Как выяснилось, убеждаться ему пришлось в том, что умирать так просто Бен Ричардс не собирается. Этан посмотрел на Рене, так и стоящую на самом верху лестницы, и на пару секунд залюбовался. Она была красивой девчонкой, тут вообще не могло быть двух мнений, но сейчас ее мордашка и обнаженные ноги его интересовали постольку-поскольку. Куда больше его привлекал ее взгляд. В глазах у нее было то самое выражение, что он уже видел когда-то. Не прошло и года, как они столкнулись в том ювелирном салоне. Не прошло и года, как они ввязались в ту аферу с камнями. Но точно так же, как и тогда у него появилось жгучее желание спросить ее, что же она чувствует. Вот прямо сейчас, в этот самый момент, когда по-настоящему осознавала, что сделала. Он уже открыл было рот, чтобы задать этот вопрос, но Ричардс снова привлек его внимание. То, что он не чувствовал своих ног, могло значить только одно. Позвоночник они ему все таки сломали. Неплохо для первого раза, подумал МакТавиш. Но будет ли второй? На этой мысли он снова глянул на Кензи. Ему сложно было оценить степень ее эмоциональной нестабильности, но биться в истерике она вроде не собиралась. По крайней мере пока.
— Я закончу, — просто сказал он. Свою часть дела она сделала, сейчас наступил его черед. Закончить то, что начала она. Разве не ради этого она его позвала? Этан склонился над Ричардсом как раз в тот момент, когда тот задрал голову и посмотрел на него. Вопрос его так и остался висеть в воздухе облаком похмельного амбре из раззявленного рта. Этан знал ответ. Рене тоже знала. Поэтому они были здесь. Но был ли этот их ответ тем самым, который хотел услышать этот человек. Он ждал ответа так, словно от этого зависела уже не его жизнь, но смерть так уж точно. Как будто это могло что-то исправить или что-то решить. Если где-то был ад, то Бену Ричардсу уже расстелили красную ковровую дорожку до одной из общественных сковородок, где поджаривались на медленном огне и дешевом масле отцы, насилующие своих дочерей. Возможно, где-то по соседству поджаривались братья трахающие своих сестер и там уже зарезервировано местечко для самого Этана. Кто знает. Но он все же решил ответить и удовлетворить чужое посмертное любопытство.
— Может быть, потому что отец из тебя хреновый? — он пожал плечами, а потом обхватил голову Ричардса одной рукой под подбородок, второй за лысый затылок и резко повернул. Смачный хруст сломавшихся шейных позвонков прозвучал неожиданно громко и четко в звенящей тишине дома. Даже телевизор в гостиной и тот благоговейно притих в этот момент, а затем по нему снова начали рекламировать что-то для сада и огорода.
— Кажется, мы уложились в рекламную паузу, — заметил Этан и аккуратно уложил голову новоиспеченного трупа на пол. — Можно вопрос? — он поднял на Рене равнодушный взгляд и спросил: — Почему ты до последнего обращалась к нему на "вы"? Это что, издержки воспитания? Мне казалось, ты захочешь отвести душу и наговорить ему всякого напоследок.
Не успела Кензи ответить, как где-то в глубине гостиной зазвонил телефон. Случись это чуть раньше, все могло бы полететь к чертям. Осознание этого простого факта, напомнило Этану о том, что задерживаться на месте преступления им все же не стоит. Он неспешно выпрямился, обтер руки о штаны. Не из брезгливости, а просто потому что того требовал инстинкт. Еще раз критически оглядев положение тела и обстановку, Этан снова подошел к лестнице и протянул Рене руку, словно хотел помочь ей сойти со ступенек и обойти тело, не споткнувшись об него. На самом деле он сделал это, чтобы исключить возможность ее неадекватной реакции на случившееся. Мало ли. Вдруг у нее совесть вздумает проснуться, а вслед за ней и гражданский долг.
— Уйдем через заднюю дверь.
Этан крепко сжал ее холодные пальцы в своей руке и потянул за собой на кухню. Прошли считанные минуты с тех пор, как он вошел в этот дом, а казалось, что прошел не один час.

+3

30

Удар получился сильным. Настолько сильным, что Рене с трудом сохранила равновесие и не рухнула на пол. Напряженные до предела руки, упирающиеся одна в стену, а другая в перила лестницы, свело болезненной судорогой, но Рене удержалась навесу и снова встала на ноги, не отрывая при этом взгляда от раскинувшегося у подножия лестницы тела. Тела ли? В течение нескольких мгновений она была уверена, что падение сделало свое дело и отправило мистера Ричардса туда, куда ему уже давно пора было отправится, но он вдруг пошевелился, и Рене чуть было не взвыла от досады. Ну почему? Почему у нее ничего не получается?!
Она закусила губу до боли, но все же смолчала, хотя из горла так и рвалось негодование в адрес мистера Ричардса и его вопиющей неспособности просто взять и уже сдохнуть наконец. В бессилии она посмотрела на Этана, и он, словно прочитав ее мысли, решил закончить начатое ею самостоятельно. Она уже хотела сказать что-то вроде «Будь так любезен» или «Как мило с твоей стороны», с привычной долей ехидцы, конечно же, но, когда открыла рот для этого, не смогла выдавить из себя ни звука. Она смотрела на Этана и мистера Ричардса, над которым он склонился, как завороженная, не в силах отвести от них глаз. Происходящее казалось совершенно нереальным. Словно она вдруг оказалась на сцене театра в самый разгар спектакля, не хватало только света софитов и ропота зрителей где-то вне зоны видимости. Было как-то даже слишком тихо.
Возможно, именно поэтому глухой звук, с которым сломались шейные позвонки мистера Ричардса, показались ей просто оглушительным. Рене резко вздрогнула как от пощечины и сама не заметила, как начала спускаться по ступеням лестницы вниз. Этан действовал с пугающим хладнокровием, к которому ей пора было уже привыкнуть, и то, что во время этого говорил, пугало не меньше. Издержки воспитания? О чем он вообще? Он не успела ответить. Знакомый еще со школьных времен звонок телефонного аппарата Ричардсов на несколько секунд как будто остановил время. Рене замерла посреди лестницы, Этан тоже, но, в отличие от нее, его ступор пролился совсем недолго.
- Да, так будет правильнее, - легко согласилась девушка с его предложением уйти через кухню и, не задумываясь, вложила свою оледеневшую от нервного напряжения руку в теплую и сухую ладонь МакТавиша, подумав мимолетно, как деликатно, но сильно при этом он обхватил ее пальцы, и спустилась вниз, перескочив через тело мистера Ричардса так, словно он был выбоиной на асфальте.
Они быстро пересекли кухню, все еще пахнущую выпечкой, вышли на заднее крыльцо и, закрыв за собой дверь, не сговариваясь направились через двор в сторону примыкающего с тыла участка соседей. Узкий проход, заросший сорняками, который местами были почти в человеческий рост высотой, вывел их на параллельную улицу. Сориентировавшись, они сразу же направились туда, где оставили машину. На широком крыльце одного из домов, мимо которых они проходили, показался сытого вида дядька с необъятным пивным пузом и свернутой в трубочку газетой в руке. Он как раз собирался устроиться в кресле-качалке и почитать, пока было еще достаточно светло. Мертвый час постепенно походил к концу. Не долго думая, Рене обвила идущего рядом Этана рукой за талию и прижалась к нему бочком, нацепив на лицо глупое выражение недалекой вертихвостки. Напоминать ему о том, что нужда в конспирации пока не отпала, она не стала, догадываясь, что и без того ее прекрасно поймет. Так, в обнимку, они добрались до машины Этана.
Только забравшись внутрь салона и захлопнув за собой дверцу Рене смогла расслабиться по-настоящему. Она выдохнула и, обмякнув всем телом, растеклась на сидении. Кажется, у нее даже сердце перестало стучать на несколько блаженных мгновений перезагрузки. Но оно забилось с новой силой, когда они тронулись и, выехав из укрытия между зданиями, поехали в неизвестном направлении. Сейчас Рене мало волновало, куда Этан ее везет. Они это сделали. Вот, что было действительно важным.
- Я такая голодная, - удивилась она, прислушавшись к своему организму, и глянула на Этана так, словно это он был виноват. - Это вообще нормально, что я так зверски хочу есть после всего?
Тон ее был таким, что можно было не сомневаться, вопрос этот не был риторическим и занимал ее всерьез. Рене подкрепила это впечатление взглядом, который не отводила от Этана и не собиралась отводить до тех пор, пока он ей не ответит. Или просто не скажет хоть что-нибудь.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34757.jpg[/icon]

+3


Вы здесь » North Solway » Летопись » Someone who cares


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC