В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Pajama Party [24.06.16]


Pajama Party [24.06.16]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sf.uploads.ru/t/HNtKQ.jpg
Кэт спешит разыскать Джетро, забегает вместе с Айрис к Триш домой. Три подруги, три одноклассницы, три такие разные женщины встречаются вместе и...

24.06 День Независимости, вечер
+14...+16, ливень, дождь, дождик

Триш, Айрис, Катриона

Отредактировано Katriona Stewart (2017-10-29 14:46:31)

+2

2

К моменту когда Триш наконец-то добралась до своего ателье, запыхавшаяся от быстрой ходьбы и вымокшая до нитки, потому что зонтик так и остался лежать на том злосчастном прилавке, все эмоции, обуревающие ее после стычки с Джетро, успели выветриться из ее слегка захмелевшей головы и вытечь вместе со слезами. Горючая злая обида и стыд жгли ее изнутри, согревая под потоком холодного дождя. Триш не удивилась бы, если бы от нее пошел пар, но обошлось без фантастики.
Гремя ключами ключами, которые упорно не желали попадать в замочные скважины из-за того, что ее руки тряслись как у припадочной, Триш кое-как отперла дверь и буквально влетела в ателье. Защелкали выключатели, освещая большую гостиную, которая служила ей и рабочим пространством и местом для приема гостей. Всего несколько источников света, отразившись в десятках зеркал, не оставили во всем помещении ни единого темного уголка. Сразу же стало теплее. Она наконец-то была дома, в своей крепости, где ее никто не мог обидеть или осудить.
Патрисия стряхнула с плеч вымокший плащ, разулась и пошлепала босыми ступнями в холл и дальше по лестнице наверх, чтобы принять горячий и душ и переодеться. Вечер еще совсем не поздний, для Патрисии подходил к концу. Она чувствовала себя не просто усталой, а разбитой, вымотанной и выжатой как лимон. В ушах все еще рокотал отдаленными раскатами грома голос Джетро. Сколько... сколько еще она собиралась скрывать правду? Ответ был прост как пара пенсов и не отличался конкретикой. Триш надеялась, что ей удастся протянуть до самого конца. Проблема была в том, что конец этот был уже совсем близко, и никто кроме нее об этом не знал. Это была еще одна ее тайна, которую она скрывала, но срок годности у нее был сильно ограничен. Открыв ее сейчас она могла бы хотя бы частично оправдаться перед Джетро. Не за то, что скрывала от него дочь все это время, нет. Это было не единственное ее прегрешение перед ним и Шарлоттой. Но это могло бы хотя бы частично оправдать ее нежелание предавать их отношения огласке и рассматривать хоть какую-то перспективу в их развитии. Потому что ее не было, не было перспективы, и Джетро должен был об этом узнать. Триш боялась представить, как он воспримет еще один обман с ее стороны, но еще больше ее пугала реакция дочери.
- Трусиха, - та бледная тень в запотевшем зеркале, к которой она обращалась, лишь моргнула и виновато отвела глаза. Триш переоделась в теплую фланелевую пижаму в шотландскую клетку - День Независимости, пусть в частном порядке, но продолжался - и, подсушив волосы, спустилась вниз на кухню, где у нее был заначен специальный бальзам для таких случаев. Однако, когда дошло до дела, плеснула себе в бокал немного того коньяка, который они с Идой так и не добили. Алкоголь поможет ей уснуть, а завтра будет новый день.

Отредактировано Patricia Wilson (2017-10-31 17:24:02)

+3

3

До дома Патрисии Айрис и Кэти добрались достаточно быстро, по дороге сделав всего только одну остановку – Келли настояла на том, что бы они зашли в ближайшую открытую лавочку и прикупили кое-чего горячительного и к горячительному. Разговор, судя по всему, намечался не из легких, поэтому спиртное явно пригодится, а где спиртное – там и закуска. Правда, зонтик теперь нести было неудобно, да и при таком проливном ливне он практически был бесполезен, поэтому к тому моменту, когда Келли оказалась на пороге дома Триши, она была уже мокрой до нитки.
- Как думаешь, может мы не в тему сейчас со своими-то примочками? – позвонив в дверь, поинтересовалась Айрис у Кэти. Собственно, вопрос этот следовало бы задать ранее, до того, как была нажата кнопка звонка. А сейчас отступать было некуда да и, положа руку на сердце, не хотелось.
Как и большинство неустроенных в жизни женщин в возрасте слегка за, Келли хотела, что бы у дорогих ее сердцу людей все складывалось как полагается. Поэтому она решила сделать все от нее зависящее, что бы примирить Тришу и Джетро. А там, глядишь, и на свадьбе погулять доведется. Знала бы Айрис, как быстро ее благие намеренья разлетятся как дым на ветру! Но, увы, даром предвиденья она не обладала, поэтому продолжала жать на кнопку звонка до тех пор, пока Триш не откроет двери. Да еще и позвала жалобно и громко:
- Патриция, это мы. Мы промокли и у нас есть горючее. Не дай помереть от жажды, холода и….холода!
Очередная шуточка из школьных времен пришлась очень кстати. Именно так они перебрасывались фразами в те времена, когда трава была зеленее, мужчины – моложе, а на сердце не было шрамов. Да и здоровье, надо сказать, позволяло куролесить всю ночь напролет.

+2

4

Могла ли Катриона возразить Айрис, когда та предложила купить выпивку? Да никогда! В такие моменты она подчинялась полностью голосу разума. Во-первых, они продрогли. Вернее было бы сказать "промокли до трусов", так что хоть выжимай. Во-вторых Катриона не знала, что будет делать и как подойти к вопросу, не навредив. Лучшим советчиком в таком непростом деле  как чужие проблемы - могла стать бутылка и... Пауза. Ей нужно было перевести дыхание и собраться с мыслями. И, если Джетро все-таки умчался за Трис, им надо было дать время поговорить наедине. Разум, тот, что еще оставался, настойчиво требовал психотропные вещества посильнее, но что было, то было - алкоголь, так алкоголь. Благо, лавочки еще работали. Правда возмущенно сверлить хозяина магазина и скрещивать на груди руки не очень то помогало: он все равно пялился и весело подмигивал. Атмосфера праздника с наступлением вечера только набирала свои обороты. Тогда Стюарт критично осмотрела белую ткань на груди, ставшую сильно прозрачной, поняла, что тысячи лет одиночества влияют на нее паршиво, так как она сегодня поддела нечто бабушкино, совершенно не сексуальное и не привлекательное, руководствуясь не красотой, а удобством. Благо, никаких панталон с начесом, но все равно Кэт дала себе мысленную затрещину. Зыркнула на Айрис, но у той белье было не так заметно. Катриона вздохнула, выпрямила спину, убрала руки и бросила гордый взгляд на хозяина лавки. Айрис подхватила покупки, часть отдавая Стюарт, подхватила ее под руку и они выплыли снова под дождь. Оказавшись на улице, они зароготали, вспоминая выражение лица мужчины и то, каким взглядом он их провожал. В общем, с Келли, как и всегда, было хорошо. Бежать под дождем, спотыкаться, чувствовать ее теплую руку, греметь бутылками.
- Мы? - шумно дышала запыхавшаяся Катриона и улыбалась, бросая хитрые взгляды на подругу, - Мы не можем быть не вовремя! Как Чип и Дейл, - но улыбаться на миг перестала. Действительно, Триш вполне сейчас может быть не до них, Джетро мог уйти или не дойти совсем. Как разобраться в чужих проблемах? Наверное, не реально да и не нужно. Она так чувствовала, ей просто нужно было оказаться рядом. Что-то неправильное происходило в Солуэйском Королевстве. Что-то, что нужно было изменить. Как? Без понятия! Кэт сжала руку Айрис сильнее, любуясь ее выражением лица, как та голосисто и красиво взывала к совести Уилсон. Профессионально! В душе поднималась гордость. Кэт хохотнула.
- Не оставляй нас на пороге, женщина! - поддержала она подругу и тут же приобняла ее, чуть не выронив заветный пакет, звякнув стеклом о стекло, но не обращая на это внимания, - Два трупа будут на твоих руках!
Два "трупа" счастливо и заговорщически улыбались друг-другу до тех пор, пока не открылась дверь. Вид у Катрионы был слегка растерянный и пришибленный. Что ей сказать? Одна? Не помешали? Взгляд ее невольно скользнул Уилсон за спину, но там никого не было видно.
- Впустишь, хозяюшка?

Отредактировано Katriona Stewart (2017-11-19 18:29:47)

+2

5

Счет меленьким глоткам, которыми Триш поглощала коньяк, то и дело наполняя пузатый бокал, давно перешел все допустимые границы. Она раскраснелась, заполыхала щеками так, что ее рыжие волосы уже не казались такими уж огненными, и часто моргала, силясь разогнать стоящие в глазах слезы. Были ли они последствием приема повышенной дозы крепкого алкоголя или все же остаточной реакцией на недавнее расстройство, Патрисия не задумывалась. Она просто пила. Снова и снова, как заведенная кукла, у которой больше никакие функции в принципе не предусмотрены. Пусть медленно и очень неохотно, но все же становилось чуточку легче. Она справится, нужно только немного подождать. Когда Джетро остынет, когда Чарли вернется из этой своей треклятой Африки, когда они уже наконец соберутся вместе, она все расскажет им обоим. Время еще есть.
Триш опустошила бокал одним большим глотком, от которого в груди полыхнуло так, что у нее сбилось дыхание. Женщина подавилась воздухом, раскашлявшись до звона в ушах и не сразу сообразила, что звон этот вполне реален. Она так и замерла с бутылкой коньяка в одной руке и пустым бокалом в другой, прислушиваясь к гуляющему по салону отзвуку. Первая мысль отозвалась паническим и вместе с тем радостным «ой» глубоко в груди в районе сердца. Джетро... Что, если это он? Но потом Триш услышала знакомый женский голос, и застучавшее было быстрее сердце стало успокаиваться, но все равно оставило после своего резкого скачка слабое послевкусие из разочарования и облегчения в равных пропорциях. Патрисия опомнилась, когда к первому голосу прибавился еще один, такой же знакомый. Девчонки... Пьяненько всхлипнув от резко накатившего умиления, Триш пошлепала в салон, который служил и прихожей и гостиной одновременно, и отворила дверь, широко ее распахнув.
- Девчонки... - уже вслух мяукнула Триш, едва сдерживаясь, чтобы не разреветься прямо на пороге. Это действительно были они, Келли и Стюарт, обе вымокшие до нитки и с выпивкой. Скорая сердечная помощь, которую она может и не вызывала, но в которой очень и очень нуждалась.
- На вас даже смотреть холодно и мокро. Заходите скорее.
Она отступила вглубь своего ярко освещенного ателье, пропуская одноклассниц внутрь, и махнула зажатой в руке коньячной бутылкой в сторону расположившегося в самом центре низкого журнального столика, вокруг которого толпились уютные пуфики, пара кресел и диван. Планы на то, чтобы налиться коньяком и завалиться спать до утра, как-то сразу же потеряли свою вторую часть, отодвинув ее на неопределенный срок.

+2

6

- Опа, неслабая вечеруха намечается у тебя, Патрисия Уилсон. Разве ты не знаешь, что пить в одиночку – это грех непростительный? И замаливается он только теплой пижамой, - весело проговорила Келли, выгружая принесенное спиртное на столик. О закуске они с Кэти тоже позаботились, так что можно было расслабиться и позволить себе лишку.  Она болтала, разгружая пакеты, и не замечая, как на пол капает вода. Лицо Патрисии сказало слишком многое, но время для серьезного разговора еще не пришло. Пока не пришло.
- Даже двумя теплыми пижамами. Нам срочно требуется согреться. Ты посмотри на нашу Ведьмочку, она сегодня навела шороху в магазинчике. Я думала, придется вызывать неотложку – хозяин челюстью чуть прилавок не пробил, - теперь можно было поискать полотенце, развесить одежду на просушку и таки стребовать с Пэтти долгожданную байку. Или фланель. Или хотя бы флисовый плед, тоже сойдет замотаться.
Некоторое время спустя Келли угнездилась в одном из кресел. Она замоталась в плед, на голове возвышался тюрбан из махрового полотеца, в одной руке – бокал с коньяком, в другом – сотворенный на скорую руку сэндвич.
- Ну-с, дамы, предлагаю выпить за…ну за здоровье, для начала, - по нынешнему времени – самый актуальный тост, как ни крути. Хотя пить за здоровье – все равно что быть пчелой, которая борется против меда, но кого когда это смущало? Главное, что бы Триш хотя бы немного расслабилась и из глаз, пусть ненадолго, исчезло вот это вот странное выражение. Неопределенное, не понятное, но не дававшее Келли покоя. Ох, неладно все в Солуэйском королевстве нынче!

+2

7

- Очень, очень теплой пижамой! - подтвердила Кэт слова Айрис, при этом не особенно замедляясь в дверях, так как все они сейчас были для нее распахнуты, вот прямо все двери в этом гребаном, прекрасном мире, так что радость звенела мурашками на выстуженной дождем коже, сияла в глазах, переливаясь в них озорными, лукавыми искрами и подстегивала двигаться бодро, энергично и жизнерадостно колыша из стороны в сторону задом. Не хватало только хвоста, которым эта наглая кошка побила бы себя по бокам, прежде чем пометить так опрометчиво вверенную ей и Келли территорию под вечеринку. Казалось, она сейчас повернется, выгнет изящно спинку, тряхнет всеми своими достоинствами для эффекта, сверкнет глазками и выдаст, осмотрев помещение, довольное "Мау".
- Ма... лышка! У него просто очень слабая челюсть! Миссис Макмарен давно ему говорила, что нужно сменить клинику и врача. А заодно и зубные протезы, - фыркнула Кэт и игриво дернула бровками, глядя на Патрицию. Да, у той, не смотря на то, что она дествительно была рада видеть девчонок, были удивительно грустные, безжизненные глаза. Тоска и Уилсон? Что с ней происходит на самом деле? Кэт заставила себя отвернуться, не теряя при этом внешней беспечности.

Вода с нее лилась ручьем, так что она снова вернулась к двери и прямо у нее начала раздеваться, бросая мокрую одежду на пол, не испытывая ни доли смущения.
- Прости, мое солнце! Я потом все уберу. Если я заболею и умру, это будет на твоей совести. И на совести... О, спасибо! - Кэт взяла из рук Триш полотенце и упорхнула в сторону ванной, подобрав с пола все, что там набросала.

- За здоровье? - делано возмутилась Стюарт, устраиваясь рядом с Келли и выхватывая у той из рук аппетиный сэнгвич, - Из уст врача это звучит... Как минимум кощунственно! - она рассмеялась и нагло цапнула хрустящую булочку за румяный бочок, - при этом поглядывая на Крапивника с видом весьма довольным.
- Оф, как фкуфно! - таким образом она отблагодарила подругу за верно сделанный выбор. Сэнгвичи были сейчас очень кстати: так бегать по городу! Можно же и похудеть, тьху, тьху, тьху! Кэт, жуя, оглянулась по сторонам в поисках чего-то из дерева, чтобы по нему постучать. И перед Келли стояли еще, другие. Кто ж знал, что в руках Айрис они кажутся особенно вкусными? Именно в ее руках. Под ее жадным взглядом. Кэт хихикнула, видя как Айрис отреагировала на похищение. Не впервые же.

- Пройдут года, увянут груди, и член стоять уже не будет, - продолжала шутить Катриона, украдкой наблюдая за Триш, дабы не шокировать ту до полусмерти. Не смотря на состоянии и настрой, ей не хотелось доводить скромную подругу до состояния шока. По-крайней мере сразу.
- Твой тост отстой, Айрис, - дружелюбно и ласково улыбалась Крапивнику Кэт, - Нет, ну ты же врач. Ты прекрасно знаешь, что мы все рано или поздно умрем. И большая часть не во сне или во время секса, - Кэт хихикнула, - Триш, ну скажи ей! Я, например, не собираюсь жить вечно, а волочить в старости унылые сиськи, свисающие до пупа, опираясь на палочку... брррр... В одиночестве! Будь моя воля, я бы нарожала детей. Может, мне усыновить кого? Может, того симпатичного мальчика, что недавно стал работать в порту? Ну с этим, с папашей Грейс, дай бог памяти.
Кэт приподнялась, придерживая на груди узел полотенца, чтобы он не свалился.
- Буду его прижимать к груди ласково-ласково, по-матерински... - она рассмеялась, упиваясь этой мыслью, а потом улыбка ее растаяла, - Знаете, бабоньки, я бы очень хотела бэбика. Ну, вот прям очень, - она тяжко вздохнула, - Но эта мысль, знаете... Вот если что со мной случится, то что будет с ним? Представляешь, он останется совсем один. Ни папаши, ни теток, ни дядек на всем белом свете. Представляешь, совсем один? - она так увлеклась своими мыслями, что позабыла про тост, который перебила.

- Триш, - повернулась она к ней, С тебя будет первый тост! - у Кэт неприятно кольнуло сердце, когда она снова увидела глаза Патриции. Вроде бы все как обычно, но то ли освещение, то ли не так падающие тени делали ее лицо осунувшимся и уставшим. Ее красота не ушла, ни в коем разе, она просто облачилась в цвета нуар. Влажно поблескивающие глаза пугали своей бесконечной тоской. И вот вроде бы все как обычно, Триш наверняка просто поплакала после того как поругалась с Джетро, но Катриона все равно почувствовала себя не в своей тарелке. Неужели она любила Джетро? Так давно это было. Гордон, - старое имя прошило болью сердце насквозь. Козел! - тряхнула она кудрявой головой, отгоняя непрошеные воспоминания и мысли. Никаких мыслей о старых козлах этой ночью!! Пусть горит в аду.

Отредактировано Katriona Stewart (2018-02-22 19:05:50)

+2

8

Ателье быстро наполнилось шумом. Зеркала задрожали от женского стрекота и звонкого смеха, а Триш привычно засуетилась и забегала, собирая по многочисленным шкафам и комодам все необходимое, чтобы как следует обсушить и отогреть подруг, которые тут же принялись разоблачаться из вымокшей насквозь одежды. Пижамы, пошитые сравнительно недавно, как раз для очередной пижамной вечеринки одноклассниц, которые случались с определенной периодичностью, пришлись как раз кстати. Теплые и приятные к телу, они согревали и настраивали на домашний лад, что в такую погоду было в самый раз. Выпивка довершит начатое.
Почти опустевшая ее стараниями бутылка коньяка и бокал недолго горевали на столике в одиночестве. Очень скоро на нем была накрыта целая «поляна» с разномастной выпивкой и простыми закусками. В очередной свой рейс на кухню за посудой Триш поймала себя на мысли, что раз уж у нее не получилось напиться в одиночку, то лучшего способа убежать от всех своих тягостных мыслей чем беззаботная девичья трепотня ей сейчас все равно не найти. Они просто поболтают, выпьют и налопаются вкусностей, думала она подхватывая вазочку с россыпью конфет на случай, если кому-то захочется сладкого. Она ошибалась. По-простому не получилось стараниями Стюарт. Эта женщина просто не могла оставить все как есть и сделать вид, что услышанное ею на площади от Джетро, не так уж и важно сейчас.
Слишком сосредоточенная на том, чтобы не пролить коньяк, с которого она начала, Триш машинально улыбалась и кивала на возгласы подруг, заранее поддерживая любые тосты. Она забралась на диван и приткнулась среди подушек, подобрав под себя ноги, и уже была готова расслабиться по-настоящему, как Стюарт сбросила на нее первую бомбу. Патрисия замерла, спав с лица и уставившись на подругу остекленевшими от уже выпитого глазами. Наверное, со стороны это выглядело так, словно ее шокировали слова Катрионы, но едва ли ее можно было шокировать такими вещами обвисшие груди, вялый член или секс как таковой. Зрелую женщину, у которой есть взрослая дочь и Макрей в каком бы то ни было качестве сложно шокировать в принципе. Это только в очередной раз подтверждало, как плохо самые близкие подруги знали ее на самом деле. Нет, Триш споткнулась на том, о чем Катриона заговорила после. Ей даже на секунду показалось, что она что-то знает и специально подняла эту тему. Умереть молодой... Это выглядит привлекательным только со стороны. Справедливости ради стоит признать, что она и сама об этом думала по молодости и по глупости, когда смотрела на себя в зеркало, любовалась своей цветущей красотой и отказывалась принимать тот факт, что когда-нибудь она завянет и состарится. Теперь для нее все это выглядело иначе.
Триш усмехнулась в ответ на попытку Катрионы втянуть ее в бессмысленную пикировку с Айрис, и пригубила коньяк из бокала. Просто совпадение, решила она. Но следующие же слова Стюарт выбили из нее порцию холодного пота. Триш закаменела всем телом и шумно втянула в легкие воздух, глядя на подругу не мигающим взглядом. Вот это уже вряд ли было совпадением. Правда, Патрисия все равно надеялась, что поднятая тема детей просто полет мысли одинокой и не очень счастливой женщины. Старость и дети, которых нет и не предвидится, что может быть страшнее для женщины слегка за тридцать?
- Так рожай, желающих на тебя забраться в этом городе целый вагон. Только не забудь сказать отцу своих детей об их существовании, а то неловко может потом получиться, - прозвучало несколько жестче, чем хотелось бы, но Триш позволила себе эту малость и перевела взгляд на Айрис. - Тебе тоже уже доложили?
Она хотела пошутить, чтобы смягчить собственный звенящий раздражением голос, но у нее не получилось. Смешок застрял в горле и с опозданием вырвался жалобным хныком, который Триш спешно запила коньяком.

Отредактировано Patricia Wilson (2018-02-24 19:17:59)

+3

9

- Кушай, маленькая, а то сиськи сдуются, - вздохнула Келли и взяла следующий сэндвич. Она даже успела откусить от него большой кусок до того, как на еду снова покусится прекрасная Кошкостюарт, ведь в большой семье, как известно, клювом не щелкают.
- А что, усынови. Или знаешь что? Давай я рожу мальчика, а ты будешь крестной мамой. И ты тоже, Триш. Вы же знаете, у нас можно две пары крестных, - ухмыльнулась Келли. Вообще разговоры о детях порядком действовали ей на нервы, главным образом потому, что часики-то тикают, а яйцеклетки не молодеют. Тем временем Кэти переключилась на тему, что никому её ребенок не будет нужен, и Айрис возмутилась, вновь наполняя бокал подруги:
- Да ладно тебе. У него буду я, и моя семья, а Келли у нас немало. И Триша..и…еще много людей, так что не придумывай, пожалуйста. И сама живи до ста двадцати лет, иначе кто будет доедать мои сэндвичи? – с этими словами Келли вручила Стюарт очередной сэндвич, мол, закусывай давай.
Айрис пыталась перевести все в шутку, но видела, как Триш каменеет от слов Кэти, а затем проводит стрельбу по площадям, даже не догадываясь, что бьет по самому больному. Все это наводило на крайне грустные мысли, но Айрис не хотелось даже думать о возможности того, что то, что много лет согревало душу своим фактом наличия, может оказаться всего лишь иллюзией.
Да, у каждой были свои секреты, это правда. Но секреты эти хранились не потому, что кому-то не доверяли, а потому, что хотелось уберечь близких и любимых от бессильной боли. Той самой, что раздирает от понимания того, что ты ничего не можешь сделать, а любое вмешательство способно лишь усугубить ситуацию.
- Желающих много – достойных мало, - усмехнувшись, ответила вместо Кэти Айрис. Она развернула конфетку, закусила ею коньяк и только после пожала плечами и спокойно сказала:
- Мне не докладывали, но я уже знаю. И хочу тебе сразу сказать, что не осуждаю тебя. Это твой выбор, Триша, и не нам тебя судить, - подведя таким образом краткий итог и сразу расставляя некоторые точки над «i», Айрис вновь наполнила бокалы подруг.  Есть время хранить секреты, а есть время раскрывать их, и кто знает, что сегодня еще они узнают друг о друге?

+2

10

На "сдувшиеся сиськи" от Келли, Катриона, не моргнув глазом, играючи повела своим немаленьким бюстом, как бы расставляя акцент и утверждая, что не бывать такому, но жевать не перестала. Только сверкала довольно глазищами на сладкоголосую Айрис и время от времени похохатывала. Вот на слова Крапивника о том, что ее дети будут нужны чуть ли не половине города, очень захотелось возмутиться, но Стюарт была умело остановлена новым сандвичем, только возвела демонстративно шальные очи к потолку гостиной, отфыркиваясь от ее возражений. Уж доктор Келли прекрасно была осведомлена обо всех нюансах. Единственная, кого Кэт посвятила в свои проблемы. Вот зараза! - мелькнуло опасно в ее глазах, но тут же пропало, сметенное тем искрометным и теплым чувством, которое вызывала в ней Айрис, едва стоило на нее взглянуть.
- Прям вагон! Если и так, то это вагон кому за пятьдесят или нет еще двадцати, - и Кэт шаловливо подмигнула подругам.
Реакцию Триш она поняла не сразу, а когда сообразила, что успела заплыть за буйки, уже было поздно поворачивать обратно. Сказанного не воротишь. В Гостиной возникло физически ощутимое напряжение.
Кэт завороженно смотрела как Айрис жует конфетку. И в голове ее прокручивалась сцена с площади. Признание Джетро, глаза Триш. Нешуточные эмоции Джета могли раздавить и подмять под себя кого угодно. Кэт посочувствовала рыжей. Нельзя быть более беззащитным перед человеком, которого любишь. И именно он умудряется ранить тебя так часто, словно ставит какие-то долбанные, спортивные рекорды и намерен участвовать в Олимпийских Играх за медаль первого мудака. Или же стервы. Это абсолютно не зависит от пола. Но только тот факт, что Триш только сейчас вздумала вдруг признаться, казался Стюарт каким-то странным. Зачем тогда нужно было молчать столько лет и признаваться только сейчас? Упрямая, сильная Уилсон могла бы молчать всю жизнь. Об их отношениях вообще вряд ли кто-то догадывался. И все же, скрытная Триш должна начать говорить. И не для того, чтобы удовлетворить любопытство подруг. Подобные тайны всегда оставляют свои отпечатки. Тем более, все уже все знают, как ни крути.
- Ладно, - заворчала большая и сытая кошка, - Это твое дело и Джетро. Вот и разбирайтесь сами. А то, что дочка у тебя замечательная, - она тут же неловко поправилась, - У вас. Этот факт остается неоспорим, - и она протянула в сторону Триш бокал, чтобы чокнуться с нею и выпить за этот своеобразный тост.
- Черри классная. Если бы я была поудачливее и поумнее, то давно бы уже воспитывала от Гордона такую же крошку, - она смущенно покрутила в руке бокал, разглядывая на свет его содержимое.
- Нет, у меня был бы пацан. Это сто процентов, - она перевела взгляд на Айрис.
- Но раз уж у нас сегодня день откровений, то предлагаю создать тайный клуб, в котором мы начнем разбалтывать наши секреты. Итак, - она положила руку на бутылку, стоящую перед ними, - Торжественно клянусь, что все сказанное в этой комнате, никогда не выйдет за ее пределы. Крапивник, - она подтолкнула Айрис повторить ее "страшную" клятву.
- Я буду первой выступать на нашем первом заседании, - она подняла руку с бокалом, как бы прося слова, когда они покончили со всеми условностями.
- Итак... Триш. Айрис у же в курсе, помогала мне со всякими там знакомыми, дорогостоящими обследованиями. В общем, детей у меня не будет никогда.
Отрапортовав, она залпом выпила остатки напитка, залихватски запрокинув голову.
- И эта единственная причина почему я готова мусолить тему детей с утра до вечера и завидовать тебе, Патриция, до зеленых чертей. Не смотря ни на что! И да, будь у меня такая возможность, родила бы хоть от обезьяны, - грустить по этому поводу Кэт не собиралась. Она давным давно уже смирилась с происходящим, так что теперь снова задорно сияла улыбкой.
- Кто следующий? - Катриона потянулась и подлила не хватающей огненной водицы в свою опустевшую тару, - Триш, ты можешь этот круг откровений проигнорировать, если хочешь. С тебя на сегодня итак хватит признаний. Айрис? Ну же, живее. Я вот готова ко всему и не собираюсь ничему удивляться. Три незамужние бабы. Тут не обошлось без ужасных, постыдных тайн, - и она весело рассмеялась, - У меня таких - всей ночи не хватит, чтобы вам рассказать!

Отредактировано Katriona Stewart (2018-03-20 11:45:57)

+2

11

Хотелось огрызнуться, сказать, что никто не смеет даже думать о том, чтобы ее осуждать, но Триш сдержалась. Ее душило непонятная смесь чувств, в которой она никак не могла найти преобладающую ноту и определиться с названием, но что бы не верховодило сейчас в ее душе - обида это была, злость или раздражение, Айрис и Катриона не имели к этому никакого отношения. Это было ее и только ее, и делиться она этим не будет, потому что подруги при всем желании не смогут ее понять. Они слишком мало знают, чтобы понять или хотя бы представить. Поставить себя на чужое место легко только на словах, на деле все куда сложнее, чем кажется.
- Она Чарли, а не Черри, - бесцветно проговорила Триш, глядя на коньяк, дрожащий в бокале, о который только что чокнулась Кэт, и подняла на нее свои усталые глаза. - Не люблю, когда ее так называют.
Но Кэт ее уже не слушала, в своей обычной манере перескочив на другую тему. Пусть так, решила для себя Триш, пусть говорят о чем угодно, но только не о них с Джетро. Больно уж неловким и каким-то топорным было то участие, с которым они к ней сегодня пришли. Или же это она, ободранная до живого мяса и оголенных нервов, слишком восприимчива сегодня? На пьяную голову уже не разберешь.
И снова, как тогда с игрой в бутылочку на площади, Катриона решила превратить лимоны этого паршивого во всех отношениях дня в горький, но все же лимонад. Больше вскрытых тайн, больше тем для бабьих ахов и охов. Триш усмехнулась и покачала головой, словно удивляясь чужому желанию ободраться до костей следом за ней. Флешмоб какой-то или как там это называется. Но удивить Триш, для которой и предназначалась вскрытая тайна Катрионы Стюарт, не получилось. Она как будто всегда знала, что ее подруга бездетная. Может, просто чувствовала своим женским чутьем. Бывает же такое? Она не хотела даже думать о том, что не смогла удивиться этому, просто потому что теперь и сама была такой же бракованной, только не с врожденной поломкой, а ею же самой вытравленным нутром. Какая разница, если итог один? Но она, по крайней мере, успела родить прежде чем все в ее организме сломалось и включился обратный отсчет.
- Таких как ты, знаешь сколько? Такие цифры даже в официальную статистику не заносят, потому что это по-настоящему пугает. Но все эти женщины все равно становятся матерями и воспитывают своих детей. Если ты действительно хочешь ребенка, то усынови. Он все равно будет твоим, - она поднялась с дивана и подхватила опустевшую вазочку из-под сладостей. - Принесу еще. Может пастилы? У меня есть домашняя, сама делала.
Она не стала дожидаться, пока подруги придумают, чем бы еще закусить, и решила что куда проще принести всего помаленьку, после чего скрылась за двойными дверьми в холл и прошла дальше на кухню, где все еще горел свет. За спиной уже вовсю звенел веселый смех Катрионы, слышался серьезный голос Айрис, а в голове поселился странный гул. Ну пропустит она эту очередь, а дальше-то что? Рассказать, как когда-то давно в выпускном классе приложила руку к срыву рождественского выступления их класса? Мало времени, снова пронеслось в голове и зазвенело тревожным звоночком в висках.
- Не секретничайте там без меня! - крикнула она с кухни, воспользовавшись тем, что у Стюарт кончился воздух и она перестала хохотать. Вернулась Триш уже спустя минуту с полной вазочкой сладостей и ванильными бисквитами на большом блюде.

+2

12

- Торжественно клянусь, - усмехнулась в ответ Айрис, поддерживая идею Кэти. В конце концов некоторые тайны начинают жечь тебя настолько, что лучше ими поделиться, чем промолчать. Да и на фоне проблем девочек свои собственные казались сейчас Келли смешными. Дождавшись возвращения Тришы, Айрис взяла бисквит. Откусила кусочек, улыбнулась довольно:
- Как всегда вкусно, Триш. Самое то, что нужно, что бы приправить некоторые горькие пилюли. У меня все куда проще, чем у вас обеих. Родить могу, но от того, от кого хочу – не буду, а от кого могу – тех не хочу. Вот как-то так.
Келли мучительно хотелось поговорить о Гэри. Именно сегодня, именно сейчас, пусть даже не называя имени мужчины, просто коснуться вскользь, а там подруги или вычислят объект многолетних вожделений, или нет.
- Я еще в школе влюбилась в неподходящего,  с точки зрения моей семьи, мужчину. Любитель женщин, любитель выпить и….нет, это не Джетро, - последняя фраза прозвучала достаточно резко, и Айрис невольно посмотрела на Тришу. Ей не хотелось обидеть ту каким-то неуместным резким выпадом в адрес любимого мужчины.
- Любовь всей моей жизни благополучно женат по сей день, живет со своей благоверной, ебеться на стороне, поколачивает женушку и со всех сторон герой. А я, как идиотка, отшиваю одного за другим действительно хороших парней, с которыми можно было бы попытаться хотя бы построить семью. Да что далеко ходить – у нас в больнице есть неженатые доктора, и некоторые вполне симпатичные, дозревшие до брака. Уолтер Кросс, например. В общем, заклинило меня. Я думала, что дело только в физиологии, что клин можно выбить клином. У меня были мужчины лучше него в постели, но каждый раз не хватало чего-то, самой малости, чего-то неуловимого, - подвела краткий итог своей маленькой тайне Айрис. Доктор вздохнула и поспешила наполнить бокалы подруг. Она не ждала каких-то сочувственных слов, поскольку уровень проблем у девочек был действительно разный.
- Ну что, Триш, твоя очередь. Мне кажется, что тебе есть что еще сказать нам. Если хочешь, конечно. Мы сможем тебя поддержать, я уверена, иначе зачем же еще нужны подруги? – помолчав с минуту, что бы дать девочкам возможность переварить услышанное, Айрис обратилась к Трише.

+2

13

Айрис была легкая, как взбитая молочная пенка у воздушного, ароматного латте, которую так любила Катриона. Они часто понимали друг-друга с полуслова. Какая-то внутренняя, женская интуиция, антенна, настроенная на одну волну, хотя, будем честными, они были разными. Никто никогда не мог сказать, что они похожи, если речь, конечно, не шла о проказах и шалостях. В этом Айрис и Кэт были как близнецы: хлебом не корми, но дай похулиганить. Вот и сейчас Катриона пребывала в таком состоянии, которое ее Птичка легко угадывала, считывала с нее, так де просто улыбалась в ответ и также легко соглашалась, чтобы та ей не предлагала. Это вовсе не означало, что дамы относились легкомысленно к жизни, хотя... нет, относились, но категорически были не согласны с формулировкой "легкомысленно". Это особый взгляд на вещи, лишенный стереотипов, который, возможно, именуется "опыт". Иногда это еще называют "бес в ребро" или "ягодка опять", но это тоже смотря с какой стороны посмотреть. В общем, ничто не предвещало грозы. Нет, за окном грохотало будь здоров. Не смотря на освещение в доме, от окон бегали смутные тени, а дождь настойчиво тарабанил в окна, отчего их девичья посиделка казалась еще милей и уютней. Триш был как любимый горький шоколад. Он горчил на языке, терпко раскатывался своей полезностью, восхищал своим насыщенным ароматом и ошеломлял вкусом. Вместе Айрис и Триш удивительно дополняли друг-друга. Но даже если бы сегодня Кэт не стала невольной свидетельницей конфликта Патриции и Джетро, все равно шоколад не перестал бы горчить. Ее движения были размеренные, обманчиво плавные, как у кошки. И это часто обманывало Кэт. Слишком много лет Уилсон училась держать лицо, старательно тренировалась и не подпускала никого на пушечный выстрел. Эта дистанция была комфортной для Триш, а Кэт привыкла принимать людей такими, какие они есть, вместе с их тараканами и не спрашивать "почему". Может быть, зря? За окном громыхал гром, а в глазах у Патриции эхом разносились молнии. Кэт могла посмеяться над собой. Поржать над своими проблемами. Похохотать над тем, что ее не устраивает или напрягает. И даже после слов Триш захотелось выжать из себя улыбку.
Какое Кэт дело до какой-то статистики? Триш была категорична и легка на суждения. И отчего-то ее слова всколыхнули запрятанную поглубже боль, спрятанную там, куда она не заглядывала уже давным давно. Ощущение себя бракованной и одинокой.
- Ага, - хохотнула Кэт, - А еще можно завести собачку. Чем не вариант?
Айрис же умела быть честной. Впрочем, Кэт на нее выпучила глаза, демонстрируя свое изумление и возмущение, сказанными словами. Конечно же, слишком наиграно, чтобы это могло показаться правдой. Нет, Стюарт была не готова к такому откровению, но даже если бы Айрис призналась, что беременна от капитана порта или же тайно вышла замуж за какого-нибудь местного старикашку, то все равно это бы осталась ее обожаемая Птичка. Катриона кивнула ей и в знак поддержки коснулась руки. Один незначительный жест. И ни к чему пустые слова и утешения. Если женщина столько лет хранила свою тайну, то это не случайность, что она заговорила. Но что скрывала от них рыжая? Катриона снова перевела взгляд на Триш. Что послужило толчком для нее открыться? Как Джетро узнал про Черри? И да, Стюарт частенько называла девочку именно так. Чарли была для нее сладкой, засахаренной вишенкой в навершии шоколадного кекса. Ммм... Маленькая вишенка, сладкая, но с едва уловимой ноткой кислинки, с легким ароматом ликера. Кэт вспомнила фирменные пироги с вишней, которые она покупала только у Марты МакФи и едва не подавилась слюной. От задумчивости с легким ароматы вишни и шоколада ее отвлекла Айрис.
- О, малышка, - простонала Стюарт, - Хочешь, я его побью? Только для тебя. Поставлю под глазом большой такой, синий фингал. Или угощу его испорченным кексом, - она бросилась обнимать Келли, не давая той шанса улизнуть от объятий.
- Почему ты ничего не рассказываешь? О, боже! Нельзя же все все время держать в себе. Нам определенно давным давно уже стоило напиться как следует и потолковать.
Она выпустила Айрис, взглянула ей в глаза и тяжело вздохнула.
- Прости. Кажется, я была очень хреновой подругой.
Может быть, будь это не Келли, ее поняли бы как-то превратно. Но это была Айрис, девчонка, с которой она общалась со школьных лет. Наверное, время развело их. Они закопались в своих проблемах и теперь мало чего по-настоящему знают друг о друге. Триш, Айрис и сама Катриона, они выросли, изменились и стали далекими и чужими. Кэт вспомнила Джетро со всеми его тайнами и недоговорками, с этими его мрачными взглядами, которые меняли его лицо и пугали. Ей стало не по себе. Она бросила виноватый взгляд на Триш. Она ничем не уступает подругам. Такая же дура. Нервный смешок вырвался из груди быстрее, чем она успела это безобразие остановить.
- Кажется, - она посмотрела на рыжую, - Я была хреновой подругой всем вам, - и она улыбнулась, протягивая руки к выпивке.
- Подождите, от ваших откровений, я аж вспотела, - она вздохнула и принялась обмахиваться, отпивая из одного бокала до дна и тут же хватаясь за второй, при этом еще залихватски подмигивая девчонкам, мол, ага, я еще и нет так могу.
- Во рту пересохло, - пропищала она, когда снова смогла дышать и рассмеялась.
- Простите, но я была не готова к таким откровениям. Кажется, мир немного сошел с ума. Триш, не спеши. Если ты сейчас скажешь что-то в таком духе, я не выдержу, - она отшучивалась, но чувствовала себя действительно странно.
- Я бы предпочла ничего не знать. А еще лучше... Вернуться в школьные годы и попытаться прожить эту жить снова. Что бы ты изменила, Триш? Айрис? Я бы закодировалась.
И когда подруги с непониманием посмотрели на нее, добавила:
- Да... Не смотрите так. Иногда даже я могу напиться так... Что потом могу пожалеть, - и щеки ее запылали, от чего она только еще натужнее улыбнулась, - Надеюсь, сегодня не такой день. Давайте за нас, - и она подняла свой бокал, уже без спеха и смеха, надеясь, что Айрис, которая понимала ее с полтыка, не разглядит в этом легком признании намек на то, что она однажды под градусом натворила ой каких дел. От которых взрослой женщине может быть стыдно. Кэт, которую и обычной то дозой алкоголя с ног не свалишь.

Отредактировано Katriona Stewart (2018-06-23 11:17:06)

+2

14

Улыбнувшись на похвалу Айрис, Триш снова устроилась на диване, но на этот раз легла на него, подперев голову рукой. Выпитое давало о себе знать, однако женщина упорно не желала поддаваться на уговоры слегка проспиртованного организма, который уже вовсю канючил, что пора на боковую. Глаза слипались так, что хоть спички вставляй, но то, что выдала Айрис, заставило Триш проморгаться и присмотреться к ней повнимательнее. Она привычно закатила глаза, когда подруга с ходу помянула Джетро. Любитель женщин, любитель выпить... Иногда ей казалось, что никто не знает, какой он на самом деле. Даже близкие люди. Ведь то, что он пользовался популярностью у женщин и мог запросто выжрать целую бутылку виски за раз, совсем не делало его таким вот «любителем». Триш прикрыла глаза, затолкала эти мысли подальше и сосредоточилась на том, что говорила Келли. Неподходящий оказался женатым и, казалось бы, ничего необычного в этом нет, но Айрис... Да, именно Айрис. Айрис Келли, которая всегда оставалась рассудительной и вдумчивой, несмотря на все попытки Катрионы подхватить ее и завертеть в водоворот своей веселости и беспечности. Триш и подумать не могла, что она могла столько лет... Мысль так и не успела оформиться до конца.
- Любви, - вот так, без вопросительных интонаций это прозвучало почти как самый настоящий приговор. - Любви не хватало, да? Когда есть тот самый единственный, всегда кажется, что остальные просто не дотягивают до него. Со всеми его достоинствами и со всеми его несовершенствами.
Триш понимала, ох, как же она понимала. Хотелось это сказать, как-то подержать  Айрис, но слова тут были не нужны. Затишью, порожденному откровением Айрис, не позволили воцариться надолго. Когда рядом такой человек, как Катриона Стюарт у такого явления, как тишина просто нет шансов. Патрисия откинулась на спину и прикрыла глаза, слушая, как Кэт ахает и охает, а потом снова смеется. Все это походило на езду по кочкам, которая веселит поначалу, но очень скоро начинает причинять дискомфорт. Триш прислушалась к себе и поняла, что переборщила с выпивкой. Ее подташнивало, голова нехорошо гудела, а виски выламывало так, что казалось через них пропустили невидимое сверло.
- Мне не наливать, - попросила она, когда услышала характерный звон и плеск. - У меня уже в ушах плещется.
Но Кэт то ли ее не слушала, то ли просто не услышала. Триш решила просто не обращать внимания на дожидающийся ее бокал на столе и, свернувшись калачиком, стала смотреть, как Катриона гримасничает и веселится. В такие моменты она напоминала мультяшку, да и вообще, если уж сравнивать всю их троицу с чем-то подобным, то она единственная из них была похожа на мультик, со своим отношением к жизни и красочными эмоциями, от которых рябило в глазах. Айрис больше походила на драму с элементами черного юмора, которую смотришь, смеешься временами, но все равно задумываешься после просмотра, а что-то ведь там кроется, за всеми этими шутками и прибаутками. Сама же Триш была как немое кино - молчание и тишина, только щелчки кинопроектора, отсчитывающие остаток времени до конца фильма. Она как будто слышала эти щелчки. Они усыпляли ее.
- Знаешь, если ты выйдешь замуж за доктора Кросса, то тебе придется усыновить доктора Картера, - совсем невпопад вдруг заметила Триш, уже почти погрузившись в сон, и вдруг заулыбалась, не открывая глаз. - А помните то рождественское выступление в выпускном классе? Ну, когда Лавинии Петтерсон досталось? Это мы с Джоан придумали. С Джоан Миллс. Макрей только помогал тогда, - она вздохнула и улыбка начала медленно сползать с ее расслабляющегося лица. - Взял вину на себя, а мы ничего не сказали, потому что он нам запретил. Такой вот он...
Триш заснула, совсем по-детски уложив ладошки под щеку. Какое-то время она слышала, как девчонки переговаривались между собой, но потом окончательно потерялась во всех переживаниях последних дней, которые поджидали ее в сновидениях вместо кошмаров.

P.S.

Подробнее о рождественском представлении можно почитать здесь.

+2

15

- Фингал под глазом надо было поставить мне, и лучше это было сделать много лет назад. Глядишь, мозг бы на место встал и включился хотя бы ненадолго, - криво усмехнулась Айрис, ласково сжимая тонкие пальцы Кэт в своей ладони. Легкое, дружеское рукопожатие, дарящее ощущение того, что здесь есть те, кто тебя ценят и принимают такой, какая ты есть. Здесь есть свои, а это – бесценно. И теплые объятия оказались удивительно вовремя. Айрис ласково поцеловала Кэт в щеку, вдыхая знакомый до боли аромат духов. Кошка-Кэт, Ведьма, ее дорогая Кэти. Единственная в своем роде, другой такой не было и не будет никогда.
- А не рассказываю я потому, что рассказывать здесь в общем-то нечего. К тому же некоторые вещи не хочется озвучивать даже самой себе, это горько, понимать, что большую часть жизни ты растратила в безумной попытке убежать от себя. А от себя не убежишь. Наверное, как-то так, - попыталась сформулировать Айрис причины своего молчания. Попытка была так себе, но это лучше, чем просто сделать вид, что ничего не происходит.
- Может и любовь…а может и сумасшествие какое-то. Впрочем, не важно, - ухмыльнулась Айрис в ответ на замечание Триш. – Боюсь, что я утоплю Джесси в выгребной яме бабули МакДуган прежде, чем Уолтер рискнет сделать мне предложение. Ладно, не хочу о них говорить сейчас, давайте о чем-то более приятном.
Тем временем Кэти вновь наполнила бокалы, они выпили еще по чуть-чуть и Триша откровенно принялась клевать носом, так что некоторое время подруги разговаривали почти шепотом. Неожиданно Триша припомнила давнюю историю и Кэти с Айрис еще некоторое время смаковали детали. А затем Стюарт, по обыкновению не дожидаясь конца вечеринки, улизнула, прихватив плащ Триши. Айрис же кое-как прибрала остатки пиршества, прикрыла спящую Тришу пледом, а затем, одолжив одну из курток Триши, направилась домой. Не то что бы ей стало легче от всех разговоров, но по крайней мере появилось ощущение, что не все так плохо на сегодняшний день. Уже добравшись до дома Келли, Айрис машинально сунула руку в карман куртки и вытащила оттуда клочок бумаги, исписанный аккуратным почерком. Зацепившись глазами за знакомое название, Айрис развернула бумажку, пробежала пару строчек и сдавленно охнула:
- Так вот в чем дело…, - протянула она, и по голосу Келли было отчетливо слышно, насколько она расстроена неожиданной новостью. Ну что ж, Триша Уилсон, все тайное рано или поздно становится явным, не так ли?

0


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Pajama Party [24.06.16]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC