В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » У разбитого корыта?


У разбитого корыта?

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Вид у Ундины был странный. По крайней мере Терезе не удавалось понять, какие мысли скрываются в ее голове. В такие минуты Тера немного терялась, не зная, продолжать ли ей говорить, спросить, все ли в порядке, или просто помолчать. Но сейчас немка быстро вернулась к беседе и согласилась на еще одну чашечку чая. Чай - это прекрасно! В любой ситуации. Тереза налила гостье еще чаю.
- Да уж... - задумчиво сказала Тера, дослушав то ли рассказ, то исповедь. - Жизнь тебя потрепала. Не представляю себе, что было бы со мной, если бы я пережила нечто подобное. Что касается браконьеров... То я предпочитаю думать, что это была самооборона... Хотя и не знаю деталей. Да и вообще... Смерть - это слишком страшное наказание.
Тереза налила немке еще чаю, а потом поставила кипятиться новую порцию воды.
- Мне по-прежнему кажется, что ты немного драматизируешь, - продолжила Ливингстоун. - Ты ведь не разговаривала со всеми жителями Солуэя. Да, у нас сплетни и слухи расходятся быстро, но не все верят им. Многие делают вид, что верят, но на самом деле у них есть свое собственное мнение, которое никому кроме них неизвестно. Не знаю, что нужно сделать, чтобы перестать попадать в последние новости острова. Наверное, что-то хорошее, чего от тебя никто не ждет. И прежде всего нужно начать новую жизнь в собственной голове, простить себя, перестать жить прошлым и начать новое настоящее.
Тера вздохнула. Она сегодня была как-то особенно склонна к абстрактным советам. Но что тут скажешь конкретного? Тереза не может стать Ундиной. Действовать дальше немка все равно будет сама.
- Это сложно. Сама знаю. Воспоминания так и всплывает в голове время от времени. Может, какое-нибудь занятие поможет? Что-нибудь, что будет поглощать тебя полностью.

+1

32

[indent] Рыжая задумчиво отпила чаю и посмотрела блондинке в глаза.
[indent]  – Зуб за зуб, око за око, жизнь за жизнь. Разве это несправедливо? – негромко спросила она, обращаясь, по всей видимости, не столько к собеседнице, сколько к себе самой. – Они убивали лес, сам Штормовой остров. Браконьерство – одно из худших преступлений против природы, которое один человек своими силами совершить может. Что было бы с ними, если бы до них полиция, а не я добралась? Крупный штраф? Лишение оружия? В лучшем случае – тюрьма? А потом вышли бы они на волю и остров убивать продолжили. Бывает, в особых ситуациях, закон не работает. Чтобы исправить положение, вне закона действовать нужно, чтобы истинную справедливость восстановить. Это – не месть. Месть нельзя убедительным мотивом считать. Месть необъективна. Это – не внезапный порыв. Это – возмездие! – немка, не отрывая от шотландки немигающего взгляда зелёных глаз, вновь поднесла чашку ко рту. Её рука слегка дрожала. – Или я просто сумасшедшая, наивная дура, которая в детстве слишком много немецких фильмов про индейцев посмотрела и слишком рано «Бэмби» прочитала, – она замолчала и почти бесшумно сделала несколько глубоких глотков, почти осушив чашку.
[indent] Когда рыжая вновь открыла рот, Тереза опередила её, заговорив первой. Она молча выслушала куда меньше витавшую в облаках, несмотря на кажущуюся наивность её убеждений, женщину, лишь изредка кивая. На этот раз возразить ей было нечего, даже поддавшись своему извечному спутнику – духу противоречия. Меньше всего немке хотелось и дальше ныть и винить в своих бедах кого угодно, кроме себя самой – жалость к себе всегда казалась ей достойной лишь презрения.
[indent]  – Найти бы такое вот занятие, – мрачно усмехнулась девушка, лишь когда женщина закончила мысль. – Уйти с головой в работу я теперь, потому, что работы у меня больше нет, не смогу, а хобби, без крыши над головой оставшись, тоже сложновато заниматься. Да и всё получается у меня как-то не так, как должно. Я приехала на Штормовой остров в поисках древних мифов, но вместо этого легендой наших дней стала.

+1

33

Тереза начинала чувствовать усталость от жизненной позиции Ундины. Не в том смысле, что она ей не нравилась или ей больше не хотелось слушать, просто с такой позицией, наверное, очень тяжело жить. Как с этим справляется Кренен, непонятно.
- Возмездие - это очень громкое слово... - сказала Тера. - И очень спорное. Как и мораль. Век назад женщин осуждали за то, что они носили брюки. А сейчас мы все носим брюки и джинсы. Кто знает, что будет еще через век? Может, смертная казнь станет повсеместной, а законы ужесточатся. А может, нет. Да, есть вечные ценности. Есть мораль, которая держится уже тысячелетиями. Но она как раз гласит о том, что мы не можем убивать людей.
Тера немного встрепенулась.
- Никогда не считала себя занудой, - добавила она. - Но вот сейчас я показалась самой себе прямо-таки старушкой, читающей лекции о правилах приличия.
Тереза еще раз посмотрела на чайник и решила, что пить чай больше не хочет.
- Посмотрим, что о тебе будут говорить через год, - пожала плечами Тера, возвращаясь к разговору. - Мне почему-то кажется, что слухи постепенно утихнут. Поверь мне, сплетни не живут долго. Пройдет время, и главные говоруны найдут другой объект для обсуждения. Если не давать им почвы для дальнейших разговоров, у них не останется другого выбора. Но пока... Да... Нужно перетерпеть, поразмыслить, взять себя в руки и жить дальше.
Тереза снова начала напоминать себе пожилую даму или учительницу, которой необходимо срочно поделиться с окружающими советами о том, как правильно жить. Тера нахмурилась и отогнала от себя такой образ. Рано еще стареть.
- Может, хочешь отдохнуть? У меня тут хорошо спится. Когда окно открыто, в комнате очень свежий воздух. И еще немного пахнет цветами.

+1

34

[indent] Рыжая задумчиво посмотрела на Терезу. Ей начало казаться, что совсем недавно такая мирная атмосфера в пристройке постепенно накаляется, и её это пугало. Меньше всего ей сейчас хотелось рассориться с той одной из немногих, кто, вроде бы и не будучи её подругой, вызвалась прийти к ней на помощь в трудную минуту. Немка заставила себя улыбнуться повеселее, хотя прекрасно понимала, насколько натянуто это выглядит.
[indent]  – Будем, что тогда – в лесу – у меня другого выбора просто не было, считать, – примиряюще произнесла она. – А насчёт слухов ты права – здесь не так часто события, достойные сплетен, происходят. Да и главная моя проблема сейчас точно не сплетни, хотя именно они моё положение усугубляют, – немка замолчала и устремила задумчивый взгляд в окно.
[indent] За год едва ли не все её сомнительные подвиги и в самом деле могли если и не изгладиться из народной памяти, то уж точно перестать интересовать городских сплетников, особенно, если бы она сама же перестала давать им причины поминать её по любому поводу. Хотя лесная трагедия грозила войти в городские легенды и уже никогда не забыться. Рыжая негромко вздохнула.
[indent]  – У тебя тут уютно, – кивнула она блондинке. – Уютнее, чем в моей съёмной квартире было. И уж точно уютнее, чем в заброшенном особняке, в котором я теперь обитаю, – в потускневших зелёных глазах девушки внезапно вспыхнул огонёк надежды. – Тереза, а не нужны вам работники на ферму? У меня, конечно, едва ли не худшие рекомендации в городе, да и с твоей матерью я не в лучших отношениях, но вдруг?

+1

35

Задумчивый вид Ундины нравился Терезе гораздо больше, чем вид нервный и озлобленный. Правда у Ливингстоун зародилось подозрение, что в момент, когда немка уходит в собственные мысли, она надумывает себе что-то еще. На этот раз все обошлось, и после раздумий Кренен не выдала ничего пугающего.
- Работники... - протянула Тереза и задумалась сама. Что ответить, она знала, но эту информацию стоило преподнести мягко и так, чтобы Ундине не стало обидно. - Работники на ферме нужны всегда. Даже несмотря на то, что нас очень много, рук постоянно не хватает. Но... я сомневаюсь, что моя мама позволит тебе работать у нас. По крайней мере в данный момент. Ей нужно немного остыть. Она незлопамятна, но на все требуется время.
Тера виновато посмотрела на Ундину. Ее вины в том, что миссис Ливингстоун вряд ли сейчас примет немку на работу, по сути не было, но отказывать человеку всегда непросто, особенно, если человек в отчаянии.
- Я могла бы предложить тебе помогать мне здесь, в оранжерее, - добавила Тереза. - Но увы, я едва ли смогу платить тебе зарплату. Отсутствие чувства голода - это, пожалуй, единственное, что я способна гарантировать. Это предложение несерьезное, и ты достойна большего, конечно.
Ливингстоун сделала паузу еще раз. Она никогда не считала себя хорошим бизнесменом, не умела вести дела, не умела отвечать на щекотливые вопросы о работе. Обычно этим занимались мама или братья. Следовало бы поучиться у них, но Тера всегда откладывала такое обучение на когда-нибудь в надежде, что оно не пригодится.
- Извини, что я вообще говорю такое, - сказала Тереза. - Но ты спросила, я ответила...

+1

36

[indent] На лице рыжей не дрогнул и мускул, когда Тереза сказала то, что она и ожидала услышать, пусть и в куда мягче, и всё же ей не удалось сдержать разочарованного вздоха, а её зелёные глаза вновь потухли.
[indent]  – Большего? – с тенью истерики в голосе переспросила девушка. – Жизнь показала, что всё, чего я достойна, – безымянная могила на севере кладбища. Глупо было, что хоть кто-нибудь работу неприкасаемой дать рискнёт, – она сокрушённо покачала головой и посмотрела шотландке в глаза. – Спасибо за честность, Тереза, но меня утешать не нужно. Я не достойна ни этого, ни твоей доброты, – немка тяжело поднялась из-за стола, невольно сутулясь, прошлась по помещению и молча зашагала к дверям.
[indent] Казалось, самопровозглашённая пария, отчаявшись получить от куда более благоразумной подруги ещё хоть какую-то помощь, помимо сытного обеда, решила более не надоедать ей своим присутствием, однако, уже положив ладонь на дверную ручку, она неуверенно обернулась.
[indent]  – Знаешь, Тереза, – негромко произнесла она. – Неважно, чего я достойна. Быть достойным чего-либо мало, этого ещё необходимо добиться. Можно, конечно, просто на кровать лечь и ждать, что всё, чего ты по своим природным дарованиям заслуживаешь, само к тебе придёт. Или сесть на берег реки и, когда по ней труп твоего врага проплывёт, ждать. Вот только я сейчас явно не в том положении, чтобы то большее, которого я, якобы, достойна, требовать. Я готова работать в оранжерее в обмен на еду и крышу над головой – у меня всё равно никакой альтернативы нет. Разве что – на церковной паперти попрошайничать, воровать или своё тело продавать.

+1

37

И снова Ундина озвучивала вслух очень грустные мысли. Сколько их в ее голове? Должен же быть лимит. Если он есть, то скоро точно должен исчерпать себя. А если Кренен черпает эти мысли откуда-то из вне, то откуда именно? Нужно закрыть туда доступ. Не только Ундине, вообще всем.
При этом немка двигалась в сторону двери с явным намерением уйти, и Тереза просто надеялась, что, когда гостья покинет ее дом, она, Ундина, не совершит ничего необдуманного. Вроде бы Ливингстоун сделала все, что могла, чтобы отвадить Кренен от плохих идей на какое-то время. Тера осеклась на этой мысли. Кто она собственно такая, чтобы вообще иметь хоть малейшее влияние на принятие решений других людей.
- Каждый человек достоин доброты, - тихо сказала Тера. Уверенности в том, что она была услышана, у нее не возникло. Может, и к лучшему. Фраза снова прозвучала как что-то морально-банальное и слишком книжно-киношное. Терезе предстояло поразмыслить о том, что и как она говорит, но пока Ливингстоун прошла вслед за Ундиной.
- На паперти попрошайничать не стоит, - уже громче сказала Тереза. - Солуэй - не самое подходящее место для такого занятия, как мне кажется.
Объяснения, почему остров несовместим с подобным занятием, у Теры по правде говоря не находилось. Но вряд ли сейчас кто-то ждал этого объяснения.
- Когда будешь готова, - добавила Тереза. - Приходи. Я не весь день провожу здесь, иногда я дома у мамы или на пастбище или еще где... Но к вечеру я всегда возвращаюсь сюда.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » У разбитого корыта?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC