В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ
ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Пусть завтра не наступит никогда


Пусть завтра не наступит никогда

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

[indent] МакАлистер подумалось, что она и сама напоминает пригревшуюся возле тепла кошку. Одна рука Эванса продолжила машинально поглаживать её по спине, а вторая зарылась в волосы, легонько перебирая их возле затылка.
[indent] – Да у тебя что-нибудь дрогнет, - промурлыкала девушка в ответ на шуточку напарника и, чуть подтянувшись повыше, потерлась кончиком носа о его подбородок. Хищная ухмылка на лице Джеймса заставила её усмехнуться и заинтересованно приподнять бровь. – Скажи ещё, что ты железный и у тебя силы остались, - фыркнув, как благовопитанная кошка, которую ребенок попытался цапнуть за усы, Джоанна уронила себя обратно и снова растеклась по Эвансу, прикрыв глаза. Вырвавшийся откуда-то легкий сквознячок пробежался по обнаженной коже, всё ещё покрытой капельками пота, и девушка поежилась. Накалившийся от эмоций и напряжения воздух в спальне, казалось, остывал вместе с ними, и на смену почти горячечному жару приходила прохлада. – У тебя ведь есть одеяло, ммм? Холодно, - пожаловалась МакАлистер, не поднимая головы. При попытке укрыть напарницу Джеймс едва не спихнул её с себя, так что хохочущей девушке пришлось покрепче обхватить его руками. – Ты такой неуклюжий, Эванс. Удивительно, что травмы в итоге получаю я, а не ты, - хмыкнув, Джо поудобнее устроилась поверх напарника и замерла, прикрыв глаза. У неё под щекой мерно и гулко билось сердце Эванса, она чувствовала, как вздымается и опускается его грудь, а ладонь, замершая чуть пониже спины, обжигала кожу теплом. Сначала в её голове суматошно витали мысли. Этот вечер был богат на события, то, что произошло между ней и Джеймсом, то пламя, что вспыхнуло из долго тлевшей искорки… Нельзя было закрыть глаза и отмахнуться, продолжив самообман. Но и признать свои чувства к Эвансу, признать их взаимность и тот факт, что дело не ограничится одним бурным секс-марафоном, ибо, как минимум, Джеймс этого попросту не позволит и не заслуживает. Вот это уже было страшно. МакАлистер иногда казалось, будто Эйдан и его предательство остались где-то в прошлой жизни. Но сейчас воспоминания снова всколыхнулись – любая мысль о начале новых отношений имела явный панический оттенок. И Джоанна всё никак не могла заставить разум сосредоточиться на одолевающих её страхах и сомнениях. Вместо этого девушка игралась, пытаясь выровнять свое дыхание в такт с дыханием Эванса. В какой-то момент ей показалось, что у них даже сердца застучали в унисон. Сквозь полудрему, в которую МакАлистер неумолимо проваливалась, она довольно заулыбалась.
[indent] Голос Джеймса пробрался сквозь окутывающую его напарницу пелену сонливости, заставив её завозиться, как разбуженного щенка. От его голос по телу побежала щекотная вибрация, и девушка усмехнулась, но открыть глаз или поднять голову так и не потрудилась. Только перестала посапывать.
[indent] – Ризотто меня не вдохновляет, а вот печенье… - МакАлистер мечтательно вздохнула, когда Эванс упомянул про овсяное. – Люблю. Особенно такое, с кусочками шоколада. У тебя оно всегда дома есть, ты сам его любишь.
[indent] Только тогда, когда Джоанна сказала это вслух, в мозг вдруг ткнулась любопытная мысль – а любит ли? Овсяное печенье с кусочками шоколада было не первой и не единственной едой, которую они любили вместе и которая почти всегда оказывалась в доме Джеймса. А ещё он частенько покупал напарнице вкусняшки, даже не задумываясь, что выбрать. Эванс просто брал с полки, как будто знал. Наблюдал? Запоминал? МакАлистер всё же заерзала и, приподняв голову и уткнувшись подбородком в грудь парня, обожгла напарника подозрительным взглядом. У неё накопилось так много вопросов, что они сцепились в мозгу, как огурцы в банке, и дружно пытались сорваться с губ все одновременно. Серьезному разговору быть, но ей нужна была отсрочка.
[indent] – Его ещё вкусно запивать молоком. У тебя молоко ведь есть? – девушка состроила умильную мордашку и даже очаровательно трепыхнула ресницами. Шевелиться отчаянно не хотелось, но она всё же скатилась с теплого тела Эванса на кровать, едва не свалилась на пол и шустро принялась запутываться в одеяло. – Иди, мой герой, и добудь нам еду, - Джо хихикнула и подтолкнула напарника к противоположному краю, мол, двигай уже на кухню, друг. Провожая его голую спину взглядом, она чувствовала, как тщательно запираемая внутри паника  вырывается наружу. И чем дальше шлепанье босых пяток по полу – тем сильнее.
[indent]  Остро захотелось вдруг убежать. Не метафорически, методом ухода от разговора, а вполне физически. Ещё неприятнее было ощущать, что нагота начинает казаться уязвимостью, почти беспомощностью. МакАлистер села на кровати, скрестив ноги по-турецки, и закрыла глаза. Вдох-выдох. Глубже, разгоняя зачастивший пульс и бьющееся вместе с ним чувство паники. Усилием воли девушка заставила себя посмеяться, что так кипишнула из-за ерунды, но тем не менее к моменту возвращения Эванса Джо была плотно обернута в сдернутое с кровати тонкое покрывало на манер парео.
[indent] – Я опять мерзну, - улыбнувшись, оправдала перемены в своем внешнем виде девушка и похлопала ладонью по кровати перед собой. – Иди сюда, я голодная и вообще.
[icon]http://se.uploads.ru/maqVy.jpg[/icon]

+2

32

— Печенье с молоком, — Эванс коротко хохотнул, когда МакАлистер ткнула его в бок, и, перекатившись к краю кровати, нехотя встал. — Прямо как детская пижамная вечеринка. Может мультики потом еще посмотрим?
Выпрямившись, он посмотрел на оставшуюся лежать на разоренной постели напарницу и покачал головой. Ничего детского тут не было и в помине, что уж говорить о мультиках и пижамах. Особенно о пижамах. Рассекать голышом Джеймс, тем не менее, не собирался и потому первым делом натянул первые попавшиеся под руку тренировочные штаны и уже потом отправился на поиски пропитания. Совсем как древний человек. Только дубину на плечо осталось закинуть, да в шкуру завернуться до полного сходства. Голодная женщина в пещере уже имелась.
Спустившись, Джеймс принялся подбирать разбросанную вокруг раскуроченного стола одежду. Рубашка, которую облюбовала Джоанна и которую он уже мысленно похоронил, все же выжила, хоть и лишилась почти всех пуговиц. Придурковатая улыбка не сходила с лица Эванса, пока он бродил вокруг обломков стола, собирая одежду по полу и вешая ее себе на локоть. Произошедшее укладывалось в его голове медленно и не без труда, но это было даже приятно. Куда приятнее, чем мысли о неведомом завтра, которое неминуемо наступит, что бы они не делали. И то, как они с МакАлистер встретят это завтра, нужно было решить уже сейчас, как бы им обоим не хотелось оттянуть этот разговор.
Обратно в спальню Джеймс вернулся груженный по самое не хочу. Вся собранная им одежда болталась у него на локте, в одной руке была двухлитровая пластиковая канистра с молоком, в другой два стакана, а пакет с печеньем болтался в зубах, зажатый за самый уголок. Картина маслом. Он не преминул покрасоваться на пороге в таком виде, прежде чем войти и, разомкнув челюсти, уронить пакет с печеньем МакАлистер прямо на колени.
— И вообще? — переспросил Джеймс, стряхивая одежду с локтя прямо на пол. — Что значит "и вообще"? Просто признайся, что об меня можно погреться. Мерзлячка ты.
Забравшись на постель с ногами, он устроился рядом с напарницей и принялся разливать молоко по стаканам. Он понятия не имел, как хочет пить, пока не сделал первый глоток. За первым стаканом последовал второй. И только утолив чувство жажды Эванс вспомнил о голоде. Какое-то время они с МакАлистер только и делали, что аппетитно хрустели и переглядывались, но долго так продолжаться не могло. Это понимали оба. Когда молчать уже было как-то странно, Джеймс подвис с надкусанной печенькой в руке и, поразмыслив немного, все же решился заговорить.
— Я тебе не говорил, что сдавал на сержанта? Еще в прошлом году, в конце августа. Помнишь? Я уезжал посреди недели.
Вопрос был риторическим, потому что Джеймс никому этого не говорил. О том, что он вообще сдавал на повышение, знал только Феликс МакАлистер, который, собственно, и сообщил ему результаты тестов. Они пришли уже в начале сентября вместе с запросом о переводе новоиспеченного сержанта Эванса обратно в Лондон, потому что в полицейском управлении их городка сержантов хватало.
— Меня должны были перевести, но твой отец предложил подумать, — Джеймс криво усмехнулся, глядя в почти пустой стакан. — Выбор был простой. Или я остаюсь здесь, но в качестве констебля, или перевожусь обратно в столицу в качестве сержанта. И я решил подумать. Почти две недели я только и делал, что думал, оставаться или нет. А потом мы с тобой весело отметили твой день рождения, и это все решило.
Он посмотрел на Джоанну и улыбнулся. Ей можно было и не напоминать о прошлогоднем дне рождения. Такое не забывается. Ту утопленную тачку им до сих пор вспоминали при каждом удобном случае все кому не лень. Зато они доказали свою непотопляемость. Веселый выдался денек.
— В итоге я остался. Результаты экзамена официально признали недействительными, а твой отец даже не спрашивал, почему я так решил, — Джеймс мотнул головой, уже привычно удивляясь той легкости, с которой главный инспектор принял его отказ от нового звания. — И даже если бы спросил... Что я мог ему сказать? Что остаюсь, потому что влюбился в его дочь? Боюсь представить, что бы он тогда со мной сделал.
Нервный смешок Эванс зажевал печенькой и запил остатками молока.

Отредактировано James Evans (2018-02-19 23:58:01)

+2

33

[indent] – Мой герой и добытчик! – с чувством воскликнула МакАлистер, когда на пороге картинно нарисовался Эванс, умудрившийся в один заход принести с кухни всё: еду, посуду, даже одежду. При одном взгляде на пакет с печеньем, зажатый у напарника в зубах, в желудке тихонько заворчало, а рот наполнился вязкой слюной. Паника недовольно огрызнулась напоследок и отступила, утонув в здоровом смехе. Выходка Эванса смыла, как волна слизывает с берега песочный замок, поселившуюся внутри тревогу. Джоанна схватила пакет и нетерпеливо им зашуршала, пытаясь поддеть тугой узелок короткими ногтями. Развязываться он не желал, и девушка попросту порвала пакет, остро желая добраться до вожделенных печенек. Одну она тут же прикусила.
[indent] – Мы, кролики, не только сентиментальные, но и мерзлые, - вкрадчиво поделилась с напарником МакАлистер. В глазах у нее едва ли не танцевали джигу игривые чертенята. Воспоминание об услышанном пару дней назад обрывке разговора Эванса с дежурным всплыло в голове ещё тогда, когда он минут пять назад бросил про мультики, а сейчас оно просто оказалось к слову и само вскочило на язык. – Ты ведь не думал, будто я не в курсе, какое погоняло прилипло ко мне за глаза? Наверняка ведь с твоей легкой подачи, - прежде, чем Джеймс успел что-то сказать в свое оправдание, Джо сунула ему в зубы печеньку, пресекая все его попытки отболтаться. Забрав у напарника полный стакан с молоком, она сделала отпила глоток. Только тогда, когда холодная жидкость полилась в горло осознав, насколько сильную жажду испытывала. Жадно глотая и не замечая, как молоко стекает по подбородку и шее и вымачивает покрывало, девушка осушила стакан практически залпом и тут же подставила его Эвансу, в этот момент наливавшему себе добавку. Вторая порция молока вливалась в организм уже с несколько меньшим энтузиазмом, но зато была тут же закушена вторым печеньем. Действительно её любимым – овсяным, с шоколадной крошкой.
[indent] Утолив первый голод, Джоанна озаботилась мокрой тканью, липнущей к груди. Скосив глаза на жующего напарника, она отряхнула крошки с себя на постель и неохотно сползла на пол.
[indent] – Где тут у тебя можно футболку найти? – вопрос, очевидно, был чисто риторическим, потому что фразу девушка заканчивала, уже занырнув в шкаф с вещами. Искомое обнаружилось быстро. Выцепив на свет первую же футболку, МакАлистер приложила её к себе, красуясь перед Эвансом. – Как думаешь, мне подойдет? – ответа на этот вопрос она тоже не стала дожидаться, натянув вещь прямо поверх завязанного вокруг тела покрывала и потом жестом фокусника выдернув его из-под одежды. Чисто женское умение сродни таланту вытащить лифчик через рукав.
[indent] Ещё пара фраз, так и повисших в воздухе, аппетитный хруст овсяного печенья и тепло, исходящее от напарника казались почти идеальным завершением этого вечера. Снова забравшаяся на кровать с ногами и укрывшая их пледом Джоанна привалилась к боку Эвансу, уютно устроив голову у него на плече. Веки смеживались, а печенье уже жевалось через раз. Молчание немного напрягало, но не настолько, чтобы нарушить его первой. МакАлистер малодушно надеялась заснуть и отложить висевший над ними дамокловым мечом разговор хотя бы на завтра. Не вышло.
[indent] – Нет, не говорил, - нахмурилась, сведя бровки к переносице, Джоанна, чуть запрокидывая голову, чтобы видеть лицо Джеймса. У них не было секретов друг от друга или, по крайней мере, она наивно полагала, что не было. Поэтому осознание того, что такая важная веха жизни напарника прошла мимо нее, неприятно царапнуло. Где-то внутри шевельнулось понимание: Эванс не просто заполняет эфир фоновой болтовней и прерывать его сейчас не нужно. Незаметно затаив дыхание, девушка выслушала его до конца. Эмоции на живом личике сменяли друг друга, будто картинки в калейдоскопе. Непонимание, удивление, почти шок. Она тогда что-то чувствовала, словно Джеймса что-то мучило и угнетало, но так и не решилась спросить. Зря.
[indent] В комнате опять повисло тягучее молчание. МакАлистер переваривала новую информацию, с трудом укладывая квадратные мысли в круглой голове. Значит, сам себе обрезал крылья, чтобы остаться с ней? Джоанна запустила пальцы руки, не занятой опустевшим стаканом, в волосы и зачесала их назад, чувствуя уже знакомый приступ паники. Всё выглядело слишком серьезно, чтобы ограничиться одной ночью. И это был первый раз за последние годы, когда от намечающейся перспективы быть с кем-то долго не очень-то и хотелось бежать сломя голову.
[indent] – Почему? – наконец, спросила девушка, бросив стакан на одеяло. Смесь нервов с эмоциями не давала усидеть на месте спокойно, и МакАлистер переползла по кровати, устроившись теперь аккурат напротив Эванса. – Почему я так запала в душу? Когда это все началось? – окончательно запутавшись, Джоанна запустила уже обе руки в волосы, пропуская мягкие пряди, пахнущие чужим шампунем, сквозь пальцы. Пару минут она помолчала, собираясь с мыслями. – Дурак ты, - фыркнула девушка, резко качнувшись вперед, чтобы обнять ладонями лицо Эванса и запечатлеть на его губах поцелуй. – У меня же на лбу написано большими буквами: «Девчонка-беда». Я же ходячая катастрофа, а ты… Влип, - девушка усмехнулась, выпрямившись и убрав руки от напарника. Невзначай она коснулась кончиками пальцев горящих и ощутимо припухших губ. – Ты ведь понимаешь, что попал, да? Быстро я тебя не отпущу, одной только ночи мне будет мало, - сказать это вслух было почти физически трудно. Джоанна метнула на напарника взгляд исподлобья, как затравленный, загнанный в угол зверек. МакАлистер и сама не знала, что сумеет дать или хотя бы пообещать дать Джеймсу. Может, у них всё отгорит, когда они удовлетворят желания тел. Может, всё завяжется надолго. Но даже озвучить вслух, что завтра всё не будет таким, каким было сегодня утром, жглось.

Отредактировано Joanna McAlister (2018-01-21 00:05:01)

+2

34

— Почему? — Джеймс хмуро уставился на напарницу. — Что значит "почему"? Я что, за свои чувства теперь оправдываться должен?
Вот уж чего он действительно не любил, так это оправдываться. Шла ли речь о поступках или мотивах, без разницы. А уж про то, что он чувствовал, и речи не шло. Это просто не поддавалось объяснению. Оно просто было, и Джеймс это принимал. Безропотно, как то, что невозможно не только объяснить, но и избежать. Однако, на вопрос, когда именно все началось, он ответить пусть со скрипом, но все же мог. Потому что сам не раз задавался вопросом, в какой именно момент его перемкнуло по-настоящему. Точного ответа у него не было. Были только смутные предположения.
— Ну, понравилась-то ты мне сразу же, как только я твое фото в личном деле увидел, — пожал плечами Эванс и, неожиданно усмехнувшись, ткнул в напарницу пальцем. — И это было взаимно. Даже и не думай отрицать. Мы же чуть не переспали тогда в Абердине, а ведь прошло всего несколько дней. Едва знакомые люди с такими проблемами с доверием как у нас в одной постели так скоро оказываются не просто так, — Джеймс помолчал, катая по бедру пустой стакан и разглядывая сидящую напротив девушку. — Потом все это просто копилось. Как снежный ком, знаешь. Понемногу. По чуть-чуть. Но тогда, год назад, все стало по-настоящему серьезно. И очевидно, по крайней мере для меня. Ты же тогда чуть не утонула, а я... Я впервые за очень долгое время испугался за кого-то по-настоящему сильно. Это, знаешь ли, посильнее простой привязанности будет. Страх за кого-то, он, как лакмусовая бумажка, выявляет очень многое. Потому я так взбесился, когда ты себе ногу повредила.
Он тронул коленку МакАлистер, провел по ее гладкой коже остывшими после холодного молока пальцами и только фыркнул, когда она обозвала его дураком. Мол, скажи лучше что-нибудь новое. Прилетевший следом поцелуй заставил сердце пропустить удар. Эванс перехватил запястья рук девушки, ладонями которых она обнимала его лицо, но задержать их чуть дольше не получилось. Джоанна снова отстранилась, глянула затравленно, словно то, о чем она говорила, могло быть использовано против нее. Глупая...
— Глупая ты, — уже вслух проговорил он и, взяв ее прохладную ладошку, потянул на себя. — Неужели ты думаешь, что мне самому этого будет достаточно? Теперь ты знаешь. Теперь я знаю. Сделать вид, что все может быть как раньше, уже не получится. Хотя, чую, на публику поиграть все же придется. Если твой отец узнает, мне несдобровать. Я ведь обещал ему, что буду за тобой присматривать.
Уложив напарницу на себя, он развернул ее ладошку и уткнулся в нее лицом, потираясь щетиной и ластясь, как заскучавший кот. От нее пахло печеньем и молоком. Так вкусно и совсем по-домашнему, что Эванс успокаивался, сам того не замечая, а ведь он всегда был на взводе, как сжатая до предела пружина. Так он привык еще с самого детства, когда каждый его шаг подвергался критике со стороны отца и почти всегда сопровождался побоями. Джеймс не умел доверять и доверяться. Его этому просто не научили. Но рядом с Джоанной это получалось как-то само собой. Это должно было его встревожить или как минимум насторожить, однако, ничего подобного он не ощущал. Только покой и совсем уж непривычное умиротворение. Даже то, что ждет их завтра, вдруг перестало его пугать.
— Не нужно ничего обещать. Мне не нужны гарантии, — прошептал он, уткнувшись носом напарнице в макушку. — Просто давай попробуем. После всего, что у нас было, мы обязаны хотя бы попробовать. Согласна?
Получится у них или нет, Эванс попытался запретить себе об этом думать. И так ли это важно сейчас, когда они только-только открылись друг другу? Хотелось бы думать, что совсем неважно, но это было не так, и Джеймс это прекрасно понимал. Мысли сами собой крутились вокруг самых разнообразны "а если" и "а вдруг", а привыкший все анализировать и искать решения проблем мозг подкидывал варианты. Он всегда сможет уехать обратно в Лондон. Всегда сможет начать все заново. Вот только получится ли у него на самом деле? И захочет ли он этого после всего?

Отредактировано James Evans (2018-02-19 23:58:43)

+3

35

[indent] – Почему – это значит, что я думала, тебе нравятся другие девчонки, не такие, как я. Но я ничуть не возражаю против того, чтобы тут ошибиться. Не хмурься, - Джоанна улыбнулась и потянулась к напарнику, чтобы пробежать кончиками пальцев по его лицу и разгладить залегшую между бровей смурную морщинку. Ей куда больше нравилось, когда он улыбался.
[indent] – Любовь с первой фотки – это что-то новенькое, - усмехнулась МакАлистер, качнув головой. А она бы, вздумай Джеймс вернуть напарнице её же вопрос, затруднилась бы сказать, когда Эванс начал нравиться ей больше, чем друг, товарищ и брат. – А по-моему, ты тогда испугался предъявленного тебе лупоглазого перепуганного зверька, - девушка ухмыльнулась и обличающе ткнула пальчиком напарнику в грудь. - Не скажу, когда понравился, но тебе почему-то почти сразу хотелось доверять. Я много чего и тогда, и потом рассказывала тебе, чего больше никому не говорила, - честно созналась Джоанна и помрачнела, стоило Джеймсу начать говорить про больницу. Машинально она накрыла ладонью руку Эванса, коснувшегося её коленки. – Заставил ты тогда меня поплакать, - выдохнула МакАлистер. – Я же всю ночь проревела, и потом вся издергалась. Ты после этой чертовой больницы дергался, как на гвоздях. То ляпнешь что-нибудь. То отмахнешься. То руку отдернешь. А я всё время думала, что у тебя в голове, раз ты так себя ведешь, - девушка ещё раз глубоко вздохнула и постаралась переключиться с неприятной темы. Рассказывая о том, насколько сильно её задевала любая мелочь в исполнении напарника, она почему-то снова ощущала себя уязвимой и слабой, будто сама открывала Эвансу свои слабые места.
[indent] – Глупая, - эхом повторила за Джеймсом девушка и послушно опрокинулась на него, когда он перехватил запястье и потянул на себя. Она и правда чувствовала себя ужасно глупой, потому что сколько бы ласковых и успокаивающих слов не сказал сейчас Эванс, ей всё равно было мало их, чтобы не придумывать себе всякую ерунду. И мозг сам собой начинал рисовать, что придется делать и как далеко бежать, если вдруг у них не срастется. – Я надеюсь, что нет. Отец… - Джо смешливо фыркнула и заулыбалась, когда Джеймс развернул её ладошку и принялся потираться о неё щетиной, как здоровый ластящийся кот. Не удержавшись, девушка погладила его большим пальцем по щеке и принялась легонько почесывать возле уха, мягко перебирая волосы. Давно мечтала утворить что-то подобное и теперь, как ребенок, радовалась возможности касаться, гладить и ласкаться на свое усмотрение, не опасаясь быть неправильно понятой. Раньше МакАлистер никогда так не делала, но всё равно откуда-то знала, что Эванса это успокаивает и расслабляет. С его привычкой быть постоянной натянутым, как готова выстрелить тетива, это было даже полезно. – А отец… Он тебя просто пристрелит, не переживай, - девушка хмыкнула и уронила себя на напарника, трогательно уткнувшись холодным носом ему в основание шеи и посапывая на кожу теплым дыханием. – Но вообще-то он будет неправ, ты ведь присматриваешь. А так будешь присматривать с ещё большим энтузиазмом, - МакАлистер усмехнулась и прикрыла глаза, ерзая на Джеймсе в попытке пристроить все успевшие замерзнуть части тела так, чтобы греться об него. – Да куда уж я от тебя денусь. Если за два года не сбежали друг от друга в ужасе, то может что-нибудь и получиться. Особенно, если ты будешь меня греть по ночам, - Джоанна, наконец, устроившаяся и умиротворенно пригревшаяся сдавленно хихикнула, понимая, как двусмысленно прозвучали её слова. Хотя думала она о прозаичном и практическом – вечно ледяных конечностях и холодном носе, сейчас ласково потирающемся о колючий подбородок Эванса, от чьего заботливого поцелуя в макушку хотелось мурлыкать. Скатившись под бок напарнику, МакАлистер положила голову ему на плечо и, обнимая, собственнически закинула на него не только руку, но и ногу. Где-то внутри продолжал шевелиться шебутной котенок, требовавший ласкаться и творить нежности, и поддавшись на его уговоры, девушка поцеловала Джеймса в плечо. - Только попробуй куда-нибудь исчезнуть, пока я сплю. И мы не завели будильник, проспим же, - Джоанна лениво приоткрыла один глаз и клюнула Эванса в щеку носом, намекая, кому из них придется вставать и топать за телефоном.

+2

36

Кровать аж затряслась, когда Эванс рассмеялся, и продолжала трястись еще долго, потому что его все никак не отпускало. Даже слезы на глаза навернулись и было отчего. В купе с холодными ладошками, ледяными пятками и стылым носом, которыми МакАлистер к нему жалась в попытке согреть, ни единого шанса сексуальному подтексту фразы "греть по ночам" попросту не оставалось.
— Корыстная ты все таки женщина, — выдохнул Джеймс, когда наконец отсмеялся и заерзал, устраиваясь поудобнее. — Имей в виду, я буду дорого брать за сугрев. Натурой и еще чем-нибудь эдаким, потом придумаю чем. Короче, ты встряла, МакАлистер.
Кое-как одной рукой составив стаканы и канистру с остатками молока на тумбочку, Эванс вытащил из под задницы напарницы почти пустую пачку с печеньем, искрошившимся настолько, что его уже можно было смело использовать в качестве панировки, и подтянул одеяло, накрываясь вместе с МакАлистер. На напоминание о будильнике он лишь мотнул головой.
— У меня стереосистема внизу на таймере. Правда, я не помню, что за диск там стоит, так что не удивляйся, если утром на весь дом Оззи или Плант заголосит, — Джеймс ткнулся губами Джоанне в лоб и уложил ее голову обратно себе на плечо. — Спи давай.
Дотянувшись до выключателя, он выключил бра у изголовья кровати. По комнате тут же пролилось холодное молоко призрачного лунного света, пробивающегося сквозь тонкие шторы. Эванс уставился на воровато заглядывающее в окно ночное светило, отливающее непривычной лазурью, и глубоко вздохнул. В полнолуние он всегда плохо спал. Марти, к слову, тоже. Наверное, завывает сейчас в своей vip-клетке в питомнике. Он попробовал представить, какой гомон там сейчас стоит, и мысленно порадовался, что его подменила Ларссон. Столько поселенцев как сегодня там не было никогда. Но куда-то же нужно было деть питомцев жителей тех домов, которые они с коллегами эвакуировали после обвала. Иначе ту толпу было просто не разогнать.
Мысли сами собой перетекли в иное русло, и Джеймс задумался о Лесли и о том, что как бы ему не хотелось оставить их с Джоанной отношения в тайне ото всех до поры, уж ей-то он эту новость сообщить был просто обязан. Потому что так правильно, честно и вообще. Уж кто-кто, а она-то уж точно порадуется за него. За них. Джеймсу хотелось так думать. Их с Лесли отношения никогда не имели никаких перспектив и они оба это знали. Да и привязанности, кроме, разве что, дружеской, у них не наблюдалось. Удобная для обоих, эта связь могла длиться месяцами, а потом встать на паузу, пока кто-то пытался завести нормальные отношения с кем-то на стороне, чтобы потом возобновиться, когда ничего не получилось. Такая вот взаимовыручка. Дружеская. Наверное, если бы так продолжалось и впредь, все закончилось бы браком, но случилась МакАлистер и все изменилось.
Джоанна уже вовсю сопела под боком, дергаясь во сне, как маленький щенок, а Джеймс так и лупился в окно, пересчитывая пробегающие по яркой поверхности лупоглазой луны облака и прислушиваясь к дыханию спящей напарницы. Сон упорно не шел. Считать овец Эванс был не приучен, таблетками тоже не увлекался. И ничего снотворного кроме глотка виски в его распоряжении не было. Но даже ради этого нужно было пойти на серьезные жертвы и отпустить МакАлистер из своих рук. Перекатив девушку на ее сторону, Джеймс кое-как сполз с кровати и, прихватив тару с молоком, грязные стаканы и остатки печенья в пакете, бесшумно вышел из спальни и спустился вниз. Впервые за очень долгое время тишина в собственном доме действительно успокаивала.
Про виски как-то сразу же забылось, когда на глаза попалось то, что осталось от крепкого обеденного стола, который служил ему верой и правдой уже не первый год. Пал смертью храбрых, можно сказать. Убрав обломки, Джеймс прогулялся по всему дому, по привычке проверяя запоры на окнах и дверях, даже сподобился закинуть в стирку форму напарницы, про которую она, похоже, совершенно забыла. Все вещи, что были в карманах он ссыпал на тумбочку у кровати, когда вернулся. За время его отсутствия МакАлистер успела не только разметаться по всей кровати морской звездой, но и сбить одеяло так, что ее голая задница со следами от его пальцев на коже оказалась на виду. Лунный свет живописно от нее отражался, вызывая совсем уж нехорошее желание, разбудить девушку и продолжить начатый секс-марафон с новыми силами. Пришлось пойти на крайние меры и воззвать к совести. Она, как ни странно, отозвалась почти сразу же. Правда, для этого все же пришлось принять холодный душ. Стуча зубами, Джеймс забрался обратно в постель, сгреб напарницу в объятия и почти сразу же уснул, уткнувшись носом ей в загривок. И никакого снотворного не понадобилось.

Отредактировано James Evans (2018-02-20 00:01:00)

+2

37

[indent] Когда Джоанна проснулась, спальню уже заливал дымчато-серый предрассветный сумрак. Тонкая грань между ночью и утром. Губы сами собой расползлись в улыбке, когда прижимающийся со спины Эванс во сне вдохнул и притянул напарницу к себе поближе, уютно утыкаясь носом ей в загривок и шевеля теплым дыханием волосы на нём. Даже шевелиться не хотелось, не говоря уже о том, чтобы вставать. Боясь спугнуть момент, МакАлистер замерла, прислушиваясь к сонному сопению Джеймса, и пролежала так, наверное, с полчаса. Время растянулось, замедлило свой бег, но это ничуть не помогало векам снова смежиться. Спугнутый сон не желал возвращаться, и Джо принялась осторожно выбираться из кольца рук напарника, стараясь его не потревожить. Сделать это совершенно невесомо, правда, не получилось.
[indent] – Спи, спи, - уже успевшая сесть на краешке кровати девушка погладила напарника по волосам и легонько чмокнула в висок. Завозившийся было и начавший слепо шарить рукой по опустевшей половине Эванс снова успокоился и даже заулыбался сквозь сон. МакАлистер усмехнулась, качнув головой. – Вот какой же ты миленький, когда спишь.
[indent] На носочках девушка прокралась к двери, стараясь ступать, как можно тише, и даже невольно затаив дыхание. Уже на самом пороге она оглянулась на сопящего Эванса и обнаружила, что он успел разметаться во сне звездочкой, но при этом забавно обнять подушку.
[indent] Местоположение ванной комнаты Джоанне было уже известно. Быстренько приняв душ, она обвернула мокрую голову полотенцем и в той же футболке пошлепала вниз, оставляя за собой влажные следы босых ног. На пороге кухни девушка замерла, обозревая учиненное ими вчера безобразие. Обломки стола, аккуратно сложенные кучкой, немым укором взывали к её совести. Ухмыльнувшись, МакАлистер ещё раз в красках вспомнила начало их секс-марафона и залилась жарким румянцем, резко сообразив, что в эркерное окно напротив стола у соседей был прекрасный обзор. Хоть садись с попкорном и смотри вместо порнушки, задергивать шторы-то в порыве страсти никому не пришло. Полыхая щеками, Джоанна торопливо щелкнула выключателем. Вместо тусклого предрассветного сумрака, заливавшего кухню, вспыхнул яркий электрический свет, больно резанувший по глазам. Девушка тут же зажмурилась и прикрыла их рукой, постепенно привыкая.
[indent] – Где же у тебя что, а? – пробормотала себе под нос МакАлистер, проходя в чужие владения и начиная их бессовестный осмотр. Путь к сердцу Эванса было решено прокладывать по старинке, через желудок. В голове крутились яичница и быстрые печенья, которые она как раз успеет испечь к моменту, когда будет пора вставать. Часть исходников нашлась в холодильнике: молоко, яйца, томатная паста и даже бекон. Джоанна выставила всё это на стол рядом с плитой и принялась шуршать по шкафам и шкафчикам в поисках муки и специй. И ещё чего-нибудь. Незаметно она настолько втянулась в процесс, что даже начала мурлыкать себе под нос, пока зажигала духовку и замешивала тесто на печенье. Идеально было бы посыпать его сахарной пудрой и добавить цукатов, но то ли ни того, ни другого у Эванса отродясь не водилось, то ли МакАлистер не нашла. Загрузив противень с печеньем в духовку, Джо взялась за яичницу. Время за готовкой летело незаметно, да и беспокойные мысли приходили в подобие порядка. В голове выстраивался список дел на сегодня: дежурство, зайти к Дженни и много чего ещё, не такого важного, но обязательного к исполнению.
[indent] Сварив кофе и попутно домыв посуду, МакАлистер принялась составлять их будущий завтрак на поднос. Джеймс оказался жутким соней: витавшие по дому и пробиравшиеся в каждый уголок аппетитные запахи свежей сдобы и громыхание на кухне его не потревожили. Усмехаясь, девушка осторожно поковыляла наверх. Нога напоминала о себе, отзываясь болью на каждый шаг, хотя и глухо, куда слабее, чем вчера.
[indent] – Ну и соня, - возмущенно выдохнула Джоанна, появившись на пороге спальни и застав Эванса разметавшимся по кровати и сладко дрыхнущим. Даже немного жалко стало будить. Кое-как пристроив поднос с едой на тумбочку, ради чего пришлось убрать с неё часть вещей, девушка с ногами забралась на кровать и переместила свои пятьдесят с небольшим хвостиком килограмм напарнику на живот. Он сдавленно охнул, но толком так и не проснулся.
[indent] – Вста-а-авай, соня, - хихикнув, МакАлистер наклонилась и чмокнула Джеймса в кончик носа, потом в скулу. На его лицо посыпался целый дождь из поцелуев, перемежавшихся с ерзаньем на нем и попытками растормошить. – Вставай, вставай! Иначе укушу за ухо. Я даже завтрак приготовила, - вкрадчиво протянула Джоанна. – Весь вставай, а не по частям, - девушка хохотнула, заметив, что от её движений некоторые органы у напарника изволили проснуться раньше, чем он сам. Видимо, какая-то надежда дождаться включения стереосистемы, а не проснуться от действий неугомонной напарницы у Эванса всё же была. Беспочвенная, надо сказать. – Сам напросился, - девушка наклонилась пониже, чтобы привести в исполнение угрозу цапнуть Джеймса за ухо.

+2

38

Все то время, что Джеймс пролежал и пробродил по дому без сна вечером и ночью, он с лихвой восполнил по утру. Организм просто отказывался включаться в активный режим, ожидая привычной побудки в виде громыхающей на весь дом музыки. Ну, или холодного и мокрого носа Марти на худой конец. Но нос был далеко, надежно заперт в персональной клетке питомника, а таймер стереосистемы помалкивал, что могло означать только одно — можно спать дальше. Нет, даже нужно спать.
В его мозг, конечно, поступали сигналы извне, но такие слабые, что Эванс их почти не воспринимал, отмечая про себя, что женщина, которую он обнимал всю ночь и чей запах пропитал подушку, одеяло и его самого, куда-то подевалась, а знакомая тишина вокруг постепенно наполняется самыми разнообразными звуками и ненавязчивыми запахами, от которых чесался нос и приятно урчало в животе. Но просыпаться все равно не хотелось. Сон упорно не отпускал, наваливая на него все новые и новые порции сонной неги. Эванс упустил тот момент, когда на него навалилось что-то куда более увесистое и реальное, но физическое восприятие переключилось автоматически. Джеймс забурчал что-то невнятное и поморщился во сне и даже попытался закрыть лицо локтем, чтобы утренний свет, робко пробивающийся сквозь штору не мешал ему спать дальше. Однако, нашелся раздражитель куда более изощренный и дерзкий.
Если посыпавшиеся теплым летним дождем поцелуи Эванс еще мог как-то игнорировать, то с недвусмысленным ерзанием по самым чувствительным местам его организма, этот фокус не прошел. Организм заинтересовался, оживился и неоднозначно уперся в широкую резинку пояса штанов, требуя свободы и вполне конкретных действий. Даже руки как-то незаметно улеглись на голые бедра сидящей на нем верхом девушки. Но только когда его жестоко куснули за ухо Джеймс проснулся по-настоящему. Коротко вякнув, он вскинулся, словно боялся, что ухо ему точно откусят, если он хотя бы не сделает вид, что проснулся, и тут же снова опал на подушку, щурясь и пораженно моргая.
— Ты...Ты это серьезно? — сфокусировав взгляд на напарнице, Эванс моргнул еще раз, привыкая к ее виду уже в утреннем свете своей спальни, и состроил брови в жалостливый домик. — Рано же еще совсем... — он повернул голову, чтобы посмотреть в окно и убедиться в том, что рассвет еще только-только занимается, но вместо этого напоролся взглядом на поднос с завтраком. — О, кофе!
Наверное, это какой-то рефлекс или уже прочно укоренившаяся физическая потребность — проснуться по утру и сразу же заправиться под завязку кофе. Казалось, иначе заглохнешь и выйдешь из строя. Джеймс приподнялся на локте и дотянувшись до ближайшей кружки, сделал пару глотков. Рот наполнился приятной горечью, а где-то глубоко в мозгу щелкнул неведомый переключатель, отвечающий за бодрствование.
— И когда ты только успела? — окинув стоящие на подносе тарелки удивленным и вместе с тем заинтересованным взглядом, Джеймс посмотрел на Джоанну и сощурился. — Я ведь могу к этому привыкнуть. Завтрак в постель и все такое... Не боишься разбаловать?
Он вернул кружку обратно на поднос и снова откинулся на подушку. Завтрак как-то резко отодвинулся на дальний план. Да и о каком завтраке могла идти речь, когда на тебе сидит верхом девчонка, от одного вида которой захватывало дух. Растрепанная и душистая, она покачивалась на нем, словно намекая, а он все смотрел и смотрел, блуждая ладонями по ее бедрам и поднимаясь все выше и выше, пока не забрался под футболку и накрыл ее мягкие и прохладные ягодицы своими горячими ладонями. Заострившаяся грудь Джоанны уже красноречиво натягивала ткань футболки.
— Ты это просто замерзла или так рада, что я проснулся?
Эванс подавил смешок и, резко сев, стащил с МакАлистер футболку. Горький от выпитого кофе поцелуй лишил девушку возможности ответить. Джеймс прижал ее к себе как можно плотнее, ощущая животом, как жарко и влажно у нее между ног, но он не торопился. И вообще у него был план. Нехотя оторвавшись от губ напарницы, он потянулся за кружкой, отхлебнул немного кофе и почти сразу прижался обжигающе-горячими губами к женской груди, обхватив твердый камешек соска. Уж что-что, а как согреть свою женщину Джеймс знал.

+2

39

[indent] Ласково прикушенное ушко заставило Эванса вякнуть, как недовольного щенка, и подскочить. МакАлистер усмехнулась и толкнула его ладонями в плечи, заставляя упасть обратно на подушку. Джеймс сонно щурился, хлопал глазами и наглядно иллюстрировал собою известное выражение «Поднять – подняли, а разбудить – забыли».
[indent] -  Абсолютно, - подтвердила серьезность своих намерений девушка, чуть покачиваясь вперед-назад и упираясь ладонями в плечи напарника. Сложенные жалобным домиком бровки не произвели на неё должного эффекта – позволять Эвансу досыпать дальше никто не собирался, сколь бы умильные рожицы он не строил. Были куда более интересные варианты провести время, даже без учета тех, на которых настаивал его организм. – Нормально, - улыбнулась МакАлистер, целуя напарника в губы. – Зато успеем позавтракать без спешки и спокойно собраться. Я после вчерашнего не все свои вещи нашла, - Джо ухмыльнулась, надеясь, что Джеймс и сам догадается, какую именно часть своей одежды она потеряла. Куда вчера улетело белье, она заметить не успела, а на полу его нигде не обнаружилось.
[indent] – Ко-о-офе, - поддразнивая напарника, протянула МакАлистер, позволяя ему приподняться и сцапать с подноса ближайшую кружку. – О, взгляд становится осмысленным, - хохотнула девушка. Если у неё с кофе были ещё относительно ровные отношения, то Джеймс без того, чтобы не заправиться им, попросту не начинал нормально функционировать. Эта картина и удивление во взгляде Эванса заставили девушку довольно улыбнуться, немного даже загордившись собой и своими печеньками. – Я на удивление хорошо спала, так что состояние «выспалась» настигло меня ещё на рассвете. Пришлось искать, чем занять себя, пока ты дрыхнешь, - МакАлистер возмущенно фыркнула и от души щелкнула напарника по носу. – Можешь привыкать только к тому, что по ночам в тебя утыкается мой холодный нос. А завтрак в постель ещё заслужить нужно, - Джоанна многозначительно поиграла бровками. – Греть ночью, кормить вечером и вообще не давать скучать. Думаешь справишься? – окончание фразы вышло немного смазанным из-за того, что проснувшийся Эванс удобно пристроил горячие ладони ей на бедра и щекотно пополз выше, пока они не оказались под футболкой и не легли на ягодицы.
[indent] – Ужасно замерзла, - с шальной улыбкой на губах пожаловалась девушка, сделав большие честные глаза. На самом деле, большую часть вины за призывно заострившуюся грудь следовало возложить на блуждающие по спине и пятой точке горячие руки напарника. Именно разливающееся от них тепло, собирающееся клубочком внизу живота, заставляло кожу покрываться мурашками, а не долетающий от окна утренний холодок. – Но и против того, что ты проснулся я не возражаю. Ох! – МакАлистер поспешно обняла за плечи резко севшего на кровати Джеймса, чтобы не опрокинуться. Ему достался полный возмущения взгляд, Джо даже набрала в легкие воздуха, намереваясь шутливо отчитать напарника за такое непочтительное с собой обращение, но не успела, за какое-то мгновение оказавшись без футболки. Эванс тут же прижал её к себе и поцеловал, делясь приятной кофейной горчинкой. МакАлистер плотно прижалась к нему, позволяя в полной мере ощутить кожей и заострившуюся грудь, и жар между её ног. Завтрак имел все шансы быть отложенным на часок, но куда больше сейчас хотелось зарыться пальцами в отросшие волосы на затылке Джеймса, чем добраться до забытых яичницы и печенья.
[indent] – Всё ведь остынет, - прошептала девушка, потеревшись кончиком носа о нос напарника. Коварный огонек, которым вспыхнули его глаза, она не заметила, поэтому и выходка Эванса стала для Джоанны полной неожиданностью. Обжигающе-горячие от кофе губы прижались к груди и обхватили сосок, а контраст с холодной кожей обострил ощущения. МакАлистер сдавленно охнула и с шипением выдохнула воздух из легких. – Ну ты… Мой личный садист, - отчаянно цепляясь за остатки самообладания, пробормотала девушка. – А как же печеньки с яичницей? – после того, как Эванс пошел на второй заход, обхватив губами уже вторую грудь, голос сдался. Терпение со звоном разлетелось на осколки, и Джоанна только рвано выдохнула и покрепче обняла напарника за плечи, еще плотнее привлекая к себе и слепо бродя по его телу ладонями, будто в поисках дополнительной опоры. Откинув голову назад и прикрыв глаза, она позволила ему творить всё, что вздумается, только жарко пробормотала. – А ещё говорил, что встали рано…

+1

40

Отзывчивость, с которой МакАлистер реагировала на его действия, приводила в восторг, и  Джеймс самозабвенно игрался с ее грудью еще какое-то время. То обдувал, остужая ее до твердой остроты, то снова согревал горячим от кофе ртом. Он прикусывал ее, посасывал и просто ласкал языком. Одним словом издевался, как мог, пока напарница возбуждалась все больше и больше, истекая на его живот своим горячим соком и издавая совершенно неприличные звуки, когда его руки проскальзывали между ее ягодиц и слегка проникали в нее пальцами. Его собственное возбуждение уже начинало причинять боль, когда Джеймс все же оторвался от ее груди и увлек в жаркий уже совсем не от кофе поцелуй.
— Как же сладко ты стонешь, — горячо прошептал он Джоанне в рот, загребая чужое дыхание с такой жадностью, словно не мог без него жить. — Хочу послушать еще немного.
С этими словами он подхватил девушку под бедра и резко перевернулся вместе с ней, подминая под себя. В холодном утреннем свете ее длинные темные кудри, разметавшиеся по простыням, казались особенно черными и резко контрастировали с белой простыней, как растекшаяся по светлому мрамору черная смола. Они все еще были слегка влажными и пахли его шампунем. Она вся пахла им. И это было так чертовски правильно...
Джеймс снова поймал себя на том, что испытывает какое-то болезненное удовлетворение от того, что она сейчас с ним и принадлежит ему одному. Это было что-то примитивное и едва ли осознанное, как то же чувство голода, жажды или страха. Но в отличие от всего остального Джеймсу нравилось это чувствовать. Джоанна пахла им, была с ним и стонала она только для него. Это кружило голову похлеще любого алкоголя, но все равно этого было мало. Катастрофически. Джеймсу вдруг захотелось, чтобы она кричала для него, чтобы завывала и молила о пощаде. Еще одно примитивное и ничем необъяснимое нечто, которое затапливало все его существо до краев. Именно поэтому Эванс набросился на нее с такой жадностью, почти агрессивно вколачиваясь в ее разомлевшее от его ласк тело.
Этажом ниже, в темной гостиной, где у всех нормальных людей обычно стоял телевизор, а у Джеймса Эванса внушительная не только по габаритам, но и стоимости стереосистема и набитый виниловыми пластинками и простыми cd-дисками стеллаж, протянувшийся во всю стену, от угла до угла, наконец-то сработал таймер. Стереосистема ожила, загорелась сразу несколькими лампочками, едва слышно загудела и зашуршала дисководом, а потом глухо щелкнула. Из множества колонок, что стояли по углам гостиной и прятались почти по всему дому, застучали, постепенно набирая громкость, первые биты одной из лучших композиций Led Zeppelin.
Если бы Джеймс остановился хотя бы на секунду и прислушался, он бы с легкостью узнал ее, но он не слышал ничего. Оглушенный стенаниями Джоанны и собственным хриплым дыханием, он не думал ни о чем, кроме извивающегося под ним тела и крепких женских ног, что обнимали его бедра, с силой сжимая их и заставляя двигаться быстрее и жестче. Царапины на плечах и спине саднило от пота. Во рту поселился стойкий медный привкус. Каждый поцелуй, которыми они с Джоанной обменивались, задыхаясь в этой бешеной пляске, был похож на голодный укус. Эванс почти рычал, вторгаясь в тело напарницы снова и снова, но когда ее выгнуло под ним, сделал все, чтобы не кончить вместе с ней. И черт знает, чего это ему стоило. Он замер, до боли закусив губу и зажмурившись, затаил дыхание и с шумом выдохнул, только когда Джоанна обессиленно обмякла под ним, расцепив ноги и отпустив его. Он чувствовал, как ее внутренние мышцы постепенно расслабляются, обхватывая его член уже не так сильно и крепко. Напряжение, едва не достигшее критической отметки, медленно сбавляло обороты, и приятно пульсировало глубоко внутри МакАлистер. Кое-как уперевшись в кровать одной рукой, Эванс обнял ее раскрасневшееся личико ладонью. Ее совершенно осоловелые глаза как будто потемнели еще больше, если это вообще возможно, и смотрели отрешенно, но она все таки смогла сфокусировать взгляд на его лице. Он улыбнулся и покачал головой.
— Если ты думаешь, что это все, то ты глубоко... очень глубоко ошибаешься.
Насколько глубоко, он показал на деле, когда, перевернув ее на живот, заставил встать на колени и вошел уже сзади, удерживая Джоанну за бедра. Ее не пришедшее еще толком после оргазма тело отозвалось на его вторжение судорогой. Теперь Джеймс двигался куда медленнее, куда осторожнее и бережнее, но постепенно природа брала свое. Гремящую по всему дому музыку уже сложно было игнорировать, и все же никому до нее не было дела.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/33950.jpg[/icon]

Отредактировано James Evans (2018-02-20 00:04:38)

+3

41

[indent] На этот раз Эванс знал все или почти все её слабые места, и Джоанне оставалось только отчаянно цепляться за его плечи, скользкие от выступивших на них капелек пота, кусать губы и стонать. Она тоже уже кое-что поняла. Теперь МакАлистер знала, что её стоны в разы накаляют атмосферу и заставляют градус возбуждения опасно подскакивать, поэтому почти не сдерживалась, когда Эванс игрался с её грудью, принимаясь то покусывать, то вылизывать, то щекотно обдувать дыханием. Девушка только отзывчиво прижималась к нему, лихорадочно шаря ладонями по широким плечам и спине.
[indent] Голос Эванса прорвался сквозь гулкий шум крови в ушах и заставил довольно усмехнуться. Будто по заявкам страждущих, МакАлистер застонала ещё раз, шальными глазами глядя в его глаза, и потянулась к губам напарника. Достать до них она не успела: Джеймс резко подмял её от себя, придавив к кровати собственным телом. В его глазах светилось что-то опасное, почти первобытное, от чего костер внизу живота разгорался ещё ярче. Джоанна, жадно лаская ладонями тело Эванса, поймала себя на том, что всё это ей чертовски нравится. Ей нравится принадлежать ему, нравится пахнуть его шампунем, его мылом, нравится быть распростертой под ним и, разомлев от ласк, покусывать припухшие и ноющие от поцелуев губы. Это было так правильно: быть его и знать, что он тоже принадлежит ей.
[indent] – Мой хороший, - прошептала девушка, особенно выделив голосом первое слово. МакАлистер протянула руку и ласково пробежалась кончиками пальцев по щеке напарника, не удержавшись, скользнула рукой по татуировке на груди и тихонько охнула, когда он резко вошел в неё. Создавалось ощущение, будто вчерашнего секс-марафона им не хватило. Будто все те оргазмы были лишь крохотными каплями, упавшими в бездонную бочку, порожденную долгим ожиданием.
[indent] Стоны срывались с губ один за другим, всё чаще и чаще по мере того, как Джоанна приближалась к краю. Они любили друг друга жадно, почти агрессивно. МакАлистер, не стесняясь, сжимала плечи напарника, оставляя на них короткими коготками всё новые и новые кровоточащие отметины. Её ноги плотно обнимали бедра Эванса, а тело само выгибалось дугой под ним. Джоанна дурела от мелких, похожих на голодные укусы поцелуев, от рычания, с которым напарник вторгался в её тело, с каждым толчком подталкивая всё ближе и ближе к пику. Наслаждение накатывало волнами, пока, наконец, не выплеснулось в оргазме таком сильном, что потемнело в глазах. МакАлистер затрясло в объятиях Джеймса, она даже чуть приподнялась, ещё сильнее сжала его бедра ногами и из последних сил вцепилась в его плечи, будто боялась, что без этого её попросту смоет в океан удовольствия. Дрожь волнами прокатывалась по телу, постепенно сходя на нет. Немного расслабившись, МакАлистер обессиленно обмякла и упала на подушку. Грудь ходила ходуном от тяжелого, хриплого дыхания. Коснувшаяся щеки теплая ладонь и голос напарника заставили покачивающуюся в неге Джоанну попытаться сосредоточить взгляд на нем. Кровь в висках стучала и шумела так сильно, что за ней было не разобрать слов. Девушка озадаченно свела бровки домиком, пытаясь сохранить фокус на лице Эванса, и улыбнулась, шепча снова пульсирующими и горящими губами и глядя на него пьяными, шальными глазами:
[indent] – Не понимаю…
[indent] Она просто хотела, чтобы он повторил. Но Джеймс вместо ответа перевернул её на живот, пользуясь тем, что напарница ещё не успела толком прийти в себя после оргазма, и он мог вертеть ею, будто куклой. Мозг пока витал где-то в облаках, позволяя творить с телом всё, что Эвансу вздумается. А ему пришло в голову зачем-то поставить девушку на колени. Где-то на грани восприятия играла музыка, но поймать это ускользающее ощущение, сосредоточиться на нём и понять, откуда исходит звук, МакАлистер помешало новое вторжение в её тело. Придерживая напарницу за бедра, Эванс вошел в неё уже сзади, вызвав недовольный стон. Ей и шевелиться-то не хотелось, хотелось свернуться в клубочек под теплым боком и доспать ещё чуток. Но оказалось, что порох в пороховницах всё же остался. Каждое новое движение Джеймса в Джо словно находило какие-то внутренние резервы, которые ещё можно было вычерпать, чтобы снова разжечь костёр возбуждения внутри неё.
[icon]http://se.uploads.ru/maqVy.jpg[/icon]

+2

42

Недовольные стоны Джоанны очень скоро сменили тональность. Хотела она того или нет, но с каждым новым толчком ее тело отзывалось все с большим энтузиазмом, постепенно приходя в себя после первой разрядки. И Джеймс чувствовал это. Он двигался неспешно и размеренно, мысленно уговаривая себя не торопиться, но сдерживаться было все сложнее и сложнее. Сам вид МакАлистер, которая выгибалась перед ним, запрокидывала голову, рассыпая волосы по плечам и спине, и подмахивала бедрами ему навстречу, сносил крышу напрочь. В какой-то момент, Джеймс поймал себя на том, что не может оторвать глаз от татуировки, венчающей крепкую задницу его напарницы. Поблескивающая бисеринками пота и еще более яркая в свете солнечного утра, она скакала перед глазами, вводя Эванса в какой-то гипнотический транс.
Он едва не упустил тот момент, когда Джоанна начала сама задавать темп, насаживаясь на него все быстрее и требовательнее, но вовремя спохватился. Его руки сжали ее скользкие от пота бедра чуть сильнее, вынуждая притормозить, успокаивающе прошлись по спине и плечам, слегка массируя напряженные мышцы. Джеймс почти накрыл ее собой и тесно прижался к бедрам девушки, заполняя ее собой до упора. Ладони наполнились ее упругой, отяжелевшей от возбуждения грудью. Мокрая и скользкая, МакАлистер буквально гудела в его руках как гибкий высоковольтный провод. Внутри нее было до одурения горячо и тесно. Упиваясь ощущениями, Эванс прижался губами к остро выступающей челюстной косточке и, скользнув выше, прикусил мягкую мочку уха напарницы.
— У тебя там так хорошо... — горячо выдохнул он, пряча лицо в ее душистых кудрях. — Будь моя воля, я бы сутками с тебя не слазил.
Еда, сон, свежий воздух — все это казалось совершенно вторичным рядом с ней. Смысл его существования, весь, какой есть, словно сосредоточился внутри нее и вырывался наружу хриплыми стонами и порывистыми возгласами, когда Джеймс вновь задвигался в ней не в пример быстрее и жестче, чем до того. Но стоило только почувствовать приближающуюся разрядку, как он снова замедлился, по-садистски растягивая пограничное предоргазменное состояние до болезненного томления внизу живота. До тягучей как патока, сладкой ломки, от которой по всему телу пробегали судороги одна за одной. Как долго они так протянут, балансируя на самом пике, Джеймс не знал, но само падение в бездну с каждой секундой такого промедления обещало вылиться в настоящий атомный взрыв. Ядерную войну, что сотрет с лица земли все сущее, камня на камне не оставив. И, кажется, ему было все равно, останется ли хоть что-то после этого конкретного конца света.
Сквозь грохот крови в ушах, Джеймс слышал, как играет музыка. Таймер, вспомнил он. Резко перехватив Джоанну поперек тела, он выпрямился вместе с ней и усадил на себя, прижав спиной к груди. Ее голова запрокинулась ему на плечо, широко разведенные бедра задрожали. Проникновение было таким глубоким, что даже ему стало больно. Сердчишко под сминающей грудь ладонью колотилось как ненормальное, а собственное сердце гулко стучало в груди, создавая впечатление, что от его сердцебиения сотрясаются стены. Эванс скользнул свободной рукой вниз по животу МакАлистер и огладил растянутые до предела трепещущие складочки, затем чуть приподнял ее и насадил на себя вновь, задавая единый для них обоих ритм.
— Давай сама, — шепнул он ей на ухо и впился в подставленную шею, оставляя яркий след на коже. Не первый и далеко не последний. Она вся была покрыта его метками, а он ее. Испещренная царапинами спина горела огнем. Кажется, МакАлистер оставила росчерк своих ногтей даже на его заднице. Но и Эванс в долгу не остался. Отчетливые следы зубов красовались на ее шее и плечах, как примитивное напоминание о том, кому эта женщина теперь принадлежит.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/33950.jpg[/icon]

Отредактировано James Evans (2018-02-20 00:06:09)

+4

43

[indent] Вскоре уже его медленной размеренности Джоанне стало не хватать. Горячие руки легли на бедра и успокаивающе прошлись по спине и плечам, будто вытягивая то напряжение, что копилось внутри и стекалось в низ живота. Эванс практически накрыл собой напарницу, отозвавшуюся на его действия жалобным стоном, и практически полностью заполнил её собой. Тяжело дыша и вздрагивая, она замерла, снова застонав, когда он прикусил чувствительную мочку уха.
[indent] – Я буду не против, если ты всё же попробуешь, - хриплым грудным голосом горячо выдохнула МакАлистер, почти задыхаясь. Извернувшись, она мазнула губами по щеке напарника. Усталость, голод, какие-то дела – всё это отступало на задний план и блёкло по сравнению с тем, как много сейчас значил для неё Джеймс. Он задвигался ещё жестче и быстрее, заставляя выгибаться в ожидании скорой разрядки. Жар внизу живота уже почти обжигал, грозясь вот-вот превратиться в яркую вспышку удовольствия, когда напарник снова замедлился. Джо недовольно застонала, чувствуя, что тело уже почти ломает от пробегающей по нему сладкой дрожи. Руки и ноги предательски подкашивались, поэтому Эванс очень вовремя резко перехватил напарницу поперек тела и усадил на себя: ещё немного и она бы попросту упала. МакАлистер, хрустнув позвонками, откинула голову Джеймсу на плечо и задрожала, прижимаясь к нему спиной ещё плотнее, чем он сам притягивал её. От глубины проникновения удовольствие начинало граничить с болью, но это не имело ровным счетом никакого значения, когда сердце колотится в груди, как пойманная в силок птичка, в унисон с шумным током крови в висках. Спиной Джо чувствовала, как мощно и гулко стучит сердце Эванса. Когда рука напарника скользнула вниз по животу, МакАлистер застонала, начав приподниматься на долю мгновения раньше, чем Джеймс начал задавать темп, обеими руками помогая подниматься и вновь опускаться на него. Сквозь грохот крови в висках и дурманящее мозг возбуждение прорвался горячий шепот Эванса. Джо усмехнулась, тут же прикусив губу, когда горячие губы буквально напали на её шею. Всё тело горело огнем и пульсировало в такт движениям МакАлистер, уже самостоятельно насаживающейся на напарника. Вспыхивала, кажется, каждая метка, жадно оставленная на теле. Почти обезумев от возможности дорваться друг до друга, они понаставили их великое множество. Будто оба хотели заклеймить напарника, оставить себе и другим напоминание о том, что теперь они принадлежат друг другу.
[indent] Ритм движений то ускорялся, то замирал. Иногда Джеймсу приходилось помогать напарнице, задавая его. Внутри Джоанны поднималась огромная волна, грозившая смыть всё на своем пути, и чем дольше и быстрее она насаживалась на напарника, тем большую мощь набирало цунами. Коротко вскрикнув, девушка достигла пика. Судорога пробежала по телу, заставляя внутренние мышцы ещё крепче сжать член Эванса. Почти не дыша и не чувствуя, как сминающие грудь и ласкающие поджавшийся живот руки стиснули её едва ли не до реберного хруста, до предела прижимая к Джеймсу, МакАлистер будто сорвалась с головокружительной высоты вниз. Глаза сами собой крепко закрылись, а голова откинулась на плечо напарника. Оглушенная волной удовольствия, по мощности сравнимой с ядерным взрывом, Джоанна долго не затихала, вздрагивая и умудрившись до крови прокусить губу и окончательно сорвать голос.
[indent] На поверхность пришлось выныривать из состояния, близкого к обморочному. Девушка с трудом разлепила веки, ощущая дикую слабость во всем теле. Тем не менее слабость эта была приятной, той, что заставляет губы расплываться в довольной улыбке. Разомлевшая, будто одуревшая от валерьянки кошка, Джоанна уже расслабленнее откинулась на Эванса и, повернув голову, поцеловала его в шею.
[indent] – А хорошенькая такая альтернатива утренней зарядке, - хрипло из-за сорванного голоса промурлыкала МакАлистер, продолжая касаться губами кожи напарника. Сквозь всё ещё стучащих в висках пульс пробивалась какая-то музыка. Мозг упорно не желал соображать, но что-то такое важное болталось на периферии сознания. Уцепив эту юркую мысль, Джо даже охнула. – Эванс, скажи, что это не твой аналог будильника играет. Мы же ещё не опаздываем? – девушка недовольно застонала, и сама понимая, что это именно оно. Но вставать не было сил.
[icon]http://se.uploads.ru/maqVy.jpg[/icon]

+4

44

Уговаривать МакАлистер не пришлось, но Джеймс все равно уговаривал. Губами, руками, языком. Жадно сминая дрожащую плоть пальцами и выкусывая на ее шее какие-то веские доводы, пока Джоанна насаживалась на него все быстрее и быстрее, пока захлебывалась стонами, сбивалась с ритма и замирала, чтобы с его подачи вновь пуститься вскачь. И так снова и снова. Казалось, только в этом и был весь смысл их существования. В этой четко слаженной работе единого живого механизма, который они собрали из собственных тел и теперь проверяли на прочность с нездоровым энтузиазмом.
Ее крик зазвенел под потолком. Джоанну выгнуло и затрясло в его руках так сильно, что Джеймс машинально прижал ее мокрое от пота тело к себе еще крепче, словно боялся, что она выскользнет из его объятий неуловимой золотой рыбкой. В глазах потемнело от того, с какой силой она сжала его внутри себя, но на этот раз он не сдерживался. Зависшая где-то на пике и балансирующая на неведомой высоте, МакАлистер откинулась ему на плечо, запрокинув голову, и он уткнулся лицом в изгиб ее шеи, чувствуя, как наполняет ее собой и переполняет оплавленной до состояния лавы энергией. Время как будто остановилось. Отсчет вели только сердечные мышцы, перестукивающиеся друг с другом, как пациенты психушки, свихнувшиеся настолько, что их вполне можно назвать безнадежными.
Прошло несколько упоительно долгих секунд прежде чем реальность начала проступать и наполнять пространство вокруг них знакомыми очертаниями спальни, залитой под завязку солнечным светом раннего утра, и долетающего с первого этажа звуками гитарного соло Джимми Пейджа. Продолжая прижимать Джоанну к себе одной рукой, Джеймс выпрямил мокрую от пота спину и запрокинул голову, прикрыв глаза. По телу растекалась приятная усталость. Предвестник всплеска энергии, которой должно хватить если не на весь день, то на одну рабочую смену уж точно, а там и до вечера недалеко. Одна мысль о том, что вечером все это может повториться, ощутимо пригревала. Джеймс довольно заулыбался в потолок, когда МакАлистер прижалась губами к его шее, и завалился на бок вместе с ней, вытянувшись поперек кровати.
— Растяжка, кардио и силовые, — перечислил он, блуждая ладонью по скользкому телу напарницы. — Полный комплект и тест на выносливость бонусом. Ты бешеный кролик, знаешь, — его вдруг затрясло от смеха. — И ты только что в полной мере оправдала свою кликуху, МакАлистер. Скакала так, что... Где у тебя батарейка?
Он честно хотел поискать, даже скользнул пальцами вниз по ее животу, явно намереваясь проверить, уж не там ли, но тут до напарницы начало доходить, что музыка по всему дому грохочет не просто так, и пришлось отложить поиски на потом. Приподнявшись на локте, Эванс дотянулся до мобильника, лежащего среди вещей, что он нашел в карманах формы напарницы и ссыпал на тумбочку перед сном. Время действительно поджимало.
— Если поторопимся, то успеем не только собраться, но и позавтракать нормально.
Он нехотя выпустил Джоанну из объятий и стал подниматься. Не остывшую еще толком потную кожу ощутимо холодило, а по телу растекалась приятная усталость. И правда как после тренировки. Теперь по всем правилам следовал душ, но плескаться в одиночку при наличии целой напарницы в свободном доступе как-то не хотелось. Плотоядно улыбаясь, Джеймс поймал Джоанну за розовую пятку и потянул на себя.
— Пошли уши мыть, кролик. Заодно спинку мне потрешь.
Он почти стащил ее с постели, и МакАлистер наверняка загремела на пол, если бы Эванс вовремя не подхватил ее и не закинул на плечо. Кажется, это входило у него в привычку. До ванной комнаты они добирались, мстительно шлепая друг друга по голым ляжкам. И только затащив напарницу за собой в душевую кабину, Джеймс понял, что так они точно опоздают. Им двоим в душе было слишком тесно, чтобы просто спокойно помыться, не отвлекаясь друг на друга больше чем следует. Контакт был неизбежен и не то чтобы Эванс возражал. Он увлеченно намыливал напарницу и пересчитывал все оставленные на ее теле синяки и засосы, когда вдруг вспомнил о том, о чем следовало подумать еще вчера.
— Ты плохо на меня влияешь, — хрипло проговорил он в мокрые волосы МакАлистер, пряча лицо от потока воды из смесителя. — Я совершенно забыл о защите. Вчера и сегодня тоже. Как подросток, ей-богу.
[icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/33950.jpg[/icon]

Отредактировано James Evans (2018-02-20 00:13:01)

+3

45

[indent] – Иди к черту, - выдохнула Джоанна, ощущавшая себя бескостной амёбой, заваливаясь на бок вместе с Эвансом. Сил хватило только на то, чтобы прижаться лбом к плечу бессовестно смеющегося напарника и возмущенно ткнуть его в бок. – Нет у меня никакой батарейки, она у тебя, - девушка хихикнула и все-таки заерзала, когда скользнувшие вниз по животу пальцы пощекотали мокрую от пота кожу. Рука сама было мстительно потянулась показать, где и у кого на самом деле была батарейка, из-за которой они проскакали всю ночь, но МакАлистер себя одернула. Гитарное соло Джимми Пейджа сменилось завываниями старины Оззи, более чем прозрачно намекая на необходимость вставать. Джо позволила себе ещё понежиться минутку, пока Джеймс доставал мобильник. – Завтрак я уже принесла сюда, поэтому честно могу ещё чуть-чуть… - девушка не договорила, смазав фразу широкий зевком. Когда Джеймс выпустил напарницу из объятий, она упала на кровать и уткнулась лицом в смятое покрывало. Так можно было, чуть повернув голову, смотреть на пляшущие в луче солнечного света пылинки, наслаждаться приятной усталостью в теле и выжидать до последнего. – Иди в душ первый, - лениво проурчала Джоанна, не торопясь следовать примеру Эванса. Она планировала ещё немного потянуть. В голове мелькнула лукавая идея пойти в душ вдвоем, но тогда их планы позавтракать и прийти на работу вовремя точно накроются медным тазом. Так что МакАлистер отбросила её куда подальше и продолжила валяться.
[indent] – Хэй! Не буду я тебе спинку тереть!  – возмущенно пискнула девушка, тут же найдя в себе силы, чтобы начать брыкаться и изворачиваться, когда напарник ухватил её за пятку и потянул на себя. Ещё пару минут они сосредоточенно сопели, барахтаясь на кровати. С неё они свезли всё, что сумели. Джо отчаянно цеплялась за покрывало и уползала от ржущего Джеймса, пытающегося её с него стащить. В общем-то силы были неравны, так что в итоге недовольная МакАлистер оказалась закинута на плечо Эванса. Из природной вредности она и там продолжала возиться и пытаться устроить диверсию, ущипнув Джеймса за задницу. Тот в отместку тоже щипался и звонко прикладывал неугомонную напарницу по ягодицам. В ванную они ввалились, хохоча.
[indent] – Неандерталец! – нарочито сердито фыркнула Джоанна, оказавшись, наконец, на своих двоих. Эванс поставил её на пол в душевой кабине, при этом так лучась самодовольством, что остро хотелось сделать что-нибудь эдакое. – Всё-таки дотащил женщину до своей пещеры? Вот зря ты это, зря…
[indent] Поток возмущения прервала хлынувшая из смесителя вода. Девушка запрокинула голову, подставляя лицо струям, и принялась жадно ловить их губами.
[indent] – Давай уже сюда свою спинку, хитрый лис, - фыркнув, МакАлистер первой достала до банных принадлежностей. Приподнявшись на носочки, девушка мазнула мыльной пеной по носу Эванса. – Было бы время, я бы тебе ещё шапку из пены сделала.
[indent] С энтузиазмом намыливая напарника, Джоанна не могла устоять перед соблазном вслух пересчитать собственные же метки – засосы, укусы. Когда Джеймс повернулся спиной, стали видны ещё и царапины, покрывавшие её по всей площади, включая пятую точку… Девушка только присвистнула.
[indent] – Вот это да… Такое ощущение, что ты с бешеной кошкой спал, - МакАлистер хохотнула и прижалась губами к спине напарнику, между лопаток, где следов от её ногтей оказалось почему-то больше всего. – Точно ночью ни к какой дворовой Мурке не бегал? – Джо легонько прошлась по свежим царапинам и вручила орудия труда напарнику. – Хотя я тоже как с диким кошаком побывала в постели, - девушка фыркнула, осматривая пунцовеющие на разгоряченной теплой водой коже следы ночной деятельности Эванса. Извернувшись, она обнаружила таковые даже на пятой точке – там расцвели яркие такие синяки от сильных пальцев. Джо хохотнула, откидывая голову, чтобы Джеймс мог добраться до шеи. Она послушно подставляла ему любую часть тела, какую он только хотел увлеченно намылить. И почти начала мурлыкать от удовольствия, когда Эванс добрался до спины. Внизу живота снова начинало тлеть желание, заставлявшее задуматься о скрытых резервах собственного же организма.
[indent] То, что хрипло пробурчал Эванс в мокрые волосы, подействовало на Джоанну, как ведро холодной воды. Да ещё и со льдинками. Девушка чуть вздрогнула и ощутимо напряглась, понимая, что она об этом вчера тоже не позаботилась. А всякие там пилюли… В общем, из-за таблеток с ногой что-то там было не до них.
[indent] – Теперь уже чего об этом думать… - обманчиво легкомысленно протянула МакАлистер, поворачиваясь к напарнику лицом и вставая на носочки, чтобы обнять его за шею. – У меня с этим тоже промашка вышла. Так что будем надеяться, что нам не придется идти под венец под дулом папиного ружья, если вдруг ты у нас очень плодовитый, - девушка хихикнула, пытаясь свести всё к шутке. Запирать сарай на навесной замок, если оттуда уже всё вынесли, не имело смысла. Да и сожалеть тоже: что сделано, то сделано. Поэтому МакАлистер потянулась к губам Джеймса, чтобы отвлечь их обоих от мыслей о неосторожности. Целоваться под струями льющейся из смесителя воды оказалось очень даже интересно. – Я тут подумала, насчет вечера… Как ты смотришь на то, чтобы я вспомнила сто лет забытые навыки массажа? Вдруг захотелось. А сейчас надо выбираться, пока мы ещё на кружок не зашли.

+3

46

От Эванса не укрылось то, какой эффект произвели его слова на напарницу. Напряжение, которого не было и в помине, пока он оглаживал ее скользкую от мыла спину, не столько смывая с нее пену, сколько просто лаская, было сложно не заметить. Оно словно сковало все ее мышцы на короткое мгновение и тут же схлынуло, когда она заговорила каким-то слишком уж беспечным тоном. Но этого хватило, чтобы понять, что некоторую тревогу на этот счет она все же испытывала. Джеймсу было несколько странно осознавать, что сам он если и чувствует что-то подобное, то явно не в той мере, в какой по идее должен был.
— Под дулом ружья, говоришь... — он обнял развернувшуюся к нему лицом девушку и прижал к себе. — И тут я, наверное, должен испугаться, да?
Наверное, действительно должен. И, наверное, испугался бы как миленький, будь на месте МакАлистер другая девушка. Но это была она, такая какая есть. Восхитительно глазастая и сладкая, как леденцовая карамель. Джеймс впал в какой-то звенящий транс, пока они стояли под потоком теплой воды и запойно целовались, забыв про время и все остальное, утратившее свою прежнюю важность. Возвращался в реальность он крайне неохотно, но Джоанна умудрилась не только его зацепить, но и изрядно заинтересовать. Перспектива на вечер вырисовывалась весьма и весьма заманчивая.
— А массажное масло у тебя с заживляющим эффектом? — он повел плечами и криво усмехнулся, когда многочисленные царапины на его спине напомнили о себе. — Боюсь, что такими темпами ты на мне живого места не оставишь, — он опустил взгляд ниже, на голую грудь напарницы, которая красовалась россыпью засосов, и еще ниже, на оставшиеся на ее бедрах отпечатки его ладоней, и покачал головой. — И сама будешь, как божья коровка, в крупную крапинку ходить.
И это была малая плата за то безумие, на которое они оба, похоже, подсели всерьез, как на сильный наркотик. Джеймс всегда здраво оценивал возможности собственного организма и умел расставлять приоритеты, но даже сейчас, прекрасно осознавая, что времени в обрез и на секс в душе его попросту уже не остается, он раздумывал о том, чтобы продолжить начатый с вечера марафон. Организм тоже неоднозначно намекал, что не прочь подобной перспективы. Пришлось сцепить зубы и воззвать к здравому смыслу. Ну или к тем жалким его крохам, что еще у него оставались. Джеймс увлек напарницу в жаркий поцелуй и где-то в процессе все же принял сложнейшее решение, делающее честь его выдержке.
— Дуй отсюда, пока я не передумал, — прохрипел он МакАлистер в губы, найдя в себе силы прервать поцелуй, и звонким шлепком по заднице вымел ее из душевой кабины. — Твоя форма в машинке, в прачечной. Стираная и сухая. Нужно только погладить, — бросил он напарнице вслед прежде чем захлопнуть дверцу обратно и выкрутить холодную воду на полную мощность. Иначе избавиться от не самого рабочего настроя в сложившейся ситуации было попросту невозможно. Иногда он действительно был мазохистом.
Спустя несколько минут Джеймс, отвратительно бодрый даже по собственным меркам, метался по спальне, закусив в зубах печеньку, и спешно одевался. Дома у него всегда был комплект сменной формы, настиранный и наглаженный, так что с этим проблем не было. Кое-как сняв постельное белье, он скомкал утратившие всякий пристойный вид простыни в неаккуратный ком и направился в прачечную. МакАлистер, уже одетая и застегнутая наглухо, наглаживала свою форменную куртку.
— Еще десять минут и выезжаем. Свою порцию завтрака я убил, — с порога доложил Эванс и, запихнув постельное в машинку, выставил нужный режим. — Печеньки, кстати, вкусные. Возьмем на смену?
Он завис в дверях, подперев косяк плечом, и принялся хрустеть той, что принес с собой. Видеть МакАлистер в собственном доме ему было не впервой, но не за таким занятием как глажка или все та же готовка. Для полноты картины не хватало какого-нибудь легкомысленного халатика и пушистых тапочек. Чтобы совсем уж по-домашнему. Столь утопические были непривычны, но чертовски приятны.

Отредактировано James Evans (2018-02-14 00:36:32)

+4

47

[indent] – Да, начинай трепетать и с ужасом представлять совместный быт со мной, - отозвалась Джоанна, позволяя Эвансу прижать её к себе и утыкаясь лицом в его грудь. – Обобьешь стены матрасами, приколотишь всё, что может падать, и надейся, что я больше ничего не натворю.
[indent] Понять свои ощущения МакАлистер не успела, слишком увлекшись поцелуями. От них в животе порхали пресловутые бабочки, а в голове воцарилась звенящая пустота. Собственные эмоции и сладкое томление завораживали, заставляя забыть обо всем остальном, как о совершенно незначительном. Хотя можно было бы словить себя на том, что промах с контрацепцией прошел краем сознания, не оставив дурного осадка и тревожного ожидания ещё с месяц. Джоанна просто приняла это как данность, свершившийся факт и переключилась на занятие куда более интересное, стоило только первому напряжению схлынуть под руками Джеймса.
[indent] – Самое обычное, - рассеянно отозвалась девушка, с трудом переключаясь на реальность и далеко не сразу уловив усмешку в голосе напарника. Только спустя пару секунд в мозгу что-то щелкнуло, и МакАлистер расплылась в ехидной улыбочке, лукаво сверкая глазами. – Но есть волшебная мазь. Помнишь, я тебе её выдавала, когда ты руки стер? Ты же её пользовал? Если хочешь, с ней массажик организуем, – Джоанна откровенно ухмыльнулась. Та мазь, конечно, помогала божественно, но воняла так, что в какой-то момент все равно начинаешь задумываться, стоит ли овчинка выделки. – Я тебе уже давно сказала, что ты без меня озверел. Придется призывать к порядку, - девушка притворно тяжело вздохнула, пробежавшись пальцами по заросшей щетиной щеке Эванса и прильнув к нему в жарком поцелуе.  Сама для себя МакАлистер приняла решение, что он будет завершающим. Надо отстраняться и уходить из душа, иначе их изголодавшиеся организмы возьмут верх надо всякими доводами рассудка. Близость, которой они лишали себя эти неполные два года, превращалась в навязчивую манию. И не то чтобы кто-то сильно против этого возражал.
[indent] – О, разум возобладал! – хрипло фыркнула Джоанна, получив ускорение пониже спины в направлении выхода. Выскочив из душевой кабинки, она услышала, как за спиной на полную мощность включилась вода. Не иначе, как холодная. Стараясь не отвлекаться на неподобающие мыслишки, МакАлистер обернулась в полотенце и, на ходу вытирая вторым мокрые волосы, довольно бордо отправилась в спальню. Половину содержимого подноса она утащила в прачечную, умудряясь есть на ходу. Настроение установилось на отметке «Значительно выше среднего», но вместо обычного для такого настроя мурлыканья Джо хрустел печеньем, параллельно вытаскивая из стиралки и наглаживая свою форму. Основная проблема была в том, чтобы не заляпать её соусом с яичницы или крошками от печенья.
[indent] Где-то в коридоре послышались шлепки босых ног. МакАлистер ускорилась, торопливо натягивая форменную рубашку и бросая на гладильную доску куртку. К тому моменту, как Эванс материализовался на пороге прачечной с печенькой в зубах, она уже застегнулась на все пуговицы и шуровала утюгом с удвоенным энтузиазмом.
[indent] – Я тоже, - подняв глаза от доски на подпирающего косяк Джеймса, Джо кивнула на грязную тарелку, стоявшую рядом. – Возьмем, хотя тебе всё равно за бургерами бежать посреди смены. Слишком много калорий потеряно, - ухмыльнувшись, МакАлистер повернула куртку, принявшись гладить рукав и одновременно сунула в рот последнюю печеньку. – Кстати, там на кухне ещё есть. Надо и их сгрести до кучи. Ты мои вещи из спальни не захватил? – взгляд снова наткнулся на прислонившегося к двери Эванса, и в голове сама собой вспыхнула мысль о том, что теперь всё правильно, как она и обещала вчера в первом порыве эмоций. Быть дома у напарника, готовить ему печенье и гладить форму у него в прачечной – так, как и должно быть, уже давно. Наверное, именно поэтому выходит всё это как-то само собой и очень легко, без обычного смущения, которое испытываешь, когда нужно похозяйничать в гостях. – Пошли? – девушка набросила куртку и похромала к выходу из ванной, на ходу приглаживая ладонью волосы. Резинка осталась где-то в куче сваленных на тумбочку в спальне вещей. Но препятствие в лице напарника не собиралось никуда исчезать. МакАлистер замерла перед ним. – Иии? – девушка запрокинула голову, чтобы видеть лицо Джеймса, и легонько ткнула его в живот.

+4

48

С некоторым опозданием, но Джеймс все же покачал головой, когда Джоанна вспомнила о своих вещах. Хорошо, что про палку не заикнулась. Одна только мысль о ней бередила те чувства, о которых он не хотел вспоминать. Не сейчас, когда МакАлистер утюжила свою куртку у него в прачечной и смотрела на него вот так. Словно все наконец-то стало таким, как ей нравится и как ей хочется. Как должно быть.
— Нет, так и лежат на тумбочке, — Эванс пожал плечами. — Телефон твой на зарядке, так что я не стал ничего трогать.
Он не сдвинулся с места, когда напарница подошла ближе, на ходу надевая куртку. На ее шее, у самого уха красовался засос, не заметить который было чертовки сложно, особенно когда волосы были собраны. А она их обязательно соберет. Заплетет в косу или соберет в хвост. Джеймс сам не заметил, как начал улыбаться, как хулиган, удачно запуливший мяч в нужное окно. Чувство давно позабытое и потому столь неожиданно приятное. Он даже подзавис слегка, упиваясь им ощущением. Из этого состояния его вывел несильный тычок в живот. Джеймс усмехнулся и, протянув руку, дотронулся до метки.
— Ворот лучше поднять, — он окинул долгим взглядом ее упакованное в форму тело, которое совсем недавно обнимал и ласкал, и покачал головой. — А куртку застегнуть как следует. На улице ветрено, — перестав подпирать косяк, Эванс почти вышел в коридор, но тут вспомнил еще кое-что. — Да, и не забудь выпить еще обезболивающего. Жду в гараже.
Объяснять, почему это так важно, Джеймс не стал. Он вышел в коридор и направился к лестнице, чтобы спуститься вниз и убрать обломки стола, пока Джоанна заканчивает свои сборы. Не успели ворота гаража подняться, как он поднырнул под них и вышел на улицу, щурясь от яркого солнца и отблесков его лучей на влажной от утренней росы траве. Даже подъездная дорожка и та влажно поблескивала, но стремительно поднимающееся солнце уже начало ее высушивать. На крыльце дома напротив было неожиданно людно. Семья миссис Уиттон, той самой старушки, которую они с Джоанной эвакуировали вчера вместе с парой внуков и канарейкой, тоже разъезжалась по работам. Сама Амелия сидела в своем кресле-каталке, со всеми удобствами устроившись в тени широкой веранды, и загадочно улыбалась, глядя на то, как Джеймс запихивает обломки в мусорный контейнер у дороги. К счастью, Эванс этого не видел, а то бы точно сгорел со стыда перед пожилой соседкой, у которой в силу преклонного возраста случались приступы не только бессонницы, но и внезапного любопытства к жизни соседей.
МакАлистер уже была в гараже, когда он вернулся. Стояла у его мотоцикла в ожидании и с небольшим бумажным свертком в руках. Печенье, догадался Джеймс.
— Давай это сюда.
Он забрал сверток, запихнул его к себе за пазуху и застегнул куртку наглухо, после чего подхватил лежащий на сидении шлем и всучил его напарнице. Сопутствующих указаний не последовало, потому что это правила она знала уже давно, как только начала ездить с ним на его триумфе. Но то, что Эванс сделал после того, как она нацепила на голову шлем и застегнула ремешок под подбородком, требовало некоторых пояснений. Джеймс достал из кармана ключи и вложил их Джоанне в ладонь, сжав ее пальцы.
— Мы уже давно вместе ездим, так что теорию ты знаешь. Должна знать. Теперь пора перейти к практике.
Перекинув ногу через мотоцикл, Эванс оседлал его, выровнял руль и, поразмыслив еще немного все же сдвинулся по сидению назад, чтобы МакАлистер могла сесть впереди него и принять управление на себя. Он все еще сомневался. Не в Джо. В том, что напарница со всем справится, он был уверен. Зудеть, чтобы он научил ее водить мотоцикл, она начала чуть ли не после первой же их совместной поездки. Он сомневался, что это хорошая идея в принципе. Держать равновесие такого тяжеловеса как круизер даже взрослому и совсем не хилому мужику бывало тяжеловато, что уж говорить о тощей девице с больной ногой. Но Джеймс напомнил себе, что именно для этого он здесь. Чтобы подстраховать в случае чего.
— Или испугалась? — он задорно дернул бровями и залыбился, глядя на напарницу с самым задиристым видом. Потому что прекрасно понимал, что даже если в ней и были на этот счет хоть какие-то сомнения или тревоги, от них точно не останется следа, если взять ее на слабо.

+3

49

[indent] – Ты так улыбаешься, будто уже задумал и почти провернул какую-то пакость, - усмехнулась девушка, после замечания напарника торопливо накрыв рукой поверх его пальцев то место, где красовался явный засос. – Тебе, кстати, тоже не мешало бы, - тут же вернула посыл Джо, когда взгляд наткнулся на характерный такой отпечаток на шее Джеймса. Усмехнувшись, она приподнялась на носочки и сама подняла ему воротник так, чтобы спрятать красноватую отметину на шее. – Я помню, - отозвалась девушка, отпуская напарника и позволяя ему удалиться. Про обезболивающее она не забыла бы при всем желании. Даже тогда, когда она просто приподнялась на носочки, нога тут же откликнулась легкой вспышкой боли, и удержать полуулыбку на губах, чтобы этого не заметил Эванс, Джоанне удалось с трудом.
[indent] Глянув на часы, МакАлистер выругалась и с удвоенным энтузиазмом заторопилась в направлении спальни. Её вещи горкой лежали на тумбочке, а телефон кушал электроэнергию на зарядке. Горстку мелочи, початую упаковку жвачки, пару леденцов и ключи девушка торопливо распихала по карманам форменной куртки, телефон сунула в нагрудный, а резинку надела пока на запястье. Покрывало поверх разоренной кровати лежало неаккуратными волнами. Несмотря на острый дефицит времени, Джо аккуратно разгладила их прежде, чем идти к выходу. Волосы в хвост она собирала уже по пути, спускаясь по лестнице к кухне. Там она ссыпала в бумажный кулёк остатки печенья, поставила в раковину противень и залила его водой. Теперь можно было смело шагать в гараж.
[indent] Двор заливало ярким светом утреннее солнце. До обоняния тут же донесся запах влажной травы и земли. Подъездная дорожка блестела капельками росы. Джоанна осторожно спустилась с крыльца, по привычке оберегая от лишней нагрузки больную ногу, и замерла у его основания, подставив лицо солнечным лучам и улыбаясь. Потом, вспомнив, куда шла, заторопилась к гаражу.
[indent] – Живые есть? А если найду? – весело выкрикнула в воздух Макалистер, оглядывая темное помещение. Никто не отозвался, из чего девушка сделала вывод, что Эванс ещё доделывает какие-то утренние дела. Он подтянулся минуты через три, которые Джо занимала рассматриванием его мотоцикла. Это занятие ей не надоедало: триумф Джеймса манил к себе, как ребенка притягивает большая блестящая игрушка.
[indent] – Держи, - МакАлистер обменяла кулёк с печеньями на шлем и принялась прилаживать его на голову, пока напарник прятал их ланч за пазуху. Застегнув ремешок под подбородком, девушка замерла, перебирая пальцами по сиденью, возле мотоцикла, дожидаясь, пока Эванс устроится первым. Но он неожиданно вложил ключи в руку напарницы и сам крепко сжал её пальцы, заставив стиснуть их в кулачке. Девушка вскинула на него недоуменный взгляд, подвиснув настолько, что даже не разжала руки.
[indent] – К практике? – растерянно переспросила Джоанна. Она переводила взгляд со своей руки с зажатыми в ней ключами на Эванса, потом – на мотоцикл, и снова по кругу. Поверить первой догадке, что Джеймс, наконец, пустит её за руль своего красавца, у девушки не получалось. Нудеть о том, как было бы чудесно научиться водить мотоцикл, и всё в таком духе МакАлистер начала после пары первых совместных покатушек. Время от времени она пыталась усилить эффект щенячьими глазками или умильной рожицей, но как-то никогда не надеялась, что Эванс всерьез станет её учить. Поэтому сейчас, получив желаемое, она ошарашенно рассматривала байк и напарника, позабыв, как дышать, и глупо хлопая ресницами. Из ступора Джоанна вышла только тогда, когда Джеймс отодвинулся по сиденью назад, на пассажирское место.
[indent] – Правда можно?! – пискнув от восторга, девушка буквально повисла на шее напарника, едва не свалив его вместе с мотоциклом и почти зарядив ему одетой в шлем головой. Смутившись своего порыва, она тут же отступила назад и окинула триумф оценивающим взглядом.
[indent] – Вот ещё! – фыркнула девушка, в глубине души понимая, что это попытка взять её на слабо, но всё равно покупаясь на эту старую как мир уловку. – Просто слишком много хотелок сбылось за одни сутки. Небольшой сбой в системе. Напарник, мотоцикл, - загибая пальцы, принялась перечислять МакАлистер, собираясь с духом. Перекинув ногу через байк, девушка уверенно его оседлала и, подавшись вперед, сжала ладонями руль, примеряясь. Сердце в груди трепыхалось томительно быстро, предвкушая первую самостоятельную поездку, если вдруг повезет и удастся тронуться с места. – Ну, обнимай что ли? И начинай молиться, - усмехнувшись, девушка дождалась, пока теплые руки Джеймса обхватят её талию, и выжала сцепление, задержав дыхание, как перед прыжком в воду с обрыва.

+2

50

Ступор сменился диким восторгом далеко не сразу, но когда это все же случилось, Эвансу едва не расквасили нос его же собственным шлемом. Повезло еще, что вместе с байком не опрокинули. Мысленно он даже перекрестился.
— Нет, это я так пошутил, — посмеиваясь отозвался Джеймс и потер пострадавшие нос и подбородок. — С риском для жизни, можно сказать.
Неверие со стороны Джоанны было вполне понятно. Слишком часто он отмахивался от ее зудения на счет обучения езде на мотоцикле, находя самые разные причины не тратить на это время. И он правда не собирался ее учить, но за эти сутки очень многое изменилось. Если до конца быть честным, Эвансу просто хотелось порадовать напарницу.
МакАлистер между тем все же собралась с духом и оседлала его триумф. Эванс сразу же подтолкнул ее к бензобаку, прижав к нему вплотную собственным телом сзади, и заставил прижаться к нему бедрами.
— Вот так. Обнимай его бедрами так же, как обнимала меня сегодня утром. Выпрями спину, расслабь руки, — он прошелся ладонями от поясницы до лопаток и дальше по рукам до напряженно вздернутых локтей девушки. — Опусти их. Вообще не напрягай плечевой пояс. Сидя на мотоцикле, ты должна держаться за счет ног, а не висеть на руле на руках. За руль вообще не держатся. Руки должны на нем лежать, чтобы управлять и направлять движение мотоцикла. И запястья... — он поправил кисти рук Джоанны, слегка прогибая их запястьями вниз. — Так будет намного удобнее. Теперь заводи.
Джеймс убрал руки и, сбив подножку, обхватил ими сидящую впереди девушку, чтобы не мешать ей проделать все самой. Ключ в замок зажигания, кнопка стертера... Триумф сыто заурчал, явно довольный ранней побудкой. Приборная панель ожила, заиграв подсветкой и маячками, уместившихся всего в двух стаканах. Когда МакАлистер выжала сцепление, намереваясь сразу же тронуться с места, Эванс ее остановил.
— Погоди, дай ему немного прогреться. Он же почти всю ночь стоял без дела, — он покачал головой и неожиданно весело хмыкнул. — Меня ты тоже прогревала прежде чем... прокатиться. Чем мотоцикл хуже? Ему тоже нужно сначала проснуться.
Воспользовавшись этой заминкой, Джеймс достал из кармана куртки специальные очки, которые всегда надевал, когда ездил без шлема с визором. Нужды в них особой не было, все таки сейчас он был пассажиром, но привычка есть привычка. Защитить глаза от ветра, солнца и пыли порой куда важнее, чем упаковаться в полную защитную экипировку. Еще немного выждав, Джеймс снова обхватил Джоанну руками и пристроил подбородок на ее левом плече.
— Теперь можно, — разрешил он. — Первая передача вниз. Сцепление отпускай плавно.
Казалось бы, никаких проблем возникнуть не должно, но с первого раза все получается не у всех. Далеко не у всех. Так вышло и у Джоанны. Джеймс не видел, как она подкрутила ручку газа прежде чем тронуться с места, и старт получился слишком резким и быстрым. С перепугу девушка резко затормозила, пережав передний тормоз. Мотоцикл стопорнулся прямо на выезде из гаража, коротко шикнув передним колесом и слегка подскочив на заднем. От неожиданности Джеймс даже ругнулся вполголоса, но не стал заострять на обычной ошибке новичка лишнее внимание и осторожно накрыл закаменевшую на правой ручке холодную кисть Джоанны. Кажется, он даже почувствовал, как она слегка дрожит.
— Давай пока без газа. На одном сцеплении для начала. Не торопись.
Со второй попытки они тронулись с места куда мягче, даже проехали до конца дорожки и выехали на дорожное полотно, где и остановились, повернув мотоцикл вдоль тротуара. За спиной, опускаясь, зашуршали рольставни. Джеймс проследил, чтобы те опустились до самого конца, а то случалось, что их клинило в процессе, и убедившись что гараж закрыт, снова обнял Джоанну обеими руками. Под ладонью бешено стучало чужое сердце.
— Поехали уже, — он слегка сжал напарницу в объятиях, умудрившись беспалевно облапать за грудь в процессе, и довольно залыбился, поймав в зеркальце заднего вида ее взгляд. — Опаздываем ведь.

+2

51

[indent] – Издеваешься? – подозрительно прищурившись, уточнила Джоанна у посмеивающегося напарника. Её эмоциональность Эванса всегда забавляла, а сквозящее в каждом жесте недоверие наверняка веселило ещё больше. Но девушка всё равно в глубине души сомневалась, не шутка ли это, слишком уж резко напарник поменял свое решение. Именно решение, пусть он и никогда не озвучивал его вслух – только шутливо отмахивался от очередной просьбы научить ездить на мотоцикле.
[indent] МакАлистер послушно придвинулась к бензобаку, хмыкнув, когда её бедра прижались к бедрам Джеймса. Вместе с его весьма фривольными инструкциями звучало весьма… Откровенно. Под прошедшимися от поясницы до лопаток напряженное до окаменения тело немного расслабилось, хоть и не получилось перестать зажиматься до конца. Джоанна передвинула кисти так, как поправил напарник, про себя думая, что ему легко говорить. Ей всё это было внове, да и как-то слишком много оказалось входящей информации сейчас.
[indent] Чуть подрагивающей рукой МакАлистер вставила ключа в замок зажигания, нажала на стартер. Мотоцикл отозвался сытым гулом, похожим на густое кошачье мурлыканье. Кипишнувшись, девушка выжала сцепление, намереваясь сразу же тронуться с места, но Джеймс её остановил.
[indent] – Охальник! – проворчала Джо, спиной чувствуя, что напарник над ней посмеивается. – У тебя поприличнее инструкций для новичков нет? Или что мужчина, что мотоцикл – одно и то же? – теперь уже МакАлистер нервно хихикнула, сбрасывая часть напряжения, свинцом разлившегося по телу. Исходящее от Эванса тепло немного успокаивало и, дождавшись, когда его руки снова пристроятся на талию, девушка вполне бодро тронулась с места. Точнее, даже слишком резво. Испугавшись, она выжала передний тормоз. Триуф недовольно шикнул передним колесом и, как показалось паникующей Джо, приподнялся на заднем. Когда Джеймс глухо ругнулся за спиной, стало как-то особенно ясно, все плохо. Очень плохо. Горестно шмыгнув носом, девушка поджала задрожавшие от обиды губы. Рука сжала рукоять мотоцикла так сильно, что почти свело пальцы. Морально МакАлистер была готова сама, без понуканий со стороны Эванса слезать с триумфа и признавать поражение. Тем более неожиданной оказалась его поддержка.
[indent] – Угу, - невнятно мяукнула девушка, согласно кивнув, когда теплая ладонь напарника легла на её ледяную. Неторопливо. Без газа. На то, чтобы перестроиться после первой неудачи и перестать трястись, что за ней последует ещё более позорная вторая, ушло около минуты. Второй раз Джо трогалась намного мягче и осторожнее, и впрямь будто с любимым мужчиной общалась, а не на мотоцикле ехали. Триумф в благодарность заурчал и соизволил прокатиться до конца дорожки и повернуть, остановившись параллельно тротуару. Поворачивать МакАлистер тоже побаивалась: воображение живенько нарисовало, как байк слишком сильно кренится на одну сторону и заваливается набок. Но всё прошло так плавно и аккуратно, что это не могло не приободрять.
[indent] – Опаздываем? – хмыкнула девушка, отваживаясь отвлечься. Обойтись без этого было просто нереально, потому что Эванс не удержался и под шумок потискал напарницу. В зеркальце заднего вида отразилась его довольная физиономия. Джо показала ей язык. – По-моему, мы уже опоздали. И кстати, насчет любимого мужчины твои сравнения все-таки помогли, - прежде, чем Джеймс успел прокомментировать её откровение, МакАлистер мягко и нежно снова тронулась с места. Триумф сыто заворчал мотором, набирая скорость. К концу улицы Джоанна уже освоилась и осмелела настолько, что решилась выжать из байка Эванса побольше скорости. Лихо петляя по ещё сонным после вчерашнего потрясения улочкам Солуэя, девушка довольно быстро домчала до полицейского участка. За общей суетой их маленькое десятиминутное опоздание, конечно, заметили, но сильно за него не перепало. Уже спустя пять минут пара подозрительно довольных констеблей маршировала в сторону патрульной машины заступать на боевое дежурство возле места обвала.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Пусть завтра не наступит никогда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC