В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Шрамы навсегда


Шрамы навсегда

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/11/e3bc2174af337f51201e819a7beb2d58.jpg
Говорят, невозможно второй раз произвести первое впечатление. Но что проще – улучшить его или испортить окончательно?..

Городская больница, 11 июля 2016, около полудня

Ундина Крёнен, Лора Ливингстон

0

2

[indent] Солнце уже готовилось перевалить зенит.
[indent] Напротив здания городской больницы остановился серебристый мотоцикл, в профиле которого угадывался второй по популярности после кафе-рейсера в Великобритании тип – круизёр. Его торчащие в разные стороны цилиндры двигателя и бело-голубая эмблема, изображавшая стилизованный пропеллер, выдавали в нём звезду одного из фильмов об английском суперагенте – Джеймсе Бонде – «BMW R 1200 C», некогда весьма популярный, но ныне уже не один год как снятый с производства. Однако восседал на круизёре отнюдь не суперагент её величества, хотя и на законопослушного гражданина он походил мало – высокий, облачённый в видавший виды долгополый кожаный плащ с дождевиком, из-под которого выглядывали потрёпанные кожаные брюки, заправленные в стоптанные тупоносые байкерские кожаные сапоги, не слишком-то походила; рукава плаща были заправлены в кожаные мотоциклетные перчатки без защитных вставок; из-за воротника плаща выглядывал воротничок рубашки цвета хаки, перехваченный безвкусным серебристым галстуком-боло с изображением воющего волка. Лицо мотоциклиста скрывал тонированный визор шлема. С негромким щелчком выдвинулась подножка, и человек в чёрном отпустил руль. Привычным движением он снял перчатки, под которыми скрывались изящные бледные пальцы с коротко подстриженными ногтями, а потом расстегнул застёжку шлема, открывая бледное девичье лицо, обрамлённое рыжими волосами. Мотоциклитка убрала перчатки в карманы плаща и, взяв шлем под мышку, спешилась. Она бросила быстрый взгляд на закрытые двери больницы и обернулась к круизёру. Застегнув ремешок шлема, рыжая повесила его на руль, после чего сняла плащ и, чуть  слышно вздохнув, накинула его на мотоцикл. Убедившись, что он не сползёт на асфальт, девушка убрала ключ зажигания в карман рубашки и направилась к больничному крыльцу. Тяжёлая походка с пятки на носок делала её шаги почти бесшумными.
[indent] В приёмном отделении было тихо, лишь пара медсестёр скучала за стойкой регистратора, разгадывая кроссворд. Услышав негромкий хлопок входной двери, они как по команде подняли головы и подозрительно посмотрели на вошедшую. Рыжая чуть слышно вздохнула и подошла ближе. По взглядам женщин нетрудно было понять, что они узнали пациентку и были отнюдь не рады её появлению.
[indent]  – Добрый день, мисс Крёнен. Сегодня чудесная погода, не так ли? – обратилась к ней одна из медсестёр – чуть полноватая смуглая женщина с коротко стриженными чёрными волосами. – Чем можем помочь? – в её голосе, несмотря на дежурную вежливость, ощущалось лёгкое пренебрежение.
[indent]  – Добрый день, – отозвалась вошедшая, чуть наклоняя голову. В её голосе чувствовался сильный немецкий акцент. – Мне назначили на сегодня снятие швов.
[indent]  – Подойдите в процедурную, – кивнула вторая медсестра. Она была моложе и заметно стройнее своей коллеги. – А если хотите выписать снотворное, то поговорите с дежурным терапевтом.
[indent]  – Зачем мне снотворное? – недоуменно спросила Крёнен.
[indent]  – Если бы я убила двух человек да ещё и вломилась в музей, то вряд ли совесть позволила бы мне спокойно спать, – холодно произнесла девушка. – Хотя кому я это говорю? – она картинно закатила глаза.
[indent] Немка смерила медсестёр мрачным взглядом и быстро зашагала вперёд по коридору. Вскоре она уже стояла напротив белой двери с лаконичной табличкой: «Процедурный кабинет». Уверенно положив ладонь на ручку, она вошла без стука.

0

3

Работать в местной больнице было куда спокойнее, чем в Эдинбурге во время практики, так что к размеренному рабочему темпу Лора привыкла всего за те несколько смен, что уже успела отработать. Впрочем, даже тут Лора не назвала бы работу рутинной – пациентов, может быть, было куда меньше, и, как правило, ничего действительно чрезвычайного не происходило. Но и врачей, и младшего персонала тоже было меньше в разы, поэтому на деле Лора не сказала бы, что разница оказалась так уж велика – предельно внимательным так или иначе стоит быть с каждым, вне зависимости от обстоятельств. Но самым ценным открытием оказалась, пожалуй, встреча с Гарри – это было неожиданно, но Лора была очень рада, что они могут какое-то время поработать вместе. Графики у них, правда, были разные, а поэтому смены не всегда совпадали, но все равно Лора была рада и этому.
Прием амбулаторных пациентов проходил не непосредственно в отделении хирургии, а внизу, в приемном отделении, в отведенном специально для этих целей амбулаторном кабинете. Пациенты обычно записывались на прием к определенному времени, в зависимости от графика плановых операций, но если случались непредвиденные обстоятельства и привозили кого-то, кому хирургическая помощь требовалась немедленно, им приходилось ждать или приходить в другое время. Не слишком удобно, но ничего тут не поделаешь, больница была маленькой. Сегодня – по крайней мере пока что – срочных операций не было, и к назначенному для амбулаторных приемов времени – их было сразу несколько подряд, Лора спустилась вниз, в приемное отделение. Всем ее сегодняшним пациентам требовалось просто снять швы. Впрочем, первая же компьютерная запись заставила Лору несколько… подрастереться. Имя и фамилия девушки были ей уже хорошо знакомы, да и обстоятельства, послужившие причиной сегодняшнего приема тоже. В самых общих чертах, конечно, но Лоре хватало и этого. Девушка, конечно, не ожидала, что история с ее «находкой» зайдет так далеко, но вышло так, как вышло. Город, конечно, и сейчас гудел по этому поводу – еще бы, такое в их захолустье случалось, к счастью, не то чтобы часто. Сама Лора отлично помнила все события того вечера, а также следующего за ним дня, когда она нашла раненую девушку. Откровенно говоря, ей не хотелось бы встречаться с той снова, и даже ее ранение, которое Лора уже видела, не вызывало того любопытства, которое, возможно, вызвало бы, не будь она вовлечена во все это так лично. Но, с другой стороны, это был всего лишь обычный прием, а ее «находка» - обычной пациенткой, такой же, как и все. Вне сомнений, далеко не все, с кем Лора встречалась раньше, нравились ей как люди, но это никогда не давало девушке повода относиться к кому-либо с меньшим вниманием и уважением.
Дверь открылась без стука, но время приема уже подошло, поэтому Лора не была особенно удивлена.
- Добрый день, - поздоровалась девушка, присматриваясь к вошедшей – как та стоит, как двигается, как выглядит. Хоть у нее и назначено на сегодня снятие швов, а Лора отлично умела считать, и знала, что теперь, судя по срокам, как раз самое время, это еще вовсе ничего не значило. Иногда раны заживают не так скоро и удачно, как должны были бы, а к поведению человека просто всегда стоило присматриваться. Иногда случается, что пациент едва стоять может, но никогда не признается, что у него что-то болит.
- Проходите, пожалуйста, раздевайтесь и ложитесь на кушетку, - Лора поднимается, чтобы выдвинуть небольшую складную ширму – на тот случай, если в кабинет кто-то войдет без стука, его взору не откроется сразу все, что здесь происходит.
- Как вы себя чувствуете, как ваша нога? Что-нибудь беспокоит вас, вы все еще принимаете обезболивающие?

+1

4

[indent] Крёнен закрыла за собой дверь и замерла на месте, внимательно глядя на молодую девушку в хирургическом костюме. На мгновение ей показалось, что она видит саму себя, не сверни она с предначертанного ей родителями пути, но почти тут же пришло осознание – она где-то видела её лицо. Высокий лоб немки прорезали глубокие морщины. Она была уверена, что видела молодую доктора точно не в городском пабе, но больше им пересечься было, вроде бы, и негде. Голос девушки тоже показался ей подозрительно знакомым, но вновь она не могла вспомнить, откуда.
[indent]  – Добрый день, – произнесла рыжая после долгой паузы. – Доктор Ливингстон, полагаю я? – она, едва заметно прихрамывая, прошла к кушетке и расстегнула ремень. Её длинные ловкие пальцы принялись за многочисленные пуговицы ширинки. – Бывало и лучше, – негромко бросила Крёнен в сторону, но тут же уже громче произнесла: – Спасибо, всё хорошо. Она даёт ещё немного о себе при езде на мотоцикле знать, но это уже не такая уж и проблема. Только реагирует на погоду почему-то, – добавила она после небольших размышлений. – Последняя коробка обезболивающих кончилась вчера утром, но, вроде, они мне больше не нужны, – чуть поморщившись, немка нагнулась, стягивая сапоги. За ними последовали плотно облегающие штаны. Движения, требовавшие серьёзного сгибания или разгибания тазобедренного сустава определённо давались ей далеко не так легко, как она силилась показать. Немка отвернулась от шотландки, не желая демонстрировать ей свои эмоции.
[indent] Минуту спустя она уже лежала на кушетке, оставшись лишь в рубашке, незамысловатых белых трусиках и поношенных чёрных носках, многократно зашитых и заштопанных, стыдливо сгибая пальцы ног, чтобы они не выглядывали из дырок. На бедре в верхней трети чуть возвышался над кожей стянутый поперечными швами уродливый синюшно-розовый рубец, по краям которого красовались корочки. Ещё один просвечивал сквозь трусы на ягодице. По всем признакам он появился ненамного раньше первого.

+1

5

- Меня зовут доктор Ливингстон, - представляется Лора. Она внимательно и осторожно рассматривала вошедшую девушку – о том, что с ней все обошлось, девушка узнала на следующий день на допросе. К тому времени, правда, в лесу обнаружилось еще две находки, которым повезло несколько меньше, и но все это Лору уже не касалось – и тогда, в полиции, и на повторном допросе она рассказала только то, что знала сама. Предположений и догадок девушка никогда не строила, тем более в подобной ситуации. Что ей думать о самой мисс Крёнен она, если честно, не знала. Лора услышала о ней уже достаточно, чтобы мнение сложилось очень определенным, но Лора не спешила все же делать выводы – не всегда стоит осуждать человека за аморальные поступки, не побывав на его месте.
- Если вас что-то беспокоит или вам кажется, что боли стали сильнее, об этом лучше сказать, - чуть хмурясь, замечает Лора. Она внимательно наблюдает, отмечая про себя, что движения явно даются пациентке не безболезненно – что, при такой травме, совсем не удивительно. Лора не была сторонницей таблеток и не считала, что при малейшем покалывании следовало глотать лекарства, но и терпеть сильные боли, конечно, никогда не стоило. Конечно, пациенту выписывали болеутоляющее, если он этого просил, но обычно, если врач не видел в этом необходимости, все обходилось и тем, что можно купить в свободной продаже без рецепта.
- Да, так бывает, - кивает Лора, - Перефертческая нервная система реагирует на смену условий, и поэтому поврежденные конечности болят. Но, возможно, ваш шрам реагирует не на погоду, а просто болит. Он пока еще слишком свежий, - поясняет девушка.
Девушка раздевается, а Лора, тем временем, надевает стерильные перчатки.
- Почему вы сняли бинты? – хмурясь, интересуется Лора. Это – в отличие от носков, например, бросается в глаза в первую очередь. Лора знала наверняка, что ей, при такой травме, не позволили ли бы снять бинты самостоятельно, да и обрабатывать рану необходимо было довольно часто. Несколько минут уходит у Лоры на то, чтобы внимательно осмотреть и ощупать рану – некрасивый шов – это не самое страшное против отеков и воспаления. Старый – вернее, чуть менее свежий шрам, тоже тут же бросается в глаза, но с ним, в отличии от этого, все в порядке.
- Мисс Крёнен, ваш шрам воспалился. Вам нужны антибиотики и стационар. Укол я вам сейчас сделаю, но это все равно не решит проблемы, вам придется задержаться в больнице.

Отредактировано Laura Livingstone (2017-12-29 00:15:56)

+1

6

[indent] Бледное лицо пациентки вновь прочертили глубокие морщины, на этот раз определённо вызванные сомнениями. Нетрудно было догадаться, что со своей репутацией в городе она уже давно разучилась жаловаться на что бы то ни было, привыкнув во всём рассчитывать только на себя.
[indent]  – Боли не стали сильнее, – произнесла она после небольшой паузы. – Они стали как-то подёргивать и пульсировать, – рыжая осторожно оглянулась через плечо. Строгое лицо доктора Ливингстон заставило Крёнен занервничать. Она чуть поёрзала на кушетке, о чего её едва ли не болезненная худоба стала ещё заметнее.
[indent] В ответ на пояснения шотландки немка лишь молча кивнула. Она и сама помнила что-то подобное из разговоров родителей. Перспектива становиться живым барометром её отнюдь не вдохновляла, но вслух жаловаться на жизнь рыжая не стала, лишь едва слышно мрачно вздохнув. Впрочем, всерьёз задуматься об этом она не успела – строгий вопрос молодого врача заставил её чуть заметно покраснеть.
[indent]  – Я делала себе перевязки сама, – негромко произнесла немка. – Бинты кончились у меня четыре дня назад, но рана уже почти зажившей выглядела, поэтому я новые покупать не стала, – она неуклюже развела руками, от чего стала похожей на распластавшегося на берегу тюленя. Уточнять, почему она не приходила все эти дни в больницу, где явно не было проблем ни с лекарствами, ни с перевязочным материалом, Крёнен не стала. Меньше всего ей хотелось перед кем бы то ни было плакаться о том, каким взглядом её провожает теперь едва ли не каждый второй прохожий.
[indent] Внезапная боль заставила её дёрнуться и даже негромко застонать. Аккуратные пальцы доктора Ливингстон надавили на злополучный шрам сильнее, нежели облегающие кожаные штаны, под которыми шрам лишь ныл, пусть и ощутимо, но вполне терпимо.
[indent]  – Больно! – чуть запоздало произнесла строптивая пациентка, но доктор, явно понявшая это и так, внезапно озвучила вердикт, заставивший её замолчать, не то в задумчивости, не то от страха. Перспектива вновь оказаться на операционном столе была ей отнюдь не по душе, а вот возможность немного отлежаться в больничной палате могла хотя бы ненадолго отодвинуть решение всех её многочисленных проблем. Вопрос был лишь в том, чем это обернётся в итоге. С одной стороны, она смогла бы сэкономить хоть что-то из своих и без того незначительных сбережений, попутно спрятавшись от молвы, пока в городе не утихли разговоры об убийствах в лесу и ограблении злополучного музея. С другой – хоть она и успела внести предоплату за съёмную квартиру на месяц вперёд, стоило озаботиться поисками новой работы уже сейчас, чтобы не остаться без денег в августе.
[indent] Крёнен вновь поёрзала на кушетке.
[indent]  – У меня хватает проблем и без этого шрама, – произнесла она, наконец. – Ложиться в больницу обязательно мне?

+1

7

- В следующий раз, если заметите какие-либо изменения, или вас будет что-то беспокоить, лучше сразу обращайтесь к врачу, - мягко замечет Лора. С одной стороны, ей было вполне понятно нежелание пациентов лишний раз появляться в больнице – это порой занимает и в самом деле довольно много времени, а его, как правило, просто нет. И все же когда речь касалась здоровья, затягивать не стоило – лучше перестраховаться, чем потом жалеть, что обратился к специалисту слишком поздно.
- Понятно, - чуть заметно хмурясь, Лора беззвучно вздыхает. «Сама». Многие пациенты очень любили заниматься самолечением и, если иногда – в случае легкой простуды, например, или редкой головной боли, это было понятно и очевидно, то чем они руководствуются в подобных случаях, девушка не понимала. Но результат, как говорится, был налицо, вернее, в их ситуации не совсем на лицо.
- Почему вы не пришли в больницу, когда закончились бинты? Просто делать перевязки - мало, у вас довольно серьезная травма, ее следовало бы осматривать и обрабатывать. Вас же предупреждали об этом? – судя по тому, что Лора читала в медкарте девушки – предупреждали. Конечно, она уже человек взрослый, и сама вправе решить, следовать ли ей предписанием врача или игнорировать их. Но, к счастью, врачи не несли ответственности за осложнения, случавшиеся по вине самих пациентов, именно поэтому все этапы лечения и  фиксировались всегда в мельчайших деталях, Лора не знала ни одного адекватного врача, готового рисковать лицензией.
- Да, мисс Крёнен, я знаю, - отвечает Лора, впрочем, без какого-либо осуждения в голосе, даже немого сочувствую девушке. Она понимала, что той больно, и, какими бы не были обстоятельства, приведшие к этому, Лора никогда бы не позволила бы зародиться даже зернышку злорадства. Даже в ее пока совсем недолгой практике пациенты попадались всякие, нередко встречались и те, с кем было не слишком-то приятно общаться. И, как бы там не было, все они имели право на одинаково качественную помощь и одинаково доброжелательное отношение. Последнее – по крайней мере в той степени, в которой этому обязывали должностные инструкции.
- Я сделаю вам обезболивающий укол, он должен быстро помочь, - обещает Лора, - В вашей карте этого не указано, но я должна уточнить еще раз, есть ли у вас аллергия на какие-либо препараты. В прошлый раз или когда-нибудь раньше, вы испытывали зуд, тошноту, слабость во время лечения?
Лора уже сверилась с медицинской карточкой и знала, что девушке кололи в прошлый раз, так что, в принципе, не видела смысла назначать ей что-то другое, но уточнить была обязана.
Вопрос, заданный девушкой, снова заставляет Лору вздохнуть про себя – неужели она стала бы тратить время впустую, если бы не считала, что госпитализация действительно необходима?
- Да, я считаю, что это обязательно. Ваш шрам сильно воспалился, он плохо заживает и гноится. Это достаточно серьезно, самостоятельно лечиться вы не сможете.

+1

8

[indent] Рыжая оглянулась через плечо, пытаясь поймать взгляд доктора. В её зелёных глазах блеснуло подобие стыда.
[indent]  – Я родилась в семье врачей, и таким азам профессии, как наложение и снятие повязок, элементарная обработка ран и тому подобное, меня ещё в далёком детстве научили, – едва заметно нервничая, произнесла она. – Родители хотели, чтобы я по их стопам пошла, вот я и, что со всем сама справиться сумею, подумала. И, если не ошибаюсь, с одним из шрамов у меня это, всё-таки, получилось. Что ж, значит, я себя переоценила. Как обычно, – в голосе Крёнен появилась искренняя досада.
[indent] Она хотела было отвернуться, но передумала и так и осталась в не самом удобном положении, опасно вывернув шею и скосив глаза на девушку-хирурга, не то желая что-то понять по её мимике, не то – хоть как-то понаблюдать за её действиями.
[indent]  – Не беспокойтесь, доктор Ливингстон, – без промедления ответила рыжая на новый, но вполне предсказуемый вопрос. – У меня нет никаких аллергий. По крайней мере на лекарства, – она ободряюще улыбнулась, хотя прекрасно понимала, что доктор и без того вполне уверена в себе.
[indent] Однако стоило доктору Ливингстоун озвучить вердикт, и улыбка тут же пропала с бледного лица пациентки. Девушка вновь надолго замолчала, а её высокий лоб прорезали глубокие морщины. Она прекрасно понимала, что Ливингстон права. Более того, не реши она заниматься самолечением после первого ранения, а останься в стационаре, как на том настаивал хирург, всего пережитого ею в лесу кошмара, а заодно и неудачного ограбления музея могло бы и не быть. Вот только теперь всё это уже не имело особого значения – всё уже произошло. Крёнен тяжело вздохнула.
[indent]  – Я понимаю, – чуть неуверенно произнесла она, – Но, быть может, смогу я амбулаторно лечиться? Приходить на уколы и перевязки, как это раньше делать должна была? – немка сделала паузу, вновь что-то обдумывая. – Я потеряла работу, – заметно тише добавила она, наконец. – И мне найти новую как можно скорее теперь необходимо.

+1

9

Пациенты – как и все люди, в общем-то, всегда находили себе оправдание, когда что-то случалось. «Я не думал, что все так плохо, доктор», «Но я же почитал в интернете, что нужно делать при подобных симптомах», «Моя подруга сказала, что…», «Вы что же, считаете, что я ничего не понимаю», и все в таком духе. Или, вот вам, пожалуйста – «меня научили, и я решила, что справлюсь сама». Высказывать свое мнение вслух Лора, конечно, не стала – мотивы своей пациентки она уже поняла, поэтому смыла в долгой дискуссии совершенно не видела.
- Отлично, - Лора удовлетворенно кивает и, подготовив шприцы с антибиотиком и обезболивающим, возвращается к пациентке, чтобы сделать уколы. Обезболивающее, конечно, не подействует мгновенно, но довольно скоро девушке станет легче – уж сидеть и ходить, по крайней мере, точно, сама-то проблема от одного укола никуда не денется.
- Я буду настаивать на вашей госпитализации, мисс Крёнен, - выслушав девушку, отвечает Лора. В какой-то степени она, конечно, понимала ее, да и не так-то многие могут себе позволить незапланированный отдых, пусть и на больничной койке. И все же в данной ситуации Лора считала, что – в интересах благополучия пациента - ему лучше оставаться в больнице. Судя по медицинской карточке, мисс Крёнен уже дважды выписывалась, так до конца и не долечившись, поэтому верить ей на слово Лора не могла.
- Ваш шрам в очень нехорошем состоянии. Если что-то снова пойдет не так, мисс Крёрен, то лечение будет уже куда более серьезным, чем требуется вам теперь, и тогда о работе вам точно думать не придется, - Лора и в самом деле не думала, что девушке придется задержаться в стационаре действительно надолго.
- Но, конечно, вы взрослый человек, и насильно вас здесь удерживать никто не станет, поэтому окончательное решение только за вами, но обдумайте его хорошенько.

+1

10

[indent] При виде шприцев Крёнен поёжилась и поспешно отвернулась от Ливингстон, уткнувшись лицом в сложенные руки. Она почти панически боялась ос и их летучих родственников, а заодно и медицинских иголок, и потому очень не любила уколы, предпочитая зажмуриваться, если избежать неприятной процедуры было невозможно. Прикосновение пропитанной спиртом ватки заставило ягодичные мышцы девушки инстинктивно напрячься, от чего первый укол, вероятнее всего бывший обезболивающим, стал только больнее. Рыжая чуть слышно ойкнула, но сумела подавить желание дёрнуться. А вот введение антибиотика, который обладал ещё и весьма ощутимым местным раздражающим действием, заставило её застонать заметно громче и сильно сжать руками края кушетки. На бледном лице вспыхнул  румянец – немке стало стыдно за продемонстрированную слабость.
[indent]  – Спасибо, – стараясь говорить привычным тоном, произнесла она, вновь обернувшись через плечо.
[indent] Зелёные глаза пациентки поймали строгий взгляд доктора, но не моргнули и не потупились. В них не было ни вызова, ни насмешки, ни раздражения. Лишь какая-то почти обречённая уверенность, медленно сменяющаяся глубокой задумчивостью. Крёнен прекрасно понимала, что Ливингстон права – сбегать из больницы с гноящейся раной было не слишком умно, а глупостей она наделать уже успела столько, что хватило бы на всех жителей Штормового острова. Возможно, не вылети она из паба, и амбулаторное лечение имело бы хоть какой-то смысл – оно повысило бы её шансы не потерять работу, но сейчас ей, скорее, следовало, наоборот, на какое-то время исчезнуть, спрятавшись за стенами больницы, пока всё не уляжется. Другой вопрос, что в таком маленьком городе, как Северный Солуэй, столь громкие события забывались очень медленно.
[indent]  – Возможно, мне о работе и так забыть придётся, – мрачно произнесла девушка. – Знаете вы – я двух человек убила? Конечно знаете! Весь город знает! – в её голосе появились истерические нотки. – А если не найду я новую работу в течение месяца, то уже в августе на улице окажусь! Никто не заплачет, если я заживо из-за загноившегося шрама сгнию, не так ли? – её лицо раскраснелось ещё сильнее, теперь уже не от стыда, а от истерики. Пальцы на её правой руке вдруг чуть сжались, словно она что-то в ней держала, а указательный характерно дёрнулся. Взгляд её зелёных глаз затуманился, но вдруг резко прояснился, а лицо почти мгновенно побледнело. – Простите! – почти испуганно произнесла внезапно рыжая.

+1

11

Лора заметила, что девушка, кажется, боится уколов, и это ее ничуть не удивило - доводилось встречаться с подобным и раньше. Более того, Лора встречала и тех, кто терял сознание от одного только вида шприца, или при виде пробирки, наполняющейся кровью – как правило, это были взрослые пациенты. Сама Лора крови не боялась, кажется, никогда, да и брезгливой тоже не была. Поэтому даже в самом начале своей учебы довольно спокойно воспринимала все, что им показывали и рассказывали, хотя даже среди их однокурсников были те, кого мутило на первых лекциях по анатомии, а из морга некоторых так и вовсе выводили подышать.
Лора знала, что девушке больно – некоторые уколы, как не старайся, всегда выходили довольно болезненными, но лечиться ей, так или иначе, было нужно – в стационаре можно было бы поставить катетер, чтобы потом вводить лекарство внутривенно, но пока что пациентка не была в стационаре. 
- Я обработаю вам шов и наложу повязку. Мазь может щипать, это немного неприятно, но быстро проходит, - предупреждает Лора. Ей было жаль девушку, несмотря на то, что та была, по большому счету сама виновата в том, что рана не заживает, как следует. Но Лора уже высказалась по этому поводу, и повторяться нужным не считала, -  Не снимайте повязку сами, постарайтесь не намочить, да и вообще лучше поменьше беспокоить рану, - сообщает Лора, когда все закончено.
Внезапная исповедь несколько обескураживает, хотя внимание Лоры привлекает не столько то, что говорит девушка, а скорее то, как она это говорит. Это окончательно убеждает в том, что пациентке лучше остаться в больнице, хотя бы на недолгий срок. Появились у нее и еще некоторые догадки по поводу пациентки, но их Лора обсудит потом и не с ней.
- Я врач, а не судья, мисс Крёнен, разбираться в случившемся – не мое дело, - и Лора, откровенно говоря, меньше всего хотела судить девушку и строить догадки о том, что могло случиться в лесу на самом деле. Ее там не было, и на этом все. Конечно, обо всем, что случилось, Лора слышала и, более того, знала даже несколько больше, чем ее пациентка могла бы предположить. Сообщать об этом девушка, конечно, не собиралась, пусть все случившееся и затрагивало теперь ее лично, сегодня их отношения складывались исключительно в позиции врач-пациент, и преступать через эту черту Лора считала неправильным.
- Мисс Крёнен, я все же буду настаивать на том, чтобы вы остались в больнице, хотя бы на эту ночь. Если завтра утром ваше состояние будет лучше, можно будет обсудить амбулаторное лечение, но сейчас это может вам навредить. Вам не обязательно возвращаться сейчас домой за вещами, - Лора, если честно, не отпустила бы пациентку даже за этим – наверняка не вернется,  - Мы выдадим вам все необходимое.

+1

12

[indent] Несмотря на то, что уколы она перенесла отнюдь не стоически, когда дело дошло до непосредственной обработки раны, немке удалось совладать с собой, и она уже не стонала и не дёргалась, хотя процедура, даже несмотря на обезболивающее, была отнюдь не из приятных. Выслушав Ливингстон, она кивнула и осторожно села на кушетке.
[indent]  – Похоже, бикини мне уже никогда не носить, – негромко проворчала она и покачала головой. – Я поняла всё. Пожалуйста, передайте мои извинения врачам, которые мою жизнь и ногу спасли, за то, что я так бездарно с их работой поступила, доктор Ливингстон, – добавила Крёнен после долгой паузы и потянулась за штанами. – Наверно, следовало мне сегодня юбку надеть, – смущённо пробормотала она, осторожно одеваясь. Облегающие штаны грозили потревожить повязку, но выходить из больницы без них рыжая не собиралась из элементарных соображений приличия. Конечно, в палате они ей вряд ли бы понадобились, но госпитализация никак не укладывалась в планы строптивой пациентки.
[indent] Шотландка отреагировала на её короткую истерику не более чем профессионально, но на бледном мрачном лице немки вдруг расцвела робкая благодарная улыбка. После всего, что ей пришлось выслушать в свой адрес за последнюю неделю, даже простое нежелание судить её казалось девушке если не поддержкой, то уж точно верхом объективности.
[indent]  – Спасибо, – произнесла она чуть дрогнувшим голосом. – Почти все на этом острове осудили меня уже. Да, да, я сама виновата в том, что так их настроила, но их, подобно диким зверям, по лесу не гнали, кровь пустив, – рыжая обняла себя за плечи и ссутулилась, по её худому телу пробежала крупная дрожь. Казалось, она сейчас заплачет.
[indent] С минуту немка так и сидела на краю кушетки в наполовину надетых кожаных штанах, устремив затуманившийся взгляд зелёных глаз куда-то одновременно и на шотландку, и сквозь неё. Казалось, ещё немного, и она так и рухнет на пол, окончательно потеряв сознание, но голос доктора Ливингстон внезапно вывел пациентку из своеобразного ступора. Рыжая вздрогнула и вдруг покачала головой.
[indent]  – Доктор Ливингстон, мне нельзя в больнице оставаться, – негромко, но жёстко произнесла она. – Дело не только в том, что мне новую работу необходимо найти. Я не могу долго в четырёх стенах находиться. Они давят на меня. В квартире ли, в больничной ли палате, я себя так, словно меня уже осудили и в тюремную камеру посадили, чувствую. Я думала, что теперь леса бояться буду, но нет, я в клетке оказаться боюсь, – бледное лицо Крёнен исказил неподдельный ужас, почти сразу же вновь уступивший место мучительной задумчивости, а её прояснившиеся зелёные глаза буквально впились в лицо Ливингстон. – Я помню вас, – почти прошептала вдруг рыжая. – Я помню ваше лицо, ружьё в мои руках. Но откуда? Их было только двое, и вас с ними никак не могло быть. Но вы были там. Не с ними. Нашли вы меня в лесу? – в голосе девушки вновь появились истерические нотки.

0

13

- Ничего страшного, когда ваш шрам окончательно заживет, можно будет подумать и о том, как сделать его менее заметным. Некоторые косметические процедуры покрывает страховка, - успокаивает пациентку Лора. Конечно, пациентке сейчас стоило бы думать не о том, как ее зад будет выглядеть в бикини, но, как девушку, она могла ее понять – никому не захочется, чтобы твое тело украшали шрамы, тем более – такие шрамы.
- Чуть более просторные штаны тоже подойдут, - предлагает Лора компромиссный, на ее взгляд, вариант. Она не была сколь-нибудь знакома с мисс Крёнен, но могла предположить, что юбки, вероятно, не самая ходовая часть ее гардероба.
- Хорошо, я обязательно передам все врачу, - обещает доктор. О, она обязательно обсудит этот визит, и вовсе не для того, чтобы передать слова благодарности.
Когда с медицинскими манипуляциями покончено, Лора снимает и выбрасывает в урну использованные перчатки, моет и вытирает руки, а затем возвращается за письменный стол.
- Думаю, что это не так, мисс Крёнен. Но то, чего мы не хотим слышать, мы всегда слышим лучше всего другого, - отвечает Лора, внимательно присматриваясь к девушке. Она – доктор была в этом уверена – была совершенно не в том состоянии, когда человек может справиться со всем самостоятельно. Не только потому, что ей нужны лекарства и процедуры. Лора не была уверена, что эта девушка не навредит себе еще больше намеренно.
- Мисс Крёнен, - едва пациентка замолкает, говорить начинает Лора: - Все это вам, так или иначе, придется перетерпеть. У нас здесь не клетка, и никто не запирает вас здесь силой, вы можете подписать отказ от госпитализации, но сами вы, так или иначе, с этим не справитесь, - Лора собиралась было продолжить, но не успела. Пациентка уставилась на нее так, словно увидела перед собой призрак прошлого, и очень скоро – и очень некстати – выяснилось, что почти это она перед собой и увидела. Лоре пришлось мысленно сосчитать до пяти – чтобы взять себя в руки, и чтобы решить, что отвечать девушке.
- Там, у леса, все еще территория нашей фермы. Я гуляла с собакой, когда нашла вас, - коротко поясняет девушка. Меньше всего ей хотелось сейчас обсуждать это день с пациенткой, которая и так уже была на грани истерики.
- Мисс Крёнен, извините, но я не имею право обсуждать это с вами, - до сих пор они не переходили за грань общения врача и пациента, и Лора не намеревалась делать этого и теперь, тем более, что и в самом деле не имела права обсуждать случившееся.
- Мисс Крёнен. Я думаю, сейчас вам лучше остаться в больнице. Вы пробудете здесь хотя бы до вечера, а переночевать сможете дома.
К тому времени девушка хотя бы сможет успокоиться – Лоре все больше казалось, что выйди мисс Крёнен из больницы прямо сейчас, все это непременно чем-нибудь закончится.

+1

14

[indent] Крёнен коротко кивнула и кисло улыбнулась.
[indent]  – Я полагаю, мне всё равно ещё месяц или два этого ждать придётся, – она чуть слышно вздохнула. Хотя рыжая упорно делала вид, что её не слишком волнует собственная внешность и почти что прятала свою женственность за брутальными костюмами и грубоватыми манерами, она всё равно оставалась девушкой, пусть уже и не очень молодой. – Да, вы правы, – вновь кивнула рыжая в ответ на замечание доктора Ливингстон. – Мне следовало самой догадаться, – она осторожно натянула злополучные штаны, ухитрившись не потревожить повязку.
[indent] Внимательный взгляд доктора показался балансировавшей на грани истерики пациентке пронизывающим. Она чуть ссутулилась и крепче обняла себя за плечи, а её зелёные глаза забегали по процедурному кабинету, словно боясь встретиться с проницательными голубыми глазами Ливингстон, но то, как они останавливались на всём, что хоть как-то можно было использовать в качестве оружия, подсказывало, что рыжая пыталась найти хоть что-нибудь, чтобы защититься. Вопрос был лишь в том, зачем оно ей – просто, чтобы почувствовать себя хоть немного защищённой, или же она всё-таки решила, что девушка напротив неё – пособница тех, с кем ей пришлось столкнуться в лесу, и теперь захотела довершить начатое. И всё же спокойный голос доктора Ливингстон смог вернуть напрягшейся, словно сжатая пружина, Крёнен способность мыслить хоть немного критически. Она помотала головой и как-то обречённо кивнула.
[indent]  – Да, – в голосе рыжей почти не осталось эмоций. – Я не справлюсь. Я не справилась уже. Мне снится каждую ночь, как меня по лесу гонят, я кровь теряю, а лес мне, чтобы я за него отомстила, шепчет и обещает от любых бед за это укрыть. Но хуже всего то, что, когда я просыпаюсь, то, что тогда правильно поступила, понимаю… – немка осеклась и виновато посмотрела на шотландку. – Простите. Я не должна вас этим грузить была, – чуть дрожащим голосом произнесла она. – Я хочу сказать только – большое спасибо. Я – ваша должница, – Крёнен вновь замолчала и обвела процедурный кабинет рассеянным взглядом, уже ни на чём не задерживая подёрнувшиеся туманом зелёные глаза. – Вы правы, доктор Ливингстон, – произнесла она после долгой паузы. – Я останусь в больнице, но только до вечера. Если только не станут другие пациенты возражать, что меня рядом с ними положат.

Отредактировано Undine Kroenen (2017-12-27 15:49:20)

+1

15

- Ну, во всяком случае в нашем климате вы не многое теряете, едва ли вам пришлось бы бывать на пляже каждый день, - Лора чуть улыбается, пытаясь подбодрить пациентку. Может статься, конечно, что девушка купалась в любую погоду, но так или иначе, даже в самые жаркие летние дни здесь, на острове, купались далеко не все – море редко прогревалось достаточно, хотя, конечно, местные жители, не изнеженные мягким южным климатом, были ко всему этому куда как привычны.
Лора не могла не заметить беспокойство пациентки. Девушка не знала наверняка, чем именно оно вызвано, но полагала, что в жизни мисс Крёнен достаточно для того поводов.
- Ничего страшного, - заверяет Лора, между делом заполняя документы пациентки. Лора делает в них несколько дополнительных пометок – потом, когда амбулаторный прием кончится, Лора поднимется обратно в отделение, и обсудит все подробнее.
Ей и в самом деле не хотелось слышать всего этого – не только потому, что она, действительно, не должна была обсуждать всего этого. Лора давно поняла, что лучше всего держаться подальше от личной драмы пациентов и заниматься непосредственно своей работой. Конечно, это не значило, что стоит оставаться безразличным ко всему, вовсе нет – они, в конце концов, работали с живыми людьми. Но если человеку можно было помочь и иначе, не становясь непосредственным участником его горя, Лора предпочитала так и поступать.
- Я понимаю, что вам сейчас нелегко, мисс Крёнен. Я обсужу все с вашим лечащим врачом, и мы решим, чем еще можем вам помочь. Мнение других пациентов, в любом случае, не должно вас сейчас волновать. Это больница, а не частное учреждение, - Лора закрывает папку с документами, а потом звонит наверх, чтобы сообщить о том, что в хирургию поступает мисс Крёнен.
- За вами сейчас спустятся, мисс Крёнен. У вас есть еще какие-то вопросы ко мне?

+1

16

[indent] Во взгляде, которым Крёнен ответила Ливингстон, причудливо смешались благодарность, какая-то непонятная настороженность и почти обречённая усталость.
[indent]  – Помочь мне? – без тени насмешки или злобы переспросила она. – Можно ли мне помочь? Тюрьма или сумасшедший дом ждут меня, не так ли? – девушка тяжело вздохнула, но тут же вновь виновато посмотрела на интерна. – Простите. Это зависит, всё равно, не от вас, а моё нытьё, наверно, вам уже давно надоело, – она робко улыбнулась, не то виновато, не то ободряюще. – Я знаю, насколько надоедливыми пациенты быть могут – родители таких при мне за столом обсуждали, а иногда и мне самой рассказывали. Я не думала никогда, что одной из них когда-нибудь стану, – рыжая развела руками.
[indent] Она осторожно поднялась с кушетки и прошлась по процедурному кабинету. Небольшую хромоту, бросавшуюся в глаза при её появлении, как рукой сняло. Робкая благодарная улыбка на бледном лице немки стала смелее.
[indent]  – Ещё раз большое спасибо, доктор Ливингстон, – уже заметно веселее произнесла она. – Я чувствую себя гораздо лучше, – рыжая осторожно провела ладонью по штанам, проверяя, не сбилась ли повязка.
[indent] Глядя на то, насколько уверенной стала её походка, и как она ссутулилась, стоило доктору Ливингстон позвонить в отделение, впору было начать опасаться, что Крёнен вновь начнёт яростно отказываться от госпитализации, на которую только что настолько внезапно согласилась, однако вместо этого она лишь вновь присела на край кушетки, скрестив руки на груди.
[indent]  – Вы ведь дочь Джорджины Ливингстон и сестра Терезы, не так ли? – осторожно спросила рыжая. – Простите, если я ошиблась, и моё любопытство тоже. Сдаётся мне, мои дни на Штормовом острове сочтены, а если я в больнице задержусь, то уже сама это сделать не успею. Пожалуйста, передайте Терезе мой привет, а вашей матери – мои извинения за тот инцидент на Дне Независимости, – бледное лицо девушки залилось стыдливым румянцем.

+1

17

Ситуация была явно не той, когда можно было просто сказать «не волнуйтесь, все как-нибудь наладится», Лора отлично понимала, что даже если с точки зрения закона девушка окажется невиновной, все остальное – включая воспоминания – никуда не денется.
- Я не знаю, мисс Крёнен. Но вы все еще здесь, а не в тюрьме или сумасшедшем доме. Наверно, это должно вас несколько обнадеживать, - Лора не знала, да и, если честно, не хотела думать о том, что ждет эту девушку и чем закончится вся эта нашумевшая история. Она и без того оказалась во всем этом задействована, и Лора предпочла бы, чтобы этим все и ограничилось.
- Ничего страшного. Всем иногда хочется выговориться, - снова повторяет Лора. О том, что пациенты бываю весьма настырными она, в отличие от мисс Крёнен, знала об это не понаслышке, а давно уже убедилась на личном опыте. Иногда от таких хотелось сбежать, а иногда… иногда всем хотелось просто выговориться.
- Обезболивающие начало действовать, - поясняет Лора, хотя это и так, должно быть, было очевидно. Если бы пациентка не занялась самолечением, то уже давно бы чувствовала себя достаточно хорошо и, возможно, не нуждалась бы в медикаментах вовсе. Судя по всему, терпеть девушка умела, и вряд ли глотала таблетки, стоило кольнуть в боку.
- Но вы все равно все еще должны задержаться в больнице, - тут же добавляет девушка. Очень многие пациенты считали, что если больше не болит, то и продолжать лечение уже не надо, и у Лоры были все основания предполагать, что и мисс Крёнен решит, что уже достаточно здорова.
- Хорошо, передам, - обещает Лора – о том, что Тереза была знакома с мисс Крёнен, Лора не знала, но удивления у нее этот факт не вызывал. Так или иначе, здесь все друг друга знают. А вот об истории на ярмарке она уже даже слышала. Забавно все, все же, складывалось. Лора уже стала было отвыкать от особенностей жизни в так крошечном городе, но всего за несколько дней с лихвой успела наверстать все, что упустила за последние годы.
- Я еще зайду к вам позже, - обещает Лора.
В дверь, тем временем, постучали, и вошла медсестра, толкавшая перед собой – на всякий случай – инвалидное кресло. Девушку ведь госпитализировали в хирургию, а туда многие зачастую не могли дойти самостоятельно.

Отредактировано Laura Livingstone (2018-01-05 10:19:56)

+1

18

[indent] Ответом интерну вновь стал полный искренней благодарности, немного неуверенный взгляд. Нетрудно было догадаться, что привыкшая полагаться во всём на себя, демонстративно презирающая жалость, гордая немка всё же достигла того предела прочности, когда, хотелось ей того или нет, она уже не могла обойтись без даже такой поддержки, шла ли та от чистого сердца или от профессионального долга. Да и принять её ей было куда легче от незнакомого человека, нежели от кого-то из друзей или, тем более, родных.
[indent]  – Наверное, это смешно, – задумчиво произнесла она. – Я не пыталась никогда в Северном Солуэе своей стать, а теперь это место своим домом ощущаю. Имею ли я право так говорить? – рыжая чуть слышно вздохнула. – Да, всем хочется иногда выговориться, – повторила она за Ливингстон. – Но вы – хирург, а не психотерапевт и, тем более, не священник, вы всё это выслушивать не обязаны. Спасибо, – Крёнен кивнула и вновь поднялась с кушетки.
[indent] Она не стала мерить процедурную шагами, а лишь расправила плечи и чуть потянулась. На её бледном лице вновь появилась тень сомнения, но рыжая лишь молча кивнула в ответ на очередную попытку интерна убедить её в своей правоте. А потом ещё раз, уже в знак благодарности. Она хотела было что-то сказать, но в этот момент за ней пришли.
[indent]  – Добрый день, – Крёнен обернулась к медсестре и покачала головой. – Нет, нет, спасибо. Я дойду до палаты сама, если доктор Ливингстон не возражает, – она вопросительно посмотрела на интерна.

+1

19

Лора, если честно, смутно себе представляла, чем руководствовалась мисс Крёнен, перебираясь жить в их крошечный город. Если кто-то здесь и думал о переезде, то скорее стремился оказаться где-то на большой земле, в большом городе, с нормальной, хорошо развитой инфраструктурой, круглосуточно работающими заведениями любого рода и предназначения. С хорошими перспективами, в конце концов. Далеко ходить не надо, Лора и сама вот уже почти восемь лет не жила дома, и с каждым годом возвращалась сюда все реже. Не потому, что не хотела строить свое будущее здесь. Просто так сложилось. И, тем не менее, возвращаясь сюда, она каждый раз возвращалась домой. Лора привыкла в жизни в Эдинбурге, но дом все равно оставался домом.
- Я врач, - просто отвечает Лора, ничего больше не поясняя. Если бы все было так просто. Хирурги только режут, акушерки молча помогают детям появиться на свет, травматологи занимаются сломанными конечностями. Но все они работали с живыми людьми, благополучие и здоровье которых крайне редко зависело только от медикаментов или оперативного вмешательства.
- Да, конечно, - соглашается Лора, - Вы можете дойти и самостоятельно, - больница у них, в конце концов, была совсем небольшой, да на второй этаж можно подняться на лифте. К тому же, с пациенткой все равно будет медсестра, и Лора знала наверняка, что, что бы ни случилось, пациент в надежных руках.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Шрамы навсегда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC