В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ
ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Никто и не заметит


Никто и не заметит

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s9.uploads.ru/t/CUvIu.gif
Рано или поздно приходится пересмотреть свои взгляды на жизнь, переступить через себя, стать чуточку посмелее, даже если тебе всего двенадцать

Солуэйский порт, море, Королевский детский госпиталь Абердина, 11 июля

Скотт и компания, Боббит, Дженсен МакКенна и Ниша Лоуренс

+3

2

Черт знает что творилось в голове Скотта. Это началось не вчера, не неделю назад и даже не после страшной ночи в колодце. Раньше, гораздо раньше. Просто Годфрей активно противился в этом признаться, не осознавая, что делает хуже в первую очередь себе самому. Что под "этим" подразумевалось не сказал бы и сам Скотт. Правда, четко знал, как следует поступить. Он совсем уж как-то тяжело вздохнул для ребенка своих лет и спрятался в темноте оконного проема домика на дереве, откуда наблюдал за матерью, которая выруливала на проселочную дорогу, ведущую в город. Как будто она могла его заметить. Линда Годфрей имела обыкновение рано выходить на работу. Сегодняшний день не был исключением, так что Скотт имел в запасе еще по крайней мере час, чтобы добраться до пристани и определиться с тем, какая стратегия попадания на корыто старого Боббита в итоге окажется наиболее подходящей. У него уже были кое-какие мысли на этот счет. Оставалось только подгадать удачный момент. Накануне он провел в разведке около двух дней. Одним словом, проделал основательную подготовку. А что еще оставалось, когда уже принято окончательное решение, подкрепленное ссорой со Скофилдом и Большим Кирстом. Все мосты, как говорится, были сожжены. Если бы не та вспышка ярости, сидел бы дальше, снедаемый совестью, сомнениями и страхом. Впрочем, теперь он боялся не меньше, но уже совсем другого. А еще щеки горели от предвкушения настоящего приключения!
Убедившись, что никто не палит, Скотт водрузил за спину рюкзак и полез вниз, где его уже ждал старый-добрый велек. Мамину Ниву Годфрей не догнал, даже если бы очень захотел, поэтому не было никакого смысла давать ей большую фору. Он ожесточенно крутил педали, периодически налегая на руль для ускорения. В черте города Скотти несколько поумерил свой пыл, буквально затылком ощутив слежку. Вот только паранойи для полного счастья не хватало! Малец примотал своего верного железного коня у книжного магазинчика на главной улице, и дальнейший путь держал пешком. Пока все шло по плану.
Но так ли хорошо был продуман этот план? Папа учил его играть в шахматы, и Скотт знал, как ходит та или иная фигура, однако на этом его стратегические познания заканчивались. Шаг влево, шаг вправо - и конец всей затее. Скотти покрепче уцепился за лямки рюкзака и прибавил уверенности в шаге. Ниша. Раз его лишили возможности повидать Лоуренс, пока  она находилась на одном с ним этаже, значит он проявит эту самую пресловутую самостоятельность, о которой ему вечно твердили, когда нужно было, к примеру, убрать какахи за Буллитом или покормить кур, и навестит Нишу в Абердине. Просто убедится, что с ней все в порядке. Он ощущал в этом физическую потребность. А ведь, если бы не странное мамино поведение, никакого путешествия, скорее всего, и не состоялось. Когда детям подчеркнуто запрещают что-либо, естественная реакция на запрет - сделать все с точностью до наоборот. Этого эффекта, очевидно, и добилась доктор Годфрей, искренне полагая, что поступает правильно, когда совершенно сознательно лгала сыну.
В рюкзаке весело позвякивала бутылка в форме фляги со светлой этикеткой. Скотт не собирался два часа, если не больше, ныкаться среди ящиков. Он так со скуки помрет. А у Бо в запасе должны были быть какие-нибудь морские байки, может, не так много, как у Роберта Чейза, но почесать языком тот явно был не дурак. А непочатая бутылка предположительно дорогого коньяка, умыкнутая из самых недр родительского бара была призвана не только обеспечить билет, причем в обе стороны, но и расположить старика к интересным разговорам. В общем, Скотт искренне полагал, что плата эта вполне себе стоящая. Тем не менее, малец условился все же подстраховаться и обозначить свое присутствие строго после того, как баржа отплывет от Штормового на приличное расстояние, дабы исключить вероятность немедленной депортации.

- Давай реще! - подгонял Энди, несмотря на то, что семенил позади. Его раскрасневшееся лицо было красноречивее любых слов. И нет, оттенок спелого помидора был вызван не только быстрой ходьбой и нехваткой кислорода. Большой Кирст злился. Он злился с того самого дня, когда Скотт Годфрей начал нести эту чушь о том, что Ниша-мать-ее-Лоуренс не заслужила такого обращения, или что он там имел в виду, когда завизжал, как девчонка, стоило только упомянуть ее имя всуе. Навестили, друга, называется!
Не только Скотт провел эти дни в разведке. Энди, не обремененный домашними заботами и, если уж на то пошло, страстно желавший находиться везде, где только можно, лишь бы подальше от папаши, вел собственное расследование. Поначалу пухлый не мог поверить в то, что Годфрей не тронулся умом, не блефует и действительно собирается сбежать с острова только ради того, чтобы навестить Лоуренс. Большой Кирст не имел ничего против первого, ибо это было его заветной мечтой, но второе вызывало у него бурю негодования. И сейчас он изо всех сил пыхтел, пыжился и старался не сильно отставать от Эдварда Скофилда, чей темп оказался заметно выше его собственного. Они двигались к пристани по альтернативному пути, и он не был ни короче, ни удобнее того, который выбрал для себя Скотт. Впрочем, преследователи, как и Скотт, знали, когда отчаливает баржа старика Боббита, а потому также имели возможность оказаться на месте заранее.
- Давай сюда, - выдохнул Энди, пальцем-колбаской указывая на прореху в стройном ряду забегаловок, где стояли мусорные баки.
Засада была идеальная, оставалось только ждать. И много времени на это не ушло. Опустив голову и втянув ее в плечи, Скотт целенаправленно шагал мимо закусочных к пристани, рассчитывая на то, что напряжение послужит ему мантией-невидимкой. Оказавшись за спиной Годфрея, Кирст свистнул так, что тот аж подпрыгнул.
- Куда-то собрался, Годфрей? Ничего не хочешь объяснить? - процедил Энди сквозь зубы, буравя Скотта взглядом, словно собирался проделать в нем дыру.
- Черт, Эд, ну, у тебя же есть голова на плечах! - Игнорируя пухлого, Скотт умоляюще воззрился на лучшего друга.

Отредактировано Scott Godfrey (2017-12-17 13:28:45)

+3

3

[indent] Недавняя ссора со Скоттом не давала Эдварду покоя. Друзья всегда значились в списке ценностей мальчика на одном из первых мест, и размолвка с  одним из самых лучших доставляла почти физический дискомфорт. Голова у Скофилда пухла, будто от жужжания целого роя злых пчел, вьющегося рядом и не дающих покоя. Он всё прокручивал в голове ту ссору, лицо Годфрея, искаженное яростью, и даже почти начал склоняться к тому, что можно и первому сделать шаг навстречу другу. Ноту раздрая и сомнений в это решение вносил Большой Кирст, зудевший над ухом всякие гадости про Скотта. Нужно было расставить все точки над i.
[indent] Откуда Большой Кирст что прознал, так и осталось для Эдди загадкой. Нет, он и сам был в курсе намерений Скотта навестить Нишу Лоуренс в Абердине, но вот всех адресов-паролей-явок он не знал. Поэтому положился на Энди, который зуб давал, что Годфрей именно сегодня попробует уплыть на материк, чтобы проведать эту… В сердцах Большой Кирст выдал такую непечатную характеристику для слепой девчонки, что у Скофилда чуть уши в трубочку не свернулись. Пока они шли, почти бежали короткой дорогой к порту, Эдвард всё думал об этом. Думал о Скотте и Нише. И снова ловил себя на том, что той ссоре удалось заронить в его душу зерно сомнения.
[indent] Эдди никогда всерьез не ненавидел Лоуренс. Девчонка ему ничего такого не сделала. Да, жалкая, слепая, убогая – и далее по списку нелестных эпитетов, которыми её награждали жестокие сверстники. Но Скофилд бы даже не заметил её существования, просто прошел бы мимо неё, как мимо стенки, не утруждаясь тем, чтобы как-то к Нише относиться. Но все ребята в школе её недолюбливали, дразнили, задирали, а он находился как раз в том возрасте, когда мнение ровесников играет огромную роль. Поэтому мальчишка и поплыл на гребне общей волны: все не любят, значит и я буду.
[indent] – А ничего, что это ты от меня отстаешь? – резко, даже зло бросил Эдвард Большому Кирсту, вынырнув из своих мыслей. Тот натужно пыхтел, краснея и обливаясь потом, но всё равно шуршал шага на три-четыре позади своего приятеля. Не слушая, что Энди понесет дальше, Скофилд снова погрузился в раздумья. И опять в голову так и лезло одно большое «Зачем?». Зачем Скотту так остро потребовалось срываться к Нише? Подумалось, мало ли девчонке там совсем худо. Злым Эдди никогда не был, поэтому на какую-то минутку слепую даже пожалел. А потом мысли, как хомячок, который был у мальчишки в детстве и вечно строил планы побега, скакнули на другое: чем же эта Лоуренс так хороша, что Годфрею припекло сорваться к ней, рискуя получить знатный нагоняй от родителей. Ещё бы! Смотаться в Абердин, никого не предупредить. Санкции за подобную выходку будут самыми жесткими. Эдвард задумался, а стал бы Скотт так изворачиваться ради него? Или за друга бы так не переживал? Если бы Скофилд дал себе труд задуматься, то понял бы, что банально ревнует приятеля к мелкой слепой. Но сделать это ему помешал Большой Кирст, натужно прохрипевший сквозь одолевавшую его одышку, что надо спрятаться за мусорными баками, притулившимися в прорехе между стенами плотно стоящих друг к другу портовых забегаловок.
[indent] Место было выбрано действительно удачно: каким бы путём не шел Годфрей на баржу старого Боббита, а проскочить мимо у него бы не получилось. Просто потому, что больше на пристань было не пробраться нигде из-за всё тех же закусочных. Сидеть пришлось недолго: через какие-то минут пять на тротуаре нарисовался Скотт. Походка вороватая, голова втянута в плечи: то ли просто так трусит, то ли догадывается, что его пасут. В любом случае, всё уже решено.
[indent] Эдвард ткнул локтем в бок Большого Кирста, знаками показывая, чтобы тот пошевеливался и вылез из-за баков, как только их общий приятель пройдет. Сам же парнишка облез мусорки с другой стороны и вынырнул аккурат перед носом Годфрея, оглянувшегося на громкий посвист Энди.
[indent] – Для разнообразия, - почти покладисто согласился мальчишка. – И я, в отличие от тебя, ею думаю, - Эдди обжег друга взглядом, по-прежнему не давая ему пройти. Он изо всех сил старался забить на какое-то гаденькое чувство сродни неприязни к Нише и опасениям, что Скотт в итоге кинет своих товарищей ради общения с этой слепой. Первым делом надо было решать дело с тем, на какой риск прет Годфрей. Это же тебе не двойка за поведение, не неубранная комната и даже не затеянная в школе драка. Это выйдет покруче. – Ну-ка, пошли, поговорим, - Скофилд вместе с Большим Кирстом принялись теснить Скотта к мусорным бакам. – Давай, давай. Бить тебя не будем. Но нефига торчать на виду, - Эдди продолжал подпихивать друг к мусоркам, пока вся компания не оказалась под их прикрытием. Если продолжить тереться на открытом месте, то можно привлечь ненужное внимание со стороны взрослых. И это паршиво с учетом того, что задумал Скотт. Тут Скофилду в первый раз стукнуло в голову, что по-хорошему он сюда пришел не ещё раз разругаться с другом в пух и прах и не для того, чтобы не дать ему удрать. Он хотел поговорить и понять. Если Годфрей уверен, что ему так надо рисковать и лезть в петлю, то Эдвард его поддержит. Это будет правильно и по-дружески. – Рассказывай, что ты удумал? – и прежде, чем Скотт начал отпираться, парень строго ткнул в него пальцем. – Мы знаем, что ты к… - мальчишка хотел было назвать Нишу слепой, каковой она и являлась, но почему-то вовремя прикусил язык и сказал совсем другое. – этой Лоуренс собрался. Чего это ты вздумал так рисковать? Ты хоть понимаешь, как тебя вздуют-то? – за спиной у Эдди согласно хрюкнул что-то Большой Кирст, перегораживавший Годфрею пути отступления.
[nick]Edward Scofiel[/nick][status]Искатель приключений[/status][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-26 20:58:47)

+4

4

Годфрей метнул в Склфилда не менее разящий взгляд-молнию. Будь они какими-нибудь супергероями, давно убили друг друга и трагично лежали бы с дымящимися дырками в головах, а камера медленно отъезжала бы, показывая общий вид на пару распластанных тел в лучах заходящего солнца непременно под какую-нибудь драматичную мелодию, а Большой Кирст вопил бы свое протяжное "неееет!", запрокинув голову и воздев руки к небесам. И-и-и титры!
Нервно теребя лямки рюкзака, Годфрей переминался с ноги на ногу. Надо же было так не вовремя. Пасли его что ли - не иначе. В одном эти двое были правы. Если Скотт и правда вознамерился добраться до Абердина путем стелса за ящиками и бочками с бухлом (или ради чего там еще старик гонял свое корыто), ему лучше не привлекать внимание окружающих, пусть никого вокруг видно не было. Правда, кое-что Годфрею оставалось непонятно. Раз парочка кретинов так отчаянно не желала отпускать его к Лоуренс, на кой черт они загнали его в угол и сныкались сами. Подняли шум - и дело с концом. А второго шанса улизнуть от мамы уже не будет, она с сына глаз не спустит. И Скотт был готов к такому раскладу, только уже после того, как он вернется из своего маленького путешествия.
- Ха! Бить не будешь? Думаешь, я боюсь? Давай, рискни здоровьем! Слабо? - вспыхнул Скотт, бравируя и щетинясь, но все же боком перемещаясь вглубь закутка. - Кто вздует? Вы? Мама? А в курсе, что выпускникам плевать на Лоуренс, тем, что помладше - тоже! Ее классу плевать, ее мамаше-шлюхе и пьянице - подавно! Всем плевать, как будто не Лоуренс слепая, а все вокруг. Почему-то только вы зрячие и считаете необходимостью ее заметить и пнуть побольнее! - Скотт выдал все это на одном дыхании, словно боялся растерять нужные слова. Он упорно делал ударение на это "вы". Конечно, теперь он осмелел, воспрянул духом, вознамерился все исправить, и даже готов был дать отпор, найти оправдание, если ему припомнят о том, что еще совсем недавно он сам был частью этого "вы".
- Хочешь знать, почему? И ты тоже? - задыхаясь шипел Годфрей переводя взгляд с одного на другого, - Что в Лоуренс такого? Слепая, и что? Вы с ней толком не общались, вы не просидели с ней сутки в гребаном колодце, слушая ее жалобный плач! Вы не знаете, что она любит, чего боится, о чем мечтает! Она вам ничего не сделала! Вы это делаете просто потому что Ниша слабее всех остальных, и всем на нее плевать, а значит и заступиться некому!
Скотт чувствовал, как глупо выглядит, как чудовищно лицемерит. Он даже вспомнил, как  еще там внизу, под землей на одно короткое мгновение в его голове мелькнула мысль, насколько упростилась бы его жизнь, если бы Ниша умерла, насовсем умерла. Чтобы отогнать это внезапное воспоминание он, не затыкаясь, продолжал лить поток всего этого обвинительного шлака и брызгать слюной. Казалось, он никогда еще так не злился, на виске заметно забилась жилка и Годфрей покраснел теперь почти как Энди, с лица которого постепенно сползла ухмылка.
- Ниша Лоуренс НЕ ЗАСЛУЖИЛА! Она такой же человек, как МЫ - Скотти осекся, не поверив, что вставил по-настоящему верное местоимение, но тут же продолжил, - через пару лет, когда у нее вырастут сиськи как у мисс Габел вы запоете по-другому! - он сплюнул и попал в боковину мусорного бака. - Поддержишь? Тогда какого хрена ты тут стоишь, Эд?
Большой Кирст нахмурился и, казалось, даже начал вникать в суть. А в суть, когда дело касалось непосредственно его самого, он вникал очень хорошо, и теперь, после этой сумасшедшей тирады, ему необходимо было высказаться самому. Чего уж, раз такая пьянка. В голове копошились мысли, главным образом, возмущения, негодования и какой-то глубокой обиды. Сейчас самое время выплеснуть ненависть ко всем сразу: к папаше, к Лоуренс, к Скотту к доброй половине этих вечно лыбящихся языкатых ублюдков, к самому Солуэю и всему этому острову - настоящей тюрьме посреди Северного моря. Он как будто зарядится или, правильнее сказать, заразился от Годфрея.
- Значит, ты умываешь руки? Ты один такой белый и пушистый, ни при чем совсем, да? - тыча своим пальцем-колбаской аккурат Скотту в грудь рычал Большой Кирст. Несмотря ни на что, чувство справедливости у него было подкручено как надо. - И ТЫ сейчас говоришь нам это? Да иди ты нахер, Годфрей!
Энди угрожающе двинулся на Скотта, стиснув пальцы в округлые кулаки. Скотт, в свою очередь тоже двинулся тому навстречу, не обращая внимания на изменившегося в лице Скофилда. И почему с ними не было Аттикуса. Хоть он и был младше всех, в его смышленой рыжеволосой кубышке мозгов было больше, чем у всей вместе взятой компашки. Черт, да кого он обманывал, не станет он махать кулаками. Только не с Эдди. А драться с Пухлым все равно, что тыкать большого медведя из желе - только кулак увязнет. Скотти даже представил себе эту картину и, не удержавшись, прыснул со смеху. Нервный такой смешок вышел, зато вместе с тем, казалось, дышать стало как-то легче.
- Бред это все. Бре-ед на пустом месте, - отсмеявшись, заключил Скотт, - мне пора, а вы делайте, что хотите. - Он двинулся из закутка и, проходя мимо Кирста, похлопал того по плечу, но посмотрел на Эдварда.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-08-10 11:21:51)

+2

5

[indent] Пламенный взгляд, которым наградил Эдварда Скотт, мог бы вполне расплавить металл, но Скофилд всё же выстоял. Большому Кирсту подобного не досталось, что было вполне себе поводом возмутиться в душе. Как будто он виноват больше, чем Энди! Друзья этому неблагодарному мозги вправить пытаются, а он! Эдди практически фыркал, как раздраженный щенок, всё больше распаляясь.
[indent] – Вот надо бы! – запальчиво выругался на приятеля Скофилд. Большой Кирст согласно ему поддакнул, но более весомо вмешиваться в профилактическую ссору не стал. Отдуваться и отвечать злющему Скотти приходилось Эдварду, отчего мальчишка сердился всё больше и больше. Сам подбил, а в итоге может сделать и крайним. Трус! Вон какой здоровый, а не орет на Годфрея, который в пару раз мельче приятеля!
[indent] – Да охренеть, Скотти! – выкрикнул Эдди другу в лицо. Оба они уже раскраснелись от злости и едва ли не плевались. Ни дать, ни взять – два бойцовских петушка. – А ты её давно увидел? Может, с первого взгляда заприметил? А что ты с нами её дразнил и толкал – нам показалось, а? Это мы все поглючили, а ты такой правильный, да?! Давно поумнел-то?! Беленьким-хорошеньким заделался? – выдал на одном дыхании Скофилд, порывисто толкнув друга ладонями в плечи. Тут же пришло запоздалое понимание, что злость взяла верх над разумом. Парнишка резко выдохнул и отступил на шаг. А то ещё подерутся со Скоттом на радость Большому Кирсту, который сопел и пыхтел всё раздражённее, но пока язык за зубами держал. Только кивал и поддакивал, наступая на Годфрея и загоняя его бочком-бочком всё дальше в темный угол.
[indent]  По сути своей Скотти был прав. Чертовски прав, и это бесило. Эдвард даже немного приткнулся, на мгновение задумавшись о том, что Лоуренс-то доставалось не по делу. Она не была ябедой, предательницей, подлизой – в общем, никак не проявляла себя с той стороны, за которую подростки перестают уважать своих сверстников и начинают их ненавидеть. Ниша просто была другой, не такой, как все остальные дети. И за это её люто гнобили. Скофилд на минуточку задумался, каково было бы ему в такой ситуации. Даже на пару секунд прикрыл глаза, чтобы представить, каково было бы видеть мир без красок. Точнее, не видеть его вообще. Зависеть от тех, у кого зрение есть, потому что без помощи со стороны ты далеко не уйдешь и даже себя не обслужишь. Да ещё и получать издёвки за свою беспомощность. Ему ещё с семьей повезло, а у Ниши... Чувство стыда затопило мальчишку по самые кончики ушей, которые полыхали уже не от злости.
[indent] Задумавшись о Лоуренс, Эдвард как-то упустил из виду тот момент, когда медленно разгоняющийся Большой Кирст, наконец, дошел до кондиции. До этого пухлого мальчишки всё доходило чудовищно сложно. Он как динамо-машина томительно небыстро соображал, вникал, пока не догонял. За этим в таких вот конфликтных ситуациях обычно следовал взрыв. Вот и сейчас у Большого Кирста едва ли не пар из ушей повалил. Эдди успел только моргнуть, а Энди уже попёр на Скотти, тыча в него толстым пальцем. Годфрей тоже всплылил и полез на рожон. Ситуация накалилась настолько, что втиснуться между приятелями и толкнуть их в разные стороны Скофилд успел только в последний момент. Большому Кирсту это было, что укус мошки – слону. Зато Скотти отлетел назад на пару шагов.
[indent] – Вы совсем сдурели?! – напустился на друзей Эдвард. – Вы ещё подеритесь! Давайте!
[indent] – Да пошли вы оба нахер! – заорал Большой Кирст, окончательно взбесившись. Ухватив Скотти за плечо, он отшвырнул его назад, да так, что тот аж пошатнулся. Эдди машинально поддержал приятеля, тупо глядя на то, как Энди протискивается между баков и валит прочь. – Как бы он нас не слил со зла, - как бы между делом рассудительно заметил Скофилд. В ту сторону, где скрылся Большой Кирст, он глянул с озабоченностью, но тут же перевел глаза на Скотта. Сейчас всё решалось. Для себя Эдвард уже определился, но злющий Скотти мог упереться рогом. Поэтому мальчишка набычился, зыркнув на друга исподлобья. – Я с тобой поплыву! – безапеляционно заявил паренек, стараясь за напускной уверенностью на грани самоуверенности скрыть банальный страх. А ну как Годфрей сейчас психанет и не примет предложение ехать вместе? Подумав, Скофилд добавил уже спокойнее. – Ты не думай, я Лоуренс обижать не стану. Слова ей плохого не скажу, может… - мальчишка запустил руку в темные волосы и хорошенько их взъерошил. Сказать то, что он собирался, было сложно. Это почти как вслух признать свою ошибку. Но помявшись, Эдди всё же решился. – Может, мы и зря так с ней. В чем-то ты прав – мы Нишу совсем и не знаем, - мальчик пожал плечами и переключился. – Ты хоть апельсины какие ей купил? Или что там в больничку таскают? Не с пустыми же руками переться…
[indent] Выглянув из-за баков, паренек придержал Годфрея. Мол, погодь, не горячись. Мимо прошли какие-то мужички, рыбаки, судя по одежде. Когда улица вновь относительно расчистилась от лишних глаз, подростки вынырнули из-за баков. Нечего взрослым видеть, где они шарились.
[nick]Edward Scofiel[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-26 20:59:06)

+2

6

Как и Скотт, Эдди не горел желанием устраивать потасовку. Он клином вошел промеж распалившихся мальчишек, подкрепив свои мирные намерения действием.
- Да хоть бы и подрались, кое-кому не мешает растрясти телеса, - съязвил Скотт, по-прежнему не в состоянии подавить рвущиеся наружу смешки.
А вот Большому Кирсту было явно не до смеха, он дошел до той кондиции, когда уже не мог сдерживать прущие изо всех щелей эмоции. Они потом проступили на лбу, зудели на костяшках пальцев, все еще рвались из груди. В конце концов, произошел очередной выплеск, нашедший выход в словесной форме. Довольно емкой и исчерпывающей. Рука Скотта слетела с пухлого плеча, как полая тростинка, которую сдуло ветром, а вместе с ней и самому Годфрею пришлось хорошенько напрячь ноги, чтобы снова не впечататься в кирпичную кладку. Поддержка Скофилда пришлась очень кстати. Эдакими темпами они перевернут мусорный бак, а то и парочку.
Но Энди уже скрылся за углом, и судя по тому, в какую сторону он свернул, опасения Эда были безосновательными. У самого Кирста и близко не было подобных намерений. Он страстно желал поскорее убраться куда подальше от этой парочки лохов. Пусть делают, что хотят, валят в свой Абердин к своей Лоуренс. Пусть хоть групповуху устроят, Энди плевать! Он с ума еще пока что не сошел. Рассуждая в таком ключе, незаметно для самого себя он оказался напротив Шоколадницы. Энди и раньше довольно часто забредал на эту улицу, как настоящий лунатик, в основном после хорошей отцовской трепки. Только теперь вместо аромата выпечки его встретил до сих пор ощутимый запах гари, а вместо улыбчивой мисс Стюарт - обугленные стены и черная дыра, на месте которой раньше солнечными лучами отсвечивало стекло с гостеприимной табличкой "открыто". И какого черта он не воспользовался такой блестящей возможностью свалить с острова. Не на один день, а насовсем. Куда угодно, только подальше отсюда.

Скотт мотнул головой. Было что-то отчаянно искреннее в реакции Большого Кирста, что-то, что оставило неприятный осадок, что-то такое, после чего нельзя просто продолжить общаться как раньше. Годфрей равнодушно пожал плечами, Эдди всегда рано или поздно вставал на его сторону, бессмысленно возражать и отпираться. А если быть до конца откровенным, Скотти даже рад компании. Он притормозил, когда Эд заметил помеху и, понизив голос, ответил:
- Нет, там что-нибудь найдется. Сейчас важнее благополучно отчалить.
И от этого действительно целиком и полностью зависел успех всего предприятия. Скотт высунулся следом за Эдди и, самолично отметив отсутствие всякого присутствия, двинулся в сторону причала. Жестами он показал другу держаться ближе к парковке, предназначенной для владельцев судов и прибрежных торговцев. Баржа старика болталась на своем прежнем месте, в той стороне, где швартовались частные суда. Самого Боббита по первым прикидкам нигде не было видно. Годфрей затормозил и недоверчиво покосился на бликующие витрины магазинчиков и забегаловок. Изнутри все прекрасно просматривалось, а о наличии наблюдателей заранее узнать не представлялось возможности.
- Блин, теперь остается только пресловутая удача, - пожаловался он и вновь окинул взглядом периметр. Прежде, чем сделать финальный рывок, Скотт обернулся к Эдварду и выдал на полном серьезе, - спасибо, Эд, что ты рядом.
Он не стал давать никаких дополнительных пояснений, а просто по кратчайшему пути твердым быстрым шагом двинулся к самоходке, больше не озираясь по сторонам. Оставалось последнее препятствие - попасть на борт. Между причалом и ведущей частью баржи оставался зазор. Никакого тебе трапа, лесенки и пригласительного мостика. Точнее трап был, но поднятый.
- В рубке, кажись, чисто, - констатировал Скотт, - держи рюкзак, осторожно только, и давай руку.
Одной он уцепился за трап, а другую протянул Скофилду. Баржу едва заметно повело. Собравшись с духом, Скотт перекинул ногу через сходню, подтянулся и грузным мешком скатился вниз, ударившись локтем о какой-то выступ. Фигня. Учитывая свои ошибки, Годфрей помог перебраться Эдди, предварительно забрав у того рюкзак. Скотти очень рассчитывал на свой рюкзак, а точнее на его содержимое. А вот и бочки выглядывают из-под блестящего брезента - мечта малолетних дезертиров.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-04-04 14:26:44)

+2

7

[indent] После громкого отбытия Большого Кирста на душе остался плавать, как обломки льдинок в осенней луже, паршивый осадок. Эдди вообще не любил ссориться, а поругаться с другом, пусть и не самым лучшим, как Скотти, было для него последним делом. Мальчишка досадливо чмыхнул носом. Эти мысли жужжали в голове рассерженным осиным роем, причиняя дискомфорт.
[indent] – Ну смотри, стремно ж в больницу с пустыми руками, - Скофилд равнодушно пожал плечами. Сильно-то ему дела до Лоуренс не было, ехал он больше друга поддержать, но если парень за что-то брался, то делать это он предпочитал на совесть. Нормально, а не так, чтобы лишь бы отвяли.
[indent] К причалу они пробирались, как заправские ниндзя. Сначала вдоль стеночки крались в сторону причала, стараясь слиться со стоящими на парковке автомобилями. Тут самое опасное было – ранние посетители крохотных магазинчиков и забегаловок, которые могли обратить внимание на шныряющих в порту детей. Но намного более стремно оказалось преодолевать последние метры, где уже некуда нырнуть в случае чего. Разве что сразу в воду. Эдди настолько разволновался, что, когда Скотти почему-то поблагодарил за поддержку, смогу только кивнуть: горло мгновенно пересохло и будто сжалось от спазма. Ничего особенного, на самом-то деле, в своем поступке он не видел. Друзья ведь должны быть рядом не только тогда, когда всё круто, но и когда есть реальный шанс получить по заднице. Для Скофилда дружба была важнее, чем вполне осязаемая перспектива словить от родителей, когда об их вылазке станет известно.
[indent] – Давай уже, двигай, - прохрипел мальчишка, подбадривая товарища, идущего первым. Сам он поглядывал на играющие отблесками на солнце витрины с такой же опаской. Эдвард двинулся следом за Скотти, стараясь держаться максимально уверенно и расслабленно. Так, как будто ничего странного в ошивающемся в порту подростке нет и он имеет право тут находиться. Ребят никто не окликнул и не остановил. Они беспрепятственно подобрались к барже. Скофилд, сколько не приказывал себе не втягивать голову в плечи, но все равно неуверенно ссутулился. Сердце в груди колотилось учащенно, реагируя на бурлящий в крови адреналин. По сравнению с теми переделками, в которые они влипали вполне себе регулярно, это было что-то новенькое и более рискованное.
[indent] Баржа, на которой ребята планировали добраться до Абердина, мирно покачивалась на небольших волнах. Парни аккуратно прошлись вдоль борта, выглядывая её хозяина, но старины Боббита нигде не было видно. Ещё немного они послонялись рядом.
[indent] – Погнали что ли? – предложил Эдди. Шнырять тут дальше не было смысла. Если бы Боббит был на своем корыте и их заметил, то уже окрикнул и спросил, чего надо, а продолжая маячить возле баржи ребята рисковали попасться на глаза кому-нибудь из рыбаков, подтягивающихся к своим лодкам. Скофилд перехватил рюкзак, сброшенный с плеч Скотти, и скрестил наудачу пальцы, когда тот полез на борт. Между ведущей частью баржи и дощатым причалом плескалась полоса водички. Их тут не ждали, так что трап никто не опустил. Впрочем, это был даже хороший знак: если Боббит поднял трап, то, наверное, был где-то не на своем корыте.
[indent] – Лови, - Эдвард перебросил Годфрею его рюкзак. Сам он перелезал через борт баржи, уже учитывая горький опыт друга. Он точно так же перекинул ногу через сходню, подтянулся и перевалился на палубу – чуть аккуратнее, но всё равно приложился коленом обо что-то. Поморщившись, мальчишка зашипел себе под нос ругательство. Но ныть и баюкать ушиб было не время. Старина Боббит мог вернуться в любой момент, застав на своей посудине двух подросткам. Тогда пара «зайцев» могла в самом буквальном смысле остаться без ушей. Скофилд проворно огляделся по сторонам и тут же наткнулся на прикрытые брезентом какие-то бочки. Встретившись взглядами со Скотти, парень понял, что его другу в голову пришла та же идея.
[indent] – Давай попробуем в них затеряться, - вслух озвучил её Эдди и пошел к бочкам. Они оказались тяжелыми, но пустыми. Видимо, загрузить их планировалось в Абердине, что было мальчишкам даже на руку. – Помоги-ка мне, - попросил Скофилд, оглянувшись по сторонам. Палева не было, так что он со спокойной душой начал примеряться к бочкам. В одно лицо их тягать было бы тяжеловато, но в четыре руки дело пошло споро. Подростки, пыхтя и сопя, быстро сдвинули несколько так, чтобы забраться между ними и спрятаться, как в норке, сверху накрывшись брезентом. Места в укрытии было маловато, поэтому ребята сидели плечом к плечу и совсем близко. Эдди резко прижало поговорить, хоть он и не знал. О чем. Но делать этого было нельзя. Судя по звукам, старина Боббит вернулся на баржу.
[indent] Время ожидания растянулось просто мучительно. Казалось, что они торчат под душным брезентом уже несколько часов. Со Скофилда сошло уже шесть потов. Ещё бы! Сидеть в таком укрытии на солнцепеке, да ещё и рядом с немилосердно нагретыми бочками.

[nick]Edward Scofiel[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-26 20:59:22)

+2

8

Все таки у Марты были самые вкусные пироги. Старый Бо уже давненько жил на свете и кое-что в этом понимал. И дело было совсем не в том, что Марта, женщина преклонных лет с пышными кудряшками, когда-то давным давно крутила перед ним задницей. О, нет. Боббит был слишком стар для амуров, но пироги... пироги он любил и ради них был готов пойти если не на все, то на очень многое. Например, вспомнить молодость и своевременно ущипнуть за зад старинную подругу, чтобы она выдала ему вне очереди сверток с рыбным пирогом, ради которого, собственно, Боббит и задержался.
К барже он почти бежал. Несмотря на преклонный возраст прыти ему было не занимать, так что поспел он как раз вовремя. Пара пикапов с символикой макреевской пивоварни на дверцах только-только припарковалась рядом с его баржей, покачивающейся на волнах у самого края причала. Близнецы Келли-Макрей все делали синхронно и вышли из машин, одновременно хлопнув дверцами. Даже насмешливое выражение появилось на их лицах в одно и то же время.
— Беги, Форест, беги! — рассмеялся один из них при виде бегущего старика. Второй ткнул его в бок и загородив ладонью глаза от солнца близоруко сощурился, после чего достал очки. Теперь их можно было легко различить. Разделяющее их расстояние Боббит преодолел довольно быстро.
— Ты... ты мне что-то хотел сказать, с-сынок? — пыхтя и недобро щурясь на Фредди, поинтересовался Бо. Он поправил свою парадную кепку, одернул пиджак и приосанился. Если бы не часто вздымающаяся грудь, про его забег по пристани никто и не вспомнил. Логан, уже привыкший сглаживать заостренные стараниями его братца углы, похлопал Бо по плечу.
— Мог бы и не торопиться.
Они перекинулись еще несколькими фразами, а потом Боббит опустил поднятые грузовые сходни, что парни могли свободно загрузить на его баржу кеги с пивом на вывоз, а сам тем временем прошел в рубку. Пока близнецы трудились, таская бочки, старик успел не только восстановить сбившееся дыхание, но и закурить. Время было еще совсем раннее, так что торопиться ему было не куда, так что он преспокойно похаживал по палубе, глядя на то, как работает молодняк.
Когда с погрузкой было покончено, Логан вручил Боббиту папку с документами, которые тот должен был передать на подпись встречающим в порту Абердина покупателям.
— А пустые где? — заозирался он, в поисках тары под сусло, которую тоже следовало переправить в Абердин и поменять на полные.
— Там стоят, — Бо махнул рукой на кормовую палубу, что была поменьше. — Еще вчера загрузили.
На том и расстались. Подняв сходни, Боббит еще раз перепроверил крепления и вернулся в рубку. Его старенькая баржа, сухо чихнув пару раз, бойко завелась и вскоре отчалила от берега. В такие моменты старого моряка переполняла понятная только владельцу судна нежность, не сравнимая даже с любовью к женщине. Ну и как он может променять свою любимую крошку "Магдалену" на какое-то неконкретное современное корыто, покупку которого ему навязывал Макрей? Название баржи, любовно выведенное яркой краской по борту десятилетия назад теперь стерлось без следа, но про себя Боббит всегда называл ее по имени.
Магдалена, между тем, вышла в море и взяла курс на Абердин. Закрепив штурвал, Боббит вышел из рубки, пожмурился немного на солнышко и прошел на корму, дабы посмотреть на то, как Штормовой остров тает в утренней дымке. Зрелище привычное, но от этого не менее красивое. Он как раз присел на лавку, прилаженную к задней стенке рубки, когда заметил, что край брезента, что накрывал пустые бочки почти целиком, болтается на ветру. Крепление было ослаблено, хотя Бо точно помнил, что когда он уходил, все было в порядке. Пощурившись с минуту на трепыхающийся конец грубого полотнища, Боббит встал с места и собрался уже было поймать его затянуть как полагается, но в этот самый момент за шумом двигателя и плеском волн он услышал, как кто-то чихнул. Звонко так. По-детски.
— Ох, ну чтож ты будешь делать, — покачал головой Боббит, которому уже не впервой было вылавливать зайцев. — Выходи уже, горе луковое. Пожалел бы старика. У меня же сердце того, слабое совсем.
Ну что тут скажешь, поприбедняться Бо любил, особенно когда нужно было отсрочить покупку новой баржи или выманить хулиганье из прикрытия.
[nick]Walter Bobbit[/nick][status]"Bo"[/status][sign]Мне не противна жизнь на суше. Но жизнь на море куда лучше.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/62610.jpg[/icon][info]<br><hr>75 лет, моряк и извозчик<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p80183" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-06-17 15:37:09)

+2

9

По сравнению с этим прибежищем, что они со Скофилдом себе устроили, заброшенный колодец в лесу казался настоящим дворцом. Страшным, сырым и холодным, зато места больше. Гораздо. И воздух был. На деле это играло большую роль. Скотт не страдал от клаустрофобии и не имел ничего против сидеть вот так, прижав к животу одновременно рюкзак и колени, а плечо к плечу Эдди. В конце концов, в домик на дереве они частенько так и заваливались: одной большой веселой оравой, голдящей на всю ферму, забивались в штаб квартиру - однако парниковый эффект, образованный нагретым на солнце брезентом, понемногу начинал сводить с ума. Годфрей даже пожалел, что в угоду лени и опасения быть спалеными раньше времени, они не сдвинули бочки еще хотя бы на пару дюймов. Нет, нет и еще раз нет. Два часа он тут сидеть не будет ни при каких условиях.
Прошло немногим больше трех минут, прежде чем со стороны пристани послышались голоса и звуки, а Скотти уже сидел с высунутым языком, точно Буллит на солнцепеке. По ощущениям минуло не меньше полутора часов. На деле же замешкайся они на какую-нибудь минуту, и их непременно углядели бы издалека. Как оказалось, старик был явно не один, и это обстоятельство напрягало и без того сидевшего как на пороховой бочке Годфрея. Что если грузчикам - а по тем отрывкам разговора, что долетали до мальчишек, это были именно они - вздумается сдвинуть свободно стоящие бочки. Мало ли у кого какие пунктики. Миссис Годфрей, например, любила, чтобы все без исключения имело упорядоченность: от баночек с приправами в кухонном шкафчике до кормушек в курятнике. Или эти бочки вообще предназначались для того, чтобы сгрузить их на берег. Тогда все пропало. Сморгнув застилавший глаза пот, Скотт с отчаянием посмотрел на Скофилда. Выглядел тот явно не лучше, но держался молодцом, а потому Годфрею ничего не оставалось кроме как собрать волю в кулак и терпеть.
Петли сходен заскрипели, и вскоре на палубе старенькой самоходки Боббита закипела жизнь. Шаги нескольких пар ног были не столько слышны, сколько чувствовались, а голоса то приближались, то удалялись. Дважды Скотти в ужасе зажмурлся, уверенный в том, что, когда откроет глаза, его ослепит яркий дневной свет, и даже обманывался в ощущениях. Ему натурально казалось, что соленый морской ветер дует в его мокрое от пота лицо. На самом деле скорее всего то было всего лишь дыхание Эдди. В глубине души Скотт ждал, что их спалят, не надеялся, но уже смирился и не только потому, что сидеть в душном укрытии было не вмоготу. Мысленно приказав себе прекратить малодушничать и подкрепив этот волевой позыв щипком за ухо, Годфрей принялся считать от тысячи в обратную сторону. Заговорить с Эдди он не решался даже шепотом.
Когда Скотт добрался до девятисот тридцати восьми, послышался знакомый звук: сходни вновь меняли свое положение. Самоходка завибрировала, где-то за спиной загудел мотор. К сладковатому запаху сусла, все это время исходившему от бочек, примешалась характерная бензиновая вонь, которая и так постоянно витала в порту. После того, как двигатель заработал, игнорировать ее было уже невозможно. Годфрей оживился и дернулся. Очень уж хотелось выбраться наружу, на свежий воздух, тем более, что (Скотт мог в этом поклясться) кроме старика здесь никого не было. Однако мальчишки приняли обоюдное решение не подавать признаков жизни до тех пор, пока корытце не выйдет в открытое море. Для надежности. Скотти это решение далось с большим трудом, и он не нашел ничего лучше, кроме как продолжить счет.
На этот раз он планировал добраться до единицы. Он сумеет, он выдержит это испытание. Распухший язык облизал пересохшие губы. Каким невыносимым оказывалось ожидание в зависимости от условий. Скотт ждал, мысленно уговаривал Эдди первым нарушить покой Бо. Слишком часто он давал слабину, неужели и теперь сдастся? В своем счете Скотти успел добраться до второй сотни, когда в голову, как молния, ударила мысль. Он пошевелил носом, как та вельможа из древнего американского сериала, который любила мама, посмотрел на яркую световую щель, непрерывно изменяющую свою форму и размеры, и раскрыл рот, собираясь чихнуть. Чихать не хотелось вот нисколечки, но Скотт попытался вложить в это действие все свое актерское мастерство. На его взгляд, вышло недурно. Почти как в музее. По крайней мере, реакция Боббита последовала незамедлительно.
Почти выпихнув Скофилда вперед, Годфрей тут же последовал за ним. Он жадно хватал ртом воздух и вытирал лицо тыльной стороной ладони. Забытый рюкзак остался среди бочек, однако, как только Скотт увидел седобородую усмехающуюся мину старика, сразу вспомнил о драгоценном "билете" и ретировался обратно под брезент. Выглядело это так, словно он испугался до чертиков. Наверное, так оно и было, только с прижатой к сердцу бутылкой дорогого пойла, Скотт чувствовал себя гораздо смелее.
- Вы уже не повернете назад, - за вызовом в голосе Годфрей отчаянно прятал вопросительные нотки, - время - деньги.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-05-22 17:10:02)

+2

10

[nick]Edward Scofiel[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]
[indent] Свое головотяпство, сподвигшее на это плавание, Эдвард проклял уже не один раз. Нет, о том, что решил поддержать друга, он не жалел, но способ… Сидеть под брезентом оказалось сущей пыткой. Темная поверхность на солнце нещадно нагревалась, заставляя чувствовать себя курицей в духовке. Время, будто нарочно, текло мучительно медленно. Скофилд сидел, подтянув колени к груди, рядом со Скотти и обливался потом. Вспоминалось далекое детство, когда он с кузиной играл в дочки-матери. Другого напарника для развлечений поблизости не предвиделось, так что пришлось возиться с девчонкой, возжелавшей жить в домике из одеял. Там было темно, душно и тесно, и Эдди думал, что хуже быть не может. Как оказалось, очень даже.
[indent] Украдкой вытерев ладонью пот со лба, мальчишка обтер ладонь о футболку и жадно прислушался к тому, что происходит вокруг. За шумом моря различался прокуренный голос старины Боббита и ещё два, более молодых. Ради разнообразия и чтобы отвлечь себя, Эдвард принялся гадать, кто бы это мог быть? Парень почти поставил на близнецов Макреев, когда звуки суеты с причала переместились на саму баржу. Инстинктивно подтянув коленки ещё поближе к груди, подросток невольно затаил дыхание. Теперь он прислушивался, как хомячок кузины Мэгги – опасливо, жадно. Если бы мог навострить уши, будто пес, то уже навострил бы. Палуба тихонько вибрировала под тяжелыми шагами, звук которых вместе со звуками голосов то отдалялся, то приближался. Собственное дыхание теперь казалось Скофилду шумным сопением, и мальчишка то и дело задерживал его, пытался контролировать громкость вдохов и выдохов. Рядом точно так же опасливо пыхтел Годфрей. Глаза щипало от заливающего их пота, ручьями катящегося по лбу и щекам, но возможности стереть его не было. Слишком велика была вероятность спалиться.
[indent] Эдди, скрестив на удачу пальцы, морально готовился к тому, что в любой момент Боббит или один из его помощников откинет брезент и за ухо вытащит двух «зайцев» на свет белый. Но в какой-то момент голоса отдалились и больше не приближались, а спустя пару мучительно долгих минут палуба баржи под задницей глухо завибрировала. Заработал мотор, вся посудина дернулась и сдвинулась с места. Скофилд позволил себе тихонько выдохнуть и облизать пересохшие губы.
[indent] Ещё какое-то время ребята соблюдали режим тишины, но выдерживать его долго становилось всё сложнее. От долгого пребывания в одной и той же позе тело немилосердно затекло, по спине щекотно сбежала тонкая струйка пота. Эдвард аккуратно поднял руку и осторожно вытер пот с лица, снова обтерев мокрую ладонь об майку. Работа мотора породила новую проблему: в воздухе ощутимо потянуло бензином. От этого запаха ужасно хотелось чихнуть. Мальчишка сморщил нос и попытался им пошевелить. Помогло это ровно на пару секунд, после чего зуд возобновился с удвоенной силой. Пришлось Скофилду снова решиться поднять руку и почесать нос уже ею. Не помогло. Потеребив кончик носа, подросток исчерпал все возможные способы унять чих. Очередной приступ заставил его задержать дыхание и напружиниться, но удержаться всё же не удалось. Чихнули оба мальчишки хором, и тоненький звук, изданный Годфреем, погас за звонким чихом его друга. Эдвард досадливо чмыхнул носом и виновато глянул на Скотти. Мол, извини, брат, я ненарочно.
[indent] Голос Боббита заставил мальчишку втянуть голову в плечи. Спалились они однозначно, но это не означало, что где-то в глубине души нашлась храбрость предстать пред светлы очи хозяина баржи. Скофилд, наверное, ещё какое-то время посидел под ненавистным уже брезентом в надежде, что всё само собой рассосется, но дружественный пинок от Скотти выпихнул его из укрытия.
[indent] Яркое дневное солнце ударило в глаза. Подросток тут же вздернул к ним руку, прикрывая лицо от агрессии со стороны светила. Пару секунд он поморгал, привыкая после сидения под брезентом в полумраке. Опомнившись, Эдвард убрал ладонь от лица и потупил взгляд, уперевшись им в носки собственных ботинок. На Боббита и своего подельника Годфрея он щурился украдкой, ощущая себя котенком, пойманным за сооружением запруды на дорогом ковре. Ссутулившись, мальчишка с наслаждением втянул в себя горьковато-соленый морской воздух и подставил лицо тянущему прохладой ветерку. Не это ли счастье?
[indent] – Вы ведь не повернете обратно? – с надеждой спросил парнишка, исподлобья зыркнув на Боббита. Старик снисходительно усмехнулся, но ничего не сказал. Видимо, заскучал за недолгое время пути и два внеплановых пассажира рассматривались им ещё и как развлечение. Эдди замолчал и засопел, покосившись на Годфрея. Мол, ну ты-то что? Для верности он друга и ещё и в бок локтем ткнул, чтобы тот тоже попробовал выяснить их дальнейшую судьбу. Тот понял всё буквально и после короткой вылазки под брезент появился обратно с бутылкой дорогого пойла. Скофилд натурально выпучил на Скотти глаза, боясь даже представить, откуда он надыбал такое чудо. И что с ними будет, когда пропажу обнаружат. Тихонько присвистнув, парень с жадным интересом уставился на старину Боббита. Ну, как ему такой козырь?
[indent] – Если возвращаться, то сегодня уже можете и не успеть до Абердина, - вторя другу, попытался подтолкнуть хозяина баржи к правильному решению подросток. Если не выгорит, то на визите к Лоуренс можно смело ставить крест, и при мысли об этом Эдвард почему-то начинал раздражаться.

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-26 20:59:44)

+2

11

Вместо одного зайца, как предполагал Боббит, из укрытия под брезентом показалось аж целых два. Братцы-кролики практически. Обоих старик знал. Не по именам, конечно, для этого у него была слишком устаревшая память, но вот фамилии их он помнил очень даже хорошо. Потому повидал их родителей в том же сопливом возрасте. Эх, растут детки. Как же быстро они растут. Мысленно взгрустнув вслед прошедшим годам и десятилетиям, Бо, тем не менее, не преминул усмехнуться, когда тот, который Скофилд, задал очень даже уместный вопрос. Возвращаться в порт, едва выйдя в море Боббит не любил, да и примета это плохая, но, бывало, приходилось. И вернуться обратно теперь, когда обнаружил эту потную парочку на своем судне, он мог запросто. Старик упер руки в бока и уже открыл рот, чтобы съехидничать по этому поводу, как второй парнишка, тот, который Годфрей, вдруг метнулся обратно под брезент. Совсем как кролик, завидевший лису. Нахмурив свои седые брови, Бо дождался, пока тот покажется вновь, и проигнорировав аргумент, который тот прижимал к груди, насмешливо сощурился сначала на одного пацаненка, а потом на другого. Оба потные и красные, взъерошенные как воробьи, они смотрели на него с вызовом и скрытой за молодецким гонором надеждой. Ну как тут не поиздеваться?
— Да что вы говорите? — протянул Бо с присущей ему ехидцей. — Вам, молодые люди, может и невдомек, но в моем возрасте время исчисляется уже совсем не деньгами. Не тот формат, знаете ли. И приоритеты не те. Я как раз сигары свои забыл, думал, вернуться, атож скука сплошная без курева, и тут еще один повод нарисовался. Даже два повода.
Он растопырил два скрюченных артритом пальца и ткнул ими, как вилкой, в эту парочку, указывая на обоих сразу и давая тем самым понять, кого он под этими самыми поводами имеет в виду. Его старое и обветренное в бесконечных морских прогулках лицо вдруг приобрело самое что ни на есть суровое выражение. Лохматые седые брови сошлись на переносице, а губы, спрятанные за усами, сжались в тонкую нить, выражающуюся все его породистое упрямство.
— И я поверну назад, можете не сомневаться, если вы прямо здесь и сейчас мне не объясните, за каким таким срочным делом вам понадобилось пробираться на мою баржу тайком. Вы хоть в курсе, что нарушили закон? Еще и из дома сбежали наверняка. Тьфу на вас!
Он посверлил парочку пацанят сердитым взглядом еще немного, а потом развернулся и решительно направился в рубку. Магдалена недовольно запыхтела, сбавляя скорость, а затем и вовсе остановилась. Пол под ногами сразу же закачался еще сильнее, а внезапная тишина, воцарившаяся вокруг, на доли секунды внушила, что звуков в этом мире нет и никогда не было. Но почти сразу же через толщу ваты стали пробиваться шелест волн и крик чаек. Боббит решил не бросать якорь, рассудив, что успеет разобраться со своими внезапными пассажирами прежде, чем течение отнесет баржу с выбранного курса, и вернулся обратно на корму.
— Что это там у тебя? — сделав вид, что только теперь заприметил симпатичную на вид бутылку в руках у Годфрея, Бо протянул руку и требовательно прищелкнул пальцами. — Дай-ка гляну. За паленое пойло даже саму Королеву не повезу, что уж о таких балбесах говорить, так что давай это дело сюда. Чай не мишка плюшевый, чтобы обнимать.
Заполучив бутылку, Боббит неторопливо достал из нагрудного кармана очки в роговой оправе, для профилактики пощурился на пацанву, расправляя дужки, а уж потом нацепил их на нос и стал разглядывать знакомую этикетку. Если бы Бо умел рисовать, как дочурка второй жены Дугласа, то мог бы запросто нарисовать эту этикетку по памяти. Это он уж так, для вида изображал исследовательский интерес. Коньяк был не из последних. Тут уж стоило отдать мальцу Годфрею должное. Знал, что переть у бати из бара. А уж в том, что этот проездной парнишка тайком стащил, можно было не сомневаться. Боббит призвал все свои актерские способности, чтобы сохранить каменное выражение лица, и все так же неспешно снял с носа очки.
— Ну так что? — он снова нахмурился на ребятню, глядя то на одного, то на другого. — Исповедоваться будем или мне обратно поворачивать?
Таким нехитрым образом он давал понять, что валюта признана и скорее всего будет с успехом принята, но состоится ли оплата зависит уже от того, насколько честными будут пассажиры со своим извозчиком.
[nick]Walter Bobbit[/nick][status]"Bo"[/status][sign]Мне не противна жизнь на суше. Но жизнь на море куда лучше.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/62610.jpg[/icon][info]<br><hr>75 лет, моряк и извозчик<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p80183" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-06-17 15:36:12)

+2

12

Казалось, словесная аргументация не возымела особого эффекта, по крайней мере такого, на какой рассчитывали мальчишки. По виду старик настроен был более чем решительно, даже подкрепил свою решительность действием: самоходка сбросила скорость и, протащившись несколько футов - или в чем там измеряют морские расстояния - замерла на месте, покачиваясь на волнах. Если бы Скотту так отчаянно не хотелось пить и по щелчку пальцев оказаться в абердинском порту - да где угодно, лишь бы не здесь - он непременно проникся бы этим завораживающим шелестом волн, глушащим все посторонние звуки, и этой всеобъемлющей, куда ни глянь, синевой. Вместо этого на Годфрея накатила волна иного рода - волна паники, и ему потребовался весь остаток сил, чтобы не разревется, как какому-нибудь пятилетке. И как же опасно близок к тому он был. Скотти уже забыл, зачем и куда направлялся, просто было очень нужно. Что же делать? Бутылка - вот единственное, что могло спасти положение, и Боббит ее наконец-то заметил! Ощутив очередной тычок в бок, Годфрей перестал изображать статую и отдал бутылку. Подумалось, а как он вообще справился бы, не будь рядом Эдди?
Нарочито медленные движения Боббита, почти издевательские, и неутешительный вердикт. Скотт то пошел ол-ин, поставил все на чертов коньяк, коробка из-под которого по-прежнему стояла в мини баре. Пустая. Скотти еще не научился как следует заметать следы.
За волнением и страхом мальчик не уловил смешинки в глазах старика Уолта, присущей всякому деду, который любит понаблюдать за реакцией нашкодивших внуков. Он уставился на Бо, как баран на новые ворота, не в силах выдавить из пересохшего горла ни звука. На подсознательном уровне он уже понял, что и сотни звезд на этикетке бутылки, которая покоилась в старческих пальцах (словно она только для этого и была создана) не хватит, чтобы уговорить его продолжить это маленькое, но очень важное плавание, пока кто-нибудь из двоих "зайцев" не даст вразумительного объяснения. Хорошо бы донести, как важно ему попасть в Абердин. Ради Ниши, ради мисс Стюарт. Но Годфрей как воды в рот набрал, давая возможность Эдди выступить первым. На какое-то мучительно долгое мгновение Скотту показалось,  что друг так и не заговорит, а этот седой морской черт пожмет плечами и сменит-таки курс, однако его надежды все же оправдались. Подхватить чужую инициативу оказалось куда проще, и вот Скотт уже вклинился в сбивчивый рассказ Эдварда.
- Ниша пострадала сильнее меня. И мы решили ее навестить. Верно, Эд? Потому нам и нужно в Абердин, - Годфрей сознательно употребил местоимение "мы". Теперь они с Эдди действовали, как настоящая команда - как привыкли действовать с самого детства, и это нравилось Скотту, - попроси я у родителей, меня ни за что не отпустили бы... Мама считает, что Ниша виновата в том, что мы провалились в колодец. - Теперь Скотт знал, что это так, со стороны процентной уверенностью. Помолчав немного, он тихо, еле слышно добавил, - но Лоуренс не виновата...
Он опустил кучу всего, как и факт того, что тщательно готовился к побегу с острова, просиживая в портовых забегаловках с утра до вечера (или, вернее сказать, когда выпадала такая возможность) и ныкаясь в тени мусорных баков с того самого момента, как его выписали из больницы. Впрочем, Боббит мог сам прийти к такому не хитрому заключению.
- У меня есть сигареты, - зачем-то сказал он, хотя прекрасно понимал, что его сигареты - а точнее отцовские, как и коньяк - что ароматические палочки в сравнении с теми толстенными "пальцами", которыми обычно пыхтел Боббит.
На протяжении всего рассказа, Скотти не сводил глаз с бутылки, но не той, что приволок с собой, а другой, что характерной четкой тенью среди прочих вырисовывалась в рубке и разве что не раздавала божественное свечение.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-06-19 18:09:02)

+2

13

[indent] Под суровыми взглядами, которые метал из-под нахмуренных седых бровей старый Боббит на парочку своих внеплановых пассажиров, оба мальчишки притихли, как мышата под веником. Лично у Скофилда вообще во рту пересохло, и уже не от того, что он черт знает сколько просидел в духоте под брезентом. Парень не знал куда девать глаза: то ли продолжать смотреть на морехода с вызовом и надеждой одновременно, то ли спрятать взгляд от греха подальше. И возразить-то Эдди было нечем. Если уж Бо может вернуться ради курева, то повернуть баржу ради двух засранцев ему и подавно раз плюнуть. Мальчишка дернулся так, словно старый моряк ткнул пальцами не в воздух, а непосредственно ему в грудь. Боббит сейчас напоминал ему собственного дедушку в состоянии, которое ба называла «Чихвостить обалдуев». Весь выводок внуков старого Скофилда откровенно опасался нарываться на батюшку своих родителей, ибо у него-то рука бы не дрогнула на любое наказание. А то и на хворостину пониже спины.
[indent] – Подождите! – выдавил из себя слабый писк подросток, когда капитан развернулся и направился в рубку. У Эдварда аж палуба ушла из-под ног, когда он похолодел при мысли, что Боббит сейчас развернет свою посудину. Нужно было срочно что-то говорить, как-то убалтывать старика, но язык будто примёрз к нёбу. Несколько минут Скофилд тупо зависал, слушая тишину, воцарившуюся вместо басовитого урчания моторов баржи. В голове зазвенело от пустоты. Единственной идеей было ткнуть в бочину тоже затупившего Скотти, чтобы он, наконец, сунул старине Бо чертову бутылку с выпивкой. Может, это его умаслит?
[indent] – Писец, - прошептал мальчишка, качнувшись, когда палуба пошла ходуном под ногами, и зацепился за плечо друга, чтобы не потерять равновесие окончательно.
[indent] Скофилд ловил каждый намёк на эмоции на суровом морщинистом лице, пытаясь угадать, что будет дальше. Баржа стояла на месте, и это давало иллюзию надежды. Боббит не взял курс на Солуэй, значит, потеряно может быть ещё не всё. В порту Эдди находил затею плыть к Лоуренс совершенно дурацкой, но сейчас внутри поднялась горячая волна отчаяния. Как-то незаметно посещение Ниши стало не просто одолжением другу, заболевшему идеей увидеться со слепой, оно оказалось действительно важным и для самого мальчишки. Скофилд вдруг четко осознал, что теперь его черёд выпутываться, пока в уголках глаз старого морского чёрта ещё таятся смеховые морщинки, а во взгляде поблескивает любопытство. Мол, что ещё отчудят эти паршивцы? По своему деду парень знал, когда ещё были шансы сказать «Надо же как интересно получилось» вместо «Абзац, я накосячил», и сейчас они, кажется, пока имелись.
[indent] – В общем, вы же слышали, что Скотти и Ниша свалились в колодец? – сбивчиво заговорил Эдвард, не зная, с чего начать исповедь. Тогда он вместе со всеми носился по городу и искал, но кто знает, дошли ли горячие новости до порта? Под взглядом Боббита парень стушевался, но, облизав пересохшие губы, всё-таки продолжил, то и дело скашивая глаза в сторону друга. Хоть бы кивнул в такт, ей-Богу! – Лоуренс пострадала сильнее, чем он. Её увезли в Абердин. Вы представляете, как ей там страшно одной? Мы узнавали, - вот тут Скофилд решился приукрасить для пущей убедительности. На самом деле, про всю эту затею ему Годфрей поведал только с утра и естественно никто не заморачивался местонахождением мамы Ниши, но… Все в городе знали, какая она, и вряд ли что-то существенно изменилось. – Её мама… - парню пришлось приложить некоторые усилия, чтобы в голосе явно не прозвенело возмущенное презрение. Он вырос в благополучной семье и сейчас, думая о том, в каких условиях была эта слепая, не мог не пылать праведным негодованием. Неудивительно, что она чудная при такой-то родительнице! Эдди и сам бы с горя начал творить черт знает что. – Она её не навещала. И мы к ней нехорошо относились… В общем, мы решили загладить свою вину и вообще… Никто же не должен проходить через такое в одиночестве? Через больницу, ну.
[indent] Скофилд замолчал, глядя на старину Боббита огромными глазами. Он не знал, что ещё добавить к своей эмоциональной речи, но, к счастью, ему и не пришлось. В ту же секунду заговорил Скотти – так же сбивчиво и взволнованно, как и его приятель. Теперь уже Эдди кивал в такт, всем своим видом подтверждая слова друга. По выражению обветренного морщинистого лица старого морехода видно было, что он почти готов к капитуляции. Или, по крайней мере, так казалось мальчишке, которому очень-очень хотелось видеть возможность лучшего исхода. Торг с коньяком не сработал до конца, значит, нужно было что-то другое. Пришлось Скофилду судорожно напрячь извилины, но выход он всё-таки выдумал.
[indent] – Давайте договоримся, как взрослые люди. Как мужчины, - Эдди прекрасно понимал, что на взрослых и тем более мужчин они со Скотти не тянут ни по одиночке, ни вскладчину. Зато он помнил, что у деда случались приступы умиленного одобрения, когда внучата брали на себя ответственность и проявляли серьезность.  Боббит отчаянно напоминал парню деда, вплоть до манеры усмехаться в седые усы и оглаживать бороду, и Скофилд надеялся, что и с Боббитом этот фокус прокатит. Попробовать, по крайней мере, стоило. – Нам очень нужно проведать Нишу, по-моему, это очень достойный поступок. Поспособствуйте нам в этом, пожалуйста. Мы понимаем, что это может принести проблемы и вам, и нам. Поэтому, каковы ваши условия? Как нам доказать, что мы способны без последствий повидать подругу и вернуться на баржу к отплытию без единой минуты опоздания? – Эдвард постарался напустить на себя серьезный и значимый вид, но в голосе и выражении мордашки отчетливо сквозили просительные интонации.
[nick]Edward Scofiel[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-26 21:00:07)

+2

14

Женщины. Суровое лицо Боббита оставалось хмурым и сосредоточенным, но глаза как-то незаметно посветлели, сменив темно-зеленый цвет бутылочного стекла на светлую зелень оборок любимого фартука Марты МакФи. Все по-настоящему значимые события в жизни мужчины происходят из-за женщин. Даже таких маленьких, как эта слепая бедолажка, про которую наперебой трещали мальчишки. Бо переводил взгляд с одного на другого по мере того, как то первый, то второй брал слово, подозрительно щурился и оглаживал свои усы, пряча за рукой то и дело кривившийся в понимающей усмешке рот.
Обо всей этой истории он был наслышан. Весь город с ума сошел, когда ребятня пропала. Хорошо, что нашли живыми. А уж про мамашу девчонки и говорить было нечего. Общая чернильница, в которую уважающие себя мужики уже брезговали макать свое перо. Чего еще ждать от такой бабы? Боббит фыркнул, когда о ней зашла речь, но промолчал. Его собственное негодование перекликалось с негодованием мальца, который рассказывал почти взахлеб, а потом инициативу перехватил второй. Бо пытливо глянул на Годфрея. Значит, идея его? Чтож, стало быть и спрос с него. Дома его наверняка ожидало наказание за такой финт ушами, но, судя по тому, как мальчишка держался, он это очень хорошо понимал. Однако, на второго пацана старик поглядывал с не меньшим интересом. Чтобы ради друга на такое подписаться, надо обладать весьма непростым характером. Уж Боббит об этом знал как никто другой. Сам в свое время был таким вот другом, который и на край света босиком пойдет, коли понадобится.
— Выкинь ты эту гадость! — оскорбился вдруг Боббит, когда Годфрей заикнулся про сигареты, видимо решив, что те сойдут на замену его якобы забытым сигарам. — Если уж взялся курить, то кури что-нибудь стоящее, а не эту... Как вы там выражаетесь? Фигня? Вот! — он многозначительно воздел к небу палец. — Фигня все это, сигареты все эти ваши. Это я тебе как курилищик со стажем говорю. Больше пятидесяти лет смолю как никак. Уж знаю, что к чему.
С этими словами он сунул руку за пазуху своей рабочей куртки и вынул одну из тех сигар, которые, по его же собственным словам, забыл взять с собой. Уж что-что, а курево Боббит никогда не забывал. С наслаждением проведя носом по всей длине сигары, старик перевел взгляд на Скофилда, который решил перейти непосредственно к переговорам.
— Взрослые люди пришли бы ко мне открыто, а не вот так, — Боббит указал кончиком сигары в сторону пустых бочек, среди которых ребята прятались все это время. — Пришли бы и рассказали все как есть.
Старик покачал головой, но когда мальчишка продолжил говорить, выслушал его со всем вниманием. Условия, это хорошо. Любая сделка должна сопровождаться условиями и то, как малец говорил об этом, Боббиту понравилось. Пусть изъяснялся он коряво, но сути это не меняло.
— За мужчину говорят его поступки, — проскрипел старик и ткнул в Скофилда сигарой как пальцем. — Из Абердина я отплываю ровно в два часа дня. Успеете до отплытия, так и быть, забуду, что вы мне тут устроили. Может, и прикрою, если понадобится. Посмотрим по обстоятельствам. Но коли опоздаете... — тут Бо только головой покачал. — Сам лично вашим родителям сообщу по прибытии, где вы и чем заняты. И пеняйте на себя. Усекли?
Он напустил на себя грозный вид для пущего эффекта, но потом вдруг весело крякнул и, покачав головой, направился к рубке в обнимку с бутылкой коньяка. В шепчущей тишине открытого моря было слышно, как он бормочет себе под нос что-то. Отдельные фразы, вроде "Ох уж эти бабы!" и "Дурость не лечится!" можно было расслышать без особого труда. Бо обернулся, не дойдя до рубки всего ничего, и сердито глянул на пацанят.
— А ну-ка поправьте бочки и брезент как следует натяните! — прикрикнул он на них. — Развели тут бардак, понимаешь...
Баржа еще какое-то время поболталась на волнах, но вскоре старенький двигатель зачихал и закашлял, а потом бодренько загудел. Магдалена вернулась на прежний курс и уверенно двинулась в сторону большой земли, оставляя за собой белесый кильватерный след и вонь солярки.
[nick]Walter Bobbit[/nick][status]"Bo"[/status][sign]Мне не противна жизнь на суше. Но жизнь на море куда лучше.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/62610.jpg[/icon][info]<br><hr>75 лет, моряк и извозчик<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p80183" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-06-27 19:32:53)

+2

15

- Спасибо, капитан Боббит! - преувеличенно торжественно, но искренне поблагодарил Скотти.
В два. Значит в запасе у них еще по крайней мере часа четыре. Не так чтобы много, учитывая, что Годфрей даже имея карту, среди прочих полезностей надежно упрятанную в рюкзаке, способен заблудиться в трех соснах (незнакомых! трех соснах).
Пока Эдди изливал свои соображения, Скотт с удивлением пялился на друга, ломая голову над тем, с каких пор тот стал таким находчивым и деятельным. Должно быть, всегда таким был, просто раньше возможности продемонстрировать подобные таланты не представлялось возможности. Или Скотт не замечал. К таким вещам он оставался слепо-глухо-немым до поры до времени. Как бы там ни было, слова Скофилда заставили старика сдвинуться с места, а главное, направить корыто в нужном направлении. А в большем и нужны никакой не было.
- Я чувствую себя гребаной Золушкой, - нервно усмехнулся Годфрей, когда относительная морская тишина вновь наполнилась ревом мотора и бензиновой вонью. - сначала бочки, потом зерно перебрать, а вернуться следует до полуночи, иначе быть нам с тобой мышами или тыквами. Что лучше: животинка или овощ? - рассуждал Скотт, изучая фронт работ, а потом внезапно добавил, не в состоянии отделаться от мысли, что Скофилд спас положение, - а ты не думал стать дипломатом, когда вырастишь?
Только сдвинувшись с места Скотт в полной мере осознал, как его трясло. Он был чертовски благодарен старику и Эду, прекрасно понимая, что в одиночку ни за что не справился бы, но продолжал бурчать под нос, не затыкаясь, понемногу сбрасывая накопившиеся напряжение и стресс. Ему хотелось пить, и ради этого он готов был перетаскать все бочки, имевшиеся на самоходке.
- Если бы все было так просто, как говорит мистер Бо, я бы не парился и давно сгонял в Абердин без всех этих вывертов, - поделился Скотт соображениями с Эдди, пододвигая крайнюю бочку в сбитом строю ее близнецов.
Но не все взрослые были такими, как Уолтер Боббит. Ведь никогда не угадаешь заранее, адекватный пред тобой дядька или тот же вечно поддатый капитан порта Бэзил Макнамара. Большой Кирст так и не рассказал, отработал он свое пиво ил нет. Бэзила может и можно еще издалека отнести к неадекватам по неровной походке и мутным глазам, но это скорее исключение из правил. Вот Скотти и подстраховался на всякий пожарный. В итоге все же обошлось.
Душегубка, тем временем, понемногу сомкнула свое душное чрево усилиями парочки мальчишек. Передвинуть порожние бочки не составляло особого труда, однако, чтобы как следует натянуть брезент, пришлось объединить усилия: один стягивал края, другой колдовал над узлом. Когда со всем было покончено, Годфрей облокотился на мокрый от соленых брызг борт самоходки и глянул куда-то на границу бескрайнего горизонта, подставляя влажное от пота лицо ветру.
- Да, с такого "бортика" прыгать стремновато, - заключил Скотт и обернулся в другу, - Пошли глянем, а? - предложил он, сверкнув заинтересованными горящими глазами в сторону рубки, в которой плавали серые облачка дыма.
Ни для кого не секрет, что с самого начала основания Штормового острова, основная масса жителей разделилась на фермеров и рыбаков. Это прослеживалось даже в учебниках местной истории, впрочем, большая часть информации поступала из рассказов стариков. Тот же Роберт Чейз выдал кучу всякого интересного, именуя рыбаков пиратами. В учебниках о них почти ничего не говорилось. И Скотт полагал, что все это пусть и крутые, но сказки. Фермы, леса, поля, суша - все это было просто, приземленно и знакомо с детства, потому как в семействе Годфреев с роду не было моряков. А значит нельзя было упускать такую блестящую возможность и не узнать побольше об этом историческом пласте. Все-таки не каждый день выдается в одиночку покататься на барже, плевать, что такая старая. А начать изучение вполне можно было с самих лодок.
- Мы все, - получилось чуть ли не в один голос, и Скотт рассмеялся, с любопытством заглядывая в рубку, пока старик оценивал проделанную работу.
- А что это такое? - не выдержал он, указывая на большой рычаг, похожий на рубильник. Он выбрал самый большой и выпирающий не потому, что знал назначение прочих, а потому, что тот больше всех бросался в глаза. Любопытство пересилило всякий страх и даже жажду.

+2

16

[nick]Edward Scofield[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank][indent] – А вы бы стали нас слушать? – насупившись и сведя брови к переносице, угрюмо спросил Эдвард, сосредоточив на Боббите упрямый взгляд и вздернув подбородок. Уж он-то знал не понаслышке, как часто взрослые попросту игнорировали то, что говорили им дети. Даже подростки частенько считались слишком маленькими и их мнение всерьез не воспринималось. Скофилду в этом плане ещё повезло – в его семье было принято всех членов считать значимыми, так что родители чаще договаривались и объясняли, чем командовали, но и с таким сталкиваться приходилось. Вон, хоть в школе.
[indent] – Хорошо, - важно и даже весомо согласился Эдди с условиями старого моряка. В конце концов, попросил он действительно по-божески – не заставлять себя ждать. После этого парнишка Боббита даже зауважал ещё крепче, всё-таки он и правда отнесся к ним, как к взрослым, а не мелюзге неразумной. – Вернемся аккурат к двум часам. Спасибо вам!
[indent] Почти трепетно обняв бутылку дорогого коньяка, старик вразвалочку отправился в сторону рубки, ворча что-то себе под нос. Сквозь шелест волн улавливалось что-то про баб и дураков, и если последнее в принципе можно было отнести к парочке «зайцев», то при чем тут женщины Скофилд в упор не понимал. Впрочем, ему и заморачиваться не хотелось. Главное, что плывут вроде как.
[indent] – Это мы быстро, - покладисто пообещал мальчишка и тут же нырнул в сторону бочек, оттуда проводив взглядом окончательно удрейфовавшего в рубку Боббита. Спустя пару минут баржа вздрогнула и зачихала, будто простуженная, после чего кашель, который издавал её двигатель, сменился вполне себе бодреньким для такого старого корыта ворчанием. Судно со скрипом вернулось на прежний курс и, оставляя за собой белые барашки на воде, поползло в сторону Абердина. К запаху морской соли примешалась резкая вонь от солярки, заставившая сморщить нос и чихнуть.
[indent] – Уф! Я уж думал, не договоримся с ним и поплывем обратно в порт, - Эдди вытер пот со лба рукавом, ещё разок зыркнул на рубку, где с ворчанием возился старый Бо, и смешливо фыркнул. – Давай пошевеливаться, гребаная Золушка, пока злобная мачеха не решила опять развернуть свою посудину. Это будет даже похуже, чем стать мышкой, - мальчишка нёс какую-то чепуху, лишь бы говорить. На самом деле, он не очень-то и надеялся, что Боббит в итоге сдастся и согласится доставить ребят в Абердин вместо того, чтоб сдать их с рук на руки родителям, как поступили бы большинство взрослых. Поэтому глубоко внутри подрагивала плотно сжатая пружина напряжения, которой уже не суждено было отскочить, но она всё равно заставляла всё внутри замирать. – Неее, - махнул рукой Скофилд, изумленно уставившись на друга, будто вообще Скотти впервые в жизни видел. – Ты головой об эти бочки приложился что ли? Какой из меня дипломат? Я ж двух слов не свяжу, - парнишка ещё раз фыркнул и подступился к ближайшей бочке. Хорошо, что все они были пустыми и передвинуть любую можно было, уперевшись руками и совсем немного подтолкнув. Прикинув на глазок объем этих штук и вес в наполненном состоянии, Эдвард мог только присвистнуть. Он, конечно, сильный, но всё равно бы ни в жизни не сдюжил. Труднее всего оказалось потертой и чуть влажной веревкой закрепить трепыхающийся на ветру брезент. Края так и норовили вырваться из рук, так что приходилось работать вдвоем. Закончив, Скофилд привалился к борту баржи рядом с другом и подставил мокрое от пота лицо свежему ветру и брызгам воды. Судно плавно покачивалось на воде, и мальчишке пришло вдруг в голову, что можно было бы забиться в какую-нибудь щель и прикорнуть, пока оно идёт до Абердина. Он даже оглянулся по сторонам, ища взглядом подходящее место, но у Скотти явно были другие планы.
[indent] – А? Куда? – рассеянно отозвался Эдди, оторвавшись от горизонта и сосредоточившись на приятеле. У того глаза сверкали, как у кошки в темноте – верный признак того, что Годфрею в голову взбрело что-то. Мальчик скосил глаза туда же, куда смотрел Скотти. Окутанная сигарной вонью рубка и его самого притягивала, словно мощный магнит, но проситься туда было как-то стремно. Однако вслед за другом парень радостно туда поскакал, едва ли не припрыгивая от распирающего его любопытства.
[indent] – Мы всё, - с разницей в какие-то доли секунды отрапортовались ребята и тут же рассмеялись своему единодушию. Глаза против воли забегали по рубке, по всем многочисленным тумблерам, рычагам и прочим интересным штукам. – А эти переключатели зачем? – наугад ткнул Скофилд в какие-то тумблеры. – А сложно вообще баржей управлять? А как вы научились?
[indent] Когда от старика Боббита не последовало реакции серьезнее, чем обыкновенный грозный вид, то вопросы посыпались на его убеленную сединами голову, как из рога изобилия. Мальчишки искрились интересом и энтузиазмом, запасов которых хватило до самого порта, который нарисовался на горизонте спустя несколько часов. К тому моменту в голове Эдди прочно поселилось желание выйти в море и хлебнуть рыбацкой романтики, так сказать, полной ложкой.

+2

17

Попыхивая сигарой, Боббит смотрел перед собой. Его отрешенный взгляд был устремлен вдаль. Туда, где за розоватой дымкой на самом горизонте скрывался далекий берег и порт Абердина. Однако, мысли его крутились вокруг парочки пацанят, что ворчали пустые бочки на корме. Он видел их, когда поглядывал на подобие зеркал заднего вида, что были прикручены по краям рубки. Узкие, как вертикальные амбразуры, и мутные из-за морской соли, эти зеркала помогали ему следить за тем, что происходило на корме и вне зоны его видимости. Ребятня ответственно подошла к делу. Бо был удовлетворен увиденным но, когда мальчишки закончили и отошли к заднему борту, он запыхал сигарой еще активнее и сощурился, переключив на них почти все свое внимание. Если кому-то из них вдруг взбредет в голову сковырнуться за борт и поплавать в ледяной воде Северного моря, будет нехорошо. Совсем-совсем нехорошо.
Вся ситуация в понимании Боббита была довольно спорной. С одной стороны, конечно, он понимал желание малого Годфрея навестить подружку. Сам был молод и глуп когда-то. Лет эдак с тысячу назад. Но с другой стороны, как человек взрослый и поживший на свете уже изрядное количество лет, он понимал, что теперь несет ответственность за этих ребят. Он так же очень хорошо понимал, что если с ними в Абердине что-нибудь случится, ему несдобровать. С него, конечно, вряд ли кто спросит, никто ведь не знал, что они у него на борту. Но совесть ведь никуда не денешь. Вопреки расхожему мнению, она у Боббита все же была.
— Да вижу уже, что все, — отмахнулся старик, когда мальчишки заскучали и решили к нему заглянуть. Долго в его прокуренной рубке все равно никто не выдерживал, поэтому Бо решил, что шугать молодняк смысла нет. Сами сбегут, когда дышать нечем будет. За эту беспечность он поплатился целым потоком вопросов, которые посыпались из пацанят как из порченного мышами мешка с горохом. Поначалу старик еще отвечал. Терпеливо и сосредоточенно. Но когда парни начали натурально галдеть, как желторотые птенцы при виде мамки с полным червей клювом, Боббит не выдержал.
— Ну-ка цыц! — прикрикнул он на них строго и, когда они замолчали, ткнул тлеющим кончиком сигары в сторону скамьи, что была приколочена у стены рубки за его спиной. Когда случались ненастья именно здесь отсиживались немногочисленные пассажиры. На истертой деревянной поверхности был расстелен колючий плед в крупную клетку. Когда парни расселись, Боббит развернулся на своем высоком сидении к ним боком, чтобы была возможность смотреть вперед и не упускать из вида зайцев.
— Чтоб вы знали, море это вам не только романтика, — старик пыхнул сигарой и криво усмехнулся. — Это труд. Серьезный труд. Особенно, если выходишь в море по-настоящему, чтобы добыть пропитание или добраться до чужого берега, а не для того, чтобы девчонку прокатить на дорогой моторке. Моторки вообще... — он покривился и махнул рукой. — Вот яхты, те, которые парусные, вот это настоящая заявка. Одно дело, когда воюешь с самим морем. С течением, с волнами. Совсем другое, когда подчиняешь ветер. Вот это настоящее мореходство. В прежние времена, когда весь этот треклятый прогресс еще не зачадил небо до черноты, когда в воздухе не воняло соляркой, а живность не мерла от нефтяных пятен, во всем море не было кораблей быстрее и красивее клиперов. Слыхали про Катти Сарк? Может, видали ее в Лондоне, а? — Боббит сощурился на пацанят, а потом хитро залыбился, зажав меж зубов сигару. — Ничего, еще увидите. Может, и виски одноименный попробуете. Один из самых лучших в мире, скажу я вам.
Остаток пути до Абердина Боббит разглагольствовал о былых временах, сравнивал с тем, что было теперь, и постепенно его слова начали приобретать ту сварливую старческую тональность, когда кажется, что воспоминания уже не доставляют прежнего удовольствия, а напротив все больше раздражают. Когда впереди показался Абердин, Бо и вовсе замолк и сосредоточился на управлении баржей. Потянув на себя рычаг, который заинтересовал Годфрея младшего еще в начале их путешествия, он сбросил скорость и принялся почти буквально подкрадываться к знакомому причалу, где его уже поджидали.
— Опаздываешь,— упрекнул старика краснолицый толстяк в клетчатой рубахе, когда тот, пристроив свою баржу на обычно месте, заглушил двигатель и вышел на палубу, дабы откинуть сходни. На баржу тут же поднялись крепкие ребятки с тележками для бочек и принялись разгружать баржу. На пару пацанят, выглядывающих из рубки, они внимания не обратили. В отличие от Бо, который жестом приказал им подождать.
— Это ты рано, а я всегда вовремя.
Боббит постучал пальцем по циферблату своих часов, что висели на цепочке и прятались в специальном кармашке, и протянул толстяку бумаги на подпись. Тот расписался во всех экземплярах вернул и старику тот, который полагалось вернуть на пивоварню для отчета.
— Слыхал, у вас цех новый открылся, — начал издалека толстяк. — Можно надеяться на увеличение поставок? Пивко спросом пользуется. К нам даже из Лондона приезжали.
— Это ты у Макрея спроси. Он мне не докладывает, знаешь ли, — Бо сплюнул в воду и как бы между делом поинтересовался: — Ты же через центр ехать будешь? У меня тут пара ребят, которых подвезти надо, куда скажут.
Толстяк проследил за направлением взгляда старика и скептично приподнял бровь. Видок у ребятни был такой, словно им хвосты прижало.
— Внуки твои?
Поразмыслив, Боббит решил, что хуже уже не будет, и кивнул.
— Можно и так сказать, — он оглянулся на мальчишек и махнул рукой, подзывая их. — Знакомьтесь, ребятки. Это мистер Сатклифф. Он отвезет вас к вашей подружке. Адрес-то хоть знаете? Клиника какая-то для детей, короче.
— Королевский госпиталь что ли? — толстяк, он же Родни Сатклифф, прикинул свой маршрут через город и кивнул. — Коли надо, заедем. Грузовик видите? — он указал на небольшой грузовик с истершейся эмблемой на боку, в который свозились бочки с пивом. — Садитесь в кабину. Сейчас с погрузкой закончим и поедем.
[nick]Walter Bobbit[/nick][status]"Bo"[/status][sign]Мне не противна жизнь на суше. Но жизнь на море куда лучше.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/62610.jpg[/icon][info]<br><hr>75 лет, моряк и извозчик<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p80183" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-07-30 21:26:02)

+2

18

Кажется, они перебрали все имеющиеся в наличии рычаги и кнопки, прежде чем окончательно достали Бо, и он осадил мальцов, а гул мотора и плеск волн за бортом показались настоящей гробовой тишиной. Довески притихли, как пара крайне нетерпеливых щенков, ожидавших награду за хорошее поведение, а потому терпели, и было видно, каких усилий им стоило себя сдерживать. Скотт устроился на импровизированной жесткой скамье рядом с Эдди, болтал ногой и слушал неторопливый вкрадчивый рассказ старика, развесив уши и мотая головой то влево, то вправо, жадно пожирая обстановку. Он любил слушать истории особенно, когда рассказчику было что поведать. Скотт кивал на риторические вопросы Бо, мотал на ус и мысленно записал непременно заглянуть как-нибудь на досуге в библиотеку, погуглить эту Катти Сарк.
- Может и к нам на Штормовой клипер когда-нибудь приплывет... - задумчиво вставил Годфрей.
То был единственный раз, когда он прервал капитана и все оставшееся время развлекал себя тем, что втягивал крепкий удушливый дым сигары. Лучше пассивное курение, чем найти на асфальте случайную сигарету, неудачно заныкаться на крыше больницы, а потом страдать от шантажа недобросовестных китаянок (или кем там была эта одноглазая).
Когда старик замолчал, и по выражению его лица стало ясно, что продолжать он не собирается, Годфрей заерзал на своем месте и ткнул Эдварда в бок, тихонько шепнув тому на ухо:
- Кажется, у капитана кончился завод.
В том, что Уолтер Боббит его не слышал, Скотти не сомневался. Его задумчивые карие глаза говорили о том, что он не здесь. И все-таки Годфрей не решался больше что-либо добавлять, и открыл рот только тогда, когда гул мотора стих, рубка лишилась капитана, а по палубе затопала с полдюжины ботинок. И что еще остается делать, как не обсуждать пласт полученной информации и с любопытством высовывать нос наружу.
- Блин, круто как! Давай на обратном пути попросим за этот большой потянуть! - шепотом предложил Скотт, указав на тот самый большой рычаг. Глаза его горели. - А ведь на парусниках нет ничего, кроме штурвала, и как такой штукой управлять... Ты слышал о Катти Сарк?
Как только стало ясно, что пора на выход, мальчишки подорвались и материализовались на палубе. Старик оказался не промах! Еще и такси организовал, да какое!
- Здравствуйте, мистер Сатклифф! - сбившись в кучку и едва не наступая друг другу на ноги, поздоровались ребята с огроменным дядей, чьи лицо и рубашка были одного цвета, а Скотт еще успел шепнуть Эду: "с тебя конфетка!", и уже полез было в рюкзак за бумажкой с адресом, которую не достал, когда на то имелось время, однако мистер Сатклифф его опередил.
- Ага, туда! - согласился Скотт и повернулся к Бо, - Спасибо Вам, мистер Боббит, сэр, капитан Боббит! - затараторил он, в шутливом жесте приложив ладонь к виску и сияя от неописуемого восторга, - увидимся в два по полудню!
Дождавшись Эда, Скотт нерешительно двинулся к грузовику. Часть бочек уже перекочевала в кузов, но кабина пустовала. По сравнению с ней, салон папиного пикапа казался каким-то слишком крошечным и незначительным. По сути, так оно и было. Одна только подножка из пары ступенек чего стоила! Скотт вопросительно посмотрел на Эдди, задавая безмолвный вопрос, однако так и не решился потянуться к ручке.
- Что застыли, ну, тяни за ручку, вот так, на себя, она же не кусается, - послышался за спинами добродушный смешок.
Скотт никак не поучаствовал в открывании дверцы, а потому, чтобы не казаться совсем уж трусишкой, первым полез на сдвоенное сидение отделенное от водительского коробкой передач и удобной подставкой под локоть. Глаза разбегались, прямо как в рубке Боббита, только обзор оказался куда лучше и не так воняло бензином и сигарами. Теперь Скотти захотелось не просто как можно скорее начать водить машину, но учиться водить такой вот грузовик! Мальчишки есть мальчишки.
- Пристегнулись все, сейчас покатаемся! - предупредил Сатклифф, загружая свою объемистую тушку на водительское сиденье, когда с погрузкой бочек было покончено. Он едва на нем умещался, тогда как мальчишки легко могли бы усидеть на таком вдвоем и место еще осталось бы. - Что-то вы какие-то больно непохожие, мамки у вас что ли разные, - беспечно разглагольствовал грузчик - или кем он там являлся на самом деле - даже не глядя на ребят.
Дорога заняла всего ничего времени, и впереди, за гигантским лобовым стеклом уже виднелось здание Королевского госпиталя. Только теперь Годфрей вспомнил о гостинце, о котором ранее напоминал Эд, и заерзал на сидении.
- Мистер Сатклифф! - наконец воскликнул Скотт, провожая долгим взглядом промелькнувший за окном супермаркет размером с Солуэйберг, до хруста выкручивая шею, - остановите, пожалуйста! - и когда грузовик, скрипнув тормозами, притерся к обочине, обратился к Эдди, толкая того в бок, - пошли, пошли за яблоками!
Помимо яблок и апельсинов и двухлитровой бутылки воды, к которой Годфоей тут же присосался, как пиявка к ноге беспечного купальщика, в паре пакетов, что тащили мальчишки - у каждого по одному - имелась куча всякой всячины, включая батончики Сникерс. Скотт схватил их уже на кассе, потому что углядел точно такой же только початый на торпеде. Грузовик по-прежнему стоял у обочины. Малец не ожидал, что мистер Сатклифф будет ждать их, и расценил это как ожидание какой-то платы или проявление отеческой заботы. В любом случае, батончики достались добросердечному дяде.
До госпиталя оставалось всего ничего, потому, поблагодарив и попрощавшись с мистером Сатклиффом, мальчишки направились прчмтком к прозрачным раздвижным дверям, шурша пакетами.

+2

19

[indent] В рубке вместо нормального воздуха был густой сигаретный кумар. У Эдди после первого же вдоха запершило в горле, он с трудом не раскашлялся. И всё время, пока ребята с попустительства старого Боббита, отвечавшего на вопросы, посыпавшиеся на его убелённую сединами голову, словно из дырявого мешка, мальчишка изо всех сил старался дышать через раз, чтобы только не начать лаять. Правда, терпения у хозяина баржи хватило совсем ненадолго. Когда в рубке поднялся натуральный галдёж, он цыкнул на обоих подростков, ткнув кончиком тлеющей сигары в сторону узкой скамейки за его спиной. Скофилд моментально притих и первым умёлся туда, устроившись возле самого выхода. Оттуда тянуло ещё относительно свежим воздухом, пусть и пахнущим бензином и соляркой, но хотя бы не табаком. От него уже голова болеть начинала.
[indent] Приткнувшись на скамейке, Эдвард обратился в слух, аж уши развесил и рот приоткрыл, позабыв об удушающем табачном кумаре. Корабли были его страстью, особенно – старинные, ещё парусные. Про них и пиратов мальчишка с детства читал взахлёб, буквально глотая любые книжки, которые ему попадались. Поэтому глазёнки мигом вспыхнули живым интересом, а язык пришлось старательно прикусывать, чтобы не начать опять задавать кучу вопросов и тем самым не рассердить старого Боббита, пока он ещё был настроен говорить.
[indent] – А вы на ходили на таких? Под парусами? – всё-таки не удержался Скофилд, возбужденно поёрзал на скамье, будто под задницей у него было не отполированное дерево, а крапивный веник, и решив, что хуже-то уже не станет, брякнул ещё один вопрос. – Это та самая, которая с Фермопилами соревновалась? Так она же сгорела вроде как? – Эдди даже подался немного вперёд корпусом, жадно ловя каждое слово капитана. Тот вещал до самого Абердина, то говоря о действительно интересных вещах, то скатываясь в обычное старческое брюзжание о небе, которое лет эдак –дцать назад было намного голубее. Но мальчишка всё равно слушал старика с интересом, он вообще любил всякие истории о прошлом. Баржа незаметно доплыла до шумного порта в Абердине, сбросила скорость и пришвартовалась у причала. Буквально через минуту по палубе затопали ботинки, загомонили вокруг голоса, какие-то ребята принялись споро освобождать судно от груза бочек. На притулившихся на скамейке мальчишек внимания никто особенно не обращал.
[indent] – Дадут тебе, держи карман шире! – скептически вполголоса хмыкнул Эдди, скосив глаза на самый большой рычаг. Но в душе ему всё равно хотелось потянуть за него, ну, хотя бы поверх руки старого Боббита, дед иногда так давал переключить скорости в машине. Минутку парень помечтал, как было бы круто всё же допроситься разрешения дёрнуть рычаг, но стоило другу заикнуться о Катти Сарк, как глаза Скофилда моментально вспыхнули, и он с жаром принялся рассказывать про чайный клиппер, участвовавший в гонке из Шанхая до Лондона и про его капитана, которым можно было восхищаться почти так же, как человеком-пауком. Пока капитан Боббит не махнул призывно рукой, Эдвард горячо вещал, успев пересказать другу всё, что знал, их повествование прервалось на пожаре. Оба мальчишки по знаку старика практически синхронно подорвались к нему. Выглядели они, что испуганные цыплята: переминались под взглядом незнакомого толстяка с ноги на ногу и даже поприветствовали его хором:
[indent] — Здравствуйте, мистер Сатклифф! — произнес Эдди и запрокинул голову, чтобы получше разглядеть лицо нового знакомого. Красное и мокрое от пота, оно свидетельствовало о том, как нелегко быть полным человеком в такую-то теплынь. Мальчишке мистера Сатклиффа даже жалко немного стало. - Спасибо вам, мистер Боббит! В два часа! - снова почти одновременно со Скотти произнёс Скофилд, и на этот раз он первым успел шепнуть другу, что с него конфетка. Парни рванули к небольшому грузовичку с полустершейся эмблемой на боку, но на ближних подступах неожиданно замерли. Вблизи он оказался таким же огроменным, как и его владелец. Эдвард остановился и переглянулся с Годфреем, нерешительно посматривая то на заполненный бочками кузов, то на пустую пока кабину и ведущую к ней подножку, которая сама по себе была вполне препятствием. Голос мистера Сатклиффа, раздавшийся из-за спины, подстегнул уже как-то пошевелиться, и сглотнув ставшую неожиданно вязкой слюну, мальчик схватился за ручку и потянул дверь на себя. Скотти полез в нутро грузовичка первым, ненароком отдавив приятелю ногу. Эдвард негромко забурчал себе под нос про чью-то неаккуратность, но тут же замолк, принявшись любопытно озираться по сторонам. В кабине оказалось ничуть не менее интересно, чем в рубке, к тому же тут не воняло табаком.
[indent] - Ага, - бойко щелкнул ремнём безопасности Скофилд и снова жадно уставился на панель и рычаги. Он уже пробовал водить по пустой дороге за городом машину с позволения отца, но тут было совсем другое. Интересно, гидроусилитель-то тут есть? Он же на всех машинах или нет? У Эдди аж засвербело в известном месте от любопытства, и мальчишка, пропустив мимо ушей замечание мистера Сатклиффа про разных мамок, осмелился задать ему вопрос. - А гидроусилитель тут есть? А такую машину сложнее водить, чем обычную? Я папкину пробовал, он мне даже разрешил на вторую передачу перейти, - прихвастнув своим куцым водительским опытом, Эдвард аж немножко загордился. Правда, ненадолго, его внимание тут же было поглощено ответом на вопрос и возможностью, пользуясь благодушным настроением толстяка Сатклиффа, задать ещё парочку-троечку. Дорога до Королевского госпиталя пролетела вмиг. Неожиданно заелозивший на сиденье Скотти удостоился вопросительно-недоумевающего взгляда. Скофилд даже и не сразу понял, зачем друг попросил остановить грузовик, но послушно вымелся наружу, когда машина прижалась к обочине и, чихнув двигателем, остановилась. Яблоки? Какие яблоки?
[indent] Всё стало на свои места, когда Эдди увидел большую вывеску над огромным супермаркетом. Бродить там можно было, наверное, целый день. Мама вот точно бы раньше, чем через часа три не ушла, она и в значительно более скромном Солуэйсберге могла на час затеряться. Ребята резво пробежались по рядам, бодро скинув в общую корзину яблок, апельсинов, большую бутылку воды и ещё кучу всякой вкуснятины. Подумав, Скофилд уже практически на кассе схватил для Ниши ещё соку, пачку крошечных зефирок и пакет мармеладных мишек. Никто не знает, что любит маленькая слепая, да и им надо было запастись не только на гостинцы, но и себе взять перекусить на обратную дорогу. В общем, каждый в итоге тащил по паре пакетов. На выходе ребята первым делом присосались к воде.
[indent] - Смотри! - удивленно воскликнул Эдди, дёрнув подбородком, чтобы Скотти обратил внимание на грузовик, так и оставшийся стоять возле обочины. Вытерев мокрый рот, мальчик убрал воду и неуверенно пошел к нему, да только снова не решился лезть внутрь, пока толстяк с улыбкой не поторопил своих пассажиров. Он не ожидал, что мистер Сатклифф будет их ждать, чтобы довезти до дверей госпиталя и посмотреть, как подростки войдут внутрь.
[indent] - До свидания, мистер Сатклифф! - попрощался Эдди, вываливаясь из кабины, и махнул доброму пухляку рукой.
[indent] - Вы обратно-то доберетесь, молодежь? - пропыхтел мужчина, обливаясь потом. Но его уже никто не услышал. Мальчишки взяли уверенный старт в сторону прозрачных дверей госпиталя, но чем ближе, тем мельче становились их шаги и быстрее падала скорость. Как-то неспокойно было на душе. Скофилд лично опасался лишних вопросов, да и вообще вдруг вспомнил, как дедушка лежал в больнице. Его можно было навещать только в определенные часы, в другое время ни-ни. Вдруг они у Ниши всё прохлопали?
[indent] - Ты вообще-то знаешь, куда и как идти? - подозрительно поинтересовался мальчик у приятеля.
[indent] Двери сами собой разъехались перед носами подростков, впустив их в просторное фойе. Поозиравшись по сторонам, Эдвард первым заметил стойку регистрации и, потянув Скотти за рукав, с сопением двинулся в её сторону. Люди в белых халатах и обычной одежде сновали мимо туда-сюда, где-то ревел ребёнок. Чудом разминувшись с каким-то дядечкой со стаканом кофе в руках, мальчишки оказались у стойки, за которой стояла строгая женщина в очках с массивной тёмной оправой. На юных посетителей она взглянула строго и даже чуточку неприязненно, как будто они ей по свежевымытому наследили или окно мячом раскокошили.
[indent] - Могу я вам чем-то помочь, молодые люди?
[indent] Эдвард покосился на Годфрея. Тот почему-то опять замялся и затупил, являя неожиданную робость, и дело пришлось брать в свои руки. Сглотнув вязкую слюну и облизав пересохшие губы, парнишка постарался взять себя в руки и не очень сутулиться под суровым взглядом тетеньки-регистраторши.
[indent] - Простите, мы ищем Нишу Лоуренс, мы хотели бы её навестить... - начал было Скофилд, но прежде, чем он успел мяукнуть про "В какой она палате", женщина его грубо перебила.
[indent] - Утренние часы посещения уже прошли, теперь ждите до четырех часов, - сказала, как отрезала тётенька, и уткнулась в монитор компьютера, игнорируя так и мнущихся у стойки ребят. Но за тем, чтобы они мимо не просочились, краем глаза посматривала. Эдди неуверенно глянул на друга, как бы спрашивая, дальше-то что делать?
[nick]Edward Scofield[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+2

20

По сравнению с этой больничка на Штормовом и рядом не стояла. Двери были такие же, с круглой ярко-желтой наклейкой на уровне головы взрослого человека, чтобы полуслепые старухи, ломая носы, не могли предъявить притензии, но масштабы здания... впечатляли. Да Нише просто повезло оказаться в таком месте! Подальше от морально разлагающейся, ни на что не годной мамаши и школьной недожизни. Подальше от них. Только сейчас, ступив на белый кафельный пол абердинского Королевского детского госпиталя, Скотти осознал, что Лоуренс может просто прогнать их, закатить истерику или что-то в этом роде. На памяти Скотта она себя никогда так не вела, за исключением того жуткого припадка в колодце, и все же в мозгу Годфрея поселился длинный тонкий червячок сомнения. Все это зря, Нише не нужно ничье сраное сочувствие, а он приперся, да еще притащил с собой Эдди.
Из раздумий Скотта вырвала чья-то фигура, промелькнувшая перед самым носом. Эд мастерски лавировал с другом на буксире. Еще не известно, кто кого притащил. Вокруг сразу стало шумно - очередное отличие от привычной неспешности глубинки. Больничные звуки, такие привычные, но в остальном... На каком этаже лежит Лоуренс, она одна или находится в общей палате? Скотт уставился на информационную доску слева от медсестры, которая что-то недовольно втирала Скофилду. Собственно, она продублировала то, что висело у ребят перед глазами, только днем недели ошиблась. В будни утренних часов посещения не было вовсе, иначе они попали бы как раз на них.
- Но, тут написано... - нахмурившись, возразил Скотт, и быстро глянул на Эда, подмигнув тому, - с десяти до двенадцати, а сейчас как раз начало одиннадцатого. Мы вовремя.
- Понедельник, сегодня понедельник, - отрезала медсестра, не отрывая глаз от монитора.
Годфрею не было видно, чем таким важным она занималась. Однако он готов был биться о заклад, что видел в отражении ее узких очков без оправы мелькающие картинки. Не иначе сериальчики проглатывает один за другим. Вот коза! Эта женщина натурально выбесила Скотта, зато опасения на счет Ниши растворились, как дым. Сегодня он увидит Лоуренс, чего бы это ему ни стоило.
- Но... но мы приехали из другого города, нам очень-очень-очень надо увидеть Нишу Лоуренс, она наша сестра, - едва сдерживая за жалобным тоном рвущееся на свободу раздражение, Годфрей попытался возвать к присущей женщинам мягкости и податливости всеми известными ему способами. Однако медсестра, казалось, была вытесана из камня. - Пожалуйста, сестра Джефферсон!
Обратиться по имени. Гениальная же идея! Не для того ли все мед работники поголовно носят свою форму и эти дурацкие бейджи.
- Мне каждому по-отдельности пов...?
- В четыре нас уже здесь не будет! - наконец взорвался Скотт. На парочку у сестринского поста сразу заозирались, - нам нужно сейчас!
- .. повторять,  - до противного спокойно закончила сестра Джефферсон. - Мне это надоело, - и повысив голос, обратилась уже к посту охраны, - мистер Бенсли, проводите этих молодых людей к выходу.
Дважды мистера Бенсли звать не пришлось. Добродушно улыбаясь в свои рыжие усы, он двинулся к ребятам. Должно быть, он, как Годфоей, который рассчитывал на лояльность медсестры, полагал, что мальчишки разулыбаются ему в ответ и вприпрыжку покинут больницу. Вместо того Годфрей прижал к груди пакет, враждебно озираясь по сторонам и негромко, но так, чтобы Эд его точно услышал, зашипел:
- Он один - нас двое. Ты - направо, я - налево!
Последнее Скотт уже выкрикнул и бросился направо, ибо в противном случае, просто столкнулся бы со Скофилдом. Он частенько путал право-лево, особенно в стрессовой ситуации, когда требуется быстро шевелить извилинами. Как бы там ни было, сомнений, что Эдди его понял, у Годфрея не возникало. Он летел прочь от сестринского поста, к переходу в другое крыло, отделяемое двойными дверями, за которыми можно было скрыться от мистера Бенсли и сестры Джефферсон. Он был уже готов толкнуть их от себя, но вопреки ожиданиям, двери открылись раньше, навстречу мчавшемуся на всех порах мальцу. Внезапно пакет из рук куда-то исчез, свет померк, и Скотти услышал только, как по кафельному полу скачут, обгоняя друг друга, яблоки.

+3

21

[indent] Ох, и гореть сегодня мальчишечьим задницам! Эдвард буквально предчувствовал неумолимо надвигающиеся проблемы. Надежды на то, что сестру Джефферсон удастся разжалобить он не испытывал от слова вообще. Мальчик стоял чуть сбоку от стола и имел возможность видеть краешек картинки, мелькавшей на мониторе. Какой-то сериал или фильм. Наверняка сопливое бразильское или мексиканское мыло, которое тоннами смотрит мама, включая его для фона на кухне, пока готовит. Так что о какой жалости может быть речь, если сестру Джефферсон оторвали от такого важного занятия?
[indent] Скофилд незаметно потянул друга за рукав, чтобы тот не продолжал канючить и злить и без того раздраженную женщину. Его, конечно, эта толстая дурища тоже знатно выбесила своей узколобой тупостью, но толку продолжать нудеть нет. Парень хотел предложить Скотти отойти в сторонку и подождать немного, смешавшись с неиссякаемой толпой больных и медперсонала, снующего туда-сюда. Наверняка эта фурия не всегда на своём посту. Должна же она ходить в туалет там или за кофе, который взрослые почему-то хлещут литрами. Пристрастия к этому горьковатому напитку Эдди не понимал, как по нему, так лучше выпить сладкой газировки или горячего шоколада, но факт оставался фактом. Взрослые лакают эту дрянь, чтобы не спать на ходу. На посту не будешь сидеть вечно.
[indent] – Скотти, - шепотом позвал приятеля Скофилд, потянув Годфрея за рукав. Он так увлекся препираниями с сестрой Джефферсон, что не обращал внимания ни на что другое, а стоило бы. Тогда бы, может, заметил охранника, олицетворявшего своим внешним видом стереотипного ирландца – светлокожий, рыжий и коренастый. Этот мужик с ребят глаз не сводил, того и гляди придёт на помощь коллеге и предложит вывести нарушителей порядка вон. Тогда уж точно не просочишься потихоньку в палату к Нише. – Пошли. Пошли, тебе говорят, - ещё раз дернул Скотти за рукав парень. Но тот слишком уж разошелся и друга даже не слушал, только раздраженно повел плечом. Мол, чего пристал?
[indent] – Блин! – досадливо выругался пацан, когда сестра Джефферсон, будто прочитав его мысли и узнав про опасения, позвала на помощь охранника. А тот только того и ждал, чтобы подняться со своего места и двинуться в сторону ребят. Добродушная улыбка в густые рыжие усы Эдди не обманывала – теперь точно всё, конец. Мальчик стрельнул сердитым взглядом в сторону Скотти. Вот что ему стоило не продолжать упираться и не закатывать скандал, а попытаться пройти потихонечку попозже?
[indent] – Чего?! – Скофилд обалдело уставился на приятеля и на пару секунд подвис. Бежать? Куда бежать? Нафига бежать? В голове сумасшедшим вихрем пронеслась целая куча вопросов к Годфрею. Но времени задать хотя бы половину уже не было. Охранник, мигом растеряв всё свое благодушие, с руганью кинулся к мальчишкам. Затупивший Эдвард, так и остававшийся стоять у поста дежурной медицинской сестры, чуть было не попался ему в руки. Парень отмер буквально за секунду до того, как мужчина поймал его за плечо, и рванул прочь. Раздумывать и вспоминать, кто куда бежит, было некогда, так что Скофилд против плана сорвался следом за приятелем, отстав от него на несколько метров. Проскальзывая подошвами кроссовок на кафельном полу, подросток несся, то и дело оглядываясь через плечо на охранника. Для столь грузного на вид мужчины он проявлял неожиданную прыть и практически сопел ребятам в затылок. Надо было ускориться, и Эдди хорошенько поднажал. Может, даже ушел бы в отрыв, но как назло именно в этот момент кто-то открыл дверь, к которой неслись мальчишки. Скотти получил ею по лбу и упал на пол, попав под ноги другу. Скофилд заметил его слишком поздно: тогда, когда затормозить уже при всём желании не смог бы. Тело опередило мозг, парень неожиданно подскочил вверх, на полном ходу перемахнув через растянувшегося приятеля, как бойкий козленок через плетень, и продолжил свой путь вперед. Так же не сбавляя скорости, мальчишка врезался в вышедшего из двери мужчину и практически впечатал его в ту же дверь, едва не свалив с ног. Инстинктивно он с выпученными глазами вцепился в незнакомца, покачнулся, но устоял.
[indent] На несколько секунд повисла неловкая пауза. Первым ожил охранник, разразившийся сердитой тирадой.
[indent] – Ах вы негодники! Куда понеслись? Малец, ты как? – мужчина, которого Эдди про себя окрестил ирландцем, присел на корточки возле Скотти. Как бы он не был недоволен выходкой ребят, но за парнишку забеспокоился. Наверняка ведь пострел и головой приложиться мог. Скофилд тоже очень встревожился за друга, но реакцию выдал, надо сказать, неожиданную и странную.
[indent] – Пожалуйста-пожалуйста! Мы бежали к подруге, а нас не пускали! Но это наш единственный шанс её увидеть! – скороговоркой выпалил мальчик, даже толком не разобравшись ещё в ситуации. Этот мужчина в белом халате с добрыми глазами был их последним шансом. Хуже уже точно не станет. Эдвард с тревогой оглянулся на Скотти, чтобы проверить, как он там, сам себе поражаясь. В такой момент он не бросился к другу, а продолжал упорно переть и пробивать им дорогу к Лоуренс. Только до того ли теперь Годфрею?
[nick]Edward Scofield[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]https://a.radikal.ru/a29/1806/72/81716b860923.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+3

22

Понедельник — день тяжелый. Это знают все. Для доктора МакКенны этот конкретный понедельник начался еще в воскресенье, когда неожиданно остервеневшая доктор О'Нилл вдруг вызвонила его с законного выходного, на котором сама же и настаивала, и ни с того ни с сего заставила подменить ее на своем административном посту. И это при наличии живого и, главное, компетентного заместителя, который, плюс ко всему, разобиделся, что его так внезапно прокатили с его же непосредственными обязанностями. В глубине души МакКенна прекрасно понимал, что главврач таким нехитрым образом дает ему понять, кто в доме хозяин, но все равно никак не мог взять в толк, зачем ей это. Он же в конце концов не бунтовал против системы и больничные правила за эти полгода нарушал так уж часто. Можно было по пальцам одной руки пересчитать. Или двух. Всего уже и не упомнишь. Но факт оставался фактом. Для административной работы МакКенна совершенно не годился, поэтому, едва доктор О'Нилл свинтила в Эдинбург по каким-то своим личным делам, он провел задушевную беседу с ее заместителем, амбициозным парнем лет двадцати восьми, и вместе они решили, что доктору О'Нилл совершенно не обязательно знать, что ничего с ее отъездом не изменилось. Если кратко, все остались на своих местах. Разница была лишь в том, что никто не ходил по коридорам, громко цокая каблуками и критикуя работу своих подчиненных по поводу и без. В этот прекрасный во всех отношениях день Королевский детский госпиталь Абердина отдыхал от своего начальства. Это был праздник, который не омрачил даже тот факт, что день недели по определению к расслабону не располагал. Никто и не расслаблялся. Во всяком случае Дженсен ничего такого не заметил, пока делал обход в своем отделении и общался с немногочисленными посетителями, которые решили навестить этим утром его маленьких пациентов.
МакКенна честно пытался отказаться от пирога, который ему в благодарность испекла сердобольная старушка, чей внук выписывался этим утром, но пожилая женщина была не просто настойчива. Она была упряма так, как могут быть упрямы только пожилые люди. В другой палате его заставили играть в карты и он чуть было не лишился стетоскопа. Спустя еще полчаса и один испачканный вишневым джемом халат Дженсен всерьез задумался о том, чтобы сбежать из отделения, пока часы посещений не подойдут к концу. Он был как раз в процессе побега, когда в кармане затрезвонил сотовый. Главврач явно беспокоилась за сохранность своей больницы.
— Ну что вы, доктор О'Нилл, все просто прекрасно, — вещал в трубку МакКенна, шагая по коридору по направлению в главное фойе. — Здание стоит целое и невредимое. Дежурный персонал в полном составе. Даже ни одна лампочка не посмела перегореть в ваше отсутствие. Честно-честно. Нет, что вы, я не паясничаю. Как вы могли обо мне такое подумать...
Дженсен откровенно потешался, держа трубку у уха и слушая, как начальница распекает его как маленького. Он толкнул створки последней оставшейся на пути в фойе дверь, но вместо того чтобы легко распахнуться на хорошо смазанных петлях, она с гулким стуком ударилась обо что-то с той стороны. МакКенна не успел затормозить и по инерции все же миновал оставшееся расстояние и вышел в фойе, но его тут же прижали к закрывшимся за спиной дверям. Какой-то пацан, запыхавшийся и всклокоченный, вцепился в него мертвой хваткой. Еще один лежал на полу совсем рядом среди рассыпанных в беспорядке румяных яблоках, а мистер Бенсли пыхтел над ним, не то от негодования, не то от беспокойства. Довершала картину медсестра Джефферсон, стоящая у стойки регистрации, уперев руки в бока, как сердитая тетушка. Ей только фартука и скалки для полноты картины не хватало.
Доктор МакКенна? Вы слышите меня? Дженсен?! - тонко пищал телефон, который МакКенна все еще держал у уха. Он был настолько обескуражен представшей перед ним картиной, что совершенно забыл о докторе О'Нилл, с которой разговаривал по телефону.
— Я перезвоню, — проговорил он в трубку, перебегая взглядом с одного действующего лица на другое. Так же неторопливо он отбил звонок и спрятал смартфон в карман. Глаза всех присутствующих были обращены на него и это налагало на некую ответственность. Во всяком случае, разобраться, что здесь происходит, он был обязан. В конце концов кое-кто из персонала все еще был уверен, что МакКенна нынче за старшего.
— В чем дело? — серьезно, но совсем не строго поинтересовался он у присутствующих и вопросительно вскинул брови. — Объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит?
Он посмотрел на запыхавшегося охранника, который все никак не мог восстановить свое дыхание, потом на медсестру, отчего-то пунцовую и смущенную, и только после этого вернулся взглядом к мальчишке, который продолжал цепляться за него как клещ. Второй мальчишка вяло шевелился на полу у ног мистера Бенсли, но, кажется, приходил в себя после падения. Уж не его ли МакКенна дверью приложил?
— Вы, молодые люди, к кому?
[nick]Jensen McKenna[/nick][status]spunky aussie[/status][sign]Let's throw seven sheets to the wind.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/98663.jpg[/icon][info]<br><hr>40 лет, невролог и нейрохирург<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p68584" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-11-13 21:14:19)

+2


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Никто и не заметит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC