В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

НОВЫЙ FAQ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Никто и не заметит


Никто и не заметит

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s9.uploads.ru/t/CUvIu.gif
Рано или поздно приходится пересмотреть свои взгляды на жизнь, переступить через себя, стать чуточку посмелее, даже если тебе всего двенадцать

Солуэйский порт, море, Королевский детский госпиталь Абердина, 11 июля

Скотт и компания, Боббит, Дженсен МакКенна и Ниша Лоуренс

+3

2

Черт знает что творилось в голове Скотта. Это началось не вчера, не неделю назад и даже не после страшной ночи в колодце. Раньше, гораздо раньше. Просто Годфрей активно противился в этом признаться, не осознавая, что делает хуже в первую очередь себе самому. Что под "этим" подразумевалось не сказал бы и сам Скотт. Правда, четко знал, как следует поступить. Он совсем уж как-то тяжело вздохнул для ребенка своих лет и спрятался в темноте оконного проема домика на дереве, откуда наблюдал за матерью, которая выруливала на проселочную дорогу, ведущую в город. Как будто она могла его заметить. Линда Годфрей имела обыкновение рано выходить на работу. Сегодняшний день не был исключением, так что Скотт имел в запасе еще по крайней мере час, чтобы добраться до пристани и определиться с тем, какая стратегия попадания на корыто старого Боббита в итоге окажется наиболее подходящей. У него уже были кое-какие мысли на этот счет. Оставалось только подгадать удачный момент. Накануне он провел в разведке около двух дней. Одним словом, проделал основательную подготовку. А что еще оставалось, когда уже принято окончательное решение, подкрепленное ссорой со Скофилдом и Большим Кирстом. Все мосты, как говорится, были сожжены. Если бы не та вспышка ярости, сидел бы дальше, снедаемый совестью, сомнениями и страхом. Впрочем, теперь он боялся не меньше, но уже совсем другого. А еще щеки горели от предвкушения настоящего приключения!
Убедившись, что никто не палит, Скотт водрузил за спину рюкзак и полез вниз, где его уже ждал старый-добрый велек. Мамину Ниву Годфрей не догнал, даже если бы очень захотел, поэтому не было никакого смысла давать ей большую фору. Он ожесточенно крутил педали, периодически налегая на руль для ускорения. В черте города Скотти несколько поумерил свой пыл, буквально затылком ощутив слежку. Вот только паранойи для полного счастья не хватало! Малец примотал своего верного железного коня у книжного магазинчика на главной улице, и дальнейший путь держал пешком. Пока все шло по плану.
Но так ли хорошо был продуман этот план? Папа учил его играть в шахматы, и Скотт знал, как ходит та или иная фигура, однако на этом его стратегические познания заканчивались. Шаг влево, шаг вправо - и конец всей затее. Скотти покрепче уцепился за лямки рюкзака и прибавил уверенности в шаге. Ниша. Раз его лишили возможности повидать Лоуренс, пока  она находилась на одном с ним этаже, значит он проявит эту самую пресловутую самостоятельность, о которой ему вечно твердили, когда нужно было, к примеру, убрать какахи за Буллитом или покормить кур, и навестит Нишу в Абердине. Просто убедится, что с ней все в порядке. Он ощущал в этом физическую потребность. А ведь, если бы не странное мамино поведение, никакого путешествия, скорее всего, и не состоялось. Когда детям подчеркнуто запрещают что-либо, естественная реакция на запрет - сделать все с точностью до наоборот. Этого эффекта, очевидно, и добилась доктор Годфрей, искренне полагая, что поступает правильно, когда совершенно сознательно лгала сыну.
В рюкзаке весело позвякивала бутылка в форме фляги со светлой этикеткой. Скотт не собирался два часа, если не больше, ныкаться среди ящиков. Он так со скуки помрет. А у Бо в запасе должны были быть какие-нибудь морские байки, может, не так много, как у Роберта Чейза, но почесать языком тот явно был не дурак. А непочатая бутылка предположительно дорогого коньяка, умыкнутая из самых недр родительского бара была призвана не только обеспечить билет, причем в обе стороны, но и расположить старика к интересным разговорам. В общем, Скотт искренне полагал, что плата эта вполне себе стоящая. Тем не менее, малец условился все же подстраховаться и обозначить свое присутствие строго после того, как баржа отплывет от Штормового на приличное расстояние, дабы исключить вероятность немедленной депортации.

- Давай реще! - подгонял Энди, несмотря на то, что семенил позади. Его раскрасневшееся лицо было красноречивее любых слов. И нет, оттенок спелого помидора был вызван не только быстрой ходьбой и нехваткой кислорода. Большой Кирст злился. Он злился с того самого дня, когда Скотт Годфрей начал нести эту чушь о том, что Ниша-мать-ее-Лоуренс не заслужила такого обращения, или что он там имел в виду, когда завизжал, как девчонка, стоило только упомянуть ее имя всуе. Навестили, друга, называется!
Не только Скотт провел эти дни в разведке. Энди, не обремененный домашними заботами и, если уж на то пошло, страстно желавший находиться везде, где только можно, лишь бы подальше от папаши, вел собственное расследование. Поначалу пухлый не мог поверить в то, что Годфрей не тронулся умом, не блефует и действительно собирается сбежать с острова только ради того, чтобы навестить Лоуренс. Большой Кирст не имел ничего против первого, ибо это было его заветной мечтой, но второе вызывало у него бурю негодования. И сейчас он изо всех сил пыхтел, пыжился и старался не сильно отставать от Эдварда Скофилда, чей темп оказался заметно выше его собственного. Они двигались к пристани по альтернативному пути, и он не был ни короче, ни удобнее того, который выбрал для себя Скотт. Впрочем, преследователи, как и Скотт, знали, когда отчаливает баржа старика Боббита, а потому также имели возможность оказаться на месте заранее.
- Давай сюда, - выдохнул Энди, пальцем-колбаской указывая на прореху в стройном ряду забегаловок, где стояли мусорные баки.
Засада была идеальная, оставалось только ждать. И много времени на это не ушло. Опустив голову и втянув ее в плечи, Скотт целенаправленно шагал мимо закусочных к пристани, рассчитывая на то, что напряжение послужит ему мантией-невидимкой. Оказавшись за спиной Годфрея, Кирст свистнул так, что тот аж подпрыгнул.
- Куда-то собрался, Годфрей? Ничего не хочешь объяснить? - процедил Энди сквозь зубы, буравя Скотта взглядом, словно собирался проделать в нем дыру.
- Черт, Эд, ну, у тебя же есть голова на плечах! - Игнорируя пухлого, Скотт умоляюще воззрился на лучшего друга.

Отредактировано Scott Godfrey (2017-12-17 13:28:45)

+3

3

[indent] Недавняя ссора со Скоттом не давала Эдварду покоя. Друзья всегда значились в списке ценностей мальчика на одном из первых мест, и размолвка с  одним из самых лучших доставляла почти физический дискомфорт. Голова у Скофилда пухла, будто от жужжания целого роя злых пчел, вьющегося рядом и не дающих покоя. Он всё прокручивал в голове ту ссору, лицо Годфрея, искаженное яростью, и даже почти начал склоняться к тому, что можно и первому сделать шаг навстречу другу. Ноту раздрая и сомнений в это решение вносил Большой Кирст, зудевший над ухом всякие гадости про Скотта. Нужно было расставить все точки над i.
[indent] Откуда Большой Кирст что прознал, так и осталось для Эдди загадкой. Нет, он и сам был в курсе намерений Скотта навестить Нишу Лоуренс в Абердине, но вот всех адресов-паролей-явок он не знал. Поэтому положился на Энди, который зуб давал, что Годфрей именно сегодня попробует уплыть на материк, чтобы проведать эту… В сердцах Большой Кирст выдал такую непечатную характеристику для слепой девчонки, что у Скофилда чуть уши в трубочку не свернулись. Пока они шли, почти бежали короткой дорогой к порту, Эдвард всё думал об этом. Думал о Скотте и Нише. И снова ловил себя на том, что той ссоре удалось заронить в его душу зерно сомнения.
[indent] Эдди никогда всерьез не ненавидел Лоуренс. Девчонка ему ничего такого не сделала. Да, жалкая, слепая, убогая – и далее по списку нелестных эпитетов, которыми её награждали жестокие сверстники. Но Скофилд бы даже не заметил её существования, просто прошел бы мимо неё, как мимо стенки, не утруждаясь тем, чтобы как-то к Нише относиться. Но все ребята в школе её недолюбливали, дразнили, задирали, а он находился как раз в том возрасте, когда мнение ровесников играет огромную роль. Поэтому мальчишка и поплыл на гребне общей волны: все не любят, значит и я буду.
[indent] – А ничего, что это ты от меня отстаешь? – резко, даже зло бросил Эдвард Большому Кирсту, вынырнув из своих мыслей. Тот натужно пыхтел, краснея и обливаясь потом, но всё равно шуршал шага на три-четыре позади своего приятеля. Не слушая, что Энди понесет дальше, Скофилд снова погрузился в раздумья. И опять в голову так и лезло одно большое «Зачем?». Зачем Скотту так остро потребовалось срываться к Нише? Подумалось, мало ли девчонке там совсем худо. Злым Эдди никогда не был, поэтому на какую-то минутку слепую даже пожалел. А потом мысли, как хомячок, который был у мальчишки в детстве и вечно строил планы побега, скакнули на другое: чем же эта Лоуренс так хороша, что Годфрею припекло сорваться к ней, рискуя получить знатный нагоняй от родителей. Ещё бы! Смотаться в Абердин, никого не предупредить. Санкции за подобную выходку будут самыми жесткими. Эдвард задумался, а стал бы Скотт так изворачиваться ради него? Или за друга бы так не переживал? Если бы Скофилд дал себе труд задуматься, то понял бы, что банально ревнует приятеля к мелкой слепой. Но сделать это ему помешал Большой Кирст, натужно прохрипевший сквозь одолевавшую его одышку, что надо спрятаться за мусорными баками, притулившимися в прорехе между стенами плотно стоящих друг к другу портовых забегаловок.
[indent] Место было выбрано действительно удачно: каким бы путём не шел Годфрей на баржу старого Боббита, а проскочить мимо у него бы не получилось. Просто потому, что больше на пристань было не пробраться нигде из-за всё тех же закусочных. Сидеть пришлось недолго: через какие-то минут пять на тротуаре нарисовался Скотт. Походка вороватая, голова втянута в плечи: то ли просто так трусит, то ли догадывается, что его пасут. В любом случае, всё уже решено.
[indent] Эдвард ткнул локтем в бок Большого Кирста, знаками показывая, чтобы тот пошевеливался и вылез из-за баков, как только их общий приятель пройдет. Сам же парнишка облез мусорки с другой стороны и вынырнул аккурат перед носом Годфрея, оглянувшегося на громкий посвист Энди.
[indent] – Для разнообразия, - почти покладисто согласился мальчишка. – И я, в отличие от тебя, ею думаю, - Эдди обжег друга взглядом, по-прежнему не давая ему пройти. Он изо всех сил старался забить на какое-то гаденькое чувство сродни неприязни к Нише и опасениям, что Скотт в итоге кинет своих товарищей ради общения с этой слепой. Первым делом надо было решать дело с тем, на какой риск прет Годфрей. Это же тебе не двойка за поведение, не неубранная комната и даже не затеянная в школе драка. Это выйдет покруче. – Ну-ка, пошли, поговорим, - Скофилд вместе с Большим Кирстом принялись теснить Скотта к мусорным бакам. – Давай, давай. Бить тебя не будем. Но нефига торчать на виду, - Эдди продолжал подпихивать друг к мусоркам, пока вся компания не оказалась под их прикрытием. Если продолжить тереться на открытом месте, то можно привлечь ненужное внимание со стороны взрослых. И это паршиво с учетом того, что задумал Скотт. Тут Скофилду в первый раз стукнуло в голову, что по-хорошему он сюда пришел не ещё раз разругаться с другом в пух и прах и не для того, чтобы не дать ему удрать. Он хотел поговорить и понять. Если Годфрей уверен, что ему так надо рисковать и лезть в петлю, то Эдвард его поддержит. Это будет правильно и по-дружески. – Рассказывай, что ты удумал? – и прежде, чем Скотт начал отпираться, парень строго ткнул в него пальцем. – Мы знаем, что ты к… - мальчишка хотел было назвать Нишу слепой, каковой она и являлась, но почему-то вовремя прикусил язык и сказал совсем другое. – этой Лоуренс собрался. Чего это ты вздумал так рисковать? Ты хоть понимаешь, как тебя вздуют-то? – за спиной у Эдди согласно хрюкнул что-то Большой Кирст, перегораживавший Годфрею пути отступления.
[nick]Edward Scofield[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]http://s4.uploads.ru/xIRcj.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-03-23 21:29:02)

+4

4

Годфрей метнул в Склфилда не менее разящий взгляд-молнию. Будь они какими-нибудь супергероями, давно убили друг друга и трагично лежали бы с дымящимися дырками в головах, а камера медленно отъезжала бы, показывая общий вид на пару распластанных тел в лучах заходящего солнца непременно под какую-нибудь драматичную мелодию, а Большой Кирст вопил бы свое протяжное "неееет!", запрокинув голову и воздев руки к небесам. И-и-и титры!
Нервно теребя лямки рюкзака, Годфрей переминался с ноги на ногу. Надо же было так не вовремя. Пасли его что ли - не иначе. В одном эти двое были правы. Если Скотт и правда вознамерился добраться до Абердина путем стелса за ящиками и бочками с бухлом (или ради чего там еще старик гонял свое корыто), ему лучше не привлекать внимание окружающих, пусть никого вокруг видно не было. Правда, кое-что Годфрею оставалось непонятно. Раз парочка кретинов так отчаянно не желала отпускать его к Лоуренс, на кой черт они загнали его в угол и сныкались сами. Подняли шум - и дело с концом. А второго шанса улизнуть от мамы уже не будет, она с сына глаз не спустит. И Скотт был готов к такому раскладу, только уже после того, как он вернется из своего маленького путешествия.
- Ха! Бить не будешь? Думаешь, я боюсь? Давай, рискни здоровьем! Слабо? - вспыхнул Скотт, бравируя и щетинясь, но все же боком перемещаясь вглубь закутка. - Кто вздует? Вы? Мама? А в курсе, что выпускникам плевать на Лоуренс, тем, что помладше - тоже! Ее классу плевать, ее мамаше-шлюхе и пьянице - подавно! Всем плевать, как будто не Лоуренс слепая, а все вокруг. Почему-то только вы зрячие и считаете необходимостью ее заметить и пнуть побольнее! - Скотт выдал все это на одном дыхании, словно боялся растерять нужные слова. Он упорно делал ударение на это "вы". Конечно, теперь он осмелел, воспрянул духом, вознамерился все исправить, и даже готов был дать отпор, найти оправдание, если ему припомнят о том, что еще совсем недавно он сам был частью этого "вы".
- Хочешь знать, почему? И ты тоже? - задыхаясь шипел Годфрей переводя взгляд с одного на другого, - Что в Лоуренс такого? Слепая, и что? Вы с ней толком не общались, вы не просидели с ней сутки в гребаном колодце, слушая ее жалобный плач! Вы не знаете, что она любит, чего боится, о чем мечтает! Она вам ничего не сделала! Вы это делаете просто потому что Ниша слабее всех остальных, и всем на нее плевать, а значит и заступиться некому!
Скотт чувствовал, как глупо выглядит, как чудовищно лицемерит. Он даже вспомнил, как  еще там внизу, под землей на одно короткое мгновение в его голове мелькнула мысль, насколько упростилась бы его жизнь, если бы Ниша умерла, насовсем умерла. Чтобы отогнать это внезапное воспоминание он, не затыкаясь, продолжал лить поток всего этого обвинительного шлака и брызгать слюной. Казалось, он никогда еще так не злился, на виске заметно забилась жилка и Годфрей покраснел теперь почти как Энди, с лица которого постепенно сползла ухмылка.
- Ниша Лоуренс НЕ ЗАСЛУЖИЛА! Она такой же человек, как МЫ - Скотти осекся, не поверив, что вставил по-настоящему верное местоимение, но тут же продолжил, - через пару лет, когда у нее вырастут сиськи как у мисс Габел вы запоете по-другому! - он сплюнул и попал в боковину мусорного бака. - Поддержишь? Тогда какого хрена ты тут стоишь, Эд?
Большой Кирст нахмурился и, казалось, даже начал вникать в суть. А в суть, когда дело касалось непосредственно его самого, он вникал очень хорошо, и теперь, после этой сумасшедшей тирады, ему необходимо было высказаться самому. Чего уж, раз такая пьянка. В голове копошились мысли, главным образом, возмущения, негодования и какой-то глубокой обиды. Сейчас самое время выплеснуть ненависть ко всем сразу: к папаше, к Лоуренс, к Скотту к доброй половине этих вечно лыбящихся языкатых ублюдков, к самому Солуэю и всему этому острову - настоящей тюрьме посреди Северного моря. Он как будто зарядится или, правильнее сказать, заразился от Годфрея.
- Значит, ты умываешь руки? Ты один такой белый и пушистый, ни при чем совсем, да? - тыча своим пальцем-колбаской аккурат Скотту в грудь рычал Большой Кирст. Несмотря ни на что, чувство справедливости у него было подкручено как надо. - И ТЫ сейчас говоришь нам это? Да иди ты нахер, Годфрей!
Энди угрожающе двинулся на Скотта, стиснув пальцы в округлые кулаки. Скотт, в свою очередь тоже двинулся тому навстречу, не обращая внимания на изменившегося в лице Скофилда. И почему с ними не было Коффи. Хоть он и был младше всех, в его смышленой очкастой кубышке мозгов было больше, чем у всей вместе взятой компашки. Черт, да кого он обманывал, не станет он махать кулаками. Только не с Эдди. А драться с Пухлым все равно, что тыкать большого медведя из желе - только кулак увязнет. Скотти даже представил себе эту картину и, не удержавшись, прыснул со смеху. Нервный такой смешок вышел, зато вместе с тем, казалось, дышать стало как-то легче.
- Бред это все. Бре-ед на пустом месте, - отсмеявшись, заключил Скотт, - мне пора, а вы делайте, что хотите. - Он двинулся из закутка и, проходя мимо Кирста, похлопал того по плечу, но посмотрел на Эдварда.

+2

5

[indent] Пламенный взгляд, которым наградил Эдварда Скотт, мог бы вполне расплавить металл, но Скофилд всё же выстоял. Большому Кирсту подобного не досталось, что было вполне себе поводом возмутиться в душе. Как будто он виноват больше, чем Энди! Друзья этому неблагодарному мозги вправить пытаются, а он! Эдди практически фыркал, как раздраженный щенок, всё больше распаляясь.
[indent] – Вот надо бы! – запальчиво выругался на приятеля Скофилд. Большой Кирст согласно ему поддакнул, но более весомо вмешиваться в профилактическую ссору не стал. Отдуваться и отвечать злющему Скотти приходилось Эдварду, отчего мальчишка сердился всё больше и больше. Сам подбил, а в итоге может сделать и крайним. Трус! Вон какой здоровый, а не орет на Годфрея, который в пару раз мельче приятеля!
[indent] – Да охренеть, Скотти! – выкрикнул Эдди другу в лицо. Оба они уже раскраснелись от злости и едва ли не плевались. Ни дать, ни взять – два бойцовских петушка. – А ты её давно увидел? Может, с первого взгляда заприметил? А что ты с нами её дразнил и толкал – нам показалось, а? Это мы все поглючили, а ты такой правильный, да?! Давно поумнел-то?! Беленьким-хорошеньким заделался? – выдал на одном дыхании Скофилд, порывисто толкнув друга ладонями в плечи. Тут же пришло запоздалое понимание, что злость взяла верх над разумом. Парнишка резко выдохнул и отступил на шаг. А то ещё подерутся со Скоттом на радость Большому Кирсту, который сопел и пыхтел всё раздражённее, но пока язык за зубами держал. Только кивал и поддакивал, наступая на Годфрея и загоняя его бочком-бочком всё дальше в темный угол.
[indent]  По сути своей Скотти был прав. Чертовски прав, и это бесило. Эдвард даже немного приткнулся, на мгновение задумавшись о том, что Лоуренс-то доставалось не по делу. Она не была ябедой, предательницей, подлизой – в общем, никак не проявляла себя с той стороны, за которую подростки перестают уважать своих сверстников и начинают их ненавидеть. Ниша просто была другой, не такой, как все остальные дети. И за это её люто гнобили. Скофилд на минуточку задумался, каково было бы ему в такой ситуации. Даже на пару секунд прикрыл глаза, чтобы представить, каково было бы видеть мир без красок. Точнее, не видеть его вообще. Зависеть от тех, у кого зрение есть, потому что без помощи со стороны ты далеко не уйдешь и даже себя не обслужишь. Да ещё и получать издёвки за свою беспомощность. Ему ещё с семьей повезло, а у Ниши... Чувство стыда затопило мальчишку по самые кончики ушей, которые полыхали уже не от злости.
[indent] Задумавшись о Лоуренс, Эдвард как-то упустил из виду тот момент, когда медленно разгоняющийся Большой Кирст, наконец, дошел до кондиции. До этого пухлого мальчишки всё доходило чудовищно сложно. Он как динамо-машина томительно небыстро соображал, вникал, пока не догонял. За этим в таких вот конфликтных ситуациях обычно следовал взрыв. Вот и сейчас у Большого Кирста едва ли не пар из ушей повалил. Эдди успел только моргнуть, а Энди уже попёр на Скотти, тыча в него толстым пальцем. Годфрей тоже всплылил и полез на рожон. Ситуация накалилась настолько, что втиснуться между приятелями и толкнуть их в разные стороны Скофилд успел только в последний момент. Большому Кирсту это было, что укус мошки – слону. Зато Скотти отлетел назад на пару шагов.
[indent] – Вы совсем сдурели?! – напустился на друзей Эдвард. – Вы ещё подеритесь! Давайте!
[indent] – Да пошли вы оба нахер! – заорал Большой Кирст, окончательно взбесившись. Ухватив Скотти за плечо, он отшвырнул его назад, да так, что тот аж пошатнулся. Эдди машинально поддержал приятеля, тупо глядя на то, как Энди протискивается между баков и валит прочь. – Как бы он нас не слил со зла, - как бы между делом рассудительно заметил Скофилд. В ту сторону, где скрылся Большой Кирст, он глянул с озабоченностью, но тут же перевел глаза на Скотта. Сейчас всё решалось. Для себя Эдвард уже определился, но злющий Скотти мог упереться рогом. Поэтому мальчишка набычился, зыркнув на друга исподлобья. – Я с тобой поплыву! – безапеляционно заявил паренек, стараясь за напускной уверенностью на грани самоуверенности скрыть банальный страх. А ну как Годфрей сейчас психанет и не примет предложение ехать вместе? Подумав, Скофилд добавил уже спокойнее. – Ты не думай, я Лоуренс обижать не стану. Слова ей плохого не скажу, может… - мальчишка запустил руку в темные волосы и хорошенько их взъерошил. Сказать то, что он собирался, было сложно. Это почти как вслух признать свою ошибку. Но помявшись, Эдди всё же решился. – Может, мы и зря так с ней. В чем-то ты прав – мы Нишу совсем и не знаем, - мальчик пожал плечами и переключился. – Ты хоть апельсины какие ей купил? Или что там в больничку таскают? Не с пустыми же руками переться…
[indent] Выглянув из-за баков, паренек придержал Годфрея. Мол, погодь, не горячись. Мимо прошли какие-то мужички, рыбаки, судя по одежде. Когда улица вновь относительно расчистилась от лишних глаз, подростки вынырнули из-за баков. Нечего взрослым видеть, где они шарились.
[icon]http://s4.uploads.ru/xIRcj.jpg[/icon][nick]Edward Scofield[/nick][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][status]Искатель приключений[/status]

+2

6

Как и Скотт, Эдди не горел желанием устраивать потасовку. Он клином вошел промеж распалившихся мальчишек, подкрепив свои мирные намерения действием.
- Да хоть бы и подрались, кое-кому не мешает растрясти телеса, - съязвил Скотт, по-прежнему не в состоянии подавить рвущиеся наружу смешки.
А вот Большому Кирсту было явно не до смеха, он дошел до той кондиции, когда уже не мог сдерживать прущие изо всех щелей эмоции. Они потом проступили на лбу, зудели на костяшках пальцев, все еще рвались из груди. В конце концов, произошел очередной выплеск, нашедший выход в словесной форме. Довольно емкой и исчерпывающей. Рука Скотта слетела с пухлого плеча, как полая тростинка, которую сдуло ветром, а вместе с ней и самому Годфрею пришлось хорошенько напрячь ноги, чтобы снова не впечататься в кирпичную кладку. Поддержка Скофилда пришлась очень кстати. Эдакими темпами они перевернут мусорный бак, а то и парочку.
Но Энди уже скрылся за углом, и судя по тому, в какую сторону он свернул, опасения Эда были безосновательными. У самого Кирста и близко не было подобных намерений. Он страстно желал поскорее убраться куда подальше от этой парочки лохов. Пусть делают, что хотят, валят в свой Абердин к своей Лоуренс. Пусть хоть групповуху устроят, Энди плевать! Он с ума еще пока что не сошел. Рассуждая в таком ключе, незаметно для самого себя он оказался напротив Шоколадницы. Энди и раньше довольно часто забредал на эту улицу, как настоящий лунатик, в основном после хорошей отцовской трепки. Только теперь вместо аромата выпечки его встретил до сих пор ощутимый запах гари, а вместо улыбчивой мисс Стюарт - обугленные стены и черная дыра, на месте которой раньше солнечными лучами отсвечивало стекло с гостеприимной табличкой "открыто". И какого черта он не воспользовался такой блестящей возможностью свалить с острова. Не на один день, а насовсем. Куда угодно, только подальше отсюда.

Скотт мотнул головой. Было что-то отчаянно искреннее в реакции Большого Кирста, что-то, что оставило неприятный осадок, что-то такое, после чего нельзя просто продолжить общаться как раньше. Годфрей равнодушно пожал плечами, Эдди всегда рано или поздно вставал на его сторону, бессмысленно возражать и отпираться. А если быть до конца откровенным, Скотти даже рад компании. Он притормозил, когда Эд заметил помеху и, понизив голос, ответил:
- Нет, там что-нибудь найдется. Сейчас важнее благополучно отчалить.
И от этого действительно целиком и полностью зависел успех всего предприятия. Скотт высунулся следом за Эдди и, самолично отметив отсутствие всякого присутствия, двинулся в сторону причала. Жестами он показал другу держаться ближе к парковке, предназначенной для владельцев судов и прибрежных торговцев. Баржа старика болталась на своем прежнем месте, в той стороне, где швартовались частные суда. Самого Боббита по первым прикидкам нигде не было видно. Годфрей затормозил и недоверчиво покосился на бликующие витрины магазинчиков и забегаловок. Изнутри все прекрасно просматривалось, а о наличии наблюдателей заранее узнать не представлялось возможности.
- Блин, теперь остается только пресловутая удача, - пожаловался он и вновь окинул взглядом периметр. Прежде, чем сделать финальный рывок, Скотт обернулся к Эдварду и выдал на полном серьезе, - спасибо, Эд, что ты рядом.
Он не стал давать никаких дополнительных пояснений, а просто по кратчайшему пути твердым быстрым шагом двинулся к самоходке, больше не озираясь по сторонам. Оставалось последнее препятствие - попасть на борт. Между причалом и ведущей частью баржи оставался зазор. Никакого тебе трапа, лесенки и пригласительного мостика. Точнее трап был, но поднятый.
- В рубке, кажись, чисто, - констатировал Скотт, - держи рюкзак, осторожно только, и давай руку.
Одной он уцепился за трап, а другую протянул Скофилду. Баржу едва заметно повело. Собравшись с духом, Скотт перекинул ногу через сходню, подтянулся и грузным мешком скатился вниз, ударившись локтем о какой-то выступ. Фигня. Учитывая свои ошибки, Годфрей помог перебраться Эдди, предварительно забрав у того рюкзак. Скотти очень рассчитывал на свой рюкзак, а точнее на его содержимое. А вот и бочки выглядывают из-под блестящего брезента - мечта малолетних дезертиров.

Отредактировано Scott Godfrey (2018-04-04 14:26:44)

+2

7

[indent] После громкого отбытия Большого Кирста на душе остался плавать, как обломки льдинок в осенней луже, паршивый осадок. Эдди вообще не любил ссориться, а поругаться с другом, пусть и не самым лучшим, как Скотти, было для него последним делом. Мальчишка досадливо чмыхнул носом. Эти мысли жужжали в голове рассерженным осиным роем, причиняя дискомфорт.
[indent] – Ну смотри, стремно ж в больницу с пустыми руками, - Скофилд равнодушно пожал плечами. Сильно-то ему дела до Лоуренс не было, ехал он больше друга поддержать, но если парень за что-то брался, то делать это он предпочитал на совесть. Нормально, а не так, чтобы лишь бы отвяли.
[indent] К причалу они пробирались, как заправские ниндзя. Сначала вдоль стеночки крались в сторону причала, стараясь слиться со стоящими на парковке автомобилями. Тут самое опасное было – ранние посетители крохотных магазинчиков и забегаловок, которые могли обратить внимание на шныряющих в порту детей. Но намного более стремно оказалось преодолевать последние метры, где уже некуда нырнуть в случае чего. Разве что сразу в воду. Эдди настолько разволновался, что, когда Скотти почему-то поблагодарил за поддержку, смогу только кивнуть: горло мгновенно пересохло и будто сжалось от спазма. Ничего особенного, на самом-то деле, в своем поступке он не видел. Друзья ведь должны быть рядом не только тогда, когда всё круто, но и когда есть реальный шанс получить по заднице. Для Скофилда дружба была важнее, чем вполне осязаемая перспектива словить от родителей, когда об их вылазке станет известно.
[indent] – Давай уже, двигай, - прохрипел мальчишка, подбадривая товарища, идущего первым. Сам он поглядывал на играющие отблесками на солнце витрины с такой же опаской. Эдвард двинулся следом за Скотти, стараясь держаться максимально уверенно и расслабленно. Так, как будто ничего странного в ошивающемся в порту подростке нет и он имеет право тут находиться. Ребят никто не окликнул и не остановил. Они беспрепятственно подобрались к барже. Скофилд, сколько не приказывал себе не втягивать голову в плечи, но все равно неуверенно ссутулился. Сердце в груди колотилось учащенно, реагируя на бурлящий в крови адреналин. По сравнению с теми переделками, в которые они влипали вполне себе регулярно, это было что-то новенькое и более рискованное.
[indent] Баржа, на которой ребята планировали добраться до Абердина, мирно покачивалась на небольших волнах. Парни аккуратно прошлись вдоль борта, выглядывая её хозяина, но старины Боббита нигде не было видно. Ещё немного они послонялись рядом.
[indent] – Погнали что ли? – предложил Эдди. Шнырять тут дальше не было смысла. Если бы Боббит был на своем корыте и их заметил, то уже окрикнул и спросил, чего надо, а продолжая маячить возле баржи ребята рисковали попасться на глаза кому-нибудь из рыбаков, подтягивающихся к своим лодкам. Скофилд перехватил рюкзак, сброшенный с плеч Скотти, и скрестил наудачу пальцы, когда тот полез на борт. Между ведущей частью баржи и дощатым причалом плескалась полоса водички. Их тут не ждали, так что трап никто не опустил. Впрочем, это был даже хороший знак: если Боббит поднял трап, то, наверное, был где-то не на своем корыте.
[indent] – Лови, - Эдвард перебросил Годфрею его рюкзак. Сам он перелезал через борт баржи, уже учитывая горький опыт друга. Он точно так же перекинул ногу через сходню, подтянулся и перевалился на палубу – чуть аккуратнее, но всё равно приложился коленом обо что-то. Поморщившись, мальчишка зашипел себе под нос ругательство. Но ныть и баюкать ушиб было не время. Старина Боббит мог вернуться в любой момент, застав на своей посудине двух подросткам. Тогда пара «зайцев» могла в самом буквальном смысле остаться без ушей. Скофилд проворно огляделся по сторонам и тут же наткнулся на прикрытые брезентом какие-то бочки. Встретившись взглядами со Скотти, парень понял, что его другу в голову пришла та же идея.
[indent] – Давай попробуем в них затеряться, - вслух озвучил её Эдди и пошел к бочкам. Они оказались тяжелыми, но пустыми. Видимо, загрузить их планировалось в Абердине, что было мальчишкам даже на руку. – Помоги-ка мне, - попросил Скофилд, оглянувшись по сторонам. Палева не было, так что он со спокойной душой начал примеряться к бочкам. В одно лицо их тягать было бы тяжеловато, но в четыре руки дело пошло споро. Подростки, пыхтя и сопя, быстро сдвинули несколько так, чтобы забраться между ними и спрятаться, как в норке, сверху накрывшись брезентом. Места в укрытии было маловато, поэтому ребята сидели плечом к плечу и совсем близко. Эдди резко прижало поговорить, хоть он и не знал. О чем. Но делать этого было нельзя. Судя по звукам, старина Боббит вернулся на баржу.
[indent] Время ожидания растянулось просто мучительно. Казалось, что они торчат под душным брезентом уже несколько часов. Со Скофилда сошло уже шесть потов. Ещё бы! Сидеть в таком укрытии на солнцепеке, да ещё и рядом с немилосердно нагретыми бочками.

[nick]Edward Scofield[/nick][status]Искатель приключений[/status][icon]http://s4.uploads.ru/xIRcj.jpg[/icon][info]<br><hr>13 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=4#p86558" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+2

8

Все таки у Марты были самые вкусные пироги. Старый Бо уже давненько жил на свете и кое-что в этом понимал. И дело было совсем не в том, что Марта, женщина преклонных лет с пышными кудряшками, когда-то давным давно крутила перед ним задницей. О, нет. Боббит был слишком стар для амуров, но пироги... пироги он любил и ради них был готов пойти если не на все, то на очень многое. Например, вспомнить молодость и своевременно ущипнуть за зад старинную подругу, чтобы она выдала ему вне очереди сверток с рыбным пирогом, ради которого, собственно, Боббит и задержался.
К барже он почти бежал. Несмотря на преклонный возраст прыти ему было не занимать, так что поспел он как раз вовремя. Пара пикапов с символикой макреевской пивоварни на дверцах только-только припарковалась рядом с его баржей, покачивающейся на волнах у самого края причала. Близнецы Келли-Макрей все делали синхронно и вышли из машин, одновременно хлопнув дверцами. Даже насмешливое выражение появилось на их лицах в одно и то же время.
— Беги, Форест, беги! — рассмеялся один из них при виде бегущего старика. Второй ткнул его в бок и загородив ладонью глаза от солнца близоруко сощурился, после чего достал очки. Теперь их можно было легко различить. Разделяющее их расстояние Боббит преодолел довольно быстро.
— Ты... ты мне что-то хотел сказать, с-сынок? — пыхтя и недобро щурясь на Фредди, поинтересовался Бо. Он поправил свою парадную кепку, одернул пиджак и приосанился. Если бы не часто вздымающаяся грудь, про его забег по пристани никто и не вспомнил. Логан, уже привыкший сглаживать заостренные стараниями его братца углы, похлопал Бо по плечу.
— Мог бы и не торопиться.
Они перекинулись еще несколькими фразами, а потом Боббит опустил поднятые грузовые сходни, что парни могли свободно загрузить на его баржу кеги с пивом на вывоз, а сам тем временем прошел в рубку. Пока близнецы трудились, таская бочки, старик успел не только восстановить сбившееся дыхание, но и закурить. Время было еще совсем раннее, так что торопиться ему было не куда, так что он преспокойно похаживал по палубе, глядя на то, как работает молодняк.
Когда с погрузкой было покончено, Логан вручил Боббиту папку с документами, которые тот должен был передать на подпись встречающим в порту Абердина покупателям.
— А пустые где? — заозирался он, в поисках тары под сусло, которую тоже следовало переправить в Абердин и поменять на полные.
— Там стоят, — Бо махнул рукой на кормовую палубу, что была поменьше. — Еще вчера загрузили.
На том и расстались. Подняв сходни, Боббит еще раз перепроверил крепления и вернулся в рубку. Его старенькая баржа, сухо чихнув пару раз, бойко завелась и вскоре отчалила от берега. В такие моменты старого моряка переполняла понятная только владельцу судна нежность, не сравнимая даже с любовью к женщине. Ну и как он может променять свою любимую крошку "Магдалену" на какое-то неконкретное современное корыто, покупку которого ему навязывал Макрей? Название баржи, любовно выведенное яркой краской по борту десятилетия назад теперь стерлось без следа, но про себя Боббит всегда называл ее по имени.
Магдалена, между тем, вышла в море и взяла курс на Абердин. Закрепив штурвал, Боббит вышел из рубки, пожмурился немного на солнышко и прошел на корму, дабы посмотреть на то, как Штормовой остров тает в утренней дымке. Зрелище привычное, но от этого не менее красивое. Он как раз присел на лавку, прилаженную к задней стенке рубки, когда заметил, что край брезента, что накрывал пустые бочки почти целиком, болтается на ветру. Крепление было ослаблено, хотя Бо точно помнил, что когда он уходил, все было в порядке. Пощурившись с минуту на трепыхающийся конец грубого полотнища, Боббит встал с места и собрался уже было поймать его затянуть как полагается, но в этот самый момент за шумом двигателя и плеском волн он услышал, как кто-то чихнул. Звонко так. По-детски.
— Ох, ну чтож ты будешь делать, — покачал головой Боббит, которому уже не впервой было вылавливать зайцев. — Выходи уже, горе луковое. Пожалели бы старика. У меня же сердце того, слабое совсем.
Ну что тут скажешь, поприбедняться Бо любил, особенно когда нужно было отсрочить покупку новой баржи или выманить хулиганье из прикрытия.
[nick]Walter Bobbit[/nick][status]"Bo"[/status][sign]Ветер и волны всегда на стороне более умелого мореплавателя.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/62610.jpg[/icon][info]<br><hr>75 лет, моряк и извозчик<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p80183" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+2

9

По сравнению с этим прибежищем, что они со Скофилдом себе устроили, заброшенный колодец в лесу казался настоящим дворцом. Страшным, сырым и холодным, зато места больше. Гораздо. И воздух был. На деле это играло большую роль. Скотт не страдал от клаустрофобии и не имел ничего против сидеть вот так, прижав к животу одновременно рюкзак и колени, а плечо к плечу Эдди. В конце концов, в домик на дереве они частенько так и заваливались: одной большой веселой оравой, голдящей на всю ферму, забивались в штаб квартиру - однако парниковый эффект, образованный нагретым на солнце брезентом, понемногу начинал сводить с ума. Годфрей даже пожалел, что в угоду лени и опасения быть спалеными раньше времени, они не сдвинули бочки еще хотя бы на пару дюймов. Нет, нет и еще раз нет. Два часа он тут сидеть не будет ни при каких условиях.
Прошло немногим больше трех минут, прежде чем со стороны пристани послышались голоса и звуки, а Скотти уже сидел с высунутым языком, точно Буллит на солнцепеке. По ощущениям минуло не меньше полутора часов. На деле же замешкайся они на какую-нибудь минуту, и их непременно углядели бы издалека. Как оказалось, старик был явно не один, и это обстоятельство напрягало и без того сидевшего как на пороховой бочке Годфрея. Что если грузчикам - а по тем отрывкам разговора, что долетали до мальчишек, это были именно они - вздумается сдвинуть свободно стоящие бочки. Мало ли у кого какие пунктики. Миссис Годфрей, например, любила, чтобы все без исключения имело упорядоченность: от баночек с приправами в кухонном шкафчике до кормушек в курятнике. Или эти бочки вообще предназначались для того, чтобы сгрузить их на берег. Тогда все пропало. Сморгнув застилавший глаза пот, Скотт с отчаянием посмотрел на Скофилда. Выглядел тот явно не лучше, но держался молодцом, а потому Годфрею ничего не оставалось кроме как собрать волю в кулак и терпеть.
Петли сходен заскрипели, и вскоре на палубе старенькой самоходки Боббита закипела жизнь. Шаги нескольких пар ног были не столько слышны, сколько чувствовались, а голоса то приближались, то удалялись. Дважды Скотти в ужасе зажмурлся, уверенный в том, что, когда откроет глаза, его ослепит яркий дневной свет, и даже обманывался в ощущениях. Ему натурально казалось, что соленый морской ветер дует в его мокрое от пота лицо. На самом деле скорее всего то было всего лишь дыхание Эдди. В глубине души Скотт ждал, что их спалят, не надеялся, но уже смирился и не только потому, что сидеть в душном укрытии было не вмоготу. Мысленно приказав себе прекратить малодушничать и подкрепив этот волевой позыв щипком за ухо, Годфрей принялся считать от тысячи в обратную сторону. Заговорить с Эдди он не решался даже шепотом.
Когда Скотт добрался до девятисот тридцати восьми, послышался знакомый звук: сходни вновь меняли свое положение. Самоходка завибрировала, где-то за спиной загудел мотор. К сладковатому запаху сусла, все это время исходившему от бочек, примешалась характерная бензиновая вонь, которая и так постоянно витала в порту. После того, как двигатель заработал, игнорировать ее было уже невозможно. Годфрей оживился и дернулся. Очень уж хотелось выбраться наружу, на свежий воздух, тем более, что (Скотт мог в этом поклясться) кроме старика здесь никого не было. Однако мальчишки приняли обоюдное решение не подавать признаков жизни до тех пор, пока корытце не выйдет в открытое море. Для надежности. Скотти это решение далось с большим трудом, и он не нашел ничего лучше, кроме как продолжить счет.
На этот раз он планировал добраться до единицы. Он сумеет, он выдержит это испытание. Распухшие язык облизал пересохшие губы. Каким невыносимым оказывалось ожидание в зависимости от условий. Скотт ждал, мысленно уговаривал Эдди первым нарушить покой Бо. Слишком часто он давал слабину, неужели и теперь сдастся? В своем счете Скотти успел добраться до второй сотни, когда в голову, как молния, ударила мысль. Он пошевелил носом, как та вельможа из древнего американского сериала, который любила мама, посмотрел на яркую световую щель, непрерывно изменяющую свою форму и размеры, и раскрыл рот, собираясь чихнуть. Чихать не хотелось вот нисколечки, но Скотт попытался вложить в это действие все свое актерское мастерство. На его взгляд, вышло недурно. Почти как в музее. По крайней мере, реакция Боббита последовала незамедлительно.
Почти выпихнув Скофилда вперед, Годфрей тут же последовал за ним. Он жадно хватал ртом воздух и вытирал лицо тыльной стороной ладони. Забытый рюкзак остался среди бочек, однако, как только Скотт увидел седобородую усмехающуюся мину старика, сразу вспомнил о драгоценном "билете" и ретировался обратно под брезент. Выглядело это так, словно он испугался до чертиков. Наверное, так оно и было, только с прижатой к сердцу бутылкой дорогого пойла, Скотт чувствовал себя гораздо смелее.
- Вы уже не повернете назад, - за вызовом в голосе Годфрей отчаянно прятал вопросительные нотки, - время - деньги.

+1


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Никто и не заметит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC