В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Летопись » Производственная травма


Производственная травма

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

https://www.bebinka.ru/sites/default/files/articles/teeth.jpg

О том, что стоматолог - очень опасная профессия!

11 июля 2016, после полудня

Ив Адамс, Лора Ливингстон

Отредактировано Laura Livingstone (2017-12-06 22:29:28)

+1

2

Ох уж эти дети.
Иногда Ивви совершала такие поступки, на которые сама потом чуть ли не с ужасом оглядывалась и повторяла себе: «Что делаю? Что творю? Что творю? Что делаю?». Так было с выбранной профессией, ведь изначально Ив даже не думала, что пойдет по стопам родителя, а в итоге так и вышло.
Теперь же ей в один прекрасный момент показалось, что с детьми девушка справится куда лучше отца. Всем известно, как детки боятся стоматологов, а тут над ними будет нависать не грозный дядя с густыми бровями, а молодая женщина. А еще некоторые маленькие мальчики откровенно называли Ивви красивой, и это льстило, конечно же. Как говорится, устами младенца глаголет истина. Какое-то время Ив даже полагала, что умеет общаться с детьми.
Но попадались совершенно несносные экземпляры, рядом с которыми вся уверенность Ивви падала, и она не знала, как себя вести.
- Ну Энди, открой рот, - говорила Ив очень уж просящей интонацией, потому что, кажется, все остальное уже перепробовала, - Твоя мама сказала, у тебя зуб шатается, я его просто выну, ты даже не заметишь! – но мальчишка упрямо мотал головой, сжимая челюсть еще сильнее.
Ив казалось, что будет ужасно непрофессионально выйти в приемную и позвать маму мальчика. Она же доктор, она должна сама справиться! 
- Если ты мне дашь посмотреть на твой зубик, выйдешь отсюда очень быстро и с вкусной конфетой, - пообещала Ивви.
- Вы же дантист! – удивился негодник, и у молодого доктора возникло жгучее желание просунуть щипцы между его зубов.
- Именно поэтому я могу разрешить тебе съесть ее, - заговорщицки продолжила Ивви. Конфеты и правда у них были – папа всегда держал огромную банку леденцов для детей. Но сама Ив все время о них забывала, потому что в детстве ей-то конфеты никто не давал. Считалось. Что родного папу бояться никто не будет.
И все же подействовало. Еще немного переговоров, при которых Ивви пришлось поклясться, что сильно болеть не будет, и Энди все же открыл рот, вот только так, что ничего толком и не увидишь. Между зубами еле-еле зеркальце вместилось. Оказалось, что у мальчика и правда шатался молочный зуб, причем довольно сильно. Некоторые родители настолько перестраховывались, что вели на прием свое любимое чадо даже ради этого. Или же просто запись так долго ждали, что зуб успешно расшатался сам.
Но когда Ив дотронулась до него инструментом, Энди опять сжал зубы, прикусывая зеркальце, пришлось разжимать его зубы аж пальцами, теперь-то точно никакие уговоры не могли спасти положение. Зуб действительно расшатался, и Ив ватной палочкой нанесла заморозку – обещала ведь не больно. С большим ватным тампоном, который теперь торчал изо рта, Энди уже не мог просто так закрыть свой рот.
И миссия была выполнена! Подцепив зуб щипцами, когда заморозка уже подействовала, доктор Адамс все же вытащила его, даже силы прикладывать не пришлось, но мальчишка все равно вскрикнул – Ивви была уверена, что специально. Но и это еще не все, маленький гаденыш сомкнул свои самые здоровые зубы на ее указательном пальце, что и Ивви вскрикнула от неожиданности, а от боли заслезились глаза. Перчатка прокусана вместе с пальцем, и оттуда хлынула кровь. Кажется, теперь Энди испугался еще сильнее, его глаза буквально наполнились ужасом. Впрочем, Ивви была не лучше. Она дернулась, но, кажется, сделала только себе хуже.
- Энди! – прикрикнула девушка, и мальчишка тут же освободил ее из собственных клыкастых тисков. Ивви тут же ринулась к раковине смывать кровь и перебинтовать палец. Этого несносного ребенка нужно было еще отпустить восвояси.
Как оказалось чуть позже, прокусил он ее очень уж хорошо, и крови не зря было так много.
- Черт, придется идти в больницу, - хныкала Ивви, пока ее младший брат-подросток потешался над ней, - Я не хочу в больницу. Сходишь со мной?
- Даа, мне делать больше нечего, - отозвался Джош, даже не пытаясь скрыть гадкую улыбку.
- Все вы, мальчишки, одинаковые, - продолжала хныкать Ивви, но все же сама отправилась в больницу. Ей еще завтра пациентов новых принимать, а на пальце такая рана, что и перчатку надеть больно.

+1

3

В приёмное отделение Лора спускалась уже в третий за сегодня раз. Cначала – в первый раз -ближе к утру, когда пациенты шли по предварительной записи, один из них, к слову, так и не пришел, дозвониться до него по домашнему телефону не удалось, по мобильному, что, впрочем, было совсем не удивительно, тоже. Потом чуть позже, когда пациента привезли по «скорой», и он поступал в хирургию. И вот теперь снова. Операция уже началась, когда наверх позвонили – в приемном отделении ждала девушка с какой-то небольшой травмой, но, кажется, ей все равно нужно было наложить швы. Чтобы не заставлять ее ждать – операция не кончилась бы так скоро, вниз пошла Лора, наложить швы она могла и сама. День, вопреки ее ожиданиям, выдался довольно суматошный, хотя по большому-то счету ничего особенного пока что не произошло. Но и прошло еще всего лишь половина смены, впереди вечер и ночь, так что кто знает, как и что пойдет дальше!
Лора наскоро переоделась, вернее, просто сняла стерильный халат, выбросила маску и шапочку, и спустилась вниз. В приемном отделении было немноголюдно, хотя обычно здесь все равно кто-нибудь да был. Лоре часто казалось, что люди приходят в больницу просто так, от скуки – в Эдинбурге были пациенты, которых знались годами, которые приходили в больницу как на работу. Их, конечно, тоже принимали, но такие обычно отправлялись в самый хвост очереди из срочных и не очень пациентов.
Лора узнала у дежурной сестры, в которой из смотровых ее дожидается пациентка и, захватив с собой медкарту девушку – пока что бумажную, но все то же самое было в компьютере, и она тоже потом все запишет, и поспешила в смотровую. Идти было совсем не далеко, так что очень скоро Лора толкнула нужную дверь. Идти было совсем не далеко, больница-то была совсем небольшой.
- Добрый день, доктор Адамс, - поздоровалась Лора, - Что с вами произошло? Здесь написано, что вас покусали? – никаких уточнений больше не было, поэтому к укусам, даже незначительным, стоило относиться достаточно серьезно. Мало ли, кто и кого мог покусать, не все местные жители прививали своих домашних питомцев, не говоря уже о том, что вокруг был лес, а любители пообщаться поближе с его обитателями находились всегда.

Отредактировано Laura Livingstone (2017-12-09 23:26:41)

+1

4

Ко всем медицинским процедурам Ивви относилась с опаской. Вроде бы, понимала, что врачи ничего эдакого сделать не могут, а боль, если такая и будет – естественная реакция организма. В конце концов, Ив и сама была доктором и даже понимала тех детей и взрослых, которые ее боялись. Среди ее знакомых, когда девушка училась, врачей было ну буквально каждый первый. Возможно, именно поэтому теперь Ив так относилась ко всем тем, кто носил белые халаты. Слишком уж хорошо знала, какие они на самом деле, доктора эти.
В больнице народ был, но не много. Иногда в приемной Адамсов тоже собирались люди, пришедшие срочно с острой зубной болью, в такие дни всех как будто прорывало, что ждать им приходилось долго. Так что девушка готовилась к тому, что и ей придется просидеть какое-то время в приемной. Но вместо этого медсестра быстро провела Ив в смотровую и попросила подождать минут десять.
Все же не часто ей приходилось бывать в качестве пациента. Тут и запах был совершенно другим, не таким, какой в кабинете стоматолога, чужим. Пока Ивви дожидалась, снимала бинт, наскоро замотанный на рану. Еще дома она обеззаразила палец и перемотала его, остановив кровь. Но бинт все равно со временем испачкался в крови, и девушка немного хмурилась, когда снимала его.
За этим занятием ее и застала молодая девушка, вошедшая в смотровую.
- Ой, здравствуйте, - Ивви вздрогнула от неожиданности и улыбнулась, - Не думала, что у нас в больнице есть такие молодые врачи, не видела ни разу.
С некоторыми девушка все же была знакома. Кое-кто приходил же лечить зубы у ее отца, но для самой Ивви многие жители были просто именами в базе данных, даже за несколько лет девушка не успела обзавестись широким кругом знакомств в Солуэе. Оставались старые друзья, которые не уехали или, как она сама, вернулись в Солуэй, а так ж некоторые из пациентов. Как-то было не до развлечений и знакомств все это время – куча дел навалилось. Так что лучше всего Ив знала маленьких жителей острова и одноклассников Джоша.
- Представляете, меня укусил ребенок, - девушка смущенно посмеивалась, со стороны данное заявление могло показаться забавным, если действительно не знать, чем Ив занимается, так что девушка тут же пояснила, - Я работаю стоматологом, и вот один мальчик очень перепугался, когда я удалила у него молочный зуб.

+1

5

Лора некоторое время наблюдает за тем, как девушка разматывает перепачканный кровью бинт – кровотечение, судя по количеству крови, все еще не остановилось, а это было не очень хорошо, неглубокие, поверхностные раны не должны бы так долго кровоточить.
- Я совсем недавно вернулась, - не вдаваясь в подробности, поясняет Лора – вряд ли эту девушку так уж интересовали ее планы на будущее, так что и о том, что она здесь всего лишь до сентября Лора не уточняет. Саму девушку Лора тоже, честно говоря, не помнила, но по ее фамилии сразу догадалась, что вместе с ее братом они учились в школе. Он, как и они с Гарри, тоже поступил потом на медицинский, но учился не в Эдинбурге, так что не виделись они уже давненько.
- Ребенок? – чуть удивленно переспрашивает Лора и, конечно, тоже не сдерживает улыбки – не так-то уж и часто попадаются пациенты, которых покусали… как выясняется очень скоро, их собственные пациенты.
- Повезло нам, наверное, наши пациенты довольно часто привязаны и под наркозом, - улыбается Лора.
Конечно, так было далеко не всегда - такими небольшими неприятностями, как, например, эта, тоже занимались хирурги, и, конечно, под полным наркозом они пальцев не штопали. Да и многие куда более серьезные травмы тоже лечились лишь под местным обезболивающим, а пациенты попадались самые разные – иногда, например, нетрезвые, агрессивно настроенные, или просто психически нездоровые.
- Давайте, я посмотрю, что тут можно сделать, - Лора надевает перчатки, и, одной ногой, придвигает крутящийся табурет ближе к кушетке. Первым делом Лора снова обеззараживает пострадавший палец девушки, чтобы промытую рану можно было легко осмотреть, и тогда уже решить, что с ней делать.
- Зубастый вам попался пациент, доктор Адамс, -  Лора осторожно опускает руку девушки, - Ничего страшного нет, но мне придется наложить вам несколько швов. Не знаю, как ему это удалось, но прокусил он вам палец довольно глубоко, сам он не затянется. И я должна уточнить, как звали мальчика. Мы должны знать, не болен ли он чем-нибудь, - со стороны это, может быть, и казалось забавным – ребенок покусал стоматолога, да так, что тому надо накладывать швы. Но на деле же все могло быть куда серьезнее, и кровь, и слюна, могут стать причиной очень неприятных последствий.

+1

6

Несмотря на то, что Ив была достаточно дружелюбной, заводить новые знакомства ей удавалось с трудом.  Не хотелось навязываться даже ровесникам, так что девушка предпочитала вежливое общение в сложившейся ситуациях, но без перехода на «Может сходим куда-нибудь вместе», даже если ей кто-то нравился.
- Знаете, это звучит довольно пугающе, - заметила Ивви после фразы о привязанных пациентах. Среди дантистов тоже были хирурги, одно время Ив хотела специализироваться по этой специальности, но в итоге все равно выбрала общую стоматологию, так как это казалось более востребованным в их маленьком городке. Но многие процедуры все равно приходилось делать самостоятельно, не все были готовы ехать в Абердин ради зубов.
- А вас как зовут? – девушка не представилась, когда зашла в кабинет, и Ив не знала, как к ней следует обращаться, мало ли.
Ив протянула руку врачу и рассматривала свою рану с не меньшим интересом, только уже на расстоянии. Она немного хмурится уже заранее, ожидая, когда будет больно и, в общем, не прогадала, действия врача были довольно чувствительны. Сама Ивви не стала делать ничего, кроме бинтования и обеззараживания, так что боль она чувствовала каждый раз, когда палец беспокоили, пусть и терпела через силу.
- У мальчишки еще довольно крепкие молочные клыки, ему только девять, - с улыбкой пояснила Ивви. Отец рассказывал, что его тоже не раз кусали, но случается это довольно редко. Правда, из-за одного укусу Ивви, конечно же, не собиралась разочаровываться в выборе своей профессии, - У меня прием послезавтра, так что, если палец будет рабочим к тому времени, будет здорово. Сейчас болит, - призналась Ивви. Она тоже вполне понимала, что ротовая полость у человека просто рассадник всяких микробов, но вот о болезни самого ребенка как-то не подумала. Дантисты с подобным сталкиваются куда меньше хирургов или других врачей. Из всех данных, что сообщают стоматологом обычно только аллергия на препараты и случается.
- Его зовут Энди Ричардсон, - Ив отлично помнила своих пациентов, а уж таких кусачих точно забыть проблематично, - И вы сможете узнать, есть ли у него какие-то болезни? - с сомнением в голове спросила Ивви, это и правда звучало странно, но девушка тут же поняла необходимость.

+1

7

- Знаю, но так уж у нас положено, - вообще-то, привязывали в операционной не только тех, кому требовался общий наркоз, но и тех, кому проводилась операция под местным – человек мог дернуться во время операции, а этого нельзя было допускать.
Если бы ее пациентка и сама не была доктором, Лора, конечно, не стала бы обсуждать какие-то подробности медицинских будней, касающихся работы врачей и процесса лечения даже какого-то неназванного, безличностного пациента. Обычно перед операцией самим пациентам – или их родителям, если это были дети, рассказывали, что и как будет происходить, какие могут быть осложнения, объясняли, что такое наркоз и как он будет действовать. Все это делалось потому, что каждый пациент или его законный представитель должен был подписать согласие на проведение операции, а так же согласиться с тем, что он предупрежден о возможных осложнениях и неблагоприятных исходах.
- О, извините, - Лора, и в самом деле, совсем забыла представиться, а таблички с именем на хирургическом костюме, за ненадобностью, не было, - Доктор Ливингстон, - представляет девушку.
- Извините, - Лора, конечно, не могла не заметить, что девушке больно – еще бы, иногда такие вот мелкие, почти смешные травмы бывают куда более болезненные, чем серьезные.
- Я сейчас вколю вам обезболивающие, мы сделаем это в два этапа, очень больно быть не должно. Иголки у нас не толще тех, что используете вы, - поясняет Лора. Вообще-то, она понимала, что самим врачам, знающим весь процесс и понимающим, что, как  и за чем следует, иногда куда страшнее, чем несведущим ни о чем пациентам. Но лечиться-то все равно было надо, так что придется немного потерпеть.
- У вас есть аллергия на что-нибудь? – интересуется Лора и, убедившись, что у доктора Адамс никакой аллергии нет, готовит шприцы с анестетиком, а также все остальное, необходимое для операции. Девушка придвигает к кушетке небольшой столик, предназначенный как раз для этих целей. Руку девушки Лора накрывает одноразовой стерильной салфеткой, так, чтобы на поверхности остался только пострадавший палец.
- Да, конечно, - это ведь касалось безопасности другого пациента, а значит она имела право запросить информацию, касающуюся личных данных другого пациента, - Для начала я хочу просто убедиться в том, что он здоров, а не чем конкретно он болен. Но, думаю, вы можете сдать анализы просто на всякий случай, если хотите, - предлагает Лора. Так или иначе, все врачи периодически – и куда чаще, чем простые люди – сдавали анализы. Риск заразиться чем-нибудь и них был выше, чем у не-медиков.
- У меня все готово, вы можете отвернуться, если хотите, - хоть девушка и была врачом, Лора прекрасно понимала, что наблюдать за тем, как лечат тебя, было не всегда приятно. Хотя, как она и обещала, это и в самом деле не должно было быть слишком больно. Первый укол был поверхностным, поэтому следующий уже тоже почти не чувствовался – разве что как неприятное давление.
- Как дела у Дэнни? – спрашивает Лора. У них есть несколько минут, чтобы дождаться, пока подействует анастетик, - Мы учились с ним вместе в школе, - поясняет девушка свое любопытство.

+1

8

Манипуляции с ротовой полостью и зубами, конечно, отличались от манипуляций с брюшной полостью или другими мягкими тканями, но и похожих черт у них было много. Вряд ли Ивви можно напугать рассказом об операциях, у нее в практике тоже встречались далеко не прекрасные вещи. Ив понимающе кивнула, но продолжать эту тему не стала. А то… встретились два доктора, называется…
- Ничего страшного, в этом городе забываешь, что кто-то может тебя не знать, - улыбнулась Ив. Она вообще всегда удивлялась, если встречала кого-то, кого еще не знает. Ведь к ее отцу ходил почти весь город, просто потому, что другого стоматолога в нем и не было, кроме нее самой, но пока взрослых пациентов в арсенале было мало. Ив проходила интернатуру по детской стоматологии некоторое время, так что ей было проще заниматься детьми, чем отцу.
Еще одному извинению Ив лишь улыбнулась. Она прекрасно видела, что перед ней еще совсем молодая девушка, может быть, только интерн или только получила лицензию – это трудно сказать и определить так сразу, - именно на неопытность Ивви и списала все.
- Хорошо, - кивнула Ив, - Боли я не особо боюсь, - и тем не менее она глубоко вздохнула, готовясь. Ив даже не знала, что именно ее беспокоит: боль, которую можно испытать, или сам факт укола. И, в общем-то, она прекрасно понимала, что это необходимость, и так будет лучше, но почему-то всегда нервничала перед походом к какому-нибудь врачу. Даже к собственному отцу лечить зубы Ивви садилась, настраивая себя. Наверное, она была просто трусишкой, иначе и не объяснить.
- Нет, аллергии нет, - заверила девушка и стала наблюдать за подготовкой. Она словно бы попала в другой мир, который только чуть-чуть был похож на ее собственный.
- Я подожду, пока вы узнаете, спасибо, - Ив не была паникершей или просто верила в хорошее, но ей показалось, что ничего страшного не будет. Она просто сделает все необходимое, не перегибая палку слишком.
- Я, наверное, показалась вам жуткой трусихой, - посмеялась Ивви от предложения, - Просто сделайте это, - Ив всегда могла взять себя в руки, да и сейчас не переставала улыбаться. В какой-то степени ей даже было интересно все происходящее, несмотря на внутреннее беспокойство.
Странно же, вроде и сама доктор, а все равно ходит по больницам с не очень-то приятными ощущениями. При этом в стоматологическом кабинете перед пациентами она вполне уверена в том, что делает и, конечно же, нисколько и ничего не боится. Может, как раз потому, что не ей приходится сидеть в кресле.
- О, правда? – Ивви немного удивилась этому открытию, она не слишком хорошо помнила одноклассников брата, несмотря на относительно небольшую разницу в возрасте. К тому же сама совсем недавно прикидывала в голове возраст доктора Ливингстон, - Он сейчас в Абердине интернатуру проходит, так что у него все хорошо. Я не знала, что вы вместе учились.

+1

9

- Да уж, случается, - соглашается Лора. Всего за пару смен в крошечной больнице родного города она успела привыкнуть, что – так или иначе, знают тебя почти все, и если не узнают лично, то стоит представиться, и все встает на свои места: тут же сыплются вопросы о том, как там дела у мамы  или у Маргарет, или у Джона, или у Питера, или… Продолжать, в случае Лоры, можно было бесконечно. Всегда находился кто-то, желающий передать привет кому-нибудь из ее родных. Впрочем, это было даже приятно, такое нескромное количество близких родственников Лору совершенно не смущало.
- Я не слишком давно вернулась в город, и, если честно, пока все эти масштабы непривычны скорее для меня самой, - признается девушка. В Эдинбурге все было совсем по-другому, не говоря уже об Индии. Первое время, чтобы просто пообщаться с пациентами, им всегда нужен был переводчик. Поначалу Лору это смущало – как это так, на приеме присутствовал совершенно посторонний человек, и даже в случае, когда он и сам был медицинским работником, на соблюдение медицинской тайны все это не слишком-то походило. Но потом пришлось признать, что иначе – по крайней мере до тех пор, пока они не привыкнут и не смогут сносно общаться с пациентами – работать не получится.
- Думаю, к концу приема нам уже скажут, все ли в порядке с этим вашим зубастым мальчиком. Или теперь он все же беззубый? – Лора невольно улыбается. Все же это было пусть не смешно, но довольно забавно – не сам факт травмы, конечно, а просто то, как она получена. Конечно, бывали пациенты, которые подвергали врачей куда более серьезной опасности, все же здоровые люди попадают в больницы довольно редко. Но, как правило, речь не шла о маленьких мальчиках, от испуга покусавших стоматолога.
- Нет, конечно, что вы. Я бы тоже была не слишком рада подвергаться всем этим манипуляциям, - болела и лечилась Лора, откровенно говоря, очень нечасто, поэтому и сама бы, пожалуй, чувствовала себя совершенно неуютно на месте пациентки.
- Я начинаю, - предупреждает, на всякий случай, Лора, когда стерильный пакет со всем необходимым готов и вскрыт, а пострадавший палец девушки накрыт одноразовой хирургической салфеткой, - Думаю, у вас даже следов не останется, когда все окончательно заживет.
Швов – совсем маленьких, получается всего-то два, так что когда их снимут и кожа затянется, то и в самом деле не должно остаться ни следа. Пусть это и был всего лишь палец, а не лицо, и особенных ухищрений такая работа не требовала, Лора всегда старалась, чтобы все было максимально эстетично и аккуратно. Она видела иногда, какие страшные шрамы оставались некоторым пациентам на память от операций, пусть иногда это и было неизбежным.
- Ничего страшного, я тоже не помню всех одноклассников своих братьев и сестер, - улыбается девушка. Ей, конечно, пришлось бы помнить куда больше лиц и имен, но поскольку особенной необходимости в этом не было, Лора предпочитала не забивать голову лишней информацией, - Передавайте ему привет.

+1

10

Ивви всегда считала, что ее семья достаточно большая. А что, целых два брата и она – вполне приличное количество. А потом в школе начали говорить о ребятах, у которых в семье столько детей, сколько Ив никогда и представить себе не могла. Так уж получилось, что близко Ивви не общалась ни с кем из Ливингстонов, но много о них слышала, и от младшего брата в том числе.
Ивви тихонько рассмеялась. Конечно, не очень хорошо смеяться над кем-то, да тут еще и почти за спиной, но врачи редко себя сдерживали на самом-то деле. Всегда делишься какими-то историями, рассказами. Раньше Ивви встречалась с глазным хирургом, и он постоянно делился впечатлениями и поистине необычными происшествиями. Как ручка торчит из глазного яблока, например, или глаз опухает настолько, что им уже ничего не видно, а пациент продолжает уверять, что все в порядке, когда ему нужна срочная операция.
- Да, можно сказать и так, - Ив улыбнулась, теперь ей стало немножко легче от всех этих разговоров, и девушка заметно успокоилась, совсем перестав нервничать. Все же не была она такой трусихой, как думала про себя.
- Это хорошо, - Ив улыбнулась, продолжая наблюдать за действиями своего доктора, только стараясь не слишком мешаться. Она прекрасно понимала, как хочется врезать пациентам, которые лезут под руку, - Я правда еще не успела об этом подумать.
Ивви и не пришло в голову, что могут остаться шрамы. Она даже в детстве была до крайности осторожной, получала травмы, конечно, как и все, но только такие, что со временем все заживало и следов не оставалось вовсе. И это несмотря на то, что Ивви была по-северному бледной и с тонкой кожей.
- Конечно, передам, - улыбнулась Ив, но припомнила в связи с этим и еще один факт, - Кажется, мой второй брат тоже учится с твоими братьями. Что-то я такое от него слышала.
Ивви пару раз наморщилась, но вовсе не потому, что ей действительно было больно. Тут скорее сыграл эффект фантомных болей, когда ты видишь, что происходит, фантазируешь определенную ситуацию, в данном случае словно испытываешь боль, и отголоски этого ощущения словно возникают на самом деле. Но Ив только улыбалась после, глядя на аккуратную работу коллеги.
Самой Ивви приходилось лишь несколько раз брать в руки специальный инструмент и зашивать десна – это происходило еще во время интернатуры, когда она присутствовала на хирургических операциях. Одна была по удалению зуба мудрости, другие посложнее, например, острый гнойный периостит.

+1

11

Еще задолго до того, как им действительно пришлось определиться с профессией, Лора решила наверняка, что больше всего остального ее интересует хирургия. Сложно было объяснить, почему именно хирургия, не реанимация, как у Гарри, не педиатрия, как у Стива, не что-то еще – выбор-то был огромен. Но до сих пор Лора не пожалела об это ни разу, ей нравилось все, и интересным казалось тоже все, даже сама банальная операция, которые в крупных больницах делаются каждый день и не по одному разу.
Конечно, ей доводилось бывать на практике и в других отделениях, и там тоже было интересно. Когда первая ступень интернатуры будет, наконец-то, пройдена – а осталось ей не так-то уж и много, Лора собиралась перейти в нейрохирургию. Наверное, все окончательно сложится только когда они со Стиви уже вернутся из Индии, но пока что время не казалось девушки решающим фактором.
- Ну, моих самых младших братьев вообще сложно не заметить, - довольно замечает Лора. Мальчишки, конечно, были ребятами хлопотными, но хорошими – их шутки всегда были просто шутками, а проделки просто проделками. Лора прекрасно знала, насколько жестокими могут быть дети и подростки, и была рада, что ее братьев это не коснулось.
- Уже почти все, - обещает Лора, замечая, как девушка морщится. Ей не должно было быть больно, но было совершенно очевидно, что ничего приятного в самой процедуре, как и в большинстве других медицинских манипуляций, нет. С зубными врачами ведь тоже самое – каждый знает, что лучше вовремя сходить и проверить, на месте ли пломбы, но большинство все же откладывает на потом, лишь бы не садиться в кресло.
- Я наложу повязку, бинт водонепроницаемый, - все же руки-то человеку мыть но, - Но лучше ее лишний раз не мочить, да и постараться не беспокоить сегодня-завтра палец, - дольно осмотрев собственную работу, сообщила Лора. Накладывать швы ей всегда удавалось очень легко – может быть, дело было в принципе в любви к аккуратности и в мелочах, может быть – теперь уже даже в практике. Когда она еще только училась, очень задолго до того, как в первый раз зашила живого человека, Лора, перештопала бесконечное количество расходного материала, благо, на ферме его, например, всегда хватало. Лора так и дела - тренировалась, тренировалась снова и снова.
Лора как раз закончила и сняла перчатки, когда зазвонил телефон. Как раз перезванивали по поводу ее запроса.
- У больницы нет данных о том, что Энди может быть чем-то болен, - сообщает Лора, положив трубку. Это было хорошо, вернее, это было не плохо.
- Но я бы сдала анализы на всякий случай, просто чтобы не переживать ни о чем.

Отредактировано Laura Livingstone (2018-03-17 16:15:48)

+1

12

Некоторые врачи, как давно заметила Ивви, были по-настоящему больны своей профессией. Она знала одного дантиста, который работал ординатором там, где она стажировалась. Он даже всем своим друзьям непременно смотрел сначала в рот. Не так, конечно, что подходил и заставлял показывать зубы, а аккуратно, во время разговора. Но привычка ужасно раздражающая. Точно так же он поступал и с новыми знакомыми, которые первое время терялись, ведь прекрасно видно, куда смотрит собеседник на самом деле – на прыщ на щеке, в рот или, как и полагается, в глаза.
Но Лора, как показалось девушке, очень старательно и в то же время легко накладывала швы. У Ив никогда не получалось так с деснами. Вообще, у стоматологов стежки обычно грубые и не слишком аккуратные.
- Красиво получилось, - улыбнулась Ивви, подбадривая. Лора тем временем, кажется, тоже была довольна своей работой, поэтому Ив не смогла смолчать.
- Хорошо, - Ивви вздохнула, на завтра у нее было назначено несколько пациентов, и теперь нужно будет обзвонить их и перенести на другую дату. В последнее время это делалось все чаще, отец не всегда был в состоянии принимать кого-то. Ивви пыталась перетянуть на себя часть пациентов, но некоторые не соглашались на молодого доктора, поэтому им приходилось дожидаться приема долгое время, а тут еще и переносили. Все больше становилось недовольных.
Впрочем, морально девушка уже была готова к этому, как только укус начал давать о себе знать. Сначала-то она не собиралась идти в больницу, но когда отпустила мальчика Энди домой, поняла, что нужно сходить.
- Надеюсь, все пройдет быстро, иначе мое расписание превратится в хаос.
Ивви осмотрела повязку и подвигала пальцем, все было достаточно удобно и не должно приносить много дискомфорта. Хотя Ив уже готовилась к не слишком приятной ночи. Рана начнет заживать, чесаться, оттого мешать спать.
- Хорошо, - снова ответила девушка, уже на информацию о здоровье Энди, - Какие анализы нужно сдать? – уточнила она. Лучше бы, конечно, все сделать прямо сейчас, пока она пришла в больницу. Ведь в другое время уже могло так не повезти, и придется прождать долго.

Отредактировано Eve Adams (2018-04-12 10:03:29)

+1

13

- Спасибо, - улыбается Лора. Как и любому человеку, ей была приятна похвала, даже когда она и сама знала, что все сделала хорошо и качественно. Пока что Лора вовсе не считала себя сколь-нибудь опытным доктором и, конечно, по сути им вовсе не была, поэтому к критике относилась спокойно и внимательно – когда-нибудь и она сможет критиковать других. Но в некоторых аспектах своей деятельности девушка и теперь ничуть не сомневалась, и это всегда придавало уверенности.
- Думаю, это не должно занять слишком много времени, но сегодня и завтра лучше бы не работать. Пальцы и так слишком подвижны, не хотелось бы, чтобы пришлось накладывать новые швы, - это ведь всегда не слишком-то приятно, да и к тому же только затягивает лечение, что в данном случае, как уже убедилась Лора, было явно некстати. А вот в Эдинбурге зачастую все было как раз наоборот, некоторые пациенты были совсем не против затянуть с лечение и подольше посидеть на больничном.
- Много пациентов? – интересуется, между делом, девушка. Лора могла разве что предположить, сколь большая нагрузка ложиться на плечи местных стоматологов. В школьные годы она, как и большинство местных, тоже лечилась дома, на острове, но с тех пор прошло уже много лет. Конечно, в их маленьком городе поставить пломбу было дешевле, чем в Эдинбурге, но слишком уж редко Лора была дома, да и в пломбах нуждалась не так и часто, чтобы подстраиваться.
- Я выпишу направление на комплексный анализ, первый можно сдать прямо сегодня, - в нем, конечно, особого смысла нет, даже если бы мальчик был чем-то болен и девушке не повезло от него заразиться, так скоро анализы бы этого не показали, но правила-то есть правила. – Потом через две недели, через месяц и так далее, - поясняет Лора, хотя это, конечно, было чисто формальностью – доктор Адамс и сама была врачом и знала, что и как будет происходить в дальнейшем. Им еще повезло, что о мальчике что-то могли сказать, обычно такие данные не передаются третьим лицам – любой, кто работал в больницах прекрасно знал, что к пациенту, кем бы он не был и что бы не было написано в его карте, всегда стоит относиться как к потенциально зараженному.
- Думаю, обезболивающее и антибиотики тут не понадобятся, но если будет болеть или воспалится, лучше прийти еще раз сразу. Если не будет слишком беспокоить, сделаем перевязку на третий день, примерно на шестой сними швы.

+1

14

Ив кивнула в знак того, что все отлично понимает. Как и многие специалисты, Ивви перекидывала все на свою сферу деятельности. Так вот, если ставить пломбу или вырывать зуб, или делать еще какие-либо манипуляции во рту – всегда предполагаются некоторые ограничения. Пусть не на два дня, а на пару часов, но они есть. Даже при банальном отбеливании некоторое время приходится ограничивать себя в еде, не пить и даже не есть то, что может повлиять на эмаль.
Тут то же самое – если нельзя, то с этим ничего не поделаешь, и остается только выполнить указания врача, если не хочешь осложнений.
- У нас люди не очень любят дантистов, - Ивви пожала плечами, - Но достаточно, других-то нет.
Сейчас, в летнее время, Ивви ожидала наплыва маленьких пациентов. Дети всегда немного сходят с ума летом, да и родители вдруг позволяют им несколько больше, чем раньше, когда всех ограничивало расписание и школьные обеды. В каникулы школьники ели дома, а взрослым все так же некогда, так что хватали маленькие пакостники все, что плохо лежало. Хотя Ивви и не задумывалась сильно о причинах, но летом маленьких пациентов и правда становилось больше. Все же взрослые лучше следят за своими детьми, чем за собой, и маленькому не объяснишь, что можно потерпеть, когда болит зуб, и лишний раз не сунешь в рот таблетку обезболивающего.
- Да, я понимаю, - Ив вздохнула. Этими анализами они перестраховывались, и девушка это отлично понимала. Но лучше перестраховаться, чем потом хвататься за голову от того, что ты и сам чем-то болеешь, и других мог заразить. Только фантазия о том, как Ивви перезванивает всем своим пациентам или их родителям и просит сдать анализ, потому что сама она не досмотрела – пугало ее.
- Отлично, спасибо, - улыбнулась Ив, - Думаю, быстро пройдет. Попугаи кусаются куда больнее, - Ив хмыкнула. Ее птицы уже не кусались, но они уже взрослые, а когда их только-только подарили, были еще теми драчунами, а их клюв вонзался явно глубже зубов ребенка, хоть и выходила не такая широкая травма, как сейчас.

+1

15


Работать, когда никто ни с кем не сморит, не требует разъяснений было очень просто, хотя Лора в общем-то и не имела ничего против разъяснений – каждый пациент, что большой, что маленький, имел полное право знать, почему и каким манипуляциям он подвергается, как это будет происходить и к чему может привести. Во-первых, эти пояснения снимали некоторую долю ответственности с самих врачей, ведь почти любое медицинское вмешательство – это риск, во-вторых – Лору, например, точно представление обо всем происходящем всегда успокаивало. Конечно, общаясь с пациентами, девушка всегда старалась изъясняться хоть и подробно, но максимально нейтрально, простыми словами описывая сложные медицинские термины.
- Вот она – монополия в действии, - Лора улыбается и понимающе кивает – глупо было бы утверждать, что она не знает, что люди не слишком-то любят визиты к зубным врачам. Более того, она и сама особенного удовольствия от них не испытывала, но так уж повелось в нормально обществе, что были врачи, посещать которых раз в полгода было просто необходимым. Что, кстати, избавляло от многих проблем и необходимости лечиться.
- Надеюсь, все будет в порядке, - Лора прекрасно понимала, что возиться со всеми этими анализами, да и вообще думать о том, что тебя мог кто-то чем-то заразить – во всем этом мало чего приятного. Конечно, любой врач, осознанно выбравший свою профессию, понимал, что этого, так или иначе, не избежать, не зря же они чаще других делали прививки, сдавали анализы, проверялись. Безопасность, как говорится, превыше всего.
- Попугаи? Никогда не пробовала. Но однажды лошадь, у нас есть несколько, случайно съела мой ноготь, прямо вместе с морковкой, - жизнь на ферме вообще гарантирует неизбежность самых разных травм, иногда мелких, что и не заметишь, иногда – более серьезных.

+1

16

Ивви рассмеялась, кабинет стоматологии в Солуэе действительно обладал монополией, если так можно было назвать. Никакой конкуренции, но, если честно, и заработки были не особо большими, как можно было подумать. Почти все население лечилось по государственной страховке, не имея возможности оплатить частные услуги. И если доктор Адамс уже давно имел возможность вести частную практику, в отличие от своей дочери, в Северном Солуэе эти услуги вряд ли могли бы иметь спрос. И уехать он тоже не мог, говоря, что местные жители вообще останутся без квалифицированной помощи, потому что сюда никто работать не поедет.
Ивви давно свыклась с мыслью, что их семья так и останется жить в городе, хотя когда-то давно, как и многие подростки, мечтала отсюда уехать. Но тогда она даже мысли не допускала, что тоже станет дантистом.
- Не сомневаюсь в этом, - кивнула Ивви, уговаривая скорее больше саму себя, даже мысленно. Она и правда не могла подумать, что с ней может случится что-то эдакое, и тем не менее в подобных ситуациях всегда оставался неприятный комок волнения внутри, несмотря на то, что всю процедуру при случайном заражении объясняли еще на практике, и лишь изредка подобные происшествия кончались действительными неприятностями для врача.
- Ого, - удивленно отреагировала Ив, хотя слышала, что семья Ливингстонов жила на ферме, но как-то девушка не задумывалась о том, что за животные могли там быть. Сама Ивви редко имело дела с какой-то еще живностью, помимо своих попугаев, - Как же у нее так получилось?
- Спасибо вам, доктор Ливингстоун, - вежливо и с улыбкой сказала Ивви, дожидаясь, пока девушка выпишет направление на анализ. Пусть Ив и не предполагала, что настолько задержится в больнице, и ей придется дозвонится до отца, чтобы предупредить, что она задержится, но это лучше, чем потом выискивать время. Лучше не затягивать с анализами.

+1

17

Лора тоже не сомневалась в том, что сдача анализов в данном случае – простая формальность, перестраховка. Врачи, да и все прочие медработники, так или иначе сдавали анализы куда чаще, чем большинство их пациентов просто потому, что это было общепринятой мерой безопасности, избавляло и от лишней нервотрепки, и от неприятных неожиданностей. Конечно, плановая сдача анализов – дело куда более привычное, чем неожиданность вроде сегодняшней, но со многими случались и истории куда более неприятные. Бывали, например, пациенты, которые в порыве ярости выдирали катетеры, и брызги крови случайно попадали в глаза или рот доктору или медсестре, или иногда случались неприятности по собственной неосторожности медика – укололся иголкой, забыл про перчатки. Лора старалась всегда оставаться предельно внимательной, да и Индия, где инфекций и заболеваний было куда больше, чем в Британии, в этом плане оказалась отличной муштрой.
- Наверно, ей слишком хотелось поскорее полакомиться, вот и прихватила слишком сильно. Ноготь сломался, а потом совсем слез, - поясняет Лора. Несмотря на то, что эта маленькая неприятность с ногтем была не единственным и далеко не самым серьезным последствием ее общения с лошадьми, этих животных Лора всегда искренне любила и считала неподражаемо прекрасными. Конечно, те лошади, что держались на их ферме, были ею особенно любимы и всякий раз, приезжая домой, пусть даже на несколько дней, Лора старалась найти время, чтобы покататься верхом.
- Не за что, - искренне улыбается девушка. Хоть и принято было считать, что все пациенты равны и заслуживают одинаково хорошего обращения и качества лечения – что, конечно же, соблюдалось, с некоторыми из них Лоре, как и любому нормальному человеку, работать было интереснее, проще, да и просто приятнее. Пожелав доктору Адамс еще раз всего хорошего, Лора, предупредив персонал, что она закончила и смотровую можно убрать, поднялась обратно наверх, в отделение.

+1


Вы здесь » North Solway » Летопись » Производственная травма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC