В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

● Н ● О ● В ● О ● С ● Т ● И ●

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Эпизоды из прошлого » Зверь, самый лютый, жалости не чужд


Зверь, самый лютый, жалости не чужд

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sh.uploads.ru/jPbUc.gif http://sd.uploads.ru/Udw3z.gif
http://s9.uploads.ru/vYyDt.gif
http://s9.uploads.ru/YBmCH.gif http://s4.uploads.ru/E9Nl7.gif
Чужое безумие может быть очень заразным.

Лондон, весна 1864 года

Isabeau de Beauchamp и Caleb McRay

[nick]Isabeau de Beauchamp[/nick][status]witch[/status][sign]У всех свои проклятия, не так ли?[/sign][icon]http://se.uploads.ru/CY0Lc.jpg[/icon][info]<br><hr>28 лет, спиритуалист и куртизанка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2018-02-11 20:54:05)

+3

2

[indent] Ранняя весна в Лондоне и его предместьях мало чем отличалась от той же зимы. Разве что запахом, в котором так и сквозило предчувствие близившегося тепла. Легкий морозец, что хватал за щеки на пути в церковь с утра, после службы сменился снегопадом. Пушистые снежные хлопья сыпались с небес непрерывным потоком, покрывая белоснежным ковром все вокруг. Они щекотали нос и путались в ресницах, застревали невесомыми перышками в прическе. Изабо любила снег. Именно поэтому она решила прогуляться по пути домой и отпустила извозчика. Ее путь лежал через Хайгейтское кладбище, где она любила гулять с тех пор как поселилась в Лондоне. Серый город мертвецов нравился ей куда больше того, что шумел далеко за высокой каменной оградой, не давая покоя ни днем, ни ночью. Здесь царила противоестественная, почти звенящая тишина. Изабо привычно поежилась, когда почувствовала эту знакомую стылую щекотку, пробежавшую по венам. Ее шаги почти не издавали шума, настолько мягким был снег. Только юбки шелестели едва слышно, но едва ли это могло потревожить покой мертвых.
[indent] Мертвые... В какой-то из множества книг, что пылились в библиотеке арендованного ею дома, она однажды вычитала довольно интересную фразу, которую не раз использовала в сеансах, чтобы произвести на доверчивую клиентуру еще большее впечатление. «Человек становится по-настоящему честным только после смерти.» Здесь, в тишине и покое старой части Хайгейтского кладбища честность была просто оглушительной. Возможно, именно поэтому сюда так редко заглядывали.
[indent] Остановившись у одной из относительно свежих могил, на которой лежали прихваченные морозом, но все еще выглядевшие совсем как живые цветы, Изабо окинула безразличным взглядом массивный надгробный камень с высеченным на нем именем. Вдова покойного просила мисс де Бошам о встрече. Письмо, в котором она озвучила свою просьбу, сказало Изабо куда больше не словами, но запахом. Удушливый аромат каких-то до неприличия дорогих французских духов мешался с резким запахом бренди и успокоительных капель, которые обычно прописывают излишне впечатлительным дамам. Она еще не дала ответ, но теперь, увидев могилу покойного, с которым ее связывали куда более неформальные отношения, чем могла бы представить его безутешная супруга, решила, что потраченное время окупится. Вдова не поскупилась на похороны и, скорее всего, не будет экономить на возможности поговорить с почившим супругом напоследок. А уж что он скажет, Изабо придумает.
[indent] От этих мыслей женщину отвлек странный звук, который донес до ее слуха поднявшийся ветер. Прислушавшись, Изабо пришла к выводу, что не такой уж этот звук и странный для такого места, как кладбище. Где-то совсем рядом, возможно вон за теми склепами копали могилу. Звонкий шорох лопаты о промерзшую землю сопровождался более короткими и глухими звуками кирки. Ноги сами понесли ее в ту сторону. Любопытство. Изабо смогла избавиться от мурлыкающего французского акцента, смогла научиться держать себя как истинная англичанка, сдержанно, с достоинством и чувством собственного превосходства. Но от любопытства она избавиться так и не смогла.
[nick]Isabeau de Beauchamp[/nick][status]witch[/status][sign]У всех свои проклятия, не так ли?[/sign][icon]http://se.uploads.ru/CY0Lc.jpg[/icon][info]<br><hr>28 лет, спиритуалист и куртизанка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2018-02-11 20:54:28)

+3

3

Мистер Коллинз нервничал, судя по тому, как его время от времени потряхивало, когда он, стоя рядом с Макреем среди могильных плит, озирался по сторонам как пойманный с поличным воришка. Хотя может быть виной тому был холод, от которого не спасало даже теплое пальто. Длиннополое, с высоким воротником и явно очень дорогое, оно надежно укрывало от ветра, но не от холода, которым дышала промерзшая кладбищенская земля. Таким же холодом дышали лондонские мостовые. Такие родные и такие чужие. Макрей слишком долго был вдали от дома, чтобы вот так запросто привыкнуть к нему снова. Горячие пески далекой Африки были ему роднее и ближе. Их жар навсегда поселился внутри него и согревал даже теперь, когда он вернулся спустя столько лет в промозглую столицу страны, которая уже однажды от него отказалась.
Ему было тепло в распахнутом пальто, которое уступало дорогой шкурке смотрителя. Ему было тепло среди всех этих бездушных надгробных камней, покрытых снегом. Ему было тепло в этом стылом городе, который он уже давно перестал считать своим домом. Только мать связывала его с ним. Точнее ее могила, которую он нашел на неосвещенной земле Бетлемской королевской больницы, под иссушенными остовами деревьев, чьи ветви были похожи на скрюченные в агонии пальцы мертвецов. Где еще можно было похоронить сумасшедшую, от которой отказались все, даже муж, который клялся ей в любви. Как же они были похожи теперь. Оба никому не нужные, оба безумные и оба проклятые самым черным проклятием.
— Надеюсь, вы понимаете, как я рискую... — в который уж раз за последние полчаса повторил мистер Коллинз. — Это против правил. Незаконно. Это...
— Вы уже говорили, — прервал его Калеб, глядя на то, как работают могильщики. — И вы получили достойное вознаграждение за этот риск. Или вам мало?
Смотритель поджал губы, но предпочел промолчать. Не каждый обеспеченный лондонец готов был заплатить такую сумму. Однако, мистер Коллинз предпочел не задавать лишние вопросы, а просто сделать то, что от него требовалось. Никто не заметит. Клочок земли по соседству со склепом давным давно забытого дворянского рода.
— Тогда я пойду?
Голос у смотрителя был такой, словно он отпрашивался с урока. Макрей не ответил, лишь едва заметно кивнул. Могильщики продолжали копать, выдалбливая в промерзшей земле положенные футы и еще чуть глубже за отдельную плату, чтобы покой мертвой женщины не был нарушен гробокопателями. Они уже изрядно подустали, но боялись остановиться даже на минуту, чтобы передохнуть и хлебнуть хоть чуток бренди. Только косились время от времени на человека, на чьи деньги оно было куплено. Появление леди не осталось без их внимания. Тот, что был помоложе, ткнул своего более зрелого коллегу в бок, на что тот цветисто выругался, но все же посмотрел в указанном направлении.
— Мисс заблудилась? — не поворачивая головы, поинтересовался Макрей. Он учуял сладковатый запах женщины, как зверь, задолго до ее приближения. — Продолжайте.
Последнее было адресовано могильщикам. Спохватившись, те спешно вернулись к работе с еще большим энтузиазмом, но то и дело поглядывали в сторону незнакомки.
[nick]Caleb McRay[/nick][status]devil[/status][sign]Мне чужого не надо... Но свое я заберу, чье бы оно ни было.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34571.jpg[/icon][info]<br><hr>33 года, пират и контрабандист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=62#p2874" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+3

4

[indent] Звуки становились все громче и четче. Изабо уже не казалось, что над ней так пошутило гулкое эхо, отражающееся от стылых каменных массивов надгробных изваяний и стен их окружающих. В какой-то момент Изабо даже расслышала голоса, но разобрать, о чем идет разговор, так и не смогла. Показавшаяся из-за склепа фигура, зябко кутающаяся в пальто, заставила женщину остановиться и даже подумать о том, чтобы спрятаться, но в этом не оказалось особой нужды. Мужчина удалялся в противоположном направлении и не мог заметить ее. Наверное, глупо было опасаться, что он ее увидит. Ничего необычного в том, что кто-то гулял по кладбищу в дневное время, не было, но отчего-то Изабо испытывала настойчивое желание оставаться незамеченной. Она оставалась таковой вплоть до тех пор, пока не вышла на небольшой пятачок у высокой каменной стены ограды рядом с каким-то склепом.
[indent] Пара могильщиков работали напряженно, буквально в поте лица. Казалось, они не просто торопятся побыстрее закончить, а хотят произвести на кого-то впечатление. Тем не менее, они остановились сразу же, едва заметив ее присутствие. Изабо выпрямилась и вздернула подбородок, желая продемонстрировать, что излишнее внимание простых работяг ничуть ее не смущает и вообще она выше этого, но раздавшийся совсем рядом низкий мужской голос едва не заставил ее подскочить на месте, растеряв всю уверенность в себе.
[indent] - Прошу прощения? - переспросила она, хотя прекрасно расслышала вопрос. Просто ей нужно было немного времени, чтобы прийти в себя. Стоящий чуть в стороне мужчина был похож на каменное изваяние и, возможно, именно поэтому Изабо его не заметила. Он был неподвижен, на его широких плечах и шляпе скопился снег, но стоило его заметить, как все внимание женщины намертво приковалось к нему. Он был британцем, в этом не могло быть сомнений. Его чистый английский, манера речи и костюм говорили в пользу этой версии, и в то же время он был другим. Что-то неуловимое, не бросающееся сразу же в глаза делало весь его облик отличающимся от прочих британцев, к которым Изабо уже успела привыкнуть. Ей понадобилось время, чтобы понять в чем дело. Его кожу покрывал загар, получить который в этой стране было совершенно невозможно даже летом, что уж говорить о холодном времени года. А еще эти шрамы...
[indent] Словно спохватившись, Изабо спешно отвела глаза и вернулась взглядом к могильщикам, которые продолжили свое занятие, повинуясь приказу мужчины. С минуту или около того ничего кроме их пыхтения и шороха лопаты о мерзлую землю тишину не нарушало. Изабо начала ловить себя на том, что поглядывает украдкой на незнакомца, но тот как будто ее не замечал. Это уязвляло молодую женщину. Ее всегда замечали.
[indent] - Надеюсь, я вам не мешаю? - спросила она, наконец, чтобы хотя бы начать разговор. Обычно у нее не бывало с этим проблем. Мужчины всегда заговаривали с ней первыми и делали все, чтобы удержать ее внимание, но, похоже, не в этот раз.
[nick]Isabeau de Beauchamp[/nick][status]witch[/status][sign]У всех свои проклятия, не так ли?[/sign][icon]http://se.uploads.ru/CY0Lc.jpg[/icon][info]<br><hr>28 лет, спиритуалист и куртизанка<hr>[/info]

Отредактировано Irene Roberts (2018-02-11 20:58:53)

+2

5

Наверное, Макрей забыл бы о незнакомке, помолчи она чуть подольше. Но она просто не позволила ему подобной роскоши. В прозрачном от недавнего мороза воздухе ее запах звенел, как натянутая до предела тревожная струна, заставляя его вдыхать полной грудью, жадно втягивая в свои легкие аромат французского парфюма, церковного воска и дорогой кожи ее перчаток. Кажется, он даже различил запах кофе, который эта женщина пила за завтраком. Крепкий, с большим количеством сахара и сливок.
В этой стране мало кто по-настоящему любил кофе и умел его пить. Драгоценные зерна, которые привозились из далеких стран, были символом статуса, который в той или иной мере был важен всем представителям высших слоев общества. Макрей к таковым уже давно себя не относил и пил кофе просто потому что нравилось. Его горечь глушила ту, другую, что уже давно стала неотъемлемой частью его жизни. Он чувствовал ее и сейчас, глядя на то, как пара пропоиц копает могилу для его матери, которая умерла в полном одиночестве в холодной палате Бедлама. Когда-то она тоже душилась дорогими духами, ходила в церковь по воскресеньям, пряча свои мягкие теплые руки в перчатки из телячьей кожи. И пила кофе по утрам. Черный. В ее тоже было много горечи, которую нужно было как-то маскировать.
— Как вы можете мне помешать? Я ничем не занят, — отозвался Калеб, когда спустя минуту женщина заговорила вновь, но так и не повернул головы в ее сторону. — Но вы так и не ответили. Вы заблудились? Может, вас проводить до ворот? Это недалеко.
Пыхтение в яме стало громче. Один из могильщиков с трудом выбирался наверх, пытаясь отряхнуть одежду от земли и снега и одновременно помочь своему напарнику выбраться следом. Оба были вымотаны напряженной работой.
— Глубже уже некуда, — доложил тот, что постарше. — Дальше глина сплошная.
Макрей подошел к могиле и критически оглядел результат чужой работы. Ровные стены и глубина более чем приемлемая. Придраться было не к чему, но оба копателя были готовы и к этому. Мистер Коллинз предупредил их, что заказчик из требовательных, и они успели в этом убедиться, пока ковырялись в мерзлой земле несколько часов кряду, не смея даже передохнуть. Теперь же они ждали вердикта, затаив дыхание. Однако, Макрей только что-то невнятно промычал и отвернулся от могилы. Взгляд споткнулся о молодую женщину, стоящую в стороне.
— Свободны, — бросил Калеб могильщикам после секундного замешательства и сразу же направился в сторону незнакомки. — Так вас проводить?
Бряцанье инструментов и возня за спиной очень быстро стихли и глухой уголок кладбища погрузился в тишину настолько густую, что казалось, можно расслышать, как падает снег.
[nick]Caleb McRay[/nick][status]devil[/status][sign]Мне чужого не надо... Но свое я заберу, чье бы оно ни было.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/34571.jpg[/icon][info]<br><hr>33 года, пират и контрабандист<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=62#p2874" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+3

6

[indent] Упорное нежелание незнакомца смотреть на нее начинало всерьез раздражать Изабо, но она умела сдерживаться. И ждать тоже, что было куда важнее. Уже не обращая внимания на могильщиков, женщина развернулась всем корпусом к незнакомцу и, величаво подняв голову, стала ждать, когда он соизволит на нее посмотреть. Не успела она ответить на его вопрос, как могильщики начали выбираться из ямы, вновь сосредоточив на себе не только внимание мужчины, но и львиную долю внимания самой Изабо. Она вновь посмотрела на незнакомца, к которому они обращались, и затаила дыхание, когда он зашевелился. С плеч посыпался снег, каменный монолит его массивной фигуры пришел в движение. Ленивым шагом, чем-то напоминающим поступь того крупного бенгальского тигра, что она видела как-то в лондонском зоопарке, мужчина пересек незначительное расстояние до могилы и какое-то время оценивал качество работы, а потом отвернулся и наконец-то посмотрел на Изабо. Глаза непонятного цвета и тяжелый взгляд заставили женщину сразу же пожалеть о собственном любопытстве и испытать смутное беспокойство. По мере его приближения беспокойство все больше напоминало страх. Когда мужчина остановился напротив Изабо, слишком близко на ее вкус, она обнаружила, что готова позорно сбежать, подобрав юбки, вслед за могильщиками, которые больно уж поспешно скрылись из вида вместе со всеми своими инструментами. Запах, исходящий от него, кружил голову обилием самых разных нот. Морская соль, восточные специи, дым и порох, еще что-то иноземное и опасное. Необычное. Слишком необычное для Лондона. Изабо понадобилось все ее самообладание и сила воли, чтобы голос прозвучал ровно и не дрожал, когда она заговорила.
[indent] - Если вас не затруднит, - слабая улыбка затронула ее губы. - Здесь легко потеряться.
[indent] Еще раз посмотрев в сторону ямы, Изабо скользнула осторожным взглядом по загорелому лицу незнакомца и первой двинулась в нужном направлении. Она прекрасно знала, куда идти. На этом кладбище она ориентировалась, возможно, даже лучше, чем все смотрители и рабочие вместе взятые, и не скрывала этого, неторопливо, но уверенно шагая по тропе в сторону главных ворот. С каждым шагом к ней возвращалась ее прежняя уверенность и ее прежнее любопытство.
[indent] - Для кого эта могила? - спросила Изабо спустя какое-то время, не замедляя шага, и посмотрела на идущего рядом мужчину. - Вы недавно в Лондоне, верно? - она улыбнулась так, словно этот ее вопрос был результатом какого-то выдающегося умозаключения, но почти сразу же покачала головой, как если бы была готова посмеяться над собственным же вопросом. - Это очевидно. Можно облачиться в самый модный наряд и вести себя так, словно отродясь не покидал столицы, но есть вещи, которые выдают с головой. В вашем случае это загар. В моем - имя, - она остановилась и, повернувшись к мужчине, протянула руку. - Изабо да Бошам. Мисс... де Бошам.
[nick]Isabeau de Beauchamp[/nick][status]witch[/status][sign]У всех свои проклятия, не так ли?[/sign][icon]http://se.uploads.ru/CY0Lc.jpg[/icon][info]<br><hr>28 лет, спиритуалист и куртизанка<hr>[/info]

+1


Вы здесь » North Solway » Эпизоды из прошлого » Зверь, самый лютый, жалости не чужд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC