В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Dum spiro spero


Dum spiro spero

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][nick]Tobias Fleming[/nick][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

https://xakac.info/files/news/63/6c/normand_1435116617.jpg

11 июля, больница

Тобиас Флеминг, Уолтер Кросс

Отредактировано Alec King (2018-01-21 16:06:30)

0

2

[nick]Tobias Fleming[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][sign]Everybody wants to go to Heaven
But nobody wants to die
I can fear death no longer
I've died a thousand times
[/sign][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Все начиналось как банальная простуда. Тобиас часто простужался из-за сниженного иммунитета. Казалось, организм все силы кидал на борьбу с врожденным вирусом, а на остальное времени не хватало. Поэтому он совсем не удивился, когда проснулся с температурой и кашлем в середине лета.
Несмотря на свой диагноз, звучавший для многих приговором, он пытался жить полноценной жизнью. Вот на днях он и сходил с ребятами со школы на море. В большинстве случаев Тобиас спокойно проводил время в воде, и никаких последствий не было. Он ведь принимал положенные препараты, и вирус в его крови был на минимальной отметке. Но не всегда удача поворачивалась к нему лицом.
Пусть и простывал он достаточно часто, Тобиас все равно пошел в больницу. Доктор послушала его и назначила анализы. Содрогаясь от страха, который не отпускал его с самого детства, он сдал кровь, и услышал диагноз – бронхит. Тобиасу выписали необходимые препараты, которые он тут же сам и получил, и направился домой.
Покинув стены больницы, Тобиас почувствовал облегчение. Это место и люди, работающие в клинике, не один раз спасали его, вытаскивали к жизни, и парень был за это благодарен. Но он не переставал бояться. Наверное, это было естественно после всего, что ему пришлось пережить в этих палатах. Иногда он проводил здесь столько времени, что хотелось выть, лишь бы прекратили его колоть, пичкать препаратами и назначать сотню анализов за день.
Так Тобиас остался дома. Грудь невыносимо болела от кашля, но со временем боль улеглась, что парень, разумеется, принял за положительный эффект от принимаемых препаратов. Но к концу недели состояние его ухудшилось. Дышать становилось все труднее, в правом боку образовалась какая-то неприятная тяжесть, и спать Тобиас мог только на боку, обнимая себя, как будто он все еще был эмбрионом, находящемся в безопасном материнском чреве.
Проснувшись в воскресенье в липком, болезненном поту, Тобиас решил больше не ждать. Видя свое бледно-зеленое лицо, осознание того, что лечение не продуктивно, приходит само собой. Бабушка спала перед телевизором, наверняка, промучившись бессонницей всю ночь, поэтому Тобиас не стал ее беспокоить. Натянул толстовку и пешком пошел в больницу.
Врач был другой, который тут же направил Тобиаса на рентген грудной клетки, забрал еще несколько шприцев крови, и оставил парня в палате с медсестрой. Вот так он и лежал, задумчиво трогая кислородную маску, предложенную ему персоналом. Тобиас отказался. Он хотел дышать сам, хоть это и получалось с трудом.
Когда в палату вошел Уолтер Кросс, тот самый хирург, который проводил ему все необходимые операции, Тобиас только улыбнулся. Конечно, проклятый вирус не даст ему отмучиться так легко.
- Привет, - выдохнул Тобиас, поднимая взгляд на мужчину.
За что парень любил хирурга, так это за то, что в его глазах не было жалости. Ее Тобиас терпеть не мог. Он был обычным парнем, и даже пока не намеревался умирать, так чего же смотреть, будто заранее похоронили?
- Все опять плохо, да? – усмехнулся Тобиас, тяжело закашлявшись, чуть сжимаясь на кровати.
Вероятно, Уолтер что-то увидел на снимках груди, раз пришел с ним что-то обсудить или даже сделать. Противный страх вернулся снова. Конечно, после таких визитов к хирургам, Тобиас долгое время чувствовал себя прекрасно до тех пор, пока его организм не находил, чем заболеть снова. Но пока это слабо успокаивало, особенно, когда Тобиас оставался в неведении, что с ним происходит.

Отредактировано Alec King (2018-01-21 17:00:15)

+2

3

Многие не понимали, почему Уолтер Кросс вернулся в родной город, в этот маленький городок и эту маленькую больничку, где самыми распространенными травмами были порезы или случайное отрубание пальцев, а самая распространенная операция – лечение язвенной болезни. Но ведь и в маленьких городах тоже нужно спасать людей.
Были здесь и у хирургов постоянные пациенты, как и в любом другом городе. Больше всего Уолтер переживал за шестнадцатилетнего паренька. Прекрасно осведомленный о его истории болезни, знающий ее чуть ли не наизусть, Уолтер всегда пытался сделать все возможное, чтобы парнишка бывал в больнице как можно реже.
- Доктор Кросс, взгляните, - Уолтер поднял голову, оторвавшись от карт, и проследовал за коллегой ко включенному негатоскопу.
- Кто это? – и пары секунд хватило, чтобы понять, что именно показал рентгеновский снимок, и ничего хорошего в нем не было.
- Тобиас Флеминг, сегодня обратился. С кашлем и болью, взяли кровь и назначили снимок, - тут же отозвался доктор, передавая карту пациента. Все знали, что Уолтер Кросс обычно лечит мальчика. Если тот находился в больнице, Уолт часто заходил и в свои выходные, чтобы проведать его. Да и диагноз был уже перед глазами, чтобы понять, что помощь хирурга необходима для тех процедур, которые предстоит пережить мальчику.
Уолтер только вздохнул, сдвинув брови к переносице, и открыл карту, чтобы ознакомиться со всем подробнее.
Оказалось, что парень уже обращался в больницу, и ему поставили бронхит. И Уолтер вздохнул еще раз, направившись в палату, где лежал пациент.
- Привет, Тоби, - Уолтер вошел и улыбнулся, присев рядом с мальчиком. Уолт относился к этому пареньку очень хорошо, и вовсе не потому, что знал его диагноз. Мальчишка был действительно хорошим и добрым, несмотря на все тяготы, которые ему приходилось переносить. К тому же Уолт его знал уже долгие годы, и Тоби буквально взрослел на его глазах. Естественно, Уолтеру хотелось увидеть его совсем взрослым.
- Ты недавно уже был в больнице, да, Тоби? Тебе поставили бронхит… - конечно, не обязательно, что врач, принимавший Флеминга, ошибся. Экссудативный плеврит, который Уолтер увидел на снимке, мог стать следствием и других болезней, а так же развиться самостоятельно, но доктор Кросс подозревал пневмонию. Он не собирался что-то скрывать от парня. Во-первых, потому что он был уже достаточно взрослым, во-вторых, потому что и в 9 лет Тоби не хотел оставаться в неведении.
- На снимке видно, что у тебя жидкость в плевральной полости, это такое пространство рядом с легкими. Нам надо будет сделать пункцию, чтобы провести анализ и выявить причины, а после откачать жидкость. Тебе потребуется лечение, поэтому придется какое-то время провести в больнице. Но дышать станет легче, как только откачаем жидкость, - Уолтер заметил, что Тобиас лежит без маски, которая должна была немного облегчить дыхание, - Хочешь, я позвоню твоей бабушке? – поинтересовался Уолт. Предупредить ее все равно было необходимо, и это была не прямая обязанность доктора, но Уолтер так не считал, поэтому сам вызвался позвонить ей.

+2

4

[nick]Tobias Fleming[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][sign]Everybody wants to go to Heaven
But nobody wants to die
I can fear death no longer
I've died a thousand times
[/sign][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Хоть Тобиас и пытался храбриться, в глазах его все равно плескался страх. Страх перед неизвестностью, которая пугала чем-то явно болезненным. Он не боялся врачей как таковых, но никому ведь не хочется постоянно пребывать в больнице. Уж кто как не Тобиас знал, как это надоедает. Когда хочется на стену лезть от безысходности, от осознания, что как бы ты не боролся с собственным организмом, рано или поздно тебя снова положат в эти белые стены. И все начнется сначала. Уколы, таблетки, хирургические вмешательства, ужасная больничная еда и просто миллион обследований каждый день.
Это угнетало, хотя Тобиас и пытался гнать от себя подобные мысли поганой метлой. Когда он выходил из этих стен, мальчишка чувствовал себя невероятно счастливым и полным сил. Он понимал, ради чего он все это пережил. Наверное, понимал лучше, чем все ребята его возраста и даже старше. Злоехидная старуха с косой шла за ним не слишком близко, как с онкологическими больными или теми, у кого был СПИД, но неотступно. Тобиас ценил жизнь, хоть это и звучало очень странно для паренька, еще не достигшего даже совершеннолетия.
Впрочем, эта осознание возникало еще до того, как юношу отпускали домой. Он был абсолютно правильно мотивирован, и начинал бороться психологически уже со второго или третьего дня пребывания в больнице. Тем не менее, когда диагноз впервые озвучен и впервые звучат медицинские предписания, Тобиасу, как и многим людям, хотелось опустить руки. Стать каким-то совсем маленьким мальчиком, за которого решают остальные и которому не стыдно просто и банально разреветься, в надежде, что такая реакция все изменит и ему можно будет пойти домой.
- Жидкость в легких? – Тобиас кивнул на вопрос о бронхите и принялся задавать свои. – Такого у меня еще не было.
Он даже попытался усмехнуться своей жестокой шутке о коллекционировании разных заболеваний. Наверное, это было совсем не смешно, но Тобиас пытался храбриться изо всех сил.
- Что такое пункция? – спросил он.
Если честно, получить ответ не так уж и хотелось. Тем не менее, Уолтер был прав – неизвестность страшила сильнее. Поэтому Тобиас всегда хотел четко знать, что с ним будут делать, чтобы подготовиться к этому морально. Он доверял хирургу безоговорочно и никогда не сомневался в его назначениях. Если Уолтер говорил, что все это нужно, значит это действительно поможет.
Кажется, невозможно недоверчиво относиться к человеку, который оперировал тебя столько раз. Тобиас на самом деле вырос на его глазах, впервые встретившись с доктором Кроссом, когда Флемингу еще не было десяти.
- И как ты будешь откачивать жидкость? Я буду под наркозом?
Почему-то Тобиас даже не сомневался, что выполнять данную процедуру будет Уолтер. Он бы не хотел, чтобы это делал кто-то другой. Звучало все это ужасно «по-хирургически», значит, должно было входить в компетенцию Кросса.
Еще парень представлял себе все это совсем иначе. Он думал, что в него введут тонкую трубочку, через рот, там ведь были дыхательные пути. Он все это время проспит под общим наркозом, а когда очнется, в боку больше не будет тяжести, а воздух начнет податливо поступать в чистые легкие.
На фразу о том, что ему придется какое-то время остаться в больнице, Тобиас даже не отреагировал. Он это понял, наверное, с тех пор, как дверь открылась и на пороге появился Уолтер. Да и спрашивать, надолго ли его здесь задержат, было бесполезно. Это уже подсказывал болезненный опыт. Если все пройдет успешно и лечение будет помогать сразу, значит, не так долго. Он успеет свихнуться от скуки только пару раз. Если же что-то пойдет не так, его госпитализация затянется.
Немного подумав, когда речь пошла про бабушку, Тобиас снова кивнул. Он было хотел отказаться, позвонить самому, воспользовавшись больничным телефоном, но состояние было таким, что Тобиас боялся упасть рядом и только сильнее напугать его уже давно не молодого опекуна.
Бабушке было уже за шестьдесят. Она была в здравой памяти, но, конечно, года давали о себе знать. Она очень сильно любила своего внука и каждый раз так беспокоилась о нем, что Тобиасу становилось стыдно. За то, что снова пугал ее и заставлял волноваться. За то, что оставлял дома одну. Все время боялся, что ей самой может стать плохо в их пустой квартире.
- Уолтер, - после паузы снова окликнул врача Тобиас, - я все делал, как сказал врач. Мне даже стало легче на какое-то время. А потом стало резко хуже. Это… из-за вируса?
Страшнее всех предстоящих процедур было только одно. То, что ВИЧ снова проснется. Перейдет от своего лениво-текущего состояния в активное. Этого Тобиас боялся больше всего на свете.

+1

5

Уолтер улыбнулся в ответ. Сейчас ему предстояло, пожалуй, самое сложное – рассказать во всех подробностях, что предстояло сделать и, главное, почему. А Тоби нисколько не облегчал задачу, живо интересуясь и задавая самые правильные вопросы. Ведь с пациентами, которые просто принимают лечение, все гораздо проще. Им можно объяснить в двух словах, что необходимо сделать, а те просто кивают, соглашаясь на все и не требуя никаких доскональных подробностей.
Нет, Уолтер не думал, что Тоби будет вредничать и отказываться от лечения, мальчик никогда так не делал, но общение с пациентами всегда во врачебной практике стояло отдельным пунктом не зря. Этому даже учили. Именно от врача зависели принимаемые пациентами решения, именно на мнение доктора они опираются.
- Мне нужно будет сделать прокол между ребрами и вставить в него трубку, чтобы взять пробу, а потом и откачать жидкость, - пояснил хирург. Он уже не мог сосчитать, сколько раз ему приходилось резать или прокалывать Тобиаса, и каждый раз Уолтер старался подходить ко всем процедурам с холодным спокойствием. Ведь так нужно. Но получалось не всегда, и, если можно было бы избежать операции, Уолтер непременно на это шел, хотя, как и любому другому хирургу, все, что хотелось ему делать – это оперировать.
- Доктор Картер сделает тебе местную анестезию, так что ты будешь в сознании. Но боли не почувствуешь, - Уолтер снова улыбнулся, на этот раз ободряюще. Неприятно ведь то и дело чувствовать уколы и разнообразные процедуры, которые нередко доставляли болезненные ощущения. Это не просто надоедало, Уолтер видел, насколько приводило в отчаяние людей продолжительная болезнь. А если болезнь длится всю жизнь?
Уолтер кивнул в ответ на кивок пациента. Кажется, он уже знал номер Флемингов наизусть, хотя и в его карте тот был записан. Бабушка Тоби тоже хорошо знала доктора Кросса, даже общалась с его мамой периодически.
Следующий вопрос мальчика заставил Уолтера колебаться несколько мгновений. С одной стороны, не слишком-то хорошо говорить об ошибках, которые совершил твой коллега, с другой – не сказать, да еще и Тоби, было бы тоже неправильным.
- Ты все сделал верно, - сказал Уолт, ведь понимал, что вины мальчика в болезни нет никакой, он был не из тех пациентов, кто пренебрегал рекомендациями врача, - Мы все точно узнаем, когда проведем анализы, - начал он, но не договаривать было бы нечестно по отношению к Тобиасу, тем более, парень прекрасно знал все эти врачебные уловочки, чувствуя их, - Не думаю, Тоби, что это из-за вируса. Возможно, это стало следствием другой болезни, и назначенное тебе лечение не подействовало правильно, - конечно, Тобиас должен знать, что его инфекция является подспорьем многих осложнений и заболеваний. У некоторых врачей отсутствует настороженность по отношению к ВИЧ-инфекции, из-за чего диагностика пневмонии затрудняется еще больше. Так что в какой-то степени вирус помог заболеванию, но не таким образом, которого опасался Тоби.
- Если анализы не подтвердят мои предположения, мы можем проверить тебя на вирус еще раз, - напомнил Уолтер. Тобиасу и так приходится сдавать анализы регулярно, если это произойдет чуть раньше – ничего страшного.

+3

6

[nick]Tobias Fleming[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][sign]Everybody wants to go to Heaven
But nobody wants to die
I can fear death no longer
I've died a thousand times
[/sign][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]От рассказа хирурга Тоби лишь слегка поморщился. Все же без разрезов не обойтись и одной лишь трубкой не ограничиться.
Уолтер всегда все делал очень аккуратно. В силу возраста и мастерства хирурга, даже шрамы быстро рассасывались. По крайней мере, от нескольких проколов после лапароскопии, когда Тоби четыре года назад удаляли воспалившийся аппендикс, остались лишь едва заметные пятнышки. Да и от других операций не осталось явных следов. Но все же…
В сознании тоже быть не хотелось. По мнению Тобиаса было куда лучше заснуть и проснуться, когда все уже закончится. Первый раз, когда ему делали общий наркоз, было ужасно страшно. Навалившаяся сонливость была отчетливо искусственной. Как будто кто-то схватил тебя за что-то внутри, за саму душу, и тянет вниз – в темную неизвестность. Тоби невольно боролся с ней, не хотел закрывать глаза. И самым страшным было то, что он все равно неумолимо засыпал.
Немало помог упомянутый доктор Картер, который разговаривал с Тоби так весело и непринужденно. Как будто так и нужно было, как будто ничего страшного и не происходит.
Потом же Тоби пережил операцию по удалению гигромы под местной анестезией. Это было не больно и не особенно страшно. Это было до ужаса омерзительно. Тобиас старался не смотреть, но его взгляд, как намагниченный, возвращался к собственному разрезанному до сустава запястью.
Так что, когда ему пришлось пережить третью операцию – иссечение свища, еще и на постыдном месте – Тобиас был только рад подставить анестезиологу сгиб своего локтя. Четвертый раз тоже повезло с общей анастезией. Тут уже не ВИЧ был причиной, а неудачное стечение обстоятельств. Тоби знатно грохнулся с велосипеда, перелетев через руль, и заработал сложный перелом. Когда парня отправили к Уолтеру ставить спицы, он едва не смеялся в голос. Вот так попадешь в больницу в кои-то веки не из-за своего иммунного статуса, а все равно направляют к хирургу.
- Это долго? – вместо всего поинтересовался Тобиас.
Он не собирался спорить с Уолтером. Тому ведь лучше знать, что надо делать. Он уже сколько лет выполнял все эти жуткие манипуляции. Будучи помладше возрастом Тоби даже интересовался у навещавшего его в палате хирурга, не страшно ли ему самому резать живых людей? Кажется, Уолтер тогда немного посмеялся.
Капризничать и каким-то другим способом выказывать своего недовольства Тобиас тоже не стал бы. Конечно, в глубине души он кричал, как маленький мальчик, что не хочет этого, но мозгами-то понимал, что так ему станет лучше. Нужно только еще немножко потерпеть и снова можно будет жить полноценной жизнью. И дышать полной грудью, что сейчас было даже актуальнее.
- Хорошо, - в итоге просто сказал Тоби. – Можно только я… сам переоденусь?
С возрастом пришло и стеснение. Ему не хотелось, чтобы взрослая женщина – медсестра – видела его абсолютно голым. Не понимал почему, но отчетливо чувствовал это нежелание. Он справится и сам. Сюда же он собрался и даже дошел пешком, так что умирать еще явно не собирался. Неторопливо, не делая резких движений, переоденется и будет готов ко всему.
А вот на аккуратные объяснения Уолтера о том, что жидкость, скопившаяся в легких, скорее всего, следствие другой болезни, Тобиас чуть нахмурился и задышал чуть чаще, оттого тяжелее. Казалось, любое волнение делало ему только хуже. Парень подтянул к себе кислородную трубку, самостоятельно надевая ее, решив все же облегчить себе жизнь. Подышав с ее помощью, Тобиас спросил прямо:
- Если бы мне назначили другое лечение, я бы мог избежать операции?
Невольно он ставил Уолтера в неловкое положение, но его тоже можно было понять. Он и так пережил немало, и тут стал жертвой врачебной ошибки. Тобиасу явно не хотелось понимать то, что каждый человек может ошибаться. Хотя бы потому, что в его глазах Уолтер был тем, кто не ошибался никогда. Он заметно идеализировал хирурга, и это было не редкостью для пациентов, которым доводилось побывать на операционном столе даже один раз. Тобиаса доктор Кросс лечил уже в пятый.
Помолчав, Тобиас подавил в себе эту обиду. Он снова перевел взгляд на Уолтера и попросил о другом:
- У меня все равно будут брать кровь тысячу раз. Можно сразу заказать этот анализ?
Каким бы ни был результат, Тобиасу хотелось убедиться, что его вирус, его пожизненное проклятье, все еще спит.

Отредактировано Alec King (2018-03-14 22:44:10)

+3

7

Уолтеру казалось, что он отлично помнил их первую встречу. Так ли это было на самом деле, теперь уже вряд ли можно узнать. Тобиас был еще достаточно мал, так что теперь и вовсе мог забыть, как оно все происходило.
«Привет, меня зовут Уолтер. А тебя?» - Кросс зашел в смотровую к маленькому мальчику около десяти лет назад с доброй улыбкой на губах и таким же добрым взглядом. Ему уже приходилось иметь дело с ВИЧ-инфицированными детьми, в Глазго чего только не увидишь, но большим специалистом по тому, как нужно себя вести, Уолтер, конечно, не был.
Почему-то вспоминалось, что Тоби в детстве слегка шепелявил, но может быть, все дети так разговаривают или просто работало воображение? Уолтеру показалось, что мальчик был напуган всем происходящим, поэтому он пытался вести себя так, словно ничего необычного не происходило. Но, надо признать, ребенок с ВИЧ для их городка далеко не частое явление.
Малыш представился как Тоби, но с тех самых пор называл доктора Кросса исключительно Уолтером. Привык.
- Нет-нет, это не займет много времени, - уверил Уолтер, - Я постараюсь не мучить тебя долго и сделаю все сам.
С недавних пор, как у Уолтера появился интерн, он старался как можно больше процедур передавать в руки стажеру, чтобы за короткий период времени научить большему. Но, да простит Лора, на этот раз Уолтер все сделает самостоятельно, ему не хотелось лишний раз беспокоить мальчика, из-за возможной дурацкой врачебной ошибки ему и так приходилось терпеть неприятные манипуляции.
- Да, хорошо, без проблем, - пожал плечами доктор на желание Тоби переодеться самостоятельно, в конце концов пациенты, которые были в состоянии, но оставались в больнице, делали это сами, - Если нужна будет помощь, просто кричи.
По идее, да и по всем правилам, Уолтер все равно обязан был сказать пациенту об ошибке. Другое дело, солидарность могла в некоторых случаях взять верх, и тогда врачебные ошибки прикрывали какими-то другими причинами и объяснениями. Уолтер же вздохнул.
- Возможно, это так, - честно ответил он, - Но, как я уже говорил, мы сначала должны провести анализ жидкости, чтобы знать наверняка.
Уолтер не мог просто так взять и сказать, что он тоже может ошибаться. И это вовсе не было собственным тщеславием, все дело в отношениях пациента к врачу. К врачу, к которому можешь попасть еще не единожды, лечь под скальпель и доверить свою жизнь. Пациент должен доверять врачу – это твердили еще в университете. А врач, в свою очередь, не должен подвести пациента, но это уже другая история.
Поэтому из уст Уолтера не прозвучало «но я могу ошибаться», хотя мысленно он это произнес, правда, сам не был уверен в этих словах.
- Хорошо, медсестра возьмет у тебя кровь на анализ, как только мы расправимся с нашей проблемой, договорились?
Уолтер записал назначения в карту и передал после медсестре, чтобы вызывали доктора Картера и готовили Тоби к торакоцентезу.
На какое-то время Уолтер оставил Тобиаса в одиночестве, чтобы тот, как и хотел он сам, переоделся и подготовился.

+3

8

[nick]Tobias Fleming[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][sign]Everybody wants to go to Heaven
But nobody wants to die
I can fear death no longer
I've died a thousand times
[/sign][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]В более раннем детстве Тобиасу приходилось тяжело. Он был напуган всем происходящим. Он не понимал, почему это случилось именно с ним, почему он отличался от остальных детей. На острове больше не было ВИЧ-инфицированных детей. Да и взрослых, если уж на то пошло. Может быть, где-то и были один-два человека, но не более того.
Здесь не было специалистов, которые могли бы с правильным подходом рассказать Тоби о том, что происходит, и как ему нужно жить. Денег же, чтобы кататься на какие-то беседы в другой, более крупный, город у его бабушки не было. Все приходилось познавать самостоятельно. Методом проб и ошибок, при помощи врачей, которые имели представление о заболевании, но, к сожалению, ничего не смыслили в психологии зараженного ребенка.
- Хорошо, - отозвался Тобиас на заверения хирурга.
Он бы ответил так, что бы ни сказал Уолтер. Невозможно не доверять человеку, который проводил тебе столько операций. Что немаловажно, каждая из них была успешной и не повлекла за собой никаких последствий.
Конечно, Тоби все равно волновался. Было бы странно, если бы он не испытывал никаких эмоций по поводу предстоящей не сильно серьезной, но все же хирургической операции. Скорее всего, так проявляется патологическое смирение, перетекающее со временем в депрессию из-за собственного состояния.
Тобиас был не намерен сдаваться. Он не смертельно болен. Когда-то, несколько лет назад, перед одной из операций, Уолтер сказал мальчишке, чтобы он воспринимал все это как жизненные трудности. У всех были свои трудности, которые стоило преодолеть, перед тем как жить дальше. Кто-то называл это черными полосами, но такое название им обоим показалось слишком мрачным.
Просто одним людям не везет с работой – их увольняют с работы, которую они добивались годами. Другим – с отношениями, и они претерпевают долгое болезненное одиночество или еще более тяжкий процесс. У Тоби трудности состояли в том, что периодически ему приходилось переносить не самые приятные медицинские процедуры. Но все налаживалось, и жизнь становилась краше.
Фраза была неуклюжей, сейчас Тобиас немного это понимал, но все равно хорошо врезалась в память. «И это пройдет» - как было сказано давным-давно. Теперь он именно так ко всему и относился, что было удивительной мудростью для шестнадцатилетнего подростка.
На шутку Уолтера про то, что он может кричать, Тобиас легко улыбнулся. Скорее он будет сипеть и булькать своим легким, заполненным жидкостью. Которое сейчас, от осознания происходящего, казалось в три раза тяжелее.
- Хорошо, - повторил он.
На миг Тоби даже пожалел, что Уолтер выбрал профессию хирурга. Будь он терапевтом, парень был уверен, он бы не пропустил ничего важного в его лечении, не доведя ситуацию до операции. С другой стороны Тобиас понимал, что лучше такой замечательный врач будет проводить серьезные вмешательства. Обычную простуду он как-нибудь переживет, даже со своим неутешительным диагнозом.
Когда Уолтер ушел, Тоби медленно и глубоко вдохнул, прежде чем снять трубку. Медсестра дежурила неподалеку, выдала ему необходимую одежду, и скрылась за дверью. Наверняка, она там так и стояла, вежливо не мешая парню разбираться с одеванием. Это происходило так медленно. Будто вода скопилась не только в легких, но и во всех конечностях, которые еле шевелились.
Очень медленно, преодолевая накатывающую усталость и периодически вдыхая кислород, Тобиас разделся, нацепляя взамен тонкую сорочку. Но даже в ней было жарко из-за высокой температуры. Он посидел на кровати, приводя дыхание и сердцебиение в порядок, а потом вернулась медсестра. Она измерила его давление и пульс, взяла кровь на анализ, как полагалось перед каждой операцией. Так, с волнением в груди, Тоби остался ждать, когда вернется Уолтер.

Отредактировано Alec King (2018-04-19 21:36:52)

+2

9

Уолтер всегда был довольно ответственным врачом. Невозможно знать все и обо всем, так что, если появлялся какой-то пациент, с которым Уолтер начинал сомневаться в своих действиях, он неизменно садился за учебники или писал знакомым и коллегам, у которых однажды учился и которым доверял, прося консультацию. Сейчас, конечно, в подобные ситуации он уже не попадал, но, когда только начинал практиковать – довольно часто. В тот, первый раз, когда Уолтер только познакомился с Тоби и узнал о его диагнозе, он решил не тратить время, и как только мальчика выписали, уехал в свои выходные в Глазго, чтобы лично встретиться с докторами, которые ежедневно имеют дело с вич-инфицированными детьми, и поговорить с ними. В большей степени для собственного успокоения и понимания, что ему ожидать в будущем. Если в их маленьком городке есть ребенок с ВИЧ, рано или поздно он снова попадет к Уолтеру.
Пока Тоби переодевался, Уолтер сообщил о предстоящей процедуре – медсестрам следовало все подготовить, - а заодно и встретился с доктором Картером, уже более подробно объяснил ситуацию, все равно тот бы не ограничился простым сообщением медсестры.
Можно сказать, Уолтер радовался, что друг работает с ним вместе. Некоторые анестезиологи могли отказаться от операции, если время было не подходящим. Таким считалась втиснутая внеплановая операция или начинающая за час-полтора до того, как у анестезиолога закончится смена, и так далее. Конечно, к данной процедуре ничего подобного не относилось, ее можно было считать срочной, но случаи же разные бывали. Джесси, если дело касалось пациентов, никогда не вредничал и шел на уступки, так же делал и Уолтер.
Следующая встреча Тоби и доктора Кросса уже состоялась в процедурном кабинете, где мальчику проведут торакоцентез.
- Все будет хорошо, - улыбнулся Уолтер, еще раз подбадривая Тоби, - Сейчас доктор Картер тебе сделает анестезию, когда она подействует, я сделаю небольшой прокол между ребер и вставлю трубку, через которую и будет проходить жидкость.
Уолтер понимал, как может быть страшно перед операцией, даже при самой простой. Здравомыслящий человек вряд ли пойдет на процедуру, где его будут резать, что-то втыкать и любыми способами копошиться в его теле, если на то не будет действительной необходимости. Именно поэтому врачи раз по десять проговаривают все, что предстоит, притом делают это таким образом, будто смогут провернуть ту же процедуру в полной темноте с закрытыми глазами и левой рукой. Кросс тоже так говорил – профессиональное.   
- Готов? – напоследок спросил он и снова улыбнулся. На некоторое время Уолт уступил место Джесси рядом с пациентом.
Уолтер мог бы появиться в процедурной уже после того, как анестезия подействует, и Тоби будет полностью готов, но пришел раньше. Он чувствовал ответственность за него, и хотя доверял доктору Картеру полностью, не мог оставить мальчика одного.

Отредактировано Walter Cross (2018-06-06 00:24:22)

+2

10

[nick]Tobias Fleming[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][sign]Everybody wants to go to Heaven
But nobody wants to die
I can fear death no longer
I've died a thousand times
[/sign][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Волнение накатывало тугими волнами. Как и в бушующем море, окружающем их остров, они с шумом накатывали, достигали своего пика, но потом неизменно отступали. Именно так чувствовал себя Тоби. Эмоции накалялись, заставляя его задыхаться даже с кислородной трубкой в носу, но, достигая какого-то предела, внутренней скалы, уменьшали свой пыл.
Он начинал думать о том, что ничего действительно страшного с ним не происходит. У него не было СПИД-а или запущенного рака. Это банальная пневмония, которая могла случиться у любого на этом острове, невзирая на статус ВИЧ.
Кроме того, его будет оперировать не кто-нибудь, а сам Уолтер. Все операции, которые он проводил, были успешными, и Тоби быстро шел на поправку. Этот раз не станет исключением. Парень старался себя уверить в этом. Ведь то же удаление аппендицита казалось более серьезным вмешательством, проходило под общим наркозом. Тут он будет в сознании, а значит, все закончится быстро.
Его перевезли в процедурную, где Тоби ощутил новый приступ легкой паники, но быстро поборол его, когда двери открылись и вошли сразу несколько медицинских сотрудников. Среди них был и сам Уолтер, и его друг – Джесси. Тоби знал его почти также хорошо, как и Уолтера, они почти всегда работали вместе, и это тоже немало успокаивало.
Джесси был веселым, и всегда пытался развеселить и своих пациентов. И у него это получалось. Невозможно было зацикливаться на своей болезни, когда рядом с тобой врач, который относится к этому так, словно ничего ужасного не происходит. Как-то невольно начинаешь думать, неужели все и впрямь не так кошмарно. Кроме того, Тоби никогда не было больно, когда анестезию проводил этот доктор – это была его забота, и он хорошо с ней справлялся.
- Привет, - немного улыбнулся Тоби реаниматологу.
Улыбнулся даже не столь потому, что рад был его видеть, хотя и это тоже, сколь они с Уолтером живо напомнили Тоби заботливых родителей, которые нежно оберегают свое чадо от всех невзгод. Оба этих врача действительно заботились о своих пациентах. Тоби, лежа в реанимации и интенсивной терапии, не раз наблюдал, как они общаются и с другими пациентами. Уолтер, конечно, был более тактичен, но подростку нравилась и тактика Джесси. Он был забавным.
- Звучит омерзительно, - признался Тоби на слова хирурга и немного усмехнулся.
Невольно он смотрел, как Джесси набирает в шприц наркоз, и не мог отвести взгляда от длинной иглы. Тот, увидев такое наблюдение, отпустил смешную шуточку, но на сей раз улыбка Тоби вышла слишком напряженной. Сейчас начнется. И этого никак не избежать, как бы сознание не пыталось придумать запасной план. Тоби снова вздохнул, призывая себя к мысли о том, что, чем скорее это начнется, тем скорее кошмар закончится и можно уже оборачиваться на него с гордостью.
- Если честно, не очень, - снова нервно усмехнулся он на вопрос Уолтера. – Но давайте начнем.
Тоби невольно вздрогнул от прикосновения холодной ватки, обеззараживающей место укола. Сначала он смотрел на Уолтера, но потом смутился. Смотреть неотрывно на чье-то лицо было странным. Поэтому Тоби перевел взгляд на Джесси. Тот был слишком занят проведением иглы в его тело, поэтому такого взгляда не замечал.
Процедура была мерзкой с самого начала. Потом-то может ему не будет больно, а вот сейчас Тоби чувствовал, как игла проходит куда-то глубоко, между ребрами. Нахмурившись, парень продолжал рассматривать реаниматолога, стараясь цепляться вниманием за какие-то мелочи вроде седых волос в густой шевелюре, незаметной родинке у виска. Но периодически сознание все равно вопило: «Хватит! Больше не надо!». А когда Тоби был уже готов сказать об этом вслух, чувствуя, как его начинает подташнивать от всего происходящего, Джесси улыбнулся и сказал, что все закончил, вновь повторив то, что он, Тоби, должен был сейчас почувствовать.
- Да, я… - он сглотнул. – Я престаю чувствовать там.
И снова он поднял взгляд на Уолтера. Совсем скоро. Как бы ни пытался Тоби скрыть свой страх, все равно это было видно.

+2

11

Уолтер мог только догадываться, какие чувства испытывает Тобиас. Ему было неизвестно, что значит лежать в процедурной и ждать своего часа. Уолтер мог лишь орудовать скальпелем и быть рядом – увы, этого не всегда достаточно.
Частенько Уолтер вставал перед выбором, как лечить болезнь – хирургически или достаточно специальной терапии и препаратов. Конечно, как хирург, он всегда склонялся к тому, чтобы провести операцию. Ему казалось, что это буквально панацея от всех болезней. Но как хирург-профессионал, понимал, что иногда можно обойтись и менее серьезным вмешательством в человеческий организм.
Действительно, если бы у него был выбор сейчас, он уберег бы мальчика от всего этого. Но выбора на этот раз, увы, не предоставилось.
- Да уж, - посмеялся Уолтер, - Это довольно омерзительно. Но ты этого почти не увидишь, а я – да, так что сочувствовать надо мне, - пошутил Кросс, пытаясь как-то отвлечь Тоби от того, что собирался делать Джесси. Правда, тот и сам неплохо справлялся, чем моложе был пациент, тем смешнее казался ему доктор Картер, он отлично умел ладить с детьми.
Наверное, не стоило напоминать Тоби о других его походах в больницу. Что ни говори, а это не самые приятные воспоминания. Иногда Уолтеру даже казалось, что вне этих стен люди просто-напросто не желали бы его видеть, потому что только одно его лицо напоминает о не самых приятных днях. Но больше о жизни мальчика Уолт почти ничего не знал.
- Как проводишь лето? – поинтересовался все же он в попытке хоть немного переключить внимание.
Уолтеру чуть ли не каждый день приходилось наблюдать волнение. Сколько бы ты не проводил времени в больнице, как пациент, сколько бы процедур и операций не перенес, все это казалось людям неприятным. На лице Уолтера держалась слабая улыбка, которая неосознанно становилась шире, когда Тоби переводил на него взгляд.
- Все отлично, ты молодец, - похвалил Уолт, когда Джесси закончил, - Я сейчас помою руки, и приду к тебе, хорошо?
К процедуре готовили медсестры. Они выкладывали инструменты и приготавливали все то, что еще понадобится.
Уолт вернулся в процедурную, и ему тут же помогли надеть перчатки и маску.
- Ну как ты? – сейчас Тоби, конечно, не видел его улыбку, но по глазам и интонации и так все ясно. Уолтер не выглядел слишком серьезным, пациенты часто перенимают настроение доктора, и даже самые непробиваемые вдруг становятся хорошими эмпатами.
Удостоверившись, что анестезия подействовала, как нужно, Уолтер приступил, разговаривая о чем-то постороннем. Он в одиночестве проводил процедуру, не считая медсестры, которая будет помогать, когда жидкость уже пойдет.
- Тебе еще около месяца отдыхать? Решил уже, куда пойдешь после школы? – Задавая этот вопрос, Уолтер и не знал, что Тобиас выпустился в этом году и, наверняка, решил, что будет делать дальше. Уолт пребывал в полной уверенности, что мальчик младше.

+2

12

[nick]Tobias Fleming[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/smuUa.jpg[/icon][sign]Everybody wants to go to Heaven
But nobody wants to die
I can fear death no longer
I've died a thousand times
[/sign][info]<br><hr>16 лет, школьник<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=34&p=2#p85630" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]Тобиас еще раз усмехнулся. Эти ребята – доктор Кросс и доктор Картер – были забавными. Подростку нравились их шутки. Они заставляли думать, словно ничего серьезного в этих стенах не происходит. Что все это так, жутковатая игра в стиле «медицинский хоррор», не более того.
– Да, ты меня изнутри, наверное, лучше, чем снаружи знаешь, – поддержал шутку Тоби, снова взбодрившись.
Ничего страшного не происходит. Правда, дышать стало тяжелее, кажется. А может, так кажется из-за действующего наркоза. На всякий случай Тоби сказал об этом анестезиологу, но тот уверил, что все в порядке. Если вдруг станет еще хуже, они прибавят кислорода в маску.
Тобиас верил им, обоим докторам. Пожалуй, за столько лет они уже точно знали, какой наркоз ему можно давать, а какой не стоит, на что его организм отреагирует положительно, а на что – негативно.
– Ничего особенного, – ответил на вопрос хирурга Тоби. – Хожу с ребятами на пляж и в лес, все такое.
Говорил он кратко, но не потому, что не хотел посвящать доктора в свою жизнь. Просто каждое слово давалось с большим трудом, а в груди что-то немилосердно булькало, заставляя одновременно чувствовать сильные позывы к кашлю и подступающую к горлу тошноту.
Пока Уолтер мыл руки, парень немного болтал ногами в воздухе и молчаливо слушал очередную забавную историю от доктора Картера. У того их было предостаточно, и это отлично скрашивало время ожидания. Ждать в одиночестве и тишине среди снующих медсестер, которые звякают чем-то холодным и металлическим (то есть заведомо страшным), было бы ужасно.
Тягучий страх, правда, никуда не делся. Когда вернулся Уолтер, во рту Тоби пересохло и как будто бы слиплось.
– Страшно до чертиков, – со сдавленным смешком признался Тобиас.
Кажется, он перестал стесняться Уолтера уже давно. Несколько раз доктора объясняли юному пациенту, что нужно говорить обо всем необычном, что чувствуешь, и не бояться выглядеть глупо. Любая мелочь могла спасти или оборвать твою жизнь. Со временем Тобиас привык говорить и спрашивать обо всем. Даже о том, что не касается медицины напрямую. В конце концов, после ужасающе постыдной операции, касающейся свища в перианальной области, все остальные вопросы и проблемы казались несущественной мелочью.
– Но я готов, – повторил Тоби, наблюдая, как одевают хирурга.
Ему всегда нравилось за этим смотреть. Он не мог объяснить почему, но что-то в этом облачении завораживало. Возможно, просто зрелище было необычным – когда Уолтер держал руки так, чтобы не касаться ничего на свете, а медсестры аккуратно надевали на него все необходимое.
Когда хирург оказался рядом, Тоби снова принялся искать взглядом, за что зацепиться. Лоток с инструментами, задумчивая медсестра и абсолютно гладкие без изъяна стены плохо подходили. Так что парень снова опустил взгляд, рассматривая теперь уже самого Уолтера, так сосредоточенно колдующего над его телом.
– Нет, я… – протянул Тоби, хрипло вздохнув, и замолчал на несколько секунд.
Он уже закончил школу и ему давно уже следовало определиться с колледжем, но Тобиас так и не сделал этого. В голове был абсолютный ноль. Вакуум. Он совершенно не знал куда ему идти и что делать.
– Я никак не могу выбрать колледж, – сказал он и добавил. – Может… ты поможешь?

+1

13

Вести разговор с этим парнишкой было легко и приятно, так что Уолтер говорил не просто, потому что ему было нужно, чтобы успокоить пациента, или он пытался выглядеть добрым доктором, а потому, что так он хотел сам.
- Везет же, - отозвался Уолт, - Мы этим летом еще даже моря не видели, - и не важно, что оно было вокруг, Кросс с улыбкой посмотрел на своего друга. Тот-то вообще не являлся любителем поплавать и ходил на пляж исключительно за компанию с Уолтером. Да и у хирурга всегда находились более важные дела, тем не менее, пока погода позволяла, Уолт пытался найти время поплавать.
Выйдя, Кросс тщательно вымыл руки, так что на это потребовалось какое-то время. Вернувшемуся обратно хирургу тут же надели маску, хирургический халат и перчатки.
- Мне тоже страшно, - ухмыльнулся Уолтер, конечно же, в шутку, что было сразу ясно по интонации и невидимой за маской, но все же улыбке, - Будем бояться вместе.
Кросс и не сомневался, что парень поймет шутку, он же не был чопорным старичком, которого достала «эта глупая молодежь» со своими неуместными шутками.
Уолтеру предстояло сделать небольшой разрез и прокол, чтобы взять образцы жидкости, а после ввести дренаж для откачивания жидкости. Этим доктор Кросс и занялся, пока говорил с пациентом.
- Ты хочешь остаться в Солуэе? – уточнил Уолтер в ответ. Он был польщен тем, что Тоби спрашивал его совета, хотя и сам, кажется, не предполагал, что именно будет интересно юноше. В местном колледже специальностей не так много. Насколько знал Уолтер, многие мальчики предпочитали быть механиками или поступали на судоходство, если оставались в Солуэе. Здесь всегда были места, поэтому можно и не заморачиваться с документами и переживаниями, а удастся ли поступить. Другое дело колледжи на большой земле. Так как занятия начинались только в октябре, у Тоби еще был целый месяц, чтобы подать документы куда-нибудь. Но Уолтер почему-то сомневался, что бабушка сможет отпустить парня куда-то.
Тем временем Уолт уже сделал прокол и ввел канюлю с иглой.
- Сейчас мы возьмем образцы, - пояснил Уолтер, - И я вставлю дренаж, чтобы выкачать оставшуюся жидкость.
Еще на снимке Уолт видел, что жидкости скопилось много, так что простого шприца не хватит. Рядом стояла медсестра и подала новый шприц, когда первый был заполнен жидкостью. Взяв несколько образцов, Уолтер извлек иглу и попросил дренажную трубку. Она была уже готова и выглядела так, словно Уолт был не хирургом, а сантехником, только с более тонкими и аккуратными инструментами. К трубке был прикреплен трехходовый краник, который позволял откачивать жидкость, но не вдыхать в плевральную полость воздух через трубку.
Когда Кросс закрепил дренажную трубку, он попросил Тоби зажать нос и резко выдохнуть – словно глубоко нырнул и заложило уши. После этой процедуры жидкость из трубки потекла гораздо быстрее прямо в бутылку.

0


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Dum spiro spero


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC