В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

НОВЫЙ FAQ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » На законных основаниях


На законных основаниях

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sa.uploads.ru/GQX3y.jpg
Рядовая юридическая консультация становится не совсем рядовой встречей одноклассников.

1 ноября 2013 года, пятница, утро

Andrew Fischer и Jethro McRay

+1

2

[indent] Противная мелкая морось, которая с самого раннего утра время от времени сменяла такой же противный мелкий дождь, не давала нормально вдохнуть. Так и не восстановившееся толком после затяжной осенней простуды горло саднило при каждом вдохе. Энди кутался в пальто, прятал нос в шарф и дышал через раз, но при этом упорно шагал почти через весь город на работу, прячась от непогоды под широким похоронным зонтом. Потому что кто-то в этот день все же должен был выйти на работу. Раз уж мистер Николсон был снова ангажирован на какую-то там сверхважную конференцию в Абердине, эта честь выпала его племяннику, который слег с простудой еще в сентябре и с тех пор очень неохотно из нее выныривал. Миссис Фишер уже начала подозревать, что сын симулирует, но наличие всех сопутствующих затяжной простуде симптомов лишало ее возможности попрекнуть болезного отпрыска. К тому же он исправно ходил на работу, когда ему действительно становилось легче, и сегодня был как раз такой день. Миссис Фишер, однако, была иного мнения.
[indent] - Выглядишь просто ужасно, - с присущей многим матерям прямотой заметила она, едва завидев сына на пороге. Она как раз перебирала бумаги, сидя за столом в приемной, когда Энди вошел и, пристроив зонт на специальной подставке, принялся отряхиваться и разоблачаться. Часы над дверью всегда показывали точное время и по всему выходило, что Энди серьезно опоздал.
[indent] - Клиент на десять уже здесь?
[indent] - В кабинете, - миссис Фишер томно вздохнула в сторону закрытой двери, замерев над бумагами с мечтательным выражением на лице. - Как же вы все таки быстро растете...
[indent] Возможно, Энди озадачился бы или даже насторожился ее странным поведением, но его куда больше беспокоил кашель, приступ которого заглушил ее последние слова и оставил его без подсказок, кто это мог быть. В Северном Солуэе клиентура особым разнообразием не отличалась, так что Фишер уже предвкушал встречу с очередным фермером, которому припекло срочно составить завещание.
[indent] Зажав свою излюбленную кожаную папку под мышкой, Энди глянул в зеркало, висящее тут же в приемной, пригладил отросшие волосы, поправил галстук и решительно вошел в кабинет, словно тот принадлежал ему, а не дяде.
[indent] - Доброе утро, - заговорил он с порога. - Простите за опоздание...

Отредактировано Andrew Fischer (2018-02-14 20:30:27)

+2

3

Если утреннее потрясение от пробуждения в одной постели со Стюарт сошло на нет так же быстро, как и похмелье, то явный недосып до сих пор продолжал напоминать о себе просто зверской зевотой и навязчивым желанием прикорнуть хотя бы на часок на любой более или менее подходящей для этого поверхности. Так что ничего удивительного в том, что Макрей задрых прямо в кабинете Эдварда Николсона, не было. Кресло для клиентов оказалось настолько удобным, что он просто не мог этим не воспользоваться. Тем более что ожидание затянулось. За дверью бойко топотала миссис Фишер, на столе тикали часы, а за окном шелестел дождь. Все условия для того, чтобы чуток вздремнуть.
Джетро сам не заметил, как приборзел настолько, что не просто развалился в кресле, а еще и ноги на стол задрал. Словно был у себя дома, ей-богу. С другой стороны миссис Фишер так и сказала ему, когда провела в кабинет, кудахча над ним, как курица-наседка над единственным яйцом. Чувствуй себя как дома, мой хороший. Прямо так с "мой хороший" и с той сахарной интонацией, от которой начинали ныть даже здоровые зубы. Так что он, можно сказать, последовал рекомендации. Ни больше ни меньше.
Впрочем, сон его продолжался не то чтобы долго и был прерван самым грубым образом. Захлопнувшаяся следом за вошедшим юристом дверь громыхнула так, что Макрей едва не подскочил на месте, в одно мгновение вытряхнувшись из блаженного состояния дремы. Папка с документами, которая до этого момента возлежала на его роже в раскрытом виде, соскользнула на пол и осыпалась бумагами и распечатками, но Джетро не обратил на это никакого внимания. Какое-то время он сонно моргал в попытке сообразить, где находится и что происходит, а потом хмуро воззрился на вошедшего, наконец-то его заметив.
— Шуметь-то так зачем? — после сна голос так охрип, что обычное на первый взгляд замечание прозвучало грозно и откровенно агрессивно. Джетро прочистил горло, но это мало чем помогло. — А мистер Николсон где? Я с ним договаривался. Черт...
Нехотя поднявшись с кресла, он присел на корточки и принялся собирать рассыпавшиеся документы обратно в папку. Если честно, обращаться к юристу Макрей не планировал. В своей вопиющей самонадеянности он решил, что разберется со всем сам. Но вот прошел уже месяц после его возвращения, а он так и не нашел ни единой лазейки в составленном отцом завещании. Других вариантов кроме как обратиться к специалисту больше не было. Оставалось только понадеяться, что из этого выйдет хоть какой-то толк, а обозначенный специалист будет держать язык за зубами. Слухи о том, что Макрей не горит желанием брать на себя семейный бизнес, ему были не нужны.

+3

4

[indent] Слова Энди так и повисли в воздухе, когда он, не успев толком войти, замер на пороге и во все глаза уставился на клиента, чья наглость в буквальном смысле лишала дара речи. Никто и никогда не задирал ноги на стол Эдварда Николсона. Даже он сам себе такого не позволял, по крайней мере при свидетелях. А этот, с позволения сказать, джентльмен еще и вздремнуть решил! Негодование, неожиданно поднявшееся в груди Энди, заставило его поступить не совсем корректно и громко хлопнуть дверью. Эффект превзошел ожидания. В частности потому что под папкой, соскользнувшей с лица спящего невежи, неожиданно обнаружился человек, которого Эндрю Фишер совершенно не ожидал увидеть.
[indent] Выработанный еще в школьные годы рефлекс заставил Энди прижаться спиной к стене и загородиться от Макрея папкой как щитом. Он вылупил на одноклассника свои и без того большие глаза и замер как суслик. Он бы с радостью мимикрировал под обстановку, если бы мог. Детская мечта обладать какой-нибудь суперспособностью ожила вновь, но на этот раз Энди руководствовался совершенно другими соображениями, а именно выживанием, потому что на долю секунды ему показалось, что ему сейчас сделают как минимум очень больно. Но Макрей, поворчав, просто поднялся с кресла, удивив своим ростом, и принялся подбирать рассыпавшиеся бумажки.
[indent] - Я... я... прошу прощения, но мистер... мистер Николсон в отъезде.
[indent] Глупо заикаясь и не переставая прижимать к груди папку, Эндрю осторожно, буквально по стеночке двинулся в сторону стола, который виделся ему надежной защитой против его же собственного одноклассника. Расположившись за столом своего дяди, Энди вздохнул с заметным облегчением и обрел некое подобие уверенности. Спина выпрямилась, а плечи расправились. Он даже очки нацепил, чтобы быть во всеоружии. Но стоило только Джетро закончить собирать бумаги, выпрямиться и снова посмотреть на него, как сердце в груди заколотилось вновь. Совсем как у загнанного зайца.
[indent] - Но я здесь и могу проконсультировать вас по любому вопросу, если хотите.
[indent] Обращаться к бывшему однокласснику на «вы» и делать вид, что они даже не знакомы, с его стороны было, наверное, немного странно, но Энди почему-то показалось, что тот его не помнит. Может, стоит напомнить? Или нет, все же не стоит. Школьные годы оставили в памяти Энди совсем немного хорошего, так что со своими одноклассниками он почти не общался, а Макрей и вовсе был хулиганом, которого Эндрю боялся до чертиков.

+1

5

Кое-как собрав бумаги и запихав их обратно в папку почти в том же порядке, в котором они должны были быть, Макрей выпрямился, непроизвольно поморщившись от ломоты во всем теле. Были это последствия бурной ночи или всему виной попытка поспать в кресле, которое не было для этого приспособлено, хрен бы знал. В любом случае радушия это ему не прибавило совершенно, так что на юриста Джетро глянул волком. Тот уже устроился за столом, нацепил на нос очки и приобрел тот самый деловой вид, который должен был по законам жанра внушить бюрократический трепет. Вот только это ни разу не впечатляло. Поблескивающие за стеклами очков голубые глаза смотрели со знакомым выражением. Макрей всегда очень хорошо чувствовал, когда люди его боялись или опасались, а тут и чувствовать ничего не надо было. Все было видно невооруженным глазом. От этого парня тянуло страхом так же сильно, как от миссис Фишер ее жуткими приторными духами. И почему он подумал о миссис Фишер? Джетро даже оглянулся на дверь, за которой были слышны шаги женщины, словно это могло ему помочь. Ответ проклюнулся сам собой, как слабый росток сквозь толщу высушенной до состояния пыли почвы, как только юрист снова заговорил. Макрей даже хмыкнул, поразившись собственной забывчивости и тому насколько Фишер не изменился в своих повадках со школьных времен. Все такой же зашуганный малый, только при галстуке.
— Твою мать, Фишер, с каких пор мы обращаемся друг к другу на "вы"? — он почти выругался и обвалился обратно в кресло. — Или это профдеформация такая? Вы, юристы, все такие? Когда я договаривался с твоим дядей о встрече, он ко мне так официально не обращался. Да и мама твоя... — он снова оглянулся на дверь, но только на короткий миг, словно указывая. — … встретила как родного.
Он снова посмотрел на Фишера, оглядел его повнимательнее, оценивая упаковку и общий вид, и наконец усмехнулся, весело и по-доброму, словно стряхнув с себя все недовольство разом. Он успел повидать почти всех своих одноклассников из тех, кто остался на острове. Успел наслушаться сплетен о тех, кто уехал. Но про Эндрю Фишера никто не вспоминал, когда зашел разговор об их выпуске. Странно и в то же время закономерно. Энди всегда держался особняком. Сторонился всех, а от Макрея буквально шарахался. Его это всегда забавляло. Как, впрочем, и теперь.
— Ну и чего ты так смотришь? — Джетро снова усмехнулся и вопросительно вскинул брови. — Боишься что ли? Нам уже давно не пятнадцать. Расслабься, а то обижусь. Нет, ну правда. Я же никогда тебя не донимал. С чего такая реакция?

+1

6

[indent] Густо покраснев, Энди потупился. Макрей его все таки признал. Теперь его выканье как-то совсем уж нелепо выглядело. Мысль прикинуться, что он его не узнал, не задержалась в голове Фишера даже на секунду. Все говорило в пользу обратного. Да и как тут не узнать человека, который стал почти точной копией своего отца, только больше и опаснее на вид, чем тот мистер Макрей, которого в Северном Солуэе знали все без исключений. Хороший был человек.
[indent] - Просто я... - Энди вдруг осип, прочистил горло, поправив попутно галстук, узел которого давил на кадык особенно сильно, и продолжил уже более уверенно. - Я просто не был уверен, что ты... это ты.
[indent] Эту маленькую ложь Эндрю себе простил. У него хватало других треволнений. Макрей снова уселся в кресло для посетителей, и Энди наконец-то смог вдохнуть полной грудью. Пока тот стоял в полный рост, создавалось впечатление, что он заполняет все свободное пространство кабинета, а кабинет Эдварда Николсона был не мал, особенно в сравнении с той каморкой, в которой приходилось ютиться его племяннику. Увеличение воздушного пространства, однако, принесло лишь малую толику облегчения, потому что Макрей был прямо перед ним и не смотреть на него было просто невозможно. Эндрю не сразу поймал себя на том, что таращится на него во все глаза. Первым на это обратил свое внимание сам Макрей. Новая порция краски хлынула на лицо Фишера. Он спешно отвел глаза и уперся взглядом в собственные сложенные на столе руки, сцепленные в замок. Ему было стыдно и в то же время досадно от того, что он не может вести себя как обычно. Макрей прав, им уже не по пятнадцать, но в случае Энди это мало что меняло.
[indent] - Не ожидал тебя здесь увидеть, - признался он, наконец, когда мысленно перебрал целую кучу ответов. - Я слышал, что ты вернулся, но...
[indent] В дверь постучали, и Энди непроизвольно выпрямился, чтобы казаться солиднее. Миссис Фишер заглянула в кабинет и лучезарно улыбнулась.
[indent] - Мальчики, может вам чайку заварить? У меня печенье есть.
[indent] Обращалась она к ним обоим, но смотрела только на Макрея. Эндрю заметил, что помада у нее стала ярче, а две верхние пуговицы на строгой блузе теперь были расстегнуты. Для своего возраста миссис Фишер была очень даже ничего, это признавал даже сам Эндрю, но одна мысль, что его мать красуется перед его одноклассником, вызывала тошноту.
[indent] - Я не хочу, - слишком резко отозвался он и, смутившись, глянул на Макрея. Ему не чай был сейчас нужен, судя по всему. - Может лучше кофе?

+1

7

Фишер выглядел растерянным, даже каким-то потерянным. Джетро знал, какой эффект может произвести в определенных условиях, но не думал, что даже в миролюбивом состоянии покоя способен напугать человека настолько, что тот ни одной фразы толком закончить не сможет. Впрочем, что творилось в голове одноклассника в данный момент, его заботило мало. Заглянувшая в кабинет миссис Фишер удостоилась широкой улыбки. Вежливо отказаться от чая Макрей не успел. Неожиданно резкий ответ Фишера заставил его оглянуться на юриста с подозрительным прищуром, но тот уже понял свою ошибку и поспешил сгладить впечатление. Джетро криво улыбнулся и снова повернулся к стоящей в дверях женщине.
— Да, кофе было бы очень кстати, — с готовностью поддакнул он и снова улыбнулся со всем очарованием, на которое был способен. — Спасибо, Фелисити.
Едва миссис Фишер скрылась из вида, притворив за собой дверь, Макрей снова воззрился на ее сына. Пришур тоже занял свое место. Обычно Джетро не особо интересовался, кто и как живет. Он уважал чужое личное пространство и требовал того же от других, но сейчас ему было любопытно. Он не имел никакого понятия, куда Эндрю Фишер направил свои стопы после школы, но такие как он редко довольствуются местным колледжем. К тому же он стал юристом. Это наилучшим образом говорило о том, что образование он получил хорошее. Но почему он здесь, вот в чем вопрос. Наверное, работать на дядю в буквальном смысле, да еще и под присмотром матери Фишеру не шибко нравилось.
— Хрен с тобой, золотая рыбка, — Джетро резко утратил всяческий интерес к Фишеру и его странному поведению и, подобрав с колен папку с документами, бросил ее на стол. — Я по делу. Ты же занимаешься завещаниями? Мне нужна консультация. Только имей в виду, - тут он ткнул в юриста пальцем и снова сощурился, от чего его глаза превратились в щелочки амбразуры. — Никто не должен знать, что я приходил именно за этим, усек? Никто, даже мои родственники. Особенно мои родственники.
С самим Эдвардом Николсоном он все обговорил по телефону и именно поэтому встреча была назначена на утро после Хеллоуина, пока город еще не пришел в себя после гуляний и пребывал в том блаженном рассеянно-похмельном состоянии, когда по сторонам особо-то и не смотришь, чтобы замечать кто проходит мимо. Возможные пересуды беспокоили постольку поскольку, а вот то, что подумает родня, Джетро волновало изрядно. Он еще не реабилитировался после более чем пятнадцатилетнего отсутствия и портить отношения вновь из-за желания свалить куда подальше снова как-то не хотелось. Макрей еще не принял окончательное решение и ему нужно было удостовериться, что выбора у него действительно нет.

+1

8

[indent] Фелисити? Он назвал мою мать Фелисити?! В голове зазвенело от этой мысли. Энди едва сдержался, чтобы не переломить пополам карандаш, который нервно крутил в руках все это время. Хотя скорее всего ему просто не хватило силенок. Дверь за миссис Фишер закрылась, и Макрей изволил обратить свое внимание на него. Однако, Энди, как бы ему не хотелось отвлечь одноклассника от своей матери, этому совсем не обрадовался. То, как Джетро смотрел, лучше всяких слов говорило о том, что он сейчас подумал о нем или во всяком случае мог бы подумать. Знакомой и такой ненавистной жалости Фишер вроде не разглядел, но увидел непонимание, которое было так же привычно и ненавистно, как и жалость. В этом городе его никто никогда не понимал, а ожидать понимания от такого человека, как Макрей, вообще было глупо.
[indent] - Не смотри так, - почти на грани паники попросил Энди, вылупив на Макрея свои круглые глаза. И, странное дело, Макрей перестал смотреть на него «так» и заговорил о деле, ради которого, собственно, и пришел. Ни дежурной остроты, ни злобной подколки не последовало, хотя Энди подсознательно ждал чего-то подобного. Рефлекс, полученный еще в школе, где и дня не проходило без обидного прозвища, брошенного ему вслед, или какой-нибудь гадости.
[indent] Не сразу, но Эндрю все же удалось переключиться в рабочий режим. Он придвинул к себе папку, раскрыл ее и сразу же замер, уставившись на указующий на него палец Макрея так, словно это было дуло пистолета. Он никогда не видел настоящего пистолета, разве что по телевизору, но прямо сейчас очень живо представил, что мог бы почувствовать, случись ему увидеть направленное на него оружие в реальной жизни.
[indent] - Конфиденциальность, - медленно проговорил он почти по слогам, чтобы не начать позорно заикаться. - Это обязательное условие сотрудничества адвоката и клиента.
[indent] С трудом оторвав взгляд от сидящего напротив мужчины, Энди сосредоточился на папке с документами. Это было завещание Дугласа Макрея, составленное грамотно и заверенное по всем правилам. Пролистав несколько страниц, Фишер пожал плечами и вопросительно посмотрел на Джетро.
[indent] - Что именно тебя интересует? Я не могу судить после столь беглого просмотра, но на первый взгляд все составлено правильно и более чем доходчиво.

+1

9

Не то чтобы слова Фишера его убедили. С конфиденциальностью юристов и мозгоправов Макрей был знаком довольно таки тесно и хорошо знал, что достать информацию даже у таких непробиваемых людей можно легко. Достаточно найти нужный рычаг воздействия. Но волноваться по этому поводу не приходилось. Его родные, конечно, были теми еще затейниками, но устраивать Фишеру допрос с живым участием паяльника точно не будут. Не в их это стиле.
— Конфиденциальность, — передразнил он Фишера и, хмыкнув, откинулся на спинку кресла. — Говоришь прямо как всамделишный юрист. Наверное, даже куличики стряпаешь по нормативу и разрешение на ношение совочка есть.
Как бы ему не хотелось поерничать и поковыряться ради хохмы в очевидных комплексах бывшего одноклассника, на большее Макрей не сподобился. Он сложил руки на животе и, вытянув ноги, приготовился ждать ровно столько, сколько потребуется. Пока Энди листал документацию, он со скуки успел рассмотреть кабинет Эдварда Николсона от пола до потолка, пересчитал книги в шкафу, заценил отделку стен и узор на дорогом ковре и даже успел заскучать по уютной спаленке Стюарт, в которой проснулся сегодня. Не терпящий безделья организм уже начал бунтовать, требуя хоть каких-то активных действий, когда Фишер подал, наконец, голос. Конечно, ничего сверхъестественного от него Макрей не ждал, но и скрыть свое разочарование не подумал.
— Черт, я уже начинаю сомневаться, что ты потянешь, — Джетро поддался вперед и почти улегся грудью на стол. — Тебя что, совсем ничего не смутило? Вот ничегошеньки? — он ткнул пальцем в лежащие между ними бумаги и вскинул брови. — Не смутило, что отец почти вынуждает меня вступить в наследство? Это же очевидно, Энди. Ты что, читать не умеешь? Вот здесь... А-а черт! Где это?
Резко поднявшись с места, Макрей обошел стол и встал рядом с Фишером, чтобы найти нужный листок среди прочих. За месяц, что он провел в тщетных попытках найти лазейку во всех бюрократических хитросплетениях, казалось, он знает наизусть каждую бумажку в этой кипе. Найти нужную не составило труда. Согнувшись в три погибели над столом, Джетро пролистал несколько листов назад и ткнул пальцем в один из пунктов.
— Я вот об этом. Условие, выполнение которого мой отец счел обязательным. Если я не унаследую все, как он хотел, если откажусь или переоформлю имущество на кого-то из родственников, все подлежит продаже. Пивоварня, паб, дом и вся земля, — он выпрямился и заходил по кабинету, чтобы хоть как-то унять полыхнувшее с новой силой раздражение. — Мне нужна лазейка, чтобы обойти этот момент, оставить все как есть и свалить отсюда, — он остановился у окна и с шумом выдохнул. — Я просто хочу свалить.

+1


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » На законных основаниях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC