В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » На законных основаниях


На законных основаниях

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://sa.uploads.ru/GQX3y.jpg
Рядовая юридическая консультация становится не совсем рядовой встречей одноклассников.

1 ноября 2013 года, пятница, утро

Andrew Fischer и Jethro McRay

+1

2

[indent] Противная мелкая морось, которая с самого раннего утра время от времени сменяла такой же противный мелкий дождь, не давала нормально вдохнуть. Так и не восстановившееся толком после затяжной осенней простуды горло саднило при каждом вдохе. Энди кутался в пальто, прятал нос в шарф и дышал через раз, но при этом упорно шагал почти через весь город на работу, прячась от непогоды под широким похоронным зонтом. Потому что кто-то в этот день все же должен был выйти на работу. Раз уж мистер Николсон был снова ангажирован на какую-то там сверхважную конференцию в Абердине, эта честь выпала его племяннику, который слег с простудой еще в сентябре и с тех пор очень неохотно из нее выныривал. Миссис Фишер уже начала подозревать, что сын симулирует, но наличие всех сопутствующих затяжной простуде симптомов лишало ее возможности попрекнуть болезного отпрыска. К тому же он исправно ходил на работу, когда ему действительно становилось легче, и сегодня был как раз такой день. Миссис Фишер, однако, была иного мнения.
[indent] - Выглядишь просто ужасно, - с присущей многим матерям прямотой заметила она, едва завидев сына на пороге. Она как раз перебирала бумаги, сидя за столом в приемной, когда Энди вошел и, пристроив зонт на специальной подставке, принялся отряхиваться и разоблачаться. Часы над дверью всегда показывали точное время и по всему выходило, что Энди серьезно опоздал.
[indent] - Клиент на десять уже здесь?
[indent] - В кабинете, - миссис Фишер томно вздохнула в сторону закрытой двери, замерев над бумагами с мечтательным выражением на лице. - Как же вы все таки быстро растете...
[indent] Возможно, Энди озадачился бы или даже насторожился ее странным поведением, но его куда больше беспокоил кашель, приступ которого заглушил ее последние слова и оставил его без подсказок, кто это мог быть. В Северном Солуэе клиентура особым разнообразием не отличалась, так что Фишер уже предвкушал встречу с очередным фермером, которому припекло срочно составить завещание.
[indent] Зажав свою излюбленную кожаную папку под мышкой, Энди глянул в зеркало, висящее тут же в приемной, пригладил отросшие волосы, поправил галстук и решительно вошел в кабинет, словно тот принадлежал ему, а не дяде.
[indent] - Доброе утро, - заговорил он с порога. - Простите за опоздание...

Отредактировано Andrew Fischer (2018-02-14 20:30:27)

+2

3

Если утреннее потрясение от пробуждения в одной постели со Стюарт сошло на нет так же быстро, как и похмелье, то явный недосып до сих пор продолжал напоминать о себе просто зверской зевотой и навязчивым желанием прикорнуть хотя бы на часок на любой более или менее подходящей для этого поверхности. Так что ничего удивительного в том, что Макрей задрых прямо в кабинете Эдварда Николсона, не было. Кресло для клиентов оказалось настолько удобным, что он просто не мог этим не воспользоваться. Тем более что ожидание затянулось. За дверью бойко топотала миссис Фишер, на столе тикали часы, а за окном шелестел дождь. Все условия для того, чтобы чуток вздремнуть.
Джетро сам не заметил, как приборзел настолько, что не просто развалился в кресле, а еще и ноги на стол задрал. Словно был у себя дома, ей-богу. С другой стороны миссис Фишер так и сказала ему, когда провела в кабинет, кудахча над ним, как курица-наседка над единственным яйцом. Чувствуй себя как дома, мой хороший. Прямо так с "мой хороший" и с той сахарной интонацией, от которой начинали ныть даже здоровые зубы. Так что он, можно сказать, последовал рекомендации. Ни больше ни меньше.
Впрочем, сон его продолжался не то чтобы долго и был прерван самым грубым образом. Захлопнувшаяся следом за вошедшим юристом дверь громыхнула так, что Макрей едва не подскочил на месте, в одно мгновение вытряхнувшись из блаженного состояния дремы. Папка с документами, которая до этого момента возлежала на его роже в раскрытом виде, соскользнула на пол и осыпалась бумагами и распечатками, но Джетро не обратил на это никакого внимания. Какое-то время он сонно моргал в попытке сообразить, где находится и что происходит, а потом хмуро воззрился на вошедшего, наконец-то его заметив.
— Шуметь-то так зачем? — после сна голос так охрип, что обычное на первый взгляд замечание прозвучало грозно и откровенно агрессивно. Джетро прочистил горло, но это мало чем помогло. — А мистер Николсон где? Я с ним договаривался. Черт...
Нехотя поднявшись с кресла, он присел на корточки и принялся собирать рассыпавшиеся документы обратно в папку. Если честно, обращаться к юристу Макрей не планировал. В своей вопиющей самонадеянности он решил, что разберется со всем сам. Но вот прошел уже месяц после его возвращения, а он так и не нашел ни единой лазейки в составленном отцом завещании. Других вариантов кроме как обратиться к специалисту больше не было. Оставалось только понадеяться, что из этого выйдет хоть какой-то толк, а обозначенный специалист будет держать язык за зубами. Слухи о том, что Макрей не горит желанием брать на себя семейный бизнес, ему были не нужны.

+3

4

[indent] Слова Энди так и повисли в воздухе, когда он, не успев толком войти, замер на пороге и во все глаза уставился на клиента, чья наглость в буквальном смысле лишала дара речи. Никто и никогда не задирал ноги на стол Эдварда Николсона. Даже он сам себе такого не позволял, по крайней мере при свидетелях. А этот, с позволения сказать, джентльмен еще и вздремнуть решил! Негодование, неожиданно поднявшееся в груди Энди, заставило его поступить не совсем корректно и громко хлопнуть дверью. Эффект превзошел ожидания. В частности потому что под папкой, соскользнувшей с лица спящего невежи, неожиданно обнаружился человек, которого Эндрю Фишер совершенно не ожидал увидеть.
[indent] Выработанный еще в школьные годы рефлекс заставил Энди прижаться спиной к стене и загородиться от Макрея папкой как щитом. Он вылупил на одноклассника свои и без того большие глаза и замер как суслик. Он бы с радостью мимикрировал под обстановку, если бы мог. Детская мечта обладать какой-нибудь суперспособностью ожила вновь, но на этот раз Энди руководствовался совершенно другими соображениями, а именно выживанием, потому что на долю секунды ему показалось, что ему сейчас сделают как минимум очень больно. Но Макрей, поворчав, просто поднялся с кресла, удивив своим ростом, и принялся подбирать рассыпавшиеся бумажки.
[indent] - Я... я... прошу прощения, но мистер... мистер Николсон в отъезде.
[indent] Глупо заикаясь и не переставая прижимать к груди папку, Эндрю осторожно, буквально по стеночке двинулся в сторону стола, который виделся ему надежной защитой против его же собственного одноклассника. Расположившись за столом своего дяди, Энди вздохнул с заметным облегчением и обрел некое подобие уверенности. Спина выпрямилась, а плечи расправились. Он даже очки нацепил, чтобы быть во всеоружии. Но стоило только Джетро закончить собирать бумаги, выпрямиться и снова посмотреть на него, как сердце в груди заколотилось вновь. Совсем как у загнанного зайца.
[indent] - Но я здесь и могу проконсультировать вас по любому вопросу, если хотите.
[indent] Обращаться к бывшему однокласснику на «вы» и делать вид, что они даже не знакомы, с его стороны было, наверное, немного странно, но Энди почему-то показалось, что тот его не помнит. Может, стоит напомнить? Или нет, все же не стоит. Школьные годы оставили в памяти Энди совсем немного хорошего, так что со своими одноклассниками он почти не общался, а Макрей и вовсе был хулиганом, которого Эндрю боялся до чертиков.

+1

5

Кое-как собрав бумаги и запихав их обратно в папку почти в том же порядке, в котором они должны были быть, Макрей выпрямился, непроизвольно поморщившись от ломоты во всем теле. Были это последствия бурной ночи или всему виной попытка поспать в кресле, которое не было для этого приспособлено, хрен бы знал. В любом случае радушия это ему не прибавило совершенно, так что на юриста Джетро глянул волком. Тот уже устроился за столом, нацепил на нос очки и приобрел тот самый деловой вид, который должен был по законам жанра внушить бюрократический трепет. Вот только это ни разу не впечатляло. Поблескивающие за стеклами очков голубые глаза смотрели со знакомым выражением. Макрей всегда очень хорошо чувствовал, когда люди его боялись или опасались, а тут и чувствовать ничего не надо было. Все было видно невооруженным глазом. От этого парня тянуло страхом так же сильно, как от миссис Фишер ее жуткими приторными духами. И почему он подумал о миссис Фишер? Джетро даже оглянулся на дверь, за которой были слышны шаги женщины, словно это могло ему помочь. Ответ проклюнулся сам собой, как слабый росток сквозь толщу высушенной до состояния пыли почвы, как только юрист снова заговорил. Макрей даже хмыкнул, поразившись собственной забывчивости и тому насколько Фишер не изменился в своих повадках со школьных времен. Все такой же зашуганный малый, только при галстуке.
— Твою мать, Фишер, с каких пор мы обращаемся друг к другу на "вы"? — он почти выругался и обвалился обратно в кресло. — Или это профдеформация такая? Вы, юристы, все такие? Когда я договаривался с твоим дядей о встрече, он ко мне так официально не обращался. Да и мама твоя... — он снова оглянулся на дверь, но только на короткий миг, словно указывая. — … встретила как родного.
Он снова посмотрел на Фишера, оглядел его повнимательнее, оценивая упаковку и общий вид, и наконец усмехнулся, весело и по-доброму, словно стряхнув с себя все недовольство разом. Он успел повидать почти всех своих одноклассников из тех, кто остался на острове. Успел наслушаться сплетен о тех, кто уехал. Но про Эндрю Фишера никто не вспоминал, когда зашел разговор об их выпуске. Странно и в то же время закономерно. Энди всегда держался особняком. Сторонился всех, а от Макрея буквально шарахался. Его это всегда забавляло. Как, впрочем, и теперь.
— Ну и чего ты так смотришь? — Джетро снова усмехнулся и вопросительно вскинул брови. — Боишься что ли? Нам уже давно не пятнадцать. Расслабься, а то обижусь. Нет, ну правда. Я же никогда тебя не донимал. С чего такая реакция?

+1

6

[indent] Густо покраснев, Энди потупился. Макрей его все таки признал. Теперь его выканье как-то совсем уж нелепо выглядело. Мысль прикинуться, что он его не узнал, не задержалась в голове Фишера даже на секунду. Все говорило в пользу обратного. Да и как тут не узнать человека, который стал почти точной копией своего отца, только больше и опаснее на вид, чем тот мистер Макрей, которого в Северном Солуэе знали все без исключений. Хороший был человек.
[indent] - Просто я... - Энди вдруг осип, прочистил горло, поправив попутно галстук, узел которого давил на кадык особенно сильно, и продолжил уже более уверенно. - Я просто не был уверен, что ты... это ты.
[indent] Эту маленькую ложь Эндрю себе простил. У него хватало других треволнений. Макрей снова уселся в кресло для посетителей, и Энди наконец-то смог вдохнуть полной грудью. Пока тот стоял в полный рост, создавалось впечатление, что он заполняет все свободное пространство кабинета, а кабинет Эдварда Николсона был не мал, особенно в сравнении с той каморкой, в которой приходилось ютиться его племяннику. Увеличение воздушного пространства, однако, принесло лишь малую толику облегчения, потому что Макрей был прямо перед ним и не смотреть на него было просто невозможно. Эндрю не сразу поймал себя на том, что таращится на него во все глаза. Первым на это обратил свое внимание сам Макрей. Новая порция краски хлынула на лицо Фишера. Он спешно отвел глаза и уперся взглядом в собственные сложенные на столе руки, сцепленные в замок. Ему было стыдно и в то же время досадно от того, что он не может вести себя как обычно. Макрей прав, им уже не по пятнадцать, но в случае Энди это мало что меняло.
[indent] - Не ожидал тебя здесь увидеть, - признался он, наконец, когда мысленно перебрал целую кучу ответов. - Я слышал, что ты вернулся, но...
[indent] В дверь постучали, и Энди непроизвольно выпрямился, чтобы казаться солиднее. Миссис Фишер заглянула в кабинет и лучезарно улыбнулась.
[indent] - Мальчики, может вам чайку заварить? У меня печенье есть.
[indent] Обращалась она к ним обоим, но смотрела только на Макрея. Эндрю заметил, что помада у нее стала ярче, а две верхние пуговицы на строгой блузе теперь были расстегнуты. Для своего возраста миссис Фишер была очень даже ничего, это признавал даже сам Эндрю, но одна мысль, что его мать красуется перед его одноклассником, вызывала тошноту.
[indent] - Я не хочу, - слишком резко отозвался он и, смутившись, глянул на Макрея. Ему не чай был сейчас нужен, судя по всему. - Может лучше кофе?

+1

7

Фишер выглядел растерянным, даже каким-то потерянным. Джетро знал, какой эффект может произвести в определенных условиях, но не думал, что даже в миролюбивом состоянии покоя способен напугать человека настолько, что тот ни одной фразы толком закончить не сможет. Впрочем, что творилось в голове одноклассника в данный момент, его заботило мало. Заглянувшая в кабинет миссис Фишер удостоилась широкой улыбки. Вежливо отказаться от чая Макрей не успел. Неожиданно резкий ответ Фишера заставил его оглянуться на юриста с подозрительным прищуром, но тот уже понял свою ошибку и поспешил сгладить впечатление. Джетро криво улыбнулся и снова повернулся к стоящей в дверях женщине.
— Да, кофе было бы очень кстати, — с готовностью поддакнул он и снова улыбнулся со всем очарованием, на которое был способен. — Спасибо, Фелисити.
Едва миссис Фишер скрылась из вида, притворив за собой дверь, Макрей снова воззрился на ее сына. Пришур тоже занял свое место. Обычно Джетро не особо интересовался, кто и как живет. Он уважал чужое личное пространство и требовал того же от других, но сейчас ему было любопытно. Он не имел никакого понятия, куда Эндрю Фишер направил свои стопы после школы, но такие как он редко довольствуются местным колледжем. К тому же он стал юристом. Это наилучшим образом говорило о том, что образование он получил хорошее. Но почему он здесь, вот в чем вопрос. Наверное, работать на дядю в буквальном смысле, да еще и под присмотром матери Фишеру не шибко нравилось.
— Хрен с тобой, золотая рыбка, — Джетро резко утратил всяческий интерес к Фишеру и его странному поведению и, подобрав с колен папку с документами, бросил ее на стол. — Я по делу. Ты же занимаешься завещаниями? Мне нужна консультация. Только имей в виду, - тут он ткнул в юриста пальцем и снова сощурился, от чего его глаза превратились в щелочки амбразуры. — Никто не должен знать, что я приходил именно за этим, усек? Никто, даже мои родственники. Особенно мои родственники.
С самим Эдвардом Николсоном он все обговорил по телефону и именно поэтому встреча была назначена на утро после Хеллоуина, пока город еще не пришел в себя после гуляний и пребывал в том блаженном рассеянно-похмельном состоянии, когда по сторонам особо-то и не смотришь, чтобы замечать кто проходит мимо. Возможные пересуды беспокоили постольку поскольку, а вот то, что подумает родня, Джетро волновало изрядно. Он еще не реабилитировался после более чем пятнадцатилетнего отсутствия и портить отношения вновь из-за желания свалить куда подальше снова как-то не хотелось. Макрей еще не принял окончательное решение и ему нужно было удостовериться, что выбора у него действительно нет.

+1

8

[indent] Фелисити? Он назвал мою мать Фелисити?! В голове зазвенело от этой мысли. Энди едва сдержался, чтобы не переломить пополам карандаш, который нервно крутил в руках все это время. Хотя скорее всего ему просто не хватило силенок. Дверь за миссис Фишер закрылась, и Макрей изволил обратить свое внимание на него. Однако, Энди, как бы ему не хотелось отвлечь одноклассника от своей матери, этому совсем не обрадовался. То, как Джетро смотрел, лучше всяких слов говорило о том, что он сейчас подумал о нем или во всяком случае мог бы подумать. Знакомой и такой ненавистной жалости Фишер вроде не разглядел, но увидел непонимание, которое было так же привычно и ненавистно, как и жалость. В этом городе его никто никогда не понимал, а ожидать понимания от такого человека, как Макрей, вообще было глупо.
[indent] - Не смотри так, - почти на грани паники попросил Энди, вылупив на Макрея свои круглые глаза. И, странное дело, Макрей перестал смотреть на него «так» и заговорил о деле, ради которого, собственно, и пришел. Ни дежурной остроты, ни злобной подколки не последовало, хотя Энди подсознательно ждал чего-то подобного. Рефлекс, полученный еще в школе, где и дня не проходило без обидного прозвища, брошенного ему вслед, или какой-нибудь гадости.
[indent] Не сразу, но Эндрю все же удалось переключиться в рабочий режим. Он придвинул к себе папку, раскрыл ее и сразу же замер, уставившись на указующий на него палец Макрея так, словно это было дуло пистолета. Он никогда не видел настоящего пистолета, разве что по телевизору, но прямо сейчас очень живо представил, что мог бы почувствовать, случись ему увидеть направленное на него оружие в реальной жизни.
[indent] - Конфиденциальность, - медленно проговорил он почти по слогам, чтобы не начать позорно заикаться. - Это обязательное условие сотрудничества адвоката и клиента.
[indent] С трудом оторвав взгляд от сидящего напротив мужчины, Энди сосредоточился на папке с документами. Это было завещание Дугласа Макрея, составленное грамотно и заверенное по всем правилам. Пролистав несколько страниц, Фишер пожал плечами и вопросительно посмотрел на Джетро.
[indent] - Что именно тебя интересует? Я не могу судить после столь беглого просмотра, но на первый взгляд все составлено правильно и более чем доходчиво.

+1

9

Не то чтобы слова Фишера его убедили. С конфиденциальностью юристов и мозгоправов Макрей был знаком довольно таки тесно и хорошо знал, что достать информацию даже у таких непробиваемых людей можно легко. Достаточно найти нужный рычаг воздействия. Но волноваться по этому поводу не приходилось. Его родные, конечно, были теми еще затейниками, но устраивать Фишеру допрос с живым участием паяльника точно не будут. Не в их это стиле.
— Конфиденциальность, — передразнил он Фишера и, хмыкнув, откинулся на спинку кресла. — Говоришь прямо как всамделишный юрист. Наверное, даже куличики стряпаешь по нормативу и разрешение на ношение совочка есть.
Как бы ему не хотелось поерничать и поковыряться ради хохмы в очевидных комплексах бывшего одноклассника, на большее Макрей не сподобился. Он сложил руки на животе и, вытянув ноги, приготовился ждать ровно столько, сколько потребуется. Пока Энди листал документацию, он со скуки успел рассмотреть кабинет Эдварда Николсона от пола до потолка, пересчитал книги в шкафу, заценил отделку стен и узор на дорогом ковре и даже успел заскучать по уютной спаленке Стюарт, в которой проснулся сегодня. Не терпящий безделья организм уже начал бунтовать, требуя хоть каких-то активных действий, когда Фишер подал, наконец, голос. Конечно, ничего сверхъестественного от него Макрей не ждал, но и скрыть свое разочарование не подумал.
— Черт, я уже начинаю сомневаться, что ты потянешь, — Джетро поддался вперед и почти улегся грудью на стол. — Тебя что, совсем ничего не смутило? Вот ничегошеньки? — он ткнул пальцем в лежащие между ними бумаги и вскинул брови. — Не смутило, что отец почти вынуждает меня вступить в наследство? Это же очевидно, Энди. Ты что, читать не умеешь? Вот здесь... А-а черт! Где это?
Резко поднявшись с места, Макрей обошел стол и встал рядом с Фишером, чтобы найти нужный листок среди прочих. За месяц, что он провел в тщетных попытках найти лазейку во всех бюрократических хитросплетениях, казалось, он знает наизусть каждую бумажку в этой кипе. Найти нужную не составило труда. Согнувшись в три погибели над столом, Джетро пролистал несколько листов назад и ткнул пальцем в один из пунктов.
— Я вот об этом. Условие, выполнение которого мой отец счел обязательным. Если я не унаследую все, как он хотел, если откажусь или переоформлю имущество на кого-то из родственников, все подлежит продаже. Пивоварня, паб, дом и вся земля, — он выпрямился и заходил по кабинету, чтобы хоть как-то унять полыхнувшее с новой силой раздражение. — Мне нужна лазейка, чтобы обойти этот момент, оставить все как есть и свалить отсюда, — он остановился у окна и с шумом выдохнул. — Я просто хочу свалить.

+1

10

[indent] Энди смутился и оскорбился одновременно. Он чувствовал себя так, как если бы допустил наиглупейшую ошибку, и его вызвали к доске специально, чтобы при всех раскритиковать за это и как следует натыкать носом. Краска хлынула на щеки, он поджал губы и уткнулся в бумаги, глядя туда, куда тыкал палец Джетро. Строчки плясали перед глазами, а взгляд сам собой сфокусировался на коротко остриженном ногте. Под корень, как и у фермеров, рыбаков и просто работяг, которые составляли подавляющее большинство его клиентуры. Фишер окончательно стушевался, когда Макрей поднялся с места и, обойдя стол, встал рядом, чтобы найти нужную бумагу. Словно пойманный в ловушку грызун, Энди сидел и боялся пошевелиться. Он косился на хмурое лицо Джетро, заросшее щетиной и несущее в себе следы бурной ночи, и помалкивал в тряпочку. Когда нужная бумажка была все же найдена, он послушно в нее уткнулся и даже попытался собрать свои мысли в кучу.
[indent] - Надо же, - пораженно протянул Энди, догнав смысл указанного пункта с третьего раза. - Сразу внимания не обратил. Интересно.
[indent] Ему и правда было интересно, при том настолько, что он на несколько мгновений забыл про расхаживающего туда-сюда одноклассника, и сосредоточенно вчитывался в документ. С таким ему еще сталкиваться не приходилось.
[indent] - Лазейка? - переспросил Энди, не отрываясь от чтения. Он слушал Джетро в пол уха и, о чем тот говорит, сообразил не сразу, но как только до него дошел смысл его слов, его словно кипятком окатило. Он резко поднял голову и уставился на Макрея поверх очков.
[indent] - Ты хочешь отказаться от наследства?
[indent] От удивления голос его осип, Энди прокашлялся и покачал головой, поправляя галстук, узел которого так и давил на кадык. В голове это укладывалось с трудом. Пивоваренный бизнес сам по себе был очень перспективным в плане развития, а учитывая тот факт, что макреевское пиво вот уже более ста лет носило знак качества высшей пробы, перспективы вырисовывались более чем радужные. Так почему же Джетро хочет отказаться?
[indent] - Почему? - успел спросить он, но в этот самый момент в дверь снова постучали и в кабинет вошла миссис Фишер с подносом. Пришлось прерваться и подождать, пока она расставит чашки. Энди догадался убрать документы, чтобы мать не дай бог не пролила на них ничего, но обошлось без катастроф, несмотря на то, что миссис Фишер больше косила на стоящего у окна Макрея, чем беспокоилась о горячем содержимом посуды. На уме у нее было кое-что погорячее.

+1

11

Он уже начал жалеть, что решил посветить Фишера в свои дела. Мог бы потерпеть чуток, дождаться возвращения Николсона и решить все вопросы с ним. Так было проще и к тому же надежнее. А теперь он нянькался с его племянничком, который даже толком прочитать все не может. Умом-то Макрей понимал, что Энди не виноват, но раздражение от этого понимания утихать не желало, а только еще больше клубилось и пухло внутри. Джетро перестал слепо пялиться в окно и оглянулся, готовый порвать Фишера за одно только его «почему», когда в дверь кабинета снова постучали. Пришлось в срочном порядке вновь отворачиваться к окну и изображать невозмутимость вкупе с непробиваемостью. Это было довольно таки сложно, но он справился и обернулся снова только после того, как миссис Фишер покинула кабинет. На ставший уже привычным ни к чему не обязывающий флирт с этой женщиной у него не были ни сил, ни настроения.
— Что почему? — продолжая прерванный разговор, уточнил Макрей с тяжким вздохом обрушившись обратно в кресло. — Почему хочу отказаться или почему хочу свалить? Тебе не все ли равно? — он одарил Фишера щурым взглядом и криво усмехнулся. — Не задавай глупых вопросов, Энди. Просто просмотри все это, хорошо? Если найдешь способ обойти это условие, я тебя озолочу. Серьезно. Не знаю, сколько вы там берете за консультацию и помощь в таких делах, но я готов удвоить или даже утроить эту сумму. Если нет... — тут он только пожал плечами. — На нет и суда нет. Оплачу консультацию по стандартному тарифу и все. В любом случае в накладе не останешься.
Кофе, о котором он наконец-то вспомнил, оказался очень даже недурственным. Фелисити явно решила побаловать гостя. Откинувшись на спинку кресла, Макрей обмяк, словно из него вытащили все кости, и уставился на непогоду за окном. Теперь, когда он озвучил все, что ему было нужно от Фишера, можно было уходить. Можно было возвращаться обратно в паб и сделать вид, что он смирился со своей участью подохнуть в этой глуши среди всех этих неторопливых и скучных людей. Он ведь и правда почти смирился. Визит к юристу был практически последней и поэтому самой отчаянной попыткой вырваться из трясины, которая стремительно затягивала его весь этот месяц. А ведь он обещал Кэт, что никуда не денется. Какого черта, спрашивается, он вообще здесь делает, если по факту пообещал ей остаться. Здесь, в этой глухомани. К черту! Джетро запретил себе думать на эту тему. По крайней мере пока.
— Сколько тебе понадобится времени, чтобы разобраться во всем этом? — он кивнул на пухлую папку с неаккуратно торчащими из нее бумагами. — За срочность я тоже готов доплатить, если что.

+2

12

[indent] Проигнорированная и изрядно расстроенная этим, миссис Фишер покинула кабинет. Энди уже готов был повторить свой вопрос, когда Макрей сам к нему вернулся, словно этой заминки, прервавшей их, и не было вовсе. Уши снова заполыхали. Несмотря на то, что его интерес был вполне логичен и обусловлен его статусом, Джетро сделал так, что Эндрю почувствовал себя неловко от того, что лезет не в свое дело. Совсем как в школе. Макрей всегда заставлял его чувствовать себя глупо, как, впрочем, и многие другие в их школе. Но только из-за него Энди чувствовал себя не только глупо, но и неловко.
[indent] - Может мне интересно, - попытался оправдаться Энди. Тон бывшего одноклассника и его насмешливый взгляд его уязвили. Поджав губы, Фишер принялся укладывать наспех спиханные в папку бумаги как полагается, но получалось у него из рук вон плохо. Пальцы почему-то не слушались. В какой момент он переключился в режим школьного лузера, Эндрю не знал, но ему было не очень-то приятно снова чувствовать себя в этом качестве. В конце концов, ему уже давно не пятнадцать. Им обоим уже не пятнадцать. Пора бы уже научиться держать себя с достоинством. Он же профессионал!
[indent] - Не нужно мотивировать меня на результат, - слова его прозвучали довольно громко в наступившей после слов Макрея тишине. - Если лазейка есть, то я ее найду.
[indent] Он поправил очки и посмотрел на Джетро через стекло с вызовом, ожидая, что он снова начнет смеяться над ним, однако, тот был так глубоко погружен в свои размышления, что не обратил на слова Энди никакого внимания. Он вообще его как будто не слышал. На несколько мгновений Фишер перестал шебуршать бумагами и завис, разглядывая Макрея уже не украдкой, а напрямую. Какие-то считанные секунды, но ему хватило времени для того, чтобы рассмотреть в сидящем через стол усталом мужчине не только того хулигана, которого он когда-то знал, но и того человека, которым тот мальчишка стал. Человек этот был загадочен и пробуждал в Энди жгучий интерес. Где он был, чем занимался и почему все таки так рвется туда, за пределы их крохотного островка? Энди поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы он уезжал так скоро, и в то же время он хотел сработать так быстро, как только это возможно. Желание показать, что он не просто на дядю работает, а чего-то все таки стоит сам по себе, заиграло в нем с пугающей силой.
[indent] - Я... - он резко встрепенулся, как только Макрей снова заговорил. - Я могу этим заняться прямо сейчас. То есть, я хотел сказать, что все равно ничем срочным не занят и раз уж результат тебе нужен срочно... Я позвоню, только оставь номер своего телефона.
[indent] Эндрю окончательно стушевался и, словно ища спасения, вцепился в папку с завещанием Дугласа Макрея, как в спасательный круг.

+2

13

— Правда? — недоверчиво дернул бровью Макрей. Но, судя по всему, Фишер и правда был готов заняться его проблемой прямо сейчас. Отговаривать его он точно не собирался. В его интересах было разобраться во всех этих юридических хитросплетениях как можно быстрее, пока желание свалить с острова еще было достаточно острым. Не хотелось этого признавать, но Макрей был очень близок к тому, чтобы принять решение в пользу того, чтобы остаться и продолжить семейное дело, как того хотел отце. Хмыкнув себе под нос, Джетро поднялся с места. На улице заметно посветлело и дождь вроде прекратился, так что сейчас было самое время совершить марш-бросок до паба. У него даже был шанс не промокнуть по пути.
— Ладушки тогда. Буду ждать твоего звонка. Номер пивоварни и паба в справочнике, если что, — он кивнул на лежащую рядом с телефонным аппаратом книжонку, в которую умещались номера всех учреждений и жителей острова, и подрейфовал в сторону двери. — А еще лучше просто приходи вечерком в паб. Посидим как в старые добрые. Хотя о чем это я. Мы же с тобой ни разу не пили вместе, верно? — он снова хмыкнул и, уже взявшись за ручку двери, обернулся и смерил сидящего за столом юриста насмешливым взглядом. — Почему бы не исправить это недоразумение.
Едва выйдя из кабинета, Джетро попал в душистые объятия Фелисити Фишер, которая как будто поджидала его в засаде. Кое-как отвязавшись от этой навязчивой женщины, Макрей выскочил под мелкую почти пыльную морось, в которую превратился недавний дождь, и направился в сторону пивоварни и паба. Последний едва открылся, но уже был полон под завязку, так что он почти сразу присоединился к Рори за стойкой. Пятница начиналась как всегда бурно.
Ближе к вечеру, поток клиентуры начал стихать. Посетители все реже стали уходить едва перекусив наспех и все чаще стали оставаться, заказывая пиво и закуску у нему. Галдеж, однако, оборотов не сбавлял. По телевизору шла очередная игра и болельщики, которых уже набралось изрядное количество, не оставляли без ответа все то, что происходило на экране.
— Нет, ну что за увальни, — качал головой Боббит. — Вот в наше время...
— Ну все, — закатил глаза мимо проходящий с очередной кружкой пива Рори. — Сейчас начнется.
— Много ты понимаешь, — оскорбился старик, но заводить свою излюбленную волыну не стал и уткнулся носом в кружку, демонстрируя тем самым всю степень своей обиды. Джетро, сцеживающий пиво в кружки последние часы как автомат только усмехнулся. Он уже начал ловить себя на том, что втягивается в это такое нехитрое времяпрепровождение за стойкой. Была все же в нем своя ни с чем не сравнимая прелесть.

+1

14

[indent] К концу дня Эндрю пришел к выводу, что Дуглас Макрей не такой уж и простой человек, каким казался на первый взгляд. Он точно знал, как поставить в бюрократический тупик даже самого изощренного специалиста. Изощренным Энди себя, конечно, не считал, но и новичком все таки не был, поэтому крохотная лазейка в завещании все же нашлась. Очень спорная и с вероятностью процентов в пятьдесят бесперспективная, но все же он ее нашел. Для этого пришлось перелопатить очень много материала. Энди устал так, как не уставал с университета, когда нужно было в кратчайшие сроки прочитать и запомнить целую кучу материала по теме.
[indent] - Милый, ты еще долго? - миссис Фишер заглянула в кабинет, когда на часах было уже почти семь вечера. - Ты так и не поел?!
[indent] Энди высунулся из-под вороха бумаг и уставился на нее, как на невесть откуда взявшегося пришельца, в то время как сама миссис Фишер смотрела на стоящий на сервировочном столике обед, к которому Энди так и не прикоснулся. Он попросту забыл о нем.
[indent] - А что, уже шесть?
[indent] - Половина седьмого уже.
[indent] Громыхая ножками столика, миссис Фишер покатила его из кабинета. Эндрю проводил тарелку с ростбифом голодным взглядом. Еда была холодной, но сейчас он был согласен и на это. Глянув на часы, чтобы убедиться в том, что матушка его не разыгрывает по своему обыкновению, Энди заторопился.
[indent] В паб он вошел ровно в семь, изрядно продрогший и вымокший под мерзким моросящим дождем. Зонтик он, конечно же, забыл, но хорошо еще, что догадался сунуть документы в свою кожаную папку, и те не промокли. Городской паб встретил его бурными возгласами и на долю секунды Энди смутился, но потом понял, что адресуется все это телевизору, на экране которого взрослые мужики гоняли мяч. Успокоившись, он прошел в помещение, стряхнул с плеч плащ и кое-как повесил его на вешалке у входа, зажимая свою папку то под мышкой, то под подбородком. Со стороны он выглядел как неуклюжий и нескладный подросток и знал это, но не мог ничего с собой поделать. Хорошо еще, что догадался очки снять. Они ему не понадобились. Не разглядеть Макрея, стоящего за стойкой, было почти не возможно. Энди дошел до единственного свободного места рядом с каким-то стариком и завис, прижимая папку к груди.
[indent] - Привет, - кажется, интонация получилась вопросительной, как будто он спрашивал, а ждали ли его на самом деле. Так глупо Энди себя не чувствовал со школы.

+1

15

На экране творилось невесть что. Посетители орали и, кажется, были готовы швыряться кружками в телевизор. Подобные проявления негодования случались и потом очень плохо сказывались на кошельках всех балагуров, потому что Дуглас Макрей никогда не спускал подобного поведения в своем заведении. Хочешь что-нибудь сломать? Без проблем. Ломай пальцы, нос, челюсть... Вариантов на самом деле масса. А себе или кому-то еще, не суть. Но если сломал имущество, принадлежащее заведению, — плати полную стоимость и еще нехилый такой процент сверху за моральный ущерб. Уж что-что, а добиваться своего отец умел.
Джетро усмехнулся этой мысли, уже на автомате наполняя очередную кружку, и едва не упустил момент, когда рядом с уже изрядно захмелевшим Боббитом нарисовался Фишер собственной персоной. Он что-то сказал, но из-за галдежа вокруг Макрей его не услышал. Однако, догадаться было несложно. Читать по губам он пока не разучился.
— А-а, пришел таки, — протянул Джетро и широко улыбнулся, показав кривые зубы. — Чего стоишь-то как неродной? Присаживайся. Место же есть. Рори?
Он всучил кружку, которую только что наполнил, проходящему мимо него вдоль стойки кузену, присовокупил к ней еще одну, которую наполнил ранее, и подхватил следующую, чтобы наполнить уже для Энди.
— Что будешь? Светлый, темный, красный... Есть полегче, есть покрепче, — с трудом перекрикивая шум, обратился он к Фишеру. — Или может, виски или коньяк? Согреешься хоть.
Макрей вопросительно уставился на одноклассника, но не успел тот ответить, как толпа снова разразилась негодующими воплями, сотрясшими паб до потолочных балок. Игра уже подходила к концу, так что нужно было только дождаться, когда все закончится, а там станет не в пример спокойнее. По крайней мере Джетро на это надеялся. Бросать Рори на произвол судьбы ему не хотелось, но появление Фишера говорило о том, что сделать это, пусть ненадолго, все же придется. С какими бы новостями юрист не пришел.
Забыв о том, что вообще что-то спрашивал, Макрей нацедил в кружку светлого и поставил перед Энди, после чего наклонился к нему через стойку и почти на самое ухо проговорил:
— Погоди пока бумажки доставать. Сейчас народ схлынет чуток, и я освобожусь. Пей пока пиво. Угощаю.
Джетро хлопнул одноклассника по плечу и выпрямился, тут же зацепившись взглядом за торчащую из толпы руку с пустой кружкой. Хоровод пятничного вечера продолжился в прежнем темпе и не сбавлял оборотов еще где-то с около получаса.

+1

16

[indent] С сомнением покосившись сначала на старика, а потом на дородного дядьку, сидящих по соседству со свободным местом, которое ему предложил Макрей, Энди переложил папку из одной руки в другую и осторожно сел за стойку, стараясь никого из них не задеть. Вся его поза говорила о неловкости, которую он испытывал, но по мере того, как он понимал, что окружающим глубоко на него наплевать, Энди начал чувствовать себя более уверенно и даже позволил себе положить папку на стойку перед собой. Джетро все это время ни на секунду не переставал работать. Его низкий голос пробился через окружающий галдеж и Фишер услышал то, что он ему говорил, но ответить не успел. Новый взрыв негодования, хлынувший волной со всех сторон, не дал ему такой возможности. Невольно Энди бросил взгляд на телевизор, а когда снова посмотрел на Макрея, обнаружил, что перед ним вдруг выросла большая кружка светлого пива с большой пенной шапкой.
[indent] - Спа... - доблагодарить он его не успел. Слова так и застряли в горле, когда Джетро склонился к нему через стойку. К счастью, а может и к несчастью, первое продиктованное паникой желание отшатнуться Фишеру удалось подавить. Он выслушал одноклассника и, кивнув в ответ на его предложение немного подождать с делами, уткнулся в кружку.
[indent] Сердце заколотилось в груди точно так же, как в те далекие времена, когда его шпыняли все кому не лень, зажимая по углам как какую-то девчонку. Столько лет прошло, пора бы уже забыть и жить дальше, вспоминая об этом с философской снисходительностью вполне взрослого человека, но инстинкты диктовали свои условия. Эндрю это угнетало. Он уже вырос, его просто так не обидишь, но нет же, он дергается как какой-то невротик даже на такой жест как дружеское похлопывание по спине. И от кого? От Макрея, который ни разу за все школьные годы его не обидел ни словом, ни делом.
[indent] Расстроенный собственной неспособностью отпустить прошлое, Фишер посидел немного за стойкой, смакуя пиво, а потом, когда освободился один из столиков в углу, перекочевал туда в относительно укромное место, где его никто не трогал и не пытался втянуть в спор или просто разговор по поводу окончившейся игры. Из своего угла Энди мог наблюдать за тем, как работает Макрей, и сравнивать его с его же отцом, который совсем недавно, всего каких-то несколько месяцев назад точно так же стоял за стойкой и разливал пиво. Папка с документами лежала на столе, дожидаясь своего часа, но по мере того, как Эндрю вновь и вновь ловил себя на мысли, что Джетро здесь на своем месте, желание помочь ему в этом несомненно серьезном юридическом деле уступало место чему-то другому, что заставляло его сомневаться, а нужно ли помогать Макрею. Ведь тогда он, как он сам же и выразился еще утром, просто свалит со Штормового и ищи его как ветра в поле еще лет пятнадцать. К концу кружки, которую Энди умудрился растянуть на добрых полчаса и даже при этом захмелеть, он так и не решил, что сказать Джетро, когда он освободится и подойдет к его столику.

+2

17

Спустя полчаса или около того дышать стало намного легче. Народу по-прежнему было довольно много, в чем не было ничего удивительного для пятничного вечера, но работы у Макрея и его кузена заметно поубавилось. Выпивохи еще совсем недавно дерущие глотки и вливающие в себя нечеловеческое количество пива, чтобы эти глотки смочить, притихли и разбрелись по углам доцеживать остатки неторопливо и со вкусом. Убедившись, что все страждущие при пиве и в ближайшее время серьезного наплыва не предвидится, Джетро нацедил пару кружек, одну светлого и одну темного, и направился в укромный уголок, в котором обосновался Фишер.
По пути он едва не напоролся на парочку девиц лет двадцати, которые пробирались через весь паб к бильярдной. Одна тоненько пискнула и замерла как кролик перед удавом, когда Макрей, на которого она почти наткнулась, вдруг резко остановился и поднял кружки повыше, чтобы не пролить их драгоценное содержимое на одежду разряженных по случаю пятницы девчонок. Честно говоря, его куда больше переживал за пиво, чем за чужой наряд, но так как ни то ни другое в результате не пострадало, признаваться Макрею в этом не пришлось. Он лишь разулыбался, кивком предложил оцепеневшей девице пройти первой и даже слегка посторонился, галантно пропуская ее. Другая девица при виде этой сцены хихикнула и, зацепив свою подружку за локоток, поволокла ее прочь, что-то втирая той на ходу. Макрей проводил их заинтересованным взглядом и, когда те ожидаемо оглянулись на него, не преминул ухмыльнуться и подмигнуть, вызвав очередной приступ смущенного хихиканья. Свиристелки, подумал Джетро и продолжил свой путь.
— Ну и как тебе пивко? — поинтересовался он с ходу, ставя перед Энди новую кружку. — Это самое ходовое. Оно всем нравится, поэтому я решил, что и тебе придется по вкусу. Сам я больше по темному.
Макрей отсалютовал второй кружкой, до краев наполненной напитком такого ядреного темного цвета, что создавалось ощущение, что там не пиво, а крепчайший черный кофе, и уселся напротив. Блаженно вытянув ноги, Джетро откинулся на спинку стула и прильнул к кружке с такой жадностью, словно прошатался по пустыне все это время, а не за стойкой простоял. Приговорив больше половины, он кивнул на кожаную папку, которая лежала тут же на столе, и вопросительно воззрился на Фишера.
— Чем порадуешь?

+2

18

[indent] Пива на дне кружки оставалось совсем немного, Энди даже уже начал подумывать о том, чтобы заказать еще, когда заметил некоторые изменения в поведении Макрея, за которым все это время наблюдал, как самый настоящий маньяк. Вооруженный двумя кружками, он вышел из-за стойки и направился в его сторону. Эндрю подобрался, поправил сбившийся галстук и даже пригладил волосы. Потом, правда, до него дошло, что он прихорашивается, как влюбленная девчонка перед встречей с понравившимся парнем, и Энди прекратил это. К счастью, его маневры остались для всех незамеченными. По крайней мере сам Макрей был слишком поглощен созерцанием пары легкомысленно одетых девиц для того, чтобы заметить хоть что-то. Энди не был уверен, что тот не сменит направление и не отправится следом за девицами, поэтому был приятно удивлен, когда Макрей подошел к его столику.
[indent] - Очень вкусно, - Фишер вцепился в новую кружку, едва не пролив ее содержимое на себя, и сделал глоток. - Правда, я не специалист.
[indent] Он вовремя прикусил язык, чтобы не начать расхваливать пиво макреевской пивоварни, и снова уткнулся в кружку. На Джетро он старался не смотреть и лишь краем глаза отмечал все его передвижения. Но, когда тот буквально рухнул на стул напротив и приложился к кружке с удивительной жадностью, невольно сосредоточил на нем все свое внимание.
[indent] - Это и правда выматывает, да? - он покосился на стойку, за которой остался бармен, и снова посмотрела на Макрея. - Мне всегда казалось, что это не так уж и сложно. Стоишь себе за стойкой, натираешь кружки и все такое... Прости, я не то говорю.
[indent] Слишком поздно Эндрю понял, что несет весьма опасную ерунду, которая может обидеть Джетро, но, судя по всему, обидеть такого человека, как Макрей, было довольно сложно. Тот даже ухом не повел. Его интересовало совсем другое, а именно папка с документами, про которую сам Эндрю уже успел забыть.
[indent] - Да, я разобрался, - он отодвинул кружку в сторону и открыл свою папку. - Должен признаться, что я впервые сталкиваюсь со столь хитрым завещанием. Твой отец и правда не оставил тебе выбора. Ну, почти не оставил.
[indent] Энди пролистал несколько страниц и, вытащив одну из них, подал Макрею. Внизу листа желтело несколько выделенных маркером строк, на которые он хотел обратить внимание Джетро.
[indent] - Ты можешь либо переоформить все наследство на своего ребенка мужского пола, как прямого наследника твоей фамилии... Заметь, это важный момент. Только сын, только твой сын с твоей фамилией и твоими генами. Либо оформить все на любого родственника, но с условием, что он будет официальным опекуном твоего сына, если тот еще не достиг совершеннолетия.

+1

19

— Звучит обнадеживающе, — оживился Макрей. Он выпрямился и, отставив в сторону свою кружку, с живым интересом стал наблюдать за тем, как Фишер достает документы и шебуршит листами. Один из них вскоре перекочевал к нему. Джетро наспех пробежался по выделенными желтым маркером строчкам, одновременно слушая юриста, но по мере того, как он вникал в суть, все его оживление сходило на нет и улетучивалось. Этот пункт он тоже отметил и успел перечитать и осмыслить не один раз, усмехаясь про себя тому, насколько старомодно отец подходил к вопросу наследования семейного бизнеса. Только сын сына. Только прямой потомок. Только Макрей. Он точно знал, чего хотел. Чтобы его сын вернулся домой, но не просто вернулся, а остался, если не навсегда, то на достаточное для обеспечения семейства прямым наследником время. Не потому ли Аделаида только и делает, что трещит о бесхозных девицах Северного Солуэя в последнее время? Если отец поделился с ней своими намерениями перед смертью, то это многое объясняет.
— Обложили со всех сторон, — хмыкнул Джетро и, бросив листок обратно, откинулся на спинку стула. Несмотря на улыбку, выглядел он не особо радостно. — Я влип, да?
По всему выходило, что именно так оно и было. Он влип и влип конкретно. Теперь у него был всего лишь один выход из этой тупиковой ситуации и по иронии судьбы именно его Джетро не мог использовать. Правда, был и другой, вот только выходом он его не считал. Подчиниться желанию отца и остаться? Вступить в наследство и взять на себя управление семейным бизнесом? Похоронить себя на этом острове? По мере того, как все эти мысли посещали его голову, Макрей мрачнел на глазах. Желание напиться, которое, казалось бы, было в полной мере утолено еще вчера со Стюарт, стало ощущаться вновь, при том так остро, что Макрей даже коленкой задергал, как алкаш в завязке.
— И что, других вариантов нет? — без особой надежды уточнил он, вновь посмотрев на притихшего Фишера. — Вообще? Ты же понимаешь, что я не ради этого к тебе обратился. Это... — он поддел пальцем край листа, лежащего поверх всех остальных, и покривился. — Это не вариант. Вот вообще ни разу.
В расстройстве Джетро подтянул к себе свою кружку и разом осушил ее до дна, оставив только пену на стенках. С глухим стуком вернув ее на стол, он прокатился равнодушным взглядом по обстановке и споткнулся на бильярдной. Створки ширм были раздвинуты и он мог без помех наблюдать за тем, как парочка уже знакомых девиц делает вид, что умеет гонять шары по сукну, поглядывая при этом в его сторону и хихикая между собой. Может ему и правда стоит напиться? Напиться и отвлечься с этой парочкой. Вчера же помогло. Почему бы не повторить? Со Стюарт эти девчата, конечно, не сравнятся, но их же двое.
— Что прости? — он сам не заметил, как начал улыбаться самым кобелиным образом, и спохватился, что конкретно так отвлекся от собеседника, когда было уже слишком поздно и он уже пропустил мимо ушей значительную часть обращенных к нему слов. — Ты что-то сказал?
Изобразив заинтересованность, Макрей вопросительно вскинул брови и даже попытался вникнуть в смысл чужих слов, но взгляд его неумолимо сползал на выставленную напоказ задницу одной из девиц, упакованную в легкомысленную джинсовую юбчонку, едва-едва прикрывающую приятные округлости.

+1

20

[indent] Сочувственно поджав губы, Эндрю кивнул. Джетро определенно влип с наследством, но разве это плохо? Разве здесь плохо? Возможно, Энди многого не понимал и не знал, чего может стоить отказ от прежнего образа жизни. Он понятия не имел, как Макрей жил до возвращения в родной город, и был способен смотреть на ситуацию только через призму собственного жизненного опыта, который был, мягко говоря, не самым приятным. Лично для него возвращение на Штормовой остров стало настоящим спасением. Шансом начать все с чистого листа. Но Эндрю понимал, что для Джетро все могло выглядеть совершенно иначе. Судя по тому, как он настаивал на своем, в той, другой жизни ему было что терять.
[indent] - Я понимаю, - Энди потупился в свою кружку, а потом снова посмотрел на ворох документов в раскрытой папке. - Но я не вижу других вариантов. Ты можешь остаться и вступить в наследство, а потом, когда у тебя появится сын, оставить все ему и... свалить.
[indent] Он повторил то самое слово, которое еще в конторе произнес Макрей, и поморщился при этом так, словно чертыхнулся в церкви. Однако, столь неоднозначную реакцию вызвало совсем не оно, а сама мысль о том, что родитель мог бросить своего сына и сбежать куда-то, как сбежал его отец в свое время. Разве может быть что-то хуже этого?
[indent] - Знаешь, когда я только вернулся на остров, мне тоже казалось, что я не смогу здесь жить, - признался вдруг Энди. Он боялся смотреть на Джетро и продолжил говорить, не поднимая глаз. - По сравнению с большим городом, здесь было слишком тихо и спокойно, а время как будто и вовсе остановилось. Казалось, что я не живу, а тупо сплю и все никак не могу проснуться. Но потом я понял, что не хочу просыпаться, и остался. Может, и тебе стоит попробовать?
[indent] Только когда Энди осмелился поднять на собеседника глаза, до него дошло, что тот его не слушает. Оглянувшись назад, он увидел то, что так занимало Макрея, и, не удержавшись, громко фыркнул.
[indent] - Ты ничуть не изменился. Все такой же бабник.
[indent] Энди покачал головой и снова уткнулся в свою кружку. Его переполняла досада и горькое чувство зависти, знакомое каждому неудачнику. Еще в школе он поражался той легкости, с которой Макрей морочил девчонок. Эндрю не знал ни одной, которая устояла бы перед ним, точно так же, как не знал ни одной, которая могла бы назвать себя его официальной девушкой. Возможно, он чего-то не помнил или попросту не знал, но почему-то Энди был почти уверен, что девушки у Джетро в школе не было, но было полно девчонок, которых он попортил, если верить слухам.

+1

21

Бабник? Макрей вскинул брови и усмехнулся. Уж кем-кем, а бабником он себя никогда не считал, потому, собственно, и не оскорбился. Он не оскорбился бы даже, если бы это была правда. Его и похуже называли. Но было весьма забавно услышать подобное определение от Энди Фишера, который до сих пор выглядел и вел себя, как безнадежный девственник, которым уже точно не был. След от кольца на пальце был едва заметен, но Макрей его все же разглядел.
— Тебе, конечно, виднее, бабник я или нет. Ты же ведь так хорошо меня знаешь. Да и в жизни, наверняка, разбираешься лучше меня. Вон как преуспел. Работаешь на дядю при том буквально. О чем еще можно мечтать?
Несмотря на сарказм, злости в его голосе не было. Была насмешка, которую Макрей даже не пытался скрыть. Как и в школьные времена, Фишер его забавлял. Нескладный, забитый и запуганный, он был слишком жалок, чтобы над ним издеваться, что, однако, не мешало издеваться другим. Если Макрей ничуть не изменился с тех пор, то эта формула работала и с Фишером.
Он снова посмотрел на девиц в бильярдной. Те крутились и так и сяк, пытаясь привлечь к себе внимание, но в голове у Джетро уже начала формироваться идея, которая имела все  шансы стать навязчивой. Он прикусил губу и сощурился, глядя на Фишера. Черти в его глазах так и плясали.
— Ну, а что ты сам? Подружку не завел? Или хранишь верность своей бывшей? — он кивнул на руку Энди, безымянный палец которой все еще хранил след от кольца. — Ты поэтому просыпаться не хочешь? Да, представь себе, хоть я тебя и не слушал, но услышал. И знаешь, что? — Макрей поддался вперед и буквально пригвоздил Фишера взглядом к его месту. — Я обещаю поразмыслить над твоими словами, если ты прямо сейчас пойдешь и познакомишься вон с теми девчонками. Можешь даже угостить их за мой счет. Это только подогреет их интерес.
Джетро указал взглядом в сторону бильярдной, слегка наклонив голову, но девчонки все равно заметили его внимание и начали шушукаться между собой и хихикать, поглядывая в сторону их столика. Макрей хохотнул и, откинувшись на спинку стула, принялся открыто глазеть на девчат, улыбаясь как заправский ловелас. Ну, или бабник, как назвал его Энди. На него уже не в первый раз вешали ярлык и не в первый раз он, ведомый желанием как следует постебаться, примерял на себя этот ярлык, намеренно доводя до абсурда то, что ему навязывали. И он вполне осознанно брал на себя очередную роль теперь. Ради хохмы или чего-то еще. Не важно.

+1

22

[indent] Слишком поздно Энди понял, что зарвался. Он мучительно покраснел под насмешливым взглядом Макрея, сгорбился и потупился в свою кружку, от всей души желая провалиться сквозь землю. Кто его за язык тянул? Слова Макрея, хоть и были сказаны дружелюбным тоном, били прицельно и по самому больному. Энди заторопился исправить ситуацию.
[indent] - Я... прости, я не то сказал.
[indent] Неуютно поерзав на стуле, он схватился за кружку, как утопающий за спасательный круг, и жадно к ней приложился. Он просто подумал, что лучшим способом замять неловкость ситуации с его стороны будет трусливый побег, и решил допить свое пиво, поблагодарить Макрея и уйти, забив на оплату своих услуг и собственную же гордость, но потом Джетро снова заговорил и все полетело к чертям. Очередной глоток пива застрял в глотке, а потом оно вовсе полилось через край, хлынув ему на грудь. Энди закашлялся и, спешно отставив свою кружку в сторону, принялся отряхиваться. Рубашку было уже не спасти, галстук в принципе тоже, а костюм... Это был его любимый костюм!
[indent] - Как ты?.. - он не закончил говорить, вновь разразившись кашлем, но уставился на Макрея такими глазами, что сомнений в том, о чем он пытается спросить, просто не могло возникнуть. Как он узнал, что Эндрю был женат? Только когда Джетро кивнул на его же собственную руку, до него наконец-то дошло. Он уставился на едва различимый след от кольца и растерянно моргнул. Кажется, он начал понимать, что имеет дело уже не с тем школьным хулиганом, с которым когда-то учился в одном классе. Кем бы Макрей ни был, он был не просто внимателен, он был проницателен настолько, что это начинало пугать.
[indent] - Ты это серьезно? - он оглянулся на бильярдную и покраснел еще больше, когда обе девчонки начали шушукаться и хихикать. Сначала Энди принял это на свой счет, но потом до него дошло, что это все Макрей. Он как будто специально строил им глазки, насколько это определение вообще было применимо к тому, что он делал. Энди снова развернулся и уставился на него во все глаза, пытаясь понять, как он это делает, потом вновь оглянулся на девиц. Те краснели, хихикали и, кажется, тупели буквально на глазах, пока Макрей просто смотрел на них и широко улыбался, ничуть не стесняясь своих кривых зубов.
[indent] - Как ты это делаешь? - не выдержал Энди. - Серьезно, как?! Есть какой-то фокус?
[indent] Он прекрасно понимал, что выглядит как минимум глупо, интересуясь у Макрея методами съема, но любопытство неудачника оказалось сильнее всего прочего. Энди просто хотел разгадать эту загадку, которая начала занимать его еще в школе.

+1

23

Нехотя оторвав взгляд от длинных ножек, упакованных не по сезону в сетчатые колготки, Макрей посмотрел на Фишера и вопросительно вскинул брови. Сначала бабник, а теперь еще и фокусник. Что дальше?
— Я что, похож на Дэвида Блэйна?
Его разобрал здоровый смех. Энди его явно демонизировал и это однозначно доставляло. Тем не менее, потакать чужим заблуждениям Джетро не собирался. Как и объяснять свой успех у женщин, который, судя по всему, занимал Фишера всерьез. Как можно объяснить то, что происходит само собой и не требует каких-то усилий? Нет, можно, конечно, но для этого же нужно анализировать и, наверняка, изрядно покопаться в себе. Макрей не любил копаться в себе. А тех, кто пытался это делать вместо него, не любил еще больше. Потому, собственно, и решил свести все к шутке, пока не поздно.
— Признай уж сразу, что просто струхнул, — он усмехнулся и, бросив взгляд в сторону девчонок, снова посмотрел на след от кольца на пальце Фишера. — Эту же дамочку ты как-то закадрил. Другое дело, что у вас не срослось, но тут уж ничего не попишешь. От этого никто не застрахован. Главное, что ты был женат, а это уже кое-что. Так что не строй мне тут из себя неискушенную институтку. Девочки жаждут внимания, — он снова кивнул в сторону бильярдной. — Давай, а не то я приволоку бутылку виски и заставлю тебя пить со мной. А мы оба знаем, что пить ты не умеешь.
Стоит признать, что тут Макрей бил по больному вполне осознанно и целенаправленно. О том, насколько сложные отношения у Фишера с настоящим алкоголем он знал со школы, когда своими же собственными глазами видел, как того развезло с пары глотков вискаря. Ох, и покуражились тогда ребята над пьяным ботаником. От души, что называется. Ладно еще, что им всем хватило жалости не издеваться всерьез, а то было бы совсем нехорошо. Дети жестоки. Подростки жестоки вдвойне.
— Выбор за тобой, — резюмировал Джетро. — Но как по мне цедить пивко с девчатами, которые уже навеселе, куда безопаснее для твоей репутации, чем пить что-то покрепче вместе со мной, потому что ты стопроцентно надерешься до белых лебедей, и мне снова придется тащить тебя на своем горбу домой и любезничать с твоей матерью. Не то чтобы я возражал. Она у тебя ничего такая для своего возраста, но у меня всегда такое чувство, будто я с собственной матерью флиртую, ей-богу.
Макрей передернул плечами. Тема была довольно таки щепетильная. Женщин постарше в его жизни было предостаточно и не со всеми он придерживался дистанции. Но об этом он с Фишером говорить точно не будет.

+2

24

[indent] - Вот ещё, - совсем по-детски надулся Эндрю, когда Джетро решил, что он струсил, и озвучил это вслух в своей обычной манере. Он уже открыл было рот, чтобы оправдаться, но Макрей снова заговорил, и все слова застряли у Энди в глотке. Краска хлынула на лицо так резко, что он в одно мгновение превратился в перезрелый помидор. Пальцы одной руки схватили пальцы другой, пряча от уж больно внимательного взгляда одноклассника след от кольца, и нервно сжались.
[indent] - Тебя это не касается, - процедил он сквозь зубы. Почти сразу же Эндрю пожалел о том, что вообще открыл рот, ведь Макрей и не думал расспрашивать его об этом. Он лишь использовал известный ему факт, чтобы подначить Фишера и добиться своего. Манипулятор!
[indent] Красный от стыда и досады, Энди оглянулся на бильярдную, в которую его, как ягненка на заклание, пытался загнать Джетро, но почти сразу отвернулся обратно к столу и спрятал лицо в ладони. Эти девочки действительно жаждали внимания, вот только совсем не его. Не ему они строили глазки и так отчаянно демонстрировали свои аппетитные округлости, нагибаясь над зелёным сукном бильярдного стола и так и сяк. Энди не был уверен, что они его вообще замечали.
[indent] - Макрей, это не смешно, - не выдержал он чужого давления. - Я не собираюсь...
[indent] Фразу он так и не закончил. Он не сразу сообразил, что именно в словах Джетро заставило его на сторожить, но когда до него наконец-то дошло, изумлению не было предела. Энди уставился на сидящего напротив мужчину во все глаза и нелепо захлопал ресницами.
[indent] - Так это был ты?!!
[indent] Вот уж действительно сюрприз. Эндрю не сводил с Джетро ошалевшего взгляда и все пытался восстановить в памяти то немногое, что он все же помнил с той единственной пьянки, на которую решился пойти в школе. Выпускной класс, кажется, весенние каникулы и чей-то день рождения, который решили отметить на пляже в бухте. Было весело, шумно и очень пьяно. Он не помнил, как оказался дома. Только утром мама предупредила, чтобы больше он так поздно домой не приходил, и заикнулась о том, что рада тому, что у него такие друзья. Расспросить поподробнее Энди не рискнул, побоялся, но потом ещё долго терпел насмешки от одноклассников за ту пьянку, втихаря присматриваясь то к одному, то к другому и гадая, о ком говорила его мать. Про Макрея он даже не подумал. Как выяснилось, зря.
[indent] Недоверчивое изумление на лице Эндрю постепенно сменялось какой-то смущенной усмешкой, которая робко и нерешительно сияла на его лице, подобно новой энергосберегающей лампочке. Какое-то время он разглядывал Джетро со всей внимательностью, на которую был способен, как будто знакомился с ним вновь, а потом решительно замотал головой.
[indent] - Ну их, этих девчонок. Тащи виски.
[indent] Эндрю просто вдруг пришло в голову, что уж кому, а Макрею он может довериться без каких-либо опасений. Не во всем, конечно, но хоть что-то он мог ему рассказать и облегчить тем самым свою душу хотя бы отчасти.

+2

25

— В это так сложно поверить? — в свою очередь спросил Макрей, с улыбкой глядя на вытянувшуюся рожу Фишера. Глаза тот выпучил так, что стал похож на рыбину, которую от всей души приложили об лед раз эдак десять. Это действительно было забавно. Ну, то, что Энди так удивился. Однако, где-то в глубине души Макрей покривился от не шибко-то и приятного осознания, что бывший одноклассник до сих пор считает его засранцем. Не то чтобы Джетро это так уж беспокоило. На чужое мнение ему всегда было наплевать за редким исключением, но когда на тебя постоянно вешают ярлыки, это не особо приятно и вообще раздражает. Ему пора бы уже было привыкнуть к этому, но после возвращения на родной остров это привычное проявление чужой узколобости почему-то стало его сильно задевать. Возможно, потому что ей были подвержены даже те люди, от которых он ничего подобного не ожидал. Родные, друзья, одноклассники. Те самые люди, которые видели его ребенком, могли наблюдать, как он рос, и по идее знали его достаточно хорошо, чтобы не удивляться, когда он поступал тем или иным образом, руководствуясь своими взглядами на такое расхожее определение, как «правильно». Отец учил его поступать правильно. Не хорошо или плохо, а именно правильно, что бы это не значило. Тогда отвести пьяного в доску Фишера домой, чтобы он не отчудил ничего такого, за что ему потом будет стыдно, было как раз таки правильным решением, и Макрей отвел. А теперь этот давно выросший, но до сих пор зашуганный ботаник ему не верил. Приехали.
Однако, судя по выражению лица Фишера, неверие сдавало свои позиции. Он даже начал улыбаться, только как-то странно и разглядывая его при этом так, что Джетро даже слегка насторожился. Когда он все же подал голос, отказавшись от предложения присоединиться к девчонкам, Макрей, хоть и разочаровался самую малость, вздохнул с облегчением. Его всегда напрягало такое внимание к своей персоне.
— Ты сам на это подписался, если что, — Макрей пожал плечами и, легко поднявшись с места, подобрал со стола пустые кружки и сложенные в папку документы. — Это я тоже заберу. Потом отдам, а то зальем еще выпивкой.
На самом деле он не хотел, чтобы кто-то просек, что он обращался за помощью к юристу. В частности Джетро не хотел, чтобы об этом узнал Рори. Юрист по образованию, он мог и оскорбиться, что обратились не к нему, а узнав, с какой целью Макрей все это затеял, еще и обозлиться. Как и все остальные члены семьи, он считал, что Джетро должен остаться и взять на себя семейный бизнес. Новость о том, что единственный наследник ищет способ избавиться от своих обязательств и свалить обратно в Гватемалу, его точно не обрадует.
Несколько минут спустя Макрей вернулся за столик с бутылкой односолодового виски в одной руке и парой стаканов в другой. Девчонки в бильярдной, изрядно расстроенные тем, что так и не смогли заманить их с Фишером в свои сети, лениво гоняли шары, с досадой поглядывая в сторону их столика. Без лишних предисловий Джетро разлил по стаканам приличную порцию вискаря и подтолкнул в сторону Энди один из них.
— Пей! — скомандовал он. — Без тостов и лишних раздумий. Просто пей. Когда придет время, виски заговорит сам.
Свою порцию Макрей опрокинул в глотку как человек, которому нечего терять. Напиться у него вряд ли получится, особенно в такой компании, как Энди, но ничто не мешало ему хотя бы попытаться. Тем более что виски был действительно хорош.

+1

26

[indent] Сомнения начали одолевать Эндрю, как только Макрей отошел от столика, забрав пустые кружки и папку с документами. Без нее Фишер чувствовал себя неуютно. Он заерзал на стуле так, словно там была не малых размером канцелярская кнопка, и принялся озираться по сторонам, как какой-то параноик. Энди прекрасно понимал, что очень сильно рискует соглашаясь пить с Макреем, но он так же понимал, что другой такой шанс выпить с ним ему уже вряд ли представиться в будущем. Серьезно, где он, а где Макрей. Как и в школе, Энди просто не представлял, что между ними может быть хоть что-то общее. Он и пришел к нему исключительно по делу. Если бы не эта внезапная конференция, дядя оказался бы на месте в назначенный час, Фишер не занялся бы этим делом и не сидел бы сейчас в пабе за одним из укромных столиков в трепетном ожидании. Если бы да кабы. Но он был здесь, а значит должен пойти до конца, даже если его опять понесут домой на щите.
[indent] Когда из толпы людей, набивших в паб к этому часу, вынырнул Макрей, Энди натурально обрадовался. Где-то в глубине души он опасался, что Джетро замотается и забудет о нем, но этого не случилось. Энди посиял, как ребенок, впервые попавший в парк развлечений, и уставился на бутылку, которую принес Джетро.
[indent] - Что это?
[indent] Ответа на свой вопрос он так и не получил, но зато получил инструкцию — пить, просто пить. Без тостов и лишних раздумий. Проще некуда и Эндрю легко выполнил все от и до. За первой порцией последовала вторая, потом еще одна и еще. Каждая последующая шла все медленнее и медленнее по мере того, как Фишер пьянел. Под конец, когда он уже едва ворочал языком, пришло внезапное осознание, что он выложил Макрею почти всю свою жизнь, начиная с поступления в университет и вплоть до развода. Именно на этом месте биографии сработал какой-то внутренний предохранитель и он, опомнившись, прикусил язык и не поведал самого главного, что могло сильно повлиять на мнение Макрея о нем. Почему-то оно было очень важным для Энди.
[indent] - Извини, что вывалил на тебя все это, но мне нужно было с кем-то поговорить.
[indent] Он потер ладонями свое пылающее лицо и, оглядевшись, вдруг обнаружил, что пока он самозабвенно разглагольствовал, народу в пабе заметно поубавилось. Посмотрев на часы, Фишер пораженно ахнул и предпринял отчаянную попытку подняться из-за стола, но тут же плюхнулся на стул снова. Перед глазами заплясали пивные черти и все как один только и делали что ухмылялись. Нахально так, совсем как Макрей.
[indent] - Кажется, я перебрал, - он пьяно хихикнул и погрозил Джетро пальцем, чего точно не сделал бы, будь он более или менее трезв. - Только не надо тащить меня домой, ладно. Просто вызови мне такси. Я уже большой мальчик.

+1

27

Виски действительно заговорил и довольно скоро. Джетро не успел толком расслабиться, а Фишер уже начал заплывать за буйки. Впрочем, на это он и рассчитывал — как следует разговорить бывшего одноклассника, чтобы он, не дай будда, не начал задавать вопросы. Слушателем Макрей всегда был отменным, что ни говори. Эта, можно сказать, фамильное свойство передавалась из поколения в поколение, но, в отличие от стойкости к спиртным напиткам, было присуще практически всем членам семьи в той или ной мере. Все Макреи любили слушать, но не любили говорить, в частности о себе. Так вышло и на этот раз.
Джетро даже вопросов не задавал, утруждая себя только редкими репликами вроде "Да ты что?", "Что, правда?" и "Ну ты даешь!", которые только еще больше развязывали Фишеру язык. Всю его жизнь, где-то скучную, где-то нелепую, а местами довольно таки забавную, они как-то умудрились измерить одной бутылкой односолодового виски и даже еще что-то еще осталось на донышке. Джетро вылил остатки себе в стакан, рассудив, что Фишеру уже хваток травиться, и одним махом опрокинул виски себе в глотку.
— Не бери в голову, — отмахнулся он от извинений — Если тебе это действительно так было нужно, то я только рад, что смог помочь. Обращайся. Похоже, что теперь меня будет легко найти.
На тщетные попытки Фишера подняться из-за стола Макрей взирал с заметной тоской. Он даже толком не опьянел, что само по себе было весьма и весьма прискорбно. А ведь вечер еще только набирал обороты. Сменить вышедшего их строя собутыльника ему, конечно, ничего не мешало, благо, народу в пабе несмотря на довольно поздний час было более чем достаточно. Кто-нибудь да составит компанию. Но сначала нужно было как-то доставить налитое под завязку тщедушное тельце Энди домой. Макрей как раз раздумывал над тем, как пройти этот квест, когда Фишер сам заговорил об этом.
— Может, кофейку чуток хлебнешь, чтобы хоть из-за стола встать самостоятельно? — предложил Джетро, с усмешкой взирая на этого "большого мальчика" с бессмысленными глазами новорожденного теленка. — Рори, что у нас там с кофе?!
Как ни странно, но с кофе все было в полном порядке. Не прошло и минуты, как аккурат перед носом Фишера выросла средних размеров чашка с крепким черным кофе. Аромат у него оказался таким убойным, что можно было запросто протрезветь от него одного.
— Логан еще не уехал, — доложил Родерик, поглядывая искоса на поплывшего Энди. — Он может подвезти, если что.
— Свяжись с ним, — кивнул Макрей и, когда кузен отчалил к стойке, чтобы связаться по внутренней сети с офисом пивоварни, обратился к Энди. — Вот тебе и такси. Скажешь адрес, и Логан отвезет тебя, куда надо. Ну как, полегчало хоть немного? Встать можешь?
Даже если нет, то отбуксировать Фишера во внутренний двор пивоварни, где парковались сотрудники, Макрею точно труда не составит. Поднявшись из-за стола, он первым делом потянулся, смачно прохрустев позвонками, а потом уже принялся подымать собутыльника на ноги.

+1

28

[indent] Вот от кофейка Энди точно не отказался бы. Он кивнул и, облокотившись о стол, спрятал лицо в ладонях. Сквозь плотную удушливую пелену алкогольного опьянения пробивалось чувство стыда за то, что он позволил себе так расклеиться. И с кем? С Макреем, будь он неладен. Это слишком походило на чью-то глупую и даже немного жестокую шутку. Как причудливо, должно быть, сошлись звезды, чтобы это случилось спустя столько лет после окончания школы. Но Джетро был прав, он и правда нуждался в этом разговоре и куда больше, чем думал.
[indent] - Спасибо, - поблагодарил он бармена, когда тот поставил перед ним кружку с кофе. Обжигая губы и язык, он прихлебывал горячий напиток и слушал, как переговариваются между собой Макрей и его кузен. Никого напрягать Фишер не хотел, но ничего сказать так и не успел. Макреи уже обо всем договорились и что-то подсказывало ему, что возражать нет смысла. Его доставят домой, даже если он начнет отбиваться.
[indent] - Вроде бы, - не очень уверенно отозвался он и сделал еще один глоток кофе. Если он и помогал, то очень медленно. Ему стоило посидеть немножко, пока кофеин не начнет действовать, но Джетро явно был намерен избавиться от него как можно скорее. Фишер вдруг отчетливо почувствовал себя обузой.
[indent] - Я сам, - спешно заверил он, когда Макрей решил помочь ему. - Не так уж я и пьян.
[indent] Он и правда смог подняться на ноги. Его штормило, но Энди был так вдохновлен успехом, что даже решился на прогулку до вешалки за своим пальто и у него получилось. Он даже почти надел его, но потом запутался в рукавах, закрутился и, потеряв равновесие, рухнул на ближайший столик, к частью уже пустой, и опрокинулся вместе с ним на пол. Только оказавшись на полу, Энди по-настоящему осознал, насколько пьян и насколько все это на него не похоже. Ему стало так стыдно, что он от все души пожелал вырубиться вот прямо сейчас, чтобы не увидеть, как Макрей на него посмотрит, когда подойдет, и желание его исполнилось тут же. Блаженная темнота навалилась на него и он растворился в ней почти с радостью. Последней мыслью, промелькнувшей в его хмельной голове перед тем, как он отключился, стало отчетливое понимание того, что никуда Макрей теперь не денется. И, вполне возможно, сегодняшний вечер, который сам Энди был склонен считать приятным, не последний в его откровенно скучной жизни.

+2

29

— Что, самость вдруг проснулась? — хмыкнул Макрей, но таки отступил на шаг, чтобы у Фишера было больше места для маневра. Он был готов подхватить его в любой момент, но не пришлось. Энди не только самостоятельно поднялся на ноги, но и решил сходить за своим пальто. Макрей внимательно следил за тем, как криво и косо, но вполне уверенно тот шагает по направлению ко входу в паб, где стояла пара резных вешалок для одежды, но под конец отвлекся на Логана, высунувшегося из-за двери в подсобные помещения.
— Кого тут надо подвезти?
Макрей успел только рот открыть, как со стороны входа раздался грохот. Весь паб, те кто в нем еще оставался, разом посмотрели в одном направлении. Кто-то ахнул, кто-то заржал, а кто-то даже ринулся на подмогу, но Макрей оказался рядом с Фишером первым. Тот был в отключке, что значительно облегчало задачу с его доставкой домой. Будь он в сознании, с ним пришлось бы считаться, а теперь он был просто безвольным телом, которое можно было сгрузить на заднее сидение или даже в багажник. Нужно было только убедиться, что он ничего себе не повредил при падении.
— Этот, что ли? — Логан сунул нос Джетро через плечо, когда он склонился на Энди, и коротко хохотнул. — Божечки, ты споил Фишера?! Я думал, этот парень ничего крепче чая не потребляет. Пакуем?
— Пакуем, — согласился Макрей. — Только я адреса не знаю.
— Мамаша его должна знать. Горячая штучка, да? Хоть и в возрасте.
Оставалось только промычать что-то неопределенное в ответ. Встречаться с этой горячей штучкой Джетро желанием не горел, поэтому решил позвонить ей, чтобы узнать адрес ее сына. На ум пришла только одна удобоваримая причина звонить в такой час с подобными вопросом — забытая в пабе папка Эндрю, которую следовало вернуть. И самое смешное, что про папку действительно все забыли.
Вернувшись в опустевший к тому времени паб спустя где-то полчаса, Джетро увидел ее лежащей на стойке в развернутом и практически распотрошенном виде. Рори перебирал документы, сосредоточенно, как практикующий юрист, каковым мог бы стать, но так и не стал по какой-то причине.
— А мне ты собирался сказать? — он бросил пару листов на столешницу рядом с собой и Джетро узнал те самые, на которых были отмеченные им самим абзацы. — Хочешь найти лазейку, чтобы свалить и бросить нас всех снова? И нанял Фишера для этого?
Рано или поздно, но это должно было случиться. Джетро обошел стойку и, встав с другой стороны, принялся подбирать бумаги и складывать их обратно в папку. Только закончив с этим, он посмотрел на Рори.
— Лазейки нет. И выбора у меня тоже нет, так что считай, что ваша взяла. Я остаюсь, — на долю мгновения его лицо исказила гримаса нешуточной злости, но Джетро справился с собой. — Надеюсь, ты счастлив. Теперь я сдохну на этом острове, как он и хотел. Как вы все хотели.
Он сгреб папку со стола и, ошпарив кузена злым взглядом, вышел из паба через запасной выход, не дожидаясь пока Рори найдет, что ему сказать. Ничего нового он все равно не услышит. Все та же песня. Ты Макрей. Ты должен. Ты бросил нас. Все это он уже слышал и не собирался слушать вновь.

+2


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » На законных основаниях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC