В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Не взлетим, так поплаваем


Не взлетим, так поплаваем

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

http://sd.uploads.ru/XSLs9.jpg

О сложностях взаимоотношений полиции и фермеров.

12 сентября 2015 года

Джоанна МакАлистер, Джеймс Эванс

Отредактировано Joanna McAlister (2018-03-22 22:34:19)

+1

2

Не то чтобы Джеймс был зол, когда вошел в здание полицейского управления Северного Солуэя в свой законный выходной, поскрипывая кожей косухи и челюстями одинаково громко и красноречиво. Скорее он был раздосадован, как может быть, да и, в принципе, должен быть раздосадован человек, которого вынудили вернуться обратно, когда он был буквально на полпути к  родной матери, что ждала его в клинике под Абердином.
Джеймс ждал этих выходных с нетерпением. Ему нужны были эти выходные. Нужна была эта встреча с матерью. И нужен был ее совет. Он почти две недели ломал голову нед тем, как поступить. Остаться и забить на повышение еще на год-два, если не больше, или все же перевестись в Лондон и подняться по карьерной лестнице. Стоун уже звонил ему. Ждал, черт ушлый, что его протеже вернется под его крылышко и снова будет делать за него всю грязную работу. Даже сулил защиту, если свои же попрут на него вновь. А ведь Джеймс зарекся работать под его началом после всего. Видимо, Стоун узрел в нем что-то, что ввело его в заблуждение по поводу амбиций Эванса. Оных не было и в помине. Он и на сержанта сдавать решил только потому, что так положено. В конце концов он уже несколько лет служит в полиции. В одном только Солуэе уже почти два года. Кто же знал, что все только усложнится.
— Слушай, я сам не в восторге, но кто-то же должен выйти, — развел руками Аарон, едва завидев смурную рожу Эванса на пороге управления. Дружелюбная улыбка сползала с его лица по мере того, как одетый не по форме и потому очень грозный на вид констебль приближался к его столу. Остановившись напротив дежурного, Джеймс воззрился на него с таким видом, словно собирался сожрать его живьем прямо здесь и сейчас. Без перца и соли.
— И больше никого не нашлось? Серьезно? — Джеймс уперся в стол обеими руками и сгорбился, как будто успел устать за это утро, пока мотался туда-сюда по морю. — Форест где? Мы их с МакКормик в прошлые выходные подменяли. Сейчас их очередь.
— Траванулись они, — словно желая защититься, Аарон начал переставлять мелочи на своем столе, составляя баррикаду из канцелярии и прочей ерунды. — Перекусили вчера в забегаловке в порту, вот и... — он передернул плечами, словно представив, каково сейчас было его коллегам, и приложил ладонь к груди в искреннем жесте. —  Я бы не позвонил, если бы был кто-то еще. Правда. Но никого нет, а в патруль кто-то выйти должен. В ночь Луис со стажером выйдут. Вам с МакАлистер только до вечера перебеситься. Несколько часов и все.
Джеймс молчал, переваривая все услышанное, и неотрывно смотрел на дежурного. На его неподвижном лице не отражалось ничего такого, что можно было бы счесть хорошим предзнаменованием. Но и ничего, предвещающего серьезные погодные катаклизмы не было. Он был раздражен и, можно сказать, зол, но довольно качественно сдерживался. Как, впрочем, и всегда.
— Понятно, — наконец, выдал Эванс. Он перестал изображать тучу и, выпрямившись, глянул на часы. Дело близилось к полудню.
— Что "понятно"? — недоверчиво переспросил Аарон, глядя на него снизу вверх, но Джеймс его уже не слушал. Он шагал прочь, на ходу стряхивая с плеч свою байкерскую куртку. В раздевалке, в шкафчике у него была форма на смену, так что тратить время и ехать домой не придется.
— Только я один на смену выйду, ясно? — бросил через плечо Джеймс, уже почти скрывшись из вида. — У МакАлистер днюха сегодня. Пусть отмечает. Не звони ей.
Хлопнула дверь и все стихло. Аарон озадаченно заморгал. Все складывалось наилучшим образом. Несмотря на некоторые трудности, он все уже обеспечил дежурный патруль и теперь мог с чистой совестью и дальше продолжать бить баклуши, сидя на телефоне, в чем и состояла его главная обязанность. Если бы не одно «но», сказать о котором он просто не успел. Он уже позвонил МакАлистер.

+2

3

[indent] – Это самое фиговое поздравление с днем рождения, Аарон! – звонкий голосок Джоанны разнесся по коридору спустя пару минут после того, как там отгремело сердите эхо явления её напарника. Дежурный, только-только восстановивший спокойствие после встречи с Эвансом, снова напрягся. Дочка шефа, в отличие от Джеймса, могла нести разрушения одним своим присутствием. Однозначный талант девчонки сшибать предметы на ходу, постоянно задевать мебель бедром и ещё сотней методов организовывать синяки и шишки не только себе, но и окружающим  вкупе со злостью мог дать усиленный эффект. МакАлистер пересекла небольшой холл и остановилась напротив стола дежурного. – Ты больше никого вызвать не мог? – экспрессивный взмах рукой снёс со стола баррикаду из всякой канцелярской мелочи. По полу с негромким перестуком покатились карандаши и ручки.
[indent] – Ну не виноват я, что половина успела смыться из зоны доступа, а МакКормик с Форестом тянут в рот всякую гадость? – с нотками раздражения в голосе вызверился Аарон, которому уже второй раз за последние пять минут приходилось объяснять, почему именно эти констебли должны сегодня выйти в смену, хотя отбарабанили своё в прошлые и только что освободились с дежурства. Глянув на сердитую мордашку коллеги, почти так же, как и её напарник недавно, опершейся ладонями на столешницу и чуть сгорбившейся, дежурный опомнился и натянул на лицо улыбку. – С Днем Рождения, кстати! У меня для тебя даже подарок есть, - Аарон поднялся и полез в шкаф, спиной к которому сидел, мимоходом подумав, что Эванс с МакАлистер становятся похожими по повадкам. Шуршащий яркой бумагой небольшой сверток нашелся по закону подлости там, где мужчина искал в последнюю очередь. Он вообще-то собирался вручить его Джоанне в понедельник. Все выходные она должна была отдыхать, отмечая свой праздник. Но сейчас коробочка с очень хорошим кофе оказалась как нельзя кстати – пышущую праведным гневом красавицу неплохо было бы задобрить. – Вот, держи. У нас такого не найдешь, - Аарон обошел стол и торжественно вручил девушке свой презент, замерев рядом в ожидании, пока она его развернет. Сердитая складочка на лбу Джоанны разгладилась, а на губах заиграла улыбка. Она тут же зашелестела оберткой, стараясь стащить её, не порвав. –Я бы правда ещё кого-нибудь вызвал, но кроме тебя с Эвансом никого не вызвонил. Хорошо, кстати, выглядишь, - подольстился Аарон. Хотя душой он не кривил. Констебль МакАлистер при полном параде – в коротком, подчеркивающем фигурку платье, на каблуке, да ещё и с уложенными в прическу локонами – зрелище редкое, а оттого ещё более впечатляющее. И все округлости-выпуклости хорошо видны, и глазища кажутся совсем уж бездонными и ноги… В общем, сразу видно, что всё при ней. Джоанна вообще-то собиралась в Абердин, встретиться с немногочисленными подругами, оставшимися ещё после учебы, и зависнуть в каком-нибудь пабе. Облом её рассердил, но концом света не стал. Поэтому и клокочущее в груди раздражение схлынуло так же быстро, как и вспыхнуло.
[indent] – О, мой любимый кофе! Хитрый лис! – серебристо рассмеялась девушка и чмокнула Аарона в щёку. – Спасибо! Пойду переоденусь, - прижав подарок к груди, Джоанна порхнула в направлении раздевалки, но остановилась на половине пути, вспомнив кое о чем. Джеймс сегодня должен был по традиции плыть к матери, и она знала, насколько это важно для него.  – Ты если Эвансу ещё не звонил, то и не надо, ладушки? – МакАлистер развернулась и скрылась из виду. Говорить ей, что напарника он уже вытащил, где бы тот законно не отдыхал, Аарон не стал. Сама всё увидит. Но мысленно дежурный подивился, как удивительно сходились мысли у этой парочки. Качнув головой, он отправился готовить чай и собирать карандаши.
[indent] – О, привет! – Джоанна растерянно хлопнула глазами, едва ли не нос к носу столкнувшись с выруливающим из раздевалки Эвансом, уже одетым в форму. Отступив в сторону, она пропустила его. – Я надеялась, тебя хоть не выковыряли. Подождешь меня в холле, пока переоденусь? – не дожидаясь ответа, девушка ушла в раздевалку, на ходу заводя свободную руку за спину расстегивая молнию на платье.

+2

4

Сердито громыхая дверцей шкафчика, Эванс быстро переоделся и переобулся, нацепил на себя ремень со всей амуницией, закрепил спикер индивидуальной рации на плече под специальными шлевками и распихал по карманам кое-какие мелочи, без которых смена не в радость. Початая пачка мармеладных мишек пригрелась за пазухой. Эванс машинально закинул в рот несколько мармеладок и очень быстро их пережевал. Зубы чесались от того, как хотелось курить. И это несмотря на то, что он уже успел выкурить несколько сигарет с тех пор, как Аарон его вызвонил из абердинского порта. Обычно Джеймс не увлекался. Сигарета с утра под кофе, еще одна после смены и парочка на ночь, когда он сидел на крыльце своего дома и за неимением телевизора глазел на звездное небо, пока Марти справлял свои дела на газоне перед домом или общался с соседской болонкой. Но сегодня  ему как будто было физически необходимо накуриться на сутки вперед, чтобы пережить весь этот день и элементарно успокоиться.
Внутри все еще клекотало раздражение, когда, закусив зубами крупное яблоко, спертое из вазы в комнате отдыха, Джеймс вышел в коридор, на ходу воюя с несговорчивым замком форменной куртки. Он наткнулся на напарницу буквально в дверях. Если бы не намертво вцепившиеся в мякоть зубы и сам нехилый размер яблока, оно бы точно выпало из его рта, автоматически распахнувшегося при виде МакАлистер в столь неофициальном наряде. Ошпарив девушку долгим нечитаемым взглядом, Джеймс промычал что-то совершенно невнятное вместо приветствия, а потом просто кивнул, соглашаясь подождать. Когда ему все же удалось справиться с замком и застегнуть куртку, освободив, наконец, тем самым руки и вытащив яблоко изо рта, МакАлистер уже скрылась из вида. Он постоял так еще немного, сосредоточенно перемалывая откушенный кусок. Еще один веский повод уехать отсюда, подумал Джеймс и, тряхнув головой, направился к стойке дежурного.
Заслышавший грозную чеканную поступь еще издали, Аарон весь сжался и, когда Эванс поравнялся с его столом, не сразу поднял на него глаза. Даже хруст яблока, которое тот грыз, и то слышалось угрожающим.
— Я просто не успел тебе сказать, что уже позвонил ей, — словно оправдываясь, пожал плечами Аарон и посмотрел на подозрительно молчаливого Джеймса ясными глазами невинного котенка. Какого бы то ни было отклика так и не последовало, и Аарон пошел на уловку, которую буквально только что провернул с МакАлистер, а именно заговорил на более приятную и более актуальную тему.
— А ты... что ты ей подарил? Вы же обмениваетесь подарками? — спросил он, изо всех сил изображая интерес. Впрочем, особо напрягаться и что-то изображать нужды не было. Тандем Эванс-МакАлистер вот уже год как не давал покоя всем штатным сотрудникам солуэйской полиции одним только фактом того, что несмотря ни на что им все же удалось сработаться. Они как будто удивлялись тому, что эти двое не только все еще работают в паре, но и довольно часто тусуются вместе в нерабочее время, как друзья. Словно в этом было что-то необычное или даже неправильное. Джеймсу подобные суждения не очень-то нравились, поэтому все чаще избегал этой темы. Вот и теперь только поморщился в ответ на чужое любопытство. Закинув огрызок яблока в урну, он направился на выход.
— Скажешь ей, что я на улице.
Настроение, и без того не самое радужное, испортилось еще больше. Однако, дело было не в Аароне и его любопытстве. Сама тема МакАлистер с ее днем рождения, празднованием и подарками отзывалась чем-то не очень приятным внутри. Еще год назад Джеймсу было бы пофиг. Теперь же все было по-другому. А подарок... Он уже неделю был у нее на столе, буквально под носом, а она его даже не заметила. Эванс горько усмехнулся и сощурился на стоящее высоко в небе солнце, потягиваясь в его все еще по-летнему теплых лучах как кот, только что слопавший охраняемую всеми правдами и неправдами канарейку. Входная дверь управления хлопнула, но Джеймс так и не обернулся к напарнице.
— Красивое платье, кстати, — заметил он как бы между прочим и потопал к парковке, где аккуратным рядком стояли патрульные машины.

+1

5

[indent] Судя по тому, как перекосило Эванса при виде напарницы, тот был явно не в духах из-за сорвавшегося выходного и определенно не ожидал её тут увидеть. Джоанна мимо него юркнула рыбкой, стараясь особенно не отсвечивать. Джеймс в последнее время ходил какой-то смурный, будто на душе у него лежал некислый такой камушек. У МакАлистер давно уже зудело спросить, что же его гложет, но она не могла придумать, на какой кривой козе подъехать к напарнику, чтобы при этом ещё и не попасться под горячую руку. Её вклад в то, что буйная парочка констеблей всё же ужилась вместе и даже вполне плодотворно работала, состоял в умении чувствовать настроение Эванса и хотя бы стараться не усугублять, когда оно было ни к черту. Сейчас вот было, а потому с расспросами Джо выжидала удобного момента.
[indent] На ходу стащив с себя платье, девушка аккуратно сложила его в шкафчик, взамен натянув форму. После мягкой ткани, приятно холодившей кожу, прикосновение к телу грубого материала, из которого была сделана форма, вызвало внутри ещё одну вспышку сожаления о неудавшемся выходном. Зато спуститься с каблуком и встать босыми ногами на пол казалось истинным блаженством. Быстро переобувшись, закрепив на плече спикер рации и рассовав по карманам мелочи, МакАлистер забросила в шкафчик подарок Аарона и громко хлопнула дверцей. Ещё один презент лежал у неё на столе, вызывая внутри жжение, как от комариного укуса. Он материализовался на краешке ещё неделю назад, но Джоанна запретила себе открывать его до праздника. До праздника и без дарителя, который так и не объявился. МакАлистер прекрасно знала его имя, но всё же ждала, что он хотя бы намекнет.
[indent] – О, пончики! – пропела девушка, меняя траекторию полета от раздевалки в направлении стола дежурного. Аарон, пристроившийся со своими любимыми хлебобулочными и огромной кружкой чая, бросил на Джо затравленный взгляд. Но ни он, ни плеснувшаяся следом в глазах укоризна не помешали выхватить из коробки пару пончиков и гордо удалиться. – Это компенсация!
[indent] – Эванс тебя на улице ждет, - уныло осведомил коллегу Аарон, смирившись с потерей части ланча. Но МакАлистер уже выскочила на улицу и на мгновение замерла, зажмурившись и подставив лицо яркому солнцу.
[indent] – Ты похож на здоровенного котяру, который только что мстительно поточил когти о хозяйское кресло и сумел увернуться от тапка, - девушка улыбнулась, переводя взгляд на Эванса, стоящего рядом. – Держи-ка. И спасибо, за комплимент, - Джо сунула в руки напарнику один из изъятых пончиков, щедро покрытых розовой сахарной глазурью и присыпанных пудрой. – Изъяла у Аарона в назидание, - девушка пристроилась на пару шагов позади широко шагающего по парковке Джеймса и продолжила как ни в чем не бывало щебетать. Чтобы догнать его, пришлось бы перейти почти на бег. Поэтому Джо даже не пыталась, предпочитая торопливо семенить следом. Ещё один косвенный признак того, что внутри у напарника – булькающий от раздражения чайник.  – Кстати, за подарок тоже спасибо. Это я про коробочку на столе, я знаю, что это твоя. Чего лично-то не вручил? – МакАлистер пришлось прерваться, потому что они как раз подошли к машине. Девушка привычно нырнула в салон, устроившись на месте пассажира, и тут же принялась открывать окно. Их автомобиль стоял на самом солнцепеке и теперь напоминал раскаленную духовку, в которой можно было свариться заживо. Сосредоточенно сопя, Джоанна, наконец, пустила в салон свежий воздух, почти не принесший облегчения, и вернулась к теме с подарком. – Но я в принципе оставила тебе шанс исправиться. Я её даже не открывала ещё, изо всех сил держалась. Хотела вместе распаковать, - девушка умильно глянула на сидящего за рулем напарника, чтобы тот оценил героизм. Такой любопытной особе, как она, не открыть подарок было действительно непросто. МакАлистер уже набрала в легкие воздуха и собралась продолжить болтать, но её прервала ожившая рация. Девушка вздохнула.
[indent] – Ребят, там у фермера Мёрфи какие-то проблемы опять с соседями. Съездите, разберитесь, - прохрипела рация голосом Аарона.

+1

6

— Так себе компенсация, — поморщился Эванс, но пончик все же взял и тут же убил в два укуса, пока они с МакАлистер шли к машине. Что бы не говорили все пресловутые британские ученые вместе взятые, настроение сладкое улучшало отнюдь не всегда и не у всех. Смена не сократилась, шанс вырваться с острова и все же успеть смотаться к матери не появился, а настроение как было паршивым, таковым и оставалось. Эванс сомневался, что помогла бы целая коробка пончиков или даже вагон. Он как раз обсасывал пальцы от липкой глазури, перебирая второй рукой ключи от машины, когда напарница снова подала голос, помянув подарок. Джеймс даже остановился и оглянулся на нее, чтобы убедиться, что не ослышался. На лице его отражалось нешуточное удивление.
— Ты его заметила? — недоверчиво нахмурился он на девушку и, помедлив немного, покачал головой и продолжил свой путь, бурча себе под нос. — Кто бы мог подумать...
А ведь он уже почти готов был смириться с тем прискорбным фактом, что в напарницы ему досталась особа не только катастрофическая, но и катастрофически невнимательная. Водился за МакАлистер такой грешок. Иногда это было даже забавно, но в последнее время все чаще раздражало, и Эванс ничего не мог с этим поделать. Ему оставалось только перемалывать все в себе, по возможности никак не выказывая собственных настроений, что получалось отнюдь не всегда.
— Не умею дарить подарки, — ответил Джеймс, когда они уже забрались в жаркий как духовой шкаф салон патрульной машины и открыли окна в тщетной попытке нагнать хоть немного свежего воздуха. — Вообще-то этот подарок не только на день рождения, но и на годовщину нашей совместной работы, так что шанс открыть его вовремя ты упустила, — прозвучало это несколько жестче, чем планировалось, но исправляться Джеймс не стал, просто пожал плечами. — Забей. Все равно там ничего особенного. Простая безделушка.
Тему очень своевременно закрыл Аарон, связавшийся с ними по рации, как будто только и ждал, когда они заберутся в свою машину и их внеочередная рабочая смена официально начнется. Однако, стоило Эвансу только услышать, о ком идет речь, как его перекосило.
— Как же меня достал этот старикан...
С хрустом вогнав ключ в замок зажигания, Джеймс завел двигатель и уверенно вырулил с парковки. Уточнять, о какой ферме шла речь, не было нужды. Еще в прошлом году, когда работал в паре с Луисом, Джеймс успел проторить дорожку в те края и изрядно истрепать себе нервы, разрешая территориальные разборки между соседями. Одна и та же песня из сезона в сезон. То кто-нибудь изгородь втихаря передвинет, отвоевав себе лишние метры земли, то варварски обрубит ветки чужой яблони, растущей на границе и свисающей на чужой участок, то истопчет грядки. Если поначалу Джеймс еще пытался разобраться во всем как полагается, как поучал верный протоколу сержант Луис, то потом забил на это неблагодарное дело. По всему выходило, что главным возмутителем спокойствия всегда был и оставался Мерфи — маразматичный старикан, который упорно отказывался помирать и чадил в небо своими самокрутками уже добрых девять десятков. Жил он один уже много лет и считал своим святым долгом портить жизнь всем своим соседям, устраивая скандалы из-за ерунды и устраивая им мелкие пакости.
Где-то на полпути Джеймс вдруг поймал себя на том, что ему даже интересно, что Мерфи учудил на этот раз. Но не успели они подъехать к грубо сколоченным из тонких бревен воротам фермы старика, на которые кто-то с претензией на юмор нацепил табличку с надписью "Осторожно! Злой Мерфи!", как к ним бросилась наперерез какая-то женщина в легком летнем платье в цветочек. Джеймс едва успел затормозить. Он не сразу узнал в ней миссис МакДугалл, жену владельца соседней фермы. Раскрасневшаяся от быстрого бега и растрепанная, она была похожа на ведьму, свалившуюся со своей метлы прямо в полете.
— Джимми, слава богу! Это какой-то кошмар! Он совсем свихнулся! — запричитала женщина, едва Эванс выбрался из машины и она смогла его опознать. Она вцепилась в его руку с такой силой, что Джеймс даже поморщился от боли, и принялась всхлипывать. На лицо были все признаки истерики. Эванс глянул на напарницу. Мол, выручай.

+1

7

[indent] Искреннее удивление, которым полыхнули глаза Эванса, Джоанну почти обидело на минуточку. Она могла по рассеянности сбить угол стола, задумавшись, не увидеть лежащую на видном месте вещь или что-то потерять в творческом беспорядке на своем столе, но не настолько же. Девушка многозначительно хмыкнула и поджала губы, скрещивая руки на груди.
[indent] – Я по-твоему не знаю, что у меня на столе лежит, если ты считаешь, что у меня там бардак? – МакАлистер заинтригованно приподняла бровь, намекая на то, что ответ напарника должен быть правильным. В последнее время Джеймс по поводу и без вспыхивал раздражением, и как бы он не старался его скрывать, но Джо оно всё равно ощущалось и передавалось. Вздохнув, она полезла в бардачок, достала оттуда пачку влажных салфеток и принялась обтирать липкие от пончиковой глазури пальцы.
[indent] – Да ладно тебе, - обманчиво беспечно махнула рукой девушка. На душе от того, как прозвучали слова Эванса, с энтузиазмом заскреблись кошки. Как-то жестко, равнодушно и так, будто этот подарок – ничего не значащий поклон, отданный по этикету. МакАлистер в который раз уже подумала, что с напарником творится что-то не то. Может, Морин стало хуже? На мгновение на личико Джо набежала тень, но тревожная складочка между бровей быстро разгладилась. – Главное же не подарок, а внимание. Ты же не пальцем ткнул в первую попавшуюся, ты выбирал. Или ткнул? – девушка усмехнулась, толкнув напарника локтем под ребра. – В общем, вечером всё распакуем вместе. Возражения не принимаются.
[indent] Заставлять голос радостно звенеть, когда настроение резко испортилось, было непросто. Да и по лицу Джеймса МакАлистер видела, что он хочет возбухнуть в ответ. В общем, Аарон стал спасителем, разрядившим накалявшуюся обстановку. Девушка с толикой удивления посмотрела на Эванса, которого перекосило, как от выпитого залпом стакана лимонного сока. Про Мёрфи она краем уха слышала пару баек от коллег, мол, очень даже бодрый для своих девяти десятков лет дедушка, ещё всех своих несчастных соседей со свету сживет мелкими и не очень пакостями. Но сама Джоанна на соседские ссоры с его участием ещё не выезжала. Вообще подобные истории вроде передвигания заборов втихарца, якобы случайного запуска свиней в чужой огород, обрывания яблок с деревьев, чьи ветви свесились за оградку на твою территорию в маленьких городках типа Солуэя, где основным занятием многих жителей было сельское хозяйство, были скорее обычной практикой, чем редкостью.
[indent] – А что он? Особенно дорог?
[indent] И без того нервный Эванс, раздраженный вызовом к Мёрфи, вогнал ключ в замок зажигания и так резко стартовал с места, что МакАлистер вжало в спинку сиденья. Девушка машинально придержалась за ремень безопасности и притопнула ногой, выжимая отсутствующую у пассажира педаль тормоза.
[indent] – Хэй! Полегче давай, а то мы с тобой так машину угробим сегодня. Аарону потом не докажешь, что случайно, а не из мести за испорченный выходной.
[indent] Если Джеймс и прислушался к мнению напарницы, то она этого не заметила. Патрульная машина, поднимая за собой клубы пыли, промчалась по улочкам города и вылетела на его окраины, где раскинулись основные фермерские хозяйства. Ещё пять минут пути – и автомобиль резко затормозил перед грубыми бревенчатыми воротами, едва успев остановиться перед бросившейся практически под колеса растрепанной женщиной. Едва Эванс вышел из машины, как это чудо природы в цветочном платье с распухшим от слёз лицом бросилось к нему и с силой вцепилось в предплечье. Джоанна выгрузилась следом и торопливо обежала машину. С бабьими истериками ей теоретически должно было быть проще, поэтому, поймав взгляд напарника, она поспешила прийти ему на помощь.
[indent] – Мисс, Миссис… - МакАлистер метнула вопросительный взгляд. Мол, как зовут эту перепуганную бедолагу? – Миссис МакДугал, что у вас тут случилось?
[indent] – Убьют! Убьют ведь друг друга! – мешая слова с рыданиями, провсхлипывала женщина, пока Джо отцепляла её пальцы буквально по одному, чтобы Эванс мог пойти и проверить обстановку.
[indent] – Кто? Кого? И главное, где убье… - окончание фразы перекрыл близкий выстрел. Судя по звуку из дробовика. – Вот же… - дальше последовала заковыристая нецензурная фраза, характеризовавшая местных фермеров. Выяснение добрососедских отношений иногда доходило до драк – подсветки под глазом, разбитой губы, бывало даже выбитых зубов. Но вот палили на памяти МакАлистер впервые, поэтому она спешно и уже не церемонясь, сгребла женщина в охапку, отцепила от себя и с силой толкнула в направлении дома. – Уходите отсюда! Живо! – Джоанна ещё раз подпихнула рыдающую миссис МакДугал в спину и побежала догонять напарника, уже выдвинувшегося на разведку. – Не ходите за нами! Не ходите! – ещё раз строго прикрикнула девушка, оглянувшись через плечо и заметив, что женщина вместо того, чтобы скрыться за своими воротами, переминается на месте, продолжая рыдать и причитать.

+1

8

Джеймс честно пытался отодрать от себя взволнованную женщину, но у него ничего не получалось. Она вцепилась в него так, как утопающие цепляются в спасательный круг или первую же подвернувшуюся под руку хлипкую доску, и явно не собиралась его отпускать. Хоть руку отгрызай, ей-богу. Кажется, она у него даже неметь начала.
— Миссис МакДугалл, — пытался достучаться до нее Эванс. — Миссис МакДугалл... Лорна, пожалуйста, послушайте меня. Я не смогу помочь, если вы меня не отпустите.
Увещевающая несчастную женщину МакАлистер довольно быстро отцепила ее пальцы от Джеймса, и он, обретя, наконец-то, свободу, поспешил к воротам, уже приблизительно представляя, куда идти. Спорные территории всегда оставались одни и те же из сезона в сезон. В этом отношении старик Мерфи был совершенно не оригинален. Но раздавшийся вдруг ружейный выстрел заставил Джеймса всерьез заторопиться. Лихо перемахнув через забор, он что есть мочи сиганул в направлении, которое уже не нужно было предполагать или угадывать. Когда слышишь выстрел так близко, найти его источник несложно.
Звуки борьбы и невнятные возгласы Эванс расслышал прежде, чем обогнул пристройку и увидел двух сцепившихся мужчин. Сцепившихся несколько неоднозначно. Казалось, что они просто не могут поделить ружье, но выстрел, эхо которого все еще гуляло в соседней роще, давал вполне однозначное понимание ситуации. Кто-то выстрелил, а другой теперь пытался отобрать оружие, чтобы избежать повторного выстрела. Тут даже не нужно было гадать кто именно стрелял.
— Это мое ружье! — скрежетал остатками зубов Мерфи, брызгая слюной в лицо своего противника. — Мое, слышишь?!
Второй мужчина, в котором Джеймс опознал Оуэна, супруга Лорны, упрямо пыхтел и изо всех сил пытался вырвать из костлявых, но цепких пальцев старика ружье. Дуло плясало вверх-вниз и из стороны в сторону. В какой-то момент Эванс даже почувствовал себя на мушке и остановился, но тут ушлый старик исхитрился и, с силой наступив противнику на ногу, все же вырвал оружие из его рук. МакДугалл вскрикнул и запрыгал на одной ноге, согнувшись в три погибели.
— Никогда! Слышишь меня, сопля ты зеленая? Никогда не трогай мое ружье! — все не унимался Мерфи. Чтобы до соседа дошло, он для закрепления еще и приложил мужика по спине прикладом пару раз. Хорошо еще, что плашмя и несильно. Охающий и ахающий МакДугалл не знал куда деться и над чем страдать в первую очередь — над отдавленной ногой, побитой спиной или над ушибленной гордостью. Старик между тем вовсю ликовал, поливая поверженного противника обидными эпитетами так, словно собирался утопить его в них. Со стороны все это выглядело комично и совершенно несерьезно, если бы не одно «но». Ружье в руках старика Мерфи было простеньким двуствольным, а выстрел был всего один.
Джеймс, успевший оценить ситуацию и наметить план действий, уже не спеша двинулся в их сторону. По спине пробегал нехороший холодок. Где-то там, далеко за спиной была Джоанна, которую он очень и очень не хотел сейчас здесь видеть и вообще знать, что она где-то рядом и на линии огня. Нужно просто разоружить его как можно скорее, мысленно проговаривал про себя Джеймс. Первым его заметил Оуэн.
— Слава богу... — выдохнул мужчина с явным облегчением, но двигаться с места не спешил. И не зря. Старик Мерфи был явно не в себе. Вообще-то он всегда был не в себе, но сегодня, судя по тому какими остекленевшими были его глаза, все было по-настоящему плохо. Едва завидев человека в форме, он перехватил ружье как полагается и прицелился в него. Джеймс остановился и показал, что руки его пусты и он не вооружен. Старик только еще крепче сжал приклад.
— Ну и что ты тут опять устроил, а? — тоном ласковой, но строгой мамаши проговорил он, медленно шаг за шагом приближаясь к старику. — Что на этот раз? Снова ветки не там свесились или тень от яблони упала на твой участок? Что ты тут забыл, Мерф? Это же не твой участок.
Кажется, старикан только сейчас обратил внимание на этот очевидный факт и заозирался по сторонам, чтобы убедиться в справедливости слов констебля. Воспользовавшись этим его замешательством, Джеймс кивком велел Оуэну убираться куда подальше и сделал еще пару шагов в сторону Мерфи.

+1

9

[indent] Больше всего Джоанне хотелось бежать за Эвансом, чтобы его подстраховать, но застывшую соляным столбиком миссис МакДугалл оставить она не могла. Перепуганная женщина явно ничего не соображала. Поэтому пришлось вернуться и, обняв бедолагу за плечи, отвести её в патрульную машину. Миссис МакДугал послушно уселась за заднее сиденье и уставилась в одну точку, дав МакАлистер слабую надежду на то, что она не станет делать глупостей. Захлопнув дверь автомобиля, девушка рванула за напарником.
[indent] Бревенчатые ворота оказались заперты изнутри. Сердито дернув их ещё раз, Джо выругалась и полезла через забор. Перемахнуть его молоденьким козликом, как это сделал Джеймс, у неё не вышло. Забраться, в процессе ободрав предплечье левой руки, помогло стоящее рядом дерево. Перевалившись через забор, МакАлистер неуклюже приземлилась, зашипев из-за неудачной посадки на ногу. Чуть прихрамывая и ругаясь, она побежала туда, откуда предположительно был слышен выстрел.
[indent] Если бы Джоанна точно знала, куда пошел Эванс, то обогнула бы стоящий на пути сарайчик с инвентарём, с другой стороны. Но она не знала, а потому вырулила с противоположной от него, оказавшись у бодро размахивающего ружьём старика Мёрфи за спиной. Туда же буквально за мгновение до этого нырнул владелец участка. Махнув ему, чтобы двигал быстрее, МакАлистер нервно прикусила губу. Дуло ружья недвусмысленно смотрело на Эванса, и напарник, пусть он и шебутной засранец, был ей чем-то нежно дорог. В первые пару секунд она вообще впала в ступор от представшей перед её глазами картины, позвав Оуэна скорее машинально.
[indent] Мужчина бодро скрылся за сарайчиком, когда старик Мёрфи вышел из ступора и обнаружил отсутствие своего оппонента. Брызжа слюной, он заорал на Джеймса.
[indent] – И где эта сопля зелёная?! Куда удрал этот трус?! – забыв о констебле Эвансе, пожилой фермер закрутил головой в поисках того, кого изначально собирался стращать. Развернувшись, старик обнаружил у себя за спиной застывшую МакАлистер, попросту не успевшую и не сообразившую куда-нибудь деться. Теперь уже она была на линии огня.
[indent] – А ты?! – заорал Мёрфи, плюясь и дергая ружьем. У Джоанны внутри всё захолодело от страха, а ноги стали ватными. Расширенными глаза девушка смотрела на черное дуло, глядящее теперь ей в грудь, потом на Эванса, пытающегося ей подсказать. – Сзади зайти хотела?! Мне лопатой по башке тюкнуть?! – отсутствие помянутого сельхозинструмента в руках МакАлистер фермера ничуть не смущало. Он продолжал яриться. Девушка попыталась его успокоить, почти ласково заворковав.
[indent] – Да что вы такое говорите? Как полицейский может бить со спины? И лопаты у меня нет. Здесь был шум и я хотела проверить, только проверить, - облизав вмиг пересохшие губы, принялась увещевать старика Мёрфи девушка, сжимая в кулаки руки, чтобы не было видно крупной дрожи. Она старалась скрыть свой страх, близкий к состоянию откровенной паники. Голос звучал почти спокойно и уверенно, но фермера всё равно не проняло. Судя по остекленевшему взгляду, тот вообще мало соображал, что происходит.
[indent] – Лопатой хотела, да?! – снова заорал старик. Он то ли не поверил Джо, то ли просто палец дернулся на курке: так или иначе мужчина на него нажал. Превратиться бы МакАлистер в решето, не будь Мёрфи и аккуратность понятиями почти взаимоисключающими. Ружье у него было устрашающе-украшающим экспонатом, то есть большую часть времени висело на стене и снималось с неё только ради того, чтобы грозно потрясти им перед носом у соседей. О смазке и прочем уходе речи, конечно, не шло, поэтому-то оружие и заклинило. Надо сказать, очень вовремя.
[indent] Озадачившись тем, что выстрела не последовало, старик Мёрфи с недоумением воззрился на ружье, потом на свои подрагивающие руки, держащие его. Он никак не мог понять, почему констебль ещё не получила свою порцию дроби.

+2

10

Едва завидев Джоанну, показавшуюся у обезумевшего старика за спиной, Джеймс сделал страшные глаза и замотал головой, даже рукой махнул, чтобы напарница убиралась куда подальше. Мерфи, ощупывающий взглядом землю вокруг себя, словно желая опознать по растущей на ней траве и мелким цветочкам свой собственный участок, не заметил его телодвижений, но зато заметил пропажу Оуэна и принялся озираться уже всерьез. Если у МакАлистер и был шанс скрыться незамеченной, то она его безнадежно упустила. Правда, оставался еще относительно действенный вариант просто отступить от раздухарившегося старика и уйти, но Джоанна решила пойти другим путем. Мысленно Эванс обозвал ее распоследней дурой раз эдак с тысячу. Вот только толку этого не было никакого.
— Мерф? — позвал он старика в надежде отвлечь его от напарницы. — Мерфи!
Но даже когда Джеймс повысил голос и почти окрикнул его, старик никак не отреагировал и продолжил,  распекать МакАлистер, тыкая в нее дулом ружья. Кажется, он вообще о нем забыл, слишком рассерженный на девчонку, так коварно зашедшую ему со спины, чтобы концентрироваться на ком-то еще. Предчувствуя беду, Джеймс метнулся к Мерфи и почти поравнялся с ним, готовый давным давно отработанным маневром перехватить ружье и направить выстрел в небо, когда скрюченный старческим артритом палец все же дернулся. Выстрела не последовало. В оглушительной тишине, накрывшей этот укромный клочок земли плотным колпаком, глухой хруст спускового крючка прозвучал неожиданно громко. Сердце пропустило удар. За это мгновение щемящей тишины внутри, высасывающей из него все живое и доброе, Джеймс успел выхватить ружье из рук озадаченного старика и на автомате разрядил его, вытряхнув на землю гильзу и целехонький патрон. Он угрожающе навис над Мерфи. На его искаженном нешуточной яростью лице появилось такое зверское выражение, что старик как-то резко скукожился, в один миг превратившись в перепуганного сморчка. Совершенно безобидного и как будто совсем не понимающего, что тут вообще происходит.
— Иди домой, Мерф, — процедил сквозь зубы Эванс, еле сдерживаясь, чтобы не взять старика за шкирняк и протащить через весь участок волоком лично. Старик открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Джеймс повторил, чеканя каждое слово. — Иди. Домой.
В бесцветным и по-старчески мутных глазах появилось осмысленное выражение. Мерфи кивнул и, понурившись, побрел в сторону невысокого забора, что разделял участки Мерфи и МакДугаллов уже много лет. Только когда старик скрылся из вида, нырнув в прореху в заборе, Джеймс посмотрел на Джоанну. Сердце в груди заходилось в бешеной пляске так, словно он пробежал марафон, и где-то совсем неподалеку с ним раскручивалась черная воронка из такой ядреной ярости, что его начало заметно потряхивать. Эванс видел, что напарница сильно напугана случившимся, но слишком хорошо осознавал, что пребывает в слишком опасном состоянии, чтобы проявить хоть какое-то участие. Злость, что клубилась у него внутри, требовала выхода, и чтобы не выплеснуть ее на бедовую голову напарницы, Джеймс развернулся и пошел прочь. Ружье по прежнему было в его руках, а старенький деревянный приклад хрустел от его стальной хватки, угрожая рассыпаться в мелкие щепы.
Проходя мимо двери сарая, за котором и происходило все это действо, Джеймс с такой силой громыхнул распахнутой дверью, что та, едва не оторвавшись совсем, повисла на честном слове, обиженно всхлипывая вывороченными петлями.
— Дура! — не выдержав, рявкнул Джеймс, не сбавляя шага, и тут же пожалел, что не сдержался. Можно было не сомневаться, что Джоанна его услышала. Такое было трудно не услышать. А уж догадаться, о ком это он столь категорично отзывается, было и вовсе несложно. Дура, она и есть дура, но это была его дура. Джеймс горько усмехнулся этой мысли и продолжил идти в сторону ворот, не оборачиваясь и не сбавляя шага, но при этом прекрасно зная, что напарница идет следом.
— Все в порядке, можете возвращаться домой, — сообщил он МакДугаллам, которые стояли у патрульной машины в тревожном ожидании, когда уже, наконец, все разрешится. — Больше он вас не потревожит.
— Правда? — в голосе Оуэна слышалось понятное сомнение, но Джеймс не ответил. Он бросил ружье в багажник машины и, дотронувшись до тизера рации на плече, вызвал на связь Аарона.
— Вызывай бригаду из Абердина. Старик совсем поехал кровлей. Тут без дурки уже не получится.
Выдав глухое "принято", Аарон отключился, а МакДугаллы, до которых, наконец, дошло, что словам констебля Эванса можно верить, неуверенно задрейфовали в сторону своего дома. Захлопнув багажник, Джеймс обошел машину, остановился у дверцы со стороны водителя и, сложив руки на крыше, уткнулся в них лицом, пытаясь успокоиться и хотя бы немного прийти в себя, пока не появилась его напарница.

+2

11

[indent] Джоанна даже не поняла толком, что произошло. Просто в воцарившейся вдруг тишине раздался сухой хруст спускового крючка. Она даже не успела зажмуриться, только ещё сильнее распахнула глаза, глядя на то, как метнувшийся к Мёрфи Эванс вырывает из дрожащих старческих рук ружье. Гильза и патрон упали в пыль возле ног фермера, и теперь они, а не сжавшийся перед разъяренным Джеймсом старик, стали для МакАлистер центром притяжения. Она всё смотрела и смотрела на эти две крохотные блестящие штучки, которые могли с легкостью оборвать её жизнь, и никак не могла уложить этот простенький факт в мозгу. Очевидно, что он был квадратным и не желал трамбоваться в круглую голову.
[indent] Голос Джеймса, сочащийся яростью, как змеиным ядом, заставил Джо вздрогнуть и отвести взгляд от гильзы, сфокусировав его на напарнике. Глупо подумалось, что бешенство, клубящееся у него внутри, в японской анимешке уже проступило бы черным облачком вокруг тела. Девушка сморгнула и облизала вмиг пересохшие губы, но тут же встретилась взглядом с напарником. В его глазах плескалась такая злость, что она дернулась, как от пощёчины, и закусила губу. Во рту поселился противный медный привкус. Горло перехватило от эмоций, сжало тисками, мешая дышать. МакАлистер изо всех сил сжала руки в кулаки, чувствуя, как ногти впиваются в кожу, оставляя на ней кровоточащие ранки-полукружия. Но даже боль не сразу привела ее в чувства. Джоанна могла только тупо моргать и хватать губами воздух, глядя в спину удаляющемуся широким шагом Джеймсу.
[indent] МакАлистер слышала громкое «Дура!», которым напарник охарактеризовал её умственные способности. В общем и целом он был прав: она повела себя, как полнейшая идиотка, бездумно высунувшись из-за сарая и не сумев даже исправить свою ошибку, вовремя скрывшись, когда Джеймс всеми силами подсказывал ей не отсвечивать. Но это понимание делало всё только ещё хуже. Ещё обиднее. Веки обожгло слезами, и Джо часто заморгала и запрокинула голову, чтобы прогнать их. С шумом втянув через нос воздух, девушка задышала, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями – страхом, обидой, злостью. Ей чертовски не хватало опыта. У Эванса он был, и поэтому Эванс знал, что делать. И за это девушка злилась на напарника: он мог бы сообразить, что с неба умение ориентироваться в критических ситуациях не падает. Но ещё сильнее она ненавидела сейчас себя и собственную неловкую тупость. Надо же было так вляпаться!
[indent] Ноги перестали быть ватными только спустя пару минут, когда Джеймса и след простыл вдалеке. Тем лучше! Шмыгнув носом, МакАлистер поплелась к выходу, сердито вытирая глаза. Она не хотела показывать, как сильно на самом деле её всё это задело. Проходя мимо сарая, девушка зло шандарахнула ногой по болтающейся на соплях двери. Та обиженно всхлипнула и со стуком упала на землю, словно немой укор паре констеблей, которые никак не могли идеально сработаться.
[indent] Эванс стоял возле патрульной машины, сложив руки на крыше и уткнувшись в них лицом. МакДугаллы встретились Джоанне у ворот, мимоходом мяукнув что-то благодарное. Девушка мрачно подумала, что это они ещё не видели сорванной с вывернутых с мясом петель двери. Сжав кулачки, она пересекла островок утрамбованной земли, отделяющий её от автомобиля. Ноги снова стали предательски ватными, а внизу живота колючим клубком собрался страх. Но поддаваться ему МакАлистер не собиралась.
[indent] Упрямо сжав подрагивающие губы и стиснув кулаки, девушка подошла к машине и, старательно избегая даже мгновенного взгляда на Эванса, села на пассажирское сиденье. Пару секунд она, прикрыв глаза, успокаивалась и выравнивала дрожащее дыхание, потом, повернувшись, встала коленками на сиденье и полезла назад за бутылкой с водой. Можно было выйти и взять её нормально, но тогда был риск напороться на Джеймса. А этого сейчас не хотелось. Маячащий впереди разбор полетов отчаянно пугал, и Джоанна всеми силами пыталась его оттянуть. Перед смертью не надышишься, как говорится.
[indent] Достав бутылку, девушка села нормально и уперлась взглядом в линию воду. Она сильно колыхалась, выдавая внутренний накал эмоций с головой. Руки у МакАлистер трусились знатно, но она всё равно открутила непослушными пальцами пробку и сделала большой глоток. Из-за дрожи или из-за жадности, но часть воды пролилась мимо, вымочив форму на груди. Джоанна хотела выругаться, но поперхнулась и закашлялась, едва не расплескивая оставшееся в бутылке содержимое. До неё всё ярче доходило то, что могло произойти буквально минут десять назад. И каким чудом было то, что Эванс успел, а ружье – дало осечку.

+1

12

Из блаженной тишины, шуршащей током крови в ушах и пульсирующей багрянцем под плотно сомкнутыми веками, Джеймса вывел звук захлопывающейся дверцы. Он резко выпрямился и часто заморгал. Глаза неприятно резануло от яркого света, но это довольно быстро прошло. В отличие от всего остального. Потерев ладонями лицо, словно он только что проснулся и теперь хотел избавиться от тех остатков сна, что мешали ему мыслить здраво, Эванс огляделся. МакДугаллы уже давно скрылись в доме. По небу бежали легкие перистые облака, солнышко припекало. Все было как прежде,. Но Джеймс просто не мог не думать о том, что было бы, если бы ружье все таким выстрелило. То же небо, те же облака и то же солнце. Все осталось бы на своих местах, но как прежде уж точно не было бы.
Эванс слышал, как напарница возится внутри машины, но все никак не мог заставить себя сесть за руль. Им следовало поговорить, обсудить все как следует и просто объясниться. Проблема была в том, что Джеймс понятия не имел, как объяснить себя. Свою реакцию на то, что случилось. Он разозлился, это да. И еще как разозлился. В такие моменты Эванс напоминал себе своего отца, и от этого становилось только хуже. Но почему, почему он так разозлился на МакАлистер? Не на Мерфи, который был во всем виноват, а именно на нее.
— Черт... — глухо выругался себе под нос Джеймс, когда обнаружил, что неосознанно шарит по карманам в поисках несуществующих сигарет. Зубы чесались просто до безумия от того, как хотелось курить. Грешным делом Эванс уже подумал о том, что можно дойти до МакДугаллов и стрельнуть у Оуэна пару сигарет, но тут же себя одернул. Он все еще на работе. Еще несколько часов и можно будет укуриться вусмерть, а пока... Нащупав какой-то леденец в шуршащей обертке, потерявшийся в кармане уже давно, Джеймс недолго думая развернул его и закинул в рот. Хоть что-то.
Со ожесточением разгрызая карамель, Эванс открыл дверцу и забрался в машину. Какое-то время они с МакАлистер сидели в тишине, избегая смотреть друг на друга и не решаясь начать разговор. Но потом Эванс догрыз леденец и веские причины молчать закончились.
— Я подам рапорт, — прозвучало почти угрожающе, словно он собирался требовать перевода или еще чего-нибудь эдакого, и Джеймс поспешил внести ясность, пока Джоанна не успела напридумывать всякого и расстроиться или испугаться. — Чтобы тебя направили на специальные курсы по ведению переговоров. Или сама запрос подай. Так будет даже лучше. Не вызовет лишних вопросов. Скажешь, что давно хотела, или еще что-нибудь. Там много всего. Тренинг по предотвращению суицидов, переговоры с террористами и... короче, сама увидишь. Это даже интересно. Начинаешь иначе смотреть на людей и преступления, которые они совершают.
Он замолчал, по-прежнему упорно глядя куда угодно, но только не на напарницу, а потом прикрыл устало глаза и потер переносицу. Было самое начало смены, а казалось, что они уже вторые сутки пашут без продыху. И все из-за какого-то маразматичного старикана, за которым еще нужно было присмотреть. Все, что угодно, лишь бы не продолжать эту тему. Не говорить о том, что произошло, и могло произойти.
— Надо убедиться, что Мерфи дома, — Эванс вставил ключ в замок зажигания и завел двигатель. — Аарон вызвал бригаду из Абердина, так что придется караулить старика еще пару часов, пока они доберутся. Может и больше. Зато я знаю место, откуда открывается просто обалденный вид.
Патрульная машина тронулась с места и, проехав вдоль изгороди несколько десятков метров, завернула и выехала на высокий берег, с которого очень хорошо был виден дом Мерфи и все прилегающие к нему постройки. Джеймс остановился на самой высшей точке и развернул машину так, чтобы за домом можно было наблюдать только в зеркало заднего вида.
— Пойду проверю, не точит ли он там вилы, — решил Эванс, едва заглушив двигатель. — Я быстро.
Он вышел из машины и, перебравшись через ограду все тем же хулиганским маневром, легкой трусцой направился к дому. На все про все у него ушло всего несколько минут. Убедившись, что Мерфи дома и вроде как даже успокоился, Джеймс пошел обратно к машине и задержался только для того, чтобы умыкнуть с одной из яблонь пару более или менее зрелых плодов.
— Не хочешь зубы почесать? — поинтересовался он, когда вновь забираясь в машину и протянул одно из яблок напарнице. — Не знаю как в остальном, но яблоки у Мерфа всегда были очень вкусными.

Отредактировано James Evans (2018-04-02 21:23:39)

+1

13

[indent] Прокашлявшись, Джоанна сделала ещё глоток воды, запив неприятное першение в горле, потом закрутила пробку и бросила бутылку себе на колени, задумчиво сминая пластик. В голове шуршал помехами белый шум. МакАлистер заметно вздрогнула, когда Эванс распахнул дверцу и сел в машину. Легкий скрип, с которым она открывалась, показался ей ужасно громким, буквально резанувшим по ушам.
[indent] Несколько минут прошло в подчеркнуто непринужденном игнорировании друг друга. Джо смотрела прямо перед собой, боясь даже искоса и украдкой глянуть на напарника. Необходимость поговорить и обсудить произошедшее висела в сгустившейся тишине дамокловым мечом. Первым молчание нарушил Джеймс.
[indent] «Я подам рапорт» - эти три простых слова заставили сердце МакАлистер оборваться. За какие-то жалкие доли мгновения пришло осознание, что терпение напарника – отнюдь не безгранично, и на его испытание у неё ни разу не безлимит. К щекам густо прилила краска, окрасив их нездоровым румянцем. Эванс почти сразу же продолжил свою мысль, внеся ясность, но глаза всё равно успело предательски защипать. Джо часто заморгала, прогоняя непрошенную влагу и чуть приподняла подбородок. Как будто это могло помочь.
[indent] – Я всегда могу сказать, что повысить квалификацию или что-то в этом роде, - девушка говорила обманчиво спокойно, едва ли не беспечно, но надломившийся на середине фразы, слишком звонкий и высокий голос выдал с головой ещё не до конца схлынувшее напряжение. – Это должно быть интересно, мне всегда нравилось, - Джоанна немного помолчала и с трудом добавила, по-прежнему не глядя на Джеймса и крепко сжимая в кулаки трясущиеся руки. – К тому же мне откровенно не хватает опыта. Я просто не знаю, как действовать в той или иной критической ситуации. Пытаюсь по наитию, но выходит какая-то… - МакАлистер, сморщившись, как от глотка лимонного сока, махнула рукой. – Есть такие курсы, где этому учат? Поведению в случаях, когда попала в задницу? – девушка всё же осмелилась искоса взглянуть на напарника. Он на неё по-прежнему не смотрел, видимо, всё ещё злился. Джо и сама на себя сердилась. И боялась. Боялась реакции Эванса, того едва сдерживаемого бешенства, что плеснулось в его глазах. Но об этом она не могла сказать ему. По крайней мере, не сейчас, когда губы задрожали, а язык примёрз к нёбу. Больше МакАлистер на напарника не смотрела, упрямо отводя взгляд, глядя на торпеду, свеженький лак на ногтях и деревья, лишь не в его сторону.
[indent] –Да, давай, - облизав пересохшие губы, согласилась Джоанна, обернувшись, что кинуть бутылку с водой на заднее сиденье. За Мёрфи действительно следовало присмотреть. Кровлей он тронулся основательно, судя по отсутствующему взгляду остекленевших глаз.
[indent] Автомобиль припарковался почти на самом краю обрыва, и Эванс заглушил мотор. Обалденный вид, обещанный Джеймсом, оказался действительно обалденным, но как-то не радовал. Девушка почти равнодушно сверлила взглядом далёкую точку в искрящемся на солнце море. Наверное, какая-нибудь рыбацкая лодка. Может, даже кого-нибудь из местных.
[indent] – Только осторожнее там, - почти жалобно попросила МакАлистер. Может, прозвучало и глупо, но её не оставляло скверное предчувствие. Сколько она не убеждала себя в том, что это – всего лишь паскудный осадок после пережитого ЧП и ссоры с напарником, но клубок нервов в груди только разрастался. Тревога собралась в колючий ком, мешающий дышать, а руки продолжали труситься.
[indent] Джоанна вяло наблюдала за тем, как Джеймс потопал от обрыва к изгороди фермы Мёрфи, влегкую перемахнул через ограду и скрылся из виду. Пока его не было, она успела выйти из машины и немного размяться, слазав на заднее сиденье за водой. Но к моменту возвращения напарника девушка была уже снова на пассажирском сиденье, снова в той же позе и снова смотрела на точку вдали. Его голос заставил её встрепенуться.
[indent] – Давай сюда, - деланно улыбнулась МакАлистер, выхватывая яблоко из рук Эванса. Протерев лоснящийся бок платком, она с аппетитом вгрызлась в сочную мякоть. По подбродку и пальцам потёк сок. – Ммм, реально вкусные! – промычала девушка, отхватив большой кусок и с энтузиазмом его пережевывая. – Ты не первый раз у него яблоки тыришь? Сознавайся уж.
[indent] Ждать пришлось долго. Они успели доесть яблоки и выбросить огрызки, обсудить ничего не значащую ерунду и посетовать на то, что подмоги из Абердина всё ещё нет. Время будто нарочно растягивало свой бег, капая на нервы. Джоанна постоянно украдкой смотрела на часы, испепеляя стрелку взглядом каждый раз, когда обнаруживала, что та практически не сдвинулась с места.

+1

14

— Не задавай вопросов, не услышишь лжи, - назидательным тоном проговорил Эванс, захлопнув за собой дверцу. — Но, если серьезно, у Мерфа только ленивый яблоки не тырил. Я еще ребенком был, когда забрался к нему в сад в первый раз. На спор. Тогда мы почти все глупости делали на спор. Мне еще повезло, а вот один мой одноклассник словил заряд соли в задницу. Это было почти как обряд посвящения. К тому же у Мерфи, наверное, самые вкусные яблоки на острове. Хотя нет, еще у Лонгстрайда ничего так. И у Дэвисов. Тебе Макрей не рассказывал, как они с нынешним мэром у них яблоки воровали? И это при том, что у Дэвисов целая псарня сторожевых собак.
Так за отвлеченной трепотней и попутным почесыванием зубов о яблоки, они просидели довольно долго. Разговор тек сам собой, но был такой нестройный и обрывочный, словно они оба, что Эванс, что МакАлистер, забивали эфир отстраненными темами, только бы не говорить о том, что случилось. И оба в то же время понимали, что поговорить им все таки следовало. За год, что они проработали вместе, у них устоялась негласная договоренность, которую они пытались соблюдать по мере сил. Если что-то не так — говори. Получалось с переменным успехом, но тот факт, что они со всеми своими тараканами и проблемами с доверием продержались целый год, говорил в пользу этой тактики. Так отчего же ничего не получалось теперь?
Здесь на высоте, у самого моря ветер был довольно сильным и уже достаточно холодным, чтобы выстудить из салона патрульной машины весь прежний жар и духоту, от которых они изнывали в начале смены. В какой-то момент Эванс решил закрыть все окна, чтобы их с напарницей не продуло к чертовой матери, но как только он это сделал, тишина, прежде наполняемая шелестом прибоя, стала казаться напряженной. Даже местное радио, которое Джеймс включил, чтобы хоть как-то отвлечься, не помогло. Очередной прогноз погоды сменился марафоном восьмидесятых. Если под "Modern Talking" Эванс еще поглядывал на МакАлистер, подбирая слова для разговора, к которому дело неминуемо шло, то когда писклявые немцы наконец-то заглохли и на смену им пришли "Pink Floyd" со всем своим британским духом, Джеймс как-то незаметно отвлекся и окончательно завис на гитарном соло Гилмора, сложив руки на руле и глядя куда-то вдаль, на маячившую почти на самом горизонте парусную яхту. Невесомая, как перышко, она казалась легким мазком белил на отливающих сталью волнах Северного моря. Про то, что следовало бы время от времени поглядывать в зеркало заднего вида и присматривать за домом Мерфи, они с МакАлистер совершенно забыли. И это сыграло с ними злую шутку.
Вкрадчивый рокот пробился сквозь музыку и обратил на себя внимание буквально за одну секунду до того, как невесть откуда взявшийся трактор, одним махом протаранив забор, на большой скорости вписался аккурат в багажник патрульной машины, почти столкнув ее обрыва. Джеймса, инстинктивно обернувшегося назад, с силой швырнуло грудиной на руль. Он охнул от боли, но не услышал себя. Скрежет сминаемого багажника и завывания Стивена Тайлера, солиста "Aerosmith" слились воедино с ревом тракторного движка и заполонили собой все пространство вокруг.
— Джо... Держись! — пытаясь перекричать весь этот шум, крикнул Джеймс и схватил свободной рукой напарницу за ворот куртки, удерживая рядом с собой, словно она могла выпасть из машины или просто испариться из нее. Вторая его рука упиралась в лобовое стекло накренившейся вперед машины. Перед самым ее носом замаячили пенные волны и опасно торчащие у самого обрыва камни. Если они упадут прямо на них... Эванс не успел обдумать эту мысль. Трактор надсажено захрипел и завизжал почти на пределе своих сил. Показалось даже, что он перестал толкать машину, и у них появился шанс открыть двери и выпрыгнуть из салона прежде, чем законы физики сделают свое дело и она упадет вниз, но это было обманчивое ощущение. Трактор продолжал толкать их и уже почти столкнул, когда Джеймс бросил взгляд в зеркало заднего вида и встретился взглядом с Мерфи. Он и был за рулем трактора. Морщинистое лицо старика было искажено какой-то незнакомой прежде гримасой. Ярость, восторг и ликование читались на его лице. И лишь малая толика страха перед тем, что он творил, сквозила в его бесцветных и остекленевших глазах. Это было последним, что Джеймс увидел прежде чем патрульная машина нырнула с обрыва и полетела вниз навстречу пенистым волнам.

+2

15

[indent] Джоанна откровенно пыталась заговорить Джеймсу зубы. Заболтать до полусмерти, выспрашивая про детские шалости, рассказывая про себя, обсуждая подвиги Макрея и переходя с одной ерундовой темы на другую, лишь бы он не вспомнил о так и несостоявшемся разговоре. Можно было бы смалодушничать и обмануть себя, будто бы они всё прояснили раньше. Ни черта подобного. Недосказанность висела в воздухе, как грозовое облако. И судя по тому, с какой легкостью Эванс повёлся на эту простенькую уловку, он тоже её чувствовал.
[indent] Солнце перевалило за полдень и начало скатываться к горизонту. С моря подул зябкий ветер, и окна пришлось закрыть. Без шелеста прибоя атмосфера накалялась ещё быстрее, и даже радио не слишком её разряжало. Откинувшись на спинку сиденья, Джоанна прикрыла глаза. Опустив его чуть пониже, девушка расслабилась, заслушавшись гитарной игрой. Она всегда любила звучание этого инструмента, ассоциировавшегося у неё с чем-то романтическим, захватывающим, но одновременно волнующим. Слишком погрузившись в себя, МакАлистер понадеялась на напарника. И это стало роковой ошибкой для них обоих: они оба малость подзабыли, почему торчат на обрыве вот уже который час.
[indent] Сквозь музыку донесся глухой невнятный рокот. Джоанна распахнула глаза, а в следующую секунду её уже с силой бросило вперед, на торпеду. Она так и не успела понять, что произошло и почему машина вдруг поползла к обрыву. Металл со скрежетом  сминался, будто картон. Джеймс пытался перекричать рёв тракторного движка, но до сознания МакАлистер было не достучаться. От встречи грудины с торпедой у неё перехватило дыхание, как от удара в солнечное сплетение. Задохнувшись, она жадно схватила губами воздух. Первым инстинктивным порывом было выйти, и девушка схватилась за ручку двери, но Эванс перехватил напарницу за шкирку, словно котенка, и потянул на себя, едва не завалив себе на колени. Автомобиль опасно накренился вперед, уставившись носом на маячащие под обрывом волны, бьющиеся об острые камни. В отличие от Джеймса, Джо не догадалась упереться рукой в лобовое стекло. Теперь она полулежала на нём и торпеде. Извернувшись, МакАлистер глянула себе через плечо на причину бедствия – упорно прущий полицейскую машину к обрыву трактор. Последнее, что она видела перед тем, как автомобиль нырнул в воду, - искаженное какой-то нечеловеческой злобой лицо старика Мёрфи, через долю секунды озарившееся ликованием.
[indent] Не помня себя от страха, Джоанна завопила, ощутив миг свободного падения. Машина, чудом не перевернувшись в воздухе, спустя несколько секунд полёта достигла поверхности воды. Удар об неё оказался жестким. Автомобиль встряхнуло, и МакАлистер от души приложилась обо что-то носом. Под ним сразу же потеплело, но девушка не придала этому никакого значения. Машина погружалась в воду. В считанные секунды за окном стало видно только море.
[indent] Со скрежетом царапнувшись днищем о камни, автомобиль сел на дно. Пару секунд Джо растерянно хлопала глазами, не представляя, что делать. Резкий окрик Эванса малость привёл её в чувство. Повинуясь приказу напарника скорее инстинктивно, чем осознанно, девушка дернулась в двери. Грудь саднила и ныла после удара, отозвавшись вспышкой боли на судорожный вдох. Набрав в легкие как можно больше кислорода, МакАлистер со второй попытки, но сумела открыть дверь. В салон сразу же хлынула морская вода. Машину качнуло. Джоанна ухватилась руками за края дверного проёма и вытолкнула себя наружу. Почти вытолкнула.
[indent] Собственная небрежность оказала девушке медвежью услугу. Устраиваясь на обрыве дежурить и точить зубы об яблоки из сада Мёрфи, МакАлистер скинула ремень безопасности, не удосужившись нормально его заправить. Эванс пару раз даже ворчал на неё за такие финты, когда ремень потом прижимало дверцей машины. На этот раз он обернулся петлёй, в которую попала лодыжка Джо. Сделав первый рывок к поверхности, спасительно поблескивающей далеко вверху, она поняла, что не может всплыть. Что-то мешает ей, держа её за ногу. МакАлистер, у которой страх утопления с детства значился в разряде панических, закипишевала и вместо того, чтобы попытаться снять ремень с лодыжки, бестолково забарахталась в воде.

Отредактировано Joanna McAlister (2018-04-04 22:28:57)

+1

16

Падение растянулось на несколько мучительно долгих секунд, в течение которых Джеймс успел подумать о таких вещах, о каких никогда не думал прежде. Какая-то сущая ерунда, не имеющая смысла. Перед глазами мелькнула эмблема корма для собак, того самого, что он закупил с большой скидкой в Абердине еще в начале лета, потом вереницей вспышек пробежали отдельные моменты его визита в Лондон, куда он ездил сдавать на сержанта. Мишень в тире, подозрительно довольная рожа Стоуна, бледная от волнения девчонка из Данди, которая сидела за соседним столом во время тестирования. И эта ее ручка с какой-то розовой пушистой фигней на кончике. Где они такие только берут? Потом отчего-то вспомнился ювелирный, куда его занесло в поисках подарка для напарницы, озадаченная рожа продавца и снова какая-то левая девчонка, буквально ткнувшая его носом в браслеты с какими-то подвесками. Шармы, так она их называла, кажется.
Удар о поверхность воды оказался неожиданно сильным. Джеймс хоть и упирался рукой в стекло и коленом в руль для лучшей своей фиксации в пространстве, но его все равно с силой тряхнуло, приложив сначала о спинку сидения, а потом снова о руль. Погружалась машина очень быстро. Волны вовсю плескались у самой крыши, когда Эванс проморгался и начал соображать.
— Дверь... — охрипшим от потрясения голосом крикнул он Джоанне. — Открой окно, пока не замкнуло.
Джеймс смутно помнил, что если удалось открыть окно или дверь сразу же после падения в воду, то шансы спастись довольно велики. Потому что потом, когда вокруг будет вода и дверь уже будет невозможно открыть из-за давления, а стеклоподъемники замкнет из-за воды, все в разы усложнится. Скорость решала все. Скорость и самообладание. К счастью, с обоими этими пунктами у него никогда не было особых проблем.
Каким-то чудом МакАлистер удалось открыть дверь со своей стороны. Одновременно с этим сработал стеклоподъемник со стороны Эванса. В салон мощным потоком хлынула вода. Она стремительно заполняла машину. Краем глаза Джеймс увидел, как напарница выбирается наружу, и, глотнув воздуха, что еще оставался под самым потолком, нырнул и вылез через окно. Вокруг все мельтешило от пузырей воздуха. Подобно стаям больших и маленьких серебристых рыбешек, они стремительно поднимались к поверхности, и Эванс последовал из примеру. У обрыва было неглубоко, но из-за прилива уровень воды сильно повысился. Джеймсу казалось, что он всплывал целую вечность.
Оказавшись на поверхности, он первым делом жадно вдохнул, расправляя легкие до тупой боли в ушибленных ребрах, а потом принялся оглядываться в поисках напарницы, которая тоже должна была уже выплыть на поверхность.
— Джо? — позвал он сорванным до хрипоты голосом. — МакАлистер!
Но ее нигде не было. Ни на поверхности, ни на камнях, торчащих неподалеку. Где-то сверху слышался рев трактора, но Джеймс уже и думать забыл о Мерфи и его выходке. Он не успел даже подумать о том, что могло случиться с МакАлистер. Он просто вдохнул поглубже и снова нырнул. От потопленной патрульной машины все еще расходились стаи мелких пузырьков, но их стало не в пример меньше, чем несколько секунд назад. Теперь Джеймс мог без проблем разглядеть темную, отчаянно бьющуюся рядом с распахнутой дверцей машины тонкую фигурку Джоанны. Из ее рта порциями вырывались пузырьки воздуха. Она была в панике и, подплыв к ней, Эванс понял почему. Ремень безопасности, обхвативший лодыжку петлей, просто не пускал ее.
Поравнявшись с девушкой, Джеймс кое-как отвел от ее лица волосы и, прильнув к ее рту своим, насильно протолкнул в ее легкие немного своего воздуха. Чтобы ей хватило еще на какое-то время. Но этого было слишком мало. Джеймс прекрасно это понимал и потому торопился. Он опустился к машине, обхватил попавшую в ловушку лодыжку МакАлистер и попытался выпутать ее из ремня, но после первой же попытки понял, что ничего у него не получится. Наверное, неспроста все это случилось именно сегодня. Иначе как можно объяснить, что нож, тот самый, который Макрей подарил Джоанне ровно год назад, стал ей спасением. Эванс заметил ножны под задравшейся штаниной и недолго думая взялся за истертую рукоять добротного армейского ножа и полоснул по ремню. Острый как бритва клинок с пугающей легкостью распорол плотную ленту. Оттолкнувшись от дна, Джеймс подхватил подозрительно пассивную напарницу под мышки и устремился наверх к свету и воздуху.

+2

17

[indent] В момент падения Джоанна попросту не успела ничего понять, поэтому вся жизнь пронеслась у неё перед глазами немного позже. Тогда, когда вода мощным потоком хлынула в салон, ей было не до воспоминаний: гораздо важнее оказалось выбраться из машины, едва не ставшей двухместным гробом. Тогда же, когда МакАлистер обнаружила, что поблескивающая высоко наверху поверхность воды для неё недосягаема… Вот тогда она действительно вспомнила, но всё больше какую-то ерунду. Не самое важное, не самое дорогое сердцу – просто маленькие кусочки, о многих из которых она и не вспоминала раньше. Почему-то подумалось, что она так и не успела открыть подарок Джеймса. Эта мысль потянула за собой жгучую обиду на напарника: пока она барахтается тут, внизу, он всплывает, даже не подумав оглянуться. Когда МакАлистер поняла, что попала в ловушку, то пыталась привлечь его внимание. Но Эванс забыл про неё.
[indent] Первым делом девушка попыталась пойти по пути наименьшего сопротивления и просто вытащить ногу из получившейся петли. Спустя пару безуспешных попыток стало понятно, что ничего не получится, но Джоанна в почти непреодолимой панике не переставала пытаться. Это была её единственная надежда на спасение. Девушка, стараясь не поддаваться охватывающей её обреченности, отчаянно старалась повернуть ногу так, чтобы лодыжка выскользнула из ременной петли. Воздуха начинало не хватать, и каждая порция пузырьков, вырывающаяся изо рта, казалась последней. Легкие горели и пульсировали болью от ушиба и недостатка кислорода, но подъём наверх продолжал оставаться лишь мечтой. Нога будто припухла, и чем сильнее и резче дергалась МакАлистер, тем хуже становилось её положение.
[indent] Эванс вернулся за напарницей как раз в тот момент, когда вместе с воздухом в лёгких закончилась и надежда. Джоанна устала бороться и отчаянно дергаться, перед глазами уже всё плыло от недостатка кислорода, а самообладание не справлялось с приступами панического ужаса. Она даже не сразу поняла, что Джеймс здесь. Только когда он поравнялся с ней и убрал с лица мокрые волосы, девушка кое-как сумела успокоиться и догадаться забрать тот воздух, который он отдал её, прильнув к губам. Впрочем, большого облегчения это не принесло – легкие продолжали гореть. Но немного времени они всё же выиграли.
[indent] Джоанна с трудом удержалась от того, чтобы не продолжить барахтаться, мешая Джеймсу разбираться с петлей. Воздуха, полученного от напарника, ей резко не хватало, а от удушья паника подкатывала всё сильнее. О ноже, которым Эванс в итоге и перерезал злополучный ремень, она даже не вспомнила. Стоило лодыжке оказаться на свободе, как МакАлистер тут же задергалась, пытаясь оттолкнуться ногами ото дна и всплыть. Силёнок на это не хватило, и подъём наверх начался только тогда, когда Джеймс подхватил напарницу под мышки и потянул за собой к воздуху и свету. В какой-то момент она инстинктивно всё же сделала вдох, хоть и пыталась продержаться как можно дальше. Закашлявшись, девушка тут же хлебнула воды. Лёгкие загорелись, будто собрались разорваться на лоскутки.
[indent] Поверхность воды приближалась чудовищно медленно. Джоанне казалось, что они плывут уже целую вечность и никогда не поднимутся. Сначала она пыталась помогать Эвансу, из последних сил стараясь хотя бы шевелить ногами и не позволять себе паниковать и дергаться, мешая вытаскивать себя наверх. Но усталость, навалившаяся ещё тогда, когда МакАлистер боролась с петлей, продолжала брать своё. Капля за каплей она подтачивала силы и по одной вытягивала из рук последние ниточки ускользающего сознания. Лёгкие должны были, кажется, вот-вот разорваться, но на смену непреодолимой панике и ужасу пришло странное, неестественное спокойствие. Джо перестала даже пытаться помогать Джеймсу всплывать, в последний раз взглянула на поверхность воды, которая виделась недостижимо далёкой, и отпустила сознание, провалившись в прохладную темноту. На самом деле, ей не хватило совсем чуть-чуть времени и сил – Эванс вытолкнул напарницу на поверхность спустя всего лишь жалких несколько секунд после того, как она отключилась.

+2

18

Едва оказавшись на поверхности, Джеймс жадно хлебнул воздуха. Той малости, что ему осталась после того, как он поделился с Джоанной, едва хватило, чтобы выплыть. Но все же хватило. С хрипом вдыхая и выдыхая, он кое-как разогнал пляшущие перед глазами цветные пятна, подтянул повисшую безвольной куклой напарницу на себя и заторопился к ближайшему валуну, выступающему из воды. Огромный и слегка приплюснутый, он без труда уместил на своей прогретой на солнце поверхности их вымокшую насквозь парочку. Они распластались по нему как дохлые тюлени, истекая водой на теплую поверхность. В голове было шумно от собственного хриплого дыхания. Сердце в груди гулко стучало, в ускоренном режиме гоняя кровь по организму.
— Твоюж мать... — выругался Джеймс, когда понял, что МакАлистер не спроста такая тихая. Он быстро перевернул ее на живот, кое-как приподнял за пояс форменных штанов и, перекинув через колено, протолкнул ей в рот пальцы, чтобы вызвать рвотный рефлекс. Ничего. Совершенно никакой реакции. На долю секунды, Эванс почувствовал, как у него все холодеет внутри, но не позволил себе испугаться. Он не позволил себе даже тени того страха, что пытался пробиться через плотную пелену адреналинового возбуждения. У него просто не было времени на это чувство. Джеймс пребывал сейчас в том состоянии, когда остаются одни только инстинкты, рефлексы, мышечная память и четко прописанная программа в голове, направленная на одну единственную цель - исправить ситуацию чего бы это не стоило. Но унять собственный говорливый язык было сложнее всего.
— Опять ты упрямишься, — бормотал Джеймс себе под нос, укладывая Джоанну на спину и распахивая ее напитавшуюся морской водой куртку на груди. — Только попробуй мне тут скопытиться. Я тебя из под земли достану. Слышишь? МакАлистер, чтоб тебе...
Зажав напарнице нос, Эванс вдохнул в ее легкие добрую порцию воздуха. Ее губы были холодными и неподвижными. Их синюшный оттенок, такой отличный от того ягодного, к которому он привык, пугал не на шутку. Джеймс выпрямился, сложил ладони одну на другую у напарницы на груди и стал делать непрямой массаж сердца, отсчитывая толчки и прерываясь лишь для того, чтобы сделать очередную вентиляцию. Казалось, прошла целая вечность, в течении которой он прокручивал один и тот же сценарий. Снова и снова, как заведенная механическая игрушка. Молча и в шепчущей прибоем тишине. На деле же прошло меньше минуты, но отчаяние, которое ему удавалось сдерживать все это время, неумолимо подступало, сдавливая ему сердце стальными тисками. Как же он ненавидел это чувство.
— Дыши, черт возьми! — в какой-то момент не выдержал Джеймс. Он вдохнул в рот напарницы очередную порцию воздуха и снова принялся за массаж сердца, но теперь он уже не молчал. — Давай же. Зря я что ли целый год тебя терпел? Только не вынуждай меня торговаться, — он снова прильнул к ее губам, вдыхая в ее легкие воздух. — Ну и зараза же ты. Ладно! Я научу тебя ездить на мотоцикле. Я подарю тебе щенка. Я... Черт! Я курить брошу, слышишь?!
После очередной вентиляции Джеймс уже было выпрямился, чтобы снова начать массаж сердца, когда по телу Джоанны прошла судорога, что-то заклекотало в ее груди и изо рта потекла вода. Не успев толком обрадоваться, Эванс повернул ее голову на бок, чтобы вода могла свободно вытекать, и пока напарница кашляла, захлебываясь воздухом, уткнулся ей лбом в висок и замер. Облегчение, которое он испытал в эти считанные секунды, было настолько сильным и выматывающим, что на все остальное у него просто не осталось сил. Где-то наверху, там где еще недавно тарахтел двигатель трактора, теперь слышались чьи-то голоса, но он не обращал на них внимания.
— Ненавижу тебя, — только и смог выдохнуть Джеймс, когда напарница прекратила попытки выплюнуть свои легкие и, наконец-то, захлопала воспаленными от морской воды глазами, озираясь по сторонам. — Больше никогда так меня не пугай. Слышишь? Никогда.
Совершенно обессилевший, Джеймс отвалился в сторону и растянулся на камне рядом с ней. По телу медленно растекалась свинцовая усталость, словно он несколько часов кряду разгружал вагоны. Он помнил, что нужно убедиться, что Джоанна не "закипела" и хоть как-то докричаться до людей, что были наверху. Но ему очень нужна была эта маленькая передышка. Чтобы отдышаться и наконец-то осознать, что он не может вот так просто взять и уехать в Лондон. Не теперь, когда понял, что должен присматривать за МакАлистер. Должен и все тут.

+1

19

[indent] Отпустить последние ниточки ускользающего сознания, поддавшись окутавшему разум странному спокойствию, оказалось очень просто. Не нужно бороться с усталостью и болью в разрывающихся легких. Просто заснуть, чтобы никогда уже не проснуться.
[indent] Вынырнуть снова на поверхность было намного сложнее. Темнота не хотела отпускать Джоанну, цепко держась за свою добычу, и только Эванс, с упертостью заведенного на единственную программу робота проталкивающий в легкие кислород и раз за разом пытавшийся завести остановившееся сердце, не давал уйти наверх. Далеко-далеко, высоко-высоко. Туда, откуда лился теплый свет и доносился голос мамы. МакАлистер очень хотелось туда, но очередной толчок и вдох в посиневшие губы безжалостно выдрали ее обратно. К солнцу, шуму моря, нагретому камню под спиной и Джеймсу.
[indent] Тело прошила мощная судорога, выгнувшая его в пояснице так, что камня касались лишь ягодицы и лопатки. Сердце снова забилось, исправно загоняв по организму кровь. Одновременно с этим в груди заклекотала и забулькала, как в кипящем чайнике, вода, выливаясь изо рта. Следом она хлынула и носом. Джоанна попыталась сделать вдох, но вместо этого захлебнулась и закашлялась. Её, кажется, даже начало рвать горьковато-соленой морской водой. Что-то теплое успокаивающе прижалось к виску, но куда больше интересовала сейчас возможность вдохнуть без дерущего легкие и выворачивающего наизнанку  кашля. Подтянув колени к груди и сбившись в комок, МакАлистер выкашливала воду. Хотя лично ей казалось, что уже все-таки ошметки легких.
[indent] В носу свербело. Легкие горели и болели, вся грудь противно ныла, с трудом поднимаясь для каждого вдоха. Горло мерзко першило, а во рту поселился стойкий неприятный привкус - солоноватая горечь воды вперемешку с кровью из содранной глотки. Немного успокоившись и прокашлявшись, Джоанна опала без сил на камень, кое-как перевернувшись на спину. Солнце загородило перекошенное лицо Эванса. Его губы шевелились, но слов не было слышно - только гулкий стук сердца в висках. Хлопая воспаленными от морской воды и покрасневшими глазами, МакАлистер попыталась на нем сосредоточиться. Удалось разобрать, что Джеймс просил не пугать его. Девушка помотала головой. Не будет.
[indent] Тело налилось свинцовой усталостью, к рукам и ногам будто привязали грузики, но стоило лицу напарника пропасть из виду, как Джо откровенно запаниковала. Она еще толком не пришла в себя и плохо соображала, а потому инстинктивно искала защиты, слепо шаря рукой в поисках руки Эванса. Ее МакАлистер нашла совсем рядом с собой и тут же схватила. С трудом, вымучивая из себя каждое движение, девушка перевернулась на бок, цепляясь за распластавшегося рядом Джеймса. Прогретый солнцем камень был горячим, как раскаленная сквородка, но ей все равно было холодно. Мозг медленно обрабатывал информацию, доводя до сведения Джо, что только что едва не сбылся один из худших ее ночных кошмаров. Это осознание ошеломило, лишив остатков сил и воли. Вдруг вспомнилось недавнее, едва не ставшее трагедией: падение с обрыв, заполняющая салон вода, тугая петля на ноге и фигурка напарника, поднимающая туда, куда она, Джо, не могла. Поток разрозненных картинок подхватил и бросил в пучину истерики.
[indent] - Ты меня бросил! - обвиняюще ткнула МакАлистер Эванса в бок, вложив в этот удар все свои жалкие остатки сил. - Я думала, ты меня бросил! - подтянувшись, девушка вцепилась в руку лежащего рядом напарника, уткнувшись в нее лицом, и затряслась в рыданиях. Ее снова начало тошнить и почти выворачивать наизнанку, но уже от слез, которыми она щедро просаливала мокрую форму Джеймса. Продолжая рыдать, Джоанна все крепче обнимала руку Эванса, грозя ему такими темпами ее сломать, и умоляла больше ее не бросать. Ради этого она была готова даже перестать регулярно его драконить и начать все же говорить, какой у нее замечательный напарник. Самый лучший.
[indent] На берегу тем временем царило оживление. Прибывшую из Абердина бригаду вместо полиции встретила пара перепуганных фермеров. Их сосед, которому врачей и вызывали, уехал куда-то на тракторе. Предчувствуя неладное, один остался на месте, звонить еще раз в полицию, а пара крепких санитаров отправилась искать не в меру резвого дедулю. Он обнаружился у самого края обрыва. Мертвый Мерфи сидел за рулем трактора, по-прежнему урчащего мотором. Один из санитаров проверил пульс, пока второй ползал рядом, осматривая следы. Результаты заставили парня крепко выругаться и метнуться к обрыву, подозревая, что не встретившая их у дома полиция теперь булькает под берегом. Он подлетел к краю как раз в тот момент, когда Эванс вынырнул на поверхность и поплыл к камню, таща за собой напарницу.

+2

20

Неожиданно сильная хватка заставила Джеймса напрячься, но когда он сообразил, что это Джоанна, сразу же успокоился. Да, ему было больно, но само понимание того, что это явный признак того, что его напарница живее всех живых, сводило весь дискомфорт на нет. Яркое солнце слепило глаза, Джеймс щурился и часто моргал в попытке разогнать пульсирующие под веками цветные пятна. У него почти получилось различить какое-то мельтешение наверху, на высоком берегу, откуда они какие-то считанные минуты назад свалились благодаря Мерфи, когда он ощутил слабый тычок в ребра и услышал сильно охрипший грудной голос МакАлистер. Едва дыша, эта девчонка еще умудрялась реветь и ругать его. Новая порция облегчения заставила Эванса усмехнуться и вновь откинуться на спину. Из груди вырвался удовлетворенный полувздох-полувозглас, а вместе с ним и остатки сомнений. Вот теперь все действительно в порядке.
— Ну и чего ты ревешь-то? — кое-как развернувшись к напарнице, Джеймс заглянул ей в лицо. — Никуда я от тебя не денусь.
Облепленное мокрыми волосами лицо МакАлистер раскраснелось и опухло от слез, но это было куда лучше той жуткой, почти мертвецкой бледности, которая так напугала Эванса совсем недавно. Он обхватил напарницу за плечи и, притянув к себе, уткнулся губами в ее лоб. Глаза наконец-то различили стоящих наверху людей. Он узнал Оуэна. Тот махал им, и Джеймс нехотя отнял руку от затылка МакАлистер, чтобы махнуть ему в ответ, и снова зарылся пальцами в ее спутанные мокрые волосы.
— Ты только дыши и не шевелись лишний раз, хорошо? Я рядом, — он увидел, как рядом с МакДугалом показалась невысокая фигура сержанта Луиса, но махать ему не стал и снова уткнулся губами в соленый лоб Джоанны. — Всегда буду.
Приехавшие на место происшествия спасатели и скорая помощь, скооперировавшись, все же вытащили их наверх. Для МакАлистер были спущены специальные носилки, а Эвансу хватило простой веревки, чтобы подняться наверх своими силами. Бригада из Абердина скучала рядом с трактором, за рулем которого неподвижно сидел Мерфи. Мертвый. Как выяснилось, он умер прежде, чем санитары до него добрались. Судя по всему, сердечный приступ, говорили они. Джеймс не шибко прислушивался. Какая разница в самом-то деле. Теперь точно никакой.
Пока МакАлистер грузили в машину скорой помощи, он бестолково топтался на месте, не зная куда себя деть. Его трясло от холода и медленно перегорающего в крови адреналина. В голове царил какой-то странный гул. Луис что-то говорил, придерживая его за плечо, но Джеймс его почти не слышал. Что-то про то, как им повезло, что главный инспектор в отъезде. И про то, что теперь придется писать отчет. Только когда один из врачей тронул его за локоть и велел забираться в машину, Эванс прекратил изображать сомнамбулу.
— Я в порядке, — он отмахнулся и посмотрел на лежащую внутри фургона скорой помощи напарницу. — Везите ее уже.
На это врач скептично изломил бровь и сжал пальцы на его локте сильнее. Теперь Джеймс почувствовал боль и с удивлением обнаружил, что рукав его куртки изодран в лоскуты, а рука вспорота от кисти до локтя и серьезно так кровит. Поранился о камни скорее всего.
— Езжай, — Луис легонько толкнул его в плечо. — Но с тебя подробный отчет обо всем, что случилось. У МакАлистера будут вопросы.
Веселенькое будет чтиво, подумал Джеймс и последовал за врачом скорой. До больницы они с МакАлистер ехали вместе, крепко держась за руки, как потерянные дети, но потом их разделили. Джоанну куда-то увезли, а его затолкали в какой-то кабинет, раздели до гола и принялись лечить, при том во всех смыслах. Фифи, ввалившаяся в какой-то момент в палату, без объявления войны сгребла его в охапку и утопила в своей необъятной груди. Джеймс почти задохнулся, когда она его отпустила. Кто бы мог подумать, но эта железная женщина, оказывается, умела быть трогательной. Впрочем, разводить сырость в ее планы не входило. Убедившись, что с ним и правда все в порядке, она ушла, оставив его наедине с хирургом, а потом приехал Луис и забрал его в участок писать отчет.
В больницу Джеймс смог вернуться только вечером. Вызнав номер палаты, где обитала МакАлистер, он быстро ее нашел и сунул свой любопытный нос в приоткрытую дверь.
— Ну что, жабры отрастила? — поинтересовался он, не утруждая себя приветствиями, и просочился в палату. — Или тебе их уже удалили хирургическим путем вместе с ластами и перепонками?
Паясничать и глупо шутить было куда проще. Джеймс поймал себя на мысли, что снова заполняет эфир, только бы не касаться неудобной для них обоих темы. Но на этот раз ему было нестрашно говорить о случившемся. Просто не хотелось. Зачем, если они оба живы? Эванс достал из кармана макреевский нож и положил его на тумбочку у изголовья койки, где уже лежали пустые нужны, ключи и скорее всего дохлый после пребывания в морской воде мобильник МакАлистер.
— Если бы не эта финка, конец этого дня был бы мрачным.
Он оседлал задом наперед стул, стоящий тут же, и, сложив руки на спинке, надолго замолчал, разглядывая лежащую на больничной койке напарницу. На язык напрашивалось много всякой ерунды. Совершенно несерьезной, даже глупой и уж точно неуместной в сложившейся ситуации. Уж лучше молчать, чем чушь пороть, ей-богу.

+2

21

[indent] Джоанна подняла на Эванса зареванное личико и закивала, как китайский болванчик. Слова различались с трудом, прячась за шумом крови в ушах и в поселившейся в голове вате, но тон был однозначно успокаивающий. Притянув напарницу к себе, Джеймс допустил стратегическую ошибку. Она с готовностью прильнула к нему, прижалась к его мокрой форме и заревела с новой силой, совершенно расклеившись от теплого прикосновения губ ко лбу. Просьбу просто дышать и не дергаться лишний раз девушка услышала уже внятно и четко. Закивала, едва не стукнув Эванса макушкой в челюсть, и обняла его, отчаянно вцепившись в мокрую ткань. Исходящее от него тепло грело куда лучше, чем палящее с небес солнце, а обещанию всегда быть рядом очень хотелось верить. Пальцы Джеймса зарылись в волосы на затылке и принялись успокаивающе их перебирать. МакАлистер замерла в кольце надежных рук и почти не шевелилась до тех пор, пока спасатели не прибыли к обрыву и не начали доставать констеблей. Правда, дышала она через раз - слишком уж болезненно давался легким каждый вдох.
[indent] Ни на трактор, на на мертвого Мерфи за рулем Джо не обратила внимания. Намного более важным было найти Джеймса хотя бы взглядом и убедиться, что с ним все в порядке. Истерика сменилась пустотой, которая обычно приходит после долгих слёз, и в ней проклюнулись ростки относительно здравого смысла. Напарник тоже мог пострадать. И то, что наверх он поднялся сам с помощью веревки, не сильно помогало поверить, что с Эвансом все хорошо.
[indent] - Я в порядке, - в очередной раз, как заведенная, повторила МакАлистер, своим беспокойством мешавшая врачам. На нее, не считаясь со статусом пострадавшей, шикнули и пообещали привязать к каталке, если не угомонится. Девчонка притихла, но продолжала высматривать напарника, пока он не загрузился в ту же машину скорой помощи. Она тут же схватила его за руку и не выпускала ладонь Джеймса из своей до самой больницы. Как ярко выраженый кинестетик, при физическом контакте Джоанна успокаивалась лучше всего.
[indent] В больнице их разделили. МакАлистер увезли в смотровую, раздели и устроили целое паломничество из врачей. Ей показалось, что из всех специалистов, каких она помнила, не заглянул к ней только стоматолог. Из девушки на всякий случай выкачали крови на анализ напоследок, обрядили в голозадую больничную робу и укатили в палату, где ее уже ждала Фифи. И это было едва ли не самым страшным.
[indent] В мощном порыве материнского инстинкта Фифи приглядывала за Джоанной, как за любимой доченькой. Она умудрилась даже то ли смотаться со смены, то ли припрячь муженька, но накормить МакАлистер домашним горячим обедом, все приговаривая, какая она худенькая.
[indent] Джеймс нарисовался в больнице уже вечером. Джо как раз собиралась вздремнуть, когда он сунул нос в палату. Сон слетел с нее мигом. Девушка, приподнявшись на руках, подтянула себя на тощих подушках повыше и изобразила оскорбленную невинность.
[indent] - Обижаешь! У меня, как у порядочной русалки, был прекрасный чешуйчатый хвост. Но злые люди заменили его на две ходули, - МакАлистер подтянула одеяло, продемонстрировав розовые пятки, и пошевелила пальцами ног. - Сам как? Был уже в участке? Нас обещали сожрать живьем за утопшую тачку? Или подождут до возвращения бати, чтобы он сам пристрелил? - еще какое-то время они фоново трепались, перебрасываясь шутками и подколками. Это был их способ сбросить напряжение.
[indent] - Это макреевская, - после пазы сказала Джоанна, взяв нож с тумбочки и покрутив его в руках. - Он мне на прошлый день рождения подарил, в честь первого ареста. Я думала, он утонул, - девушка еще немного помолчала. - Надо будет ему рассказать, пусть посмеется. Так влупиться только мы с тобой могли, - МакАлистер аккуратно убрала нож в ножны и отложила их обратно на тумбочку. - И учти, если я тебе что-то там наобещала, то это было состояние аффекта, - в грудь Эвансу строго ткнулся указательный палец.
[indent] Тишина, пусть и царившая в палате всего пару минут, уже начала давить на уши. Поэтому девушка принялась ее фоново заполнять. О ерунде трепаться не хотелось, поэтому Джоанна решила говорить о насущном. О побеге из больничного заключения, невозможном без помощи напарника. Уж Фифи ляжет костьми и необъятной грудью.
[indent] - Ты ведь уже придумал, как меня отсюда вызволить? - с надеждой спросила МакАлистер, состроив Эвансу самую жалобную мордашку и просительно заглянув в глаза. Нужный эффект еще не был достигнут, поэтому девчонка затараторила, умильно хлопая ресничками. - Ну пожалуйста-пожалуйста! У Фифи приступ материнского инстинкта, она мне притараканила целую кастрюльку домашнего супа, да еще здоровенный шмат мяса с гарниром! И выпасала, пока не впихнула все! - пожаловалась девушка, потихоньку сползая с подушек и переворачиваясь на живот. Задницу она предусмотрительно прикрыла одеялом, чтобы ненароком ею не сверкнуть. - Она меня тут удочерит и раскормит до непотребства, потому что уверена, что хорошей женщины должно быть намного больше. Ты же не хочешь работать потом с шариком? - девушка еще раз умильно заглянула Джеймсу в лицо и трогательно погладила его по колену. Напарник то ли действительно считал, что выписываться ей еще рано, то ли из вредности делал рожу кирпичом, но ни на какие уловки не поддавался. Девушка нарочито тяжело вздохнула и воззрилась на этого предателя с укоризной. Переговоры перешли на новую стадию. - Ладно уж, негодяй. Начинаем торговаться. Что ты хочешь за свою помощь?

+1

22

— Состояние аффекта, значит? — Джеймс осклабился в кривой усмешке, но глаза его оставались серьезными и даже немного злыми. Совсем чуть-чуть. — Тогда и меня туда запишите. Или двустороннее соглашение, или вообще никакого, МакАлистер.
Вроде и шутил, улыбался опять же, но что-то, звенящее в его голосе, говорило о том, что ко всему этому он относится более чем серьезно и ждет от напарницы того же. Он будет рядом, а она больше никогда так его не напугает. Все просто. Проще некуда. И пусть она не могла знать, чего ему стоило сдержать данное обещание, Джеймс просто не мог шутить на эту тему. У него не получалось.
В конце концов Эванс решил не думать об этом и МакАлистер ему в этом помогла, подняв актуальную для всех непоседливых пациентов тему. И с одной стороны он ее прекрасно понимал. Сам был из тех, кто и из морга сбежит, лишь бы на свободу. А с другой...
— Ты это серьезно? — он неуверенно хмыкнул и сощурился. — Окстись, МакАлистер, ты сегодня чуть не утонула. Это тебе не просто шишка. Тебя наблюдать еще как минимум сутки должны.
Эванс мог сколько угодно разоряться и выговаривать все имеющиеся в его распоряжении аргументы, но куда действеннее было то самое непробиваемое выражение лица, которое он научился делать благодаря Марти, который умел клянчить, как все собаки. У него даже был разряд по этому виду спорта. МакАлистер по сравнению с ним топталась в юниорах-любителях. Но это не мешало ей пытаться и давить на существенные болевые точки вроде той же медсестры Фионы Купер, с материнским инстинктом которой Эванс был знаком не по наслышке. Однако, по сравнению с тем, что с МакАлистер произошло совсем недавно и еще могло произойти, если не следовать рекомендациям врачей, даже необъятная Фифи была не так уж страшна. Да и, будем честны, пара килограмм, отложившихся в нужных местах, пошла бы МакАлистер только на пользу. Эванс прокатился взглядом по рельефу тонкого больничного одеяла, которым была укрыта напарница, засек полоску голой кожи на спине, где больничную сорочку стягивали шнурки-завязки, и как-то совершенно не к месту задумался о плохом. Ну, или не плохом, а просто не совсем приличном.
— И я еще негодяй, — Джеймс фыркнул, но все же изобразил заинтересованность. Ему и правда было интересно, насколько далеко Джоанна была готова зайти, торгуясь с ним, и все же он был не в том настроении, чтобы устраивать торги.
Сегодня с его плеч свалился серьезный груз. Он принял важное решение, которое не мог принять очень долго, и это принесло ему облегчение. Это было видно по тому, как он себя вел, как говорил, как смотрел. Казалось, что это его откачали и дали второй шанс. Глупо тратить его на всякую ерунду.
— Я поговорю с врачом, — после недолгого раздумья сказал он, поднимаясь со стула. — Если он скажет, что угрозы жизни нет и тебя можно забрать домой, так и быть. Отвезу до дома, ужином накормлю и даже спать уложу. Но... — он навис над койкой напарницы и предупредительно поднял указательный палец. — …если он скажет, что тебе еще нужно отлежаться, ты останешься здесь. Поняла?
Он выдержал паузу, чтобы убедиться, что до МакАлистер оценила серьезность его слов, и сунул руку за пазуху. Во внутреннем кармане его куртки лежала та самая коробочка, что мозолила ему глаза уже с неделю. Та самая, которую Джоанна упорно не открывала, хоть и заметила уже давно. Та самая, которая сегодня имела все шансы так и остаться лежать на столе. Остаться не открытой. Тогда бы Джеймс точно уехал. Его бы ничто не держало в этом городе. И смысла оставаться в этой глуши уже не было бы. Повертев ее в руках, он протянул коробочку напарнице. Небольшая по размеру, она была довольно увесистой за счет своего содержимого. Не зря же он скрупулезно подбирал по одной все те фигурные подвески. Была там одна смешная с кроликом.
— Кажется, ты собиралась открыть его, — он спрятал руки в карманы, когда подарок перекочевал в руки девушки. — Если не понравится, можно вернуть.

+1

23

[indent] - Ну а кто же ты ещё? - вздернула бровь девушка, воззрившись на напарника с искренним удивлением во взгляде. - Не хочешь забрать меня домой и задушить заботой самолично, - Джо умильно хлопнула ресницами. Сегодня у нее почти не получалось угадать настроение Эванса. Она различала злость, понимала, что после слов про торги он только изобразил заинтересованность, но... У него будто камень с души свалился, и это было хорошо заметно даже сквозь привычную серьезность, за которой он прятал тревогу. Загадка. – Слушай, я правда понимаю, что не коленку расшибла, - девушка сменила тактику и вновь перевернулась на спину, натянув тонкое больничное одеяло едва ли не под самый подбородок. - Обещаю, я буду честно есть вкусности, которые ты мне наготовишь, и даже можешь лично подоткнуть плед. Если мне разрешат уйти, - последнее МакАлистер выжала из себя явно в угоду нависшему над ней напарнику. Под ткнувшимся в нее пальцем Джоанна вжалась в твердую больничную койку, чувствуя себя щенком, прилегшим на брюхо перед матерой псиной. Эванс умел давить на нервы, когда хотел. - Но дома мне правда будет лучше. Тут слишком много времени, чтобы думать, и в голову лезет всякая ерунда. Страшная, - девушка с трудом выдержала строгий взгляд Джеймса, обещавший, как минимум, надрать ей задницу, если будет легкомысленно относиться к советам врачей. Не будет. После того, что случилось, она уже по-другому смотрела на мир и по-другому видела его. Даже навязчивая забота Фифи и ругань Джеймса не раздражали, если на секундочку представить, что их могло бы не быть. Джоанна шмыгнула носом и часто заморгала подозрительно увлажнившимися глазами, в очередной раз подумав о смерти, почти положившей руку на плечо. Ей повезло, что Джеймс полез за пазуху и не видел промелькнувших на лице эмоций.
[indent]  - Что там? – МакАлистер не сразу рассмотрела, что напарник вертит в руке. Любопытно вытянув шею, она снова подтянулась на распластавшихся до состояния листочка подушках. В доверчиво подставленные ладони, сложенные «лодочкой» приземлилась увесистая коробочка. Вокруг неё они уже неделю ходили, как два барана. Один не хотел подарить, как положено. А вторая не хотела брать, пока этого не будет сделано.
[indent] – Стоять, - теперь уже пришел черед Джоанны тыкать в Джеймса пальцем. Пару секунд поколебавшись, она осторожно, будто боясь повредить содержимое или саму упаковку, открыла коробочку. На темно-красном бархате лежал браслетик: тонкая витиеватая цепочка с гроздью подвесок. Девушка осторожно коснулась её подушечкой пальца и провела по рассыпавшимся по ткани серебряным фигуркам. Солнышко, несколько разноцветных шариков, цветок и крылышки… Последним на глаза попался смешной крольчонок. МакАлистер тут же вскинула глаза на Эванса, с прищуром глядя на его довольное лицо. Вины за собой он явно не ощущал.
[indent] – Ну ты… Засранец. Нет слов просто. Серьезно, кролик? – Джо рассмеялась и ещё раз бережно коснулась фигурки пальцем. Это прозвище прилипло к ней практически с самого начала. Наверное, большеглазая и немного испуганная девчонка и впрямь была похожа на кролика. – Иди сюда, балбес, - позвала МакАлистер, вытянув руки. Дождавшись, пока Эванс соизволит к ней наклониться, присев на край недовольно скрипнувшей под его весом койки, девушка обвила руками его шею и звучно чмокнула в колючую от щетины щеку. – Спасибо. И за браслетик. И особенно за то, что я его все-таки открыла. Спасибо, - Джо потерлась носом о колючую щеку напарника. Глаза снова повлажнели, и она тут же спрятала лицо, уткнувшись носом в его шею, и жадно засопела, вдыхая такой родной и знакомый запах. Время словно остановилось, и невозможно сказать точно, сколько МакАлистер просидела, прижавшись к Джеймсу, как ребенок, ищущий утешения и защиты. Наверное, минуты три, но, может, и больше.
[indent] – Ладно, хватит на сегодня нежностей. Думаю, ты и так уже понял, что я тебя люблю и все такое, - девушка, смутившись того, насколько ее развезло от эмоций, отстранилась, но упорно прятала глаза и слегка розовела щеками. – А теперь иди и узнай, можно ли мне уже на свободу? Нет, стой! – Джоанна ухватила направившегося было в сторону двери Эванса за руку и потянула обратно. – Сначала надень, - немного покопавшись, Джоанна нашла на одеяле выпавший из перевернувшейся, пока она обнималась с напарником, коробочки браслет и протянула Джеймсу. Руку с пластырем, налепленным на сгибе локтя в том месте, откуда брали кровь, она вытянула следом.

+1

24

Покачнувшись назад, чтобы отчалить уже наконец от койки напарницы и отправиться на поиски врача, Джеймс замер и вернулся на исходную. МакАлистер, похоже, собиралась открыть подарок при нем, как и грозилась еще в начале смены. Всего каких-то несколько часов назад. Было ощущение, что прошел не один день и даже не неделя. Слишком многое произошло за эти часы. Слишком многое и слишком важное. Сосредоточив все свое внимание на выражении лица МакАлистер, Джеймс притих и закусил нижнюю губу. В конце концов он ждал этого момента всю неделю. В свете больничной лампы блеснуло серебро. Рассмотрев среди подвесок фигурку крольчонка, Джеймс залыбился и прикусил губу еще сильнее, чтобы не хмыкнуть, но все равно спалился. Джоанна резко вскинула на него глаза, и он не успел стереть с лица разоблачающее его насмешливое выражение. Зато в ответ "засранца" он среагировал оперативно. Его подвижное лицо изобразило наивность и изумление. Мол, а что такое. Но почти сразу же он снова заухмылялся, глядя на то, как МакАлистер хохочет, мелко подскакивая на больничной койке.
— И обнимашки, — закатив глаза, проворчал Джеймс и покорно подошел к напарнице поближе. — Мое любимое.
По тону легко можно было решить, что подобные процедуры не пользуются у него особой популярностью, но по лицу было видно, что сейчас Эванс не возражает. Пришлось сесть на край койки, чтобы Джоанна смогла дотянуться до него и чмокнуть в щеку. Но этим она, конечно же, не ограничилась. В такие моменты Джеймс всегда цепенел и как-то незаметно для самого себя подбирался, как перед прыжком в ледяную воду. Он словно ждал чего-то. Удара, например. Прошло много лет, но выдрессированные отцом рефлексы никуда не делись и давали о себе знать каждый раз, когда кто-то нарушал его личное пространство. Длилось это считанные секунды. Эванс быстро расслаблялся, начинал улыбаться и даже отвечал на неожиданное объятие или дружеское похлопывание по плечу, которыми так любят обмениваться хорошие знакомые. Но сейчас расслабиться почему-то не получалось. Джеймс сидел на краю койки боком к напарнице и осторожно придерживал ее за локоть, пока она тыкалась холодными носом ему в шею и сопела, обнимая его насколько хватало рук. Кое-как уговорив собственное несговорчивое тело расслабиться хоть немного, Эванс прижался щекой к растрепанной голове МакАлистер. От ее волос пахло морем.
Мимо приоткрытой палаты кто-то прошел, поскрипывая резиновой подошвой вымытому полу, дверь чуть скрипнула от сквозняка, а время все шло и шло. Врач, в какой-то момент заглянувший в палату, застыл на пороге при виде этой идиллической картинки и, немного поразмыслив, бесшумно вышел в коридор. Деликатности ему было не занимать.
— Я уж думал, это никогда не закончится, — с деланным облегчением выдохнул Эванс, когда МакАлистер наконец-то выпустила его из своих объятий. — Уже начал чувствовать себя заложником.
Он уже сделал шаг в сторону приоткрытой двери, но МакАлистер снова его остановила. Взвесив в руке протянутый напарницей браслет, Джеймс легко сцепил края застежки на тонком запястье и слегка встряхнул, чтобы подвески расправились сами собой. Фигурка кролика повисла на самом видном месте и заблестела круглым черным камушком глаза.
— Ну прям вылитый ты, — усмехнулся Эванс. Он хотел сказать еще что-то, но в этот самый момент в палату снова заглянул доктор.
— Вы закончили, я смотрю, — удовлетворенно заметил он, входя в палату. — А то такой трогательный момент был...
Доктор заулыбался, глядя на то, как покраснели констебли, и решил перейти к делу, пока смущение на зашкалило всерьез. Он зашуршал какими-то бумажками в медкарте, которую принес с собой. По привычке Эванс внимательно следил за выражением его лица. Ничего, что могло бы встревожить на нем так и не появилось.
— Общий анализ крови уже готов. Все в порядке. Биохимический придется подождать. Я так полагаю, на наркотики и алкоголь проверять смысла нет? — доктор стрельнул взглядом на девушку, хмыкнул чему-то и снова уткнулся в карту. — Осталась рентгенография шейного отдела позвоночника, которую вам проведут в ближайшие полчаса, но навскидку, с вами, мисс МакАлистер все в порядке. Мы вас понаблюдаем ночь, а завтра...
— Видишь, — не дождавшись, когда доктор закончит, обратился Джеймс к напарнице. — Так положено. Уж ночь-то потерпеть можно.
— Нет, если вы хотите забрать ее домой, то после рентгена... — встрял доктор и осекся, встретив тяжелый взгляд Эванса. — Только под вашу ответственность, — добавил доктор после небольшой паузы. Он перевел вопросительный взгляд на пациентку, а потом снова посмотрел на Джеймса и уже увереннее добавил. — Угрозы жизни нет. Своевременно оказанная помощь избавила нас от многих неприятных последствий. Обошлось без травм. В противном случае, о выписке и речи бы не шло.
Шумное сопение Эванса можно было расслышать даже в коридоре, а взгляд, который он не сводил с доктора, можно было с чистой совестью классифицировать как убийственный. Обошлось без травм? Да что он понимал вообще?! Но вслух Джеймс естественно ничего не сказал. Он выдохнул, потер рукав куртки, под которым пряталась повязка, скрывающая швы, и сомнением посмотрел на МакАлистер. Обезболивающее, что ему вкололи перед тем, как отпустить еще не прекратило свое действие, но скоро прекратит, а за таблетками так или иначе придется ехать домой. Простой ибупрофен тут не поможет.
— То есть я могу ее забрать? — уточнил он и посмотрел на доктора. — После рентгена?
— Да, можете, — просто ответил док и, захлопнув папку, сложил руки на груди. — Если вам будет нетрудно присмотреть за ней ночью... — на этой фразе на его лице появилась та самая улыбка, которая так смутила констеблей поначалу. Но на этот раз она не сработала. По крайней мере Эванс остался невозмутим. Он снова повернулся к МакАлистер.
— Я вернусь через полчаса, — заверил он ее. — Тебе есть во что переодеться?

+1

25

[indent] Если бы за прошедший год Джоанна не узнала Джеймса так хорошо, как знала его, и если бы не слышала от Морин его историю, то могла бы подумать, что ему неприятно. На несколько секунд он оцепенел, превратившись в деревянную куклу, только позволявшую себя обнимать. Он всегда так реагировал даже на банальные прикосновения. Из-за отца, отравившего его детство побоями. Поэтому МакАлистер старалась быть осторожной, приучала, будто дикого зверька, к тому, что за физическим контактом не обязательно должна последовать боль. И сейчас она потянулась к Эвансу и заключила его объятия только тогда, когда прочитала по лицу, что он не возражает. Он придержал её за локоть и только спустя какое-то время оттаял и сам слегка приобнял и прижался щекой к встрепанной макушке.
[indent] – Тебе всегда жалко дать мне пообниматься вдоволь, - посетовала девушка, скроив нарочито недовольную мордашку. Его реакция неизменно оставляла в душе горьковатый осадок, но Джо давно уже привыкла его игнорировать.
[indent] – Ты поэтому его купил? – с прищуром глядя на напарника, невинно поинтересовалась девушка. Приподняв руку так, чтобы было лучше видно браслет, она ещё несколько секунд рассматривала крольчонка. Если честно, то это подвеска нравилась больше других. – О, а это ты тогда, - МакАлистер ткнула кончиком пальца в болтающуюся по соседству с кроликом подвеску в виде лисенка. – Такая же рожа хитрая, - не удержавшись, девчонка показала напарнику язык. И как раз именно в этот момент в палату вошел доктор. Джоанна заполыхала щеками, мечтая провалиться под землю от стыда. Неловко так вышло. И с обнимашками, и с по-детски высунутым языком. Опустив глаза, она принялась вырисовывать пальцем узоры на одеяле с самым отсутствующим видом. Не хотелось, чтобы врач или Эванс поняли, как жадно девушка на самом деле прислушивается к шороху страниц пухлой медицинской карты, хранившей полную историю травм девочки-катастрофы, и ловит каждое слово из разговора.
[indent] Когда доктор сказал, что всё в порядке, в душе было затеплилась робкая надежда оказаться к ночи дома. Затеплилась и тут же угасла, осыпавшись крошечными искорками. Предателю Эвансу достался полный обиды взгляд. Мол, так запросто меня сливаешь, да, напарник? К счастью, врач совершенно неожиданно оказался на стороне пациентки. На осекшегося под волчьим взглядом Джеймса доктора Джо глянула одобрительно и ободряюще. Уж она-то знала, что при желании кое-кто мог бы гвозди забивать силой мысли. Закивав, как китайский болванчик, девушка принялась прожигать дырки в шумно сопящем напарнике. Взглядом она обещала ему тяжкие телесные, если он сейчас посмеет отказаться её забрать.
[indent] – Он очень ответственный. И это он меня спас, - спешно брякнула МакАлистер, непрозрачно намекая на то, что Джеймсу ее доверить не только можно, но и нужно. Даже если он сам немножко против, потому как, когда дело касалось её травм, напарник превращался в жуткого зануду и перестраховщика. В ожидании ответа Эванса девчонка даже дыхание затаила, боясь спугнуть, и выдохнула только тогда, когда он недоверчиво уточнил, действительно ли сможет её забрать. От затопившего по самые уши счастья она даже пропустила мимо ушей двусмысленную фразу врача. Пусть что хочет лопочет, лишь бы дал вольную. А уж там вкусная еда, мягкая кроватка и любимая игрушка в лице напарника, который явно останется у неё ночевать, сотворят чудо.
[indent] – Нет, - отрицательно мотнула головой Джоанна. – Все шмотки мокрые.
[indent] – Не буду вам мешать, - прервал МакАлистер доктор со всё той же двусмысленной улыбочкой. Про констеблей такими темпами по больнице поползут слухи. Про внеуставные отношения. – Медсестра зайдет за вами через несколько минут, - с этими словами врач подрейфовал к другим пациентам, оставив Джо и Джеймса наедине. Девушка только ему вслед махнула, моментально переключившись на напарника. Ей нужен был план.
[indent] – Слушай, а не сгоняешь ко мне за одеждой? – живая мордашка МакАлистер приняла самое умильное из всех умильных выражений. – Ключи вон, на тумбочке. Выцепи из шкафа какие-нибудь джинсы, футболку и… - на этом девушка стопорнулась. Просить привезти ещё и белье, которого её тоже лишили, было откровенно неудобно. Поэтому пришлось спешно решить обойтись без него и переобуваться на лету, переиграв всё на куртку. – Там холоднее не стало? Может, захватишь ещё какую-нибудь кожанку? А, и обувь. Там у входа всякой полно, - Джоанна подтянулась поближе к тумбочке и принялась намекающе двигать по ней ключи в направлении напарника. Немного помедлив, он их всё же взял и сунул в карман открыл было рот, чтобы возбухнуть, но их опять прервали. В дверях палаты нарисовалась Фифи с креслом-мать-его-каталкой.
[indent] – Да вы издеваетесь!! – натурально взвыла Джоанна. – Не поеду я на этой штуке! Я ходячий больной!!
[indent] Пока девушка препиралась с Фифи, Эванс успел смыться с поля боя, напоследок одарив напарницу насмешливым взглядом. Она в ответ показала ему кулак и продолжила бухтеть, пока ей не пригрозили сорвать рентген и все же оставить в больничке на ночь. Пришлось выражать свое недовольство громким сопением, но все-таки садиться в злосчастную каталку и ехать.
[indent] Рентгенолог оказался пожилым улыбчивым старичком. Непрерывно травя байки и болтая, он справился со своей работой так быстро и ловко, что оставалось диву даваться. Джоанна только моргнуть успела. Результатов пришлось подождать в коридоре, сидя в каталке и снова препираясь с заботливой Фифи.
[indent] – Ну что, мисс МакАлистер, - без обиняков начал старик, когда девушку вновь ввезли в его кабинет. – Думаю, вам повезло. Никаких травм у вас нет, хотя я бы посоветовал вам в ближайшее время всё же поберечься. Надеюсь, в дальнейшем вы к нам заглядывать станете только на чай.
***
[indent] Возвращения Эванса Джоанна ждала, как чуда. Она уже успела ещё разок свидеться с доктором, получить разрешение отчалить, когда за ней приедет напарник, и кучу советов вдогонку, а его всё не было. Джеймс задерживался явно дольше обещанного получаса.
[indent] – Ну и где тебя черти носили?! – с ходу напустилась на нарисовавшегося на пороге палаты Эванса девушка, стоило ему только появиться в пределах её видимости. От нетерпения она едва ли не подскакивала на кровати, как мячик-попрыгун. – Я уже думала, что ты меня кинул! Одежду привез? – МакАлистер проворно слетела с кровати, но быстро опомнилась. Задница-то всё ещё голая. Пришлось сдернуть с койки тонкое одеяло и под его прикрытием шлепать босыми ступнями к напарнику, чтобы выдернуть из его рук пакет. Джо тут же сунула в него нос. – Ты нарочно что ли футболку эту взял? – укоризненно засопела девушка, перебрав вещи. Джинсы, футболка, куртка и кроссовки – всё по заказу. – Ладно, дай мне переодеться, - Джо бросила пакет на кровать и, придерживая одной рукой одеяло, второй обхватила Джеймса за плечи, с усилием развернула и придала ускорение в направлении выхода. Она настолько залежалась, что готова была притопывать на месте, как молодой жеребенок. А он задерживал процесс. – И не подглядывай!

+1

26

Все, что оставалось Эвансу, так это свалить под шумок. Тем более, что по мере того, как переставало действовать обезболивающее, настроение его стремительно портилось. К себе домой Джеймс не ехал, а несся, нарушая скоростные ограничения. К счастью, обошлось без жертв. Однако, и дома его ждал серьезный облом. Перевернув вверх дном всю кухню и ванную комнату, он так и не нашел вожделенного пузырька с волшебными таблетками, что ему презентовал Макрей. Где он их брал, Эванс никогда не интересовался, но знал, что в аптеке такие точно не купишь. Между тем рука, растревоженная во время езды на мотоцикле, огрызалась нешуточной болью на каждое движение. Под повязкой как будто пульсировало что-то горячее. В последней надежде, Джеймс перетряхнул карманы своей косухи и все же нашел старый пузырек с одной единственной таблеткой, которая почти раскрошилась и едва ли могла сработать должным образом. Тем не менее Эванс ее выпил, а превратившиеся в мелкую крошку и пыль остатки втер в десны, как кокаин.
— Докатился, ничего не скажешь - пробурчал он себе под нос. Нужно было заехать к Макрею в паб. Целую ночь без нормального обезболивания да еще с таким раздражающим элементом, как МакАлистер, он точно не выдержит. Но сделать это за те полчаса, что уже успели превратиться в пятнадцать минут, он вряд ли успеет. Ладно, решил про себя Эванс, ссыпавшись по лесенке крыльца, и с ходу оседлал свой мотоцикл. Заехать в паб можно и с напарницей на закорках. В конце концов он обещал ей ужин, а стряпня Карлоса была как нельзя кстати, когда готовить нет никакого желания, а есть хочется так, что аж желудок подводит. Это МакАлистер лопала домашние харчи под присмотром Фифи, а он на работе был и над бумажками корпел как проклятый, оправдываясь за утопленную патрульную машину.
В том, что справедливости на свете нет и не предвидится, Джеймс убедился, когда, заехав по пути к напарнице домой и собрав первое попавшееся под руку шмотье, он вернулся в больницу. На него наехали с порога, да так, что он даже на долю секунды задумался о том, чтобы передумать и все же оставить Джоанну в больнице до утра. Просто так, чтобы имела совесть хотя бы иногда. Но совесть МакАлистер явно не откачалась вместе с ней. Мало того, что ей не понравилась футболка, которую он особо не разглядывал когда пихал в пакет, так она еще и выгонять его взялась. Ну, что тут скажешь. Иногда его напарница не только забывала, но и забывалась.
— Спасибо, Джеймс. Как мило с твоей стороны, — елейным тоном проговорил Эванс, послушно топая на выход из палаты, и сам же себе ответил, сменив интонацию на более низкую и грубую. — Да без проблем. Обращайся, напарник.
В дверях он все же остановился и, оглянувшись на напарницу, громыхнул ключами от ее квартиры о жестяную поверхность столика у входа. Получилось громко и сердито. Взгляд его был не лучше, но на разбор полетов Джеймс настроен не был. Он уже превысил лимит негативных эмоций, связанных с напарницей. Хватит уже.
— Жду на парковке, — только и сказал Эванс, прежде чем выйти из палаты, захлопнув за собой дверь.
Пока он мотался туда-сюда по городу, успело стемнеть и заметно похолодать. Как будто они не умирали от духоты несколько часов назад, когда сидели в машине и ждали, когда уже за Мерфи приедут крепкие мальчики в белых пижамках. В воздухе отчетливо пахло росой, а асфальт уже начал влажно поблескивать. Дышалось легко. Если бы не боль, лишь слегка притупившаяся благодаря раскрошенной таблетке, Джеймс, возможно, признал бы, что все не так уж и плохо. Что он совсем не злится за этот сумасшедший день. Ни на кого. Единственным виновником всего случившегося был чокнутый старикан, а с мертвых не спросишь. Да и смысл. Все уже случилось и ничего с этим не поделаешь. К тому же разве это не помогло ему решить вопрос, над которым он маялся несколько последних недель? Он остается. Чтобы служить простым констеблем, чтобы навещать мать как можно чаще, чтобы работать в питомнике. Чтобы присматривать за одной бедовой девчонкой, которая сегодня дважды чуть не отправилась на тот свет. В свой собственный день рождения.
— Мне нужно заехать в паб, Макрея повидать, — сразу же сообщил Джеймс, едва его напарница подошла к мотоциклу, на котором он все это время сидел, бестолково катая в пальцах хрусткий корпус незажженной сигареты. Собирался покурить в ожидании, но как-то не получилось.
— Заодно чего-нибудь поесть возьмем. Я голодный, — он всучил МакАлистер шлем и кивнул на ее расстегнутую куртку. — Застегнись. Ветер холодный.
Он и сам застегнулся прежде чем сесть на мотоцикл как полагается и завести его. До паба было совсем недалеко ехать.

Отредактировано James Evans (2018-05-14 18:52:19)

+1

27

[indent] Яркий румянец, разлившийся по всё ещё болезненно бледным щекам и переметнувшийся даже на уши, красноречиво свидетельствовал о том, что совесть у МакАлистер всё же имелась. Глупо моргнув, она посмотрела на громыхнувшую о столик связку ключей, потом на дверь, за которой ещё слышалось сердитое эхо шагов Эванса и глубоко втянула воздух носом. Забылась. Перегнула палку, пытаясь за нарочитой дерзостью спрятать всё ещё копошащийся внутри страх. Продолжая полыхать щеками, Джо принялась спешно одеваться, умудряясь одновременно втряхиваться в джинсы, прыгая на одной ноге, и натягивать майку. В принципе, там и натягивать-то было нечего – живот с невесть откуда взявшейся красноватой длинной царапиной так и остался гулять наружи, на него длины не хватило.
[indent] Торопливо натянув кеды и кое-как пригладив волосы, девушка вихрем пронеслась по палате, собирая разбросанные вещи и запихивая их в пакет. Пожитков собралось не то, чтобы много. Напоследок оглянувшись, МакАлистер подхватила с прикроватной тумбочки ещё один пакет, бумажный и источающий воистину волшебный аромат, и пошла на выход. На улице уже успело стемнеть и похолодать, а в воздухе повис тот особенный запах, какой бывает только в сумерках. Джоанна сделала глубокий вдох.
[indent] Эванс, как и обещал, ждал напарницу на парковке. При одном взгляде на Джеймса, сидящего на своем триумфе, показалось, что он как-то устало сгорбился, будто тащил на себе нелегкую ношу. Совесть заныла с удвоенной силой, даже стало стыдно подходить к нему. Опустив глаза, Джо усилием воли подавила малодушный порыв удрать и, шаркая подошвами кроссовок по асфальту, всё же потопала к напарнику.
[indent] – Я так и знала, что голодный, - констатировала девушка, едва не расползаясь в довольной улыбке. У неё был неплохой такой козырь от Фифи, который вполне мог бы помочь загладить вину за наезд в палате. Что греха таить, срывать на Эвансе свои нервозность было так же обычно, как и подлизываться к нему после. Джо привыкла к тому, что он – как большая плюшевая игрушка впитает все её слезы, страхи и психи, с ворчанием сгладит острые углы и всё забудет спустя пару часов. Но сегодня был особенный день. Слишком страшный и напряженный, а потому на мгновение вдруг закралось опасение, что и замирение с напарником пойдет не по той колее. До дрожи в коленках стало страшно, вдруг чаша терпения Джеймса уже переполнилась, и он попросту плюнет на излишне эмоциональную коллегу. Шмыгнув носом, МакАлистер обогнула мотоцикл и заюлила, заглянув Эвансу в лицо. – Держи. Приберегла тебе передачку от Фифи. Испорти себе пока аппетит, мне у Макрея больше достанется, - за нарочито небрежным тоном пряталась нешуточная неуверенность, всё равно сквозившая за каждым жестом. Ломким движением девушка заправила за ухо прядь волос и сунула в руки Джеймсу пакет, пахнущий так, что даже у нее, относительно сытой, слюнки текли. – С мясом. Как раз успеешь пожевать, пока я буду возиться, - Джо торопливо выхватила у напарника шлем, прижала его к бедру одной рукой и принялась застегивать куртку второй. – Я серьезно думала, что ты мини-майку с зайцем взял по приколу. Прости, - девушка исподлобья глянула на Эванса, продемонстрировав ему в вырезе не до конца застегнутой куртки смешного зайца с хвостиком-сердечком на попе. На этот раз она даже не ворчала насчет шлема, натянула его молча и без возражений. Зато перед тем, как сесть на байк позади напарника, конкретно тормознула. Лихорадочно мечущиеся мысли споткнулись на том, что белья под одеждой нет и наверняка спиной это будет великолепно ощущаться. Поэтому Джоанна несколько мгновений помедлила, полыхая под шлемом щеками, но приказала себе не забивать голову ерундой. Перекинув ногу через мотоцикл, она оседлала его и, пристроив пакет с вещами, крепко прижалась к Эвансу всем телом. Обычно МакАлистер держалась свободнее, но сегодня хотелось его обнять буквально как ребенку – руками и ногами. Отголоски эмоций продолжали бродить в крови. – Поехали. Я готова, - девушка прильнула щекой к спине напарника и прикрыла глаза, чувствуя, как триумф с басовитым урчанием набирает скорость. До паба было ехать всего ничего, через каких-то пару минут Джеймс уже остановился на парковке напротив входа. Джоанна слезла с мотоцикла и первым делом стащила с себя шлем, превратив рассыпавшиеся по плечам волосы в натуральное воронье гнездо.
[indent] – Держи свое пыточное устройство, - девушка вернула напарнику его шлем и, дождавшись, пока он пристроит его и поставит байк, потопала к пабу. - Мы здесь будем есть или с собой возьмем? – на ходу приглаживая и разбирая пальцами шевелюру, поинтересовалась МакАлистер. Дверь по традиции оказалась для неё тяжеловата и, чтобы её открыть, пришлось повиснуть на ней всем телом. Народу, несмотря на злачный час, было не то, чтобы много. Но все наличные посетители загудели с удвоенным энтузиазмом загудели, когда, повернув голову к вошедшим, обнаружили парочку горе-констеблей. Очевидно, все уже всё знали про Мёрфи и утопшую машину.

+1

28

Покосившись на протянутый пакет, Эванс недоверчиво глянул на МакАлистер, но в итоге все же взял и заглянул внутрь. Приветом от Фифи оказался кусок пирога с мясом, который источал такой аромат, что рот моментально наполнился вязкой слюной, а желудок грозно заурчал, требуя наполнения. Но каким бы сильным ни был голод, ощущение, что это такая попытка напарницы его задобрить, не оставляло. Неужто совесть реанимировала? Джеймс снова посмотрел на МакАлистер и уперся взглядом в продемонстрированного ею зайца, нарисованного на футболке.
— Я взял то, что лежало у тебя на диване, — он пожал плечами и достал пирог. — Если она тебе так не нравится, зачем носишь?
Вопрос в ответе не нуждался, тем более, что Джеймс явно не слушал. Он убил пирог в два укуса и, скомкав пакет, метко закинул его в стоящую на углу парковки жестяную уличную урну. Как будто ничего и не было.
— Капля в море, — констатировал Эванс. — Но все равно спасибо.
Дождавшись, когда МакАлистер займет свое место у него за спиной, он сбил подножку, и осторожно вывел мотоцикл с парковки. Руку снова неприятно задергало, но вскоре и это прошло. Пара волшебных таблеток, и он вообще перестанет обращать внимание на такую ерунду. Конечно, была велика вероятность, что он начнет обращать внимание на другие вещи, вроде неожиданно крепкой хватки, с которой МакАлистер в него вцепилась, или той приятной мягкости, что пригревала его со спины. Но все это в любом случае было лучше боли, желание избавиться от которой сейчас занимало голову Джеймса почти целиком. Он гнал до городского паба почти так же, как совсем недавно гнал домой, уверенный, что там у него есть запас обезболивающего. Мысль о том, что Макрея может просто не оказаться на месте, он не допускал. Ну не может же ему сегодня так колоссально не везти. Просто не может.
Знакомой машины на парковке перед пабом, однако, не оказалось, когда они с Джоанной все же добрались до пункта назначения. Но Джеймс напомнил себе, что это еще ничего не значит. Макрей вполне мог оставить свой дефендер во дворе между пивоварней и пабом, где была служебная парковка, а простым смертным въезд был закрыт. Так что у него все еще были все шансы разжиться таблетками. Поставив мотоцикл на подножку, Джеймс приладил шлем поверх бензобака и последовал за напарницей ко входу в паб.
— У меня тут дел на пять минут, так что особо рассиживаться не советую, — отозвался он. — Я тебя из больницы забрал не для того, чтобы в пабе тусоваться. Не забывай. Закажем еду на вынос и домой. Тебе вообще-то покой полагается.
Придержав дверь, чтобы МакАлистер смогла просочиться внутрь, Эванс вошел следом и сразу же окунулся в знакомую любому солуэйцу атмосферу городского паба, в котором все узнавали о происходящем в городе порой даже раньше, чем оно вообще происходило. Десятки пар глаз моментально уставились на них, а потом и без того шумное в субботний вечер заведение загудело еще пуще.
— Ребят, а вы в курсе, что купальный сезон закрыт?! — поинтересовался кто-то. Взрыв смеха, сопровождавший эти слова, прокатился по всему пабу волной. Беззлобное веселье и дружеские тычки и похлопывания по спине проводили констеблей до самой стойки, где их встретил Родерик. На его лице. в отличие от всех остальных, было написано сочувствие, а не веселье. Судя по всему, он знал куда больше деталей случившегося, и это не позволяло ему вот так просто и беззаботно шутить на эту тему. Ничего смешного в этом и не было.
— Вы как?
Эванс покосился на напарницу, которой достался единственный свободный стул у стойки, и, повернувшись к бармену, натянуто улыбнулся.
— Нормально. Макрей здесь?
— В офисе.
Родерик махнул рукой куда-то себе за спину, но Джеймсу не нужно было объяснять, как пройти в офис пивоварни. Он кивнул и наклонился к Джоанне. Из-за шума приходилось говорить практически ей на ухо.
— Закажи нам что-нибудь с собой, а я пока к Джетро загляну, — он поискал глазами доску с написанным на ней мелом меню на сегодня. Энчилады и что-то еще но тоже из мексиканской кухни. — Я быстро, — Джеймс отчалил прежде, чем Джоанна успела ответить и скрылся в толпе.
Пробравшись через скопление шумных посетителей, до выхода в подсобные помещения, Джеймс прошел через темный коридор и вышел во внутренний двор пивоварни. Дефендер стоял здесь, скучал в стороне от пикапов со знакомой символикой на дверце и серебрился от вечерней росы в свете одинокого фонаря. Но только увидев свет в окнах офиса, Джеймс успокоился по-настоящему. Перспектива куковать всю ночь, борясь с желанием отрубить к чертовой матери больную руку, начала рассеиваться.
Спустя неполные десять минут вместо намеченных пяти Джеймс вернулся в паб. Заметно повеселевший, он перекинулся парой слов со знакомыми, улыбнулся юрко мелькнувшей совсем рядом Тэмми, даже умудрился направить на путь истинный подвыпившего буяна и отобрать у него ключи от машины, перепоручив доставить его налитое под завязку тело до дома его более трезвым собутыльникам.
— Ну что там с заказом? — спросил он, когда добрался наконец до сидящей за стойкой Джоанны. — Надеюсь, ты не постеснялась. Я готов слона съесть.

+1

29

[indent] – Тебе рассказать о пользе закаливания? – парировала Джоанна одну из дружеских подначек, смиренно подставляя плечи и спину под похлопывания. Данную конкретную парочку констеблей здесь любили, поэтому и видеть живыми и невредимыми были рады. Отбрехавшись ещё от пары остроумных шуток, девушка, наконец, оказалась за стойкой. За ней сегодня хозяйничал Родерик, но в глубине души МакАлистер была этому даже рада. Ей очень хотелось сказать Макрею, какую роль сыграл его армейский нож и что благодаря ему она жива, но не сейчас... Сейчас добродушное сочувствие Рори было бальзамом на душу. С Джетро они обязательно поговорят потом, но желательно без лишних глаз и ушей.
[indent] – Что там у нас сегодня? – риторически вопросила девушка, всматриваясь в написанное мелом меню. Мексиканская кухня, как и следовало ожидать. Желудок заурчал, намекая, что уже достаточно проголодался, дабы приобщиться к стряпне Карлоса. – Давай нам энчилад, Родерик. И такос с курицей, и с говядиной. И кесадильи с сыром. Всё с собой, ладно?
[indent] – А ты не лопнешь? – с доброй усмешкой поинтересовался Рори, окинув МакАлистер оценивающим взглядом. Будто прикидывал, куда в этой тощей девчонке может уместиться такое количество еды.
[indent] – Я вместительная и очень голодная, - доверчиво поведала девушка, демонстративно погладив себя по животу, чем вызвала приступ смеха у бармена и случайно оказавшегося рядом чужака. Лицо у парня казалось незнакомым, но держался он вполне себе дружелюбно и открыто. Приятное общение на тонкой грани между простой болтовней и флиртом помогало скоротать время. Периодически Джоанна косилась на болтающиеся на запястье часы, отмерявшие минуты уже сверх обозначенных пяти. Оставалось только не заморачиваться и, подперев кулаком щеку, продолжить кокетничать в ожидании напарника.
[indent] – Держи, - Родерик поставил рядом с МакАлистер пакет, от которого исходили такие одуряющие запахи, что она невольно сглотнула моментально ставшую вязкой слюну. Желудок требовательно заурчал. Рори с усмешкой подтолкнул поближе к ней небольшую тарелочку с солеными орешками.
[indent] – Спасибо, - девушка улыбнулась стоящему за стойкой бармену, подгребла пакет поближе к себе и вздохнула. Рука тут же забралась в тарелку с орешками, ухватила щедрую щепоть и закинула в рот. По сравнению с близкими энчиладами это была кислая замена, о чем желудок не замедлил сообщить новой трелью.
[indent] – Может, тебя чем-нибудь угостить? – поинтересовался чужак, видимо, в порыве доброты наклонившись близко к Джоанне. Та в ответ отрицательно покачала головой и забросила в рот ещё порцию соленых орешков.
[indent] – Нет. Я все-таки надеюсь, что мой напарник скоро вернется, - легкомысленно отклонила весьма соблазнительное предложение девушка, не без сожаления втянув носом витающий совсем рядом запах съестного. Лицо чужака стало каким-то совсем уж кислым. Возможно, он надеялся, что констебль в итоге уйдет с ним, а не с напарником. Подумать на эту тему МакАлистер не дал голос Эванса, раздавшийся над плечом. Как чуял, черт, что его подсиживают. Девушка подскочила от неожиданности, подавившись очередным орешком, и надсадно закашлялась.
[indent] – Добить меня решил? – жалобно просипела Джоанна, не без помощи того же Джеймса, отнюдь не ласково похлопывавшего её по спине, справившись с орешком. Продышавшись, она добавила. – Заказ собран, - девушка ткнула в пакет, лежащий на стойке. – Там по энчилад, два такос и кесадилье на брата. Хватит нам? Или возьмем ещё что-нибудь, пока не ушли?
[indent] Разобравшись с заказом, констебль соскочила с высоковатого для нее табурета и хлопнула по плечу нового знакомого, сверкавшего недовольной рожей. Девчонка уходила у него из-под носа.
[indent]- Ну ладно, ещё встретимся, - МакАлистер лучезарно улыбнулась и потопала в сторону выхода за уверенно дрейфующим сквозь ставшую гуще толпу народа Джемсом. Здравая мысль, что для новой встречи нужно было оставить парню хоть телефончик, осенила девушку уже на улице. Замерев в нескольких шагах от мотоцикла, она досадливо вздохнула. – Знаешь, Эванс, если ты будешь всегда появляться так вовремя, то тебе придется стать моей личной жизнью. На данный момент отсутствующей личной жизнью, - без задней мысли о том, как можно расценить сказанное, ввернула девушка. – Но я не против, с тобой весело и уютно. Слушай, а давай покатаемся?
[indent] Вечер загустел и плавно перетекал в ночь. Казалось, даже похолодевший воздух пах как-то по-особенному. Мысль погонять на байке по полусонному городу, петляя пустынными улочками, и, может быть, даже выбраться к морю и слопать поздний ужин на берегу, любуясь накатывающими на берег волнами, становилась всё более соблазнительной. Она буквально очаровывала. Не удержавшись, Джоанна обошла мотоцикл так, чтобы встать перед напарником и видеть его лицо, и начала канючить, примеряя самые трогательные мордашки из своей коллекции умильно-жалобных мосек.
[indent] – Ну пожа-а-алуйста! – молитвенно сложив ладошки, протянула девушка. – Ну пожалуйста-препожалуйста! Совсем чуть-чуть. Сегодня ведь такой день! Мой день рождения. Ну что тебе стоит? Покатай меня капельку? Давай только до моря доедем? До той бухточки, помнишь? Ну? – едва ли не урча, как подлизывающаяся к хозяину кошка, МакАлистер сделала ещё один крошечный шажочек в направлении Эванса и оказалась к нему практически вплотную. На таком расстоянии умильно-умоляющий взгляд карих глазищ можно было считать особенно опасным оружием.

Отредактировано Joanna McAlister (2018-05-20 01:01:17)

+1

30

— Бог троицу любит, слыхала? — старательно хлопая напарницу по спине, напомнил Эванс. — Ты сегодня уже дважды чуть на тот свет не отправилась. Осталось еще разок для комплекта. И считай, что днюха удалась.
Убедившись, что МакАлистер не собирается задыхаться насмерть, он сунул любопытный нос в пакет с едой. Желудок сразу же заурчал, живо отзываясь на мощные сигналы от всех органов чувств разом. Получилось так громко, что даже Рори, стоящий через стойку, как-то умудрился расслышать.
— Вас там в полиции что, голодом морят? — искренне удивился он, глядя то на Эванса, то на МакАлистер, голодные глазищи которой уже в пору было выпускать на плакатах в качестве рекламной акции по борьбе с голодом во всем мире. Крупным планом и без каких бы то ни было дополнительных надписей.
— Ты себе просто не представляешь, — отозвался Джеймс и, тщательно завернув еду обратно в пакет, снова обратился к напарнице. — Ну что, погнали?
Только теперь он заметил какого-то незнакомого парня, что поглядывал на него поверх кучерявой головы МакАлистер с досадой обломавшегося. Еще десять минут назад Эванс с вероятностью процентов этак в сто двадцать пять испортил бы настроение не только этому парню, но и напарнице за компанию. Но сейчас он был преисполнен такой ядреной любви к ближнему, что расплылся в широкой улыбке. На первой взгляд вполне дружелюбной. Но только на первый.
— Обломись! — одними губами, чтобы Джоанна не услышала, проговорил он и, все так же улыбаясь, потопал к выходу, уверенный, что МакАлистер идет за ним следом. Уже на улице, как следует надышавшись свежим воздухом, Джеймс сообразил, что к чему, и мысленно выдал себе медальку за скотинизм. МакАлистер по несостоявшемуся ухажеру даже слегка взгрустнула. Ну или не совсем по нему.
— У меня нет личной жизни, — беспечно пожал плечами Джеймс, укладывая пакет с едой для сохранности в один из кофров мотоцикла. — Почему она должна быть у тебя?
Вопрос был риторическим, но вместе с тем наталкивал на вполне конкретные мысли. Тем не менее, он так и остался висеть в воздухе. МакАлистер перешла в наступление. Маневры ее были Эвансу знакомы до последней ужимки, но стоило признать, что они действовали и довольно таки неплохо. Даже несмотря на давно истекший срок годности.
— Вот я так и знал, что не нужно было забирать тебя из больницы, — он напустил на себя самый пасмурный вид, на который был способен, и скрестил руки на груди. — Дальше что? Давай искупаемся? Я ведь так давно не пробовала морскую водичку! А потом рванем в Абердин, чтобы уж наверняка. И пофиг, что мне прописали покой и куриный супчик.
Джеймс смотрел на напарницу сверху вниз и хмурился, изо всех сил изображая грозовую тучу, которая вот-вот начнет метать гром и молнии. Он ждал, когда на лице МакАлистер появится то виновато-обиженное выражение, которое он уже успел выучить до последней черточки. И, когда оно наконец-то появилось, глухо фыркнул, моментально растеряв весь свой грозный вид. На долго его актерских способностей никогда не хватало.
— Надень сначала вот это, — он вытащил за рукав свою толстовку, которую еще утром затолкал на самое дно кофра, и протянул ее напарнице. — А то такими темпами ты мне всю спину исцарапаешь своими... Ну, ты поняла, — он изобразил некий жест, должный указать на острую во всех смыслах проблему не утепленной как следует груди МакАлистер, и покачал головой. — Я их даже отсюда вижу. Знал бы, что все так плохо, прихватил бы один из твоих бронелифчиков с пушапом.
Дождавшись, когда напарница утеплится, Джеймс всучил ей шлем и оседлал мотоцикл. Он стал уточнять, какую именно бухту она имела в виду. Подходящих для визитов мест на побережье Штормового острова в черте города было не так уж и много. И все больше это были скалы, утесы и обрывы вроде того, с которого их сегодня столкнул Мерф. Та самая бухта пользовалась популярностью среди подростков. Что за черт принес их в свое время туда, Джеймс уже не помнил, но место и дорогу туда запомнил очень хорошо. Однако, это не помешало ему заставить напарницу взять на себя роль штурмана и показывать ему дорогу.

Отредактировано James Evans (2018-05-22 04:38:00)

+1


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Не взлетим, так поплаваем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC