В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Эпизоды из прошлого » Свой среди чужих, чужой среди своих


Свой среди чужих, чужой среди своих

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s3.uploads.ru/PEaSV.jpg

Северный Солуэй, май 1867 года

Джоанна МакАлистер, Калеб Макрей

[icon]http://s9.uploads.ru/9U3JG.jpg[/icon][status]Боль делает нас сильнее[/status][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that

[/sign]

+1

2

[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://b.radikal.ru/b25/1806/3c/0910d3782ef1.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]
[indent] Джоанна думала, что любила. Она ошибалась. Ещё никогда раньше ей не приходилось испытывать такого сожаления, такой щемящей тоски, разъедающей душу. Если бы можно было повернуть время вспять, мисс МакАлистер всё сделала бы по-другому. Последний разговор с капитаном Эвансом она прокручивала в голове раз за разом, до мельчайших подробностей вспоминая детали.  Будто мозаику, собирала кусочки-слова, представляя, что и как могла сказать и сделать, чтобы концовка была иной. Дурные, злые фразы, сорвавшиеся с языка. Глупый побег. Всё… Всё наперекосяк. Эти мысли терзали Джоанну не один день и даже не месяц.
[indent] Весенняя ярмарка, куда мисс МакАлистер вытащила Маргрете, оказалась настоящей пыткой. Идти за крутящей головой по сторонам и восторженно попискивающей девчонкой, натягивая на лицо беспечное выражение и спокойную улыбку, становилось всё сложнее с каждой минутой. Возле того самого места, где под омелой произошел первый поцелуй с капитаном Эвансом, Джоанна сломалась.
[indent] – Прости, мне что-то нехорошо, - положив руку Маргрете на острое плечико, сказала девушка. Личико её юной спутницы моментально вытянулось, отобразив всю гамму чувств – от удивления до расстройства. Мисс МакАлистер слабо улыбнулась ей в ответ, чувствуя, как сердце бьется в горле, а подрагивающие колени становятся ватными. Здесь было сосредоточено слишком много воспоминаний, воспоминаний, ещё будораживших душу и причинявших боль. Несмотря на по-летнему теплую погоду, стало вдруг так холодно.  – Я пойду в сторону дома, но тебе не обязательно меня сопровождать. Хочешь остаться?
[indent] – Ну как же я, хозяйка? – упрямо сжав губки и стараясь скрыть разочарование, пробормотала Маргрете.
[indent] – Очень просто, - отвернувшись от того дома, с крыши которого зимой на неё съехал снег, Джоанна присела на корточки перед спутницей и обхватила её ладонями за плечи. Внутри стало так пусто и тоскливо, что хотелось завыть, но она продолжала неискренне улыбаться. – Ты не обязана лишаться развлечений. Погуляй немного, купи мне каких-нибудь сладостей. Хорошо?
[indent] Маргрете колебалась недолго. Домой девочке совершенно не хотелось, поэтому под напором уговоров со стороны хозяйской дочки она сдалась. Выдав деньги на гостинцы, мисс МакАлистер проводила постоянно оглядывающуюся на неё подопечную взглядом, резко развернулась и быстрым шагом пошла прочь. Она даже не совсем понимала, куда идет. Нужно было уйти, уйти, как можно скорее. Сбежать от воспоминаний, сконцентрировавшихся удушливым комком в горле и тупой болью в груди. Джоанна шла, куда её несли ноги, петляя по улочкам Солуэя, пока не обнаружила себя на его окраине.
[indent] Город занимал лишь часть острова. Дома, скучковавшиеся в центре, плавно рассыпались на значительное расстояние друг от друга к окраинам, пока не превращались в поля. Мисс МакАлистер стояла возле самого крайнего, невидящим взглядом смотря на его окна. Ей нужно было успокоиться прежде, чем возвращаться, и она знала, куда пойти за умиротворением. Зачем-то воровато оглянувшись, девушка свернула с проторенной дороги на небольшую тропинку. Подобрав пышные юбки, чтобы не мешали при ходьбе и не собирали репьи на подол, Джоанна пошла под небольшой уклон.
[indent] Плавный подъем по лугу, заросшему молодой травой, привел к одинокой скале, высившейся на пляже. Песок, стоило соступить на него, моментально оказался в туфлях, но Джоанну это не остановило. По становящейся всё круче каменистой тропинке, вихлявшей между разнокалиберными валунами, она полезла к вершине.
[indent] Скала заканчивалась небольшой плоской площадкой, откуда хорошо виден был город. И порт, где стояли все корабли. Мисс МакАлистер старалась не интересоваться пиратами, но слух всё равно жадно улавливал информацию об «Илиме». Капитан Эванс не принадлежит ей и никогда не принадлежал, но всё равно занимал огромное место в сердце и мыслях. Проклятый упрямец! Джоанна знала, что его корабль ушел от берегов Штормового острова практически сразу после их ссоры и больше не возвращался. Можно было с упоением заставлять себя не думать об этом, но поселившаяся в душе тревога за Джеймса не желала отступать.
[indent] Оказавшись на вершине, девушка подошла к массивному камню, лежащему почти у самого края. Впившись взглядом в порт, она рассмотрела корабли и мелких, словно муравьи людей. Сейчас на рейде возле острова был корабль Макрея и оставалось лишь надеяться, что следующей к берегам подойдет «Илима». На разговор с её капитаном Джоанна не смела даже рассчитывать, но ей было очень важно знать, что он хотя бы жив и в порядке. Только бы знать. Вздохнув, девушка сжала в кулаках подол, который продолжала придерживать, скомкала тонкую ткань и сделала ещё один вдох, преодолевая колючий комок боли в груди. Аккуратно подобрав платье, она села на тот самый камень. Невидящий взгляд заскользил по бликующей на солнце глади моря. Мисс МакАлистер смертельно боялась высоты, но всё равно приходила сюда. Резкий ветер, пахнущий горьковатой солью, будто выдумал из головы лишние мысли и смятение, помогая разобраться с собой. И не сойти с ума.
[indent] – Не думай, не думай, - строго приказала себе Джоанна тихим шепотом. Если бы это ещё помогало на самом деле не вспоминать о капитане Эвансе.

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-15 23:08:48)

+1

3

Решение прикупить клочок земли на Штормовом острове, Макрей принял уже давно, но руки все никак не доходили элементарно выбрать место. Крохотный островок отличался завидными просторами, а все потому, что людей на нем было пока мало. Ключевое слово «пока». Скоро, очень скоро небольшой поселок близ пристани вырастет и превратится в нечто большее. Городок или даже городишко по сравнению с тем же Лондоном, но все же город. Настоящий. Это дело времени. И как бы Макрею не хотелось думать, что ничего не изменится, это было не так. Раньше, когда Штормовой был просто безлюдным островком в Северном море, все было куда проще и понятнее. Были они — пираты и контрабандисты, на первый взгляд обычные преступники и головорезы, но вместе с тем верные подданные Ее Величества. Было Северное море, в котором они блюли интересы Короны и хранили своего рода порядок, не давая спуску иностранцам. И был остров, на котором они прятали награбленное, чтобы потом сбыть в том или ином порту за звонкую монету. Теперь у пиратов, да и у самого Макрея в частности имелись вполне конкретные обязательства, связанные с этим островом. И перспективы. Именно перспективы все изменили. Ведь раньше их попросту не было.
Утренние прогулки верхом по острову позволяли Калебу хорошенько подумать над тем, что открывалось перед ним теперь, когда он собирался поселиться здесь и обрести уже наконец дом, которого у него так долго не было. То есть был, конечно, в каком-то смысле. Он привык считать Шетани своим домом, но так не могло продолжаться вечно. Калеб это прекрасно понимал и потому решил более не откладывать строительство. Остров он успел изучить как свои пять пальцев задолго до того, как на него обратили свое пристальное внимание благородные джентльмены из Лондона, но только удостоверившись, что первые поселенцы не рвутся заселять западную часть острова, решил, что обоснуется именно там. Недалеко от пристани и в то же время немного в стороне от города. И как можно дальше от поместий семейств Кингов, Шоу и МакАлистеров. Сложно сказать, кому от этого было больше проку. Им или ему. Конечно, пират, проживающий по соседству, та еще радость, но и сам Макрей тесно общаться с членами этих семей, мягко говоря, не рвался. Что тут скажешь. Их предубеждения на его счет сделали свое дело. Тем не менее, отказываться от своих намерений поселиться прямо у них под носом он не собирался.
Собственно, за тем, чтобы выбрать уже, наконец, конкретное место для постройки дома, Калеб с утра пораньше сошел на берег и, оседлав жеребца из конюшни Бойда, отправился на прогулку. Почти все утро он провел в западной части острова, изучая местность. Ближе к полудню он, наконец, определился с выбором и решил вернуться обратно в город. Едва заметная тропа вела его вдоль высокого скалистого берега вниз по склону. Он уже видел маяк, город и стоящие на якоре в порту корабли, одним из которых был его клипер, когда его взгляд споткнулся о застывшую на самом краю скалы фигуру. Но только подъехав достаточно близко, Макрей все же смог узнать Джоанну МакАлистер или, как ее нередко называли среди пиратов, мисс Сахарные Губки. С зимы он успел наслушаться всякого об их давнем знакомстве с Эвансом и был более чем уверен, что капитан Илимы напросился в дальнее плавание к индийскому берегу совсем не из внезапной тоски по теплым водам Бенгальского залива. Женщина. Всегда виновата женщина. И вот теперь эта женщина сидела на краю скалы, комкала подол своего платья и бубнила что-то себе под нос. Ветер донес до него слабый шелест ее голоса, в котором все же угадывались отдельные слова.
— Не самое лучшее место вы выбрали для того, чтобы НЕ думать, — заметил Макрей, подъехав ближе. — Здесь слишком много простора для мыслей.
Дальше тропа, пригодная для лошади, уходила в сторону, но была и другая. Та, которая спускалась вниз к кусочку пляжа в небольшой естественной бухточке. Видимо, по ней мисс МакАлистер и пришла. Прикрыв глаза ладонью от солнца, Калеб посмотрел вдаль и, заметив, что сигнальный флаг не Шетани все еще спущен, решительно спешился. У него не было особой охоты тратить время на разговоры с молодыми леди, которые шугались от него как от прокаженного при каждой встрече, но поговорить с мисс МакАлистер он должен был, раз уж ему выдался такой случай. Отпустив жеребца попастись на травке, Макрей подошел к девушке поближе. Он показал руки, давая понять, что не вооружен. Необходимость, к которой он уже успел привыкнуть.
— Илима не появится еще как минимум месяц, — не спросив разрешения, он устроился на краю скалы по соседству с девушкой и, свесив ноги вниз, заболтал ими как ребенок. — Путь из Индии неблизок, знаете ли. К тому же есть некие срочные дела, которые капитан Эванс должен уладить. Я получил от него весточку не так давно, — Макрей повернулся и посмотрел на мисс МакАлистер, щурясь от яркого солнца. — Он жив, если вам интересно.
[nick]Caleb McRay[/nick][status]devil[/status][sign]Мне чужого не надо... Но свое я заберу, чье бы оно ни было.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13900.jpg[/icon][info]<br><hr>36 лет, пират и контрабандист
капитан клипера "Шетани"<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=62#p2874" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-06-20 19:01:21)

+1

4

[indent] Джоанна умела погружаться в свои чувства и эмоции целиком, отдаваясь переживаниям без остатка. За тихим шелестом прочно угнездившейся в груди после ссоры с капитаном Эвансом тревоги и одуряющим страхом перед высотой, она упустила из виду окружающий мир. А он, между прочим, продолжал жить и меняться. Негромкий голос, раздавшийся над самым ухом, заставил девушку испуганно подскочить и едва не сверзиться с камня от неожиданности. Резко обернувшись к его источнику, мисс МакАлистер прижала ладонь к груди и замерла на несколько секунд, широко распахнутыми глазами глядя на стоящего рядом мужчину. Калеб Макрей. Главарь пиратов. Боялась ли она этого человека? Безусловно. Настолько, что сердце под тонкой тканью платья взволнованно зачастило, а ладони вдруг стали липкими и влажными. Но вместе со страхом в душе поднялась волна протеста. Перед глазами ярко вспыхнула картинка из прошлого – искаженное лицо Джеймса, и Джоанна поняла, что больше не позволит себе обидеть кого-то презрением. Чем бы Макрей не занимался, он не пораженный лепрой и не чумной больной. Пока он не пытается причинить ей зло, она будет разговаривать с ним, как с любым другим. Пусть и панический страх будет очень сложно спрятать. Мисс МакАлистер чуть опустила лицо, чтобы вспыхнувшие на нём эмоции невозможно было считать, и подняла его только тогда, когда хотя бы немного овладела с собой.
[indent] – Вы меня напугали, - сцепив руки перед собой в замок в успокаивающем жесте, с легкой укоризной протянула девушка. Пришлось ещё раз напомнить себе первоначальное намерение не показывать истинного отношения к пирату, порожденного предубеждениями и страхами, прежде, чем облизать мгновенно пересохшие губы и продолжить, выдавая себя лишь чуть подрагивающим голосом. – Не думала, что здесь бывает кто-то, кроме меня. Испугалась, - сбивчиво пролепетала Джоанна, ещё немного помедлила, ощущая себя очень неловко, и пустилась в пояснения. – Здесь лучше думается как раз из-за простора. Когда смотришь на бесконечную гладь моря, чувствуешь себя такой маленькой, совсем крохотной. Лично мне это ощущение помогает отличить действительно важное от надуманных проблем.
[indent] Приближение Макрея ощутимо давило на нервы и почти мешало дышать. Его присутствие опускалось на плечи, будто тяжелые ладони, и прижимало к земле. Девушка изо всех сил пыталась скрыть нервозность жестов и мелькающий на лице страх. Даже нашла в себе силы слабо улыбнуться, когда мужчина демонстративно показал ей пустые ладони. Как ни странно, но об оружии она даже не подумала. Какое-то время они сидели молча, и мисс МакАлистер почти приняла верное решение – уйти. Её удерживало только одно, и пират будто прочёл её мысли.
[indent] – Откуда Вы… - вопросительно выдохнула Джоанна, чувствуя, как к щекам приливает кровь. Прижав похолодевшие ладони к полыхающему лицу, она осеклась. У неё было много вопросов. Откуда он знал про неё и капитана Эванса? Как много он знал? И зачем вообще заговорил про это? Прикусив губу, девушка закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Путь из Индии, значит. – Спасибо, - негромко поблагодарила Макрея мисс МакАлистер, с трудом заставив себя подавить всплеск эмоций и снова заговорить. Губы отказывались слушаться, в немалой степени – из-за бешено бьющегося сердца. Отняв ладони от щек, девушка вперилась взглядом в лицо пирата. – Мне… - Джоанна болезненно нахмурилась, снова проживая ту ссору с Джеймсом. – Мне очень важно было знать это. Действительно важно. Просто знать, что у него всё хорошо. У вас опасное ремесло, и мне было тревожно. Вам, наверное, кажется глупым страшиться за того, с кем даже не сможешь больше поговорить? – девушка сделала мелкий дрожащий вдох и сцепила пальцы в замок, чтобы спрятать волнение. Как бы ни было, но у неё будто камень с души свалился. Она могла хоть ненадолго перестать задыхаться от страха. Немного помолчав, мисс МакАлистер принялась сверлить Макрея пытливым взглядом. – Как вы догадались? Давно Вы поняли, почему я хожу сюда?
[indent] Пусть и не отдавая себе отчета в том, но Джоанна раз за разом приходила подумать и проветриться именно сюда потому, что со скалы был хорошо виден порт. Она не смела надеяться на разговор с капитаном Эвансом, будучи уверенной, что он не захочет её даже видеть после всего, что было наговорено друг другу в сердцах. Однако беспокойное сердце всё равно отчаянно желало хотя бы знать, что с Джеймсом ничего не стряслось. Иначе бы мисс МакАлистер уже ушла, а не разговаривала с Макреем. Даже страх перед ним немного отступил.
[indent] – Вы… - девушка поднялась с камня и сделала несколько шагов в сторону Калеба. Ноги не гнулись и отказывались слушаться из-за ужаса перед обрывом, сковавшего всё внутри. Сердце пропустило удар и камнем рухнуло вниз, но она заставила себя придвинуться ещё немного. – Вам не страшно сидеть так? Даже мне за вас боязно. Тут ведь высоко.
[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://b.radikal.ru/b25/1806/3c/0910d3782ef1.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-15 23:09:19)

+1

5

Полыхнувшие в ответ на его слова щеки девушки вызывали у Макрея улыбку, которую он не стал скрывать. В конце концов, в ней не было ничего издевательского. Скорое уж некое своеобразное понимание на долю секунды промелькнуло в его щурящихся глазах. Какое-то совершенно незначительное мгновение, а выражение его лица неуловимо изменилось.
— Отчего же, — Калеб посмотрел вдаль, туда, где за призрачной дымкой скрывалась линия горизонта, и покачал головой. — Ничего глупого в этом нет. Если в твоей жизни есть кто-то, за кого тревожишься, или кто-то, кто тревожится за тебя, значит, ты не одинок. Разве не так? — он снова посмотрел на мисс МакАлистер и усмехнулся. — Вы, возможно, удивитесь, но я вас прекрасно понимаю.
В противном случае он не мотался бы так часто в Лондон только ради того, чтобы издали посмотреть на женщину, которая когда-то была частью его жизни. Просто знать, что она жива, ему было достаточно. Достаточно ли? Самообман, который он упорно игнорировал. Ему никогда не будет достаточно просто смотреть на нее и знать, что с ней все в порядке. Он был слишком эгоистичен для этого.
Мисс МакАлистер, между тем, восстановила свое душевное равновесие, пошатнувшееся с его появлением, и принялась разглядывать пирата. Он чувствовал ее пытливый взгляд, но вида не подавал, продолжая всматриваться вдаль. Однако, все равно ждал, когда она уже созреет для продолжения беседы. К счастью, ждать пришлось недолго.
— А как часто вы здесь бываете? — он снова посмотрел на девушку, но на этот раз в его глазах не было насмешки, лишь интерес. — Я знаю многое, что происходит на острове, но далеко не все. Некоторые вещи мне просто не интересны. Некоторые — не мое дело. Но то, что касается моих людей, я знать просто обязан. И я знаю, мисс МакАлистер. Я просто знаю. Достаточно, чтобы сделать определенные выводы.
Макрей выждал несколько секунд, всматриваясь в полыхающее смущением личико мисс МакАлистер с тем бескомпромиссным и суровым выражением в глазах, которое было так хорошо знакомо всем его людям, и вдруг широко улыбнулся, разительно изменившись при этом в лице. Смущать и испытывать на прочность выдержку молодых девушек уже начинало входить у него в привычку.
Сжалившись, Калеб все же отвернулся и, вновь загородив глаза от солнца, посмотрел на стоящий в порту на якоре Шетани. Сигнальный флаг так и не появился, значит можно не торопиться. Уже совсем по-летнему алчное солнце ощутимо припекало, но прохладный ментоловый ветер, дующий с моря, не оставлял тепловому удару ни единого шанса. Еще пара пара недель и наступит настоящее лето. Оно в этих краях может и было коротким, но не уступало по насыщенности южным землям. Будет и жара, и засуха, и сезон штормов не заставит себя ждать. Все приходит в свое время. Но с постройкой дома поторопиться все же стоило.
За этими мыслями Макрей не заметил, как забыл о том, что он не один. На заговорившую вновь девушку он посмотрел, непонимающе нахмурившись, но потом снова улыбнулся и глянул вниз, на раскинувшийся у подножия скалы пляж с грубым песком и с россыпью валунов разного калибра.
— Здесь не так уж и высоко, как кажется на первый взгляд, — он прикинул расстояние до земли и кивнул, соглашаясь. — Но падение может оказаться неприятным, тут вы правы. И все же это совсем не значит, что нужно отказывать себе в удовольствии поболтать ногами над пропастью, — он снова посмотрел на девушку, так опасливо переминающуюся с ноги на ногу на расстоянии, и похлопал по краю скалы рядом с собой, слегка подвинувшись, дабы освободить чуть больше места. — Присоединяйтесь. Рисковать порой бывает очень даже полезно. Начинаешь иначе смотреть на многие вещи. На опасные ситуации, например, опасных людей или же их опасное ремесло. Иногда даже узнаешь что-то новое.
Пират намеренно использовал слова мисс МакАлистер, которыми она обозначила то, чем он и его люди занимаются. Но понимание опасности пиратства, еще не означало, что она понимала и принимала его. Впрочем, ничего подобного Макрей от нее не ждал.
[nick]Caleb McRay[/nick][status]devil[/status][sign]Мне чужого не надо... Но свое я заберу, чье бы оно ни было.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13900.jpg[/icon][info]<br><hr>36 лет, пират и контрабандист
капитан клипера "Шетани"<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=62#p2874" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-06-20 19:02:28)

+1

6

[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://b.radikal.ru/b25/1806/3c/0910d3782ef1.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]
[indent] – Понимаете? – недоверчиво переспросила Джоанна. Глядя на этого уверенного мужчину, с улыбкой щурящегося на солнце, она не могла и подумать… Вздохнув, девушка пустилась в пространные объяснения, чтобы Макрей не подумал, будто она подумала, что он не может любить. – Простите, я… - мисс МакАлистер осеклась, не зная, как выразить свои мысли. – Мне отчего-то казалось, что у Вас не может быть такой ситуации, когда тот, за кого ты тревожишься, наверное, больше не пожелает тебя видеть, - девушка замолчала, чувствуя, что говорит сущую ерунду. Щёки от стыда вспыхнули, будто маков цвет. Самое неприятное, что при всём этом, она не могла перестать украдкой рассматривать Макрея, даже сама прекрасно понимая, как это заметно.
[indent] – Достаточно часто, несколько раз в месяц, - уклончиво ответила Джоанна. «Определенные выводы» из уст этого пирата звучало мёдом, в который девушка влипла окончательно и бесповоротно. Слишком любопытно было узнать, какие же выводы сделал Макрей. Слишком важно было понять, что на самом деле чувствовал к ней капитан Эванс. Было ли всё ложью? Или всё же что-то искреннее было в его поступках? Может, Калеб знал то, чего Джеймс никогда не говорил мисс МакАлистер? И теперь едва ли скажет. От одной только мысли об этом внутри всё оборвалось и рухнуло куда-то вниз, где было тоскливо и безнадежно. – Я думала, что вы заметили, как я наблюдаю за кораблями в порту. И Вам показалось это странным.
[indent] Под настырным оценивающим взглядом мужчины Джоанна смутилась и снова мучительно залилась краской. Пирату определенно нравилось заставлять краснеть молоденькую девушку. Широкая улыбка на заросшем лице, украшенном шрамом, разительно его изменила. Будто солнце, выглянувшее из-за тучи в непогожий день. Мисс МакАлистер, неловко опустившая глаза долу и комкавшая подол своего платья, осмелилась выдохнуть и метнуть на пирата взгляд уже более открыто. Губы сами собой начали несмело улыбаться в ответ.
[indent] Когда Макрей отвернулся, стало легче дышать. Его взгляд будто прижимал к земле, без него Джоанна почувствовала себя намного свободнее и даже расправила плечи. Грудь сдавливал тугой корсет, сегодня зашнурованный с каким-то изуверским старанием. С трудом отвоевав у него глоток воздуха, девушка посмотрела туда же, куда и пират – на притулившийся в порту Шетани. Легкий ветерок ласково перебирал волосы, ловкими движениями невидимых пальцев вытаскивая из некогда аккуратной причёски прядку за прядкой. Мисс МакАлистер осторожно пригладила шевелюру ладонью, но оттого не перестала напоминать взъерошенный одуванчик. Она долго смотрела вдаль и собиралась с духом. Совсем скоро лето полностью вступит в свои права, затем его жара сменится сезоном штормов и осенью. Отчего-то грустно было думать о будущем, зная, что там не будет капитана Эванса. Поэтому, именно поэтому и только поэтому Джоанна оставалась на скале и лихорадочно выдумывала тему для продолжения разговора с Макреем. Она убеждала себя в том, что только ради призрачной надежды на то, будто бы беседа с этим мужчиной может что-то изменить между ней и Джеймсом, не уходит, как было бы благоразумно. На самом же деле, пират интересовал её и сам по себе – как большинство запретных плодов и людей, от которых тебя отделяет пропасть разницы в положении, воспитании и жизненном опыте.
[indent] За словами Макрея чудилась насмешка. Над её наивностью и попыткой обозвать то, чем занимались пираты, более благозвучным словосочетанием. А ещё – над страхом, из-за которого у Джоанны тряслись коленки и перехватывало дыхание. Крепко сжав в горсти подол платья, девушка на негнущихся ватных ногах сделала шаг, приложила усилие и ещё один, ещё… Пока не достигла практически самого края, откуда уже виден был песчано-галечный пляж с россыпью валунов. В ушах шумело, а воздух в лёгких закончился. Внутренне трепеща, мисс МакАлистер с трудом преодолела свой ужас и сделала ещё один шаг, неловко качнувшись и ухватившись за плечо Макрея. Больше Джоанна его уже не отпускала. В этот миг ей было наплевать на условности и то, что она боялась этого человека. Дойти и удержаться было намного важнее: весь мир сжался до необходимости сделать ещё один шаг.
[indent] Дошаркав, иначе не скажешь, до края обрыва, девушка несколько секунд постояла прежде, чем решилась согнуть дрожащие колени и буквально упасть на скалу. От ужаса ныло внизу живота и кружилась голова. Судорожно хватая губами воздух, мисс МакАлистер ещё какое-то время потратила на то, чтобы прийти в себя.
[indent] – По-моему, сейчас я способна только бояться, - честно сказала девушка и, ненароком глянув вниз, зажмурилась, чувствуя, что сердце готово выпрыгнуть из груди. – Какое удовольствие вы находите в риске? – отдышавшись, Джоанна осмелилась открыть глаза. Больше она не ошибалась и смотрела исключительно вперед, на линию горизонта. Иначе снова будет головокружение, острая нехватка воздуха и близкое к обморочному состояние от страха.

+1

7

Подобно беспризорному котенку со всем его недоверием и опаской мисс МакАлистер все же приблизилась к краю скалы, шаркая подошвами по земле так, словно боялась, что она вот-вот ее стряхнет с себя и отправит в недолгий, но крайне неприятный полет прямиком вниз. Макрей не стал иронизировать по этому поводу, даже соизволил подавить улыбку, когда девушка вцепилась в его плечо, чтобы сохранить равновесие. Изо всех сил сохраняя серьезное выражение лица, он накрыл ее холодные, с силой сжимающие его плечо пальцы своей рукой и слегка сжал.
— Я вас держу, — спокойно заверил он девушку. — Не бойтесь.
Когда она почти упала рядом, он отпустил ее руку, оставив ее спокойно лежать на своем плече, обернутом в грубую ткань простой рубахи. Рассудив, что мисс МакАлистер может понадобиться какое-то время, чтобы справиться с волнением из-за высоты, Калеб решил не настаивать на продолжении беседы.
Он вообще вдруг осознал, что уже не очень-то и хочет вносить ясность в беспокоивший его вопрос отношений капитана Эванса с дочкой полковника. Технически это было не его собачье дело. Однако, последствия их отношений могли сказаться и на нем. Терять такого капитана, как Джеймс ему не хотелось. Он уже и без того по доброте душевной отпустил на вольные хлеба приличное количество людей, которые решили осесть на Штормовом и начать уже, наконец, вести законопослушный образ жизни. Так часто бывало. Многие из них не от хорошей жизни подались в преступники. Почти у всех были семьи, подрастали дети, которых нужно было кормить. Нужны были деньги. А уж чего-чего, а денег Макрей на своих людей никогда не жалел. Отчасти потому к нему и шли. Но Джеймс... В отличие от подавляющего большинства его людей, он, как и Макрей, был из благородной семьи и не понаслышке знал, что такое воспитание и хорошее образование. Они оба были чужими среди всех этих простых и необразованных людей, промышляющих разбоем в Северном море, но в кругу своих им места не нашлось. Искалеченные жизнью, они просто не могли жить среди всех этих дам и джентльменов. Или пока не могли?
В задумчивости Макрей не заметил, как сидящая рядом девушка обрела, наконец, подобие спокойствия. Но вопрос ее, продолжавший по факту начатую беседу, вернул его мысли в прежнее русло.
— Сложно сказать, — Калеб покачал головой. — Чтобы понять, нужно попробовать. Это не опишешь словами. Вам, мисс, когда-нибудь доводилось избегать смерти? Ничто так не будоражит, как ощущение ее дыхания на затылке. Сразу же начинаешь чувствовать себя по-настоящему живым. Проблема в том, что распробовав это ощущение однажды, сложно остановиться. Поэтому риск можно справедливо сравнить с опиумом. И мне не нужно вам объяснять, что это значит. Завязать с этим не так-то просто.
Макрей замолчал, и на какое-то время на скале воцарилась задумчивая тишина, которую нарушал только шелест прибоя внизу и крик чаек над головой. Но потом сам же нарушил молчание. Ему вполне могло показаться, но, похоже, мисс МакАлистер любопытничала не просто так.
— Джеймс вам рассказал? — он повернул голову и посмотрел на сидящую рядом с ним девушку, щуря глаза. — Рассказал, что с ним случилось в Африке?
Мисс МакАлистер могла не отвечать. Ее лицо было красноречивее любых слов. Пройдет время и, возможно, она научится скрывать свои эмоции. Сейчас у нее получалось из рук вон плохо. Макрей покачал головой и, отведя взгляд, уставился вдаль. Где-то там, вдалеке была земля, был Абердин. Вся Шотландия с бесконечными горами, лесами и вересковыми пустошами.
— Вы должны понять, что прежним он уже не станет. И, если несложно, принять это. Его родители не смогли. Отказались даже попытаться. Сослуживцы тоже. Но в их случае чувство вины сыграло свою роль. Думаю, ваш брат мог бы вам рассказать об этом более подробно, — он снова посмотрел на девушку. — Если он вам действительно важен. Если вы и правда переживаете за него... Не пытайтесь его исправить или спасти его душу. Она ему не принадлежит.
При этих словах глаза Макрея загорелись опасным, почти дьявольским огоньком. Злости в них не было. Только насмешка и очевидный вызов. Он улыбнулся и покачал головой.
— И так просто я ее не верну.
[nick]Caleb McRay[/nick][status]devil[/status][sign]Мне чужого не надо... Но свое я заберу, чье бы оно ни было.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13900.jpg[/icon][info]<br><hr>36 лет, пират и контрабандист
капитан клипера "Шетани"<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=62#p2874" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

Отредактировано Jethro McRay (2018-06-20 19:03:23)

+1

8

[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://b.radikal.ru/b25/1806/3c/0910d3782ef1.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]
[indent] Опомнившись, Джоанна первым делом отдернула руку от плеча Макрея, не забыв полыхнуть щеками от смущения. В приличном обществе подобный жест мог бы быть расценен двусмысленно и наверняка стал бы предметов осуждающих шепотков. Но так ли важна была вся эта шелуха здесь, на скале? Мисс МакАлистер пришлось буквально заставить себя поверить в то, что нет. Иначе едва-едва начавшее возвращаться к ней душевное равновесие махнуло бы на прощание хвостиком и снова ускользнуло из пальцев.
[indent] – Спасибо, - негромко поблагодарила Джоанна Калеба за то, что не стряхнул её руку со своего плеча и даже наоборот, оказал своеобразную грубоватую поддержку едва живой от страха трусихе. Быть может, для него это было мелочью, но мисс МакАлистер это казалось важным. Очень важным. Она со всем вниманием слушала пирата, незаметно для себя затаив дыхание. Этот мужчина имел совершенно иные взгляды на жизнь, слабо понятные благородной девице, выросшей под опекой и заботой любящего отца вдали от настоящих бед и тревог. Но именно поэтому разговор с Макреем имел особенное очарование: он позволял приоткрыть крохотную щелочку в двери, отделяющей тепличный мирок Джоанны от настоящего мира, реального и подчас очень сурового, и сунуть туда любопытный нос.
[indent] – Я, наверное, покажусь вам глупой и наивной, но самую малость я понимаю, - после некоторого молчания произнесла девушка. Осмелев, она поболтала ногами, как недавно это делал Калеб. Сначала очень робко, будто пробуя, не скинет ли её разозленная скала, потом уже бойчее, расцветая улыбкой по мере того, что ничего страшного от её забавы не происходило. – Когда капитан Эванс утащил меня с ярмарки или когда заявился ночью под окна, это было неприлично, недопустимо и ещё много-много не. Запретно. Но так упоительно, знаете? Пробираться к черному ходу, замирая от скрипа половицы. Делать не так, как тебе велят и как безопасно. Я знаю, что по сравнению с тем, что вам довелось пережить, это – всего лишь детские забавы. Вы правы, мне, слава Богу, не доводилось смотреть в лицо смерти. Но даже это уже опьяняет и притягивает. Хочется сделать ещё что-нибудь немного безрассудное. Вы ведь должны сознавать, что гулять одной за городом или находиться без сопровождения в обществе чужого мужчины, - мисс МакАлистер на мгновение осеклась, испугавшись, что эти слова Калеб может истолковать, как ещё один камешек в огород своего ремесла, но торопливо затараторила снова, едва не захлебываясь восторгом от того, что может с кем-то поделиться этой жадной жаждой, и не страшиться резкого осуждения. – Рискованно и неприемлемо для девушки. Или лазать по скалам. Но мне так хотелось бы забраться ещё повыше, пусть даже я и боюсь. Увидеть другие страны. Много чего. Понимаете? – Джоанна обожгла пирата пытливым взглядом, на самом донышке которого плескалась безумная надежда. Надежда на то, что он поймет, что за несколько встреч с Джеймсом уютная скорлупа, в которой девушка прожила большую часть своей жизни, дала трещину, освободив любопытное и жадное до всего нового существо, готовое рискнуть. По-птичьи склонив голову к плечу, мисс МакАлистер рассматривала щурящегося на бликующую морскую гладь Макрея, молясь, чтобы он не рассмеялся, не сказал, что всё это – глупости в голове избалованной девчонки, заскучавшей за шитьем и одуревшей от наивных романов.
[indent] – Да, - тихо выдохнула Джоанна, не сомневаясь, что Калеб и без того всё понял по её лицу. Она даже не пыталась скрыть своих эмоций. Бессонными ночами мисс МакАлистер много раз прокручивала то, что рассказал ей капитан Эванс, в голове. Думала, думала, думала. Мама часто говорила, что нельзя судить других, не примерив их ботинки. И девушка усердно пыталась разносить обувь Джеймса, ставила себя на его место. У неё накопилось много мыслей по этому поводу, но сложно было осмелиться их озвучить. Джоанна с сомнением покосилась на сидящего рядом Макрея. Был ли он подходящим собеседником? Определенно, нет. Но отчего-то ему всё одно хотелось выложить всё, к чему мисс МакАлистер пришла долгими ночными бдениями.
[indent] – Я готова, - едва слышно, но твердо сказала девушка. Повернув голову, она заглянула Калебу в лицо, чтобы он мог по глазам увидеть серьезность её намерений. – Такой, какой есть, - отвернувшись, Джоанна устремила взгляд вдаль. Какое-то время она слушала крики быстрых чаек и шелест прибоя, вдыхала горьковато-соленый запах моря и пыталась подобрать слова. Наконец, облизав пересохшие губы, девушка снова заговорила, часто сбиваясь от волнения и запинаясь. – Только не смейтесь, хорошо? – мисс МакАлистер одарила Макрея долгим взглядом. – Тогда я была очень глупой. После ссоры я много раз прокручивала то, что Джеймс рассказал мне об Африке. Моего опыта явно не достанет, но всё же… Я хотела представить, как повела бы себя на его месте. Насколько бы меня изломало? И знаете, пришла к выводу, что благородство и правильность могли бы остаться для меня там – в книжках и балладах. Мне неизвестно, как было бы на самом деле, но я использовала бы любой шанс выжить. Цеплялась бы за жизнь и сложно сказать, как дорого оценила бы при этом чужую, - задохнувшись, девушка немного помолчала, поражаясь своей откровенности. – Мне вспомнилось, как в детстве я злилась на нашего конюха, когда он грубо обходился с лошадьми. Я кричала и плакала. Я не понимала. Но однажды лошадь подо мной испугалась резкого звука и понесла, не разбирая дороги. Она больше не слушалась меня, ветки хлестали по лицу, а сопровождающие остались далеко позади. Помощь была далеко. Мне было страшно, очень страшно – вылететь из седла, свернуть шею, вместе с обезумевшей лошадью упав в овраг. И вот тогда я действительно испугалась. Я больше не боялась причинить лошади боль, как бы жестоко это не звучало. Мне нужно было только одно – остановить её. Любой ценой. Это опять же – детский лепет по сравнению с тем, что пришлось пережить капитану Эвансу, сравнивать невозможно. Но можно понять, как сильно меняются люди, переживая подобное. И, наверное, нельзя их за это винить. Я больше не виню и не сужу, лишь сожалею, что была несправедлива к Джеймсу. Мне кажется, я предала его, пытаясь исправить. И ради чего? – Джоанна искривила губы в горькой усмешке, смотревшейся странно и нелепо на миловидном девичьем личике. – Не ради себя. Я не думала о том, что он делал и каким стал, когда была рядом. Быть может, немного опиралась на предыдущий опыт общения, но я могла бы принять произошедшие в нём перемены. Я испугалась осуждения других. Мне было страшно, что нам придётся перестать видеться под давлением соседей. Мне было страшно привязаться и быть вынужденной отступить. Это ужасно эгоистично, да? – в глазах на мгновение повернувшейся к Макрею девушки блестели слезы. Она глубоко переживала и действительно раскаивалась в том, как слепа была. – Я бы хотела всё исправить. Хотела бы, чтобы Джеймс узнал, что я приняла бы его любым, если бы это было нужно ему –пиратом или офицером короны. Кем угодно, каким угодно. Важнее то, как он обходился со мной. А душа… - девушка неожиданно развернулась к Калебу практически всем корпусом и, резко подавшись вперед, оказалась к нему практически вплотную. Заглянув ему в глаза, Джоанна несколько секунд искала в них что-то и всё же выдохнула едва слышно свой вопрос. – Кто-то уже забрал вашу? – отстранилась мисс МакАлистер так же порывисто, очевидно, сама испугавшись своей дерзости. – Хотелось бы мне иметь смелость оценивать людей не потому, что о них говорят, а по тому, как они ко мне относятся. Всегда. А не собираясь прежде с духом.

Отредактировано Joanna McAlister (2018-06-20 09:45:33)

+1

9

Стоило только нарушить первый барьер, как говорить стало в разы проще. Не только мисс МакАлистер, пусть и говорила в основном только она. Макрей поймал себя на мысли, что находясь рядом с этой девушкой, такой пока еще наивной в своих рассуждениях и в то же время такой искренней в своем желании научиться понимать вещи куда более серьезные, он и сам может говорить так, как не говорил еще ни с кем из поселенцев.
Хотя с кем из них можно было поговорить вот так запросто, сидя на берегу под палящим солнцем? Почтенные господа упорно не желали забывать, кто он и чем занимается. Они холили и лелеяли свои предубеждения на его счет, словно сама их жизнь зависела от того, насколько неприязненно они будут к нему относиться, и, судя по всему, были намерены придерживаться этого курса и впредь, несмотря на то, что знали куда больше как о нем, так и о том, чем он на самом деле занят в Северном море со своей небольшой флотилией.
Макрей скосил глаза на сидящую рядом девушку и совсем как тогда, в день подписания договора, задался вопросом, а все ли ей рассказали. Напугать-то ее точно не забыли. Мисс Сахарные Губки, как ее между собой окрестили пираты, хоть и вела себя тогда на берегу достойно дочери полковника МакАлистера, смотрела испуганно и явно успела составить о новых соседях определенное мнение. Макрей сильно сомневался, что Кинг соизволил упомянуть, что все они на службе у Ее Величества Королевы. Точно так же, как отец мисс МакАлистер и ее старший брат. Забывчивостью этот человек не страдал, поэтому можно было сделать вывод, что данное обстоятельство было упущено им намеренно, с какой-то известной ему одному целью. Возможно, он собирался сыграть на чужом страхе перед пиратами и получить с этого какую-то выгоду. Торгаши, чтоб им. Вечно ищут на чем бы поживиться. Уж лучше бы воровали, ей-богу. Макрей привычно покривился и отмахнулся от всех этих мыслей как от назойливой мошкары. Он уже давно понял, что нет ничего бессмысленнее, чем пытаться заставить людей отступить от собственных предубеждений, и больше не собирался тратить на это время. Однако, судя по тому, о чем говорила мисс МакАлистер, в ее случае в этом не было нужды.
— И что же, теперь вас не страшит, что о вас подумают, если вдруг ваше общение с пиратом станет достоянием общественности? — Макрей покачал головой, но продолжал смотреть на девушку внимательно и серьезно. — Людская молва может быть жестока, мисс МакАлистер, а посторонние люди подчас слишком узколобы, чтобы понять и принять то, что поняли и приняли вы. Сейчас вы этого не понимаете, но, возможно, рано или поздно вам придется сделать выбор.
Он не стал говорить о том, что, вполне вероятно, перед выбором мисс МакАлистер может поставить ее же собственная семья. Девушкой она была красивой и наверняка полковник уже не единожды задумывался о том, что ей пора замуж. Не будь капитан Эванс в глазах окружающих тем, кем был, он составил вы ей хорошую партию. Достойную. Но теперь... А что теперь? Макрей в который уж раз поймал себя на том, что уже и сам воспринимает себя и своих людей как заклейменных, не имеющих светлого будущего изгоев, которым не светит ничего кроме виселицы или каторги. А ведь это было совсем не так. Будущее было, могло быть на этом самом острове или где-то еще, нужно было только закончить то, ради чего все это затевалось.
— Моя душа в залоге у моей страны, мисс МакАлистер, — улыбнулся Калеб на порыв девушки. — Вам об этом не сказали, но, думаю, вам будет отрадно узнать, что ни я, ни наш с вами общий знакомый, капитан Эванс, не переставали служить своей стране ни на миг с тех пор, как стали выходить в море под черным флагом, — он помолчал, давая возможность переварить его слова, и продолжил: — Потому что важно совсем не то, что ты делаешь. Плохие это дела или хорошие. Куда важнее то, ради чего или ради кого, все это. Мотивы, вот что нас определяет. Можно всю жизнь обманываться и убеждать себя в том, что все, что ты делаешь, преисполнено высоких материй, благородства души, чувства мести или чувства долга. Или еще какой-нибудь пафосной чуши, о которой так любят рассуждать в нашем парламенте. Но в глубине души все мы идем вперед ради чего-то вполне простого или, я бы даже сказал, приземленного. Чтобы оправдать ожидания матери, чтобы отец не был разочарован, чтобы дети не знали нужды, — он в шумом втянул в легкие прохладный морской воздух и, медленно выдохнув, невесело усмехнулся. — Или чтобы сдержать слово, данное женщине, которую когда-то любил.
[nick]Caleb McRay[/nick][status]devil[/status][sign]Мне чужого не надо... Но свое я заберу, чье бы оно ни было.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/13900.jpg[/icon][info]<br><hr>36 лет, пират и контрабандист
капитан клипера "Шетани"<hr>[/info][ank]<br><a href="http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=62#p2874" target="_blank"><img src="http://forumfiles.ru/files/0017/95/0a/17932.png"></a>[/ank]

+1

10

[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://b.radikal.ru/b25/1806/3c/0910d3782ef1.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]
[indent] Где-то на самом донышке души сонным щенком возилась мысль о том, что с Макреем оказалось неожиданно легко и интересно говорить. Джоанна не ощущала гнетущей необходимости тщательно оценивать и отслеживать каждое своё слово, и он её за это осуждал. Она словно стряхнула на время с ног тесные туфли и оказалась на земле босиком. Как ни странно, Калеб сумел понять и принять мисс МакАлистер и уловить в путанице её мыслей ту суть, которую она хотела донести. Девушка озадаченно нахмурилась, скосив на мгновение глаза на сидящего рядом мужчину, и снова устремила взгляд вдаль, тяжело вздохнув. Он задал очень правильный вопрос, на который у неё, к сожалению, не было ответа. Некоторое время Джоанна молчала, собираясь с духом и мыслями.
[indent] – Я не знаю, - честно созналась девушка, глубоко вздохнув. Ей снова стало тревожно и тяжело на душе, и она опять принялась нервно комкать подол платья в попытке поймать ускользающее равновесие. – Правда не знаю, как быть с тем, что мой выбор не примут другие. Если я сделаю его открыто, то, наверное, ощутить давление придётся даже со стороны моей семьи. О жителях острова я даже не говорю, - мисс МакАлистер немного помолчала, глядя только вперед, на линию соединения моря и неба и избегая смотреть на Макрея. – Именно поэтому отчасти мы с капитаном Эвансом и поссорились. И он, и я думали том, что когда-нибудь всё всплывет, и этого так просто не оставят. Выхода нет, да? Особенно для девушки, – Джоанна болезненно искривила губы. Она не знала, готова ли столкнуться с осуждением и вынести его так же спокойно, хотя бы внешне, как выносили пираты. Да и разница между ними и ею была огромна – права мужчин и женщин никогда не были равны, первые сами могли выбрать свой путь, уделом же вторых были дети, кухни и воля родителей и супругов.
[indent] – Простите? – потрясенно выдохнула мисс МакАлистер, широко распахнутыми глазами глядя на Макрея. Не переставали? Тогда почему Джеймс… ? Самой первой реакцией был чистый, ничем не замутненный шок. Девушка была настолько ошеломлена, что оглохла и позабыла, как дышать, от изумления. В ушах гулко зазвенело. Большую часть слов Калеба она просто не услышала, глядя одновременно и на него, и мимо него. Второй реакцией были злость и стыд, одновременно прилившие густой краской к щекам. Последняя фраза про женщину всё же пробилась к мисс МакАлистер. Она растерянно заморгала, пытаясь зацепиться за неё и выбраться из ступора. Хотелось ущипнуть себя за руку, чтобы физическая боль отогнала душевные метания.
[indent] В себя прийти получилось только спустя несколько минут. Рефлекторно сжав ладони в кулачки, девушка сосредоточила взгляд на сидящем рядом мужчине. У неё было очень много вопросов, настолько много, что она даже не знала, с какого начать. Джоанна собиралась задать Макрею их все, потому что ждать объяснений от других, очевидно, было бы опрометчиво. У всех свои интересы в большой игре, развернувшейся вокруг Штормового острова, и мисс МакАлистер ощущала себя марионеткой, которую использовали вслепую, просто подергав за нужные ниточки и забыв сообщить о других. Премерзкое ощущение, надо сказать.
[indent] – Это… Это… - Джоанна снова задохнулась от эмоций и снова была вынуждена взять небольшую паузу, чтобы сформулировать свои мысли ясно. Прохладный ветер с моря обдувал пылающее лицо и приносил небольшое облегчение. Увы, но только лишь щекам, а не душе. – Просто невероятно! – мисс МакАлистер немного помедлила, чтобы голос её не прозвучал слишком возбужденно, и продолжила. Хотя толку от её манёвров было чуть – все чувства всё равно отражались на богатом мимикой личике. – Я могу понять, пусть и очень смутно, чем руководствовался капитан Эванс, когда умолчал об этом обстоятельстве. Он либо думал, что я уже знаю, либо хотел знать, как я отношусь к нему без этой информации, - Джоанна прижала к горящим щекам ладони, наоборот, сделавшиеся просто ледяными от волнения. – Но мистер Кинг? Он знал? – девушка неверяще помотала головой и жалобно попросила. – Скажите, что нет. Ведь мы с ним виделись накануне. Я ужасно волновалась из-за того, что вместо подписи отца на договоре придется поставить мою. Это ведь немалая ответственность, и мне было страшно взять её на себя, даже не посоветовавшись с ним. Мистер Кинг пытался меня успокоить, даже предлагал… - мисс МакАлистер осеклась, испугавшись, что следующие её слова могут обидеть Макрея, но всё же отважилась закончить фразу. – Сопровождение, если я боюсь пиратов. Скажи он про Корону – и всё стало бы проще. Почему… - девушка глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, скомкала подол платья и устремила на Калеба просительный взгляд. – Расскажите мне всё, что можете. Пожалуйста.
[indent] «Всё» скрывало под собой и историю о той женщине, которую Макрей упомянул в самом конце, но озвучить эту просьбу Джоанна не осмелилась. Это было бы верхом наглости и неприличия. Этого мужчину она видела лишь второй раз в жизни, если считать подписание договора за встречу, успела глубоко обидеть его подчиненного, а потому, пожелай он поделиться чем-то личным, мисс МакАлистер была бы удивлена. Хотя сказать, что втайне она этого отчаянно не желала всей наивно-романтичной душой, было бы ложью.

0


Вы здесь » North Solway » Эпизоды из прошлого » Свой среди чужих, чужой среди своих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC