В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Альтернатива » The Desperado Trail


The Desperado Trail

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

https://c.radikal.ru/c34/1807/7a/9de63b041504.jpg
Отчаянно пытаясь сопротивляться неизбежному, краснокожие делают вопиющую в своей наглости вылазку и обрекают на смерть целый пассажирский поезд. Но всё ли потеряно для пионеров Дикого Запада?..

Где-то на Диком Западе, 13 июня, чуть после полудня

Ричард МакАлистер в роли Джона Балларет, Ундина Крёнен в роли Карла Мая

Отредактировано Undine Kroenen (2018-07-14 17:09:06)

0

2

[icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon][nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status]

Железная дорога. Две параллельные стальные нити навсегда соединившее Восток и Запад Соединенных Штатов, заставивший умолкнуть грохот копыт бесчисленные стада бизонов, сломив силу населявших бескрайние равнины индейцев. именно "тропа железного коня" позволила освоить Дикий Запад.

Солт-Лейк-Сити.
Железнодорожная станция.
1874 год.

- Господа пассажиры! Леди и джентльмены! Внимание, поезд идущий в Канзас-Сити отправляется через десять минут! Просьба пассажиров занять вагоны! Повторяю...
Пышущий жаром паровоз на Восток, подал первый, предупредительный гудок, заставив лошадей в коррале сбиться в кучу. Пьяный извозчик, притопнув ногой, громко выругался на свой дернувшуюся упряжку мулов. Эту линию железной дороги не так давно открыли и животные в округе еще не привыкли к шуму издаваемому адской железной машиной. А частота движения поездов, неустойчивый график, который меняется постоянно, заставляет выдавать билеты, как в кассах, так и прямо в вагоне.
Поезд. Четыре пассажирских вагона, один почтовый, пять товарных платформ, загруженных лесом, связанным тросами, и вспомогательная паровая машина, на конце. На отдельной платформе, вместе с деталями парового цилиндра, для насоса. С пол-сотни пассажиров, пару детективов в почтовом вагоне, да пятеро солдат, вместе с сержантом. Кавалеристы, для охраны поезда.
- Оу, Джек! А с каких это пор, шестой кавалерийский стал охранять железную дорогу?
- Черт его знает,- смачный плевок бурой от жевательного табака слюны, прямо через окно салуна,- говорят, там, в Скалистых горах, маюта ушли из резервации. Вместе с их вигвамами и бабами. Ушли с концами. Шорти, вчера рассказывал.
- Шорти, конечно, много чего расскажет, за даровую кружку пива. Хотя этот бродяга , вечно шляется там, в горах, да и с краснокожими дружит.
- Ай, плевать. Может партию, в покер? Джентльмены не возражают?
Джон Балларет, канзассец, лет пятидесяти, уже потерявший некоторую быстроту движений и ясность взгляда, прихватив свой саквояж и мешок с провизией, неспешно направился к ближайшему вагону, чуть пошатывающейся походкою. Три дня, до Канзас-Сити, увлекательное приключение. На самом настоящем паровозе. Ребятам на ранчо рассказать - лопнут от зависти. И сильно будут уважать своего босса, проделавшего такую поездку, из равнин Канзаса в Пуэбло Лос-Анджелес. "Да там парни, кроме лагерных костров и мустангов не видели в жизни ничего ну, правда, некоторые еще воевали, в Гражданскую",- Плотно сбитый, раскрасневшийся от жары и выпитого виски, среднего роста мужчина полез по ступеням в последний пассажирский вагон.
шестнадцать лавочек, в два ряда. Почти нет никаких пассажиров, лишь хмурый миссуриец, похоже коммивояжер, по одежде. Хотя может адвокат, или игрок. Кто их так разберет этих городских, в лощенных шмотках. Пару ковбоев, скорее охотники на мустангов, вместе со своею поклажею. несколько бородачей, в башмаках, похоже либо лесорубы, либо рудокопы. Какие-то дикие...
- Извините, джентльмены, я пройду дальше...
Предпоследний вагон, (из пассажирских), подвыпивший мужчина находит более привлекательным. Там, по крайней мере сидит парочка молоденьких девушек, похоже с мамашей, или тетей. И более приличная компания, состоящая из дюжины мужчин, рассевшихся по одному , по два на лавочках. Лениво переговаривающихся, и безучастно смотрящих в окно. Пару молодых мальчишек "стреляют" из деревянных револьверов, прячась за спинками лавочек. Какой то заросший, небритый мужчина, но довольно молодой, и судя по виду - бывший военный. Еще один, похож на пастора, в самом начале вагона. Семейная пара, вероятно, родители сорванцов. С виду приличные люди.
-Мэм. Мисс . Джентльмены,- Балларет, приветственно приподнял широкополую шляпу, и вынул из жилета часы,- Я могу здесь присесть? Благодарю. Балларет, мужчина с достоинством, важный, несмотря на посеребренные волосы - вполне подходящий кандидат, в мужья, к тому же с достатком. Землевладелец.
-... Юта, вышли на тропу войны... потеряли свои скальпы ... всех до единого ... Мескалеро...  воры, везде воры... лучше все же, через перевал дохлого мула ... Миссис Вудст, мы скоро поедем?.. Эй Падре, убери свой саквояж!... Напали на рассвете, устроили побоище...- обычные разговоры, которые можно услышать на Диком Западе. Забросив на лавку свой багаж, на всякий случай, проверив свой потертый "кольт-фронтиннер" 0,44. Балларет достал початую бутылку виски и сделал пару глотков, прямо из горлышка. Эх, хорошо! Отличная отрава!
Второй свисток, до отправления поезда на Восток, осталось пять минут.

слова.

маюты, юта, мескалеро - индейские племена.

Отредактировано Richard МсAlister (2018-08-13 20:47:23)

+1

3

[indent] Клубы пара, вырывавшиеся откуда-то из-под колёс паровоза, скрыли часть платформы, словно туман. Сажа, взметнувшаяся в небо вместе с дымом, едва заметно припорошила платья и причёски дам. Оседала она и на куртках и сюртуках мужчин, смешиваясь с вездесущей дорожной пылью. Паровоз взревел, поторапливая неспешно расходившихся по вагонам пассажиров и чуть сбрасывая давление в котле. Чёрный дым чуть разбавился белым паром. Машинист что-то сказал помощнику, и оба они громко расхохотались.
[indent] Заволокшее платформу облако пара начало было рассеиваться, но почти тут же из-под колёс паровоза, где замерли, готовясь зашевелиться и сдвинуть многотонную махину с места поршни, вновь показался горячий, но стремительно остывавший в воздухе туман. Но он уже не мог полностью скрыть медленно приближавшийся к центру платформы невысокий силуэт. К вагонам неспешно шёл кто-то с охотничьей винтовкой за спиной. Грязно-белые клубы пара вновь рассеялись, и из них показался загорелый словно индеец мужчина с светлыми, выгоревшими на солнце волосами. Грубый замшевый, давно выцветший под палящим солнцем и проливными дождями охотничий костюм, украшенный бахромой в индейском стиле, выдавал в нём траппера не хуже старой винтовки и потрёпанного ягдташа. Его стоптанные, запылённые сапоги-мокасины без сомнения отшагали не одну сотню миль.
[indent] За гудением локомотива, громкими разговорами пассажиров, железнодорожников и зевак и лошадиным ржанием мягких шагов траппера почти не было слышно. Замечая его, люди или презрительно кривили лица и спешили отвернуться, делая вид, что не видят его, или, наоборот, дружески улыбались и протягивали руку. Были, впрочем и те, кто не узнавал светловолосого охотника.
[indent]  – Надо же! Старина Карл! – громко поприветствовал его плечистый детина с перебитым носом, облачённый в видавший виды долгополый плащ и выцветшую широкополую шляпу. – Что это тебя потянуло на Восток? – он протянул блондину сигару.
[indent]  – Я нажил здесь достаточно завистников, Бьюффорд, пора перебираться на новое место. А как иначе я испорчу отношения со всей нашей страной? – усмехнулся траппер, погладил себя по гладко выбритому подбородку и поднёс к носу сигару. – Здесь я исходил все тропы и заглянул во все пещеры. Натуралисту нельзя сидеть на месте. Нужно двигаться вперёд. На Востоке я ещё не бывал, а это – огромное упущение, – он достал нож и аккуратно отрезал кончик сигары, после чего неспешно раскурил её и, прикрыв глаза, глубоко затянулся табачным дымом.
[indent]  – Поговаривают, в горах становится неспокойно, – чуть понизил голос Бьюффорд. – Слыхал что-нибудь, Карл?
[indent]  – В горах не бывает спокойно, – задумчиво произнёс траппер. – То оползни, то лавины, – он смерил собеседника проницательным взглядом. – Ты ведь хочешь знать, слышал ли я что-нибудь от своих друзей-индейцев? Да, им не нравится, что мы ведём себя на их земле, как хозяева, и решаем, где им жить. А кому бы это понравилось, скажи мне, Бьюффорд?
[indent]  – Не начинай, Карл! – в голосе детины появилась тень угрозы. – Все в округе знают о твоих симпатиях к краснокожим, но не думай, что хоть кто-нибудь потерпит, если ты начнёшь высказывать их открыто. Мой тебе совет – если ты знаешь что-то конкретное, расскажи это шерифу или сразу мэру. А уж они всё передадут, кому надо, – он шагнул в вагон и жестом пригласил Карла проследовать за собой, но тот лишь сухо покачал головой и пошёл дальше вдоль состава, небрежно покуривая.
[indent] Второй гудок паровоза застал его у дверей предпоследнего пассажирского вагона. Блондин глубоко затянулся и стряхнул пепел. Выпустив пару колечек, он бросил прощальный взгляд на вокзал, а потом уверенно шагнул в вагон. Светло-голубые, словно выцветшие, глаза траппера окинули ровные ряды лавочек быстрым взглядом. Выбрав место, с которого ему был бы виден весь вагон, он неспешно проследовал к нему.
[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

+1

4

[nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status][icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon]
Щедрый глоток старого, "кентуккийского" виски, неплохо прибивает пыль в пересохшей глотке и прочищает дурные мысли, бодрит и придает немного разгульное настроение мужчине в возрасте. Да именно так, не пожилому, ведь Балларет, еще "Ого-го!". Как по крайней мере утверждала та крошка в салуне, с которой он вчера провел весело время.
Поправив шляпу, мужчина с самым довольным и жизнерадостным видом осмотрелся по сторонам. Еще не выветрилось хмельное вчерашнее веселье, как он продолжил подогреваться с самого утра. "А что такого? Да пью, на не постоянно! это же не на пастбище и не во время перегонов гурта скота? Имею право, если есть деньги и желание! Америка свободная страна! я Американец, не какой-нибудь выскочка, только приехавший из Европы".
- Эй, падре! А не опрокинуть ли нам по глоточку, во славу всевышнего? Что?- Вопрос и ответ заглушил свисток локомотива, тут же раздался приглушенный звон колокольчиков, и паровоз, выбросив огромное облако пара, накрывшее перрон, в начале состава натужно и глухо дернулся вперед, срывая с места вагоны. Вот , пробуксовывая на стальных рельсах ведущие колеса локомотива делают пару вращений на месте, в холостую. Машинист потихоньку потянув рычаг открытия камор с песком, смотрит как тонкие струйки ссыпаются на рельсы, по ободу. Получив дополнительное сцепление, Локомотив дергается на дюйм, еще пару дюймов, нагоняя облака пара , под ругань какого-то подвыпившего  гражданина, попавшего в облако. Еще, пусть и пробуксовывая на уверенно сорвав с места первые два пассажирских вагона, дергаясь через каждые четверть фута, на сцепках очередного вагона. Рев гудка, вновь оглушает округу, вызывая ругательства, конское ржание, восторженные крики. Тронулись.
- О как! Как будто сидишь на мустанге!- Балларет весело взглянул по сторонам,- Черти бы его взяли, никак не привыкну к этому. Брыкается вагон, будто необъезженная аппалуза! Эй, джентльмены? А никто не ехал две недели назад, из востока, на этом поезде? Мы тогда стояли часа два, в Колорадо, ждали, пока бизоны пройдут. Жалкие стали нынче стада, джентльмены, скажу я вам. Да! Вот помню, было мне годков под двадцать, так и никто и не занимался скотоводством, к западу от Миссури. Сплошные бизоны , и индейцы. Дикий народ! Мисс, а вы видели когда нибудь краснокожего, в боевой раскраске? Шошона, или арапахо? Чистые дикари, дьяволы верхом на свои пони! у каждого в гриву скальпы заплетенные. Ох, сколько же народу перебили, пока шла золотая лихорадка в Калифорнии! в сорок восьмом. Тогда народ туда , как стадо лонгхорнов, во время стампиды ломился. Из пяти - каждые двое не доехали. Да-а...
Щедрый глоток, и седоватый мужчина, причмокнув губами, достал расшитый замшевый кисет и извлек рисовую бумагу, насыпал табаку, и ловко свернув сигарету, сунул ее в рот. Поезд тем временем уже набирал хорошую скорость, и в окнах вагонов показались последние дома жителей Солт-Лейк-Сити. Ранчер, чиркнув спичкой о натянутый жилет, раскурил свою сигарету.

слова.

шошоны, арапахо - индейские племена.
Лонгхорн - длиннорогий бык мясной породы.
Стампида - паническое бегство скота.
аппалуза - порода лошадей

Отредактировано Richard МсAlister (2018-07-15 12:29:04)

+1

5

Сигара лениво тлела, едва заметно озаряясь красным, когда траппер неглубоко затягивался. Он безучастно поглядывал то в окно, то на соседей по вагону, небрежно покуривая, время от времени запрокидывая голову и выпуская к потолку густые колечки табачного дыма. Колёса мерно стучали по стыкам рельс. Вагон ощутимо покачивало. Траппер неслышно вздохнул. Сам он предпочёл бы не трястись в поезде, а скакать верхом на верном коне, но путь предстоял неблизкий, да и железнодорожный тоннель внушал даже ему – вольному бродяге – куда больше доверия, нежели горные перевалы, некоторые из которых всегда были покрыты снегом. Цивилизация неуклонно наступала на дикий континент, и тем, кто принёс её, оставалось лишь пользоваться её дарами.
С того места, где сидел траппер, ему отлично была слышна не вполне трезвая бравада одного из попутчиков – уже немолодого человека, определённо отличавшегося недюжинной жизненной энергией, которой могло бы хватить и на двух молодых парней, – он буквально лучился ею, и было сложно сказать, от природы ли он таков, или же изрядный вклад в это внёс старый добрый виски. Слушая его, траппер, время от времени, едва заметно покачивал головой, но отнюдь не спешил высказывать собственных суждений. Тем более, что остальные слушатели, пусть и не слишком внимательно, всё же внимали почтенному ранчеру. Некоторые из них, кто обратил внимание на появление траппера в вагоне, всё же время от времени косились на него, хотя кто-то, напротив, старательно делал вид, что его не замечает. Траппера это не слишком волновало – вагон поезда явно не был местом для особенно жарких споров, и это все прекрасно понимали, а потому вряд ли хоть кто-нибудь стал бы пытаться провоцировать драку, чтобы лишний раз убедиться, за что индейцы дали трапперу его прозвище.
Поезд набрал ход и на всех парах нёсся вперёд по одиноким путям. За окном тянулись выжженные солнцем прерии. Траппер устремил взгляд на горизонт, не то пытаясь отвлечься от доносившихся до его чутких ушей обрывков разговоров, главной темой которых нет-нет, да становились споры, всё ли ещё «краснокожие дьяволы» являют собою угрозу для «честных пуритан», или же всё их величие давно осталось в прошлом, не то и в самом деле любуясь однообразным пейзажем. Сигара в его руках медленно, но верно укорачивалась, пока совсем не исчезла.
За окном день неспешно клонился к вечеру. Небо на горизонте окрасилось сперва в розовые, а потом в кроваво-красные тона, заставив наиболее суеверных пассажиров искать в этом зловещее предзнаменование. Закат догорал, озаряя чудным цветом холмы и превращая угрюмые облака в горы пурпура и золота. Летний вечер не спешил уступать место ночи, но уставшие за день пассажиры, всё чаще зевая, начали готовиться ко сну.
[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

+1

6

[nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status][icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon]

Возможно, внушительное количество виски, к которому весьма усердно прикладывался мистер Балларет, возможно это усталость и возраст, а может совокупность этих и иных факторов, но , как бы там ни было, мужчина вскоре осунулся на свой саквояж и Задремал, иногда просыпаясь от толчков вагона, прикладываясь в бутылке, и вновь опуская голову. До тех пор, пока не закончилась в заветной бутылке янтарная жидкость. Момент осознания бесполезности держания пустой тары, заставил ранчера, оставить в покое стеклянный сосуд, и вытянув ноги, в торону прохода, улечься головой на свой саквояж. И уже спустя минуту, он так крепко заснул, что вероятно, появление арапахо, попытавшегося стащить с него сапоги, вряд бы его потревожило.
Но нужно отдать должное и новенькому лакированному вагону из фанеры, и самой железной дороге. Еще лет десять назад, здесь еще никто не задумывался о том, что можно одновременно ехать и спать, если вы не пассажир дилижанса, или у вас нет фургона.
Да десять лет назад. Бескрайние прерии, которые караваны тентованых фургонов, делавшие за день переход длинною в сорок миль , а то и менее. А сейчас, эту дистанцию, с несравнимо большим комфортом, поезд преодолевает за час.
Это прогресс, который уже сломил дикость Запада, поставив в незавидное положение коренное население, и уничтоживший их неисчислимое богатство - бизонов. Нескончаемым потоком хлынули на Запад те, кто раньше боялся трудных и опасных длительных переходов, по пустыням, горам, через безводные бесконечные прерии, усыпанные костями смельчаков-поселенцев. Земля. Вот что манит на запад людей из востока. Новые земли, бескрайние и манящие, обещающие за определенные усилия, как минимум - дом, как максимум - рай на земле.
Поезда с Востока, всегда идут переполненные, оставляя приезжих на станциях, водокачках. Городах, городках, городишках. А вот на Восток, с запада - едут лишь единицы, те, кому это необходимо. Как Пастору, спешащему к умирающему родственнику, как старушке и двумя внучатыми племянницами, чтобы оставить их на Востоке, выдав замуж за более приличных и лучше одетых мужчин, нежели на Диком Западе. Как те же охотники, на мустангов, спешащие к себе домой, к своим семьям. Или Балларет, получивший серьезный контракт, на поставку бычков, для Армии и шахтерских поселков, и спешащий в свой Канзас, на ранчо, чтобы скорее начать гуртовку скота и скорее начать пересчитывать полученную от торговой операции прибыль. Даже паровозная команда спешит, вместе с двумя тормозными кондукторами и солдатами шестого кавалерийского полка. Но там немного иные вопросы. Поговаривают, что в скалистых горах, неспокойно. И воины, встав на тропу войны совершают набеги на белое население.
Поезд, громыхая на стыках, дребезжа рессорными частями и подпружиненными тележками вагонов, рассекая ночной мрак черным дымом и белым паром мчится вперед.  На Восток. Везя в себе с четыре десятка пассажиров, спящих и едущих навстречу Скалистым горам, в ту сторону, где через несколько часов, кровавым багрянцем загорится рассвет.

Отредактировано Richard МсAlister (2018-07-24 12:39:52)

+1

7

Колёса мерно, убаюкивающе постукивали на стыках рельс, и, хотя вагон весьма ощутимо потряхивало, несмотря на все старания рессор, пассажиры не спешили просыпаться, хотя небо уже начало светлеть, а на востоке горизонт порозовел. Короткая летняя ночь спешила передать эстафету прохладному, ясному утру. В едва пробивавшихся из-за горизонта лучах пока невидимого солнца горные пики выглядели зловеще. Словно обагрённые кровью зубы дракона, оскалившегося при виде новой жертвы, подбирающейся к его логову.
Вагон в очередной раз вздрогнул на стыке рельс, и траппер, всю ночь проспавший сидя, прислонившись к стенке, открыл глаза. Его взгляд быстро скользнул с приближавшихся горных пиков на спящих пассажиров, и он уверенно потянулся, сгоняя остатки сонливости. Несколько раз передёрнув плечами и покачав головой, разминая затёкшие за ночь мышцы, Карл достал сигару и задумчиво закурил. За окном уже занимался рассвет, и первые лучи солнца, прорвавшиеся из-за горизонта, полились в вагон, заставляя спящих морщиться и отворачиваться. Сквозь мерный стук колёс и далёкое гудение паровоза послышалось несколько подозрительных хлопков. Траппер мгновенно обернулся к окну, но за солнечными бликами почти ничего не было видно. Он поднялся с места и, ухватившись за спинку одного из сидений, выглянул с противоположной стороны вагона, но столько его словно выцветшие, почти прозрачные голубые глаза не всматривались в пролетавшие мимо кусты и деревья, ничего, за что мог бы зацепиться их проницательный взгляд, не попадалось. Карл сел обратно, чуть нервно затянувшись сигарой и прислушиваясь.
Однако больше ничего подозрительного до его чутких ушей не долетело. Лишь мерный стук колёс, жалобный скрип рессор, да натужное гудение паровоза. Поза траппера стала чуть более расслабленной, и он глубоко затянулся табачным дымом. Бросив быстрый взгляд на не спешивших просыпаться попутчиков, он, как и накануне, отвернулся к окну, и почти успокоившаяся непонятная тревога вновь начала просыпаться в его душе. Это было сродни дурному предчувствию, но в то же время он ощущал, что причины у неё куда более прозаичны, вот только они по-прежнему ускользали от него. Траппер перевёл взгляд на всё надвигавшиеся на поезд горные пики и вдруг понял, что показалось ему странным – поезд определённо шёл быстрее, чем следовало. До того, как стать охотником и вольным бродягой, Карл успел поработать на железнодорожную компанию, и пусть ему толком не доводилось иметь дело с поездами – его задачей было сопровождать инженеров и геологов при разведке участков, по которым планировалось прокладывать пути, – кое-что в этом деле он понимал. Хотя бы то, что поезд просто не должен был двигаться на такой скорости. Полной уверенности в верности своих выводов у него не было, и всё же интуиция приказывала ему пройти вперёд и задать несколько вопросов кому-нибудь из поездной бригады. Траппер вздохнул и ещё раз окинул взглядом попутчиков, убеждаясь, что не спит лишь он один.
[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

+1

8

[nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status][icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon]

Где-то там, на восточной стороне Скалистых гор начинался рассвет. Багряное солнце освещало своими лучами горные пики, стараясь проникнуть в каждую впадину, расщелину. Осветить каждый камень и каждый куст. Но это там, на востоке. А поезд, который шел через горы еще освещали керосиновые лампы, разгоняя предрассветный мрак, и пассажиры , в основной массе, еще спали. Или только просыпались протягивая свои затекшие от неудобства руки, ноги.
Балларет, не исключение. Хоть и принял вчера довольно прилично, на грудь, все равно, по старой привычке, поднялся чуть свет. И на это было целых три причины: сама привычка вставать, когда пора трогать гурты или меняться по сменам. (Думаете ранчер из Канзаса - это некий надутый тип, который только и умеет шляться по салунам и девочками, пить виски и разглагольствовать? Дудки! Несмотря на возраст, Джон, еще крепок, и не так-то просто даже дикому мустангу сбросить его из седла, а при скоте - что тавро, что веревка - руки же лишними не бывают, и многим из более молодых пастухов, Балларет может дать фору. Никто не рождается ранчером, на Диком Западе. Ими становятся. Создавая свое хозяйство, буквально с ноля, укрепляя его и увеличивая год за годом. А то, что расслабился, вышел в отрыв - простительно, для человека, у которого все ладони в мозолях. Вторая причина - это похмелье, Жажда, терзающая организм, и делающая безвольным, уставшим разбитым. Во рту пересохло, как на Великих Равнинах в июне, И даже язык, будто опух, и мешает дышать. А все тело, будто опалено огнем, или солнцем пустыни, скрипит, как старое седло, с пересохшею кожей. Жажда убивает организм. А похмелье несет эту жажду, не хуже заправского тормозного кондуктора, разносящего чай. Но ведь чаем голову - не обманешь? Тем более, что Джон - не желторотик, и многое повидал. Запас в таких случаях, карман - точно не тянет, и еще одна бутылка извлекается из саквояжа.
- Фух...- после щедрых трех глотков, ранчер немного приобрел живость в движениях и более осознанный взгляд,- Чем заболеешь - тем и лечись. Считай что лучшее средство, от похмелья - это - хороший опохмел, еще на порцию более, чем было вчера!
И в этом ключе, мужчина поднялся со скамейки, пошатываясь, немного, из-за небольшой слабости в ногах и раскачивающегося вагона. Осталось разобраться с третьей причиной подъема. Как не крути, но живой организм имеет свои потребности. Естественные. Например, унять эту чертову боль, дискомфорт  в животе и сходить, по-ветру. Не долго размышляя Балларет направился к выходу из вагона, переступая через чьи-то сапоги, вещи, пробираясь к дверям, бормоча хрипловатым голосом извинения. Все таки, мало ли кто в поезде едет? А даже последний оборванец в Америке требует называть себя уважительно, иначе можно и нож в бок схлопотать. Выйдя на площадку тормозного кондуктора, Джон потянулся, и оглядываясь по сторонам, подошел к краю платформы вагона.  Укрывшись от посторонних взглядов, мужчина, сопя от удовольствия справлял нужду. поглядывая по сторонам, где мелькал кустарник, камни Скалистых Гор, Верхушки далеких вершин, темнеющий лес, едва скрытый предрассветною мглою. Свежий, холодный воздух го отлично приводил в чувство мужчину, а может уже пошло действие алкоголя, но Балларет, справив нужду, даже немного замешкался, залюбовался красотами дальних пейзажей, чуть тронутыми яркими лучами восходящего солнца, пробивающимися через дальние расщелины перевалов.
- Отличная погодка, дружище!- ранчер кивнул тормозному кондуктору перешагивающему через шаткие мостки над сцепкой, направляющемуся в соседний, последний пассажирский вагон,- И едем хорошо! Когда пересечем эти чертовы горы? К полудню?
- Чуть ранее, сэр!- стук колес и скрип рессорных механизмов вагонов заставлял напрягать горло кондуктору,- Видит, сейчас будет тоннель, потому и немного сбавляем ход. За тоннелем - плато, почти плоское, мили две. И снова тоннель, и там уже , по уклону, потихоньку поедем вниз, отклоняясь немного на север! И до Чертова моста - доедем, где-то через часа полтора, сэр! А там, после моста - считайте, что миль пять по склону и на равнине!
- Спасибо, дружище!- Балларет определенно доволен. Ведь эти места , чтобы пересечь верхом - нужно пару недель вести караван, мерзнуть, мокнуть, страдать от жажды... "Кстати, о жажде!"
Мысль подтолкнувшая ранчера к действию, заставила поторопиться в вагон, к своему месту. "Перекусить, чем бог послал, и немного принять на грудь". А задержись он еще хоть на минуту, заметил бы (возможно) тени, спрыгнувшие на крышу товарного вагона с высокого камня. И начавшиеся красться вдоль состава.

Отредактировано Richard МсAlister (2018-07-28 11:46:13)

+1

9

[indent] Поезд сбавлял ход, и излишки пара вырывались из-под его колёс густыми облаками, не спешившими рассеиваться в почти что прохладном утреннем воздухе. Благодаря им, да придорожным кустам никто, покамест, не заметил подобравшуюся почти вплотную к одинокому составу смерть. Молчаливые фигуры, чьи орлиные профили были словно отчеканены из бронзы, пригибаясь к земле, подходили к вагонам, скорость которых была уже почти безопасной, чтобы на ходу запрыгнуть на подножку и обратно, и огромными пауками ползли по их крышам. Последние сжимали в руках томагавки, первые – ружья, но боевые топорики покачивались у них на поясах. Послышался яростный рёв – машинист открыл предохранительный клапан, дополнительно сбрасывая давление в котле. Мгновение спустя молодой кочегар обернулся к тендеру и изумлённо вскрикнул, увидев вставшего на угле стройного краснокожего. Молниеносное движение руки, и паренёк перевалился через борт паровозной кабины. Томагавк навсегда заткнул ему рот. Машинист успел понять, что что-то не так и даже потянулся было к рычагу, чтобы остановить состав, но индейский нож не дал ему этого сделать. Оседая на пол, тело мужчины всей своей тяжестью упёрлось в совершенно другой рычаг. Почти тут же загремели и первые выстрелы – кто-то, повинуясь низменным потребностям своего организма, вышел на почти символическую площадку за задней дверью последнего вагона и, разглядев в кустах не предвещавшие ничего хорошего силуэты схватился было за револьвер. Он не успел даже попытаться прицелиться, но на выстрел индейской винтовки выскочил тормозной кондуктор, почти мгновенно получивший следующую пулю. Вот только главное уже свершилось – нападающие обнаружили себя.
[indent] Теперь сомневаться в природе загремевших словно со всех сторон хлопков смог бы лишь дикарь, выросший где-нибудь в самых дебрях Чёрного Континента. Едва ли не все мужчины в вагоне инстинктивно потянулись к своим поясам, а кто-то, первым делом, выглянул в окно. Самые любопытные почти тут же повисли мешками на оскалившихся неровными зубами выбитых стёкол окон. Теперь выстрелы загремели и внутри вагона, заполняя его удушливой вонью пороховых газов.
[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

+1

10

[nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status][icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon]

- О Че..кхак...куху...ах...-  Балларет чуть не захлебнулся щедрым глотком Виски, когда пуля прошила тонкую фанерную стену возле его лавки, а вторая разнесла вдребезги окно, осыпая ранчера осколками стекла. Начавшегося было хмельного веселья как не бывало. Но Мужчина, несмотря на все свое разгильдяйство и расхлябанность, все же слишком долго прожил на Диком Западе, чтобы Вести себя беспечно в данную минуту. Захватив с лавки свой саквояж, сразу же бросился на пол. Там извлек из багажа свой револьвер, и коробку патронов, неспешно и деловито, начал рассовывать ее содержимое по карманам пиджака, рубахи и штанов.
- Ложитесь все на пол, идиоты!- прокричал между делом,- Куда высовываетесь? Залпом же накроет!
В свое время, еще в молодости, Джону приходилось встречаться и индейскими воинами, нападавшими на поселения на фронтире*, нападавшими на гурты скота при перегонах. Уж что, а подобные перестрелки, для любого живущего там, это не новость. В отличии от тех, кто отлично жил в городах востока, где порядок и спокойствие граждан оберегал закон. А на Западе, зачастую, "закон и порядок" возили в чехле или кобуре. И не удивительно, что уже спустя несколько секунд, в вагоне, с пробитыми стенами и забрызганными кровью лавочками и полом, стенали, кричали раненные и раздавались женские визги.
- На пол!- кричал надрываясь, командуя, как заправский сержант, седой ранчер,- смотрите за дверьми!
В опасной ситуации самое главное - не потерять голову, и соображать трезво. И несмотря на пьяный угар, Балларет, в силу своего давнишнего опыта - соображал. В отличии от того же сержанта, который в соседнем вагоне поспешил дать команду молодым, зеленым мальчишкам, в темно-синей форме, толком не обстрелянным. Индейские воины, тоже умеют делать залп. И пусть первый был сильнее , но второй, накрыл состав более смертоносным огнем, который унес больше душ из-за глупости человечьей. Нельзя бегать, поднявшись в полный рост, находясь под обстрелом. А смысл, стрелять, не видя точно куда - вообще нечто невообразимое. Балларет, прислушался к крикам, и выстрелам. "На такой скорости, в окно ни один краснокожий не рискнет пригнуть. Эти сволочи, хоть и редкие твари, но не кретины". Радовал тот момент, что состав не был остановлен. Тогда бы уж точно, индейцы накинулись на вагоны, со всех сторон, а так появлялся шанс оторваться.
Убедившись, что его крики, все же были услышаны, и потерь среди пассажиров было не так уж и много, Джон, криво ухмыльнулся:
- Падрэ, мисс, кончайте молиться! Займитесь лучше раненными! Господь не ходит по тем местам, где бегают дикари с томагавками!
И следите за дверями, парни! Если краснокожие в поезде - они не пригнут с крыши, и не пролезут в щель между досками.
Крики и боевой клич доносившиеся сквозь грохот колес, извещали о том, что в последнем вагоне, скорее всего уже кипела рукопашная схватка.
Редкие пули, еще прошивали вагон насквозь, выкалывая деревянные щепки. Тихо всхлипывающих женщин и детей, переместили в центр вагона, забаррикадировав их вещами. Суровые мужчины запада, кто еще мог держать оружие после двух залпов нападающих, приготовились к обороне, направив оружие на входные двери в вагон, с обеих сторон. Единственный адекватный выход, в данной ситуации занять круговую оборону, и ждать. Не бежать же, прямо под нож, как бараны. Хотя, паника - это страшная сила. И пока кто-то крепился, соблюдал хладнокровие, то джентльмен с восточных штатов, не выдержал этой паузы, нервного напряжения, вскочил и побежал в сторону головного вагона, несмотря на окрики: "Стой, идиот!" И в момент, когда подбежавший мужчина рванул дверь из вагона, Вдруг отшатнувшись сделал пару шагов назад, закрывая обзор и обстрел прохода охотниками на мустангов. Его истошный фальцет захлебнулся в булькающем жутком звуке, когда острый томагавки проломил ему висок. В вагон вскочили несколько воинов, и тут же, подняв свои ружья и винтовки, выстрелили в обороняющихся, ответный залп был нестройным и рваным. и хотя расстояние было невелико, из-за оседающего на пол джентльмена, который частично закрыв нападающих, получил несколько пуль, отбросивших его в перед вагона. Разряжая оружие в нападающих, пассажиры, отвлеклись от задней двери, в которую тут же проскользнул разукрашенный воин, в набедренной повязке, метнувший свой нож прямо в спину поднявшемуся на колено стрелку с винтовкою Генри. Балларет, тут же развернулся и послал два последних патрона из револьвера в проход, задев третьего, вбегающего в вагон воина, размахивающего окровавленным скальпом и ножом. 

Как считали ветераны "Индейских войн" в период освоения Дикого Запада - индейцы это лучшие конные воины, и единственный минус, который был у них во время  сражений - это тактика индивидуального подвига. Если бы не горячность молодых воинов, нехватка нового оружия, и разобщенность племен, неизвестно бы как была написана история Соединенных Штатов Америки.

слова.

фронтир* - граница, приграничная зона между "дикими землями" и территорией белых людей. в 19 веке фронтир каждые несколько лет переносился на запад, в связи с заселением и обживанием территории американцами и иммигрантами.

Отредактировано Richard МсAlister (2018-08-07 16:25:33)

+1

11

[indent] Грохот выстрела, в тесном пространстве вагона, несмотря на выбитые пулями окна кажущийся оглушительным, крепкий удар приклада в плечо, резкий запах сгоревшего пороха и почти что удивлённый вскрик молодого краснокожего, на груди которого расцвёл кровавый цветок. Траппер приглушённо выругался. Он уже давно научился стрелять, и ему не раз и не два приходилось убивать людей разных цветов кожи, но он всегда предпочитал охотиться на животных. Было что-то неправильное в том, что людям приходилось убивать друг друга. Но подобным мыслям не было места ни на одном поле боя. Не было им места и в этом поезде. Как не было в нём места и симпатиям или антипатиям. На вокзале да и в вагоне многие подозрительно косились на Карла, зная, что он симпатизирует индейцам, но сейчас он смотрел на последних через прорезь винтовки, совмещая её с мушкой.
[indent] От заволокшей вагон пороховой гари хотелось прокашляться, а на глаза нет-нет, да наворачивались скупые слёзы. Преимущество, пусть и шаткое, оказалось на стороне пассажиров злополучного поезда – узкие межвагонные двери не давали нападающим ворваться всем скопом и окружить осаждённых. Вместо этого они были вынуждены прорываться в вагон по двое – по трое. Да и стрелять в тесноте было сподручнее из револьверов, а не из винтовок, хотя окажись у кого-нибудь картечь, и бой закончился бы куда быстрее. И всё же ружья обеих сторон делали своё чёрное дело, а на ближней дистанции томагавки оказывались немногим хуже револьверов. Об этом могли поведать те, кому не повезло оказаться в последнем вагоне, пусть уже и не словами.
[indent] Несмотря на верно занятые позиции, застигнутые врасплох пассажиры злосчастного поезда так и не сумели до конца согласовать свои действия. Всё-таки никто не ожидал этого нападения, а потому и не мог быть к нему готов. Многие слишком спешили выстрелить, обоснованно опасаясь, что индейцы успеют подобраться к ним на расстояние удара томагавка, а потому толком не целились. Конечно, дистанция между противниками была такова, что попасть было куда легче, чем промазать, но в схватке с противником, готовым сражаться, даже роняя на пол кишки из вспоротого живота, бить наверняка было просто необходимо. Подстреленный ранчером индеец негромко вскрикнул и выронил свой кошмарный трофей из пробитой пулей руки. Его товарищи уже лежали на залитом кровью полу, сражённые – один винтовкой траппера, второй – тремя пулями пропустившего начало перестрелки, заряжая старый револьвер, старика. Раненый краснокожий яростно закричал и вдруг с почти немыслимой скоростью ринулся вперёд, занося нож для смертоносного удара. Старик выстрелил ещё несколько раз, но то ли глаза подвели его, то ли рука дрогнула, поддавшись испугу. Всё-таки не каждый день на вас несётся окровавленный дикарь в боевой раскраске. Траппер потянулся было за патронами, чтобы перезарядить винтовку, но, поняв, что не успеет, негромко выругался и, резко выпрямившись во весь рост, встретил краснокожего могучим ударом приклада в лицо. Послышался негромкий хруст, и индеец рухнул на пол вагона. Траппер тут же вновь присел. И вовремя – почти тут же над его головой просвистели пули.
[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

Отредактировано Undine Kroenen (2018-08-04 16:29:46)

+1

12

[nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status][icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon]

Оглушительный треск ружей, раздающийся в заполненном дымом вагоне, оглушительно бьет по ушам. Но если вы родились на фронтире, если вы зубы точили о приклад отцовского ружья, или ореховые накладки на рукояти револьвера, к этому привыкаешь. И несмотря на густой ядовитый дым, от сгоревших пороховых зарядов, заполнявший вагон, стрельба, раздающаяся рядом, вселяла уверенность, что пассажиры смогут отбить атаку, а приглушенные хлопки впереди состава в первом, или втором вагонах, вселяли надежду, что они не одни.
Рукопашная схватка. Что говорить о ней, если сталкиваются лицом к лицу два мира, два образа жизни, чтобы вести смертельный спор, кто более приспособлен к жизни. Средний индеец живущий войной, охотой, более ловок,более жесток, и более быстрый противник. Отдельно можно было бы упомянуть о целеустремленности воинов прерий, их отваге, хитрости. Но средний белый человек,привыкший работать руками - все равно, и сильнее и крепче. А настоящие охотники, пастухи, старатели, в выносливости не уступят никому. Жизнь в диких условиях, накладывает свой отпечаток, и в ближнем бою, у любого живущего на Диком западе, есть высокие шансы на победу. Иное дело, если вы джентльмен с Востока. Тогда, вам даже подросток - маюта покажется кровожадным зверем, а что говорить о взрослом, опытному воине? Под причитания пастора, потерявшего головной убор, под истерический визг молоденьких девушек, потерявших всякое приличие в момент, когда чья-то пуля прошила их тетушку, оставшиеся на ногах мужчины сцепились с нападавшими в горячую схватку. Нанося удары ружьями, револьверами, ножами, томагавками, избивая друг друга ногами, кулаками, сцепляясь как бешеные звери, рвя противника, ногтями, зубами. Раскрасневшийся от напряжения седой ранчер, с окровавленным лицом, душит одною рукой противника, нанося свирепые удары рукоятью заряженного уже револьвера по голове, начисто позабыв, о том, что может выстрелить и одним делом покончить с раненным противником. Охотник с воином, вцепившись в друг друга катаются среди прохода, стараясь взять верх над противником. Траппер, размахивающий в воздухе своим оружием, перехваченным за ствол, как дубиною, нанося смертельные удары по головам немногих уже нападавших. Даже малец, вцепившийся зубами, в оголенную икру воина, с свирепостью волчонка. И даже святой отец, охваченный всеобщим безумием схватки, бьющий индейца по голове своим молитвенником, или псалтырем. Все, кому жизнь дорога, участвуют в кровавом безумии, среди разбросанного багажа и трупов пассажиров и нападающих.
- Достаточно, падре, он мертв!- отозвался окровавленный охотник на мустангов, выдергивая томагавк из спины поверженного воина,- Йо-о-ху-у-ув! Мы победили ребятки! А вот Питеру, похоже не свезло сегодня.
Охотник устало кивнул на напарника, лежащего лицом вниз, с ножом между лопаток.
- Да, сынок, похоже на то,- согласился отпустив наконец изуродованную жертву Балларет, откинувшись спиной на тело индейского воина,- но, досталось нам, тоже отменно. Эй здоровяк! Хватит с них, как считаешь? Хотя, если сунутся опять, тогда нам уж точно крышка. Пятеро мужчин, и две женщины. Да, святой отец, я вас тоже считаю! Пора бы научиться вам не только разговаривать на латыни, но и при помощи ружья. С этими чертовыми дикарями иначе не договоришься. И ты, малец, тоже, настоящий мужчина! Это твоя семья? Ну, не переживай. Подай-ка лучше вон ту бутылку. Надо бы, по глоточку. Обманули сегодня костлявую.
- Это точно, мистер,- кивнул поморщившись охотник,- я Тикс Джордан, из Огайо. Будем знакомы! Эй, девченки! Хватит прочитать! Радуйтесь, что живы. Как вас родители назвали? А тебя, преподобный? Кстати, вот Пит-бродяга помер, если я возьму его седло и снаряжение себе - это же не противозаконно? Вот и я так думаю… э, дружище, в индейской рубахе! Выпей с нами, за победу над краснокожими! Может, они тебе и родня, но дрался ты отменно.

Отредактировано Richard МсAlister (2018-08-07 16:29:41)

+1

13

[indent] Ничего не скажешь – деяние, достойное человека. Траппер тяжело вздохнул, но более ничем не проявил своих эмоций. Да и глупо было бы сокрушаться победе в этой бойне. Индейцам можно было сочувствовать и симпатизировать, но, как учит Библия, если человек чего-то добивается или, наоборот, чего-то лишается, это лишь проявление милости или немилости Божией. И, раз Он позволил самым отважным из некогда европейцев, а теперь – американцев – покорить эту землю, забрав её у краснокожих, значит, такова была Его воля. А, может быть, таково было самое простое и удобное оправдание для захвата чужих земель. В изрешечённом пулями вагоне это можно было обсудить, разве что, с так до конца и не сумевшим определиться, готов ли он взять пример с древних крестоносцев, или же способен воевать лишь словом, священником, и то – уже где-нибудь на вокзале за горной грядой, когда горячие головы тех, кому посчастливилось выжить в этой переделке, хоть немного остынут.
[indent]  – За это грех не выпить, хотя, уверен, всем нам хотелось бы, чтобы мы пили сегодня совершенно по другому поводу, – негромко произнёс Карл, принимая из рук Джордана бутылку. Маслянистого цвета жидкость крепко обожгла горло, заставив его задержать дыхание, чтобы не раскашляться. Сделав небольшой глоток, он кивнул и протянул бутылку священнику, почти уверенный, что тот передаст её дальше, однако святой отец предпочёл последовать примеру выжившей паствы. Траппер достал сигару, отрезал охотничьим ножом кончик и молча закурил.
[indent] Он выглянул в окно и, скорее по привычке, нежели ожидая второй волны охочих до крови краснокожих, прислушался. Разговор разгорячённых схваткой и спиртным мужчин и истеричное скуление так до конца и не оправившихся от шока девиц заглушали даже стук колёс и вой ветра за выбитыми окнами. Но одно было точно – выстрелы стихли окончательно, да и боевые кличи больше не разносились по изрядно обезлюдевшему составу. Всё указывало на то, что атаку индейцев, несмотря на потери, всё же удалось отбить. Траппер неслышно вздохнул с облегчением, но вновь ощутил какой-то интуитивный укол тревоги. Поезд определённо двигался слишком быстро. Конечно, причиной тому могла стать попытка машиниста оторваться от нападавших, но Карл знал участок, по которому мчался поезд. Он помогал железнодорожникам наносить его на карту. И машинисту уже пора было начинать сбрасывать скорость перед въездом в тоннель, а он, судя по всему, наоборот – продолжал набирать ход. Траппер обернулся к выжившим попутчиками и окинул их быстрым оценивающим взглядом.
Говорливого охотника он отмёл сразу – тот, сам того не желая, мог ляпнуть что-нибудь такое, что напрасно перепугало бы остальных. Пастору душевного равновесия не вернул даже глоток крепкого виски, а потому положиться на него было нельзя. А вот ранчер, пусть и трещавший на пару с охотником, что картечница Гатлинга, всё же казался достаточно надёжным человеком. Траппер подождал, пока Джордан окончательно окажется в центре внимания и, ступая почти бесшумно, подошёл к так и остававшимся в центре вагона попутчикам. Он присел рядом с ранчером и почти что одними губами прошептал:
[indent]  – Полагаю, кому-нибудь стоит пройтись по поезду – проверить, сколько нас осталось. И думаю, это стоит сделать нам, мистер Балларет. Позвольте представиться, Май. Карл Май.
[nick]Karl May[/nick][status]Old Shatterhand[/status][icon]https://d.radikal.ru/d04/1807/52/88881259f030.jpg[/icon][sign]Ghost riders in the sky[/sign][info]<br><hr>30 лет, охотник<hr>[/info]

+1

14

[icon]https://files.fm/thumb.php?i=re2xv87n[/icon][nick]Джон Балларет[/nick][status]Ранчер[/status]

Седовласый ранчер, оглядел более внимательно мужчину, в одежде из оленьей кожи. Причиной этому была манера представления. “Позвольте представиться… Черт, несмотря на индейскую одежду, похоже, парень настоящий джентльмен! К западу от Миссури так не говорят, заковыристо. Даже наш губернатор Канзаса, иногда чертыхается, сам слышал, в Додж-Сити. Похоже, по имечку, на шведа, или немца, хотя без акцента. И держится эдаким франтом. Из образованных, на Востоке родился? Хотя, берется знатно, и не дурак. Дураки свое получили”. Впрочем, чему можно удивляться, на Западе? Свободная страна, менялся безкрайними дикими просторами, где есть такие места, что еще не вступала нога белого человека. На Запад бегут от проблем и неприятностей. Едут, начать новую жизнь, скрываются от закона. На Западе не принято задавать лишних вопросов о человеке. Кем бы он где ни был, что бы не сделал там - для любого человека, к западу от Миссури, это не важно. Намного важнее, кто ты здесь. И какая о тебе ходит слава. Худая или добрая. Кто знает, может, он юношей начитался Майн Рида. И приехал сюда за книжной романтикой. Или кого-то прихлопнул на Востоке, а здесь скрывается. Все может быть. Вон, Долговязый Билл Лонгли, который воевал за конфедерацию, преспокойно себе пьет виски с Диким Биллом Хикоком, работающим шерифом в Додже. А то, что сражались они, по разные стороны баррикад на войне, не означает, что сейчас они не работают в паре. Или тот же фермер Пилз, который убил на среднем западе и востоке почти три дюжины человек, представлял закон, на жиле Комстрок, в Калифорнии. И неплохо справлялся, пока не прихлопнули. Запад, как чистилище, дающий право на исправление ранее сделанных ошибок.
- Доброго,- кивнул поднимаясь со скамейки ранчер,- только, пожалуй, я пойду вперед. А то, кто-то, с дуру еще шмальнет, завидев индейскую рубашку. В последний вагон, думаю, сорваться нету смысла. Можно и позже. Пошли вперед?
Слегка пошатываясь из-за раскачивающегося на рессорах вагона, Балларет обернулся и хмыкнул:
- Чертовы копыта! А не сильно ли гонит машинист этот диллижанс? Впечатление, будто улепетываем, во все лопатки. А кондуктор говорил за тоннель. Я, конечно, не в курсе, но подозреваю, что сквозь гору нужно ехать поскромнее…
Не успели они покинуть вагон, как вдруг стало темно, и резко усилился грохот колес поезда на рельсовых стыках.
- Ну да, вот и тоннель, как обещали. Эй там, сзади! Не орите, будто вас режут! Света не будет, кондуктор в последнем вагоне был, бедолага. Знаете что, мистер Май, наверное стоит переждать, пока на всех не выедем. Сорваться в темноту, рискуя получить отравление свинцом - глупая затея, поверьте. Если там кто раненный, - в темноте будет палить во все, что шевелиться.
И продавая пример, Джон, присел на первую скамейку. Порывшись в карманах, достал кисет, и ловко скрутил себе сигарету. Прикупить, странам спичкой о жилет.
- Поганое дело, с этим набегом. Вон сколько народу положило, ни за грош. У пальца вся семья погибла. У девушек - их старшая родственница. Я вот что думаю, поговорить с ними. У меня в Канзасе отличное ранчо. Дюжина наездников работает, дом большой. Если у сирот, нет близких родичей, то заберу их к себе. Мальца усыновлю, а девушки … женюсь на одной, а другую найду как пристроить. В наших краях порядочные женщины редкость. А им все равно, замуж пора. Как считаешь?

0


Вы здесь » North Solway » Альтернатива » The Desperado Trail


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC