В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Truant's Day


Truant's Day

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/08/5745679463d25cd2f75b43df34b40f1f.jpg
Когда на дворе лето, так хочется забыть обо всём, особенно – об учёбе, и устроить себе праздник непослушания! Но что делать, если у кого-то иное мнение на этот счёт?..

Пригород, 31 мая 2016, первая половина дня

Триша Харрисон, Ундина Крёнен

+1

2

Поленившись уделить прошлым вечером хоть сколько-то времени домашней работе, Триша поставила себя в положение, когда выйти сухой из воды уже не было возможности. Задание дали такое, что и списать не получалось и не просто рассказать что-нибудь по памяти. А потому отсидев "безопасные" уроки, она не придумала ничего лучше как уйти с двух последних. Всё равно же светила плохая оценка. Правда последний был ничего так, но сидеть из-за него в подсобке или туалете почти час не было никакого желания. Так что, дождавшись нужной перемены и заручившись обещанием подружёк, что замолвят за неё словечко, Триша смело направилась на выход.
В коридоре она умудрилась разминуться с Лоуренс с местным пугалом  и в тоже время жертвой. Ей как раз в этот момент кто-то в лоб запустил смятый в шарик тетрадный листок. Из-за чего она остановилась, а после под громкий смех мальчишек, как ни в чём не бывало, продолжила свой путь сквозь темноту. Тришу подобные сцены удручали, а видела их, чуть ли не каждый день. И отчасти понимала, какого было той девочке, поскольку сама иногда подвергалась нападкам. Но вот чего не понимала, так это как она могла столько терпеть? Случись такое же с ней и в школу бы просто перестала ходить. Ну, или припасла бы  хороший гаечный ключ из папиной мастерской для обидчиков. В общем Лоуренс она жалела, и даже предложила бы ей дружбу, если бы лишь при одном взгляде на неё по спине не начинали бегать сотни мурашек и хором кричать, что не надо! В следующий раз!
Выбравшись на улицу с уже чуть подпортившимся настроением, Триша планы решила не менять. Поскольку хоть и хотелось теперь домой, но в учебное время появляться там было опасно. Папа мог вернуться в любое время за какой-нибудь мелочью, и тогда было бы плохо. Так же нельзя было оставаться и в городе. Глазастые бабки сидели на страже и бдели так, словно им за это платили. Чтоб им глаза Лоуренс пересадили! Поэтому Триша, как и собиралась, по безлюдным улочкам быстро выбралась в пригород, а там уже расслабившись, нацелилась на брошенную узкоколейку. По пути, правда, хотела сделать остановку на озере и может даже дальше не пойти.
Однако остановку она сделала раньше, на распутье просёлочных дорог, что разделяли фермы. Просто прикинула, что пешком идти было слишком долго, а потому появилась идея заскочить домой и взять велосипед, но с этим сомневалась.

+3

3

[indent] Солнце медленно, но верно приближалось к зениту.
[indent] Последний день весны выдался погожим. Человеку непривычному к северным широтам могло бы показаться, что на дворе, в лучшем случае, только середина весны, но уроженцам острова впору было думать, что уже наступило лето. Безоблачное небо казалось бездонным и бесконечным. Трава танцевала на лёгком ветру. Именно она не оставляла сомнений, что на дворе уж точно не апрель. Густая и сочная, уже отцветающая, но ещё и не думающая по-настоящему колоситься. Зелёные поля тянулись, покуда хватало глаз.
[indent] В стороне от разбитой дороги трава была примята, но нетронутые неведомой силой стебли стояли густой стеной, надёжно скрывая от посторонних глаз нарушителя своего спокойствия. Вернее – нарушительницу. В густой траве лежала высокая девушка в видавшем виды долгополом чёрном кожаном плаще с дождевиком на плечах. Из-под него выглядывали потёртые чёрные кожаные штаны, плотно облегающие длинные, стройные ноги, заправленные в стоптанные чёрные тупоносые кожаные сапоги. Из-под воротника плаща выглядывал воротник поношенной рубашки цвета хаки, перехваченный серебристым галстуком-боло с изображением воющего волка. Густые рыжие волосы девушки в чёрном разметались по земле. Она лежала на спине, скрестив полусогнутые в коленях ноги, и меланхолично жевала травинку, устремив в бездонное голубое небо рассеянный взгляд зелёных глаз.
[indent] Земля была сырой и неприятно холодила даже сквозь плотную кожу плаща. Рыжая девушка отбросила измочаленную травинку и медленно села, быстро оглядываясь по сторонам. Тогда-то она и заметила её. Девочку. Её зрачки быстро расширились и почти тут же сузились, как у хищника, приготовившегося к прыжку. Она медленно поднялась во весь свой немалый рост, не спуская глаз с одинокой путницы. На её бледном лице заиграла холодная улыбка. Рыжая узнала девочку. Конечно, раньше они не встречались, но эту характерную кудрявость в купе с тёмной кожей невозможно было не узнать. В маленьких городках все жители как на ладони. Особенно те из них, кто хоть чем-то выделяется из общей массы. Девочка стояла к ней спиной, а потому пока ещё не знала, что оказалась в поле не одна. Рыжая, не дожидаясь, пока её обнаружат, зашагала в сторону дороги. Тяжёлая походка с пятки на носок делала её шаги почти бесшумными, а потому девочка вряд ли смогла бы её услышать.
[indent]  – Что делаете вы здесь, юная леди? – строго спросила девушка, выходя на дорогу. В её голосе чувствовался сильный немецкий акцент.

+3

4

Выбор между идти пешком или вернуться за велосипедом оказался не из простых. С одной стороны стояла скорость перемещения, а значит и до интересных мест добралась бы быстрее. А с другой риск быть кем-то замеченной и остановленной. Конечно, можно было учесть ещё и нелюбовь езды в школьной форме, а конкретно в юбке, но с этим Триша кое-как мирилась. Да и личная неприязнь к чему-то меркла на фоне существующего риска или полученной в итоге выгоды. Хотя как отреагировал бы папа, узнай о её прогулах, пока даже не представляла. Может, и не было бы ничего страшного, но проверять это не хотелось.
Однако пока она стояла и колебалась, то чего так боялась и произошло. От внезапного обращения Триша не передёрнулась, но внутри у неё всё сжалось от страха. Всё же тон и акцент, с которым оно было произнесено, не сулили ничего хорошего, ведь по слухам говорить так мог только один человек на острове, и им являлась мрачная иностранка. И не то чтобы в школе она была главной героиней, но периодически о ней вспоминали и рассказывали много разных и порой весьма жутких историй. Например, что она отлавливала одиноких детей, убивала их и потом съедала, но таким напугать можно было только маленьких. Поскольку если бы это было правдой, то в городе уже началась бы паника. Конечно, если родители замечали пропажу. Интересно, а папа бы заметил?
Триша сглотнула и обернулась. И как оказалось, с догадками не ошиблась. Перед ней стояла высокая мрачная женщина в кожаной потрёпанной одежде, словно снятой с пугала. А может, это и было пугало обернувшееся человеком? Отсюда и говор получался таким странным. Но как бы там, ни было, а она всё равно попала. И теперь стоял лишь вопрос насколько конкретно. Быть наказанной за прогул, или съеденной пугалом, так что никто потом о ней и не вспомнит?
— Аа... это... у меня специальное задание, — да сочинить сейчас что-нибудь связанное со школой показалось единственным удачным решением. — Мне надо собрать немного полевых цветов для урока. А что? Тут нельзя находиться?
И хоть душа как провалилась в пятки так оттуда и не вылезала, но с каждым словом Триша обретала уверенность. Главное было не думать, что перед ней могло стоять живое пугало каннибал.

+2

5

[indent] Девушка в чёрном подошла вплотную к одинокой девочке, устремив ей в лицо немигающий взгляд холодных зелёных глаз. На миг она вновь почувствовала себя в детстве, когда она хитростью заманивала тех, кто высмеивал её увлечения мифами и сказками в лес, который, в отличии от большинства сверстников, знала едва ли не наизусть, подкарауливала их в самых зловещих местах, куда они осмеливались забраться, и вдруг появлялась у них за спиной, кладя на плечо руку и, иногда, произнося что-нибудь пугающее загробным голосом. Обычно этого хватало, чтобы враг с позором бежал к лесной опушке, а его крики были слышны даже в самой чаще. Сейчас же рыжая немка не была уверена, испугалась ли школьница, да и не ставила себе целью напугать её. Во всяком случае, до обморока или ночных кошмаров. Однако страх девочки стал бы приятным дополнением к их встрече.
[indent] Ответ школьницы заставил зловещую девицу чуть запрокинуть голову и негромко рассмеяться. То ли она слишком хорошо вошла в образ, то ли жутковатые слухи о ней всё же появились не на пустом месте, но её низкий холодный смех поневоле возрождал в памяти всевозможных киношных злодеев, причём не каких-нибудь мелких пакостников, а настоящих, которых даже в детских мультфильмах словно боялись лишний раз высмеять. Наверно, именно так пристало смеяться воплощённому злу. Или человеку, давно и безнадёжно простудившему свои голосовые связки.
[indent]  – Какие цветы ищете вы, юная леди? – без тени гнева спросила девушка, нависнув над девочкой, словно ворон над полёвкой. – Уж не цветок ли папоротника? – на её бледном лице возникла лукавая улыбка. Она почти не сомневалась, что школьница врёт ей и не краснеет. Не запинайся та едва ли не на каждом слове в начале своего ответа, и у рыжей не появилось бы никаких подозрений, но девочка слишком быстро перешла от неуверенности к агрессии, словно в чём-то всё же была виновата. – Или послали вас свежих прутьев нарезать? – девушка в чёрном чуть наклонилась, не мигая, глядя школьнице прямо в глаза.

+1

6

От жуткого смеха женщины Триша вжала голову в плечи и пожалела, что не заручилась поддержкой. Ведь будь она не одна и ситуация уже не казалось бы такой устрашающей. А так действительно попала. Эта здоровая тётка могла прямо на месте начать её душить, и никто бы не пришёл на помощь. Но самым пугающим в этой ситуации было понимание того что и убегать-то не имело смысла. Этот монстр явно бегал быстрее неё, на что открыто намекали изрядно затасканные сапоги.
— Н-нее, — замотала головой Триша, поскольку конкретно папоротник ей был не нужен, да и его цветов ещё ни разу не встречала. — Мне обычные надо, что в поле растут, — она указала рукой на пустырь по соседству, — там например.
А там как раз расположилась или ферма Годфреев или Ливингстонов, но сейчас как-то не до уточнений было. Ведь главное в случае опасности успеть бы добежать хоть до каких-нибудь жилых домов и позвать на помощь. Да, Триша не смотря на то, что понимала безысходность своей ситуации, всё равно надеялась спастись. Ну не могло быть иначе.
— А ветки тоже не нужны, — добавила она, убирая с лица надутые порывом ветра волосы и после, продолжила их придерживать, — или они нужны вам? Могу помочь наломать.
Но если честно Триша не особо поняла, к чему женщина упомянула прутья. И вообще что она под ними имела в виду, но предположила, что это именно ветки. Всё же металлические прутья тут точно не росли, но если их можно было найти чуть дальше, где-то у конезавода. Однако тогда владелица точно не обрадовалась бы, что её забор пустили на металлолом.

+3

7

[indent] Если до сих пор во взгляде немигающих зелёных глаз рыжей девушки читались лишь холод и свинцовая тяжесть, словно во взгляде змеи, гипнотизирующей свою жертву, то стоило школьнице вновь открыть рот, как в них возникла причудливая смесь гнева, превосходства, насмешки и разочарования. Словно таинственная девица явилась, пусть даже и из-за моря, но отнюдь не с континента, о чём, казалось бы, прямо говорил её акцент, а откуда-то не из этого мира и была отнюдь не человеком, а кем-то или чем-то ещё, кем-то или чем-то многократно более знающим, нежели простые смертные, и потому приземлённость девочки бесконечно её разочаровало. Или же она была из той породы умников, которым недостаёт житейской мудрости, чтобы не выпячивать по поводу и без свои знания.
[indent]  – Патриция Харрисон, полагаю я? – всё тем же холодным голосом спросила вдруг рыжая. – Или будет лучше «Триша» вас называть? – добавила она. – Я слышала, что в Шотландии учеников в одиночку только за прутьями посылали, если они плохо учились или недостаточно дисциплинированны были, – зелёные глаза скользнули в указанном девочкой направлении. – Странно, что вы одна за цветами клевера, – на поле, в которое судя по всему наобум ткнула пальцем школьница, рос именно символ Ирландии, – пошли. Учеников посылают за наглядными пособиями по двое обычно. Да и маловаты вы ещё для этого. Хотя взрослеют быстрее в маленьких городках, – девушка пожала плечами. – Раз предложили вы свою помощь мне, то я вам теперь помочь просто обязана! – она вновь смотрела школьнице в глаза. – Идёмте, ваши цветы соберём, и я вас до самой школы провожу и учителю в руки передам. Я знаю, где на этом поле самые красивые цветы искать.

+2

8

Вот когда у Триши действительно закружилась голова и затуманились мысли, так это когда услышала своё имя. В тот момент ей вообще показалось, что ещё чуть-чуть и свалится в обморок. Ведь не мог обычный приезжий, знать имена местных жителей, с которыми не общался. Ну ладно имя, могла услышать, когда звали знакомые, но фамилию?! Фамилия обычно не покидала территорию школы! Так что тут оставалось только два варианта, либо эта мрачная женщина за ней следила, либо она действительно была потусторонним существом. Хотя нет, существовал и третий вариант, и он был самым жутким, поскольку объединял в себе два предыдущих.
И вот уже после этого Трише захотелось закричать и броситься бежать абы куда, но ноги, словно увязли по колено в грязи и не дали совершить столь опрометчивый поступок. А потому она осталась стоять и слушать дальше, лишь руку опустила, чтобы уже обе замкнуть перед собой в замочек.
А дальше ситуация стала ещё веселей, точнее более жуткой, но чуть иначе. Так как на счёт прутьев ей, наконец, дошло, что речь шла о наказании. Как-то про избиение учеников в прошлом уже успела услышать. И наказывать её как раз было за что, ведь прямо сейчас прогуливала урок. Но по-настоящему жутким в словах незнакомой женщины был вовсе не намёк на наказание за прогул, а предложение помощи. В голове сразу всплыла картинка очкастого урода и его злополучного погреба из одного фильма.
— Не надо себя так утруждать..., — выдавила из себя Триша, растеряв уже всю уверенность. — Я могу и сама всё сделать. Спасибо.
Да она могла, а главное могла не лезть с незнакомцами во всякие норы и подземные бункеры. Могла же? Но что если потащат силой? Как быть? Как сопротивляться женщине выше как минимум головы на три? Хотя радовало, что это был не мужик. Правда и версию живого пугала пока никто не отменял.
— Ну, я пойду? — не то спросила разрешения, не то просто сообщила Триша и сделала неуверенный шаг в сторону.
Ноги не хотели двигаться, но сваливать лучше было как можно быстрее.

+2

9

[indent] Теперь уже не нужно было быть диким зверем, чтобы почувствовать страх одинокой школьницы. Рыжая не была до конца уверена, что же всё-таки напугало девочку – её внезапное появление или же поведение, но её вполне устраивал любой вариант. На бледном лице вдруг заиграла неожиданно добрая улыбка, а взгляд её волчье-зелёных глаз резко потеплел. Вот только со стороны столь резкий переход от холодного презрения к едва ли не симпатии мог показаться кошмарным.
[indent]  – Мы знаем обе ведь, почему вы здесь, – произнесла потеплевшим голосом девушка в чёрном. – Солнце светит над нами, не жизнь, а благодать. Тем, кто за нас в ответе, понять давно пора – мы маленькие дети, нам гулять хочется. А говорят нам, что катет короче гипотенузы. А мы говорим: хватит! Мы устали от этой обузы! Эх, встать бы на рассвете и в стол тетрадь убрать! А говорят нам: Афины пошли войною на Спарту. А мы говорим: хотим мы поскорее парту покинуть! А говорят нам, что Темза впадает в Северное море. А мы говорим: мы не выдержим долго этого горя! Чтоб стать человеком, говорят, в ногу с веком шагать нужно. А мы не хотим шагать! Нам хочется гулять! – пока она нараспев читала свои нескладные стихи, в её голосе появились лукавые нотки. – Можно разве кого-нибудь в такой чудесный день за прогул судить? – спросила рыжая, выговаривая слова на манер кошачьего мурлыканья. – Я думаю – нет! – она вперила в лицо Триши немигающий взгляд своих зелёных глаз, внезапно вновь ставший неожиданно холодным, но теперь он был уже не змеиным, а волчьим. – Но другие могут иначе думать. Что скажет ваш отец, если, где вы сегодня вместо школы были, узнает? – мурлыканье в слегка скрипучем голосе девушки в чёрном сменилось на рычание.

+1

10

Поведение женщины не давало расслабиться. Её постоянные перемены в выражении лица и странная речь пробирали до дрожи. Но вот когда она запела, Триша чуть в обморок не грохнулась, устояла из последних сил. Внешне же это выглядело лишь как небольшое пошатывание. Всё-таки она не только боролась за своё сознание, но и пыталась не показывать страха, так как слышала, что если нападающий его учует, то начнёт давить ещё сильнее. И раз женщина никак не отпускала, то значит, удавалось ей это не очень хорошо.
Однако настоящий сюрприз вылез дальше. Когда сумасшедшая, а именно так незнакомка уже выглядела в глазах, Триши внезапно заикнулась за прогул. А значит что за всем сказанным и недосказанным, но показанным, скрывалась настолько простая проблема? От удивления Триша даже рот приоткрыла. А воображение-то у неё так старалось, так старалось, столько ужасов успело нарисовать и вышло что всё зря? Эта ненормальная не собиралась её ни душить, ни потрошить, ни расчленять, а всего лишь рассказать папе о прогулке уроков? И это что получалось, она с ним была знакома?! Да ну...
— Аа..., вы знаете моего папу? — чуть успокоившись и отпрянув от настырной женщины, с удивлением поинтересовалась  Триша. — Думаете, он вам поверит и накажет меня за прогул? Зря только потратите время, — она махнула рукой и постаралась сделать вид, что это был полный пустяк.
Как же на самом деле поступил бы папа она, конечно, не знала, и если честно проверять это не хотела. А потому не видела другого выхода, как попытаться убедить ненормальную, что подобные прогулы являлось обыденной ситуацией, чтобы ей стало лень даже об этом говорить. Хотя с тем учётом, как легко она раскусила выдумку с цветами, сделать это будет просто.

+2

11

[indent]  – Я знаю всех на этом острове! – с тенью гордости в голосе произнесла девушка в чёрном. Её бледное лицо вновь стало непроницаемым, а потому догадаться, пустая ли это похвальба или же правда, было бы непросто. Однако рыжая отнюдь не бахвалилась, разве что – слегка преувеличивала, вот только истинная причина таких познаний была куда более прозаична, чем могло бы показаться после всего того спектакля, который она только что разыграла перед девочкой. – И я знаю не так много родителей, которым бы, что их отпрыск на те силы, которые они, чтобы его в люди вывести, вложили и вкладывают, с высокой колокольни плюёт, понравилось. Если ваш отец из таких, это даже и к лучшему – тогда он уж точно тревогу, если вы из школы домой не придёте, не поднимет, – девушка в чёрном хищно улыбнулась, обнажив кривоватые зубы. Природа словно в насмешку наделила её аж двенадцатью клыками – по два малых коренных зуба с каждой стороны на челюстях девушки, шедшие за положенными человеку клыками, выросли у неё клыкообразными, делая её похожей на оборотня из дешёвых фильмов ужасов, из-за чего она предпочитала лишний раз не улыбаться. В сочетании с рыжими волосами и зелёными глазами жутковатый образ безумной девицы воскрешал в памяти любого, кто хоть немного знаком с кельтскими легендами, зловещих лесных дев в зелёном, заманивавших в своё логово одиноких путников и пивших их кровь. Но они одевались в зелёное сукно, а не в чёрную кожу, и на их заканчивавшихся оленьими копытами ногах никто не видел сапог. – И не сомневайтесь: ваш отец мне поверит, ибо причину, по которой я ему бы лгать стала, найти не сможет. Но зачем нам это, если мы гораздо интереснее развлечься сможем? – холодный голос рыжей вновь потеплел, и в нём появились лукавые нотки. По-прежнему зловеще улыбаясь, она подмигнула Трише.

+1

12

Заявление женщины, что она знала всех на этом острове, не удивило Тришу, поскольку тут почти все друг друга знали. Ну, кроме приезжих что, правда, не мешало местным о них сразу узнавать. А вот как быстро приезжие осваивались, она и не представляла, но видимо тоже недолго. В то время как слухи про эту незнакомку, а кстати, её имя Триша никак не могла вспомнить, ходили уже давно. Но одно дело знала она, а совсем другое, слышал ли о ней папа. Он ведь был так погружён работой, что  и слона бы в доме не заметил, а потому следующая фраза женщины-пугала, заставила сглотнуть внезапно образовавшийся в горле ком и пожалеть о своём опрометчивом поступке. Картину усугубил ещё и её оскал, словно реально монстром была.
Уж лучше бы встретила директора, сокрушилась Триша, понимая, что домой теперь может и не вернуться, а заодно представила, как одноклассники будут мотаться по городу и расклеивать листовки с её фотографией. И тут даже стало интересно, а взялись бы они за это? И главное через, сколько дней к ним присоединился бы папа? Как быстро он заметил бы её пропажу? Эти мысли даже придали ей смелости, точнее это сделало любопытство, и оно так же подкинуло идею устроить проверку самой, если вдруг сможет отделаться от монстра без последствий.
— Развлечься? — переспросила Триша, не желая представлять, как ей будут отрывать руки и ноги и считать это смешным. — А чем мне это грозит? Вы же меня не будите убивать?
Хоть это и звучало жутко, но лучше уж было сразу об этом узнать, чтобы понять стоило ли уже готовиться бежать. Правда какой идиот в данном случае ответил бы честно?

+1

13

[indent] Зелёные глаза девушки в чёрном не отрывались от смуглого лица девочки. Могло показаться, что она не то пытается прочесть мысли той, не то – определяет, не лжёт ли ей школьница, не то и вовсе пытается её загипнотизировать. Под плотной кожей плаща не было видно, вздымается ли её грудь при дыхании, а крылья чуть вздёрнутого носа оставались неподвижными. Застывшая не бледном лице клыкастая улыбка казалась и угрожающей, и дружелюбной одновременно. Рыжая словно чего-то ждала. Будто стоило прогульщице сказать заветное слово, и она тут же и в самом деле выпустит из-за спины кожистые крылья и утащит её в спрятанный где-то в кустах ржавый микроавтобус, чтобы в своём подземном логове забрать её глаза и съесть её сердце.
[indent]  – Убивать? Нет. Разве похожа я на монстра? – почти оскорблённо спросила в ответ странная девушка, воздевая руки, словно крылья. – Да и что это за развлечение – игрушки ломать? Мы с вами – не маленькие дети, а вы – не игрушка. Нет, Триша, ты не умрёшь сегодня. Если будешь себя хорошо вести. Можно из школы, но не от меня убежать, юная леди, – голос девушки стал неуловимо зловещим. – Но я не хочу сюрприз портить. Давай поиграем, Триша. Выиграть, только правил не нарушая, можно, а правила очень простые. Выиграешь, и я тебя отпущу, а вся эта история нашим маленьким секретом станет. Проиграешь – все правду узнают. Отказ от игры равен проигрышу, – пронизывающий взгляд её зелёных глаз стал выжидающим, а руки легли на плечи девочки.

+1

14

Дожидаясь ответа Триша, наконец, подняла взгляд и уставилась прямо в жутковатые, словно ведьминские глаза женщины-монстра. Она конечно и раньше в них заглядывала, но до этого лишь фрагментами, так как боялась попасть под её влияние, да и просто разозлить, как собаку, которые всегда бесились, когда на них долго смотрели. И бояться Триша не перестала, но поскольку ответ был важен, то осмелилась и перешагнула через себя. Правда, после чуть не присела от тяжести её взгляда.
И ответ Тришу порадовал, аж вздохнула от облегчения, и на радостях совсем позабыла, что это могла быть всего лишь ложь. А на последовавший дальше вопрос она сперва кивнула, но осознав, что этим могла разозлить женщину, вмиг замотала головой. Так же она покивала, соглашаясь с тем, что не маленькая и что не игрушка, а вот на счёт попытки побега лишь потопталась на месте и в очередной раз заглотнула подступивший к горлу ком. Убегать в этот момент определённо расхотелось. Ну а когда на плечи легли тяжелые руки женщины, то стало понятно, что уже и поздно было дёргаться. Быстрее следовало решаться…
— А что за игра? Она не опасная? — поинтересовалась Триша, пытаясь понять, в насколько серьёзную попала задницу. — Мы будем играть вместе? Что мне надо будет делать?
И тут оставалось только надеяться, что предстоящая игра не была в стиле Пилы, которую уже успела посмотреть, а то тогда лучше пусть все узнают о её прогуле. Всё же терять руки и ноги как-то совсем не хотелось.

+2

15

[indent]  – Может разве безопасная игра интересной быть? – вопросом на вопрос ответила рыжая. – Нет, эта игра не смертельна, но риск в ней, чтобы азарта добавить, есть, – она убрала руки с плеч девочки и выпрямилась во весь рост, не отводя взгляда от её тёмных глаз. Теперь страх незадачливой прогульщицы стал почти физически ощутим – слишком велико было нервное напряжение. Впору было опасаться, что она с ним не справится и закатит истерику или и вовсе упадёт в обморок, но пока девочка держалась, пусть ей это определённо давалось с каждой секундой всё тяжелее. Рыжая неслышно вздохнула. Нужно было как-то разрядить всё накалявшуюся обстановку, но это могло развеять её злые чары, а потому она, с самого начала вольно или невольно выбрав роль злой ведьмы, теперь могла лишь играть её до конца.
[indent] Пару минут жутковатая девушка медленно расстёгивала два ряда кнопок на своём плаще, не мигая глядя в глаза школьницы.
[indent]  – Кто не рискует, тот шампанского не пьёт, не так ли? – с лукавыми нотками в голосе, спросила она, наконец. – А раз так, не увеличить ли нам риск? – рыжая распахнула плащ, демонстрируя закреплённые на ремне ножны, из которых торчала потёртая чёрная рукоять, с недобро выглядевшей эмблемой в виде бело-красного ромба, в который было вписано нечто, похожее на крест, и металлическими навершием и ограничителем, выдававшими в ноже охотничий или даже боевой. Убедившись, что девочка хорошо разглядела оружие, она вновь запахнула плащ и неожиданно быстро застегнула его на все кнопки. – Идём, Триша, – девушка в чёрном положила руку ей на плечи, почти обняв, и, не давая опомниться, повела куда-то вперёд через поле.
[indent]  – Мы будем в шпионов играть, – заговорила, наконец, девушка в чёрном, когда впереди показался побитый непогодой и временем домишко. – Хранится в этом доме одна важная книга. Она написана полностью от руки и в твёрдую не то синюю, не то серую обложку переплетена. Хозяин держит её в дальнем ящике комода в гостиной. Ты достанешь её оттуда, никого и ничего не потревожишь. Сделаешь это, и игра выиграна. Попадёшься – и ты проиграла. Сейчас не должно хозяина дома быть, но я на стрёме постою. Он, когда из дому уходит, оставляет всегда открытой фрамугу. Щель там такая, что ты свободно пролезешь, а вот я – застряну, – она подвела девочку к почти символическому старому забору. – Поняла ты меня?

+2

16

И из первого же вопроса, что последовал вместо ответа, стало понятно, что задница оказалось глубокой, притом настолько, что выбраться без сторонней помощи уже было невозможно. И Триша вместо того чтобы замотать головой в несогласии, наоборот сама не понимая зачем закивала. Будто ей ещё риска не хватало, а может, смотря в глаза ведьмы, она таки попала под её чары и теперь просто не понимала что творила. И в какой степени так и было. Страх настолько овладел ею, что с ней уже можно было творить что угодно. А потому, когда женщина отпустила плечи и взялась расстёгивать плащ, Триша заимев возможность убежать, даже не пошевельнулась. Она стояла и ждала, что с последней расстёгнутой пуговицей на неё выскочит нечто ужасное и сожрёт и словно так и должно было быть.
Однако когда наступило время икс, ничего не выскочило. Под плащом оказался всего лишь здоровый кинжал, который ведьма явно продемонстрировала с целью дать понять, что и дальше лучше было не дёргаться. И Триша послушалась. Ощутить холодное лезвие ножа в своём теле ей как-то не хотелось.
— Аа... — всё, что сорвалось у неё с губ, когда внезапно оказалась в объятьях ведьмы и куда-то ей повелась.
"Папочка!" — в этот же момент проскочила у неё в голове почти мольба о помощи, но в голос закричать не рискнула. Папа её всё равно не услышал бы, будь она хоть дома, и других людей рядом тоже было не видать. Отчего получалось, что на помощь никто прийти не мог...
Когда же в поле зрения появился старый дом, Триша взялась намеренно замедлять ход и если бы ведьма не заговорила, начав объяснять всю суть, то и вовсе стала бы активно сопротивляться, позабыв про нож. Ведь так у неё хоть какие-то шансы были, а зайди вовнутрь и всё конец.
Но как оказалось, в дом она должна была пролезть сама и украсть там какую-то книгу. Вполне возможно ведьминский гримуар. И было бы круто заполучить оттуда парочку заклинаний. В общем, на фоне всего пережитого страха это задание уже выглядело пустяком. Ведь красть ей было не впервой. Единственное, что в чужие дома пока ещё ни разу не проникала, но если там никого не было, то и переживать не имело смысла.
— Поняла, — коротко ответила Триша и стянула с плеч школьный рюкзак, — с этим я тоже не пролезу.
Она ещё подумала снять пиджак, но решила, что он не сильно помешает.
— И тогда я пошла? — уточнила Триша и подошла к забору, готовясь через него перелезть.

+2

17

[indent] Девушка в чёрном внимательно посмотрела по сторонам, а крылья её носа внезапно затрепетали, словно она принюхивалась. Внезапный энтузиазм девочки немного успокоил её, хотя, когда та начала было упираться, она была готова подбодрить её парой подзатыльников. Но всё же следовало убедиться, что в доме не окажется хозяина. Рыжая была в этом почти уверена – она успела изучить его распорядок дня, и всё же сейчас высматривала свет в окнах и пыталась учуять в воздухе запах табака. Но нет, всё указывало на то, что дом был пуст. Зловещая девица чуть слышно вздохнула с облегчением и подхватила ранец своей подручной поневоле.
[indent]  – Иди, – кивнула она. – Я буду тебя здесь ждать. Если появится кто-то ещё, то я его задержать постараюсь, – на бледном лице возникла ободряющая улыбка. – Вперёд! – девушка в чёрном махнула рукой, словно подавая команду, и ещё раз быстро посмотрела по сторонам, но почти тут же вперила взгляд зелёных глаз в спину перебравшейся через забор девочки. Она смотрела её в след, пока та не проскользнула в слишком тесную для взрослого человека лазейку, после чего вновь огляделась, переступая с ноги на ногу, а потом присела на землю, скрывшись в густой траве. Меньше всего ей хотелось привлечь чьё-нибудь внимание одним лишь своим присутствием. Рыжая легла на землю и превратилась в слух. Ветер шелестел в траве, перекрикивались вездесущие птицы, но ни малейших намёков на чьё-либо приближение слышно не было.

+1

18

Триша кивнула и полезла через забор, попутно отметив, что делать это в юбке было не так комфортно как в шортах, но успокаивало, что рядом не было мальчишек. Хотя, наверное, если бы был выбор между ними и ведьмой то, очевидно, что он пал бы на первых. Пусть даже если бы им и удалось что-то увидеть, то максимум что сделали бы, это подразнили и посмеялись, но никак не угрожали бы кинжалом и не грозили бы всем рассказать о прогуле так как, как минимум прогуливали бы сами.
И пока она представляла себе всю эту картину, то успела добраться до нужного окна. И вот тут-то забор как препятствие нервно закурил в сторонке. Залезть в форточку, да так чтобы не разбить стекло или хотя бы не испачкаться показалось просто чем-то нереальным. Но другого выбора-то уже не оставалось, кроме как сбежать, правда и тут по глупости взяла и оставила ведьме рюкзак. Ну не дура же?!
Триша бросила короткий взгляд на ведьму и полезла на внешний подоконник. И в этот раз думать о том, что кто-то сможет заглянуть ей под юбку, было некогда. Форточка находилась высоко, а цепляться особо было и не за что. И потому после пары пробных аккуратных попыток она таки наплевала на форму и на одних руках подтянулась наверх. А вот дальше протиснувшись через узкое отверстие, ждало самое неприятное — спуск.
Вариант лезть вниз головой не рассматривался, так как под окном ничего не стояло и в случае, чего падать было высоко. То есть банально было страшно. Как-то развернуться, тоже не получалось из-за слишком узкого отверстия. И назад полезть означало проиграть... В итоге развернулась спиной к комнате и, опираясь на открытую часть окна, затащила ноги вовнутрь. Правда в процессе что-то хрустнуло в раме, а когда спрыгивала на пол, то захрустела уже юбка.
— Чёрт! — шепотом выругалась Триша, обнаружив хорошую дыру у левого бедра. — Мне точно конец...
Однако переживать и горевать за вещи было некогда. Всё же хотелось как можно быстрее выбраться из чужого дома, пока никто не поймал. А потому высвободившись из штор, она на носочках направилась к двери. Правда, толку от такой ходьбы было немного, так как почти каждый шаг сопровождался предательским скрипом старых досок, что до жути пробирало. Ведь мало ли, вдруг в доме кто-то таки был?
Первая же комната, в которой оказалась Триша больше походила на спальню. Напротив окна стояла старая железная кровать с прикроватной тумбой, на ней находились стакан воды и большие часы, возможно будильник, рядом расположился и письменный стол с кучей всякой канцелярской утвари, всматриваться в неё не стала, а на другой стороне стоял массивный вещевой шкаф. По стенам же были развешены картины с природой и чёрно-белые фотографии с незнакомыми людьми, ну и пару полок с книгами.
Другая комната была значительно больше и по обстановке подходила под гостиную. В ней гармонично уместились: диван, телевизор, серванты, комод, кофейный столик, часы, что громко тикали и даже камин. И всё было таким массивным и старым, словно попала не в жилой дом, а на сцену для съёмок исторического фильма.
И на слух убедившись, что дом был-таки пуст, как минимум на первом этаже, Триша прошла дальше. А точнее она на цыпочках подбежала к комоду и дёрнула верхний ящик. И он не открылся!
— Чёрт! — вырвалось у неё шепотом от такой неприятной неожиданности, и потянула следующий, и результат оказался таким же. — Сука! Она ничего не говорила про замки...
А вот третий ящик и последний уже поддался и вылез. Правда, не так чтобы легко, но всё же. И в нём лежали всякие тетрадки, журналы, фотоальбомы и в самом углу была там самая книга в синем жёстком переплёте.
— Бинго! — воскликнула Триша, когда проверила, что записи в ней велись от руки, и тут же хлопнула себя по губам. Вор из неё был никудышный.
Задвинув ящик, она направилась обратно, но задержалась у серванта, заметив в нём небольшую кучку маленьких фарфоровых котят. Они показались настолько классными, что не удержалась и отправила одного бело-рыженького в карман пиджака. Надо же было и себе что-то поиметь со столь рискованного задания. А ведьме об этом можно было и не говорить.
В окно Триша забралась снова вперёд головой, по-другому как-то не получалось, книгу только кинула вперёд, так как в карман не лезла. А дальше опять возникла проблема спуска. Падать-то было высоко, но именно так оно и закончилось, когда она попыталась вылезти, ухватившись за ставни. Те оказались пристёгнутыми к стене, и в итоге из-за неудобного положения Триша просто не удержалась и грохнулась на спину.
После такого приземления ей понадобилось где-то полминуты, чтобы придти в себя и подняться. Хныкать от боли не стала, но вот покашлять пришлось, так как от удара перехватило дыхание. Ну а дальше, словно пьяная с радикулитом она подобрала книгу и поплелась к месту, где оставалась ведьма.
— Я её достала, — сообщила Триша, увидев ту.
И с трудом перебравшись через забор, завалилась в траву дальше отходить от падения, всё равно уже всю форму перепачкала и даже порвала юбку. Так что хуже быть уже не могло.

+2

19

[indent] Рыжая закрыла глаза. Синее небо казалось бездонным, а тянувшаяся к нему трава, надёжно скрывшая её от посторонних глаз, – высотой едва ли не с секвойю – угол зрения подчас может вытворять с восприятием престранные вещи. Если бы земля не была такой холодной, девушка бы уже уснула – так расслабляюще действовали на неё шелест густой травы и щебетание сновавших тут и там птиц. Что в ней действительно было от ведьмы, так это какая-то почти сверхъестественная связь с природой – стоило ей оказаться вдали от цивилизации, и она словно расцветала, чувствуя необъяснимый прилив сил, но как только она возвращалась в город, и волшебство развеивалось, а таинственная лесная царица становилась самой обычной нелюдимой, не слишком привлекательной, великовозрастной девицей, чья худоба в сочетании с длинными конечностями делала её похожей на паука.
[indent] Шорох гравия под чьими-то ботинками, едва слышный, но всё же различимый на фоне почти стихшего по воле улёгшегося ветра шелеста густой травы, заставил рыжую открыть глаза и резко приподняться, осторожно оглядываясь. К дому, в который она отправила попавшуюся в её сеть школьницу, неспешно приближался его хозяин – одетый в потрёпанный джинсовый костюм шатен лет сорока с обветренным солёными ветрами лицом и руками и сизоватым носом. Он что-то бормотал себе под нос. Девушка приглушённо выругалась и поднялась во весь рост. Было необходимо как-то отвлечь его. Она быстро зашагала вдоль забора, привычно тяжело ступая с пятки на носок, от чего её шаги делались почти бесшумными, а вновь поднявшийся ветер, зашелестев травой, надёжно скрыл её приближение от погружённого в свои мысли мужчины, смотревшего себе под ноги.
[indent]  – Мистер Гордон Стивенс, полагаю я? Сегодня чудесная погода, не так ли? – окликнула рыжая его.
Стивенс резко остановился и поднял на неё задумчивый взгляд, но почти тут же в его светло-ореховых глазах на пару секунд возникло какое-то странное недоверие, сменившееся искренней улыбкой, к которой мгновенно присоединились и губы, обнажившие неровный ряд едва заметно желтоватых зубов.
[indent]  – Привет, Крёнен! – радостно произнёс он, слегка смутив немку. – Какими судьбами? И, да, редко на нашем острове бывают такие чудесные дни.
[indent]  – Я прогуливалась по лесу и вот к вашему дому вышла, – стараясь говорить непринуждённо ответила девушка и чуть натянуто улыбнулась. – Я думала, вы в порту, мистер Стивенс.
[indent]  – Да, я как раз оттуда, – кивнул Стивенс. – И называй меня просто Стивенс, а лучше – Гордон. Ты не будешь возражать, если я буду называть тебя Ундиной? – он подмигнул девушке. Она этого не знала, но стоявшему перед ней мужчине она казалась не только красивой, но и весьма интересной особой, но её совершенно не сочетавшаяся с огненной шевелюрой холодность характера заставляла его любоваться ею на расстоянии, а потому их столь внезапная встреча прямо на пороге его дома выбила его из колеи не меньше, нежели её. Машинально он запустил руки в карманы и вдруг что-то нащупал. Не отводя взгляда от немигающих зелёных глаз Крёнен, он достал находку и, только поднеся её к лицу, наконец, посмотрел на неё. Его просоленное лицо, на котором играла глуповатая улыбка, вдруг изумлённо вытянулось. – Вот же чёрт, гарпун мне в глотку! – в сердцах произнёс он. – А я-то, дурак, думал, что забыл его дома! – на его ладони лежал тронутый ржавчиной ключ от старого амбарного замка. – Но, раз уж я проделал весь этот путь, может чаю? – Стивенс вновь широко улыбнулся и приглашающим жестом указал на дверь.
[indent] Ундина улыбнулась в ответ но покачала головой.
[indent]  – Увы, мне и самой уже пора домой – я сегодня в вечернюю смену, а МакРей, если я опоздаю, мне голову оторвёт, мистер Стивенс – она сделала акцент на обращении к своему собеседнику, но всё же нарочито грустно вздохнула и развела руками.
Стивенс тоже вздохнул, но заметно тише.
[indent]  – Что ж, полагаю, и мне стоит поспешить обратно – без этого ключа всё дело встало! – обращаясь скорее к себе, нежели к девушке произнёс он и поспешно зашагал прочь от дома.
Рыжая проводила его взглядом и, убедившись, что он уже не вернётся в ближайшее время, направилась обратно к тому месту, где оставила ранец незадачливой школьницы.
[indent] Ту долго ждать не пришлось, но то, как она появилась из окна, едва не заставило рыжую перемахнуть забор и броситься на помощь девочке, однако та всё же сумела подняться сама и, хотя было видно, что она сильно ушиблась, даже не просто добраться до забора, но и перебраться через него. Девушка в чёрном хотела было сперва убедиться, что с её невольной подручной всё не так плохо, но, в последний момент решив не выходить из образа жестокой агентессы, для которой важно лишь, выполнено ли задание, первым делом подхватила добытую школьницей книгу. Её зелёные глаза забегали по исписанным мелким, но чётким почерком страницам.
[indent]  – Да, это оно, – негромко произнесла она, обращаясь к себе, убрала дневник в сумку-планшет и только после этого присела рядом с растянувшейся на земле девочкой. – Очень больно, Триша? – спросила рыжая неожиданно тёплым голосом. – Ты справилась на отлично.

+1

20

Хуже состояние, наверное, было только, когда год назад грохнулась с дерева, зацепив при этом пару толстых веток. Долго тогда ревела от боли, но в итоге намного дольше пришлось скрывать синяки. Правда, далось это не очень хорошо. В школе их таки заметили и поставили на контроль, посчитав, что это было дело рук отца. Однако поскольку подобное больше не повторилось, то и развивать эту тему никто не стал. А дома благодаря несложным манипуляциям с одеждой и вечной занятости, папа так ничего и не увидел.
Сейчас же болело не слабее чем тогда, но источников боли было поменьше. В основном перепало пояснице, ныло так, словно туда что-то воткнули. Голове тоже досталось, до сих пор в ушах гудело и звенело, и правому локтю, но он хоть не особо беспокоил, пока рука находилась в покое. Остальное же на этом фоне просто меркло.
— Да, — подавляя в себе желание расплакаться, ответила Триша и сразу же поинтересовалась, — значит, я выиграла и могу идти?
Идти - это конечно была хорошая идея, но вот возможности такой она не ощущала, максимум лишь ковылять и, то неизвестно как долго. В общем погуляла. Теперь только и осталось, что пролежать так до конца занятий и потом как-нибудь поползти домой. Но зато вместе с этим появлялось и масса времени придумать, как угробила школьную форму, а подумать над этим стоило.

+1

21

[indent]  – Да, Триша, ты выиграла, – спокойно произнесла рыжая и выпрямилась во весь рост, собираясь уходить. Девочка сыграла свою роль в её таинственных планах и более ей нужна не была, а потому самым разумным казалось так и оставить её по забором ограбленного только что дома и уйти. Девушка в чёрном даже сделала было пару шагов, но вдруг остановилась и обернулась через плечо, устремив на распростёртую в траве, словно подстреленная птица, школьницу задумчивый взгляд зелёных глаз, который становился то холоднее, то теплее.
[indent] Ей вспоминались собственные бесчисленные приключения, в которые она ввязывалась в возрасте своей невольной подельницы почти исключительно по собственной воле, когда ей было примерно столько же лет. Тогда-то она и полюбила практичную джинсовую и кожаную одежду, не превращавшуюся в лохмотья после походов по лесу, набегов на заброшенные дома и вылазок в безлюдные промзоны. Однако сейчас ей вспомнилось вдруг нечто совершенно иное. В тот день она не бродила по лесной чаще, не забиралась на деревья и даже не прогуливала школу. Тем далёким летним днём немка всего лишь качалась на массивных самодельных качелях. Раскачивалась она стоя – ей хотелось взмывать под самое небо, а сидя ей бы не удалось придать им достаточное ускорение. И вот, когда качели уже собрались сделать «солнышко», рыжей девочке захотелось развернуться на них. Она отпустила тянувшийся к шарниру стальной прут, служивший одновременно и опорой для катающихся, и оторвала было ногу от сидения, но тут её приподняло над ним и повело в бок. Ей удалось удержаться за опору, и качели с размаху впечатали нарушительницу элементарной техники безопасности спиной в один из столбов, на которых они и висели. Особенно досталось затылку. Рыжая прекрасно помнила, как она, от боли сложившись пополам, почти что на корточках бежала домой, плача и вспоминая таблицу умножения, чтобы убедиться, что ударом ей не отшибло память. Тогда её никто не увидел, а сама она не слишком-то и хотела, чтобы её несчастье стало хоть кому-нибудь известно, опасаясь, что ей запретят даже подходить к злополучным качелям, хотя синяки и боль проходили достаточно долго, и иногда рыжей девочке, несмотря на уже появившиеся предубеждения, всё-таки хотелось поплакаться родителям, чтобы её пожалели.
[indent] Конечно, глядя на распростёртую на земле Тришу, она отнюдь не видела в ней маленькую рыжую девочку, которой была когда-то. И всё же рыжая девушка сочувствовала своей невольной подельнице, хоть и не спешила показать это. Наконец, она всё же позволила сентиментальности взять над собою вверх и вновь подошла к девочке.
[indent]  – Сможешь идти? – негромко спросила она. – Ушиблась сильно?

+1

22

В это трудно было поверить, но ведьма внезапно отпустила. Вот так просто взяла и отпустила. Без попыток сварить в котле или просто убить, да даже без элементарных угроз. Впрок было заподозрить неладное, типа и так сдохнет после такого падения. Но подобные мысли испугали и сразу были посланы далеко, однако ненадолго. Когда пол тела ныло, выкинуть такое из головы было проблемно. Вдруг и правда ударилась серьёзно, не просто же так в кино иногда убивали ударом по голове, хотя чаще только оглушали. А она, кстати, даже сознание не теряла, что очень радовало и обнадёживало.
— Аа..., не знаю, — ответила Триша сразу на два вопроса и потянула к ведьме руки, — мне надо встать, чтобы понять.
Возвращение женщины нисколько не напугало и даже не обеспокоило. Она не выглядела сейчас злой и устрашающей, скорее наоборот, словно её подменили. А о том, что это могла быть какая-то уловка и не подумала. Не видела смысла после всего ещё зачем-то притворяться и обманывать.
— Вы же никому ничего не расскажете? — пока не поднялась, решила на всякий случай уточнить Триша.
Ей было важно, чтобы и о падении никто не узнал, ну или как минимум папа. Не хотелось заставлять его лишний раз беспокоиться. Что же касалось подруг, тот тут уже было не так важно.

+1

23

[indent] Во взгляде рыжей промелькнула тревога. Хотя непутёвая школьница и сыграла свою роль в её планах, ей было отнюдь не всё равно, чего ей это стоило, пусть даже в первую очередь она всё же опасалась за себя саму, будучи уверенной, что девочка, попытайся кто-нибудь выяснить, где она так ушиблась, не выдержит и расскажет всё. Хотя бы поэтому о ней следовало позаботиться. Да и, несмотря на все причудливые слухи, ходившие о ней в городе, девушка в чёрном была отнюдь не монстром во плоти, а потому ничто человеческое не было ей чуждо.
[indent] Она присела на корточки рядом с так и валявшейся на земле в перепачканной форме школьницей и осторожно помогла ей сперва сесть, а потом и подняться на ноги, для чего ей пришлось встать и самой, пусть и сильно согнувшись.
[indent]  – Нет, – заговорщицки прошептала рыжая на ухо своей невольной помощнице. – Я не скажу никому. Это наш маленький секрет, Триша, – она легонько щёлкнула девочку по носу и указательным пальцем смахнула ей набежавшие в уголках глаз слёзы боли. – Попробуй пару шагов сделать, – с этими словами девушка в чёрном отпустила помятую школьницу и выпрямилась во весь свой немалый рост. В её зелёных глазах читались одновременно искреннее сопереживание и прежний пронизывающий холод. Нетрудно было догадаться, что странная девица не хочет казаться доброй и человечной, но не может до конца совладать с собственными эмоциями.

+1

24

Ну, хоть то, что ведьма пообещала ничего и никому не рассказывать порадовало. Правда тут ещё было неизвестно, как она держала слово. Но кроме как просто поверить ей всё равно ничего не осталось. Каких-либо способов воздействия-то не имела, а вот ведьма на неё имела, а потому лишний раз злить её не стоило, но ровно до тех пор, пока не закончатся уроки. А дальше обвинять в прогуле она не могла. Или могла? На этом Триша запуталась и потеряла целостность картины происходящего. Да и чёрт с ней!
— Хорошо, — раскрыв глаза после манипуляций над своим лицом, согласилась она сделать несколько шагов, а заодно и решила узнать, что же такое ценное стащила. — А что это за книгу я украла? Дневник?
Однако на самом деле хотелось спросить за гримуар, но как-то побоялись. Вдруг ведьма узнав что её раскрыли, передумала бы отпускать. А тут как раз ходить вполне получалось. В глазах немного плыло, и поясница взвыла, особенно при попытке выровняться, но в целом до дома так доковылять могла. Ну как минимум так казалось.
— Кажется, жить буду, — подытожила Триша свои неуверенные попытки передвигаться. — Это же нормально когда в глазах как после карусели?

+1

25

[indent] Рыжая с плохо скрываемой тревогой наблюдала за неуверенными движениями школьницы. Когда та пошатнулась, она едва сдержалась, чтобы не подхватить её на руки, но девочка всё же сумела сделать несколько шагов достаточно уверенно, чтобы девушка выпрямилась во весь свой немалый рост и даже отошла от неё на пару шагов. Всё определённо кончилось хорошо, а потому волноваться больше было не о чем. Да и вряд ли помятая прогульщица стала бы кому-то жаловаться, что злая иностранка заставила её лазить по чужим домам.
[indent] Однако следом за способностью ходить к девочке вернулось и столь присущее детям любопытство. Девушка в чёрном неслышно вздохнула. Она ожидала подобного вопроса до того, как злополучный дневник окажется в её руках, а потому подельнице поневоле удалось застать её врасплох.
[indent]  – Любопытство погубило кошку, её на самую середину реки забросив, перед этим несчастное животное в мешок с камнями посадив, – строго произнесла она и погрозила девочке костлявым пальцем. – Но сегодня я добрая, а ты уже и так слишком настрадалась, – добавила рыжая уже теплее. – Идём со мною, и я тебе место, куда, когда мне больно или плохо прихожу, чтобы душою отдохнуть, – она подмигнула Трише и жестом поманила её за собой. Вопрос о двоении в глазах рыжая проигнорировала, хотя и с трудом удержалась, чтобы не съязвить: «Надо же! А было ведь там чему сотрясаться!».

Отредактировано Undine Kroenen (2018-10-01 02:08:02)

+1

26

Рассказать, что за книгу они украли, ведьма отказалась, и это естественно не могло не огорчить. Ведь как-никак она приложила немало усилий, чтобы её достать, а значит, в какой-то мере и заслуживала знать больше. Но видимо у ведьмы на этот счёт были свои неблагодарные взгляды, которые только ещё больше сеяли сомнений и догадок. И теперь оставалось лишь надеяться, что она не стала пособником конца света. Ведь для чего ещё злые колдуны и колдуньи добывали подобные артефакты?
— Ладно..., — с явным недовольством в голосе протянула Триша на отказ.
А вот предложение сходить в некое место отдыха, заставило её задуматься, только не в плане, что это могло быть опасно, а как оно получалось по времени, чтобы ещё успеть вовремя, вернуться домой. Что же до опасности, то опять-таки не видела смысла для ведьмы делать ей больно или ещё что-нибудь плохое, поскольку такой шанс у неё уже был и им не воспользовалась.
— А это далеко? — спросила Триша и поковыляла к ведьме. — Я просто хочу вернуться домой к окончанию занятий.
По-хорошему конечно лучше было отказать, но ещё оставалось столько свободного времени, что она заколебалась бы валяться в траве. А сама, будучи подбитой, вряд ли куда-либо уже поплелась бы. Так что, почему бы и не узнать что-то новое, вдруг там действительно будет классно? А ещё мало ли и ведьма чему научит. Вот это было бы действительно здорово!
Что же до головокружения, то ответа на это так и не последовало, что можно было расценить как мелочь, не заслуживающую внимания. И Триша так и сделала. Покрутится, да остановится.

+1

27

[indent] Рыжая исподтишка поглядывала на свою подручную поневоле, подмечая каждое её движение. Девочка ковыляла вполне уверенно, и всё же ей не давали покоя её слова о головокружении. То, что поднялась незадачливая форточница после падения далеко не сразу, тоже наводило на тревожные мысли. Однако она сумела не только доковылять до забора, но даже перебраться через него, а это слегка успокаивало. Во многом только из-за этого беспокойства девушка в чёрном и взяла девочку с собой. Стоило убедиться, что через полчаса – час Триша не рухнет без сознания неизвестно где, что могло кончиться для неё очень плохо, пусть даже самой злодейке это ничем не грозило – она следов не оставила.
[indent]  – Место есть в самой лесной чаще, – с нарочито зловещей улыбкой заговорила рыжая, стоило Трише подать голос. – Но это моё самое тайное убежище, туда всем, кроме меня да лесных зверей и птиц, вход заказан, – она едва сдержалась, чтобы не рассмеяться собственной театральности. В чаще и в самом деле было место, куда она уходила, чтобы побыть наедине с собою и природой. Хотя рыжая иностранка отнюдь не пренебрегала благами цивилизации, вдали от неё она чувствовала себя гораздо лучше и легче, нежели в её сердце. – То место, куда мы сейчас пойдём, намного ближе. Оно даже не в сердце болота, хотя нам немного по нему пройтись придётся. Ступай только по моим следам, Триша, и ничего не случится, – она неспешно зашагала вперёд, время от времени оглядываясь на свою спутницу.
[indent] Болото, на которое повела Тришу девушка в чёрном, уже давно медленно агонизировало, постепенно высыхая, а потому предупреждение таинственной девицы вряд ли стоило воспринимать всерьёз, хотя в городе родители по-прежнему запрещали своим детям бегать на старую трясину, но больше по той же причине, что и в лес – среди карликовых деревьев, которыми поросли торфяники, потеряться было не просто легко, а очень легко. Вот и сейчас достаточно было, чтобы опушка окончательно скрылась за будто игрушечными стволами, и могло показаться, что по этому царству мха и сырости можно бродить вечно, вместо того, чтобы идти к выходу лишь беспомощно кружа и приближаясь ко всё ещё не высохшей трясине, скрывавшейся где-то в самом его сердце. Однако рыжая шла настолько уверенно, что впору было подумать, а не из этого ли болота она и явилась в маленький северный город. Оглядываясь через плечо, она добро, но в тоже время как-то хищно улыбалась Трише.
[indent] Внезапно деревья расступились, и перед гостьями леса показалось небольшое озерцо с кристально чистой водой, которую торфяные берега и дно делали непроглядно чёрной. Рыжая вышла на самый берег и остановилась возле поваленного сильным ветром маленького, но всё же достаточно толстого, чтобы на него можно было с комфортом присесть, дерева.
[indent]  – Добро пожаловать в моё царство, – произнесла она, простирая в стороны руки.

Отредактировано Undine Kroenen (2018-10-09 15:19:26)

+1

28

Как Триша не убеждала себя, что ведьма ей ничего не сделает, поскольку это не имело смысла или если бы хотела то уже сделала, а тот страх что испытывала когда её только повстречала вновь возвращался. В тоже время и стало появляться ощущение, что ведьма нарочно пытается запугать. Ведь было всё нормально, вела себя как обычный человек, а тут снова вылезло какое-то коварство. И будь она в этот момент не сама и скорее всего, посмеялась бы как с себя, так и с ведьмы, но помощи ждать было не откуда, а потому решила не рисковать и верила всему.
— Ага, — согласилась Триша, как и со всем услышанным, так и с тем, что надо было сделать строго по следам. — Хорошо.
И теперь для полного набора ещё не хватало провалиться под воду и затянуться трясиной. Хотя больше пугало повстречать там мертвецов, как Фродо во "Властелине колец". Однако когда дошли до якобы жуткого места, правда в случае Триши лучше было сказать, доползли, как такового болота не оказалось. Вместо него были какие-то заросли и небольшие то тут, то там лужи грязи. И не сказать, что это тоже обрадовало, особенно когда через некоторое время стало абсолютно непонятно с какой стороны вообще пришли. Но ныть с этого повода Триша не начала, не захотела показывать ведьме что испугалась такой якобы ерунды, что без помощи не найдёт дорогу назад. И для большей уверенности подобрала метровую палку, не шибко крепкую на вид, но вроде как на один удар должно было хватить, ну и как опора тоже годилась, да паутинки посбивать.
— Ого, я и не знала, что тут такое есть, — вырвалось у неё, когда ведьма дала понять, что пришли. — А часто вы сюда приходите?
Местечко, конечно, не то чтобы казалось волшебным, но было вполне классным, а главное далёким от жилых районов, что действительно могло гарантировать спокойствие. Вот только надо было заучить сюда дорогу...
От восторга Триша даже оживилась и быстро подошла к воде, первым делом, чтобы посмотреть на дно, а вот вторым уже, чтобы сполоснуть руки и умыться. И присев на краю, она положила палку рядом с собой, но по другую сторону от ведьмы, так на всякий случай.

+1

29

[indent] Наблюдая за тем, как повеселела каких-нибудь несколько минут назад едва сдерживавшая слёзы от боли в ушибленных местах Триша, на глазах преобразилась и девушка в чёрном. На её бледном лице возникло почти блаженное счастье, а её плечи, хоть и не были опущены и до этого, расправились уже не в силу многолетней привычки, словно у благовоспитанной старой девы, а будто от наполнивших её природных сил. Ни в лице, ни в позе рыжей не осталось и тени той напряжённости, что заставляла думать, будто она ненавидит всё человечество. Даже её почти чопорно поджатые губы, наконец, сложились в приятную улыбку, а до этого ледяные зелёные глаза теперь лучились теплом.
[indent]  – Каждый день, – негромко произнесла девушка, присев на бревно и чуть неуклюже стягивая сапоги. – Я любила природу всегда, но мало где такое единение с нею находила, – следом за сапогами последовали и дырявые, неоднократно заштопанные носки. – Мало кто понять это способен. Люди стремятся в большие города – поближе к успеху и подальше от природы, а потом, что аллергией и ей подобными болячками страдают, удивляются. Меня привели на этот остров исследования, но я нечто куда более ценное на нём обрела, – она поднялась с бревна и, ступая босыми ногами по сырому мху, прошлась вдоль берега, прикрыв глаза и глубоко вдыхая едва заметно тронутый болотным дурманом воздух. На её бледном лице расцвела полная неподдельного счастья безмятежная улыбка. – Чтобы прослыть безумной в нашем безжалостном мире, достаточно вместо того, чтобы любой ценой из захолустья вырваться пытаться, в него из большого города по своей воле перебраться, – задумчиво произнесла она. – Но я – не безумная. Нет. Я – полоумная. Я приехала сюда из самого сердца современной цивилизации, чтобы имя в научном мире сделать, – рыжая открыла глаза и с каким-то детским задором посмотрела на Тришу. – И кто я для всех в этом городке?

+1

30

Триша скользнула левой ладонью по воде и описала ей небольшую дугу, а после погрузила обе руки и, поболтав ими, несколько раз ополоснула лицо. Ещё бы она не отказалась напиться, но при ведьме не рискнула это делать. И в данном случае вовсе не из-за страха, а просто не захотела получить выговор за употребление грязной и сырой воды. Хотя для себя не видела в этом ничего плохого если чуть-чуть и очень сильно хотелось.
Ведьма же вместо потенциального выговора заговорила о том, что люди бежали из Солуэя в большие города. И такую тенденцию Триша и правда замечала. Многие одноклассники и знакомые из старших классов хотели уехать под предлогом скудности городка. А только окончившие школу действительно нередко пропадали из поля зрения. Она же не понимала такого и соответственно не видела в этом смысла. Пить воду с озера Триша всё-таки не стала, поскольку в бутылке из дома ещё должно было что-то оставаться. И намереваясь допить эти остатки, она выпрямилась, но вместо того, чтобы полезть в рюкзак, сразу схватилась за ушибленную поясницу. Похоже, эта вылазка ей ещё долго собиралась о себе напоминать. А дальше внимание привлекли ведьмины изрядно поношенные сапоги и жуткие носки. Они выглядели так плохо, что на фоне её истории и слухов, если ничего не путала, Трише стало очень жаль женщину. Не заслуживала она такого отношения, хоть временами и казалась страшной.
— Думаю, монстр? — неуверенно ответила Триша, повернувшись к ведьме. — Я так тоже подумала, когда вас только встретила. В школе много слухов ходит о мрачной иностранке. И самые страшные это что вы похищаете маленьких детей и едите их, — она наигранно удивилась, а потом махнула рукой. — Но в такое никто кроме первоклашек не верит. Ещё говорят что бомжуете, — покосилась на сапоги и ткнула в их сторону пальцем, — наверное, из-за одежды. А ещё что всё крадёте..., что делаете разные гадости, типа обрываете провода и даже забиваете дымоходы, и главное что затеваете что-то страшное, ведь просто так в такие маленькие городки не приезжают. Это вы сами сказали.
На этом Триша потянулась к лямками рюкзака желая его снять и достать уже бутылку, но внезапно их не нащупала. Она даже выкрутилась, чтобы лично увидеть, почему и таки увидела. Рюкзака не было, он остался там, у дома, лежать под забором.
— Упс..., — протянула Триша и с испугом посмотрела на ведьму, — я рюкзак забыла.

+1


Вы здесь » North Solway » Личные отыгрыши » Truant's Day


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC