В игре: июль 2016 года

North Solway

Объявление

В Северном Солуэе...

150 лет назад отцы-основатели подписали
договор с пиратами.

21 июля проходит
День Города!

поговаривают, что у владельца супермаркетов «Солуэйберг»
Оливера Мэннинга есть любовница.

Роберт Чейз поднимает вещи из моря и копит находки с пляжа после штормов.
У него столько всего интересного!

очень плохая сотовая связь.
Но в самой крайней точке пристани телефон ловит так хорошо, что выстраивается очередь, чтобы позвонить.

ДЕНЬ ГОРОДА, 21 ИЮЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » North Solway » Эпизоды из прошлого » Ветер, что качает вереск


Ветер, что качает вереск

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/u1Npm.png

http://s5.uploads.ru/KeTkJ.gif

http://s8.uploads.ru/cUv30.gif


Над болотом туман,
Волчий вой заметает следы,
Я бы думал, что пьян,
Так испил лишь студёной воды
Из кувшина, что ты мне подала,
Провожая в дорогу,
Из которой я никогда не вернусь,
Жди не жди, никогда не вернусь.

Середина лета 1867 года.

Джоанна МакАлистер, Джеймс Эванс

[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://b.radikal.ru/b25/1806/3c/0910d3782ef1.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]

Отредактировано Joanna McAlister (2018-10-03 20:10:41)

+1

2

[indent] - Капитан, капитан! - раздалось звонкое над причалами. Спотыкаясь и путаясь в подоле собственного же платья на бегу, Маргрете маленьким вихрем налетела на пирата и намертво вцепилась в его руку, словно упрямый клещ. Она от волнения и тревоги позабыла его имя, но зато хорошо помнила, как по-доброму этот мужчина отнёсся к ней и мисс МакАлистер и что он подарил хозяйке гребень на Рождество. Девчонка питала слабую надежду, будто капитан согласится помочь ей, раз уж мисс Джоанна ему не совершенно безразлична.
[indent] В огромных, широко распахнутых глазах Маргрете плескалась нешуточная тревога. Пару мгновений она, согнувшись, переводила дыхание, жадно хватая губами воздух и держась рукой на бок, который немилосердно кололо. Пришлось бежать долго, из-за самого города. Сначала девчонка хотела за помощью лететь стрелой до самого дома и искать господина Кайдена, но на половине пути вспомнила про пиратов и их капитана.
[indent] - Плохо, плохо, капитан! - невнятно залопотала Маргрете, продолжая болтаться на руке мужчины. Его команда начинала уже посмеиваться, а он сам, наверное, злиться, но сейчас девочку это особенно не волновало. - Беда! Я всего чуть-чуть у вас времени отниму! Пожалуйста! Мне больше просить помочь некого! - Маргрете уставилась на пирата огромными глазами, блестящими от слёз. Наверное, сердце его ещё не совсем превратилось в черствый сухарь, потому что ей удалось сдвинуть мужчину с места и потянуть в сторонку, туда, где никто не смог бы расслышать за шумной жизнью порта их беседы. Не стоило и надеяться, будто бы это не поддавки с его стороны, но девчонке было опять же плевать. Она просто упорно тащила его туда, где, как ей показалось, было годное место для разговора: к каким-то пустым бочкам у самого края воды, которые все обходили стороной. Конструкция выглядела шатко и мало кто хотел рисковать её опрокинуть.
[indent] - Дурное задумала, дурное! - затарторила Маргрете, дальше она уже ладила одно и тоже, останавливаясь только для того, чтобы воздух набрать. - Ой, дурное! Зачем пошла туда? Боится же! И меня прогнала! Зачем мисс Джоанни так сделала? Плохо, плохо! - девчонка продолжала частить, перемежая эмоциональные охи-ахи-вздохи с действительно важной информацией. Среди её речи, перемежавшейся уже со всхлипами из-за побежавших солёными ручейками по щекам слез и шмыганьем носом, капитан Эванс смог бы с трудом, но уловить суть: мисс МакАлистер отправилась в место, которого боится, да ещё и с камнем плохих мыслей на душе. Дальше уже Маргрете совершенно расчувствовалась и лишь невнятно бомотала, пока Джеймс её не прервал строго и не встряхнул.
[indent] - Да-да-да! Покажу! Идемте скорее! - со вспыхнувшей в глазах надеждой выпалила девочка. Если уж капитан велел вести его к тому месту, да ещё и так сурово, что испуганная Маргрете прекратила зарождавшуюся истерику, то уж точно станет помогать. А большего ей и не нужно, он ведь большой и сильный мужчина, пират, он что-то придумает!
[indent] Боясь, как бы капитан Эванс не передумал спасать мисс Джоанну, девчушка торопливо схватила его за руку и потащила за собой прочь с пристани. Стоило ей отдалиться от причалов, и быстрый шаг сменился на бег. Юная служанка перебирала ногами так быстро, что мужчина поначалу чуть не отстал от неё. Она тянула Джеймса за руку переулками и проулками, петляя по ним, словно заяц, пока не вывела за город. Там, на окраине начиналась тропинка, которая вела к морю и далеко вдающейся в него скале. Через цветущий луг Маргрете тянула капитана, пока не привела к месту, откуда начинался подъём наверх.
[indent] - Вот туда, вот туда ушла, - сбивчиво сказала девочка и неожиданно застыла, словно вкопанная. Она мялась, явно не желая идти дальше. - Вы, может, без меня пойдете? Я вам мешаться только буду, да и мисс Джоанна расстроится, что я её ослушалась и домой не ушла. Она же строго велела, - просительно протянула Маргрете. Она могла бы и продолжать,но вовремя прикусила язык. Двинувшийся было вперед капитан Эванс неожиданно был пойман за предплечье. - Мисс МакАлистер высоты боится. Ей сразу дурно становится, голова кружится и шагнуть вниз хочется. А сейчас, в дурном-то настроении... Вы уж присмотрите за ней, ладно? И быстрее, быстрее! Вдруг она уже что наделала?
[nick]Margrethe McFarlane[/nick][status]Приключенка[/status][icon]http://s7.uploads.ru/V3sIG.jpg[/icon][info]<br><hr>14 лет, служанка в доме полковника МакАлистера<hr>[/info]

+2

3

Месяц пролетел так быстро, что когда до берегов Штормового острова добралась новость о том, что смена караула задерживается еще как минимум на пару недель, капитан Эванс сначала удивился, потому что был уверен, что до прибытия Лионго еще полно времени, а потом вздохнул с облечением. У него еще было время, чтобы подготовиться к отплытию. Провести ревизию, проверить оснастку корабля и собрать все необходимые припасы. И, конечно же, чтобы пробыть с Джоанной еще немного.
О том, что им делать, когда прибудет смена и Илима должен будет выйти в море, уступив место другому пиратскому кораблю, несущему дозор у берегов острова, они с Джоанной не говорили. Они проводили вместе почти каждую ночь, но упорно избегали разговоров на подобные темы. Как будто это могло отсрочить день разлуки. Он и правда сдвинулся на целых две недели, когда пришли срочные новости от Лионго, но когда и этот срок стал подходить к концу, Джеймс понял, что пора что-то решать.
Подготовка к отплытию уже подходила к концу. Матросы Илимы перекатывали бочки с пресной водой на борт корабля под присмотром капитана, когда на пристани солуэйского порта внезапно объявилась Маргрете. Она налетела на Джеймса маленьким вихрем и, что-то взволнованно стрекоча, потянула за собой. Капитан Эванс был настолько обескуражен столь смелым поведением девчушки, что последовал за ней почти безропотно под смешки своих людей. Все они уже знали, что у их капитана появилась возлюбленная, к которой он сбегал каждую ночь, и появление этой молоденькой девчонки их ничуть не удивило. Однако, потакать любопытству пиратов Джеймс не собирался. Подхватив Маргрете под локоток он увел ее как можно дальше от занятых делом матросов. Он честно пытался хоть как-то прервать девочку и узнать, что же все таки стряслось, но она была так расстроена и поглощена собственными переживаниями, что не слышала его. Все говорила и говорила, всхлипывая и проглатывая целые слова. Джеймс взирал на нее с высоты своего роста со смесью умиления и усмешки, гадая про себя, что же могло ее так расстроить. Но когда в ее сбивчивой речи проскочило имя ее молодой госпожи, капитан резко посерьезнел и стал слушать более внимательно.
— Где она?! Маргрете, ты знаешь, где она? — не выдержав, Джеймс схватил девчушку за плечи и хорошенько встряхнул. — Можешь отвести меня к ней? Отведи меня, слышишь? Отведи меня к мисс МакАлистер!
Покатившиеся было по конопатым щекам служанки слезы моментально высохли, стоило только ей осознать, что он может и, более того, хочет помочь. Схватив его за руку своей маленькой, но неожиданно сильной ручкой, она потащила его за собой. Прочь с пристани и дальше через лабиринты улиц далеко за город. Туда, где за изумрудно-зеленым лугом, пахнущим сладким клевером и медом, начинался подъем в гору, а берег становился выше и был куда более скалистым и опасным. Порт и даже маяк уже остался где-то далеко позади, когда Маргрете вдруг остановилась в нерешительности. Большую часть ее слов Джеймс пропустил мимо ушей. Сердце в груди колотилось как ненормальное от быстрого бега, но ноги несли его дальше. Он уже понял, что случилось что-то серьезное, поэтому не задумываясь двинулся вперед уже один, но Маргрете вновь схватила его и удержала. На этот раз капитан Эванс выслушал ее до конца и кивнул.
— Хорошо, — стараясь не думать о том, что уже могло произойти, он сжал худенькое плечико девочки, подбадривая ее. — Иди домой. Я за ней присмотрю. И приведу домой, обещаю.
Едва Маргрете развернулась и отправилась в обратный путь, беспокойно оглядываясь на него через каждые пару шагов, Джеймс заторопился вверх по склону. Тропинка вихляла из стороны в сторону, но вела его исправно до самой вершины. В лицо ударил соленый морской ветер, когда он поднялся на самый верх и огляделся. Ему и раньше доводилось бывать здесь. Кажется, где-то совсем недалеко Макрей облюбовал себе один укромный уголок для постройки дома. Он помнил скалу, остро выдающуюся в море, и небольшую бухточку в самом низу у ее подножия всю усыпанную валунами. Довольно опасное место, особенно если боишься высоты, как боялась мисс МакАлистер. И какой черт понес ее сюда?
Остаток пути Джеймс прошел, оглядываясь по сторонам, но стоило ему заметить фигуру, устроившуюся на самом краю обрыва, как он встал столбом и, кажется, забыл как дышать. Горькие рыдания Джоанны долетели до него с порывом ветра и осели солью на губах. Он прекрасно понимал, что это морская соль, но его не оставляло ощущение, что чувствует вкус ее слез. Девушка сидела на самом краю обрыва, опасно склонившись вперед и роняя слезы со скалы вниз. Казалось, одно неверное движение и она сорвется и упадет. Поэтому Джеймс не спешил подходить к ней. Он приближался медленно, стараясь не шуметь, и все слушал и слушал, как она плачет. Внутри все переворачивалось от ее рыданий и стонов, которые исходили словно из самой глубины ее грудной клетки и вырывались с болью. Что бы не случилось, он просто не мог позволить ей и дальше сидеть на самом краю обрыва, рискуя сорваться вниз в любой момент. Когда до Джоанны оставалась всего пара шагов, Джеймс метнулся вперед и, обхватив ее за плечи, резко качнулся назад и упал на траву вместе с ней. Спина тут же взывала от боли, но ему было все равно.
— Ты что творишь?! — Джеймс перекатился и навис над Джоанной хищным зверем. От пережитого за нее страха голос его охрип, а глаза сверкали с трудом сдерживаемой яростью. — С ума сошла?! Ты же могла сорваться! О чем ты думала?!!
[status]lost soul[/status][sign]It is in moments of exhaustion that men lose all their reserves of civilization.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/48217.jpg[/icon][info]<br><hr>30 лет, пират и контрабандист
капитан фрегата "Илима"<hr>[/info]

+2

4

[indent] Время текло неумолимо. Джоанна впервые ощущала его бег так отчетливо. И впервые так сильно сожалела о каждом прожитом часе, о каждой минуте. Она понимала, что Джеймсу придётся снова уплыть на несколько месяцев. Она обещала его преданно ждать, ждать столько, сколько потребуется. Но сердце рвалось на части от мысли о долгих днях и ещё более долгих ночах без него, когда мисс МакАлистер станет развлекать себя тем, что будет ворочаться без сна и гадать, как там капитан Эванс? Не случилось ли с ним чего дурного? Жив ли он? Изводиться томительной неизвестностью хуже всего.
[indent] Джоанне до смерти хотелось поговорить об этом с самим Джеймсом. Хотя бы спросить, когда Илима должна будет выйти в море. Знание не облегчит её участи, но, быть может, поможет подготовиться к пугающему ожиданию. Но девушка так и не решалась даже намёком выразить своё беспокойство. Она чувствовала, что грядущая разлука, приближающаяся с каждым днем, томит и душу капитана Эванса. Казалось, поднять эту тему означает разбередить рану. А ещё - предать своё слово, будто разговор о предстоящем означал бы, что Джоанна всё же не готова смиренно ждать.
[indent] Хрупкое подобие душевного равновесия, готовое в любой момент пошатнуться, разбилось вдребезги прошлым днем. К отцу нагрянул в гости его товарищ, да не один, а с сыном. Мальчишка, деливший детские игры и шалости с юной мисс МакАлистер, возмужал и превратился в красивого и статного молодого мужчину. В другое время Джоанна по наивной неопытности прохлопала бы ресницами все знаки внимания с его стороны и смело записала всё на счёт доброго к ней расположения, но сейчас она смотрела на мир немного другими глазами. Отношения с Джеймсом изменили мисс МакАлистер. Она вдруг с удивлением обнаружила, что больше не девочка, смешная и наивная, а молодая женщина, которая красива и может привлекать внимание мужчин.
[indent] Джоанна страшилась потерять друга детства, но ещё больше её пугала реакция отца. Разведка в лице вездесущей Маргрете, олицетворявшей собой выражение про уши, имеющиеся у стен, донесла кое-что из беседы отца и его приятеля. И это кое-что вкупе с ненавязчивым утренним разговором о том, что полковник желал бы успеть отвести свою дочь к алтарю и увидеть её будущее семейное счастье и маленьких внуков, взволновало мисс МакАлистер. Она ясно чувствовала, куда и откуда тянет ветер. Отец был бы счастлив видеть свою любимую дочку замужем за сыном старинного друга, породниться с ним, наконец. А сам сын друга испытывал симпатию и наверняка ухватился бы за такую возможность. Против была только Джоанна, но её возражений могли не услышать и не понять. Не объяснишь же про капитана Эванса? Мигом окажешься замужем и далеко-далеко от Солуэя. А что ещё скажешь? Тем более, что отец-то в курсе глубокой симпатии, похожей на робкую влюбленность, которую испытывала его дочь к этому пареньку в далеком детстве.
[indent] Мисс МакАлистер запуталась, ужасно запуталась. Ей нужно было переключиться, подумать вдали от родных стен, вдруг начавших давить на неё. Поэтому девушка отправилась на прогулку. Ноги сами понесли её к той самой скале за городом. Маргрете испуганно упрямилась, но Джоанна была непреклонна, отправив девочку обратно.
[indent] На этот раз на вершине не было Макрея. Только горьковато-соленый ветер с моря, собравший распущенные волосы в горсть и бросивший их в лицо. Втайне мисс МакАлистер почему-то ждала, что встретит пирата здесь, и сердце обиженно замерло на мгновение, обнаружив несовпадение желаемого с действительным. Тот разговор многое прояснил в голове девушки и ещё больше расставил на свои места. Макрей мягко подтолкнул Джоанну на правильный путь, желал он того или нет. Глупо, но где-то в глубине души она надеялась. что встретит его снова и снова разгребёт бардак в голове и сердце чужими руками.
[indent] Ноги стали ватными, внизу живота всё предательски свело от ужаса и мир закружился, но мисс МакАлистер упрямо сжала подрагивающие губы и на негнущихся коленях, преодолевая сопротивление непослушного объятого страхом тела, доволокла себя до края скалы. Она села на то же самое место, где сидела во время разговора с Макреем. Задумавшись, девушка даже не замечала, что будто ища подсказку снова и снова касается того камня, на котором сидел тогда пират, пальцами.
[indent] На душе было откровенно погано. Следовало разложить всё по полочкам, но вместо того Джоанна малодушно принялась жалеть себя. Почему именно ей выпала запретная любовь? Почему именно в её жизни всё так запуталось? Почему именно она так чертовски близка к тому, чтобы сжечь все мосты? Слёзы ручьями потекли по бледным щекам. Сначала мисс МакАлистер ещё пыталась стирать их, но куда там? Разве что умываться. Захлёбываясь всхлипами и рыданиями, девушка уткнулась лицом в ладони и горько плакала, едва ли не поскуливая от невыносимой боли, разрывавшей грудь. Эта боль душила её, и от слёз ничуть не становилось легче.
[indent] Осторожных, крадущихся шагов за спиной Джоанна не слышала. Чужое присутствие стало ощутимо только тогда, когда чужие руки легли на плечи и одним резким рывком оттянули от опасно близкого края. Машинально девушка попыталась взбрыкнуть, но, к счастью, не преуспела в том. Из-под ног посыпались вниз песок и мелкие камешки.
[indent] Задохнувшаяся от неожиданности и испуга мисс МакАлистер оказалась перевернута на спину и подмята под... С изумлением, пусть и далеко не сразу, сквозь пелену слёз, ещё застилающую взор, она узнала Джеймса. Онемев, девушка смотрела на нависающего над ней мужчину, что-то яростно ей выговаривающего. Белый шум, она слышала только белый шум вместо слов, но отчетливо понимала, что он вне себя от злости. Что-то внутри болезненно натянулось и лопнуло, разлившись, будто гнойный нарыв. Джоанна, испугавшись реакции Джеймса, пыталась лепетать, но только лишь открывала и закрывала рот, не сумев издать ни звука. Дурацкое чувство неполного вздоха. И в конце концов она сдалась, задрожав и беспомощно разрыдавшись. Девушку штормила на своих волнах страшная истерика. Даже слёзы куда-то исчезли. Она открывала рот, но не издавала ни звука, кроме сиплых хрипов, словно повешенник перед смертью. А потом неожиданно подняла руку и с силой прикусила свое предплечье. Будто хотела скрыть рыдания, которых и так не было слышно.
[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://c.radikal.ru/c42/1807/f0/a359627a1bee.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]

+2

5

В глазах Джоанны плескался уже не просто испуг, а самый настоящий страх, и Джеймс не поручился бы, что причиной тому был не он сам. Он знал, насколько пугающим бывал в минуты гнева, но ничего не мог с собой поделать. Оголенные инстинкты, бывшие долгое время ведущими в его жизни, снова взяли верх, а страх потерять Джоанну был слишком силен и затмевал собой все, даже те жалкие остатки цивилизованности, которые были в его распоряжении. Он смотрел на девушку, яростно полыхая глазами, и только когда она, отчаявшись выдавить из себя хоть слово, жалобно заскулила, закусив мякоть руки, понял, что пугает ее, и резко изменился в лице. Теперь на нем отражалась смесь из недоумения и досады на свою несдержанность. Джеймс ослабил хватку, неловко сел на смятой траве и притянул Джоанну к себе. Его пальцы зарылись в ее волосы и потерялись где-то в районе затылка, мягко прижимая ее полыхающее жаром слез лицо к груди. Рубашка почти сразу же вымокла насквозь, но Джеймсу было все равно.
— Тише, тише... — баюкая ее как напуганного кошмаром ребенка, повторял он снова и снова. — Все хорошо. Слышишь меня? Все хорошо...
Хорошо ли? Джеймс все еще не знал, что привело Джоанну на эту скалу и заставило так горько плакать. И почему Маргрете решила, что она может что-нибудь с собой сделать. Внутри клубилось и пухло, распирая грудную клетку до почти физической боли, нечто непроглядно черное, вязкое, как смола, и отравляющее насквозь, готовое в любой момент выплеснуться на голову того, кто стал причиной слез Джоанны. Чувство это было столь незнакомым, но таким неожиданно понятным и родным, что Джеймс даже не пытался его подавить. Эта женщина принадлежала ему, а значит, он имел полное право злиться, когда ей причиняли боль, и наказывать обидчиков со всей жестокостью. Впрочем, этого ему не запретил бы никто, даже если бы они так и остались друг для друга просто капитаном Эвансом и просто мисс МакАлистер. Теперь подобное стечение обстоятельств казалось чем-то совершенно невозможным, нелогичным и попросту неправильным. Джеймс не мог себе представить, что может быть иначе. Он и не хотел представлять.
Время шло. Солнце ощутимо припекало, но со стороны моря тянуло приятной прохладой, которая не давала перегреться всерьез. Где-то внизу под самой скалой шелестели волны и шипела морская пена, тающая на многочисленных валунах, растущих из грубого песка бухты. Ветер доносил до слуха звонкие голоса пары мальчишек, что бродили вдоль берега зачем-то подбирая выброшенные на песок ветки. Уж не для костра ли, рассеянно подумал Джеймс, прижимаясь губами ко лбу Джоанны. Теплый, не горячий, как совсем недавно. Уже хорошо. В какой-то момент, он начал всерьез переживать, что Джоанна доревется до обморока или, еще хуже, до лихорадки. Не сразу, но девушка притихла у него на руках и только едва слышно всхлипывала время от времени, пряча лицо у него на груди. Джеймс не торопил ее, не пытался заглянуть в глаза. Только обнимал, слегка покачивая, и гладил успокаивающе по голове, перебирая шелковистые кудри.
— Не пугай меня так больше, — произнес он, когда дыхание Джоанны выровнялось, а всхлипы окончательно стихли. — Думал, сорвешься вот-вот. Разобьешься... Перепугался до чертиков. Вот тебе и бесстрашный пират, — он невесело хмыкнул и снова зарылся носом в душистые волосы девушки, испытывая какое-то болезненное удовлетворение от того, что страх его оказался необоснованным. — Ты и Маргрете напугала не на шутку, знаешь ли. Девчонка такого шороху в порту навела, когда за мной прибежала... Ты бы ее видела.
Джеймс помолчал, прислушиваясь к густому стрекоту кузнечиков, устроивших сходняк в зарослях травы ниже по склону, и удаляющихся в сторону порта детским голосам. Солнце было в зените, а значит полдень почти миновал. Его команда, наверное, уже закончила с погрузкой припасов. Через пару-тройку дней, в зависимости от того, как скоро прибудет Лионго, они должны будут выйти в море. Очередной рейд, очередная охота за торговыми судами. Раньше капитан Эванс испытывал ни с чем не сравнимое чувство предвкушения. Теперь же все было иначе. Море по-прежнему манило его своим простором и свободой, но сердце его было намертво приковано к этому острову. Он просто не мог отправиться в плавание, зная, что Джоанна остается здесь одна со своими переживаниями. Как бы ему не терпелось узнать, что же все таки произошло, Джеймс чувствовал, что нельзя давить. Велика была вероятность, что Джоанна расплачется вновь, а он не мог допустить этого. Не мог причинить ей новую боль, пусть даже ненароком. Но неведение не давало покоя, выгрызая изнутри не хуже пресловутого чувства вины или мук совести.
— Что стряслось? — спросил, наконец, капитан и чуть отстранился от девушки, чтобы заглянуть ей в лицо. — Может расскажешь?
Ее слипшиеся от слез ресницы торчали острыми стрелками, частоколом обрамляющими покрасневшие и лихорадочно поблескивающие глаза. Обреченность, что таилась на дне ее черных зрачков чертовски пугала Джеймса. Он вдруг понял, что случилось что-то такое, что могло запросто разрушить то хрупкое счастье, что они с Джоанной построили за эти несколько недель. Что-то такое, чего они боялись и, тем не менее, ждали.
[status]lost soul[/status][sign]It is in moments of exhaustion that men lose all their reserves of civilization.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/48217.jpg[/icon][info]<br><hr>30 лет, пират и контрабандист
капитан фрегата "Илима"<hr>[/info]

+1

6

[indent] Хватка Джеймса неожиданно ослабла. Джоанна не осмеливалась посмотреть ему в глаза, а потому не видела, как он резко переменился в лице, но всё поняла и без этого. След от собственных зубов на запястье наливался краской и пульсировал жгучей болью, но это не отрезвляло. И теплое кольцо рук, сомкнувшееся вокруг тела, ничуть не приносило желанного успокоения. Наоборот, слёзы брызнули из глаз с новой силой, когда капитан Эванс неловко сел и притянул мисс МакАлистер к себе. Такое до дрожи знакомое ощущение, такой родной запах, к которому сегодня примешивались нотки солоноватой горечи моря. Девушка разрыдалась и, словно перепуганный ночным кошмаром ребенок, ищущий защиты у разбудившего его от дурного сна отца, прильнула к мужчине так крепко, как только могла. Всем телом, каждой клеточкой, разрывающейся от тревоги и душевной боли. Джоанна обхватила пирата обеими руками и сама не заметила, когда перебралась к нему на колени. Джеймс баюкал её, будто беспокойное дитя, мягко поглаживал по спине и ласково перебирал растрёпанные ветром волосы, стараясь успокоить. Мисс МакАлистер жалобно всхлипывала, цепляясь пальцами за рубашку капитана Эванса, и крупно дрожала в его объятиях.
[indent] Время шло. Солнце медленно ползло по небу, постепенно приближаясь к зениту. Когда у Джоанны закончились силы плакать, она просто всхлипывала, задыхаясь от уже иссякших слёз. В какой-то момент Джеймс начал сушить их мягкими поцелуями, сколько девушка не прятала от него раскрасневшееся от рыданий лицо. Мисс МакАлистер прижалась щекой к груди своего мужчины и слушала, как гулко и мощно бьётся в ней его сердце. Этот звук, переплетающийся с неумолчным шелестом прибоя и тихим пересвистом разыгравшегося ветра, её очень успокаивал. Она прикрыла глаза и затихла в руках капитана Эванса. Легкое мерное покачивание убаюкивало, а вымотанное истерикой тело так и норовило соскользнуть в сон. Джоанна почти задремала, когда Джеймс заговорил, явно обращаясь к ней, а не просто шепча слова утешения. Девушка вздрогнула и, глубоко вдохнув, чтобы прогнать очередной всхлип, осторожно подняла на него заплаканные припухшие глаза. После истерики внутри воцарилась глухая опустошенность.
[indent] - Не буду, - немного помолчав, пообещала мисс МакАлистер. Если бы на её раскрасневшемся лице был виден проступивший на щеках румянец, то он был бы очень ярким. Джоанне было невероятно стыдно за своё поведение. И за эту чудовищную истерику, и особенно за то, что заставила волноваться капитана Эванса и Маргрете. - Я просто... Просто испугалась и мне нужно было... - девушка споткнулась на половине фразы и замолчала, не зная, как всё объяснить. Ей хотелось рассказать Джеймсу очень о многом, об очень важном, что произошло в последнее время. Но мисс МакАлистер не знала, откуда начать. Поэтому она молчала, задумчиво поглаживая ладонями спину капитана Эванса, и ласковым котёнком льнула к нему, собираясь с разлетевшимися мыслями. - Поцелуй меня?
[indent] Теплое дыхание, касающееся волос, сбивало с толку, заставляя думать совсем не о том. Нужно было поговорить, но вместо этого Джоанна просто наслаждалась близостью любимого человека, его объятиями и проведенным вместе временем. Мысли вдруг скакнули на то, будет ли такая возможность в будущем? Скоро Илима уйдет в море и кто знает, что станется, пока Джеймса не будет рядом? Словно почувствовав, как внутри мисс МакАлистер вновь начала подниматься волна удушающей паники, мужчина заговорил, осторожно подбирая слова.
[indent] - Произошло кое-что, - с трудом призналась девушка. Она боялась рассказывать, что тот самый край, та точка невозврата, которой они оба так боялись, стала опасно близка. Все разговоры о побеге казались шуткой раньше, ведь единственным, что омрачало тихое счастье, была необходимость прятаться по углам ото всех. Теперь же... Джоанна подняла на капитана Эванса лихорадочно блестящие глаза и, облизав пересохшие губы, вновь медленно заговорила. - К папе приехал его старый сослуживец. Его сын был в детстве моим другом, - девушка не стала упоминать, что была ещё и немного влюблена в того юношу подростком. И без того Джеймс мог разозлиться. - Он тоже приехал. Вырос, стал также военным и... Мне кажется, что я ему чуточку нравлюсь. Самую малость, но для наших отцов этого достаточно. Папа обещал, что своего будущего мужа я выберу сама, пойду за того, кто будет мил моему сердцу, - в голосе Джоанны зазвенела обреченность. Пальцы по побеления костяшек сжали рубашку на груди капитана Эванса, а на глазах опять заблестели слёзы. - Но я чувствую сейчас, как он забывает о своих словах. Ему кажется, будто он ненавязчиво намекает, - не выдержав, мисс МакАлистер спрятала лицо на груди Джеймса и обняла его так крепко, как только могла, прижавшись дрожащим от эмоций телом в поисках защиты. - Мы разговаривали сегодня утром с ним. Он так хочет породиться со старым другом.Он говорил, какой хороший молодой человек сын его сослуживца. Рассказывал о том, как было у его мамы с его отцом. Только не то, что я слышала от бабушки, понимаешь? - в отчаянии Джоанны на мгновение подняла взгляд от мокрого пятна на рубашке капитана Эванса, чтобы заглянуть ему в лицо и убедиться, что он верно истолкует её слова. Губы её предательски задрожали. - Он говорил, будто бабушка деда поначалу не любила. Просто нравился он ей и родители одобрили, потому что дружили. Но потом они привыкли и действительно полюбили друг друга. Я бы хотела не понимать, к чему это он, но я понимаю. А вдруг он надавит ещё сильнее? Что мне сказать ему, Джеймс? - всхлипнув, мисс МакАлистер уткнулась лицом в грудь капитана Эванса и снова заплакала. У неё уже не оставалось сил - ни душевных, ни физических. - Что нам делать?
[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://c.radikal.ru/c42/1807/f0/a359627a1bee.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]

+1

7

Этого он и боялся. Джоанна говорила, а Джеймс подбирал к ее словам ту информацию и те факты, которые были ему, как капитану корабля, патрулирующего прибрежные воды Штормового острова, уже прекрасно известны. Все верно, к полковнику МакАлистеру в действительности прибыл гость. И не один, как доложила разведка. Сопровождавший его совсем еще молодой паренек щеголял красным мундиром. В точности такой же когда-то с гордостью носил сам Джеймс. Сколько лет прошло?.. Кажется, целая жизнь. В каком-то смысле так оно и было. И в той, другой жизни он вполне мог оказаться на месте этого паренька. Хороший друг семьи, желанный гость в доме и подходящая партия для дочери. Вот только на чьей груди тогда рыдала бы Джоанна? Кто был бы с ней сейчас?
Джеймс зарылся носом в душистые волосы девушки и шумно засопел, закрыв глаза. Все внутри кипело и переворачивалось, расцарапывая в кровь и без того искалеченную душу. Он мог легко потерять ее уже сегодня. А если бы он уплыл раньше? Если бы Лионго не задержался и смена караула произошла в положенное время? Если бы, если бы... Джеймс замотал головой и сжал Джоанну в своих объятиях еще крепче. Теперь-то уж во всех этих «если» не было совершенно никакого смысла. Его не было никогда, если посудить. Была только слабая надежда на то, что все образуется само собой и они все таки найдут выход. Слабая надежда она же и глупая. Стоило признаться хотя бы самому себе, что у них не было и не могло быть ни единого шанса. Никто и никогда не примет их союз. Никто на этом острове. И выбора у них с самого начала попросту не было.
— Ничего, — охрипшим от волнения голосом отозвался Джеймс и посмотрел Джоанне в глаза, когда она подняла на него недоумевающий взгляд. — Не говори ему ничего. Тяни время. Через два-три дня я отплываю и...
Он замолчал, зацепившись взглядом за блики солнечного света в темных, почти черных глазах девушки, без которой не мыслил жизни. Два-три дня? О чем он вообще? Ждать нет смысла. Корабль уже готов к отплытию. Они могут сбежать прямо сегодня, прямо сейчас. Но готова ли мисс МакАлистер на этот шаг? Теперь это были не просто слова и не просто фантазии двух влюбленных. Капитан сморгнул наваждение и сфокусировал взгляд на лице своей женщины. Глаза его вдруг стали темными как штормовое небо. Он поднялся на ноги и потянул с собой Джоанну. Они стояли почти на самом краю скалы, совсем как тогда, в самом начале этого во всех отношениях волшебного лета, когда он пообещал ей, что будет искать выход из этого тупика, чтобы ей не пришлось выбирать между ним и собственной семьей. Тогда казалось, что все еще может получиться. Тогда у них еще было время. Срок вышел.
— Ты сказала тогда, что смогла бы бросить все и уплыть со мной, если бы я попросил тебя об этом, — напомнил Джеймс о той далекой ночи. — И я прошу. Бежим со мной. Бежим сегодня же. К черту сроки, мы можем отплыть уже этой ночью. Обвенчаемся в первой же церкви и уже никто не сможет нас разлучить. Ни твой отец, ни твой брат, ни даже Макрей, будь он неладен.
На самом деле только Макрей, а точнее обязательства, которые Эванс взял на себя, когда поступил на службу под его началом, могли по-настоящему им помешать. Он служил не столько Короне, сколько этому человеку. Человеку, который спас ему жизнь, вытащив из тех богом забытых шахт. Эванс продал душу этому дьяволу за возможность обрести свою прежнюю жизнь и теперь намеревался вернуть ее, чтобы начать эту жизнь с чистого листа. У него было достаточно времени, чтобы все как следует обдумать. Все эти недели, когда он прятался от солнца на своем корабле, подобно нечисти дожидаясь ночи, когда можно будет ускользнуть в темноте и отправиться на встречу с возлюбленной, Джеймс только и делал, что подбирал слова. Для Макрея, для остальных капитанов и для своих людей. Для тех, кто был ему предан все эти годы, кто готов был пойти за ним хоть на край света. Для тех, кто готов был поддержать его в том, что он затеял. Джеймс не сомневался, что на его корабле есть люди, которые поддержат его, если он раскроет им свои намерения. Нужно только убедиться, что Джоанна по-прежнему согласна бежать с ним куда глаза глядят. Потому что в противном случае, все потеряет свой смысл.
[status]lost soul[/status][sign]It is in moments of exhaustion that men lose all their reserves of civilization.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/48217.jpg[/icon][info]<br><hr>30 лет, пират и контрабандист
капитан фрегата "Илима"<hr>[/info]

+1

8

[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://c.radikal.ru/c42/1807/f0/a359627a1bee.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]
[indent] Джеймс стиснул Джоанну в своих объятиях с такой силой, что даже причинил боль, но она была готова терпеть и не такое неудобство, лишь бы знать – он не сердится на неё. Эта мысль вдруг вспыхнула навязчиво в мозгу и опалила и без того объятую паникой душу, заставив задрожать всем телом. Мисс МакАлистер пришло в голову, что капитан Эванс её может винить в произошедшем. Она такое, увы, уже видела. Мужчина проявлял внимание к женщине, а виноватой в этом делали её. Будто бы сама его к этому побудила. Ни словом, ни жестом, ни взглядом Джоанна не давала тому юноше повода думать том, что она может быть к нему благосклонна. Её сердце выбрало другого, того единственного, кому хотело принадлежать, и ранить кого-то ещё девушка совершенно не желала. Проблема в том, что сказать о своём решении она не могла никому, ведь тогда её бы наверняка отправили подальше от Солуэя и на всякий случай – и подальше от моря вообще, чтобы ни один из пиратов не смог найти даже упоминания о ней. Мисс МакАлистер запуталась в своих страхах и не знала, как ей быть дальше. Поэтому она как можно крепче обняла Джеймса, прильнула к нему всем телом и замерла, едва дыша от волнения, вслушиваясь в его тяжелое дыхание.
[indent] Охрипший от эмоций голос капитана Эванса стайкой мурашек пробежался по спине. Девушка вдруг оробела и по-детски засмущалась из-за всего, что успела напридумывать в своей голове, однако всё же нашла в себе силы поднять на мужчину глаза. Она не понимала. Совсем-совсем ничего не понимала. Зачем он сказал про отплытие? Широко распахнутые черные глаза наполнились наивной, но от того не менее жгучей обидой. Ей подумалось, будто бы он хочет оставить её здесь одну. Джеймс кутал её в свои объятия, словно в теплое одеяло, спасающее от живущих под кроватью монстров и темноты, но не поцеловал, когда Джоанна об этом его попросила. В висках гулко застучал пульс, а длинные ресницы мгновенно вновь стали влажными. Мисс МакАлистер тонула во взгляде капитана Эванса, в его потемневших от тревоги, как грозовое небо в клубах свинцовых туч, глазах. Она настолько привыкла к нему, настолько поверила в то, что они все же найдут выход и смогут быть вместе… Отказаться ото всего этого и представить свою жизнь без него Джоанна уже даже не смела. Одна только попытка вдребезги разбила бы её сердечко на сотни, тысячи мелких осколков. Девушка робко коснулась руки пирата, осмелев, скользнула по предплечью чуть выше, побуждая прекратить уже её мучения. Молчание просто убивало. Пусть скажет уже, пусть даже что-то плохое, но не тянет жилы неизвестностью и непониманием.
[indent] Джеймс неожиданно резко вскочил на ноги, потянув за собой и устроившуюся у него на коленях Джоанну. В голове загудело и закружилось от слишком быстрого движения и, чуть качнувшись, мисс МакАлистер зацепилась за предплечья мужчины, чтобы уберечь себя от падения. Его слова падали, словно комья земли на крышку гроба. Они обманывали себя этой надеждой. Выторговали себе целое волшебное лето, закрыв глаза на немилосердную к их любви реальность. Но всему когда-то приходит конец, тот или иной. Для них он мог быть только относительно счастливым. Такого, чтобы остаться здесь и избежать необходимости делать выбор между своей любовью и семьей, для Джоанны не было. Наверное, не стоило и лгать себе, будто бы можно что-то поправить, переиграть эту партию, чтобы падение с небес на землю теперь не стало таким болезненным. Мисс МакАлистер задохнулась от вставшего в горле тугого кома, когда сердце её пропустило удар, почти вовсе остановилось, а потом осыпалось от боли мириадами осколков. Она вновь стояла на краю этой скалы и вновь должна была принять судьбоносное для себя решение. Джеймс просил её уплыть с ним, обвенчаться в первой же церкви и стать его женой для всех, не только друг для друга. Но была ли Джоанна действительно готова на это, отринув семью? Об отце можно будет забыть, он её после подобного и видеть не пожелает, разве что брат смог бы понять и попытаться принять. Их лица вспыхнули перед мысленным взором и неожиданно перед глазами встало ещё одно – Макрея. В тот самый момент, когда он говорил о той женщине, забравшей его сердце. Пират многое оставил для себя, не пожелав обнажать душу, но мисс МакАлистер всё поняла между строк. Нет, она не может причинить Джеймсу такую боль. Видеть её издали, принадлежащей другому. О том, что и пират может найти себе женщину, невозможно было даже помыслить. Джоанна от такого точно бы умерла, не выжила бы ни дня.
[indent] Молчание затягивалось. Они стояли на краю скалы, чувствуя, как налетающий ветер с моря, перебирает волосы и играет одеждой. Капитан Эванс жаждал услышать ответ, а мисс МакАлистер не могла промолвить и слова. Спазм сжал её горло в стальных тисках и не собирался отпускать, пока не улягутся эмоции. Она разрывалась на кусочки, душа её стонала и плакала от боли, но решение было принято. Ещё тогда. Так и не сумев справиться с непослушным голосом, Джоанна приподнялась на носочки, переместила ладони с пояса Джеймса на плечи и, обвив руками его шею, заглянула в глаза на томительно долгое мгновение прежде, чем прижаться губами к его рту, вложив в этот поцелуй тот самый ответ, которого он ждал. Она согласна сбежать с ним хоть на край света. Она согласна. Капитан Эванс ведь поймёт это и без слов?

Отредактировано Joanna McAlister (2018-11-23 12:53:28)

+1

9

Время тянулось мучительно медленно, а Джоанна все молчала и молчала. Только глядела на него своими гиблыми глазами цвета крепкого чая и на лице ее отражалось все, что она чувствовала в этот самый момент. Он успел достаточно хорошо изучить ее, чтобы легко и безошибочно угадывать каждую ее эмоцию. Она была подобно открытой книге, которая с каждой новой страницей затягивает в себя без остатка. Ей было страшно, ей было больно, ей было стыдно и много чего еще. Но сколько бы Джеймс не всматривался в ее бледное и осунувшееся от переживаний личико, одного он так и не смог разглядеть. Сомнения не было. Что бы она не решила, какой бы выбор не сделала, Джоанна не сомневалась, а это было куда важнее.
Джеймс держал ее за плечи и наблюдал за тем, как она, не издавая ни звука, открывает и закрывает рот, подобно крохотной золотой рыбке, в панике бьющейся в луже воды среди острых осколков разбитого аквариума, который всю свою сознательную жизнь считала своим домом. Надежным и несокрушимым. Единственным. Джеймс чувствовал, как она пытается справиться с собой, как силится выдавить из себя хоть слово и дать уже наконец ответ. Ответ, которого он так ждал, на который надеялся и который уже где-то глубоко в душе прекрасно знал. Просто знал, потому что верил, когда Джоанна говорила, что любит его. Иначе просто не могло быть.
Она так и не произнесла ни слова, но в этом не было нужды, как выяснилось. Достаточно было одного лишь ее поцелуя, чтобы все встало на свои места. Джеймс обнял Джоанну за плечи и прижал к себе, отвечая с жадностью, в которой почти не было страсти, но было нечто другое, что билось и трепетало внутри его грудной клетки, пытаясь вырываться наружу. Радость это была или что-то еще, очень на нее похожее. Джеймс не знал да и не думал об этом. Он думал только о том, что уже этой ночью, наконец-то, увезет ее с этого острова. Навсегда.
— Возвращайся домой, пока тебя не хватились, — прохрипел он, прервав поцелуй и прижавшись на мгновение своим лбом к ее лбу. — В полночь я буду ждать тебя в беседке. Не бери с собой ничего. Только то, что тебе дорого по-настоящему и что нельзя заменить. И, Джоанна... — Джеймс сделал паузу, всматриваясь в ее широко распахнутые глаза, и покачал головой. — Не прощайся ни с кем. Я знаю тебя. Ты захочешь попрощаться с отцом, с братьями, со служанкой... Не нужно, слышишь? Это может вызвать подозрения. Просто веди себя как обычно, хорошо?
Еще секунду или две Джеймс смотрел на нее, поглаживая по щеке, а потом поцеловал уже совсем иначе. С жаром, которого не было и в помине совсем недавно. Он еще чувствовал вкус ее слез, чувствовал их горечь на языке, и всеми силами старался избавиться от этого привкуса, напоминая снова и снова о том, что их ждет. Умом он понимал, что слезы еще будут. Это неизбежно. Джоанна будет скучать по своей семье и по дому, но в его силах было сделать все возможное, чтобы она перестала горевать как можно скорее. У них будет своя семья и свой дом. Они будут счастливы, в конце концов.
— Иди, — Джеймс нехотя отстранил Джоанну от себя, но почти сразу же притянул ее к себе снова, чтобы поцеловать в лоб. Легко и невесомо, как целовал когда-то давно, когда она была еще совсем ребенком в его глазах. — Я буду ждать тебя.
На этот раз капитан Эванс не только отстранил девушку как можно дальше от себя, но и отступил сам, сделав шаг назад, к самому краю скалы. Если бы он этого не сделал, велика была вероятность, что он так и не отпустил бы ее. Он вообще не хотел отпускать ее домой к отцу, который был настолько одержим идеей отдать свою единственную дочь за сына старого друга, что позабыл о данном ей обещании. Намеренно позабыл, в этом Джеймс не сомневался. Родители всегда забывают о подобных вещах, когда считают, что поступают исключительно в интересах своих детей. Возможно, когда-нибудь он и сам будет отцом и поймет эту забывчивость, но сейчас у него были другие приоритеты. Он собирался увезти свою женщину, украсть ее самой судьбы, которая так отчаянно не желала играть ему на руку.
[status]lost soul[/status][sign]It is in moments of exhaustion that men lose all their reserves of civilization.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0012/5c/b4/48217.jpg[/icon][info]<br><hr>30 лет, пират и контрабандист
капитан фрегата "Илима"<hr>[/info]

+1

10

[indent] От слов капитана Эванса Джоанна вздрогнула и подняла на него полные слёз глаза. Мужчина знал её уже настолько хорошо, что будто прочитал в голове то, о чем она лишь едва задумалась. Какой-то частичкой разума мисс МакАлистер понимала, насколько он прав. Об их планах никто не должен узнать раньше времени, иначе они будут сорваны. После такого полковник не пожелает видеть опозорившей его дочери и отправит её поджальше от себя, выдав в качестве наказания замуж за того, кого выберет сам. Джоанна потеряет всё: свою любовь, свою семью и свою свободу. Чтобы сохранить хотя бы будущее счастье с Джеймсом, она должна молчать и скрывать задуманное, но как же это тяжело… Как больно уходить, но ещё невыносимее делать это, даже не попрощавшись. Девушка до крови закусила губу и молча закивала, из последних сил сдерживая слёзы. Решиться выразить своё согласие с доводами капитана Эванса вслух было нельзя, иначе с трудом запертые внутри чувства всё же прорвались бы наружу.
[indent] Новым поцелуем Джеймс освободил искусанную губу. Мисс МакАлистер невольно делилась с ним медным привкусом своих переживаний и горькой солью разрывающей душу боли. Страсть мешалась со страхами, надежда и любовь – с отчаянием и тревогой. Этот поцелуй был полон чувств, он заставил колени задрожать и подкоситься. Девушке пришлось прильнуть к обнимающему её мужчине, чтобы он стал ей опорой, которой так отчаянно не хватало.
[indent] – А если я не смогу? – шепотом спросила Джоанна, испуганно распахнув потемневшие от эмоций глаза. Все её переживания были написаны на побледневшей мордашке, и глупо было бы полагать, что отец или всё ещё гостивший в доме брат знают свою дочь и сестру хуже капитана Эванса. Они поймут, как тревожно и гадко у неё на душе, и наверняка начнут задавать вопросы. В груди теснилось от дурных предчувствий. Мисс МакАлистер может не сдержаться, когда её начнут участливо расспрашивать, но что же ей сказать родным? Лгать она не умеет, а пригодной для них причины переживать у неё на самом деле и нет.
[indent] То, что Джеймс не стал продолжать успокаивать Джоанну, ещё раз говорило о том, как хорошо он успел уже её изучить. Мужчина словно почувствовал новую истерику, зарождавшуюся глубоко внутри. Девушка с послушностью куклы отстранилась от пирата и вновь позволила ему привлечь себя, с готовностью прижавшись щекой к его груди и тяжело задышав. Но капитан Эванс не позволил ей долго стоять так. Он снова отстранил мисс МакАлистер, чтобы легко поцеловать её в лоб, и сам отошел от неё на самый край скалы. Видимо, подальше от соблазна снова начать обнимать Джоанну.
[indent] Девушка порывисто развернулась и пошла прочь. В походке её не было обычной легкости, она будто несла на плечах невидимую, но от того не менее тяжелую ношу, придавливавшую к земле. Силы воли на то, чтобы держать осанку хватило ровно до того момента, пока мисс МакАлистер не скрылась из виду. Как только Джеймс не мог больше уже видеть её, спина тут же горестно ссутулилась, а из глаз брызнули слёзы. Шмыгая носом, рыдая и одновременно пытаясь стереть влагу с лица, девушка добрела до города. Возле окраины она привела себя в порядок, но одно так и не шло из головы: то хрупкое спокойствие, на которое Джоанна себя настроила, могло в любой момент лопнуть, словно мыльный пузырь.
[indent] Невольно ли Маргрете сделала это или придумала нарочно, но хозяйку она прикрыла, встретив возле калитки с мёртвой птичкой. Теперь слёзы девушки были легко объяснимы. Глупышка так расстроилась из-за какой-то пичуги! Мужчин это умилило и даже расстрогало. Они великодушно помогли дамам похоронить несчастное пернатое.
[indent] Весь остаток дня прошел для мисс МакАлистер в ожидании ночи. Особенно тягостен был вечер. Чем ближе была желанная полночь, тем сильнее становились страх и тоска. Они грызли сердце и душу, нывшую в предвкушении скорой разлуки с семьей. Разлуки без надежды на воссоединение. С ужина Джоанна отпросилась пораньше, сказавшись усталой. Она уже практически не могла сдерживать себя и торопилась укрыться ото всех прежде, чем её прорвёт. Отец, очарованный встречей со старым другом и особенно его сыном, расстроился, кажется, только лишь от того, что его дочь не провела побольше времени в обществе того, кого он всеми силами прочил ей в мужья. Кайден же опалил сестру таким взглядом, что она едва не споткнулась. Сердце забилось в груди, словно сумасшедшее, от тревожного предчувствия. Мисс МакАлистер подумалось, будто брат всё же понял её истинное состояние. Он всегда её чувствовал.
[indent] Поднявшись наверх, девушка ненадолго затихла, пережидая оживление внизу. Когда раскатистый смех отца и гостей перестал доноситься, она потихоньку выбралась из постели и принялась за сборы. Они заняли совсем немного времени. Как и велел Джеймс, Джоанна брала только лишь самое нужное и дорогое сердцу. Несколько украшений, доставшихся от матери, ещё кое-какие милые памятные безделицы - подарки Кайдена и папы, да сменное платье на всякий случай. Увязанный с собой кулёк оказался неожиданно маленьким и легким.
[indent] Перед самым уходом мисс МакАлистер всё же сделала то, что капитан Эванс ей запретил. Она попрощалась со всеми, оставив запись в дневнике. Символично, что последняя строчка легла аккурат на последнюю страничку в нем. Девушка закрыла пухлый блокнот и, присев, запихала его поглубже под матрас на кровати. Его найдут, но лишь когда станут её перетряхивать. "Илима" уйдёт к тому времени в море и будет уже слишком поздно.
[indent] Выбираться из дома сегодня было страшнее, чем выскальзывать на очередное свидание к Джеймсу. От того, что Джоанна знала, что в последний раз идёт по этим коридорам и в последний раз видит эти стены, ей становилось не по себе. Казалось, от расстройства она спотыкается на каждом шагу и создает невероятный шум. Но, поминутно замирая, девушка всё же добралась до черного хода и выпорхнула наружу.
[indent] Холодный ночной воздух опалил пылающие щёки. Мисс МакАлистер остановилась на мгновение, чтобы неловко стереть побежавшие по ним слёзы, и, прижав к груди свой не шибко объёмный кулёк с пожитками, рванула по знакомой дорожке вдоль изгороди к беседке. На этот раз она буквально летела, едва касаясь подошвами туфель земли. Девушка твердо решила сбежать с капитном Эвансом, но где-то в грубине души всё же боялась струсить и передумать. Стоит только обернуться.
[indent] Чем ближе к беседке, тем труднее становилось идти. Страхи, тоска и боль будто тянули Джоанну назад и, чтобы двигаться всё же вперёд, приходилось стискивать зубы и упрямо прорываться, глотая слёзы. На ватных ногах она прошла последние метры и застыла в нескольких шагах от беседки. Лунный свет обрисовывал её очертания и силуэт стоящего у входа человека.
[status]Мы живем лишь для того, чтобы действовать[/status][icon]https://c.radikal.ru/c42/1807/f0/a359627a1bee.jpg[/icon][sign]The heart wants what it wants. There’s no logic to these things. You meet someone and you fall in love and that’s that[/sign][info]<br><hr>24 года, леди на выданье<hr>[/info][ank]
[/ank]

+1


Вы здесь » North Solway » Эпизоды из прошлого » Ветер, что качает вереск


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC